Продвижение России в казахстан — история России

Как присоединялся Казахстан к России на самом деле? — Султанов

Последнее время тема присоединения стала объектом многочисленных манипуляций.

Считается, что в российском подданстве казахи искали спасения от джунгарских набегов. Но на самом деле врагов у казахов хватало и без джунгар.

Сегодня их стараются лишний раз не упоминать — скорее всего, из соображений политкорректности.

Зато всяческих мистификаций и спекуляций относительно российской политики в последнее время появилось предостаточно. Об этом рассказывает историк и политолог Булат Султанов.

Булат Султанов. Источник Берлек-Единство.

Этим интервью портал 365info открывает цикл материалов по истории Казахстана — от древности до современности.

Когда истина дешевле

— Болат Клычбаевич, почему для первой беседы вы выбрали именно тему присоединения Казахстана к России?

— Хоть история сама по себе наука объективная, зато историки у нас большей частью субъективны. К сожалению,

Исторические работы (и работники), в первую очередь отвечающие интересам не истины, а правителей и элит, это даже не наше изобретение. Они появились с момента начала истории цивилизации. И я хотел бы объективно и в доступной форме посмотреть на события, оценки которых сегодня особенно часто или неверны, или фальсифицируются сами факты.

А чтобы дальше вся беседа была понятнее, начнем с терминов. В современной политической литературе один из самых неудачных терминов при разговоре о Казахстане — «Центральная Азия». В советское время был термин «Средняя Азия и Казахстан», под которым подразумевались Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан, Туркмения и Казахстан.

И это определялось не только экономическим районированием СССР (который являлся самостоятельным экономическим регионом), но и тем, что Казахстан, в отличие от соседей по региону, являлся евразийской мультэтнической поликонфессиональной республикой.

Кстати, отличие Казахстана от республик Средней Азии не только географические или экономические, но и то, каким образом они входили в состав Российской империи. Но об этом чуть позже.

Так вот, Центральная Азия в классической географической науке включает в себя не только государства нашего региона, но также Монголию, западную часть Китая и южную часть Сибири. Когда СССР распался, в начале 90-х предпринимались попытки объединения государств в какую-то форму.

— Но вернемся к теме интервью. Вы обещали рассказать, в чем разница между присоединением к Российской империи Казахстана и стран Средней Азии.

— Общеизвестно, что первым в состав России вошел Младший жуз. Весь процесс присоединения Казахстана к России в литературе и советского периода, и в последующие годы все время связывался с агрессией Джунгарского ханства.

Джунгарское ханство (остатки западно-монгольского кочевого государства) располагалось на территории нынешнего Синьцзян-Уйгурского автономного округа, на протяжении многих лет казахи постоянно воевали с джунгарами. При этом запад Казахстана от Джунгарии очень далек.

В 1723 году произошло очередное крупное вторжение джунгар, подвергшиеся нападению казахские роды вынуждены были откочевать, уйдя к Ходженту, Самарканду, дошли даже до Ташкента. Если изучать карту,

Но первым к России обращается Младший. Почему?

В конце 17 — начале 18 веков попытки создать казахское централизованное государство не удались. Тем не менее, казахскому ополчению под командованием хана Младшего жуза Абулхаира удалось нанести джунгарам ряд поражений. Но

В окружении врагов

— Казахов войны с джунгарами конечно ослабили, но дело в том, что эти набеги не были единственной или главной причиной. Сегодня, видимо, из политкорректности, мы или замалчиваем, или пытаемся убрать на второй план, какая на самом деле была ситуация в степи на тот момент.

А с запада постоянно происходили набеги племен башкиров и волжских калмыков. Хива вообще была центром работорговли по всей Средней Азии, и им было чем поживиться в казахских кочевьях. Так что когда мы говорим о событиях 18 века, следует честно признать, что

Как известно, Абулхаир хан 10 октября 1731 года присягнул Российской империи. В 1734 году с аналогичной просьбой обратился хан Среднего жуза (который постоянно воевал с джунгарами) Семеке. Но это процесс немножко затянулся. Последним вступил Старший жуз.

И вот тут есть очень интересный факт, который сейчас тоже не особо афишируется, хотя вроде и не замалчивается. Как известно, Абылай хан в 1748 году принял российское подданство.

— такой вот интересный феномен дипломатических отношений восемнадцатого века. Наши историки утверждают, что при этом он все же сохранил свою самостоятельность. Так что когда мы иной раз говорим о многовекторной политике, сразу вспоминается Абылай хан.

Вопрос жизни и смерти

Но вернемся к Старшему жузу. Он стал последним, потому что часть земель находилась под властью Коканда. Казахи зимовать уходили на юг, где на них начинались набеги. Причем

Их вообще было около 115. Они то входили, то выходили из состава Хивы и Коканда.

На юге казахи постоянно поднимали восстания против кокандцев и хивинцев. Например, в 1821, 1843, 1845 годах. И наконец

Восставшие дошли до Пишпека и даже захватили несколько кокандских крепостей.

Тем временем Российская империя столкнулась с необходимостью колониального завоевания среднеазиатских государств.

Продвижение России на юг сопровождалось строительством крепостей и опорных пунктов. В 1854 было заложено укрепление Верное, которое уже на следующий год, даже не будучи городом, стало превращаться в центр Семиреченского края.

В октябре 1860 года кокандцы отправляют в Семиречье двадцатитысячное войско, чтобы закрепить свое владычество в этом регионе. Эта армия двинулась на Верное. Навстречу им выдвинулись русские части под командованием на тот момент подполковника Герасима Колпаковского.

Недалеко от Алматы есть населенный пункт Узун Агаш — в том месте произошло большое сражение, где столкнулось кокандское войско и русская армия при поддержке отрядов казахских джигитов. Сражение длилось три дня — с 19 по 21 октября.

