Политика капиталистической России — история России

Политическая история капиталистической России (1861–1917)

Россия после поражения в Крымской войне (1853–1856) стремилась преодолеть свое отставание в политическом и социально-экономическом развитии от передовых европейских стран.

Александр II (1855–1881) отменил крепостное право (1861), провел земскую и судебную (1864), городскую (1870), военную (1874) и другие реформы, но не успел реформировать политический строй.

Его сын Александр III (1881–1894) фактически проводил контрреформы, а внук Николай II (1894–1917) реформировал политический строй (появились права и свободы, политические партии, IIV Государственные думы – 1906, 1907, 1907–1912, 1912–1917) лишь под напором Первой русской революции (1905–1907). Столыпинская аграрная реформа (1906–1916) не разрешила аграрных проблем. Четыре состава Временного правительства (март–октябрь 1917) откладывали решение назревших вопросов до Учредительного собрания.

Александр II (1855–1881) вошел в историю как Освободитель, так как отменил крепостное право в России и помог балканским народам (болгарам, сербам) освободиться от турецкого ига.

При проведении реформ он опирался на дальновидных государственных деятелей (Д. А. Милютин – военная реформа). Сын Александра II, император Александр II, под влиянием К. П.

Победоносцева фактически проводил контрреформы, а внук Николай II реформы проводил лишь под напором революции.

Изменить к лучшему экономическую ситуацию в стране пытались С. Ю. Витте, П. А. Столыпин и др. Непоследовательность в реформировании страны вызвала оппозиционное и революционное движение.

«Народная воля» устроила настоящую охоту и убила царя-Освободителя (Желябов, Перовская). На рубеже XIXXX вв.

в России возникли политические партии, большая часть которых выступала за ограничение (кадеты, Милюков) или уничтожение самодержавия (эсеры, Чернов; социал-демократы, Плеханов, Мартов, Ленин, Троцкий).

Самодержавие в условиях Первой русской революции 1905–1907 изменило политический строй. Появилась Государственная дума, принимавшая законы и утверждавшая бюджет. Россияне получили политические права и свободы, в том числе могли создавать политические партии и профсоюзы.

После свержения самодержавия Временное правительство (Г. Е. Львов, А. Ф. Керенский) не смогло довести страну до Учредительного собрания и было свергнуто большевиками (Ленин, Троцкий) вооруженным путем.

Источник: http://mirror7.ru.indbooks.in/?p=385082

Раздел ІІ. Россия в период капиталистического развития (XIX — начало XX в.) Глава 4. Социально — экономическое и политическое развитие России в XIX— начале XX в

Страница 1 из 3

§ 1. Поиск новых направлений социально-экономической политики. Россия на пути капиталистического развития

В XIX век Россия вступила как самодержавное государство с феодально-крепостнической системой хозяйства. Если по численности населения, военной мощи Россия, безусловно, была первой державой Европы, то структура ее экономики была архаичной.

Лишь 5 % помещичьих хозяйств применяли рациональные формы хозяйствования: многопольный севооборот, машины и т.д. Даже стремление увеличить денежные доходы толкало помещиков не к модернизации своего хозяйства, а к усилению крепостнических форм хозяйства, барщины и оброка.

Во многом это объяснялось позицией царского правительства.

Отказывая в средствах промышленникам, оно кредитовало траты помещиков под залог имений и крепостных, употребляя на это часть бюджета, главной доходной статьей которого были подати с крестьян, составлявших основную массу населения страны.

И все же Россия XIX столетия приобретала новые черты.

Веяние новых идей, идущих из передовых стран Запада, становилось все ощутимее. Как результат этого влияния экономика России приобретала многоукладный характер, а социальные отношения стали более сложными и более противоречивыми. Формируется новый класс — буржуазия. Это

арендаторы земель, владельцы постоялых дворов, мельниц, строительных подрядов, мануфактур, купечество. Появились признаки ослабления монополии дворянства на землю. В 1801 г. была разрешена свободная купля-продажа незаселенной земли. В 1803 г. помещики получили право на освобождение крестьян за выкуп. В 1818 г. крестьянам было разрешено строить фабрики и заводы.

