Русско-турецкая война 1735-1739 гг. и её итоги — история России

Новая страница (1)

Русско-турецкая война 1735-1739 гг. и её итоги - история России

Франция, проиграв России войну 1733 – 1735 гг. за польское наследство, стремится столкнуть Россию с Турцией. В свою очередь, Россия не хочет мириться с итогами русско-турецкой войны 1710 – 1713 гг.

(потерей Азова, Таганрога, а также потерей права держать военные корабли на Азовском море). Война Турции с Ираном 1730 – 1736 гг., ослабившая Турцию, и союз России с Австрией (с 1726 г.

) создают для действий России благоприятные условия.

Повод к войне

Возвращение правительством Анны I Иоанновны Ирану западного и южного побережья Каспийского моря, доставшегося России по договору 1723 г., и заключение русско-иранского союза (Гянджинский договор 1735 г.), вызвавшие резкое обострение русско-турецких отношений.

Столкновения между русскими и крымскими войсками во время движения последних через контролируемую Россией территорию (Дагестан, 1732 г.; Большая Кабарда, 1734 г.) для боевых действий против Ирана на стороне Турции.

Ответная карательная экспедиция русских войск (6500 драгун, 3800 пехотинцев, 21 000 донских и малороссийских казаков, 8000 человек ландмилиции) во главе с генерал-лейтенантом Михаилом Ивановичем Леонтьевым в 1735 г. в Приазовье, в ходе которой были разорены ногайские улусы.

Цели России

Уничтожить постоянный очаг опасности на южных границах – Крымское ханство; закрепиться на побережье Черного и Азовского морей; распространить свое влияние на государства нижнего Подунавья – Молдавию и Валахию.

Командование русской армией

Генерал-фельдмаршал граф Христофор Антонович Миних; генерал-фельдмаршал граф Петр Петрович Ласси, контр-адмирал Петр Петрович Бредаль.

Командование австрийской армией

Фельдмаршал граф Фридрих фон Секкендорф (Friedrich Heinrich von Seckendorf); генерал-фельдцехмейстер принц Йозеф Хильдбургхаузен (Joseph Maria Frederick Wilhelm Hollandinus von Saxe-Hildburghausen); генерал-фельдмаршал граф Георг фон Валлис (Georg Olivier von Wallis).

Командование турецкой армией

Вели-паша, Ахмед-паша, Колчак-паша.

Командование крымской армией

Каплан Гирей, Фети Гирей, Менгли II Гирей, Ислам Гирей.

Территория военных действий

Крым, Левобережная Украина, Нижнее Приднепровье, Приднестровье, Средний Дунай (Сербия, Босния, Валахия).

Периодизация русско-турецкой войны 1736 – 1739 гг

Кампания 1736 г.

Русские войска вторглись в Крым, взяв Бахчисарай, Кинбурн, Ак-Мечеть и другие крымские города и крепости. В Приазовье русская армия захватила крепость Азов.

Кампания 1737 г.

Войско крымского хана опустошило Левобережную Украину. Русские войска, наступая в Нижнем Приднепровье, взяли крепость Очаков, а затем вновь вторглись в степной Крым. В войну на стороне России вступила Австрия. После успеха в Боснии, Южной Сербии, захвата Ниша и осады Баньи-Луки она потерпела ряд поражений от турецких войск в Сербии.

Кампания 1738 г.

Русская армия провела наступление в Приднестровье, но из-за эпидемии чумы была вынуждена отступить, оставив Очаков и Кинбурн. Степной Крым был опять опустошён русскими войсками. Австрийские войска нанесли поражение туркам у Корня в Валахии.

Кампания 1739 г.

Русские войска вторглись в Приднестровье, разбили турок под Ставучанами, заняли Хотин и Яссы. Австрийцы потерпели сокрушительное поражение под Гроцки и были блокированы турками в Белграде. В сентябре было объявлено перемирие в связи с заключением Австрией сепаратного мира с Турцией.

Итоги русско-турецкой войны 1736 – 1739 гг

1 сентября 1739 г. Австрия заключила сепаратный мирный договор c Турцией, по которому уступала ей Боснию, часть Валахии и Сербии с Белградом. Оставшись без союзника, Россия не достигла поставленных целей.

При посредничестве Франции Россия заключила мир с Турцией, в результате которого получила Азов (на условии его демилитаризации), приднепровские территории на Правобережной Украине и право построить крепость на Нижнем Дону. Кабарда приобрела независимость и стала буферной зоной между Россией и Турцией.

Русские паломники получили гарантированную турецкими властями возможность посещать святые места в Иерусалиме. Крымское ханство по-прежнему оставалось серьёзным соперником России, а Россия не имела права держать на Черном и Азовском морях военные корабли.

Аноним. Записка о том, сколько я памятую о крымских и турецких походах.
Байов А. К. Курс истории Русского военного искусства. – СПб.: 1909. Вып. III. С. 38 – 87.
Ласси П. П. Биографическая справка.

Масловский Д. Ф. Записки по истории военного искусства в России. – СПб.: 1891. Вып. 1. 1683 – 1762 гг. С. 204 – 219.
Миних Б. Х. Биографическая справка.
Россия и Крымское ханство от Петра I до Екатерины II.

1690 – 1768.

Источник: https://www.runivers.ru/vh/18_tureckaya2_about.php

Восточный вопрос и русско-турецкая война 1735–1739 гг. — История России XVIII-XIX веков

На юге России тем временем давно уже складывалась сложнейшая и опасная обстановка.

Здесь необходимо вернуться назад, к первым годам после смерти Петра I, к его наследию в виде итогов Каспийского похода. Экономическое развитие огромного государства требовало выхода к Черному морю для налаживания регулярных торговых связей с Европой и странами Ближнего Востока.

Юго-восточные окраины России развивались главным образом по линии традиционных торговых связей с Востоком. Султанская Турция, подвергая постоянной угрозе южные окраины Европейской России и ведя успешную борьбу с Персией, грозила перерезать все торговые пути на Восток.

Так возник вопрос о прикаспийских провинциях. Поход Петра I дал России обширные территории на западном и южном побережье Каспия. Однако экспансия Турции в Закавказье и в Персии грозила потерей для России не только их, но и всех ее юго-восточных владений вплоть до Астрахани.

Это было чревато огромным политическим и экономическим ущербом. Экспансию Турции активно поощряли, с одной стороны, Англия, имевшая в Персии свои интересы, а с другой — Франция, не желавшая прежде всего укрепления России в Причерноморье. Не прочь была обострить отношения России с Турцией и Швеция.

В персидско-турецком конфликте 1723—1727 гг. Россия заняла сторону Персии.

Война Персии и Турции. Позиция России. Персидское государство переживало в этот период тяжелую внутреннюю усобицу между афганцем Ашрафом, захватившим столицу Исфахан и трон, и законным шахом Тахмаспом. Вероломная Турция тем временем занимала одну персидскую провинцию за другой.

На предупреждение России о том, что захваты Турции приближаются к русским владениям, а этого Россия не потерпит, великий визирь цинично отвечал: «Сами вы ничего не делаете и Порте советуете, чтоб сложа руки сидела». Таким образом, позиция Турции была откровенна до предела.

И тем не менее Россия выжидала, хотя армяне неоднократно просили русской помощи в борьбе с турками.

В 1725 г. в турецко-персидской войне произошел перелом. Султанские войска были изгнаны из Армении, потерпели ряд поражений в Персии и были оттеснены к берегам Тигра. В итоге был заключен мир, чему, как ни странно, способствовала Франция, и способствовала во имя одного: переключить силы Турции на Россию. Ей в этом помогали и Англия, и Швеция.

Однако Турция, опасаясь за захваченную ею Грузию, пока воздерживалась от конфликта с Россией. Тем временем новый персидский шах Ашраф согласился на утверждение договора 1723 г., т. е. примирился с отходом к России всех территорий, захваченных Петром I. Правда, Россия вернула добровольно Персии провинции Мазендаран и Астрабад.

