Статья 50. Требования Конституционного Суда Российской Федерации

13.01.2021
 94389

Статья 50. Требования Конституционного Суда Российской Федерации

Конституционный суд России признал не соответствующей основному закону страны статью 208 Гражданского процессуального кодекса (ГПК), касающуюся индексации присужденных денежных сумм. Текст постановления опубликован на сайте КС.

С различными жалобами в КС обратились жительница Сахалинской области Лариса Бакина, житель Абакана Сергей Житков, а также Евгений и Елена Семеновы из Кургана. Поскольку все их претензии к ГПК были идентичны, КС объединил производство.

Статья 208 ГПК предусматривает индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения. Соответствующие случаи предусмотрены федеральным законом или договором. При этом взыскатель или должник должны подать такое заявление. 

Бакина через суд потребовала проиндексировать 60,6 тыс. рублей, которые были присуждены ей по иску о взыскании неосновательного обогащения. Житков добивался пересчета суммы, взысканной в его пользу по делу о ненадлежащем исполнении договора займа. Семеновы же хотели индексации полученных ими от городской администрации денег на покупку жилья. 

Суды отказали в иске всем. В частности, инстанции указали, что между сторонами нет договора, предусматривающего индексацию. Отсутствует и федеральный закон, устанавливающий возможность индексации присужденных денежных сумм.

Заявители не согласились с такой трактовкой и обжаловали решения в Конституционном суде РФ.

В частности, Семеновы посчитали, что статья 208 ГПК не соответствует Конституции, поскольку «не содержит критериев, на основании которых должна осуществляться предусмотренная этой нормой индексация присужденных денежных сумм, и лишает тем самым взыскателя или должника права на индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда». КС с ними согласился.

  • «Как следует из содержания оспариваемой нормы, она не устанавливает каких-либо критериев, которые могут быть применены судами при рассмотрении заявлений взыскателей об индексации присужденных денежных сумм, а носит бланкетный характер, указывая на иной федеральный закон или договор, в которых должны быть установлены случаи осуществления судом индексации присужденных денежных сумм и ее размеры», — указал КС.
  • По мнению судей, федеральный законодатель не устранил возможность нарушения конституционных прав взыскателей, в частности права на судебную защиту при рассмотрении судами их заявлений об индексации присужденных денежных сумм. 
  • Статья 208 ГПК признана не соответствующей Конституции.
  • «Федеральному законодателю надлежит исходя из сохраняющих свою силу правовых позиций и выводов Конституционного Суда Российской Федерации, содержащихся в Постановлении от 23 июля 2018 года № 35-П и в настоящем Постановлении, внести в действующее правовое регулирование, в том числе в статью 208 ГПК Российской Федерации, изменения, позволяющие судам индексировать присужденные денежные суммы на основании заявлений взыскателей или должников и тем самым реально восстанавливать их право на правильное и своевременное исполнение решения суда», — резюмировал КС.

Если проиграли суд: что делать? Обратиться в Конституционный Суд РФ

  •      Проиграв дело во всех судебных инстанциях арбитражных судов или судов общей юрисдикции (вплоть до Верховного Суда РФ), проигравшая сторона зачастую полагает, что иных способов защитить свои права в судебном порядке у нее не осталось.
  •      Между тем в некоторых случаях это не так.
  •      Конституционный Суд РФ рассматривает дела по жалобам граждан и организаций на нарушение их конституционных прав законом (конкретной нормой закона), примененным в конкретном судебном деле.

     Следует сразу сказать, что Конституционной Суд РФ не занимается рассмотрением дел по существу, оценкой имеющихся в деле доказательств, фактических обстоятельств дела, а он рассматривает исключительно вопрос о том, соответствует ли Конституции РФ сама норма права, которую применили арбитражные суды или суды общей юрисдикции в деле лица, обратившегося в Конституционный Суд, или не соответствует. В связи с этим обращаться в Конституционный Суд РФ имеет смысл не по всем категориям дел, а только по тем делам, в которых камнем преткновения явилась определенная норма закона.

  1.      Если Конституционный Суд РФ придет к выводу о том, что норма закона не соответствует Конституции РФ, то дело лица, обратившегося в Конституционный Суд РФ, будет подлежать пересмотру.
  2.      При этом важно отметить, что в Конституционном Суде РФ можно оспаривать не только буквальный текст закона, но и норму закона с учетом смысла, придаваемого ей судебной (правоприменительной) практикой.
  3.      Конституционный Суд РФ может признать саму норму закона (текст закона), примененную в конкретном деле, не противоречащей Конституции РФ, но применение (толкование) нормы судами в этом деле будет противоречить толкованию, данному Конституционным Судом РФ, в результате чего дело лица, обратившегося в Конституционный Суд РФ, также будет подлежать пересмотру.
  4.      Приведем примеры некоторых дел по жалобам организаций, рассмотренных Конституционным Судом РФ (далее – КС РФ) в 2020 году.