Забегая вперед, заметим, что многие, ставшие известными впоследствии в России основатели торговых домов, фабриканты, промышленники берут свое начало в крестьянской среде. Так, монастырский крестьянин Троице-Сергиевого посада И.П. Прохоров дал основание династии Прохоровых, которым принадлежала знаменитая «Трехгорная мануфактура» — одна из лучших текстильных фабрик России.

Династия Морозовых, которым принадлежали первая русская хлопчатобумажный фабрика — Никольская мануфактура и много других текстильных мануфактур, была основана выходцем из крестьян Саввой Васильевичем Морозовым, купившим свободу за 17 тыс. руб.

Дед и прадед предпринимателей Рябушинских, удерживавших в начале XX в. прочные позиции в льняной, стекольной, бумажной, полиграфической промышленности и финансовой жизни, происходили из крестьян Калужской губернии. Основатель клана М.Я.

Рябушинский служил при­казчиком в холстяной лавке, затем купил ее у хозяина, начал скупать изделия у крестьян-ткачей, организовал кустарное производство, а в 1846 г. построил первую ткацкую фабрику в Москве. Его сыновья продолжили дело отца.

Те же крестьянские истоки имели торговые фирмы — известные промышленники Тучковы и др. Еще в XVII в. берет свое начало известная купеческая фамилия Вишняковых. В XIX — начале XX вв.

они были совладельцами крупной фабрики в Москве, но более весомо их участие в торгово-промышленной     жизни     страны     проявилось     в     распространении     коммерческого образования. А.С. Вишняков основал в начале XX в.

Общество распространения коммерческого образования, которое сначала учредило в Москве бухгалтерские курсы, затем коммерческое училище и, наконец, Коммерческий институт (ныне Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова), где он был председателем Попечительского совета.

Однако вернемся к началу XIX в. Промышленное развитие страны в те годы было затруднено крепостничеством, так как предпринимательская деятельность ограничивалась помещичьей собственностью на землю и крестьян, а подневольный труд крепостных на промышленных предприятиях был непроизводительным, что сдерживало технический прогресс.

Во многом развитию экономики препятствовало и плохое состояние дорог. Поволжский хлеб, например, доставлялся в Петербург лишь на второй год после уборки. Первый пароход «Елизавета» появился в России только в 1815 г.

, а железная дорога, связывавшая Петербург и Царское Село, — в 1837 г. К 1861 г.

, когда было отменено крепостное право, в России имелось только 1500 верст железных дорог, что в 15 раз меньше, чем в Англии, число пароходов едва достигло 400, что при масштабах страны было крайне мало.

Однако даже в этих условиях в начале XIX в. в России наблюдался рост промышленности. Число рабочих, а это новый для России класс, уже приближалось к 1 млн. человек.

В торговле преобладал внутренний оборот, но сам внутренний рынок был узок и тормозил промышленное производство. Расширялась внутренняя торговля, особенно с национальными окраинами империи. Русские купцы осваивали новые территории — Камчатку, Чукотку, Сахалин, Курильские и другие острова, Среднюю Азию.

Итак, хотя в России в начале XIX в. продолжал формироваться капиталистический уклад, она оставалась аграрной страной. Наиболее дальновидные политики России начинали понимать, что задержка в экономическом развитии и все возраставшее отставание страны от Запада не способствуют росту ее международного влияния и осложняют решение многих внутренних проблем.

Необходимость модернизации становилась все ощутимее.

Именно с этим столкнулся Александр I в своих попытках преобразования России. Он вступил на престол в 1801 г., был молод, честолюбив и не чужд либеральных идей. При нем помещикам в 1808 г. было запрещено торговать крестьянами на ярмарках, а в 1809 г. — ссылать крестьян на каторгу.

Отечественная война 1812 г. еще сильнее подтолкнула общественное мнение страны к пониманию необходимости преобразований.

Контраст между феодально-крепостническим состоянием победителей и успехами в общественном развитии западных стран был не в пользу России. К тому же победа далась ценой огромного напряжения народа, экономики.

Прямым ее следствием в условиях господствовавших феодальных отношений стал финансовый кризис.

Рост настроений в обществе в пользу коренных перемен находит отражение и в правительственных кругах. Александр I и его министры ищут новые направления в политике.

В результате в социально-экономической политике страны, в разрабатываемых проектах на будущее проявляются элементы, характерные для буржуазного общества. Так, отменяется крепостное право в Эстляндии, Лифляндии и Курляндии, ав 1817-1819 гг.