Этот редко встречающийся в истории акт был подсказан следующим: 1) целесообразностью возврата их Персии, а не захвата их Турцией, 2) для укрепления этих территорий России нужны были большие средства, а их не было. Взамен этих потерь по договору 1729 г. Россия получала свободную торговлю через Персию с Индией и Бухарой.

Однако, едва договорившись с Ашрафом, России пришлось вести заново вторичные переговоры с вернувшимся на шахский престол Тахмаспом, который с помощью своего полководца Надира изгнал афганцев. В итоге этих переговоров по Рештскому договору 1732 г. Россия передавала Персии не только Мазендаран и Астрабад, но и Гилян.

Более того, в тексте договора было обещано в дальнейшем вернуть и Баку, и Дербент.

Наконец, после очередного свержения Тахмаспа и разгрома турок в ирано-турецкой войне 1730—1736 гг. с новым шахом Надиром России пришлось в третий раз вести переговоры по тем же вопросам. Теперь пришлось уже не обещать, а отдать окрепшей Персии по условиям нового Гянджинского договора 1735 г.

и Баку, и Дербент, и крепость Святого Креста с территорией на север от нее вплоть до р. Терек. Торговые привилегии за Россией сохранились, и тем не менее в целом это было отступление российской дипломатии, слишком глубоко увязшей в борьбе за «Польское наследство». К тому же в русско-персидских договорах 1732 и 1735 гг.

Персия в случае войны России с Турцией обязывалась действовать против турок.

Российско-турецкое противостояние в борьбе за Крым. Турция и ее сильнейший форпост — Крымское ханство издавна вели постоянную агрессивную политику по отношению к России. Давно пало татарское иго. Русское государство стало могучим и независимым.

Но его южные границы в широких просторах степей, полностью лишенных каких-либо естественных преград, были слабейшим и легко уязвимым местом.

Парадокс развития заключался в том, что с освоением безлюдных степных просторов крестьянской мирной колонизацией, с развитием земледелия в этих краях, с увеличением плотности населения ущерб, наносимый грабительскими набегами татарской конницы, не уменьшался. Каждый такой набег уносил тысячи русских пленных, уводимых в рабство. В 1725—1735 гг.

набегам неоднократно подвергались территории вокруг Полтавы, Миргорода, Бахмута и других районов. Страдали от набегов Дон, Правобережная Украина, степное Предкавказье и т. д. Борьба с сильнейшей конницей крымского хана, с огромной армией султанской Турции была долгой, тяжелой и изнурительной, унесшей сотни тысяч русских солдат. Вместе с тем эта борьба была жизненно необходима.

После смерти Петра I на южных границах России армия была растянута в гигантскую нить. Этот тонкий кордон был легко пробиваем, пожалуй, в любом месте, и для предупреждения внезапных набегов татарской конницы крайне необходимы были форпосты.

Один из таких важнейших форпостов — Азов — был потерян по Прутскому договору 1711 г. Разумеется, кардинальным решением вопроса была бы ликвидация агрессии Крыма. Но это было в ту пору почти невыполнимой задачей. Крым представлял собою естественную неприступную крепость.

Во-первых, он был отделен от земледельческих окраин России широкой каймой безводных жарких степей, пройти которые само по себе крайне трудно.

Во-вторых, с севера территория Крыма, как известно, неприступна для враждебных войск — узкий перешеек, соединяющий полуостров с материком, был превращен в сплошную крепость с валом в 7 верст длиной и глубоким рвом и имел одни-единственные ворота.

В-третьих, за Перекопским валом вновь шла безводная степная часть Крыма, завершавшаяся горной местностью. Даже если проникнуть внутрь полуострова, крайне трудно было устроить генеральное сражение: татарские конники ускользали в горы. А ведь в ту эпоху вопрос окончательной победы — это вопрос о генеральном сражении.

После заключения Гянджинского договора 1735 г. первым действием Турции была попытка захватить у Персии каспийские земли. Но тут уж позиция русской дипломатии стала непримиримой. Когда стало известно о том, что по приказу султана крымский хан со своим 20-тысячным полчищем должен пройти к Каспию через Северный Кавказ, русский посланник в Константинополе И. И.

Неплюев передал визирю многозначительно: «Я не ручаюсь за последствия, если татары не переменят этой дороги и коснутся земель ее величества». Но татары все-таки совершили свой переход, пройдя русскими владениями и имея сражения с пограничными войсками. Вскоре стало известно о предстоящем новом переходе 70-тысячного войска крымских татар.

Таким образом, конфликт был налицо, и из Петербурга был дан приказ войскам о походе на Крым.

Осенью 1735 г. корпус генерала М. И. Леонтьева спешно ринулся было к Крыму в тот момент, когда полчища Каплан-Гирея двигались к Дербенту. Однако плохо подготовленное войско еле двигалось, и, потеряв тысячи людей и лошадей от болезней и голода, М. И. Леонтьев вернулся, не дойдя до Перекопских укреплений.

В следующем, 1736 г. военные действия возглавил фельдмаршал Б. X. Миних. Поход был более подготовлен — на пути к Перекопу оборудованы опорные пункты. Оставив резерв в Казыкермене, Б. X. Миних, построив свыше 50 тыс.

войска в нескладнейший гигантский четырехугольник с обозом в середине, едва двигался к Перекопу, отбивая постоянные мелкие налеты татар. В конце концов лавина русских солдат смяла Перекопские укрепления. В мае 1736 г. Б. X. Миних, оставив небольшой гарнизон у Перекопа, пошел внутрь полуострова.

Вскоре была взята столица татар Бахчисарай и город Султан-Сарай. Но Б. X. Миних не одержал ни одной серьезной победы, так как главные силы татар ускользнули.

Истощенные жарой и нехваткой продовольствия русские войска, не рискуя оказаться запертыми с севера возвращавшимся с Кавказа крымским ханом, покинули Крым, потеряв только от болезней почти половину состава, т. е. около 25 тыс. человек.

В 1736 г. кроме крымского похода развернулась осада Азова. В марте были взяты две наблюдательные каланчи, что были на берегах Дона вверх по течению от крепости Азов, и форт Лютик. Затем в течение двух месяцев русские войска, которых было свыше 20 тыс., возводили осадные укрепления. К середине июня часть сооружений крепости была уже в руках русских.

Азов был обречен, и комендант Мустафа-ага сдал крепость на милость победителя.

В 1737 г. Россия сделала два главных удара: поход в Крым П. П. Ласси и действия Б. X. Миниха по освобождению Бессарабии. В июле 1737 г. сильно ослабленная при плохо подготовленном походе через степь 90-тысячная армия Миниха стала осаждать крепость Очаков.

Беззаботный главнокомандующий, не проведя даже элементарной разведки укреплений, бросил солдат на штурм. Только отвагой солдат крепость Очаков была в итоге взята. Но потери были огромны, и вновь не столько боевые, сколько из-за болезней и голода.

Наступление заглохло.

В это же время П. П. Ласси с 40-тысячным войском проник в Крым, перейдя вброд и на плотах Гнилое море (Сиваш). После ряда крупных сражений с татарским ханом русская армия взяла Карасу-Базар. Но жара и безводная степь вынудили Ласси вновь оставить Крым.

Австрия начала военные действия лишь летом 1737 г. Главная цель — захват Молдавии и Валахии, дабы не допустить русских к Дунаю. Другой удар по Турции должен был состояться в Боснии, которую Австрия была намерена присоединить к себе. В Боснии успехи австрийцев были незначительны. В Валахии они взяли ряд городов. Из Белграда третья часть армии двигалась по Дунаю и осадила г. Видин.

Серьезные потери и крымских татар и турок заставили последних выступить с мирной инициативой. В местечке Немирове в августе 1737 г. собрался конгресс воюющих сторон — Турции, России и Австрии. Конгресс окончился безрезультатно. Война продолжалась. В 1738 г.