А нынешний проспект Достык в Алматы в досоветское время носил имя генерала Колпаковского.

До узунагашского сражения власть кокандцев простиралась практически до самого Верного. И казахи натерпелись от них немало.

Так что когда мы говорим о колониальном завоевании Средней Азии Российской империей, нужно учитывать и эти факторы.

Выбрали не только защиту, но и товары

Еще в конце 18 века казахи, теснимые агрессорами, в поисках спасения переходили Урал. А в 1801 году император Павел 1 разрешил создать на территории между Уралом и Волгой Букеевскую орду (ныне часть ЗКО) во главе с султаном Букеем. Букеевская орда была больше, чем Бельгия, Нидерланды и Люксембург вместе взятые.

Некоторые историки абсолютно правильно отмечают, что были и экономические причины присоединения.

В России произошла промышленная революция, оттуда к нам начали идти товары качественнее и дешевле, чем ремесленные изделия из мастерских Хивы и Бухары.

По аналогии можно вспомнить, как многие индийские ремесленники разорились после того, как на территорию Индии хлынули промышленные английские товары. В общем,

Кочевое хозяйство вообще не может существовать без торговли с городами: туда идут мясо, шерсть и кожа, а обратно — металл, украшения и многое другое. Так что такой поворот к российским товарам нанес сильный удар по ремесленному производству среднеазиатских государств и их экономическому развитию.

Продолжение следует.

Источник: https://365info.kz/2017/12/kak-prisoedinyalsya-kazahstan-k-rossii-na-samom-dele-sultanov/

Продвижение России в Среднюю Азию

Продвижение России в Среднюю Азию вызвано было теми же причинами, что и стремление захватить Крым. Весь XVIII век русские только отбивались от набегов работорговцев из среднеазиатских ханств и от вторжений кочевых племен.

Городки и крепости Оренбургской линии, блестяще описанные Пушкиным в «Капитанской дочке», — типичные крепости на рубежах России. Башкиры и казахи совершают набеги на русские поселения с теми же целями, что и крымские татары: крадут или захватывают людей, продают их в государства Средней Азии. Государств этих три: Кокандское ханство в Фергане и Бухарское и Хивинское ханства.

Численность оседлых жителей Кокандского ханства не превышает 4 млн. человек. В Бухаре проживает не более 3 млн. человек, в Хиве — не более полутора миллионов. Абсолютное большинство из них — до 95 % — крестьяне. Почти все они прозябают в чудовищной нищете. Остальные — ремесленники и купцы, сосредоточенные в столицах ханств.

Все три ханства — неограниченные монархии, словно сошедшие со страниц сказок «Тысячи и одной ночи».

Невероятная, показная пышность одежд ханов и их приближенных, гаремы, верблюды, глинобитные и каменные крепости, минареты, пение муэдзинов, барханы, джейраны, караваны.

Экзотика! Темная сторона этой «экзотики» — дикий произвол правителей, устрашающая жестокость. Обыденная часть повседневной политики — бесправие и рабство населения.

Великий таджикский писатель Садриддин Айни описал свое детство, проведенное в Бухаре.

Со страниц его воспоминания ярко предстает восточный город с высокими стенами домов, образующих кривые улочки, с горами нечистот, устрашающей антисанитарией и совершенно обыденной работорговлей.

Все знают, на каких именно рынках и в какое время продают рабов, сколько стоит раб и куда каких рабов следует вывозить, чтобы заработать на этом занятии. Точно так же, как знают, когда собирать урожай винограда и алычи, и как надо делать саман.

И даже эти ханства — еще самая цивилизованная, культурная часть Средней Азии. Казахи, киргизы и туркмены живут родовым строем, у них только зарождается государство. Кочевники то мирно торгуют с оседлыми, то нападают на них, когда скот гибнет от бескормицы, есть нечего и торговать тоже нечем.

Они же охотно торгуют рабами: теми, кого привезли из русских земель, и пойманными в государствах-оазисах.

Садриддин Айни в романе «Рабы» очень хорошо описал, как шайки людокрадов ловили крестьян и горожан прямо в загородных садах, заковывали в цепи и увозили в другие области Средней Азии или в Персию.

Самый большой из кочевых народов — казахи делились на три жуза, то есть орды. Старший жуз — на юго-востоке, в Семиречье, Средний — в центральном Казахстане и Младший — на западе страны. В 1731 году хан младшего жуза Абулхаир принял русское подданство. В 1740 году стали принимать русское подданство ханы и султаны Среднего жуза.

Причины две. Первая: Россия стала основным потребителем скота и продуктов скотоводства. В России можно было получить хлеб, которого в степях всегда не хватало. Вторая причина в том, что над казахами нависла угроза завоевания со стороны Джунгарского ханства.

Во время походов начала 1720-х годов джунгары завоевали земли Старшего жуза и часть земель Среднего. Джунгары грабили, отбирали скот, угоняли казахов в рабство. Некоторые аулы совсем запустели, потому что при малейшем сопротивлении джунгары истребляли казахов поголовно. Традиция степной войны — истребление врага.

Врагом же считался даже младенец в люльке, чтобы не вырос из него мститель.

Восстания казахов, их победы на реке Сарысу в 1726 году и к югу от озера Балхаш в 1729 году вытеснили джунгар из Казахстана. Но угроза нашествия оставалась.

В 1741 году джунгары снова вторглись в Казахстан, но, продолжая движение на запад, столкнулись с военными постами: русские ввели войска на территорию новых подданных.

Джунгары не приняли боя с регулярной европейской армией и тут же ушли к себе.

Читайте также:  Ливонская война ивана грозного - история России

Русские запрещали торговлю рабами, не позволяли творить произвол при сборе налогов, ограничивали права султанов и родовых вождей. В 1822 году они ликвидировали власть ханов Среднего жуза, в 1824 году — ханов Младшего жуза. Ханам это совершенно не понравилось.