в условиях секретности идет работа над общим планом ликвидации крепостного права.

Один из документов по освобождению крестьян разрабатывался под руководством А.А. Аракчеева*.

* Алексей Андреевич Аракчеев. С его именем всегда связывалась политика крайней реакции. Его жизненный путь знал и взлеты, и тяжелые минуты неудач.

Сын мелкопоместного дворянина, он добился высокого положения в аристократическом обществе благодаря своему уму, исключительным организаторским способностям. Его жизненное кредо — дисциплина и порядок.

Эти качества позволили ему, полковнику гатчинской артиллерии, приобрести влияние на Павла I и начать восхождение по служебной лестнице, пик которого пришелся на царствование Александра I.

Он стал военным министром, председателем военного департамента Госсовета, организатором и главным начальником военных поселений. Его требовательность доходила порой до деспотизма. Свою отставку от Николая I он, как дисциплинированный подчиненный, принял не сопротивляясь.

В его основе лежала идея продажи государству помещичьих имений, а отсюда возможность помещикам избавиться от долгов и стимулировать их к переводу своих хозяйств на рациональную основу, использовать наемных рабочих, сдавать земли в аренду.

В этих целях в 1818-1819 гг. в России был образован секретный комитет под руководством министра финансов графа Д.А. Гурьева. Меры, которые комитет закладывал в проект, а именно отход от общины, перевод сельского хозяйства на фермерский путь развития, были продиктованы либерально настроенным министром, который прекрасно понимал катастрофическое состояние российской экономики.

В еще большей степени элементы рыночных отношений в экономике России присутствовали в проектах М.М.Сперанского и Н.С. Мордвинова, разделявших многие идеи Адама Смита. М.М. Сперанский* будущее экономического развития России связывал с развитием коммерции, преобразованием финансовой системы и денежного обращения.

Так, для стабилизации денежной системы в стране по его предложению был приостановлен выпуск бумажных денег и введен серебряный рубль. Сперанский большое значение придавал регулирующей роли государства в развитии отечественной промышленности и своими политическими реформами всемерно укреплял самодержавие. Ликвидацию крепостного права он не считал первостепенной задачей.

Все это, несомненно, снижало эффективность его реформаторской деятельности.

* М и х а и л Михайлович Сперанский. Происходил из семьи сельского священника Владимирской губернии. Путь к вершине политической пирамиды проложил исключительно собственным талантом и трудолюбием. С 1806 г. входит в круг лиц, особо приближенных к Александру I. В 1809 г.

назначен государственным секретарем и директором Комиссии составления законов. Смелые реформы вызвали неприязнь царедворцев к Сперанскому. Он был оклеветан и попал в опалу, правда, через некоторое время Александр I вернул Сперанского на высокие государственные посты. В 1826 г.

Николай I поручил ему подготовку юридического «обоснования» процесса над декабристами, среди которых были и его личные друзья. Для Сперанского эта миссия стала драмой, сломавшей его. Он продолжал служить, получил в 1839 г.

титул графа, но это уже был хороший чиновник, но не реформатор.

Поиском возможного пути ликвидации социально-экономического отставания России от Запада был озабочен и другой горячий патриот своей страны Н.С. Мордвинов*. В 1812 г. он занимал пост председателя департамента экономики Государственного совета.

Выход из экономической отсталости он видел в ускорении развития капитализма и поэтому большое значение придавал развитию частной собственности, конкуренции, созданию многоотраслевой экономики, накоплению капитала как главного фактора экономического роста.

Он также предлагал интенсивно развивать банковскую систему, модифицировать таможенный тариф на основе протекционизма, повысить регулирующую роль государства в экономике.

* Николай Семенович Мордвинов. Был дворянского происхождения, имел воинское звание адмирала и слыл вольнодумцем, независимым в суждениях и в действиях. Из всего состава суда над декабристами он один не подписал смертный приговор пятерым из них. Руководил Вольным экономическим обществом, стал инициатором создания в России страхового общества.

К сожалению, ни один из этих проектов, имевших во многом буржуазную ориентацию, не был принят из-за сопротивления консервативных помещиков. Силы реформаторов в России в начале XIX в. были немногочисленны и разрозненны.

