Наваринская битва 1827 г. — история России

Наваринское сражение 20 октября 1827

Наваринская битва 1827 г. - история России

8 (20) октября 1827 г. в Наваринской бухте Ионического моря произошло морское сражение между флотом союзников (России, Англии и Франции) и турецко-египетским флотом.

После того как Турция отказалась выполнить требования Лондонской конвенции 1827 г. о предоставлении Греции автономии, соединённая эскадра России, Англии и Франции под командованием старшего в чине английского вице-адмирала Э. Кодрингтона подошла к Наваринской бухте, где находился турецко-египетский флот под командованием Мухаррем-бея.

Английская эскадра состояла из 3 линейных кораблей, 3 фрегатов, шлюпа, 4 бригов и тендера (всего 472 орудия). Командовал английской эскадрой вице-адмирал Э. Кодрингтон. Во французской эскадре контр-адмирала А.

де-Риньи находилось 3 линейных корабля, 2 фрегата, бриг и шхуна (362 орудия). Под командованием российского контр-адмирала Л. П. Гейдена было 4 линейных корабля и 4 фрегата (466 орудия).

Всего же объединённый флот насчитывал 10 линейных кораблей, 9 фрегатов и 7 мелких кораблей и около 1 тыс. 300 орудий.

Турецко-египетский флот насчитывал 3 линейных корабля, 5 двухдечных 64-пушечных фрегатов, 18 фрегатов, 42 корвета, 15 бригов и 6 брандеров (всего по разным источникам от 2,1 тыс. до 2,6 тыс. орудий).

Вход в бухту с двух сторон простреливался 165 орудиями береговых батарей, расположенных в Наваринской крепости и на острове Сфактерия.

Главнокомандующим турецко-египетскими войсками и флотом был Ибрахим-паша.

8 (20) октября 1827 г. союзные эскадры стали входить в бухту кильватерной колонной и занимать места согласно принятой ранее диспозиции.

Как только корабли английской эскадры стали опускать якоря, турки открыли по ним беглый ружейный огонь и убили английского офицера-парламентера, направлявшегося на переговоры с турецким адмиралом.

В это же время с египетского корвета был произведён первый пушечный выстрел по французскому флагманскому кораблю «Сирена», а крепостные батареи открыли перекрёстный огонь по флагманскому кораблю русской эскадры «Азов», проходившему во главе отряда через узкий пролив в Наваринскую бухту.

В течение 4 часов длилась ожесточённая схватка на короткой дистанции, во время которой союзные эскадры действовали в полном единодушии, оказывая друг другу взаимную поддержку. Турецко-египетский флот был полностью уничтожен.

Наиболее решительно и искусно действовала русская эскадра под командованием контр-адмирала Гейдена, разгромившая весь центр и правый фланг неприятельского флота. Она приняла на себя главный удар противника и уничтожила большую часть его кораблей.

Потери турецко-египетского флота составили более 60 кораблей и судов, в том числе 3 линейных корабля, 9 фрегатов, 24 корвета, 14 бригов. Потери только убитыми и утонувшими составили более 7 тыс. человек. Ночью турки сами сожгли почти все свои оставшиеся суда.

Союзники не потеряли ни одного корабля. Их потери убитыми и ранеными составили около 800 человек.

В бою особенно отличился русский флагманский корабль «Азов» под командованием капитана 1-го ранга М. П. Лазарева. «Азов» потопил 2 фрегата и корвет, сжёг 60-пушечный фрегат под флагом Тахир-паши, заставил выброситься на мель 80-пушечный корабль, а затем вместе с англичанами уничтожил турецкий флагман.

За боевые подвиги линейному кораблю «Азов» впервые в русском флоте был присвоен кормовой Георгиевский флаг и вымпел. Его командир, капитан I ранга М. П. Лазарев, был произведён в контр-адмиралы. Контр-адмирал Л. П.

Гейден стал вице-адмиралом, кавалером ордена Святого Георгия 3-й степени, французского ордена Святого Людовика и английского ордена Бани.

Большинство офицеров русской эскадры получили русские, английские и французские ордена и повышение в звании.

Президентская библиотека

УЛЬТИМАТУМ ИБРАГИМ-ПАШЕ

Ваша Светлость!

По слухам, какие до нас со всех стран доходят, и по достоверным сведениям узнаем мы, что многочисленные отряды вашей армии разсеялись в разных направлениях по западной части Мореи, опустошают оную, жгут, истребляют, исторгают с кореньями деревья, виноградники, всякие произрастения и, одним словом, наперерыв спешат превратить страну сию в совершенную пустыню.