В Среднем жузе восстание против нововведений возглавил султан Касым и его сыновья, Саржан и Кенесары. Кенесары Касимов воевал с русскими до 1847 года, стараясь опереться на Хиву и Бухару. Ханы оседлых государств послали хлеб и оружие, но своих армий не двинули.

Поражение восстаний было совершенно неизбежно, и не только из-за превосходства русских в вооружении и организации. Но и потому, что абсолютное большинство казахов не поддерживало повстанцев: они оставались кучкой феодалов, отстаивавших свои средневековые права.

В 1830 году Старший жуз пошел было под державную руку Коканда, но затем рассудил, что под покровительством русского царя находиться выгоднее. В 1846 году Старший жуз, самый богатый и сильный, присягнул России. В его землях в 1854 году построили типичный укрепленный форпост «Верное». Позже укрепление стало городом Верный (ныне Алматы, в русском варианте — Алма-Ата, то есть «отец яблок»).

«Замирение» казахов позволило задуматься и о том, чтобы завоевать ханства Средней Азии. Экономической необходимости в этом не было ни малейшей. Наоборот, война заставляла нести новые расходы. Однако надо было обезопасить свои новые рубежи.

Казахская степь проходима во все стороны точно так же как Русская равнина и как равнины Сибири. Поэтому были поставлены укрепленные пункты в Казахстане. Оренбург и другие города Предуралья оказались в глубоком тылу.

Но ведь и новая граница нуждается в надежной защите…

Другая причина красочно описана в книге К. Е. Мейендорфа «Путешествие из Оренбурга в Бухару». В 1834 году он добрался до Хивы и Бухары, лежащих в оазисах и отделенных от других стран поясом страшных пустынь. В этих государствах было немало русских рабов.

Впрочем, почему только русских? После взятия генералом Михаилом Дмитриевичем Скобелевым Хивы среди русских рабов оказались люди с именами Фарид и Юсуф, пойманные детьми «где-то на Волге».

«От 500 до 600 русских томятся в рабстве: они были проданы киргизами или туркменами, захватывающими потерпевших кораблекрушение рыбаков на восточном берегу Каспийского моря, или хивинцами».

Офицер русской службы Егор Казимирович Мейендорф пишет, что «участь рабов в Бухаре внушает ужас. Почти все русские жаловались на то, что они… измучены побоями. Я видел одного раба, которому его хозяин отрезал уши, проткнул руки гвоздями, облил их кипящим маслом и вырезал кожу на спине, чтобы заставить его признаться, каким путем бежал его товарищ.

Большая часть русских невольников… содержались в заключении и работали с кандалами на ногах в продолжение нескольких недель нашего пребывания в этом городе.

Лишь один из них сумел присоединиться к нам верстах в ста от Бухары после 18-дневного скитания по пустыне. В течение этого времени он поддерживал себя только водой и мукой.

…Я не могу описать бурного восторга десятка русских невольников, которых мы выкупили в Бухаре и во время пути» (Мейендорф Е.К. «Путешествие из Оренбурга в Бухару», М.: Наука, 1975, с. 145.).

Далее Егор Казимирович рекомендует русскому правительству «задержать по всей империи хивинцев и бухарцев с их товарами», чтобы «вернуть на родину, в круг родных, к своей вере тысячи людей, исторгнутых из пределов России». Этой рекомендации, рекомендации одного из своих генералов, Российская империя не приняла: хивинских и бухарских купцов не задержали. Но почему Российская империя стремилась завоевать гнезда работорговли, уже ясно.

Первый хивинский поход 1839-1840 годов Оренбургского генерал-губернатора В. А. Перовского оказался крайне неудачен. 14 ноября 1839 года на войну вышел отряд из 5 тысяч человек и 20 орудий.

Для похода выбрали зиму, чтобы избежать убийственной для европейцев жары.

Но континентальный холод убивал ничуть не меньше: во время перехода половина отряда погибла от холода, и большая часть верблюдов — от изнурения.

В 1860 году Кокандское ханство объявило газават (войну) по отношению к Российской империи. Это вызвало движение русской армии на Фергану.

Картины Верещагина «Нападают врасплох» и «У крепостной стены» как раз о реалиях этой войны. В 1865 году, после взятия Ташкента, ханство стало вассалом Российской империи.

И тогда вспыхнуло восстание мусульман, которые собирались продолжить «газават» до победного конца, независимо от капитуляции государства.

Уже после разгрома войска хана часть его подданных продолжала воевать. Именно в это время (а не в Гражданскую войну, как мы полагаем) появились «басмачи»: от слова «басмак» — атаковать, нападать.

Сами себя басмачи называли «армией ислама».

В 1868 году Бухара подписала с Российской империей договор, по одному их пунктов которого Бухарское ханство возвращает в Россию всех русских рабов, которые не приняли ислама.

Как же реагировала Европа? Европа осталась совершенно равнодушна и к судьбе русских, а также татарских, армянских и грузинских рабов, и к операциям по их освобождению.

Вспомним, у Генриха Сенкевича судьба европейских детей, захваченных в рабство, вызывает величайшее сочувствие. Освободить их — доблесть и заслуга.

Европа «увидела» только одно: российская империя реально угрожает «интересам» Британской империи.

Действительно, в интересы Британской империи уже входило полмира! К Средней Азии с юга, из Индии, двигались отряды британцев. До среднеазиатских походов у Британии не было конкурентов, и ничто не угрожало их планам.

Можно было даже не торопиться: спокойно и последовательно «разобраться» сначала с Афганистаном, потом двинуться в Фергану и в другие ханства… А тут появилась Россия! В представлении британцев, это выглядело как вырывание куска, на который уже разинул пасть британский лев. Монополия нарушена.