русские войска в третий раз вступили в Крым и снова из-за бескормицы и отсутствия воды вынуждены были его покинуть. Летом 1738 г. 100-тысячная армия Б. X. Миниха попыталась проникнуть за р. Днестр, но поход оказался неудачным, и Миних ушел к Киеву.

В сентябре из-за жестокой эпидемии чумы русские войска оставили удерживаемые до тех пор Очаков и Кинбурн.

Читайте также:  Предпосылки образования (особенности) русского централизованного государства. - история России

Снова начались переговоры, но теперь уже надвигалась новая опасность с севера. Франция и Турция вели дипломатическую подготовку нападения на Россию Швеции. В этих условиях А. И. Остерман готов был вернуть Турции Очаков и Кинбурн, оставив за Россией лишь Азов. Австрия уже сама нуждалась в русской помощи.

Весной 1739 г. состоялась последняя попытка России и Австрии оружием вырвать «пристойный мир». Армия Б. X. Миниха двинулась к Хотину через Черновицы и 17 августа 1739 г. встретила войска Вели-паши под Ставучанами.

Сражение было выиграно благодаря отваге солдат и умелому действию ряда генералов (например. А. И. Румянцева и др.). Вскоре сдался и Хотин, русские вступили в Молдавию. Это привело к добровольному переходу Молдавии в российское подданство с сохранением внутренней самостоятельности.

С молдавской депутацией 5 сентября 1739 г. был заключен договор.

Тем временем Австрия, терпя одно поражение за другим, заключила с Турцией сепаратный мир, изменив всем договоренностям с Россией. В этих условиях Россия вынуждена была пойти на заключение мира, отдав почти все, что с такими жертвами было завоевано. Азов остался за Россией, но все его укрепления были срыты. Россия не могла держать корабли ни на Черном, ни на Азовском морях.

Источник: https://trojden.com/students/russian-history/russian-history-xviii-xix-ages-milov-2006/41

Русско-турецкая война 1735-1739 – причины — Русская историческая библиотека

Русско-турецкая война 1735-1739 – причины

Первой причиной, подготовившей русско-турецкую войну 1735-1739, были польские дела. Притеснения католическими властями Речи Посполитой религиозных диссидентов (православных и протестантов) повели к вмешательству в ее дела русских. Главной западноевропейской союзницей России была тогда Австрия, а противницей – Франция.

Под влиянием французского посланника Вильнева, Турция на основании договора, заключенного при Петре I, потребовала, чтобы петербургское правительство не вступалось в польские дела.

Однако благодаря умелой дипломатии русского резидента в Стамбуле, Неплюева, султан вскоре согласился признать вмешательство России в Польше естественным, лишь бы императрица Анна Иоанновна соблюдала мир с Турцией.

Однако русско-османские отношения вскоре вновь ухудшились. Ещё одной причиной к этому стал спор между Россией и крымским ханом за Кабарду. Неурядицы вскоре усилил инцидент, сопровождавший начавшуюся войну между турками и персами.

Крымский хан (вассал Порты), следуя на помощь туркам по Закавказью, с демонстративной наглостью провёл свои войска через русские владения. Между русскими и татарами произошло при этом кровавое столкновение. Вильнёв усиленно раздувал все эти недоразумения, но Неплюев ловко смягчал их.

Ввязавшись в войну с персами, Турция остерегалась начинать конфликт ещё и с Россией.

Русско-турецкая война 1735-1739. Карта

После смерти польского короля Августа II (1733) русские и австрийцы устроили избрание ему в преемники своего протеже, Августа III.

Кандидатура французского кандидата Станислава Лещинского (союзника Карла XII в Северной войне) была отклонена. Вильнев после этого удвоил усилия с целью поссорить Россию с Турцией.

Посредством интриг ему наконец удалось свергнуть великого визиря Али-пашу, сторонника мира с Россией. Его сменил опрометчивый и малоопытный Измаил-паша.

В 1730 и султан Ахмед III был свергнут янычарами, которые возвели на турецкий трон Махмуда I. В Константинополе не прекращались смуты.

Неплюев и сменивший его затем Вешняков, видя усиленные французские интриги, стали советовать своему правительству теперь же, в удобный момент ослабления Турции, начать войну с ней. По их мнению, эта война всё равно была рано или поздно неизбежна.

Большинство деятелей петербургского правительства также склонились к безотлагательному началу войны. В 1735 г. руководитель русской внешней политики, граф Остерман, направил письмо турецкому визирю, где указал целый ряд нарушений османами мирных условий.

Остерман просил султана направить уполномоченных на границу для переговоров по этому вопросу. Уполномоченные не были высланы, и Россия сочла это достаточной причиной для объявления войны. (См. о ней статьи Русско-турецкая война 1735-1739 и Русско-турецкая война 1735-1739 – кратко.)

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму.

Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.

Источник: http://rushist.com/index.php/russia/2988-russko-turetskaya-vojna-1735-1739-prichiny

Русско-турецкая война 1735 1739

ПланВведение

1 Предыстория

2 Основные события
3 1735 год
4 1736 год
5 1737 год
6 1738 год
7 1739 год
8 Белградский мирный договор
Список литературы
Русско-турецкая война (1735—1739)

Русско-турецкая война 1735—1739 — война между Российской и Османской империями, вызванная возросшими противоречиями в связи с итогом Войны за польское наследство, а также с непрекращавшимися набегами крымских татар на южнорусские земли. Помимо этого, война соответствовала долгосрочной стратегии России по обретению выхода к Чёрному морю.

https://www.youtube.com/watch?v=qX-1lDAlvj0

В царствование Екатерины I и Петра II отношения с Турцией были мирные. Столкновение произошло при Анне Иоанновне. Повод подали польские дела. Вопрос о диссидентах в Польше повел к вмешательству в её дела русских.

Порта, подстрекаемая французским посланником Вильневом, потребовала на основании договора, заключённого при Петре I, невмешательства России в польские дела. Русский резидент Неплюев устранил недоразумения, и Порта нашла вмешательство России в польские дела естественным, лишь бы русское правительство находилось в мире с Турцией.

Другим поводом к недоразумениям послужила Кабарда, которую Россия хотела присвоить себе, а Турция считала собственностью крымского хана; третьим поводом был своевольный проход войск крымского хана по дороге в Персию через русские владения, поведший к кровавому столкновению русских с татарами на Кавказе.

Все эти недоразумения Неплюеву удалось устранить, несмотря на все старание Вильнева раздуть их. Устранить их было тем легче, что Турция в то время вела неудачную войну с Персией.

Когда после смерти Августа II, в 1733 году, при помощи России польским королём был избран Август III, а не Станислав Лещинский, за которого хлопотала Франция, Вильнев стал употреблять все усилия, чтобы поссорить Россию с Турцией. Для того, чтобы успешней сделать это, он при помощи интриг свергнул великого визиря Али-пашу, расположенного к миру с Россией.

Его заменил Измаил-паша, человек опрометчивый и малоопытный. Около того времени Ахмед был свергнут и на престол возведен двоюродный брат его Мегмет. В Константинополе происходили смуты. Неплюев и помощник его Вешняков, видя все это, советовали своему правительству теперь же начать войну с турками, которая, по их мнению, была рано или поздно неизбежна.

Неплюев скоро был отозван в Петербург, а резидентом остался Вешняков. В Петербурге большинство правительственных лиц стояло за безотлагательную войну, и в 1735 году граф Остерман, указывая в письме к великому визирю ряд нарушений со стороны Порты мирных условий, просил высылки уполномоченных на границу для устранения недоразумений. Уполномоченные не были высланы, и Россия сочла условия мира нарушенными. Тогда началась война.

В 1736 российское командование установило в качестве военной цели взятие Азова и Крыма.