Сверх сего известились мы, что против округов Майны приготовлена экспедиция и что туда двинулись некоторые войска.

Все сии необыкновенно насильственные действия происходят, можно сказать, в глазах наших и в нарушение перемирия, которое Ваша Светлость обязались честным словом соблюдать ненарушимо до возвращения ваших курьеров. В нарушение такого перемирия, в силу которого позволено флоту вашему 26 числа последнего сентября обратный вход в Наварин.

Нижеподписавшиеся находятся в прискорбной необходимости объявить вам ныне, что таковой с вашей стороны поступок и столь удивительное нарушение ваших обещаний поставляют вас, Милостивый Государь, вне законов народных и вне существующих трактатов между высокими дворами союзников и Оттоманскою Портою.

К сему же нижеподписавшиеся присовокупляют, что производимые в сие самое время, по повелению вашему, опустошения совершенно противными пользам вашего Государя, который по причине сих опустошений может потерять существенные выгоды, доставляемые ему над Грециею Лондонским трактатом.

Нижеподписавшиеся требуют от Вашей Светлости представление решительного и скорого ответа и поставляют вам на вид неминуемые следствия вашего отказа или уклонения.

вице-адмирал Э.Кодрингтон,

контр-адмирал граф Гейден,

контр-адмирал Шавалье де Риньи

ГЕРОИ «АЗОВА»

В Наваринском сражении линейный корабль «Азов» вел тяжелый бой одновременно с пятью неприятельскими [кораблями. Вот как описывал его контр-адмирал Л. П. Гейден в рапорте Николаю I: «…Корабль же «Азов»…

тогда как сам окружен был неприятелем, много помог английскому адмиралу, который сражался с 80-пушсчным кораблем, имевшим флаг Мухарем-бея, ибо когда сей последний по причине перебитого у него шпринга повернулся к «Азову» кормой, то 14 орудий немедленно были на сей предмет отделены с левой стороны и действовали около получаса с таким успехом, что разбили ему, так сказать, всю корму, и когда в констапельской и каюте оного возник пожар и народ употреблял все усилия, чтобы погасить оный, то сильный же картечный огонь с «Азова» уничтожил сие намерение их, через что неприятельский корабль вскоре обнялся пламенем и, наконец, взорван был на воздух…

К чести капитана Лазарева я должен всеподданнейше присовокупить, что строгая дисциплина, ежедневные учения по пушкам и порядок, в коем служители всегда содержались, были причиной, и чему я совершенно обязан, что корабль «Азов» действовал с таким успехом в поражении и истреблении неприятеля.

Он сильным своим огнем потопил 2 огромных фрегата и корвет, сбил 80-пушечный корабль, который бросило на мель и напоследок был взорван, истребил двухдечный фрегат, на коем главнокомандующий турецкого флота Тахир-паша имел свой флаг и который на другой день сгорел, имев, по признанию самого паши, из 600 человек своей команды до 500 убитых и раненных».

О том, как вел себя в бою М. П. Лазарев, П. С. Нахимов в письме своему другу Михаилу Рейнеке писал: «Я до сих пор не знаю цены нашему капитану. Надобно было на него смотреть во время сражения, с каким благоразумием, с каким хладнокровием он везде распоряжался. Но у меня не хватает слов описать все его похвальные дела, и я смело уверен, что русский флот не имел подобного капитана».

На «Азове» во время битвы проявили себя будущие флотоводцы: лейтенант Нахимов, мичман Корнилов,  гардемарин Истомин.

http://militera.lib.ru/h/zolotarev_kozlov2/08.html

ПОСЛЕ МОЛЕБНА ЛЮДЯМ ДАЛИ ПО ЧАРКЕ РОМА

Ровно в 6 часов у нас пробили отбой, и, возблагодарив в душе всевышнего за дарованную славную победу и сохранение от разрушительного пламени, спустился я в кубрик посмотреть на раненого брата. Благодаря Бога, рана его не опасна. Там священник читал отходную по умершим, доктор резал ногу раненому, пьяный…

кричал «ура», а секретарь суетился около больных. Обрадовав раненых и бывших в крюйт-камере весточкой о совершенной победе, побежал я на ют. Было уже темно. Прекрасный вечер, совершенный штиль, и ничто не омрачало ясного неба в то время, как такие ужасы совершались вокруг пас.