Британия вынуждена была признать русские завоевания в Средней Азии. С Россией приходится договариваться, черт возьми!

В 1873 году между Российской и Британской империями достигнуто соглашение «о буферном поясе в Средней Азии», которое «устанавливало северную границу Афганского эмирата».

Две европейские империи попросту решали, где должны проходить границы других государств, например, Афганистана. В 1880-1881 годах Скобелев присоединил Туркмению.

После этого в 1885 году Российская и Британская империи едва не начинают военные действия — русские и афганские войска столкнулись около Кушки. Британцы считали Афганистан своей «зоной влияния».

22 июня 1887 года был подписан Англо-русский протокол об установлении Афганской границы. В 1907 году Российская империя официально признала Афганистан «лежащим за пределами сферы ее интересов».

В том же году Российская и Британская империи разделили Персию на три зоны. В южной зоне господствовала Британия, в северной — Россия. Средняя зона была признана «областью столкновения интересов».

Сформулировано просто. Но со вкусом.

По материалам книги В. Медынский «О русском рабстве, грязи и «тюрьме народов», М.: ОЛМА Медиа Групп, 2008, с. 320 — 327.

Источник: http://voynablog.ru/2017/03/12/prodvizhenie-rossii-v-srednyuyu-aziyu/

Кучум, его ханство и продвижение царской России в казахскую степь

После распада послед­ней великой кочевой империи — Золотой Орды — на территории современной Западной Сибири и Северного Казахстана образовалось независимое Сибирское ханство во главе с правителями из династии Шейбани — пятого сына Жошы-хана, старшего сына Чингиз-кагана. Самым знаменитым среди сибирских ханов был Кучум (Кошім в казахской транскрипции), правивший государством в 1563-1601 гг.

Кучумова Сибирь, Сибирский юрт, Царство Иртышское, Сібір хандыгы — так называли современники это государство, занимавшее громадную территорию от восточных склонов Уральских гор до Оби и Иртыша. В верховьях Тобола и Есиля оно соприкасалось с Казахским ханством, границы между ними были неопределенными и терялись в бескрайних просторах Сары-Арки и гор Улытау.

Основным населением ханства являлись т.н. сибирские татары (как позже назвали их русские). Это было местное тюркоязычное население, занявшее эту территорию еще в эпоху Западно-Тюркского каганата и его преемников — кимаков и кыпчаков.

На востоке ханства, в междуречье Иртыша и Оби, проживали барабинские татары — потомки северных гуннов и алтайских тюрков. В этногенезе сибир­ских татар принимали участие также казанские татары, зауральские башкиры, ногайцы и «бухарцы» (таджики, узбеки и уйгуры). Жители ханства разговаривали на языке восточной кыпчакской группы тюркских языков.

В таежной зоне проживали потомки древних угров-сыпыров — племена вогулов и остяков (современные ханты и манси).

Хотя территория Сибирского ханства равнялась площади всей Франции, населения насчитывалось всего 30 тысяч человек.

Сибирские татары вели оседлый, а в южных районах — полукочевой образ жизни, занимались пашенным земледелием, ремеслами, скотоводством, обменом товарами с местными угорскими племенами, основным занятием которых были охота и рыболовство. Насчитывалось более 15 городков, столица ханства, город Искер (Кашлык), находилась при впадении Тобола в Иртыш, недалеко от нее позже возник город Тобольск.

Главным богатством Сибири являлась пушнина, ценной статьей торговли были драгоценные камни, а также охотничья птица: соколы, кречеты, ястребы. При Кучуме международная торговля Сибири процветала. Он был одним из богатейших правителей своего времени, его, без преувеличения, можно было назвать «Сибирским Крезом». Что в итоге и погубило его царство.

Официальной религией являлся ислам, хотя среди части населения сохранялись доисламские верования. В оседлых поселениях существовали мечети, при них — начальные школы (мектебы). Распространялась араб­ская письменность, язык и культура, основы мусульманского права.

При дворе Кучума имелась библиотека, как это было принято у всех восточных правителей. К сожалению, государственные документы и обширная переписка первых ханов-шейбанидов, тайбугидов и кучумовичей была безвозвратно потеряна при завое­вании Сибири царскими отрядами.

Официально в грамотах хан Кучум именовался гордым титулом «Кучум Мухаммед Бахадур-хан».

Во времена наибольшего расцвета Сибирского ханства к нему на службу приезжали князья, мурзы и мусульманские проповедники из Астрахани, Бухары, Казани, Саурана, Ташкента, Туркестана, Ургенча, из Ногайской Орды, Казахского ханства и других мест.

Среди них был знаменитый историк Кадыргали би Жалайыр, занимавший должность «карачи» — великого визиря при хане Кучуме. Вместе с ним в Сибирь прибыл молодой султан Ураз-Мухаммед — племянник казахского хана Тауекела. Позже он попал в Москву, где царь Борис Годунов назначил его Касимов­ским царем.

Хан Кучум был энергичным и властным повелителем, он стремился создать централизованное государство, сплоченное единой верой и политической волей одного правителя.

При нем Сибир­ское ханство достигло кратковременного возвышения, подъема экономики, расцвета культуры, религии, торговли и ремесла, добилось международного признания.

Читайте также:  Российская экономика в начале xx века - история России

Но долго удержать под своей властью обширный и малонаселенный край с полиэтничным населением, находившимся на разных ступенях общественного развития, оказалось не под силу даже такому опытному правителю, как Кучум. Многие его сторонники после первых же неудач переметнулись на сторону врага. Как тот же Кадыргали би Жалайыр.