Итак, возникшая в начале XIX в. возможность более быстрого движения России к мировой цивилизации была упущена. Ни правительство, ни общество еще не были готовы к решительному повороту страны в новом направлении, хотя объективная потребность в этом ощущалась и само­державием, и обществом.

К середине XIX в. отставание России от стран Запада, сделавших огромный скачок в своем развитии, не уменьшилось, а возросло.

В России практически не было к этому времени акционерных обществ и банков, без которых крупное капиталистическое хозяйство не могло развиваться. Но самым главным тормозом на пути буржуазного развития продолжало оставаться крепостное право. В полной мере это показала Крымская война (1853-1856), которая закончилась поражением царизма.

Последняя >>

Источник: http://uristinfo.net/istorija-rf/73-shm-munchaev-vm-ustinov-istorija-rossii/1479-razdel-ii-rossija-v-period-kapitalisticheskogo-razvitija-xix—nachalo-xx-v-glava-4-sotsialno-ekonomicheskoe-i-politicheskoe-razvitie-rossii-v-xix-nachale-xx-v.html

Государственный монополистический капитализм в России | Политика

http://com-stol.ru/?p=10483

Государственный монополистический капитализм в России

На ключевой вопрос о том, в каком обществе мы живем сейчас, существует множество ответов, по этому вопросу нет единства и у теоретиков коммунистического движения.

Справедливая в 90-х годах прошлого века оценка установившегося в период президентства Б.Ельцина режима как буржуазного и компрадорского, которую некоторые продолжают повторять и сейчас, совершенно неверна на настоящее время.

Напомним понятие государственного капитализма из советского словаря научного коммунизма 1983 г.:

Государственный капитализм — хозяйство, ведущееся государством либо совместно с частным капиталом, либо для него, но на принципах капиталистического предпринимательства.

Применительно к России, государство на настоящий момент, используя сырьевую модель развития экономики, контролирует более 90 процентов экономики, действуя в интересах крупной национальной буржуазии и бюрократии (чиновничества).

Таким образом, в России нет ни т.н. постиндустриального общества, ни компрадорского буржуазного режима, ни какой-то уникальной модели российского капитализма.

В России после прихода в 2000 г. к власти блока национальной бюрократии и национальной буржуазии, выразителем интересов которых стал В.В.Путин, и отстранения от власти блока компрадорской буржуазии был поэтапно установлен режим государственного монополистического капитализма, давно изученный теоретически и практически.

Из этого и надо исходить при анализе существующей социально-классовой структуры российского общества и прогнозе ее изменений.

Правящие классы современной России

В современной России сложился блок двух правящих классов – бюрократии (чиновничества) с одной стороны и крупной и средней буржуазии – с другой.

Бюрократия (чиновничество)

Вопрос о том, является ли при капитализме бюрократия (чиновничество) самостоятельным общественным классом, или социальной группой, выражающей интересы правящего класса, является дискуссионным, в том числе и среди теоретиков коммунистического и левого движения.

Маркс, Энгельс и Ленин не относили бюрократию к числу самостоятельных общественных классов.

Между тем, в странах, в которых существует режим государственного монополистического капитализма, в силу особенностей распоряжения средствами производства и полученной прибылью роль бюрократии принципиально отличается от таковой в странах с классической капиталистической экономикой.

Исходя из ленинского определения классов, в России высшая бюрократия на настоящий момент не только и не столько выразитель воли олигархической буржуазии, сколько самостоятельный общественный класс:

  • распоряжающийся сырьевыми ресурсами и естественными монополиями,
  • распоряжающийся прибавочной стоимостью, полученной при добыче и продаже значительной части сырьевых ресурсов и от деятельности естественных монополий,
  • имеющий классовое самосознание и осознающий свои интересы,
  • наладивший механизмы своего воспроизводства, поскольку дети высших государственных чиновников, прокуроров, судей так же становятся государственными чиновниками, прокурорами и судьями,
  • имеющей определенные противоречия с буржуазией, облагающий ее данью в виде взяток и откатов, разрешающий эти противоречия с помощью механизмов экономического и внеэкономического принуждения.

Если проводить исторические параллели, то в какой-то мере (по функциональному положению в обществе) аналогом современной российской бюрократии является дворянство в царской России.