Офицеры, собравшись, целовались как братья, и радость увидать всех целыми была безмерная. Всякий наскоро рассказывал, что случилось у него в отряде во время боя; что же касается до меня, то вообще в этот день я был очень счастлив и не могу описать того чувства, которое владело мною.

Меня особенно осчастливили наши бравые матросы, дравшиеся с мужеством, превышающим всякое выражение, и поражавшие тою доверенностью, которую они показывали к своим офицерам.

В половине 7-го часа офицер от графа Гейдена приехал на корабль поздравить капитана и офицеров с победою и поблагодарить от имени адмирала за скорое занятие места и славное действие орудиями. Корабль «Азов» очень много потерял людей и потерпел в своем корпусе. У нас также довольно убитых и раненых.

После молебна людям дали по чарке рома, приказали стать по пушкам, где они, поев сухарей, легли спать, оставив у каждого орудия по два часовых. Офицеры же, собравшись у капитана, были очень рады, найдя там спасенное жаркое, и провели очень приятно с час времени за веселым ужином.

Капитан разделил нас на две смены, поручив начальство каждой из них штаб-офицеру, который и должен был заботиться о приведении корабля в порядок и о содержании караула. Я вступил в первую смену до полуночи, другие пошли отдохнуть у своих пушек.

Мы же, осмотрев часовых, собрались на юте любоваться необыкновенным и величественным зрелищем. На всех кораблях соединенного флота осветили батареи, беспрестанные объезды у бороздили бухту и вызывали самые разнообразные оклики часовых. «Кто гребеть?» — кричали у нас… кричали французы… на английских кораблях.

Все это мешалось с ружейными выстрелами и по временам заглушалось залпами пылающих турецких судов или громовыми раскатами внезапного взрыва.

Все эти звуки, не умолкая, переливались в горах, освещенных ярким пламенем догорающих неприятельских кораблей, разбросанных по отмелям у берегов и отраженных в тихих водах залива, наполненных убитыми и утопающими, искавшими неверного спасения на плавающих обломках разбитых кораблей.

В продолжение моей вахты, с 7-ми часов вечера до 12-ти, последовали один после другого 7 взрывов. Турки в отчаянии сами зажигали свои суда. В этих случаях каждый раз пожар примерно распространялся по всему судну, от чрезмерной жары раскалявшиеся пушки стреляли сами собою, и вскоре затем следовал взрыв. Все, что было выше крюйт-камеры, поднималось на воздух, остальное оставалось догорать на воде.

Автор записок, Александр Петрович Рыкачев, в 1816 г., в тринадцатилетнем возрасте, имея отличную подготовку, поступил в Морской кадетский корпус и сразу же был зачислен в гардемарины. В 1827 г.

в звании лейтенанта (на корабле «Гангут») участвовал в Наваринском сражении. За проявленный героизм был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом. 1877 г.

Читайте также:  Первая пятилетка - история России

в Кронштадте вышло посмертное издание записок А. П. Рыкачева

Рыкачев  А. П. Записки, ведённые на эскадре Л. П. Гейдена. Морские сражения русского флота: Воспоминания, дневники, письма. М., 1994

ПОСТСКРИПТУМ

На представлении Кодрингтона к ордену Виктории — не наградить его было нельзя, учитывая громадный международный резонанс этой битвы, — английский король написал: «Заслуживает веревки, но я вынужден дать ему ленту». В планы правительства Великобритании совсем не входило полное уничтожение турецкого флота. Когда ликующая общественность успокоилась, Кодрингтона тихо отправили в отставку.

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/navarinskoie-srazhieniie

Наваринское сражение 1827 — Русская историческая библиотека

Наваринское сражение 1827

Аккерманская конвенция, восстановив силу Бухарестского трактата 1812, не решила, тем не менее, вопроса о восставших против турецкого султана греках.

Тем не менее, император Николай I был преисполнен решимости положить конец кровопролитной греко-турецкой войне, грозившей истреблением народу несчастному и православному, нам единоверному.

После заключения Аккерманской конвенции русский посол Рибопьер отправился в Константинополь и вместе с английским посланником предложил турецкому дивану, согласно петербургскому протоколу 23 марта 1826 года, посредничество России и Англии к примирению Порты с греками на условиях, равно выгодных для той и другой стороны: Греция, оставаясь под верховным владычеством султана, должна была платить ему ежегодную подать, но ей предоставлялось право собственного управления через сановников, избранных народом и утвержденных Портою. Требования России и Англии поддерживал и французский посланник чьё правительство присоединилось к Санкт-Петербургскому протоколу.