История номадов показывает, что все кочевые и полукочевые квазигосударства существовали относительно недолго и погибали при первых же внешних агрессиях со стороны более сильных противников и в результате внутренних усобиц. Так случилось и с Сибирским ханством при внезапном нападении небольшого отряда казачьего атамана Ермака.

Как получилось, что, по определению историка Н. Карамзина, «малочисленная шайка бродяг, движимых грубой алчностью к корысти… приобрела новое царство для России…»?

Завоевание Сибирского царства не входило в приоритетные планы царя Ивана Грозного, в отличие от Прибалтики, откуда открывались торговые дороги в Европу. Или Казани и Астрахани, контролировавших Волжский речной путь на восток, к богатым странам и городам.

К тому же Сибирское ханство находилось далеко за Уральским хребтом, царь не хотел втягиваться в затяжную войну с Кучумом, которая для Руси могла оказаться конфликтом с непредсказуемыми последствиями.

Достаточно было наладить с Сибирью взаимовыгодные торгово-экономические отношения, стать в итоге монополистом в поставках на европейские рынки ценной сибирской пушнины.

Совершенно иную политику проводили уральские промышленники и купцы Строгановы, наслышанные о несметных богатствах Сибири и мечтавшие прибрать к рукам новый край. Их планы шли гораздо дальше цар­ских, и в эти планы они предпочли не посвящать Москву.

В апреле 1582-го купцы наняли вольных волжских казаков во главе с атаманом Ермаком. Последний в это время со своим отрядом обитал на Яике при впадении в него реки Илек, на острове Кош-Яик, в казачьем городище.

С Яика казаки вышли к реке Иргиз — левому притоку Волги, дошли до самой великой реки, по ней поднялись до Камы, а оттуда до городков Строгановых на реке Чусовая.

Это были профессиональные наемники, готовые за плату воевать где угодно, с кем угодно и когда угодно.

Прибыв к Строгановым, казаки разведали обстановку и приняли решение совершить внезапный набег на столицу Сибир­ского ханства Искер, захватить город, ограбить его и с богатой добычей вернуться обратно. Оставаться в Сибири навсегда они не планировали. Подобный опыт у них уже был.

Летом 1581-го казаки совершили неожиданное нападение на столицу Ногайской Орды город Сарайчик и подвергли его беспощадному грабежу. В поисках скрытых сокровищ казаки даже разграбили древний некрополь, раскопав могилы, что явилось неслыханным святотатством даже для того далеко не гуманного времени.

Как известно, в Сарайчике были захоронены многие ханы Золотой Орды, Казахского ханства, правители Ногай­ской Орды. В частности, близ города находился мавзолей выдающегося казахского хана Касыма (1512-1522 гг.).

1 сентября 1582 года 600 казаков на стругах выступили в поход на Сибирь. Их преимуществом были внезапность нападения, мобильность, быстрота передвижения по сибирским рекам и наличие мощного огнестрельного оружия, которого не было у кочевников. Несмотря на приток валюты от продажи пушнины, в ханстве полностью отсутствовали какие-либо военно-технологические инновации, необходимые для обороны.

Кучум был застигнут врасплох и не смог организовать сопротивление. В решающей битве 23-26 октября под Искером хан­ское войско потерпело поражение. Кучум отступил в южные степи, в междуречье Тобола, Есиля и Иртыша. Казаки захватили в Искере богатую добычу, включая ханскую казну. Но обратно уйти не успели, так как реки покрылись льдом, поэтому ермаковцы остались зимовать.

Воспользовавшись безвыходным положением казаков, Кучум начал против них войну, которая длилась несколько лет. В августе 1585-го в одной из стычек погиб Ермак. Оставшись без своего атамана, казаки бежали обратно на Русь, хан Кучум вернулся в столицу.

Однако вскоре в Сибирь прибыли регулярные царские отряды, которые основали укрепленные городки Тару, Тобольск и Тюмень. Началось «второе завоевание» Сибири.

Кучум в течение почти 15 лет воевал с царскими отрядами, пока в последнем сражении в августе 1598-го близ современного Новосибирска не был окончательно разгромлен. Его семью отправили в Москву.

Гордый хан отверг все предложения царского правительства капитулировать в обмен на спокойную старость в русском плену. «А от Ермакова прихода пытался встречно стояти! А Сибирь не сам отдал, сами взяли…» — с достоинством ответил старый хан.

Неписаный этикет чингизида не позволял ему склонить голову и признать свое поражение. Иначе он потерял бы всякий авторитет у своих подданных и других государей. После 1601 года в источниках больше не встречаются какие-либо упоминания о Кучуме.

Достоверно известно лишь, что он скончался у озера Коргалжын, вблизи нынешней Астаны.

Но со смертью Кучума сопротивление царской агрессии не прекратилось, место хана заняло его многочисленное потомство. Кучумовичи в течение почти ста лет вели ожесточенную войну за восстановление Сибирского ханства.

В этой борьбе главной их опорой стали татары, ногаи, башкиры, калмыки-ойраты, телеуты, местные угорские племена, считавшие их законными владетелями края. На стороне потомков Кучума воевали и казахские племена Среднего жуза — аргын, керей, кыпчак, найман, а также жалайыр, канлы и другие.

Междуречье Тобола и Есиля (местность Хан-Карагай и Аман-Карагай) стало новым центром борьбы с царскими отрядами.

Борьбу возглавил старший сын Кучума — Али, избранный в 1601-м сибирским ханом. После его пленения в 1616-м ханом был избран другой сын Кучума — Есим, а позже старший сын последнего — Аблай-Керей. Вскоре он был взят в плен и увезен в Москву, а ханом стал его брат Даулет-Керей, которого сменил младший брат Бука-султан.