20 мая 1736 российская днепровская армия, насчитывавшая 62 тысячи человек и состоявшая под командованием Христофора Миниха взяла штурмом турецкие укрепления у Перекопа, а 17 июня заняла Бахчисарай.

Однако недостаток в продовольствии, а также вспышки эпидемий в рядах русской армии заставили Миниха отступить на Украину. 19 июня донская армия из 28 тысяч человек под предводительством Петра Ласси с помощью Донской флотилии осадила Азов.

В июле 1737 армия Миниха взяла турецкую крепость Очаков. Армия Ласси, к тому времени увеличившаяся до 40 тысяч человек, одновременно вторглась в Крым, нанеся армии крымского хана ряд поражений и захватив Карасубазар. Но и она была вскоре вынуждена покинуть Крым из-за недостатка снабжения.

Осмелев на фоне российских побед Австрия в июле 1737 объявила Турции войну, однако довольно скоро потерпела ряд поражений. Таким образом её вступление в войну лишь усугубило ситуацию для союзников и укрепило позиции Турции.

В августе Россия, Австрия и Турция начали мирные переговоры в Немирове, оказавшиеся однако безрезультатными.

В течение 1738 существенных военных действий не велось, однако русской армии пришлось оставить Очаков и Кинбурн из-за вспышки чумы.

В июне 1735 г. для войны с Турцией был вызван из Польши Миних, который решил сделать нападение на Крым. По болезни он не мог сделать это сам, и дело было поручено генерал-поручику Леонтьеву (см.).

Имея под своим начальством до 20 тысяч войска, Леонтьев в конце лета вступил в черноморские земли, жестоко покарал ногайцев, но вследствие недостатка воды и продовольствия пришлось, не добравшись до Крыма, возвратиться на Украину. Вслед за тем Леонтьев был заменён фельдмарш. Минихом (см.

), энергично принявшимся за приготовления к новому походу, который и начался ранней весной 1736 г.

Анна Иоанновна

Армия была разделена на две части: главной назначено спуститься по Днепру и занять Крым; другой же части — идти от Изюма к Азову. При последней сначала находился сам Миних. Неожиданно явившись перед Азовом, он почти без выстрела захватил две Т. каланчи и с ничтожной потерей овладел крепостью Лютик, а по прибытии ген.

Левашова с подкреплениями сдал ему начальство и сам отправился к главной армии. Хотя по прибытии Миниха в Царицынку (18 апреля) оказалось, что войско ещё в неполном сборе, но это не воспрепятствовало ему немедленно выступить в поход с тем, что было под рукой. Опрокидывая дорогой толпы татар, русские 28 мая дошли до Перекопа и 1 июня взяли его штурмом.

Выдвинув затем особый отряд под начальством ген. Леонтьева к Кинбурну, Миних вступил в Крым и дошёл до Бахчисарая, предавая все огню и мечу. Однако полное изнурение войск от непривычного климата и всякого рода лишений заставило его уже 17 июля вернуться в Перекоп, где он получил известие о занятия Кинбурна без боя.

28 августа войска наши, разорив перекопские укрепления, выступили в обратный поход и 27 сентября прибыли в Самару. Вслед за тем и оставленный у Перекопа для прикрытия обратного движения войск отряд ген. Шпигеля отошёл к Бахмуту. Между тем, прибывший ещё в начале мая на театр войны и назначенный начальником осадного корпуса под Азовом фельдмаршал Ласси (см.

) успел овладеть этой крепостью. Оставив в ней гарнизон, он с остальными войсками двинулся было к Перекопу, но, встретив на пути отряд ген. Шпигеля, узнал об очищении Крыма нашими войсками. В следующую за тем зиму татары отомстили нам опустошительным набегом на Украину. Захваченные ими пленные были, впрочем, отбиты донским атаманом Краснощёковым.

Действия наши против татар конечно возбудили сильнейшее негодование в Стамбуле, однако Т. правительство, озабоченное известиями о союзе России с Австрией, не предпринимало в течение 1736 г. ничего решительного. Завязанные было в Немирове переговоры не привели ни к каким результатам, и весной 1737 г. военные действия возобновились.

Для развлечения внимания турок поручено было калмыцкому хану Докдук-Омбо (см.) при содействии донских казаков произвести набег на Кубань, в земли ногайцев; а между тем Миних, усилив свою армию до 70 тыс., в исходе апреля переправился через Днепр и двинулся к Очакову.

2 июля крепость эта была взята, и в ней оставлен русский гарнизон под начальством Штофельна. Другая русская армия (около 40 тыс.), предводимая фельдмаршалом Ласси, двинулась с Дона к Азовскому морю; затем, наступая по Арабатской косе, переправилась через Сиваш против устья р. Салгир и вторгнулась в Крым.

При этом весьма важное содействие ей оказал начальник Азовской флотилии, вице-адмир. Бредаль (см.), доставивший к Арабатской косе разные запасы и продовольствие. В конце июля Ласси дошёл до Карасубазара и овладел им; но по усилении болезненности в войсках и истощении провианта должен был оставить полуостров.

Разорив на обратном пути Перекоп, он в начале октября был уже опять на Украине. Между тем Миних, готовившийся овладеть Бендерами, остановлен был в этом предприятии нападением турок на Очаков. Крепость, однако же, устояла благодаря геройской защите гарнизона; но Миних, успокоившись насчёт её участи, уже ничего не предпринимал против Бендер, а выступал обратно в пределы России.

Подобно предыдущим, кампания 1737 г. благодаря климатическим условиям и скоплению всяких непорядков в администрации войск стоила нам огромных потерь в людях; а вследствие падежа лошадей пришлось на обратном пути оставить часть артиллерии в Очакове и в устроенном на р. Буге укреплении Андреевском.

Союзникам нашим, австрийцам, счастье тоже не благоприятствовало, так что они завязали с турками мирные переговоры, к которым приступило и наше правительство. Ободрившийся неприятель предъявил, однако, такие требования, согласиться на которые признано было невозможным. Война возобновилась; но кампания 1738 г. была неудачна для союзников.

Миних с своей ослабленной армией, в пополнении которой ему было отказано, с большими затруднениями дошёл в начале августа до Днестра; но узнав, что по ту сторону реки стоит сильная Т. армия и что в Бессарабии появилась чума, Миних решился на отступление.

Обратное движение на Украину по безводной и пустынной местности, при непрестанно угрожавшей опасности от преследовавших армию татар снова повлекло за собой весьма чувствительные потери. Поход Ласси в Крыму, по опустошённым ещё в прошедшем году местам, тоже был бедственным, так как на этот раз Т. флот воспрепятствовал вице-адм.

Бредалю доставлять сухопутной армии нужные припасы. Войска наши должны были оставить Крым и в конце августа возвратились на Украину. Для австрийцев год этот был особенно несчастлив: одно поражение следовало за другим. Ряд всех этих неудач не повёл, однако, к заключению мира.

Изменён был только план действий на будущую кампанию, Ласси должен был ограничиваться обороной Украины.

Положено вывести русские войска из Очакова и Кинбурна, где они быстро таяли от разных болезней и трудов. Миниху разрешено действовать по личному усмотрению, и армия его была усилена. В начале июня 1739 г.

он перешёл Днепр; 15 августа был уже за Днестром, а 27 одержал блестящую победу при Ставучанах (см.), последствием коей была сдача русским крепости Хотин.

Политические обстоятельства воспрепятствовали дальнейшим успехам Миниха, и между воюющими сторонами был заключён мир.

Составлен был новый проект ведения войны в 1739 г. Были образованы две армии — одна, главная, должна была двинуться через Польшу к Хотину, другая, вспомогательная, в Крым и на Кубань. Первая под начальством Миниха в конце мая перешла польскую границу и в конце июля подошла к Пруту. Здесь у мст. Ставучан, возле Хотина, 17 августа русское войско встретилось с Т.