При явном ожесточении греков, твердо решившихся скорее погибнуть с оружием в руках, чем возвратиться в прежнее состояние, под иго безотчетного рабства, султан Махмуд II должен был благодарить европейские кабинеты за принятый ими на себя труд привести в повиновение Порте народ, с которым она очевидно не в силах была сладить. Однако турецкий повелитель не хотел слышать о посредничестве и, объявив, что в его власти казнить или миловать рабов непокорных, дал повеление войскам турецким и египетским разорить вконец Морею (Пелопоннес) и острова Архипелагские. Кровопролитие возобновилось с неимоверною жестокостью. Главнокомандующий силами оттоманскими Ибрагим, сын Мухаммеда-Али, паши Египетского, не щадил ни возраста, ни пола, жег города и села, опустошал нивы и с корнем вырывал масличные деревья. Казалось, Греция неминуемо обратится в безлюдную пустыню.

Тогда союзные дворы, по предложению Петербургского кабинета, не замедлили принять свои меры: трактатом, заключенным в Лондоне 24 июня (6 июля) 1827 года между Россией, Англией и Францией, решено было снова предложить Порте посредничество трех держав для примирения ее с греками, на основании петербургского протокола, с тем, что если в течение одного месяца турки или греки не прекратят неприязненных между собою действий, принудить их к тому всеми зависящими от союзных держав средствами.

Сообщая Дивану содержание Лондонского трактата, посланники трех держав объявили ему, что в случае отказа той или другой стороны союзные флоты будут принуждены остановить продолжение войны, которая по существу своему равно противна и безопасности морей, и потребностям торговли, и нравственному чувству европейских народов. Султан не слушал ни угроз, ни убеждений, и жестокосердый Ибрагим не прекращал кровопролития в злосчастной Греции. Многочисленное мусульманское войско свирепствовало в Морее (Пелопоннесе), а сильный флот, состоявший из кораблей турецких и египетских, громил острова.

Все эти события и послужили причиной Наваринского сражения 20 октября 1827.

Наваринское сражение 20 октября 1827

В то время на водах греческого Архипелага находились три союзные эскадры: английская, французская и русская, под начальством Кодрингтона, Риньи и графа Гейдена. Адмиралы, исполняя повеление своих кабинетов, условились не допускать турецко-египетского флота к опустошению островов и принудили его войти в Наваринскую гавань.

Ибрагим имел с ними свидание и вследствие решительных убеждений дал слово прекратить неприязненные действия на три недели, до получения новых инструкций из Константинополя, Вскоре, однако, он нарушил свое обещание самым вероломным образом: многочисленные отряды сухопутной турецко-египетской армии рассеялись по западной части Мореи (Пелопоннеса) со злобным намерением довершить ее опустошение.

Наваринское сражение 1827. План

Союзные адмиралы, видя со своих кораблей зарево отдаленных пожаров, поспешили отправить в Наварин на имя Ибрагима за общим подписанием письмо, которым в сильных выражениях напоминали о заключенном условии и требовали немедленно ответа, согласен ли он исполнить данное им слово.

Письмо не было принято под предлогом отсутствия главнокомандующего и неизвестности, где он находится.

Очевидное намерение его выиграть время для совершения злобного замысла побудило адмиралов прибегнуть к решительным мерам: с общего согласия они решили войти в Наваринскую гавань, чтобы угрозою битвы принудить Ибрагима отозвать войска из Мореи.

Оттоманский флот в числе 66 военных судов с 2 200 орудий и 23 000 человек экипажа занимал позицию в виде подковы, упираясь флангами в батареи, воздвигнутые при входе в Наваринский залив. Им командовали два адмирала, турецкий и египетский. Ибрагим находился на берегу.

Стоявший у Наварина флот европейских союзников состоял из 27 военных судов (в том числе 8 русских), с 1 300 орудий и 13 000 человек экипажа.

Главное начальство над ним принял адмирал Кодрингтон как старший в чине, и 8 (20) октября 1827 года повел его в Наваринскую гавань двумя колоннами: правая составлена была из кораблей английских и французских; левая из русских. Обе колонны должны были идти рядом и стать в боевую линию пред оттоманским флотом.

Правая колонна, находясь ближе к Наваринскому заливу, определила левую, на всех парусах влетела в гавань и бросила якорь пред турецкими кораблями. Для объяснения причин сего поступка Кодрингтон отправил офицера к турецкому адмиралу, офицер был встречен ружейным огнем и пал, пронзенный пулями.