     1. Постановление КС РФ от 12.05.2020 г. № 23-П.

     ООО «Лысьва-теплоэнерго» обратилось в Арбитражный суд Пермского края с требованием о взыскании задолженности Муниципального бюджетного учреждения «Лысьвенский сельский водоканал» (ликвидировано учредителем) с учредителя данного бюджетного учреждения (т.е. за счет средств муниципальной казны).

     Арбитражный суд отказал ООО «Лысьва-теплоэнерго» в удовлетворении требований, указав на то, что нормы гражданского законодательства (пункт 5 статьи 123.

22 ГК РФ) не предоставляют кредиторам ликвидированного бюджетного учреждения право обратиться к собственнику его имущества в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам учреждения, вытекающим из гражданско-правовых договоров, за исключением обязательств, связанных с причинением вреда гражданам.

     По мнению ООО «Лысьва-теплоэнерго», оспариваемая норма гражданского законодательства противоречит Конституции РФ.

     Конституционный Суд РФ вынес постановление в пользу ООО «Лысьва-теплоэнерго».

     КС РФ признал пункт 5 статьи 123.

22 ГК РФ не соответствующим статьям 2, 8, 17 (часть 3), 19 (часть 1) и 35 (части 1-3) Конституции РФ (во взаимосвязи с ее статьями 34 и 55 (часть 3)), поскольку в системе действующего правового регулирования он исключает возможность привлечь к субсидиарной ответственности собственника имущества (учредителя) ликвидированного муниципального бюджетного учреждения по его обязательствам, вытекающим из публичного договора (включая договор теплоснабжения).

     Решение арбитражного суда по делу ООО «Лысьва-теплоэнерго», принятое на основании пункта 5 статьи 123.22 ГК РФ, подлежит пересмотру.

     2. Постановление КС РФ от 07.04.2020 г. № 15-П.

     АО «РСК» было привлечено к административной ответственности по статье 8.25 Кодекса города Москвы об административных правонарушениях.

     Суды общей юрисдикции пришли к выводу о том, что назначенное АО «РСК» административное наказание является справедливым и соразмерным. При этом, отклоняя довод АО «РСК» о наличии оснований для снижения размера административного штрафа в соответствии с частями 3.2 и 3.3 статьи 4.

1 КоАП Российской Федерации (т.е.

менее минимального размера), заместитель председателя Московского городского суда указал, что такая возможность предусмотрена за совершение административных правонарушений, ответственность за которые установлена разделом II «Особенная часть» КоАП Российской Федерации.

     АО «РСК» полагало, что части 3.2 и 3.3 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации не соответствуют Конституции РФ, поскольку не позволяют назначать юридическому лицу административное наказание в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, установленного законом субъекта РФ.

     Конституционный Суд РФ, рассмотрев жалобу АО «РСК», признал части 3.2 и 3.3 статьи 4.

1 КоАП Российской Федерации не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они исключают возможность назначения юридическому лицу административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, установленного законом субъекта РФ за совершение конкретного административного правонарушения.

     Судебные акты судов общей юрисдикции по делу АО «РСК» подлежат пересмотру.

     3. Постановление КС РФ от 15.10.2020 г. № 41-П.

     Иностранная компания «Majena Shipping Company Limited» (собственник судна) оспаривала в Ростовском областном суде конфискацию судна. Конфискация была произведена по постановлению по делу об административном правонарушении, вынесенному в отношении другого юридического лица.

  •      Постановлением заместителя председателя Ростовского областного суда производство по жалобе «Majena Shipping Company Limited» было прекращено на том основании, что компания не относится к лицам, которые вправе обжаловать такое постановление по делу об административном правонарушении.
  •      По мнению «Majena Shipping Company Limited», положения законодательства, не позволяющие собственнику имущества, конфискованного на основании вынесенного в отношении другого лица постановления по делу об административном правонарушении, обжаловать это постановление, не соответствуют Конституции РФ.
  •      Конституционный Суд РФ вынес постановление в пользу «Majena Shipping Company Limited».

     КС РФ признал часть 4 статьи 3.7 и часть 1 статьи 30.