90-тысячным отрядом под начальством сераскира Вели-паши. Миних разбил турок наголову. Вслед за ставучанской битвой пал и Хотин, а 1 сентября русские войска вступили в Яссы, жители которых обязались содержать первый год 20 тыс. русского войска и подарили Миниху 12000 червонных.

Вскоре Австрия без ведома России заключила отдельный мир с Турцией, по которому уступила последней Белград, Орсову и всё сербское королевство.

Читайте также:  Общественный строй новгородского и псковского государства - история России

Продолжать войну было опасно одной России, и через французского посла Вильнёва начались переговоры с Турцией о мире. Переговоры шли долго, наконец в сентябре 1739 г. был заключён мирный договор в Белграде.

По договору, Россия оставляла за собой Азов, но обязывалась срыть все находящиеся в нём укрепления. Кроме того, ей запрещалось иметь флот на Чёрном море, а для торговли на нём должны были использоваться турецкие суда.

Таким образом, задача выхода к Чёрному морю практически не была решена.

Белградский мирный договор фактически сводил на нет результаты русско-турецкой войны 1735—1739 гг.. Действовал фактически до заключения Кючук-Кайнарджийского мирного договора 1774 г.

  1. История русской армии. М.:»Эксмо», 2007. С. 88

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Русско-турецкая_война_(1735—1739)

Источник: http://globuss24.ru/doc/russko-tureckaa-voina-1735-1739

ActionTeaser.ru — тизерная реклама

После внешнеполитического поражения в борьбе за «польское наследство» версальский двор, имея дальней целью восстановление своего влияния в Польше, сосредоточил усилия на разжигании агрессивных намерений Турции и Швеции.

В результате сразу же после окончания военных действий в Польше началась Русско‑турецкая война. Она стала вторым в XVIII в. вооруженным столкновением двух «непримиримых» соперников. Всего же за 200 лет их противостояния (с 1676 по 1878 г.

) произошло 11 войн, стоивших тысяч человеческих жизней с обеих сторон и более 30 потерянных для созидательного труда лет.

В их ряду война в годы правления императрицы Анны Ивановны и султана Махмуда I, цель которой, как, впрочем, и всех остальных, – установление господства над стратегически важнейшими проливами Босфор и Дарданеллы.

Конкретные причины войны 1735–1739 гг. лежали в истории взаимоотношений России и Турции на Среднем Востоке и в Прикаспии еще в петровское время, когда между ними по договору 1724 г. были поделены владения Персии.

К России тогда отошли территории на западном и южном побережьях Каспия, завоеванные во время Персидского похода 1722–1723 гг. Петра I.

После смерти императора, в силу изменившейся международной обстановки и сложной внутриполитической ситуации в стране, его преемники и думать не могли о продвижении на Средний Восток и далее, в Индию.

Их намерения ограничивались тем, чтобы постараться выполнить завещание Петра I: отвоеванные у Ирана территории «в полное владение и безопасность привесть», а «басурманов в тех провинциях пристойным образом убавливать и населять христиан». Но к началу 30‑х гг. XVIII в.

стало очевидно, что России и эту «урезанную» задачу выполнить невозможно. На то была объективная причина: Россия еще не обладала достаточным военным и экономическим потенциалом. Единственное, что удерживало правительство Анны Ивановны от немедленного возвращения завоеванных провинций Мазендеран, Гилян и Астрабад, – это опасение, что ослабленная в ту пору Персия не сможет их удержать у себя и они станут легкой добычей Турции (они были возвращены Персии по Рештскому договору 1732 г.).

К середине 30‑х гг. обстановка в Персии нормализовалась, чем не замедлило воспользоваться русское правительство. 10 марта 1735 г.

между Россией и Персией был подписан Гянджийский договор, по которому возвращались завоеванные Петром I северные земли Персии – Баку, Дербент, крепость Святой Крест с территорией до реки Терек.

По этим двум договорам у России были не одни только потери: в случае войны с Турцией Персия обязывалась действовать против турецкого султана. Все эти события буквально взбудоражили умы турецких правителей, давно зарившихся на вышеназванные лакомые территории.

Сразу же после заключения Гянджийского договора Турция предприняла попытку выйти через Кавказский хребет к западным прикаспийским владениям Персии. Весной 1735 г.

верный вассал турецкого султана крымский хан Каплан‑Гирей направился к Каспию через владения России, вступив по пути в вооруженные столкновения с русскими пограничными отрядами. Этот поход крымского хана, нарушившего условия Константинопольского (русско‑турецкого) договора 1724 г., явился фактическим началом войны. После того как в России стало известно о готовящемся новом переходе 70‑тысячного войска крымского хана по тому же маршруту, русские войска получили приказ о походе в Крым.

Рассматривая последовательность событий тех лет, С. М. Соловьев писал: «… В Петербурге уже давно хотели начать ее (войну. – М. Р.

): отдали Персии области, завоеванные Петром Великим, и как ни оправдывали эту отдачу тем, что эти области вместо пользы причиняют страшный вред, служа кладбищем для русского войска, однако было очень неприятно начинать царствование уступками приобретений великого дяди; поэтому желалось вознаградить себя за эти уступки приобретениями со стороны Турции, желалось возвратить то, что было уступлено Петром, изгладить таким образом бесчестие Прутского мира». Действительно, военный конфликт мог и не разгореться, если бы не два важных момента, на которые справедливо обращают внимание современные историки. Во‑первых, в умах россиян прочно сидела память о позорных для страны итогах Прутского похода 1711 г., когда Петр I вынужден был уступить туркам дорогой ценой завоеванные Азов и Таганрог, уничтожить с огромными усилиями построенный Азовский флот и пр. В одном из писем Анны Ивановны прямо говорилось, что «Пруцкой трактат был великой вред и бесчестие нашему государству». С той поры мечта о реванше не оставляла русских правителей. Второе обстоятельство, не дававшее угаснуть пламени разгорающегося конфликта, тоже было следствием «прутского синдрома». Вольно или невольно российский посланник в Турции И. И. Неплюев едва ли не в каждом своем донесении провоцировал Анну Ивановну напасть на Турцию, занятую в то время войной с Персией. Вот наиболее характерные выдержки из потока его депеш: «Представляю высокомудрому соизволению Вашего Величества заблаговременно принять меры к укрощению этих варваров, чтоб, не выпустив их из персидской войны, привести в резон и Российской империи покой доставить». Или: «При таком благополучном случае от Вашего Величества зависит смирить турецкую гордость, ибо они при вступлении хотя малого русского корпуса в их землю принуждены будут… мира просить… если на конечную свою гибель не ослепнут».

В начале октября 1735 г. русские войска числом чуть менее 40 тыс. воинов под командованием генерала М. И.

 Леонтьева начали свой бесславный поход в Крым, не дойдя даже до Перекопа, до которого оставалось еще десять дней пути.

Осенние хляби, бескормица для лошадей, голод и болезни солдат, постоянные стремительные уколы татарской конницы, снег и морозы на обратном пути привели к огромным людским потерям. Пала и большая часть лошадей.

В 1736 г. организацию нового похода в Крым поручили фельдмаршалу Б. Х. Миниху, срочно отозванному из Польши. Он разработал план похода, причем не на реальной оценке сил и возможностей – своих и противника, – а замешанный на стереотипе о превосходстве «белого» человека (да еще и немца) над «варварами» Востока и непомерно слащавой лести императрице.

По абсолютному незнанию реальностей самонадеянно уверенный в том, что «турки от российского войска не в малом страхе стоят», фельдмаршал не прислушался к предостережениям кабинет‑министров Остермана и Черкасского: «Армия принуждена будет идти несколько сот верст степью, и притом такими местами, где, кроме весьма немногочисленных колодезей, никакой воды не имеется, она должна будет везти за собой провиант и весь запас для лошадей».

Военные действия 1736 г. начались в двух направлениях – против Крыма и против расположенной в устье Дона турецкой крепости Азов.