После него восстание возглавил Кушик-султан. В документах встречаются имена и других кучумовичей. Вплоть до 1680-х годов они боролись с царскими воеводами и держали в напряжении сибирские уезды и волости. Среди местного населения долго жила надежда на возрождение Сибирского ханства под главенством потомков хана Кучума.

Встретив героическое сопротивление кучумовичей в южной Сибири, царские отряды пошли на восток и сравнительно быстро дошли до Тихого океана.

В казахские степи русские стали проникать лишь в конце XVII века, когда от Иртыша до Тобола была построена Ишимская военная линия протяженностью 985 верст с крепостями Курган, Ишим и др. В 1716-м на Иртыше был основан Омск, затем Ямышевская, Железинская, Семипалатная, Усть-Каменогорская крепости. В середине XVIII в.

русские отряды постепенно продвинулись на юг, в казахские степи, и в 1752-м была основана Ново-Ишимская (Пресногорьковская) военная линия, центром которой стал Петропавловск.

Если представить казахскую степь в виде осажденной крепости, то Северный Казахстан — его высокая и неприступная сторожевая башня. Кучум первым встал на пути продвижения царской России в казахскую степь и остановил его почти на целый век. Поэтому нужно объективно оценивать роль хана Кучума в казахской истории и внимательно изучать причины непрочности и гибели его царства.

Мурат Абдиров, доктор исторических наук, профессор Университета международного бизнеса

Источник: https://camonitor.kz/24139-kuchum-ego-hanstvo-i-prodvizhenie-carskoy-rossii-v-kazahskuyu-step.html

«ТРЕТЬЕ ПРОДВИЖЕНИЕ» России в Среднюю Азию

«ТРЕТЬЕ ПРОДВИЖЕНИЕ» России в Среднюю Азию

В связи с угрозами национальной безопасности России со стороны среднеазиатских радикальных исламских групп необходим комплексный подход к формированию российской среднеазиатской политики.

Кроме того, помимо исламского экстремизма необходимо отвечать и на другие вызовы: вопросы доступа иных держав к ресурсам региона, не согласующиеся с российскими интересами транспортные и трубопроводные проекты, ценностная ориентация элиты на западные мировоззренческие установки, потребление наркотиков в регионах самой России и т.д.

В целом можно выделить наиболее важные угрозы безопасности России на среднеазиатском направлении [1]:

— англосаксонские и европейские страны, Япония и в последнее время Китай и некоторые другие страны получают все больший доступ к ресурсам горных районов Памира, Тянь-Шаня и других среднеазиатских регионов (золото, серебро, уран, редкоземельные элементы, цветные металлы, полиметаллы и др.) и к запасам углеводородов на Каспии;

— Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан и Туркмения заинтересованы теперь в расширении экономического присутствия США, Китая, Пакистана в регионе через уже завершенные и находящиеся в стадии реализации или проектирования транспортные проекты (газо- и нефтепроводы, авто- и железные дороги);

— поскольку уже более 10 лет представители национальных элит бывших среднеазиатских республик СССР получают образование в странах Европы и в США, появилось молодое поколение руководителей, ориентированных на иные, чем Россия, крупные державы и способных со временем сменить «советское» поколение местных руководителей;

— реализуется радикальный проект смены светских режимов в Центральной Азии (ИДУ, Хизб ат-Тахрир, уйгурские сепаратисты и т.д.), как уже в большей части реализован «талибский» проект — власть моджахедов в Исламской Республике Афганистан перешла в руки талибов (Исламский Эмират Афганистана) [14; 17]; в результате Россия может быть вовлечена в 2001-2002 годах в большую войну;

— значительно увеличилось наркопотребление в самой России; история показывает, что резкое увеличение потребления наркотиков связано с последующим внешним политическим или экономическим захватом данной территории.

На прошедшем в Оренбурге 5-6 июня 2001 года международном семинаре-ассамблее «Приграничное сотрудничество и безопасность в Центральной Азии: инициативы и стратегии» были высказаны мнения об актуальности «третьего продвижения России в Среднюю Азию» (формулировка процесса возвращения России в Среднюю Азию принадлежит С.Г.

Горшенину).

Сразу отметим, что политического решения на уровне высшего российского руководства по этому вопросу не принято, но все же рассмотрим технологию «первого» (царского) и «второго» (советского) присоединения Средней Азии к России, а также этапы освоения русскими тех или иных новых пространств вообще (по: [11; 73; 74; 75]):

— втягивание интересующих территорий в орбиту российского экономического и политического влияния через различные экономические проекты, интересные для местных элит (шелкопроизводство на Кавказе, хлопок в Средней Азии, соболя и другие меха в Сибири), либо через военно-политическое решение их жизненно важных проблем (сохранение казахского этноса во время джунгарской резни, вытеснение афганцев-суннитов с исмаилитского Памира);

— появление пророссийской части среди местной элиты и раскол национальной элиты по «русскому вопросу» (бухарский эмир жил в Санкт-Петербурге);

— на следующем этапе происходит военное вторжение сил регулярной армии для защиты пророссийской части местной элиты или в целях защиты населения (Илийский кризис во время уйгурского восстания), на данном этапе демонстрируется безусловное превосходство над войсками местных правителей (военное вторжение может происходить также и на самых первых этапах);

— далее следует период (всегда краткий) достаточно жесткого подавления недовольства элиты и населения и создания постоянных российских гарнизонов;

— после военной победы правящая верхушка местной элиты тем или иным образом вводилась в общероссийскую политическую жизнь и приветствовала промышленное освоение территории («европеизация» и промышленно-технический прогресс);

— смягчение режима на данной территории и кооптация элиты в целом в российскую элиту (ногайские и касимовские татары, грузины в русском дворянстве);

Читайте также:  Срыв планов сепаратной капитуляции германии - история России

— массовая русская колонизация через миграцию крестьян и рабочих (крестьянские поселения вдоль Сыр-Дарьи), которые первыми начинают воспринимать присоединенные территории как свою родину, «нашу землю».