12 КоАП Российской Федерации не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 35 (части 1 и 3), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования, допуская по делам об административных правонарушениях в области таможенного дела конфискацию орудия совершения или предмета административного правонарушения — товаров и (или) транспортных средств у лиц, не являющихся собственниками соответствующего имущества, не предусматривают права собственника имущества обжаловать постановление по делу об административном правонарушении в части конфискации имущества в случае, когда товар или транспортное средство законно перемещены через таможенную границу и находятся на таможенной территории ЕАЭС, где таможенные органы и суды Российской Федерации имеют эффективные средства контроля и законного принуждения, в том числе процессуального, при достоверно известном составе участников таможенных и связанных с ними правоотношений, включая собственника имущества, который не уклоняется от осуществления своих прав и обязанностей под российской юрисдикцией.

Читайте также:  Международные отношения во второй половине xx - начале xxi века - история России

     Постановление заместителя председателя Ростовского областного суда, которым было прекращено производство по жалобе иностранной компании «Majena Shipping Company Limited», подлежит пересмотру.

     4. Постановление КС РФ от 12.11.2020 г. № 46-П.

     ОАО «Московская шерстопрядильная фабрика» оспаривало в Конституционном Суде РФ конституционность подпункта 1 пункта 4 статьи 378.2 Налогового кодекса РФ.

В силу этого законоположения для целей определения налоговой базы по налогу на имущество организаций с учетом кадастровой стоимости имущества торговым центром (комплексом) признается отдельно стоящее нежилое здание (строение, сооружение), расположенное на земельном участке, один из видов разрешенного использования которого предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания.

     В судах общей юрисдикции ОАО «Московская шерстопрядильная фабрика» указывало, что фактически здания, расположенные на арендованном им земельном участке с указанным выше видом разрешенного использования, используются под производственные и образовательные цели, а не для размещения офисов или торговых объектов.

     Суды общей юрисдикции указали, что для отнесения объекта недвижимого имущества к торговым объектам и объектам для размещения офисов достаточно соответствия одному из перечисленных в статье 378.

2 НК РФ условий, и в случае ОАО «Московская шерстопрядильная фабрика» таким условием выступает один из видов разрешенного использования земельных участков, на которых расположены здания.

Критерий фактического использования зданий, по мнению судов, не имеет правового значения. 

     Конституционный Суд РФ, признав подпункт 1 пункта 4 статьи 378.

2 НК РФ не противоречащим Конституции РФ, тем не менее указал, что по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования данное законоположение не предполагает возможности определения налоговой базы по налогу на имущество организаций исходя из кадастровой стоимости здания (строения, сооружения) исключительно в связи с тем, что один из видов разрешенного использования арендуемого налогоплательщиком земельного участка, на котором расположено принадлежащее ему недвижимое имущество, предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания, независимо от предназначения и фактического использования здания (строения, сооружения).

     Правоприменительные решения судов общей юрисдикции, принятые по делу ОАО «Московская шерстопрядильная фабрика» на основании подпункта 1 пункта 4 статьи 378.2 НК РФ в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным КС РФ, подлежат пересмотру.

     Примером дела, рассмотренного Конституционным Судом РФ по жалобе, подготовленной Адвокатским бюро «Адвокатская фирма «ЮСТИНА» в защиту своего доверителя, является дело бухгалтера Ахмадеевой Г.Г. (https://zakon.ru/blog/2017/11/03/tezisy_vystupleniya_advokata_shubina_da_po_delu_ahmadeevoj_gg_v_konstitucionnom_sude_rf_delo_budet_r).

     Ахмадеева Г.Г. оспаривала в Конституционном Суде РФ нормы законодательства, на основании которых судами общей юрисдикции с нее были взысканы налоги, пени и штрафы, доначисленные организации, бухгалтерский учет в которой вела Ахмадеева Г.Г.

     В указанном деле (постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2017 г.

№ 39-П) Конституционный Суд РФ, признав нормы законодательства не противоречащими Конституции РФ, тем не менее определил ряд положений, которые не могут быть нарушены при взыскании с физических лиц налоговых недоимок организаций (налоги и пени организации не могут быть взысканы с физического лица до тех пор, пока существует возможность взыскания их с организации; штрафы организаций не подлежат взысканию с физических лиц; факт вынесения обвинительного приговора или прекращения уголовного дела в отношении физического лица не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий виновность физического лица в причинении имущественного вреда бюджету; и др.).