Здесь успешно действовала преодолевшая огромный путь из Австрии почти 30‑тысячная Донская армия под командованием новопожалованного фельдмаршала П. П. Ласси.

19 июля комендант крепости еще до начала штурма заявил о полной капитуляции, а на следующий день прислал и ключи от города.

Иначе было на крымском направлении. 20 апреля Миних во главе 54‑тысячной Днепровской армии выступил из Царицына. Разделенная на пять колонн армия растянулась на десятки верст. Определенный в штабах порядок движения войск был нарушен после первого же нападения легкой конницы противника. Теперь армия передвигалась в одном громоздком каре с обозом в центре.

При каждом очередном налете конницы войско останавливалось, по периметру каре выставлялись рогатки, препятствующие прорыву конницы. После отражения нападавших ружейными залпами рогатки снимались, и каре медленно тащилось дальше. Спустя месяц после начала похода Миних доложил, что он достиг Крыма.

Громоздкое войско подошло к Перекопу, и через два дня была взята единственная крепость, охранявшая проход через ров и вал семиверстной перекопской линии. Русский солдат впервые вступил на землю Крыма, испытывая удовлетворение от того, что теперь он топчет землю крымского хана, а не наоборот, как это было веками.

Русский воин наверняка знал, что лишь Петр I в начале XVIII столетия перестал выплачивать крымскому хану унизительную для страны ежегодную дань.

Миних имел приказ «дотла разорить гнездо разбойников», и он это сделал. Были взяты, разграблены и сожжены Гезлев, Кинбурн, столица ханства Бахчисарай и город Султан‑сарай.

Но вскоре армия, так и не разгромив постоянно ускользавшие основные силы крымского хана, повернула назад, к Перекопу: Миних опасался быть запертым на полуострове возвращавшимся из иранских провинций крымским войском.

Для спешного отхода имелись и другие резоны – в условиях нестерпимой жары, нехватки питьевой воды, плохой пищи, антисанитарии тысячи и тысячи солдат гибли от болезней, пала значительная часть лошадей. Причиной массовых смертей была и пруссаческая жестокость Миниха, в самое пекло изнурявшего солдат маршами. B результате была потеряна почти половина армии.

Так бесславно окончился 1736 г.

Потрясение от неуспеха было столь велико, что императрица написала Остерману: «Нам одним турецкое государство вовсе разорить или сгубить невозможно будет, и нынешнего года довольно это показало наше войско, как люди и лошади пропали… не лучше ли войну прекратить…» И далее просила вице‑канцлера изыскать способы прекращения войны выгодным миром. Но то была, видимо, минута отчаяния.

Главная операция, назначенная на 1737 г., – овладение мощной крепостью Очаков. Ее осуществление вновь возложили на Миниха. В конце апреля войско численностью 60–70 тыс.

человек из Переволочни выступило в поход и 30 июня подошло к Очакову.

2 июля, после сильных бомбардировок, вызвавших пожары в городе, Миних безрассудно бросил половину армии на приступ крепости, ничего не подготовив для преодоления глубокого рва и штурма стен.

He сумев с ходу преодолеть ров, штурмующие оказались в зоне прямого огня и в «значительном беспорядке» стали отступать, преследуемые вышедшими из крепости турками.

На этот раз русских от поражения спасло чудо: пожар подобрался к пороховым погребам осажденных. Взрыв был такой силы, что под обломками стен и зданий погибло до трети гарнизона.

Воспользовавшись паникой, гусары и казаки ворвались в крепость, началась массовая резня, комендант сдал крепость «на всю волю» победителя, прося только о «пощаде жизни».

Наскоро восстановив укрепления Очакова и оставив в нем 8‑тысячный гарнизон, Миних с армией двинулся к Бендерам с надеждой на изгнание турок из Бессарабии. Однако недостаток провианта вынудил армию повернуть назад.

Как и в кампании 1736 г., огромными были потери от болезней. Если при штурме Очакова потери составили не более 4 тыс. человек, то за время похода – 12 тыс. солдат и офицеров.

Миних вновь оправдывался «жарким климатом и дурной степной водой».

Итак, кампания 1737 г. окончилась взятием Очакова. Попытка Турции в октябре 1737 г. вернуть эту стратегически важную крепость, контролировавшую устья Днепра и Южного Буга, не удалась.

В Крыму, где на этот раз действовал 25‑тысячный корпус П. П. Ласси, удача поначалу была на стороне русских войск.

В июле корпус беспрепятственно вступил на полуостров не через Перекоп, где его уже ждали, а через Гнилое море (Сиваш) и Арабатскую стрелку и направился к Kapacy‑Базару, разоряя и безжалостно выжигая на своем пути села крымчан.

Ласси дважды разбивал татарское войско под предводительством самого хана и однажды даже гнал его 15 верст – до самых гор. Однако жара, безводье, отсутствие фуража опять вынудили русские войска уйти из Крыма к Молочным Водам.

Каковы же итоги кампании 1737 г.? Попытки российских дипломатов П. П. Шафирова, А. П. Волынского и И. И.

 Неплюева на конгрессе в Немирове, открывшемся в августе по инициативе турецкой стороны, добиться признания «земель татарских Кубань и Крым и прочие до реки Дуная лежащие со всеми жителями и крепостями» во владении России не увенчались успехом.

Турки отвергли и требование о предоставлении независимости Валашскому и Молдавскому княжествам. Началась подготовка к кампании 1738 г.

Наскоро организованная, она также закончилась неудачей.

100‑тысячная армия во главе с Минихом тремя неуклюжими огромными каре медленно двинулась к крепости Бендеры. Но цель не была достигнута.

Как свидетельствует австрийский капитан Парадис, «русская армия употребляет более 30 часов на такой переход, на какой другая армия – четыре часа».

Такую скорость во многом определял громоздкий обоз: майоры имели до 30 телег, сержанты в гвардии – по 16. Обоз брата фаворита Бирона генерала Г. Бирона состоял из 300 быков и лошадей, 7 ослов, 3 верблюдов.

Беды, поджидавшие армию, все те же: объективные – жара, безводье – и самими созданные – отсутствие всякой гигиены, недостаток фуража. И тот же результат – огромная смертность людей, массовый падеж скота.

Нехватка тягловой силы привела к тому, что на обратном пути даже бросили несчетное количество орудийных снарядов и походного снаряжения. Из‑за эпидемии чумы, унесшей 20 тыс.

жизней, были оставлены Очаков и Кинбурн.

Армия Ласси, легко преодолев Сиваш, в июне без труда захватила и уничтожила Перекопскую крепость. Но уже в начале июля русский лагерь у Перекопа все чаще стали беспокоить налеты неприятельской конницы.

На военном совете было принято ставшее уже традиционным решение: «Так как армия терпит недостаток в воде и конских кормах, а неприятель прежде изнурения нашего войска не намерен вступить в сражение, а далее идти в Крым по известному в воде и кормах недостатку нельзя, то надобно идти от Перекопа прямейшим трактом к Днепру». Что и было сделано.

Полный провал кампании 1738 г., казалось, должен был сильно расположить Петербург к миру, особенно в условиях подъема антирусских настроений в Швеции, Польше, непрекращающихся восстаний в Башкирии. «Прутский синдром» перевесил все иные доводы. Пятый год войны должен был стать решающим.

На этот раз по плану, представленному императрице кабинет‑министром А. П. Волынским, А. М. Черкасским, А. И. Остерманом и Минихом, «главной армии надобно идти прямо через Польшу к Хотину… а другой армией, для диверсий, действовать против Крыма и Кубани».

Как оказалось, план движения к турецкой крепости Хотин на Пруте через Польшу, а не по безводным степям неожиданно и для самих его авторов оказался удачным.

28 мая армия перешла польскую границу и четырьмя колоннами по разным трактам двинулись к Бугу, который перешла в конце июня. В середине июня войска переправились через Днестр и вступили в Молдавию. Сытое русское войско «в чрезвычайном кураже» покатилось к Хотину, на пути к которому в полутора милях от крепости при деревне Ставучаны стал сераскир Вели‑паша с 90‑тысячной армией.