Послан был другой офицер; его постигла та же участь. Вслед за тем раздался пушечный выстрел с египетского корвета по французскому фрегату, который отвечал залпом. Наваринское сражение началось, и вскоре открылась канонада со всех судов; более двух тысяч орудий производили непрерывную пальбу; суда скрылись в облаках дыма. Солнце померкло.

В это самое время, среди непроницаемого мрака, под перекрестным огнем с береговых батарей, устроенных при входе в залив, величественно и стройно вступила в Наваринскую гавань русская эскадра, в грозном безмолвии прошла под тучею ядер, заняла свое место с левой стороны и, став на пистолетный выстрел от неприятельской линии, открыла по ней убийственный огонь. Адмиральский корабль графа Гейдена «Азов», под командою храброго капитана Лазарева, схватился в битве с тремя фрегатами и в несколько часов истребил их. Столь же успешно действовали в Наваринском сражении и прочие русские корабли.

Наваринская битва. Картина И. Айвазовского, 1846

Через четыре часа бой кончился. Оттоманский флот был уничтожен, как некогда при Чесме. Из всех судов, его составлявших, уцелел один фрегат с немногими мелкими судами; остальные погибли в огне, в воде, сели на мель или достались победителям.

Неприятель был почти вдвое сильнее числом судов, орудий и людей; союзники восторжествовали неимоверною храбростью, искусством и редким единодушием. Русские, англичане, французы соревновались друг с другом во время Наваринского сражения 1827 в подвигах доблести.

Наши моряки в точности выполнили волю государя Николая I, который, при отправлении эскадры из Кронштадта, сказал: «Надеюсь, что в случае каких-либо военных действий поступлено будет по-русски».

Наваринское сражение послужило главным толчком к началу русско-турецкой войны 1828-1829.

По материалам книги Н. Г. Устрялова «История России до 1855 года»

Источник: http://rushist.com/index.php/russia/2302-navarinskoe-srazhenie-1827

Самое интересное в истории Российского флота

Наваринское сражение

8 (20) октября 1827 года состоялось Наваринское сражение. Оно сразу стало абсолютно уникальным событием в истории мировых войн на море. Судите сами, в сражении участвовали эскадры пяти государств.

Союзная эскадра Англии, Франции и России, а также объединенная эскадра Турции и Египта. Причем ни одна из этих стран не находилась в состоянии войны.

Сражение закончилось блестящей победой союзников и практически полным уничтожением турецко-египетской эскадры.

В нашей исторической литературе советского периода, да и в некоторых современных публикациях, например в Википедии, утверждается приоритетная роль русских кораблей в достижении этой победы.

Дореволюционные издания, основанные на документах и свидетельствах участников Наваринского сражения, утверждают полное единство в действиях союзников, их взаимопомощь и героизм экипажей всех кораблей союзной эскадры.

Россия поддержала борьбу народа Греции

В 1821 году поднялся на освободительную борьбу народ Греции, почти 300 лет страдавший под гнетом Турции. Потерпев ряд поражений, турецкий султан обратился за помощью к египетскому паше, который направил в Грецию свой флот и войска.

После этого турки добились значительных успехов. Они действовали с исключительной жестокостью. Истребляли мирное греческое население и подрывали сельское хозяйство края.

Тем не менее, все союзные государства поддерживали с Турцией нормальные отношения, а Англия и Франция даже оказывали ей некоторую материальную и военную помощь.

Стремясь укрепить свое положение на Балканах, Россия в очередной раз предложила оказать поддержку народу Греции. Она это делала и ранее, читайте. например, здесь.

Англия и Франция под давлением общественного мнения были вынуждены согласиться и подписать совместный документ с требованием предоставить автономию Греции. Турция его отвергла.

Тогда по настоянию России было решено направить в Средиземное море союзную эскадру, чтобы всего лишь очень осторожно побудить Турцию более деликатно наводить порядки в колониях. Ни о каких военных действиях или сражениях не было и речи. Боже упаси!

Ультиматум

Э. Кодрингтон

Российскую эскадру возглавил контр-адмирал Л.П. Гейден. Она соединилась с эскадрами Англии и Франции 1 октября у острова Занте в Ионическом море.

Командующим объединенной эскадрой стал английский вице-адмирал Э. Кодрингтон. Он много лет служил под командованием адмирала Нельсона и считался прозорливым политиком и хорошим флотоводцем.