     Судебные акты судов общей юрисдикции по делу Ахмадеевой Г.Г. с толкованием норм, расходящимся с толкованием КС РФ, подлежат пересмотру.

     Следует отметить, что процент дел, «отправленных» Конституционным Судом РФ на пересмотр, невелик. В том числе это связано с неправильным составлением жалоб заявителями (зачастую жалоба в Конституционный Суд РФ дублирует апелляционную или кассационную жалобу, а это неверно).

     Между тем в ряде случаев обращение в Конституционный Суд РФ может дать шанс на пересмотр дела, проигранного ранее во всех судебных инстанциях арбитражных судов или судов общей юрисдикции.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.01.2021 N 50-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зинкина Максима Олеговича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 389.5 и частью третьей статьи 389.11 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 января 2021 г. N 50-О

  • ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
  • ЗИНКИНА МАКСИМА ОЛЕГОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ
  • ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 389.5 И ЧАСТЬЮ ТРЕТЬЕЙ
  • СТАТЬИ 389.11 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина М.О. Зинкина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин М.О. Зинкин оспаривает конституционность части первой статьи 389.5 «Порядок восстановления срока апелляционного обжалования» и части третьей статьи 389.11 «Назначение и подготовка заседания суда апелляционной инстанции» УПК Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, М.О. Зинкин, осужденный приговором районного суда от 6 сентября 2018 года, на провозглашение этого приговора не явился, объявлен в розыск и задержан 20 декабря 2018 года. Постановлением районного суда от 27 декабря 2018 года М.О.

Зинкину отказано в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы. Суд указал, что срок апелляционного обжалования М.О. Зинкиным не пропущен, так как исчисляется с 27 декабря 2018 года — с момента вручения ему копии приговора.

Апелляционным определением областного суда от 25 апреля 2019 года уголовное дело с апелляционной жалобой снято с апелляционного рассмотрения и возвращено в суд первой инстанции для выполнения требований статей 389.4 и 389.5 УПК Российской Федерации.

Этим решением установлено, что осужденный пропустил срок апелляционного обжалования приговора, а суд первой инстанции не рассмотрел по существу ходатайство о его восстановлении. При этом областной суд исходил из того, что в момент провозглашения приговора М.О.

Зинкин не содержался под стражей, а началом исчисления срока для подачи апелляционной жалобы следует считать момент провозглашения приговора. Постановлением районного суда от 28 мая 2019 года М.О. Зинкину отказано в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы. С таким решением согласились вышестоящие суды.

В этой связи заявитель утверждает, что часть третья статьи 389.

11 УПК Российской Федерации противоречит статьям 15 (часть 4), 17 (части 1 и 2), 18, 21 (часть 1), 46 (части 1 и 2) и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой позволяет суду апелляционной инстанции проверять и оценивать законность и обоснованность вступившего в законную силу постановления суда, вынесенного в порядке части первой статьи 389.5 данного Кодекса (о признании срока апелляционного обжалования соблюденным), и при наличии такого постановления суда первой инстанции, не отмененного в установленном законом порядке, снимать уголовное дело с апелляционного рассмотрения и возвращать его в суд первой инстанции для выполнения требований статей 389.4 и 389.5 данного Кодекса. Также заявитель просит признать часть первую статьи 389.5 данного Кодекса не соответствующей статьям 46 (часть 1) и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку она допускает возможность повторного участия судьи в рассмотрении ходатайства о восстановлении срока апелляционного обжалования.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, устанавливая право участников уголовного судопроизводства обжаловать судебные решения и право — при необходимости — на восстановление пропущенного по уважительной причине срока обжалования (часть первая статьи 130 и статья 389.

5 данного Кодекса), не регулирует вопроса об оспаривании решения суда о восстановлении срока.

Вместе с тем, как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, отсутствуют препятствия для проверки правомерности указанного решения одновременно и в связи с рассмотрением судом второй инстанции жалобы по существу (определения от 26 января 2010 года N 109-О-О, от 15 июля 2010 года N 1033-О-О, от 26 мая 2011 года N 670-О-О и от 29 сентября 2020 года N 2014-О).