Читайте также:  Победы петра i - история России

17 августа произошло решающее сражение, в результате которого разбитые турецкие войска в панике отступили к Хотину, оставив русским огромные запасы продовольствия, пушки и снаряжение. Потери русских составили 13 убитых и 54 раненых. «Никогда еще совершенная победа не была одержана с такою малою потерею!» – замечает находившийся на русской службе полковник К. Г.

 Манштейн, автор записок о России.

Спустя два дня без боя сдался Хотин. В конце августа армия преодолела Прут и направилась в глубь Молдавии. «Армия, – замечает С. М.

 Соловьев, – шла весело, имея обилие в фураже и в съестных припасах; неприятель был поражен страхом. Турки бежали за Дунай, татары – за Днестр».

1 сентября взяты Яссы, и прибывшая в лагерь Миниха депутация молдаван признала российскую императрицу «государынею Молдавии».

В то время когда Миних «торжествовал покорение Молдавии», союзники‑австрийцы сдали туркам Белград, ключевую крепость в Сербии, и заключили с ними сепаратный мир, «мир стыдный и весьма предосудительный», по оценке Миниха.

Торопились с миром в надоевшей всем войне и в Петербурге, рассчитывая на выгодные его условия после победы при Ставучанах, взятия Хотина и Ясс. Однако весть о прелиминарном соглашении австрийцев с турками вызвала в столице уныние и дурные предчувствия. Так оно и случилось. Стоившая России 100 тыс.

человек и огромных материальных потерь война принесла ей немного. По заключенному при посредничестве Франции 18 (29) сентября 1739 г. Белградскому договору Россия в обмен на Азов возвратила туркам и Хотин, и Яссы, и Очаков с Кинбурном.

Причем в Азове Россия не имела права строить укрепления и держать гарнизон, а также иметь флот на Азовском и Черном морях. Большая и Малая Кабарда и территория к югу от Азова признавались «барьером между двумя империями».

Реальным же приобретением в войне была степная территория в несколько десятков верст на Правобережной Украине. Условия Белградского мира 1739 г. были аннулированы лишь спустя три с небольшим десятилетия по Кючук‑Кайнарджийскому мирному договору 1774 г.

Источник: http://moitvoru.ru/index.php/istoriya-rossii/15098-russko-turetskaya-vojna-1735-1739-gg-vostochnyj-vopros

Русско-турецкая война 1735-1739 гг.: причины, итоги

В XVIII веке главным яблоком раздора между Россией и Турцией было Крымское ханство. Татары регулярно появлялись на территориях казаков, что вызывало неизбежные конфликты.

В мае 1735 года в Санкт-Петербург пришла новость о том, что войско хана пересекло российскую границу, чтобы добраться до Персии.

Это было достаточным поводом для объявления очередной войны с Турцией (крымские татары были ее вассалами).

Поход Леонтьева

В это время Россией правила Анна Иоанновна (1730 – 1740).

Незадолго до того как вспыхнул конфликт с Османской империей, ее войска отправились в Польшу, чтобы поддержать в борьбе за местный престол курфюрста Августа. Кампанией руководил фаворит императрицы Миних.

Именно ему пришла телеграмма из столицы, в которой Анна просила немца отправиться с армией на юг. Так началась русско-турецкая война 1735 – 1739 гг.

https://www.youtube.com/watch?v=_zVtD5RBEyA

Миних решил подождать до зимы и с наступлением холодов начать блокаду Азова – важной крепости, за которую сражался еще Петр I. В сентябре фаворит и его советники заболели лихорадкой. Из-за этого он изменил свои планы и отправил генерала Леонтьева в Крым.

В его войске было порядка 40 тысяч человек и десятки орудий. Однако никаких успехов он не добился. Осенние дожди и распутица сыграли с ним злую шутку. В армии начались болезни и массовый падеж лошадей. Потеряв 9 тысяч человек, Леонтьев вернулся ни с чем. Русско-турецкая война 1735 – 1739 гг. началась с привычного головотяпства высших чинов и неудач.

Осада Азова

Для того чтобы армии было легче вести боевые действия в окрестностях Азова, в 30 километрах от него была построена временная база – крепость святой Анны. Миних прибыл сюда в марте 1736 года. В конце месяца началась осада, которая была рассчитана на истощение противника. Турки плохо подготовились к такому повороту событий и практически без боя сдали все окружающие фортификации.

Однако и со стороны русских генералов было много глупостей. Например, в апреле граф Петр Ласси получил приказ отправиться под Азов, чтобы участвовать в руководстве боевыми действиями. Он так торопился, что взял с собой лишь крохотный отряд из дюжины казаков. Рядом с Изюмом (город в современной Харьковской области) на него напала ватага татар. Отряд был рассеян, а сам генерал едва унес ноги.

Сдача Азова турками

В мае к Азову прибыла российская эскадра, спустившаяся по Дону. Корабли привезли новую артиллерию. С этого момента около 40 орудий беспрестанно вели огонь по крепости. Однажды снаряд угодил в склад пороха, из-за чего в городе произошел сильнейший взрыв, разрушивший сотню домов и убивший более трехсот жителей.

На фоне этих успехов турецкий наместник решил сдать Азов, так как его соотечественники не могли прийти ему на помощь. Это случилось 19 июня. Были согласованы условия капитуляции. Все мусульманское население города могло свободно покинуть его стены. Из Азова ушло около 40 тысяч жителей.

Русские войска освободили из местной тюрьмы сотни православных заложников. Также победителям достались множество пушек. Из-за регулярного огня мортир городские постройки были по большей части уничтожены или сильно повреждены.

Русско-турецкая война (1735 – 1739) ознаменовалась первым серьезным успехом нашей армии.

Миних в Крыму

В апреле 1736 года Миних повел 54-тысячное войско в Крым. 18 числа оно подошло к Перекопу – форпосту, стоявшему на единственном узком перешейке, который вел на полуостров. Вокруг него был глубокий ров. Это неприятно удивило Миниха, так как накануне его уверяли, что инфраструктура турок в плохом состоянии.

Перед тем как приступить к штурму, фельдмаршал решил отправить грамоту хану. В ней он предлагал татарам перейти в подданство российской императрице, а также обвинял соседей в регулярных набегах.

Хан в ответ прислал мурзу, который сообщил, что никаких атак не было, а на месте грабителей были ногайцы.

Русско-турецкая война (1735 – 1739) могла бы закончиться, если бы парламентеры нашли общий язык.

Однако Миних не смог договориться с мурзой. Тогда он отправил посла обратно, обещая хану, что тот увидит свои города пылающими и разрушенными за то, что не захотел принять милость Анны Иоанновны.

Штурм Перекопа

Русские начали штурм. Солдатам удалось быстро форсировать ров, а также бруствер. Серьезной проблемой остались башни, беспрерывно обстреливавшие пехоту. Одну из них удалось захватить роте Преображенского полка, состоявшей из 60 человек. Здесь было изрублено 160 турок. Остальные гарнизоны бежали вслед за татарами.

Последним оплотом противника осталась крепость. Паша сдал ее 22 мая, после того как договорился, что туркам будет разрешено беспрепятственно уйти из осажденной фортификации. Так был захвачен Перекоп.

Русско-турецкая война 1735 – 1739 гг. продолжалась. Следом за Перекопом сдалась крепость Кинбурн. К ней отправился генерал Леонтьев, в распоряжении которого было около 10 тысяч солдат. Это был важный форт, контролировавший устье Днепра.

Поход вглубь полуострова

После первых успехов на военном совете возник спор. Миних предлагал продолжать наступление вглубь полуострова всеми возможными силами. Он считал, что благодаря этому русско-турецкая война (1735 – 1739 гг. – ее фактическая длительность) окончится быстрее.