Не случайно еще в 2000 г. тогдашний директор ФСБ Николай Патрушев назвал кадровых офицеров госбезопасности «новым дворянством».

Российская бюрократия – это самостоятельный правящий общественный класс, а не социальная группа, обслуживающая интересы другого правящего класса — буржуазии.

Буржуазия

         Вторым правящим классом современной России является крупная («олигархи») и средняя («региональные бароны») буржуазия. Мелкая буржуазия в России правящим классом не является и, скорее, может быть отнесена к угнетаемым социальным группам.

3. Угнетаемые классы и социальные группы современной России.

Промышленный рабочий класс

Численность промышленного рабочего класса в России за последние 20 лет вследствие деиндустриализации значительно сократилась, согласно малодостоверным данным официальной статистики до 1.5 раз.

Часть промышленного рабочего класса сменила свой социальный статус, занявшись мелким бизнесом, другая часть по возрасту прекратила трудовую деятельность.

В промышленном рабочем классе имеет место значительное расслоение по доходам, прежде всего между рабочими предприятий энергетического сектора, естественных монополий, обслуживающих их предприятий, образующих «рабочую аристократию», и всеми остальными.

Имеет место заметная деквалификация рабочих, вызванная выбытием квалифицированных рабочих и разрушением системы профессиональной подготовки.

Буржуазией активно используются мигранты, опасающиеся выражать свой протест, возможность манипулирования которыми со стороны администрации предприятий значительно выше.

Как следствие вышеуказанных факторов, за последние 20 лет роль промышленного рабочего класса в обществе снизилась, на настоящий момент, в отличие от начала 20-го века, промышленный рабочий класс не находится в авангарде классовой борьбы.

На снижении численности и роли промышленного рабочего класса существенно сказалась сырьевая модель функционирования российской экономики.

Иные лица наемного труда (включая интеллигенцию)

Количество лиц наемного труда, физического и интеллектуального, не относящихся к промышленному пролетариату, соизмеримо с численностью последнего.

Вместе с тем, возможность организации и самоорганизации лиц наемного труда, работающих на предприятиях торговли, общественного питания, сферы услуг значительно ниже, чем у промышленного рабочего класса.

Значительную часть лиц наемного труда составляют работающие на государственных предприятиях и учреждениях, где возможности манипулирования работниками значительно выше, и где работодателем фактически выступает бюрократия (чиновничество).

Крестьянство

Колхозное крестьянство, как класс, в современной России фактически уничтожено.

Правящим классам удалось, в основном, провести деколлективизацию в деревне, что выразилось в разрушении большинства коллективных хозяйств советского периода и скупке значительной части привлекательных земель сельхозназначения крупной и средней буржуазией.

Последние 20 лет продолжалось сокращение численности и имущественное расслоение бывшего колхозного крестьянства.

В частности, образовался новый, но пока малочисленный класс сельской буржуазии (фермеров).

Безусловно, и промышленный рабочий класс, и иные лица наемного труда, а так же сельский пролетариат являются социальной базой и группой поддержки коммунистической партии.

Мелкая буржуазия

Правящими классами все последние годы административными методами проводится политика свертывания экономической самодеятельности населения и ограничения мелкого частного бизнеса.

Наиболее заметны результаты этой политики в сфере торговли, в которой все более просматривается ее монополизация торговыми сетями, принадлежащими крупной и средней буржуазии.

В результате у значительной части мелкой буржуазии отношение к правящему режиму стало негативным, что создает объективные предпосылки для ее временного союза с другими угнетаемыми классами и социальными группами.

Вместе с тем, как отмечал еще В.И.Ленин, мелкой буржуазии свойственна неустойчивость, шарахание из стороны в сторону, что позволяет рассматривать данную социальную группу лишь как возможного попутчика трудящихся, возглавляемых коммунистической партией, на определенных этапах борьбы.

Пенсионеры

         Пенсионеры образуют особую социальную группу значительной численности, как правило утратившую связь со своими социальными группами и классами, находящуюся на иждивении государства, от имени которого выступает бюрократия.

На настоящий момент численность пенсионеров в России более 39 миллионов человек, что превышает численность промышленного рабочего класса.

Зависимость пенсионеров от бюрократии и осуществляемая ей с 2000 г. политика социального маневрирования значительно снизила протестные настроения у пенсионеров.