Следовательно, оценка судом апелляционной инстанции того, подана апелляционная жалоба или представление с соблюдением или с нарушением установленного срока обжалования (с учетом правомерности или неправомерности решения суда первой инстанции по вопросу о восстановлении этого срока), является компонентом механизма производства в суде апелляционной инстанции. Возвращение же уголовного дела судьей суда апелляционной инстанции в суд первой инстанции для устранения обстоятельств, препятствующих его рассмотрению в суде апелляционной инстанции, предусмотренное частью третьей статьи 389.11 УПК Российской Федерации, направлено на обеспечение прав сторон, связанных с подготовкой к участию в заседании суда апелляционной инстанции (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 26 ноября 2018 года N 2823-О). Таким образом, часть третья статьи 389.11 данного Кодекса не может расценивается как нарушающая конституционные права заявителя в обозначенном в его жалобе аспекте.

Оспаривая часть первую статьи 389.5 УПК Российской Федерации, М.О. Зинкин утверждает, что один и тот же судья дважды рассмотрел его ходатайство о восстановлении пропущенного срока апелляционного обжалования.

Между тем в апелляционном определении областного суда от 25 апреля 2019 года отмечено, что судья суда первой инстанции в постановлении от 27 декабря 2018 года ходатайство о восстановлении пропущенного срока по существу не рассматривал, а ошибочно установил момент начала исчисления срока апелляционного обжалования. Такое ходатайство было рассмотрено судьей по существу лишь в постановлении от 28 мая 2019 года, в котором вопрос о начале исчисления срока обжалования, напротив, уже не рассматривался. Тем самым из представленных судебных решений не следует применение указанной нормы в деле заявителя в обозначенном им аспекте. Исследование же фактических обстоятельств дела, оценка обоснованности состоявшихся правоприменительных решений, о чем, по существу, ставит вопрос М.О. Зинкин, не входят в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

Читайте также:  Статья 6.1. утратила силу. - федеральный закон от 02.05.2015 n 127-фз.

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зинкина Максима Олеговича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

  1. Председатель
  2. Конституционного Суда
  3. Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

——————————————————————

Определение Конституционного Суда РФ от 25.03.2021 N 545-О

  • КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  • от 25 марта 2021 г. N 545-О
  • ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
  • АЛЬТШТЕЙНА СЕРГЕЯ АНАТОЛЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
  • КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 1102 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СТАТЬЕЙ 110 АРБИТРАЖНОГО
  • ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина С.А. Альтштейна к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин С.А. Альтштейн оспаривает конституционность следующих норм:

статьи 1102 ГК Российской Федерации, предусматривающей обязанность лица, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, возвратить последнему неосновательное обогащение, за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 данного Кодекса;

статьи 110 АПК Российской Федерации, регулирующей распределение судебных расходов между лицами, участвующими в деле.

Как следует из представленных материалов, С.А.

Альтштейну отказано в удовлетворении исковых требований к садоводческому потребительскому кооперативу о взыскании неосновательного обогащения за пользование принадлежащими заявителю земельными участками, поскольку суды пришли к выводу об отсутствии оснований для применения статьи 1102 ГК Российской Федерации ввиду того, что принадлежность линейного объекта ответчику и пользование ответчиком земельными участками заявителя не доказаны. Впоследствии судами с С.А. Альтштейна в пользу ответчика, а также привлеченного к участию в деле судом апелляционной инстанции третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, взысканы судебные расходы на оплату услуг представителя.

По мнению заявителя, статья 1102 ГК Российской Федерации не соответствует статьям 35 (части 1 и 2) и 36 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, позволяет отказывать собственнику земельного участка, на котором расположен линейный объект, в удовлетворении требования о разумной компенсации за пользование частью такого участка. Неконституционность же статьи 110 АПК Российской Федерации заявитель усматривает в допустимости ее расширительного толкования судами при разрешении вопроса о возмещении судебных расходов третьим лицам, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, что нарушает право на судебную защиту, гарантированное статьей 46 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1.

Статья 1102 ГК Российской Федерации, обязывающая лицо, неосновательно получившее или сберегшее имущество за счет другого лица, возвратить последнему такое имущество, призвана обеспечить защиту имущественных прав участников гражданского оборота (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2016 года N 2627-О, от 28 июня 2018 года N 1534-О, от 25 ноября 2020 года N 2805-О и др.). При этом, связывая возникновение кондикционного обязательства с рядом условий, а именно с наличием обогащения, возникшего за счет потерпевшего в отсутствие достаточного правового основания, данная статья сама по себе не может рассматриваться как нарушающая в обозначенном в жалобе аспекте конституционные права С.А. Альтштейна.

Оценка же фактических обстоятельств конкретного дела, послуживших основанием для применения оспариваемой нормы в деле заявителя, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

2.2.