Турецко-египетский флот находился у западного побережья полуострова Пелопоннес, в Наваринской бухте.

Адмиралы обеих сторон тоже и не думали сражаться. Прибыв к Наварину, союзники направили командующему турецкими войсками и флотом Ибрагиму-паше письмо с требованием прекратить военные действия и акты насилия против греческого населения.

Читайте также:  Компьенское перемирие 1918 года - история России

Ответа не последовало. Ибрагим-паша сделал вид, что ничего не получал. На военном совете союзной эскадры было решено войти в бухту, встать на якоря против турецких кораблей и своим присутствием заставить Ибрагим-пашу пойти на уступки.

Союзная эскадра насчитывала 26 вымпелов, в том числе 10 линейных кораблей. В составе турецко-египетского флота было более 70 вымпелов. Он стоял в три линии, образуя сжатый полумесяц.

Узкий вход в бухту и фланги неприятельской эскадры были прикрыты береговыми батареями (165 пушек) и брандерами. Слабость этой эскадры заключалась в том, что в ее составе было только три линейных корабля.

Суммарно количество их орудий примерно на тысячу превышало количество пушек на союзной эскадре. Об артиллерии парусных кораблей читайте подробнее.

Но это были пушки среднего и малого калибра, которые даже при таком численном превосходстве не могли тягаться с крупнокалиберной артиллерией союзной эскадры.

Кроме того, со стоявших в третьей линии судов стрелять было очень трудно из-за большой дистанции, плохой видимости в дыму и боязни попасть в свои корабли.

Однако в целом, турецко-египетская эскадра, была сильной и обладала хорошей позицией, поэтому говорить о полном превосходстве какой-либо из сторон нельзя.

Наваринское сражение

Турки тоже не собирались воевать. Они позволили эскадрам Англии и Франции войти в бухту мимо береговых батарей и встать на якорь в непосредственной близости от своих кораблей.

Флагманский корабль Кодрингтона «Азия» встал напротив сразу двух флагманских кораблей — турецкого капитан-бея Тагир-паши и египетского адмирала Могорем-бея.

Англичане послали к туркам парламентера с вежливой просьбой отвести в сторону (от греха подальше) турецкие брандеры, но турки не выдержали и начали стрелять сначала по парламентеру, а затем и по кораблям союзной эскадры. Наваринское сражение началось.

Наваринское сражение
С картины английского художника Томаса Льюни

В это время русская эскадра только входила в бухту и оказалась под огнем орудий и береговых батарей, и турецких кораблей, а также подверглась атакам брандеров.

Критическое положение сложилось и у английского адмирала Э. Кодрингтона. Его корабль «Азия» оказался под огнем двух флагманских и нескольких кораблей второй линии противника.

На нем была сбита бизань-мачта, замолчали несколько пушек. Количество повреждений быстро нарастало.

В это время подошел «Азов» и сразу вступил в бой. Вскоре корабль Тагир-паши выбросился на берег, а корабль Могорем-бея — сгорел. Было потоплено несколько ближайших судов второй линии.

При этом «Азов» был вынужден драться сразу с пятью противниками. В него летели ядра, картечь, брандскугели, книпели и даже обломки железа и ножи, которые разъяренные турки закладывали в орудия.

Они сражались с остервенением, до последней возможности, предпочитая смерть поражению.

Схема Наваринского сражения

На «Азове» возникали пожары, новые пробоины появлялись одна за другой. Только с подходом остальных русских кораблей положение «Азова» улучшилось.

Но 24 убитых, 67 раненых, избитый такелаж и рангоут, а также 180 пробоин, в том числе 7 подводных, наглядно показывали, через какой ад пришлось пройти этому кораблю. По свидетельствам участников Наваринского сражения, русские матросы сражались самоотверженно.

Каждый работал за четверых и силы, по мере утомления, казалось, увеличивались. Ничто не устрашало их, больший ужас возбуждал большую храбрость. И ни одного выстрела мимо цели.

М.П. Лазарев

Офицеры личным примером вдохновляли подчиненных. Среди отличившихся на «Азове» были лейтенант П.С. Нахимов, мичман В.А. Корнилов и гардемарин В.И. Истомин. Личный состав всех наших кораблей показал умение, выдержку и хладнокровие в бою, действовал сноровисто, храбро и слаженно. Особенно высокую оценку получили действия командира «Азова» М.П.