Некоторые другие генералы думали иначе. Они объясняли опасность похода в земли, где практически нет воды. Как правило, армии, оторванные от коммуникаций, в таких условиях становились легкой добычей для татар.

Однако точку зрения Миниха все же поддержали, и 25 мая он отправился на юг.

Первым пал город Козлов, или современная Евпатория. Когда отряд казаков пошел на штурм, обнаружилось, что крепость оставлена и подожжена, а ее жители бежали в Бахчисарай. 17 июня русские подошли к столице. Взять ее прямым штурмом было непросто, так как единственная проходимая дорога была под наблюдением.

Поэтому Миних оставил всех больных и раненных с обозами в стороне под охраной небольшого отряда, а сам с отборными войсками двинулся в обход города. Маневр удался: татары не заметили, как под покровом ночи казаки оказались рядом с Бахчисараем. Им навстречу был отправлен лучший полк из татар и янычар. Сперва им удалось смять русских и даже отобрать несколько пушек.

Однако в итоге контратака привела к поражению турок. Бахчисарай был взят, а жители бежали.

Возвращение на зимние квартиры

Татары скрылись в горах, а турки эвакуировались в Кафу. Сначала Миних хотел отправиться в этот город, чтобы также разрушить его. Однако русская армия была крайне изнурена. Особенно жестокой была жара – полки выступали после рассвета и весь день шли при косящем зное.

Это была европейская стратегия войны, которая не подходила для кампаний в степях с таким климатом. Из-за многочисленных человеческих потерь Миних повернул назад. В Перекопе он задержался также ненадолго.

Собрав все свои отряды, фельдмаршал посчитал потери – около 30 тысяч человек, большая часть из которых погибла от болезней или жары.

Разоренный полуостров был оставлен, а Миних поехал в Петербург объясняться перед императрицей. Так закончилась кампания, которой ознаменовалась русско-турецкая война (1735 – 1739). Причины больших потерь заключались в неумении Миниха приспособиться к местным южным условиям.

Австрия присоединяется к войне

Победа российского оружия убедила Австрию в том, что Турция беззащитна. Монархия Габсбургов хотела продолжить свою экспансию на Балканах. Однако армии императора Карла VI потерпели на своем фронте ряд чувствительных поражений, что только укрепило положение Османской империи. Неудачи были связаны с плохой организацией и шапкозакидательством в австрийском штабе.

Бои за Очаков

Тем временем Миних приехал в Киев, где его ждало войско, состоявшее из 70 тысяч свежих солдат. Его целью была важная крепость Очаков. В гарнизоне Миниха было около 20 тысяч человек.

Русская армия пришла к стенам города внезапно. Ее артиллерия сильно отстала от пехоты. Миних решил не ждать подвоза орудий, а начать штурм теми силами, которые у него были на тот момент.

Ситуация была довольно шаткой, так как турки собирали вспомогательную армию около Бендер.

В первый же день неожиданно почти весь гарнизон вышел за ворота и атаковал осаждающих. Однако смелость турок не помогла, и им пришлось отступить. Их армия понесла большие потери.

Ситуация осажденных стала критической, когда в городе взорвался пороховой склад и начался серьезный пожар. Смятением в гарнизоне воспользовался русский флот. Казаки сошли с кораблей и захватили крепость с моря.

После этого комендант отдал приказ поднять белый флаг.

Однако успех осады Очакова вскоре был сведен на нет. Через несколько месяцев в городе вспыхнула эпидемия, из-за которой в массовом порядке умирали солдаты. В сентябре 1739 года военный совет решил оставить крепость.

Такая же судьба ждала солдат в Кинбурне. Так закончилась еще одна кампания, которой запомнилась русско-турецкая война (1735 – 1739). Таблица, представленная ниже, показывает соотношение сторон во время осады Очакова.

Осада Очакова в 1737 году

Россия Турция
Военачальники Бурхард Миних Мустафа-Паша
Силы сторон 70 тысяч 20 тысяч
Потери 3 тысячи 15 тысяч

Поход к Бендерам в 1738 году

Новой целью основной армии Миниха оказались Бендеры. Чем дальше русские продвигались на запад вдоль побережья Черного моря, тем больше было шансов, что скоро закончится русско-турецкая война (1735 – 1739 гг.). Итоги похода, однако, были неутешительными. Миниху не удалось захватить хотя бы одну важную крепость и закрепиться в регионе.

Последним рубежом оказалась река Днестр. Когда сюда пришел фельдмаршал, он встретил на противоположном берегу огромное 60-тысячное войско турок, с которым было очень тяжело сражаться из-за отсутствия нормальной переправы. Инженеры не могли навести временные мосты из-за того, что по ним постоянно открывали огонь. Стояние на Днестре привело к тому, что у армии начали кончаться припасы.

Русско-турецкая война 1735 – 1739 гг., кратко говоря, шла с переменным успехом. Поэтому Миних не решился давать генерального сражения и вновь отступил на зимние квартиры.

Кампания 1739 года

Уже в следующем году армии все-таки удалось форсировать Днестр. Сделано это получилось благодаря тому, что путь до этой реки был значительно сокращен. Миних уговорил императрицу дать ему разрешение пройти на юг через Польшу, что было заметно легче, чем по дикой степи.

Главным успехом русского оружия в этот год оказалось взятие крепости Хотин, которая открывала путь на Бендеры. Генерал Левендаль стал комендантом этого важного города. В то же время Миних подошел к Яссам, где проживало молдавское этническое большинство.

Белградский мир

Тем временем в Петербург пришли удивительные новости. В сентябре 1739 года Австрия подписала мир с Турцией в обход своих договоренностей с Россией. Кроме того, шведское правительство вело переговоры с Османской империей о союзнических действиях.

На финскую границу был отправлен дополнительный корпус из 10 тысяч солдат. Стало ясно, что перед Россией возникает угроза войны на два фронта. В Петербурге этого явно не хотели, поэтому и начали переговоры с турками об окончании вооруженного конфликта.

29 сентября 1739 года был подписан договор между двумя странами. Парламентеры встретились в Белграде. Главные тезисы документа были следующие. России доставался Азов, однако все укрепления крепости должны были быть срыты, что делало город беззащитным. Кроме того, Россия не могла иметь собственный флот на Черном море.

Торговля в регионе должна была проводиться только с помощью турецких судов. Это означало, что Россия не получила практически ничего после кровопролитной четырехлетней кампании, которая стоила жизней 100 тысячам солдат. Русско-турецкая война (1735 – 1739), кратко говоря, не оправдала ожиданий Санкт-Петербурга.

Тем не менее, Анна Иоанновна попыталась сохранить репутацию и устраивала в столице бесконечные маневры и праздники по случаю подписания договора.

Причины малых успехов

Такой осталась в истории русско-турецкая война 1735 – 1739 гг. Причины неудачи России заключались еще и в том, что все европейские державы выступили против нее.

Это касалось австрийцев, а также французов, которые были официальными посредниками между сторонами конфликта, но не сделали ничего, чтобы поддержать Романовых.

Парижу было важно обеспечить свои интересы в регионе, после того как окончилась русско-турецкая война 1735 – 1739 гг. Таблица ниже показывает основных военачальников этого конфликта.

Военачальники русско-турецкой войны (1735 — 1739)

Россия Турция
Бурхард Миних Махмуд I
Петр Ласси Менгли Гирей

Следует отметить и стратегические ошибки главных генералов — Миниха и Ласси. Они не жалели солдат.

Кроме того, фельдмаршалы использовали боевое каре, которое было крайне неэффективно против ударов мобильной и быстрой конницы. Это показали итоги русско-турецкой войны 1735 – 1739 гг.

Солдаты отстреливались от кавалерии, в то время как бой штыком почти не использовался, что было грубой ошибкой командования.

Источник: http://buk-journal.ru/article/220192/russko-turetskaya-voyna—gg-prichinyi-itogi

Ссылка на основную публикацию