Закрепленные в части 1 статьи 110 АПК Российской Федерации и части 1 статьи 111 КАС Российской Федерации, а также в части первой статьи 98 ГПК Российской Федерации правила распределения судебных расходов — в их понимании, нашедшем отражение в практике конституционного правосудия, — образуют относящийся к нормативному содержанию конституционного права на судебную защиту общий принцип, в силу которого правосудие нельзя было бы признать отвечающим требованиям равенства и справедливости, если расходы, понесенные в связи с судебным разбирательством, ложились бы на лицо, вынужденное прибегнуть к судебному механизму обеспечения принудительной реализации своих прав, свобод и законных интересов, осуществление которых из-за действий (бездействия) другого лица оказалось невозможно, ограничено или сопряжено с несением неких дополнительных обременений. Признание права на присуждение судебных расходов за лицом, в пользу которого состоялось судебное решение, соответствует также принципу полноты судебной защиты, поскольку призвано восполнить лицу, чьи права нарушены, вновь возникшие и не обусловленные деятельностью самого этого лица потери, которые оно должно было понести для восстановления своих прав в связи с необходимостью совершения действий, сопряженных с возбуждением судебного разбирательства и участием в нем (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2017 года N 20-П).

С учетом изложенного положения статьи 110 АПК Российской Федерации о возмещении судебных расходов лицам, участвующим в деле, в пользу которых принят судебный акт, не исключали — в редакции, действовавшей на дату применения указанной статьи в деле заявителя, — возмещения судебных издержек третьим лицам, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора и участвовавшим в деле на стороне, в пользу которой принят судебный акт по делу, если их фактическое поведение как участников судебного процесса способствовало принятию данного судебного акта.

Такой позиции придерживался Верховный Суд Российской Федерации, который в пункте 6 постановления Пленума от 21 января 2016 года N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» указал, что судебные издержки, понесенные третьими лицами (статьи 42, 43 ГПК Российской Федерации, статьи 50, 51 АПК Российской Федерации), заинтересованными лицами (статья 47 КАС Российской Федерации), участвовавшими в деле на стороне, в пользу которой принят итоговый судебный акт по делу, могут быть возмещены этим лицам исходя из того, что их фактическое процессуальное поведение способствовало принятию данного судебного акта; при этом возможность взыскания судебных издержек в пользу названных лиц не зависит от того, вступили они в процесс по своей инициативе либо привлечены к участию в деле по ходатайству стороны или по инициативе суда.

С момента вступления в силу Федерального закона от 28 ноября 2018 года N 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», статья 110 АПК Российской Федерации дополнена частью 5.1, прямо предусматривающей названные условия возмещения судебных расходов.

Таким образом, статья 110 АПК Российской Федерации с учетом сложившейся практики ее применения для целей возмещения судебных расходов, понесенных третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, предполагает оценку судами фактического процессуального поведения названных лиц. Следовательно, сама по себе данная норма не может расцениваться как нарушающая в обозначенном в жалобе аспекте конституционные права С.А. Альтштейна, в деле с участием которого суды пришли к выводу, что расходы по договору об оказании юридических услуг, заключенному в интересах ответчика третьим лицом, не заявлявшим самостоятельных требований относительно предмета спора, были фактически понесены указанным третьим лицом, действовавшим в качестве поверенного на основании договора поручения.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Альтштейна Сергея Анатольевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

  1. Председатель
  2. Конституционного Суда
  3. Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Особенности деятельности конституционного суда Российской Федерации

Библиографическая ссылка на статью:
Айрапетян А.А. Особенности деятельности конституционного суда Российской Федерации // Современные научные исследования и инновации. 2018. № 2 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2018/02/85770 (дата обращения: 21.05.2021).

Читайте также:  Статья 66. Опись наследственного имущества и передача его на хранение

Конституционное судопроизводство, в отличие от уголовного, гражданского, арбитражного и административного судопроизводства, имеет свое «лицо» и «архитектуру». Эта форма справедливости относительно новая.

Если в Европе конституционное правосудие было одобрено более семи десятилетий назад, то в России – только в начале 90-х годов прошлого века.

Теперь такие суды формируются в республиках Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Удмуртия, Саха (Якутия) и в других субъектах [1].

Согласно положениям главы 7 Конституции Российской Федерации, Конституционный суд является частью судебной системы России.