Лазарева (о его участии в открытии Антарктиды читайте здесь). За боевые подвиги линейному кораблю «Азов» впервые в Российском флоте были присвоены кормовой Георгиевский флаг и вымпел. Корабль стал гвардейским. Многие старшие офицеры были награждены российскими, английскими и французскими орденами.

О возникновении и боевых традициях морской гвардии России читайте в статье «Морская гвардия — беззаветная преданность Родине».

Наваринское сражение закончилось в 18 часов 20 минут. Было уничтожено до 60 кораблей противника. Ночью сгорели почти все оставшиеся корабли и транспорты. Людские потери неприятеля превысили 8 тысяч человек. На союзной эскадре было убито 8 офицеров и 171 матрос, ранено около 600 человек.

Итоги

Поражение турок предопределили две серьезные ошибки их командования. Во-первых, они позволили английской и французской эскадрам беспрепятственно войти в бухту.

Во-вторых, их артиллеристы стреляли в основном по рангоуту и такелажу, что считается эффективным только в сражении под парусами на ходу.

Союзная эскадра стреляла ядрами по корпусам кораблей и наносила им значительно большие разрушения.

Наваринский бой
С картины художника С.В. Пен

Изначально правящие круги Англии не хотели ослабления Турции, поскольку это означало усиление России. В этой связи победу в Наваринском сражении они стали именовать «случайной».

Можно ли придумать что-нибудь более унизительное для английских моряков, которые проливали кровь в этом сражении? Конрингтон вскоре был досрочно уволен в отставку. Он оказался хорошим адмиралом, но бездарным политиком.

Однако эти интриги правящих кругов Англии не должны бросать тень на английских матросов и офицеров, самоотверженно выполнявших свой долг в этом ожесточенном и кровопролитном сражении.

Наиболее адекватные выводы из этого сражения сделал Египет. Он прекратил оказание военной помощи Турции. Учитывая все последующие поражения Турции, это было весьма дальновидное решение. Греция так и осталась колонией Турции.

Англия и Франция быстро восстановили хорошие отношения с Турцией, пообещав ей материальную помощь и свалив всю вину на русских. Напомню, что союзная эскадра была послана в Средиземное море по инициативе России.

Турция, естественно, затаила злобу на нас и стала точить ятаганы.

Султан объявил себя свободным от всех договорённостей с Россией, закрыл для наших судов проход через Черноморские проливы и призвал своих подданных к «священной войне» с русскими.

Ввиду таких действий Порты император Николай I в апреле 1828 года (через 5 месяцев после Наваринского сражения) объявил войну Турции. Только после нашей победы в этой войне Греция получила автономию.

А теперь самый интересный вопрос — а что же Россия? Наша страна не получила от Наваринского сражения ничего, кроме того, что оно подтолкнуло к новой войне с Турцией. Тем не менее, Наваринскому сражению мы уделяем гораздо больше внимания, чем любому другому сражению отечественного парусного флота.

Наши прославленные адмиралы с их очень важными для страны победами просто отдыхают в тени Наварина. Я вовсе не говорю, что надо забыть героев этого сражения. Но может быть, нам надо лучше знать историю флота, тогда мы сможем более объективно оценить каждое событие и воздать должное его героям.

При написании статьи были использованы следующие материалы:

  • Веселаго Ф.Ф. Краткая история русского флота. Санкт-Петербург. 1893 г.
  • Кладо Н.Л., Дитерихс. Записки по военно-морской истории. Санкт-Петербург. 1906 г.
  • Боевая летопись русского флота. Москва. 1948 г.
  • Доценко В.Д. Мифы и легенды российского флота. 2000 г.
  • Дважды Краснознаменный Балтийский флот. Изд. 2. Москва. 1978 г.

Уверен, что Вы читали о Наваринском сражении, и у Вас есть свое мнение. Изложите его в комментариях. Это будет интересно всем!

Источник: http://www.korvet2.ru/navarinskoe-srazhenie.html

Наваринское сражение 1827 года :

Наваринское сражение 1827 года по праву считается одной из крупнейших морских баталий Новой истории, в которой приняли участие крупнейшие державы тех времен. Данная битва предопределила судьбу участниц боевых действий, усилив позиции одной стороны и еще более ослабив противоположный лагерь.

Предпосылки к началу войны

Несмотря на то что Османская империя медленно скатывалась на самое дно политического и экономического кризиса, она по-прежнему обладала довольно-таки значительными территориями на Балканах и на севере Африки. Удерживать столь обширные земли с годами становилось все тяжелее и тяжелее.