Вместе с тем, такой социально-психологический фактор, как позитивное восприятие большинством пенсионеров сталинского и брежневского периодов развития нашей страны позволяет по-прежнему рассматривать большинство пенсионеров как социальную базу и группу поддержки коммунистической партии.

Деклассированные элементы

         Численность деклассированных элементов в России очень велика по сравнению с советским периодом развития возросла на несколько порядков.

Для оценки численность этой социальной группы ввиду отсутствия официальных данных можно воспользоваться экспертными оценками, согласно которым деклассированные элементы составляют до 14 процентов трудоспособного населения (около 10 миллионов человек).

По понятным причинам ни социальной базой, ни группой поддержки коммунистов указанная социальная группа являться не может.

Классовая борьба в современной России

Уже в «Манифесте Коммунистической партии» заявлялось, что история всех существовавших обществ была историей борьбы классов, то есть что именно классовая борьба движет развитие человеческого общества, так как она неизбежно приводит к социальной революции, которая и есть кульминация классовой борьбы, и к переходу к новому общественному строю. С точки зрения марксистов классовая борьба будет всегда и везде, в любом обществе, где существуют антагонистические классы.

В современной России классами — антагонистами являются, с одной стороны, бюрократия (чиновничество), крупная и средняя буржуазия, и, с другой стороны, промышленный рабочий класс, иные лица наемного труда, большинство крестьян.

Политика правящих классов:

  • направлена по почти полное присвоение прибавочной стоимости созданной трудом всего народа, приватизацию сырьевых ресурсов, земельных угодий, водных объектов, рек и озер;
  • привела к деиндустриализации России, деквалификации рабочего класса, разрушению сельского хозяйства, науки и культуры, утрате социальных гарантий советского периода;
  • препятствует реинтеграции России и части бывших союзных республик, порождает межнациональную напряженность;
  • ведет к ущемлению общедемократических прав и свобод;
  • ущемляет экономические интересы не только трудящихся, но и мелкой буржуазии.

Таким образом, установившийся в России государственный монополистический капитализм противоречит интересам подавляющего большинства народа, за исключением правящих классов.

Поэтому социалистическую революцию могут поддержать, при определенных условиях, часть низшей и средней бюрократии, военнослужащих и работников правоохранительных органов; часть мелкой, и отдельные представители средней буржуазии; большая часть пенсионеров.

Важной отрицательной особенностью современного этапа классовой борьбы в силу переходной неустойчивой социально-классовой структуры российского общества является отсутствие ярко выраженного авангардного революционного класса.

Социальная база российских коммунистов

Как писал В.И.Ленин в работе «Детская болезнь левизны в коммунизме»:

Всем известно, что массы делятся на классы; — что противополагать массы и классы можно, лишь противополагая громадное большинство вообще, не расчлененное по положению в общественном строе производства, категориям, занимающим особое положение в общественном строе производства; -что классами руководят обычно и в большинстве случаев, по крайней мере в современных цивилизованных странах, политические партии.

Специалисты по «ситуационному анализу» и «политическому моделированию» из Главного управления внутренней политики АП РФ решили войти в историю, опровергнув этот бесспорный и общепризнанный вывод Ленина.

Сложившаяся в России извращенная экономическая модель государственного монополистического капитализма породила и извращенную политическую систему, в которой политические партии не создаются естественным путем, как выразители интересов тех или иных классов и социальных групп, а конструируются правящим режимом, по большей части, искусственно.

Между тем, существующие общественные классы и социальные группы не доверяют и не собираются доверять псевдопартиям, созданным правящим режимом, выражение своих интересов.

Потенциальной социальной базой коммунистов на современном этапе развития России являются те общественные классы и социальные группы, чьим интересам соответствует смешанная социалистическая модель экономики, восстановление народовластия и государственного единства страны:

  • Большая часть лиц наемного труда (как промышленных рабочих, так и тех, кто занят в сфере услуг, торговли, интеллектуальной деятельности);
  • Большая часть крестьянства;
  • Часть низшей и средней бюрократии, военнослужащих и работников правоохранительных органов;
  • Часть мелкой, и отдельные представители средней буржуазии;
  • Большая часть пенсионеров.

Основная задача организационной, идеологической и агитационно-пропагандистской работы российских коммунистов состоит в том, чтобы эта потенциально широкая социальная база коммунистического движения превратилась бы в реальную, чтобы широкие слои трудящихся доверили коммунистам право на выражение своих интересов.