Полномочия Конституционного суда подробно изложены в статье 125 Конституции Российской Федерации и Федеральном конституционном законе «О Конституционном суде Российской Федерации», согласно которому Конституционный суд решает дела о соблюдении Конституция Российской Федерации с федеральными законами, нормативными актами, договорами между Российской Федерацией и субъектами, вступивших в силу международных договоров России и компетенции органов государственной власти на федеральном и субъектном уровнях. Кроме того, Конституционный суд имеет уникальное право толковать принципы и нормы Конституции Российской Федерации; по просьбе Совета Федерации дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения Президентом Российской Федерации государственной измены или совершения другого серьезного преступления. По-видимому, законодатель наделен Конституционным судом функциями, совершенно нехарактерными для других судов [2].

С точки зрения содержания полномочий Конституционный суд осуществляет правосудие по чрезвычайно важным государственным и личным вопросам.

Эта версия правосудия является не только своего рода судебной властью, но и равноправным конституционным органом наряду с федеральными связями президентской, законодательной и исполнительной власти.

Оригинальность Конституционного суда выражается в весе и разнообразии полномочий с точки зрения сферы охвата, сферы действия юридической силы и основополагающего характера правовых последствий ее решений.

Конституционные принципы и нормы, регулирующие организационные, материальные и процессуальные отношения, отражены в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» [3].

В Конституционном Суде Российской Федерации существует такая необычная позиция, как судья-секретарь, который отвечает за управление судом; обеспечение подготовки и проведения судебных заседаний; который организует информационную поддержку судей. Аналогичная должность в других видах судов не предоставляется.

  • Согласно его внутренней процедурной структуре, конституционное судебное разбирательство состоит из ряда последовательно следующих этапов:
  • 1)       обращение в Конституционный суд;
  • 2)       предварительное рассмотрение апелляций;
  • 3)       принятие Конституционным судом обращения к рассмотрению или его отклонению;
  • 4)       прямые судебные разбирательства;
  • 5)       принятие окончательного решения;
  • 6)       публикация и вступление в силу решения Конституционного суда;
  • 7)       исполнение решения Конституционного суда [4].

Конституционное судопроизводство как особый способ осуществления судебной власти и независимого вида судопроизводства отличается от других моделей судопроизводства в форме конституционного контроля, сочетающего в себе правоприменение, право-интерпретацию, нормотворческую деятельность. Неизбежность конституционного правосудия обусловлена ​​универсальным, неоднократным применением его окончательных решений, распространенностью его вердикта по всей правовой системе государства.

Специфика такого типа направления также обусловлена ​​тем фактом, что решения Конституционного суда не подлежат обжалованию, в этом виде судопроизводства нет апелляционной, кассационной и надзорной инстанции, они вступают в силу сразу после их провозглашения.

Особенность этой версии разбирательства также определяется составом суда, кругом его субъектов, уникальностью этапов, предметом спора, допустимостью заявок, технологией доказательства.

Если уголовное и гражданское судопроизводство служит процессуальным нормам Уголовно-процессуального кодекса и Гражданского процессуального кодекса, регулирование процедур конституционного судопроизводства осуществляется в соответствии с нормами Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» и Регламента [5].

Юридический характер Правил заключается в том, что он принимается не законодателем, а самим судом. Правила устанавливают порядок: определения личного состава палат Конституционного Суда Российской Федерации; распределение дел между ними; порядок их рассмотрения, определенные правила процедуры и этикета; особенности офисной работы и внутренние вопросы.

Суд и его Секретариат в большинстве случаев отказываются принимать апелляции для рассмотрения в качестве индивидуальных жалоб, как правило, на том основании, что не были соблюдены требования статей 66 – 67 Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Следует отметить, что, в отличие от других типов судов, конституционные суды рассматривают дела только на коллегиальной основе. Такая форма справедливости оказывает положительное влияние на качество решений, принимаемых этим интеллектуальным судом.

Специфика Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных (установленных законом) судов заключается в том, что они решают исключительно юридические вопросы и воздерживаются от установления и расследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это относится к компетенции других судов [6].

  1. Одним из ключевых различий между Конституционным судом и другими типами судов является его функция контроля.
  2. Конституционный контроль является одним из наиболее эффективных средств обеспечения верховенства конституционных положений, который является основным атрибутом любого демократического государства. Основной целью конституционного контроля в самом широком смысле слова является, прежде всего, выявление правовых актов и отклонений властей
  3. Очевидно, что конституционный контроль возможен только там, где действуют письменные конституции, положения которых имеют более высокую юридическую силу, чем любые другие национальные и местные нормативные правовые акты.
  4. Конституционный контроль основан на принципах осуществления уголовного, гражданского, административного и арбитражного разбирательств.
  5. Основными принципами организации конституционного контроля являются, прежде всего, независимость, коллегиальность, гласность, устное разбирательство, язык конституционного производства, состязательность, преемственность судебного заседания и равенство сторон [7].