Очень важно при этом, что последний пункт освоения русскими среднеазиатских районов становился возможным лишь благодаря достаточно выверенной общегосударственной политике: русские, например, в Чуйской долине или в поселениях вдоль Сыр-Дарьи хорошо знали местные языки и обычаи, дружили с местным населением [11; 28; 73]. К руководителям русской администрации предъявлялись серьезные требования по детальному знанию местных обычаев, истории, владению языком основного населения, таким образом, русская администрация в буквальном и переносном смыслах говорила со среднеазиатскими элитами «на одном языке». В советское время отголоски подобной разумной политики можно было наблюдать в Средней Азии вплоть до 1960-х годов (позже русские руководители были вытеснены на роль вечных «вторых секретарей» и заместителей начальников).

Целиком эти этапы соблюдались в отношении поволжских тюрок, в Прибалтике и на Украине. В отношении Кавказа не было осуществлено массовой колонизации крестьян и рабочих, а в Средней Азии не дошло даже до кооптации элит (что было завершено полностью при «втором» советском продвижении в Среднюю Азию).

Между вторым и третьим периодами приобретали значение экспедиции Императорского Русского Географического общества и научных обществ РАН, тесно связанные с обеспечением стратегических интересов империи (П.П. Семенов (Тянь-Шаньский), Ч.Ч. Валиханов, Н.А. Северцов, А.П. Федченко, В.Ф. Ошанин, И.В. Мушкетов, В.А. Обручев, В.В. Бартольд и др. [73]).

Каждый этап цивилизационного освоения русскими среднеазиатского пространства сопровождался соответствующими проблемами и вызовами.

Так, например, деление границ в регионе по национальному признаку (не по исторической преемственности) было вызвано вполне конкретными причинами: необходимостью справиться с национализмом наиболее агрессивного казахского Младшего жуза (поэтому ряд территорий, в частности Каракалпакия, были переданы узбекам), а также уничтожить влияние тюркской (казахской и узбекской, а также башкирской) интеллигенции, которая перешла в 1917-1918 годах с позиций буржуазного национализма на позиции тюркского единства и «туркестанизма» (поэтому были высланы или уничтожены многие казахские и узбекские деятели Кокандского правительства, стоявшего на позициях «туркестанизма»).

Опыт исторического освоения территории становится особенно актуален: даже основные этапы, начиная с самого раннего — военного продвижения и прихода крупного российского бизнеса, придется проходить заново.

Это означает, в частности, что миграционные проекты массового возвращения русских на производства и объекты социальной инфраструктуры среднеазиатских государств будут некоторое время неактуальны и высокозатратны (до создания предпосылок в виде опорных пунктов российских военных и российской промышленности при поддержке финансово-промышленных групп СНГ [83] и вхождения местной элиты в российскую элиту). Это подтверждается и опытом XIX века: Хива, Бухара и некоторые другие территории, где нельзя было пройти двух первых этапов освоения по причине огромной перенаселенности и отсутствия свободных пахотных земель, оставались закрытыми для русской крестьянской колонизации [75].

Можно подытожить: в случае, если российское руководство решит вплотную заняться «третьим продвижением России» в Среднюю Азию, станет актуальным исторический опыт первого и второго продвижения России в среднеазиатский регион.

Также придется тщательно проработать стратегию такого продвижения с учетом определенной реакции тех или иных значимых среднеазиатских политических, этнических и социальных групп.

Интересы многих среднеазиатских групп придется учитывать, а зачастую их представителей вводить в общероссийское политическое и экономическое поле.

Источник: https://librolife.ru/g3766641

Казахстан: прохладная дружба с Россией

Хью Барнс Писатель и журналист, для bbcrussian.com

Image caption Школьники Казахстана скоро начнут учить новый алфавит

С середины XVI века Россия стремилась к доминированию над соседями, добиваясь статуса евразийской сверхдержавы. Поэтому создание Евразийского экономического союза два года назад многие казахские националисты восприняли как новую попытку Москвы приблизиться к своей давнишней геополитической цели.

Тем не менее, Казахстан — один из ближайших союзников России. В отличие от других бывших советских республик, он поддержал Москву как в вопросе свободной торговли между странами СНГ, так и в Организации Договора о коллективной безопасности, стараясь играть роль моста из России в Центральную Азию.

В 2015 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев был одним из первых глав государств (вместе с президентом Белоруссии Александром Лукашенко), вступивших в Евразийский экономический союз, прозванный на Западе «союзом трех диктаторов».

Россия называет ЕАЭС гарантом стабильности в регионе, однако Казахстан пострадал в экономическом плане от столь тесных связей с Россией — страной, попавшей под санкции со стороны ЕС и Соединенных Штатов после аннексии Крыма.

За последний год доходы Казахстана от торговли с ЕС упали почти наполовину, а сам Назарбаев даже ставил под сомнение плюсы членства в ЕАЭС.

В 2016 году он допускал возможность временного закрытия границы с Россией, чтобы предотвратить наводнение казахстанского рынка дешевыми российскими товарами. Такой шаг нарушил бы правила ЕАЭС.

В Казахстане недовольство взаимной интеграцией с Россией растет, а Назарбаев с трудом удерживает политическое и коммерческое равновесие в отношениях между своей страной, Россией и Западом. На этом фоне многие этнические казахи начали бояться, что «евразийство» Путина — это еще одна новая форма российской колонизации.

Стремление России поддерживать позитивные отношения с Казахстаном обусловлено ее желанием быть «энергетической сверхдержавой». Две страны имеют давние и близкие отношения на этой почве. Основная часть казахстанского нефтяного экспорта идет по российскому трубопроводу, которым управляет государственная корпорация «Транснефть».