Источник: http://maxpark.com/community/13/content/5041836

Развитие капитализма в России в пореформенный период (60-90-е гг.19 века), особенности и итоги модернизации российской экономики

Феодально-крепостническая система в России в условиях всеобщего кризиса находила формы и методы  приспосабливания к капиталистическому производству. Она сумела закрепить рабочих на мануфактурах, вводила колонизацию окраин, приспосабливала их к  феодализму.

Разложение феодальных и развитие капиталистических отношений — единый процесс. Основным очагом для формирования нового способа производства была промышленность, использующая вольнонаемных рабочих.

Капиталистические отношения складывались и в сельском хозяйстве, особенно на окраинах России.

Социально-экономическое развитие пореформенной России отличалось сложностью и противоречивостью. Ведущим процессом в экономике и социальных отношениях являлось развитие капитализма: этот факт был признан тогда всеми направлениями русской общественной и экономической мысли, однако оценка данного явления (его характера, перспектив и значения) была различной.

Представители народнического направления считали, что капитализм в России насаждается сверху государством, акцентировали внимание на «язвы капитализма» (рост имущественного неравенства, засилье кулаков-мироедов, разорение и пролетаризация деревни) и склонны были видеть в нем регрессивное явление.

Они считали, что у капитализма в России нет будущего. Представители марксистского направления, указывая на присущую всем странам общую закономерность социально-экономических процессов и их объективный характер, подчеркивали прогрессивность капитализма и преувеличивали степень его развития в России.

Капиталистические отношения складывались в России, как доказано в трудах отечественных историков и экономистов, еще задолго до отмены крепостного права.

Однако утверждение капитала как экономической и социальной системы происходило уже в пореформенное время. Реформы 60—70-х годов XIX в., в первую очередь крестьянская 1861г., явились важным условием его более интенсивного развития.

Здесь проявилась огромная роль политического фактора, воздействовавшего на социально-экономические процессы.

Первые два пореформенных десятилетия относятся к числу переходных, или «переломных», когда происходила ломка феодальных отношений в сфере сельского хозяйства, завершался процесс технического перевооружения промышленности, создавался механизированный транспорт и складывались новые, характерные для капиталистической страны, социальные слои населения — пролетариат и промышленная буржуазия.

Утверждение капитализма как господствующей социально-экономической системы относится к концу XIX — началу XX в.

Развитие же его происходило в условиях, хотя и «модернизированной» по существу старой политической системы — при сохранении самодержавия и сословного строя.

Это накладывало определенный отпечаток на социально-экономические процессы в пореформенной России, обусловливало их сложность и противоречивость.

Сельское хозяйство в пореформенной России продолжало оставаться доминирующей частью экономики, а аграрный вопрос являлся главнейшим в социально-экономической и политической страны. К концу XIX в.

аграрный вопрос в России приобрел особую остроту.

Резко возросло крестьянское малоземелье вследствие естественного прироста населения деревни, но при сохранении в прежнем размере крестьянского надельного землепользования.

Основная тенденция частного землевладения в пореформенной России заключалась в переходе его от сословности к бессословности — к созданию буржуазной земельной собственности. Дворянское землевладение сокращалось вследствие продажи дворянами своих земель представителям других сословий. Земля все более втягивалась в торговый оборот.

Крестьянская реформа 1861г. сохранила сельскую общину. Надельная земля отводилась, как правило, не подворно, а всей общине, затем каждому двору в соответствии с количеством в нем ревизских душ выделялся земельный надел в пользование.

Существовало два типа общины: простая, состоявшая одного селения или его части (если это селение принадлежало нескольким помещикам), и сложная, состоявшая из нескольких селений.

Пореформенное изменение территориального состава общины выражалось в разделении сложных общин на простые и в соединение общин, составлявших части одного селения, в одно сельское общество. при наделении землей во время переделов стал применяться уже и критерий состоятельности двора (точнее, его платежеспособности).

Поэтому земельные переделы, как общие, так и частные, теряли свой уравнительный характер.  Социальное расслоение крестьянства являлось, важным условием развития капиталистического рынка и всего капитализма в целом.