Но есть и особенности.

Например, принцип законности не упоминается в конституционном праве, это потому, что Конституционный Суд Российской Федерации при осуществлении своих полномочий должен руководствоваться требованиями закона, но только Конституцией Российской Федерации и Федеральным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Также стоит отметить, что среди конституционных принципов не упомянуты принципы презумпции невиновности, обеспечения права подозреваемого, обвиняемого и подсудимого на защиту, участия представителей народа в отправлении правосудия, обеспечения права гражданина на судебную защиту, осуществления правосудия только судом [8].

Это юридическое несоответствие понятно: Конституционный Суд Российской Федерации не осуществляет правосудие по конкретным гражданским, уголовным, административным и арбитражным делам.

Он руководствуется этими принципами, реализует такую важную функцию, как конституционный контроль. Нет подсудимых, подсудимых и их защитников, нет истцов и подсудимых, их представителей.

Гражданин может участвовать в конституционном судопроизводстве в ограниченном правовом пространстве.

Особенность принципов организации и деятельности Конституционного суда также проявляется в том, что они иногда наполняются разным содержанием по сравнению с принципами управления другими типами правосудия.

Например, принцип коллегиальности конституционных процедур не подразумевает возможности привлечения представителей народа к рассмотрению дел, поскольку вопросы, на которые Конституционный Суд Российской Федерации уполномочен принимать решения, требуют глубоких профессиональных знаний в области права от тех, кому поручено участвовать в этом. Ни миротворцы, ни присяжные не могут и не могут быть такими знаниями [9].

Если в суде общей юрисдикции или военном суде судебное заседание может быть проведено на закрытом заседании, например, для защиты государственной тайны, а в арбитраже – также для защиты коммерческой тайны, в конституционном суде, причина для ограничения гласности может потребоваться защита любых секретов, включая официальную, профессиональную, личную жизнь гражданина. Рассмотрение дел, подведомственных Конституционному суду Российской Федерации и принятие решений по ним, осуществляется на судебных заседаниях, которые могут проводиться только в коллегиальном составе: на пленарном заседании или в палатах.

Решения Конституционного Суда Российской Федерации могут быть разделены на два типа: окончательные решения и другие решения.

В окончательных решения суд включает те, в которых суд выносит свои выводы по результатам разбирательства по конкретному делу. В них суд суммирует разбирательство и определяет правовые последствия.

В других решениях устанавливаются некоторые обстоятельства и определяются последствия, которые имеют отношение не к содержанию рассматриваемого дела, а, как правило, к организации работы суда или проведению его заседаний [10].

Таким образом, несмотря на то, что процесс конституционного судопроизводства имеет сходство, присущее другим формам правосудия, тем не менее он, по-видимому, имеет особенности, характерные только для этого вида судопроизводства.

Более того, эти особенности конституционного правосудия, которые, по нашему мнению, предполагают уникальность этой модели правосудия среди других видов судопроизводства, по нашему мнению, требуют самых подробных и скрупулезных научных исследований.

Библиографический список

  1. Авакьян С. А. Проблемы теории и практики конституционного контроля и правосудия // Вестник Московского ун-та. Сер. 11, Право. 2014. № 4
  2. Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. N 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» // “Собрание законодательства РФ”, 03.03.1997, N 9, ст. 1011
  3. Мавчич А. Конституционные суды: модели работы в соответствии с федеральными государственными системами / Сборник материалов Международной научно-практической конференции Конституционных Судов России, Германии и Словении. Петрозаводск, 2013 г.
  4. Несмеянова С. Э. Конституционный судебный контроль в Российской Федерации: Проблемы теории и практики. Екатеринбург, 2014.
  5. Нудненко Л. А. Конституционное право; Юрайт – Москва, 2012
  6. Шеховцов В.А. Конституция России и конституционный контроль. – М., 2011г.
  7. Шульженко Ю. Л. Конституционный контроль в России. М.,2013
  8. Витрук Н.В.Конституционное правосудие: судеб.-конституц. право и процесс: учеб. пособие / Н. В. Витрук.;Рос. акад. правосудия. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма: Инфра-М, 2011.
  9. Рустамов Х.У. Специфика конституционного судопроизводства Российской Федерации [Электронный ресурс]: Особенности конституционного судопроизводства. URL: https://www.proza.ru/2015/07/01/2027

Количество просмотров публикации: Please wait

Ссылка на основную публикацию