Казахстан, в свою очередь, — транзитное государство для газа, импортируемого Россией из Туркменистана по газопроводу «Средняя Азия — Центр», который контролирует «Газпром». Российские компании также участвуют в освоении нескольких газовых и нефтяных месторождений в Казахстане.

Правообладатель иллюстрации Mikhail Metzel/TassImage caption В 2015 году Нурсултан Назарбаев с Александром Лукашенко первыми вступили в Евразийский экономический союз

Однако одна из проблем с членством в ЕАЭС для Астаны — это параллельные отношения с Китаем, который сейчас выступает крупнейшим инвестором и торговым партнером для Казахстана.

Пекин продвигает свой «Один пояс и один путь» — гигантский торговый проект, предусматривающий поступление в Китай нефти из Казахстана и газа из Туркменистана через Узбекистан и Казахстан. Для Казахстана это способ уменьшить зависимость от России.

Россия с беспокойством наблюдает за отношениями Астаны и Китая, проникновение которого в Казахстан грозит повлиять на баланс сил в Центральной Азии.

До недавнего времени Назарбаев пытался достигнуть равновесия, выстраивая мультивекторные отношения с Россией, Китаем и США. Но, что парадоксально, при членстве в ЕАЭС и неясных долгосрочных перспективах элита Казахстана использовала антироссийские настроения, чтобы сплотить население вокруг режима.

После российской аннексии Крыма самоидентификация Казахстана через независимую внешнюю политику становилась все более ярко выраженной — из-за опасений того, что Россия — как в случаях с Грузией и Украиной — может пойти на военное вмешательство под предлогом «защиты» этнических русских на севере Казахстана.

Мало кто из комментаторов ожидает, что Назарбаев, которому сейчас 77 лет, останется у власти дольше нынешнего срока, заканчивающегося в 2020 году. Следующий глава Казахстана, скорее всего, будет настроен менее пророссийски и более открыто по отношению к Китаю. Преемник может даже попытаться усилить связи с Европой, что для Москвы будет кошмаром.

Однако разногласия по поводу политического курса, насколько известно, есть и внутри клана Назарбаева.

Например, его зять Тимур Кулибаев имеет близкие связи с Россией, он член совета директоров «Газпрома». Приоритетом компании в Казахстане в последние годы было добиваться, чтобы казахстанский газ не оказался в трубопроводах, ведущих на ее главные европейские рынки.

У других же членов элиты свои идеи относительно экономического развития Казахстана и его связей с Россией, Китаем и Западом. И ни дочь Назарбаева Дарига, ни бывший премьер-министр, нынешний глава спецслужб и архитектор партнерства Казахстана с Китаем Карим Массимов, не кажутся надежными Кремлю.

С тех пор, как Массимова на посту премьер-министра сменил Бакытжан Сагинтаев, он предпринял шаги к тому, чтобы наладить новые международные связи, но с осторожностью — чтобы не отстраниться от Москвы и не разжечь борьбу между двумя соперничающими кланами.

С одной стороны, речь идет о так называемой «старой гвардии», состоящей из консервативных, в основном пророссийских лоялистов, близких к Кулибаеву. С другой — о нескольких олигархах, близких к президенту, включая Даригу Назарбаеву и состоятельного бизнесмена Булата Утемуратова.

Третья группа, которую неофициально называют «южанами», появилась в последние месяцы и противодействует обеим, усложняя жизнь Назарбаеву, который пытается уравновесить интересы соперников внутри своего окружения.

Правообладатель иллюстрации Alexander Scherbak/TassImage caption До недавнего времени Назарбаев пытался достигнуть равновесия в отношениях с Россией, Китаем и США

И тем не менее, перетасовка в кабинете министров привела к сдвигу внутри элит, отчего уменьшилось влияние людей, прочно связанных с Россией, утверждает один из бывших министров. Он ссылается на волну арестов в высших эшелонах, случившихся в Казахстане за последние несколько месяцев.

В январе, например, бывший министр экономики Куанык Бишимбаев был задержан по подозрению в коррупции и обвинен в шпионаже в пользу России. В августе военный суд в Акмоле приговорил бывшего главу КНБ Нартая Дутбаева к восьми годам тюрьмы за передачу государственных тайн в Москву.

В июне бывший заместитель главы президентской администрации Баглан Майлыбаев получил пять лет тюрьмы по подобному обвинению.

Тем временем бывший заместитель премьер-министра Имангали Тасмагамбетов, которого многие из «старой гвардии» видели преемником Назарбаева, был благополучно сослан на должность посла Казахстана в Москве.

А бывший глава дипмиссии, критически настроенный к России Марат Тажин вернулся в Астану, чтобы занять постглавы президентской администрации.

С некоторых сторон нынешние трения между Астаной и Москвой напоминают последние годы советской эпохи в Казахстане. Они были омрачены этническими конфликтами и национализмом, дискриминационными законами, неравенством представительства в органах управления, обращением вспять сталинской русификации.

Тогда целью националистической политики было обретение Казахстаном независимости, возвращение казахской земли казахам, установление казахских религиозных и языковых прав.

30 лет спустя русский язык остается доминирующим в Казахстане, Назарбаев и люди его поколения предпочитают говорить на нем.

В то же время, желая уменьшить культурное и социальное влияние России, правительство заявило, что к концу года представит новый алфавит. К 2025 году страна должна будет переключиться с кириллицы на латиницу.

Выступая в июле, президент ратовал за эту инициативу как за давно необходимый вклад в казахскую культуру и идентичность. В реальности же это было воспринято как политический шаг, направленный на отдаление Казахстана от России.

Хью Барнс — писатель и журналист из Великобритании, проработавший в России и Казахстане 25 лет.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-41528061

Ссылка на основную публикацию