Неимущее крестьянство, терявшее свою хозяйственную самостоятельность, создавало рынок рабочей силы как для предпринимательского сельского хозяйства, так и для крупной капиталистической промышленности. Вместе с тем такой крестьянин, живший в основном за счет «заработков», приобретавший необходимые предметы потребления преимущественно на рынке, способствовавший росту спроса на них.

В помещичьем хозяйстве в первые два пореформенных десятилетия шел процесс перехода от феодальных его форм к капиталистическим. Выражением такой переходной формы, соединявшей черты барщинной и капиталистической систем ведения хозяйства, являлась система отработок, которые принимали кабальный характер.

Капиталистическая перестройка помещичьего хозяйства не означала только замену кабального труда крестьян трудом наемных рабочих и крестьянского инвентаря помещичьим.

Для ведения предпринимательского сельского хозяйства по-капиталистически требовались улучшенные сельскохозяйственные орудия, машины, удобрения, замена традиционного трехполья новыми системами земледелия, применение более рациональных методов ведения сельского хозяйства. Необходимы были крупные капиталовложения, знания, опыт.

Промышленное развитие в пореформенной России носило сложный и противоречивый характер. С одной стороны, развитие капитализма сопровождалось экспроприацией мелких товаропроизводителей: мелкое товарное производство, основанное на ручном труде, не выдерживало конкуренции крупного, базировавшегося на машинной технике и более производительного.

С другой стороны, не только сохранялись, но параллельно росту крупной промышленности развивались и низшие формы промышленного производства — мелкотоварное и мануфактурное. Капитализм проникал и в крестьянскую промышленность.

Мелкие товаропроизводители-кустари все более теряли свою самостоятельность, попадая в зависимость от скупщика и мануфактуриста.

К началу 80-х годов XIX в. в России завершился промышленный переворот. В основных сферах промышленного производства машинная техника уже вытеснила ручной труд; водяное колесо практически было заменено паровым двигателем. Паровые машины и механические станки заняли господствующее положение горнодобывающей, металлообрабатывающей и текстильной промышленности.

В пореформенной промышленности особенно быстро возрастали те ее отрасли, которые производили средства производства. Иначе говоря, рост тяжелой промышленности (группа «А») обгонял рост легкой промышленности (группа «Б»), что было характерно для капиталистической промышленности всех стран.

Развитие промышленности сопровождалось процессом дальнейшей ее концентрации, выражавшейся в увеличении числа рабочих и размеров производства в расчете на одно предприятие, а также в дальнейшем укрупнении предприятий. С 1866 по 1890 гг.

количество промышленных предприятий в России со 100 и более рабочими возросло в полтора раза, в то же время число рабочих в них — в два Раза, а общая сумма производства — в три раза.

С 60-х годов бурное развитие получила, текстильная промышленность в польском городе Лодзи.Другой важнейшей отраслью промышленности была горнодобывающая, которая в первые пореформенные десятилетия сосредотачивалась в основном на Урале.

В пореформенной России наряду с развитием традиционных отраслей промышленности возникали и новые — угольная, нефтедобывающая, химическая, машиностроение. Менялась промышленная география страны.

К старым промышленным регионам — Московскому, Петербургскому, Прибалтийскому, Уралу прибавились новые: южный угольно-металлургический (Донбасс и Южная Украина), Бакинский нефтедобывающий.

Возникли крупные промышленные центры — Баку, Харьков, Екатеринослав, Юзовка, Горловка, Нарва, Лодзь.

Для пореформенной России характерно было развитие капитализма вширь, т.е. распространение его на новые, еще не освоенные территории. Экономике присуща была многоукладность — сосуществование наряду с капитализмом мелкотоварного и патриархально — натурального производства.

Долгое существование в России крепостного права и незавершенность реформ 60-70-х годов Х1Х в. обусловили сохранение многочисленных пережитков старины в экономике, политическом строе, социальных отношениях.

Господство помещичьего землевладения в пореформенной России, являвшегося главным крепостническим пережитком, и сословной неполноправности крестьян существенно ограничивало возможности капиталистического развития пореформенной деревни.

Источник: http://historyrusedu.ru/bilety-po-otechestvennoj-istorii-na-gosudarstvennyj-ekzamen/545-razvitie-kapitalizma-v-rossii-v-poreformennyj.html

Ссылка на основную публикацию