Особенно яро за свою независимость сражались греческие революционеры. Их борьба началась в 1821 году с крупного восстания в Пелопоннесе.

Османский султан Махмуд II лишь с помощью своего египетского вассала Мухаммеда Али в 1824 году сумел остановить расширение освободительного движения греков. За ситуацией на Балканах внимательно следили европейские державы.

Англия и Франция искали выгоду в стремительном ослаблении Османской империи. Россия же, преуспевшая в войне с турками в 1806-1812 гг., хотела еще больше укрепить свое положение на Балканском полуострове и Черном море.

Попытка примирения сторон

Несмотря на вышесказанное, будущие союзники по Антанте не были заинтересованы в полном развале Османской империи. По крайней мере, не так быстро.

Франция и Англия стремились поставить ее в зависимое положение путем экономического давления, выкачивая из нее ресурсы и по надобности использовать против России. Русского царя Николая I также не устраивало падение столь крупной империи, хоть она и была ослаблена.

Быстрый развал привел бы к серьезным изменениям на политической карте как на Балканах, так и на севере Африки, которые входили в сферу влияния союзников.

https://www.youtube.com/watch?v=Sh9fA8b7y44

И поэтому 16 июля 1827 года в Лондоне при участии высокопоставленных чиновников Франции, Англии и России была подписана конвенция, утверждавшая автономию Греции в составе Османской империи.

Греки продолжали платить ежегодную дань в султанскую казну и считаться подданными султана, но получали значительные преимущества для торговых операций с европейскими державами. Документ обязал стороны прекратить боевые действия и заключить мир.

Нарушение договора предполагало вмешательство в конфликт путем введения морских сил стран-посредников.

Эскалация конфликта

Естественно, такое положение дел категорически не устраивало турецкого владыку. Ведь впервые за 5 веков управления Греция получила шанс освободиться от османской опеки и заполучить долгожданную свободу.

Действия султана Махмуда II были вполне ожидаемы. Османская империя не собиралась следовать условиям Лондонской конвенции. В Наваринской бухте расположился внушительный турецко-египетский флот.

Данный шаг способствовал активации пункта о вмешательстве в конфликт союзной эскадры.

Численность и командный состав противников

Объединенный флот России, Англии и Франции взял курс на Наваринскую бухту. Российской эскадрильей руководил контр-адмирал Л. Гейден (голландец на службе у русского царя), французскими военно-морскими силами – А. де Риньи. Общее предводительство было передано высшему чину союзной армады – английскому вице-адмиралу Э. Кодрингтону. Всего выдвинулось 26 кораблей при 1300 орудиях.

Читайте также:  Сталинградская наступательная операция 1943 года (19 ноября 1942 г. - 2 февраля 1943 г.) - история России

По прибытии к месту назначения 20 октября 1827 года союзники поняли, что противник превосходит их как по числу кораблей и живой силе, так и по артиллерийской мощи почти в 2 раза. Всего на оборону бухты собралось 91 судно. Османо-египетским флотом руководил Ибрагим-паша, помогали ему Тахир-паша и Мухаррем-бей.

Помимо 2600 орудий, расположенных на судах, на суше, в одноименной крепости также находилась береговая охрана при еще 165 орудиях, а также небольшая батарея на острове Сфактерия. Несмотря на столь внушительный перевес в вооружении и численности, у европейской эскадрильи имелся один значительный плюс перед оппонентом – многолетний опыт участия в морских баталиях.

Более того, греки решили не отсиживаться в сторонке и примкнули к союзническому флоту.

Попытка переговоров

Даже приведя флотилию в полную боевую готовность, командующий Э. Кодрингтон все еще не потерял надежды на решение конфликта дипломатическим путем. Французский и английский флот довольно осторожно и медленно прошел через узкий залив и расположился напротив соперника. Не радушно были встречены российские корабли.

Османы не забыли поражения в войне 1806-1812 гг., после которой лишились ряда территорий. Сразу по русским судам открыли шквальный огонь. Несколько судов союзников, в том числе «Сирена» флагманский корабль французов, получили пробоины. Затем наступило некоторое затишье.

Воспользовавшись моментом, Кодрингтон отправил к вражескому лагерю небольшую делегацию. Однако береговые силы противника еще в самом начале не собирались вести всякие переговоры и вновь открыли огонь изо всех орудий. Парламентеры погибли моментально, несколько кораблей союзников получили значительные повреждения.

Таким образом, на мирном урегулировании конфликта был поставлен жирный крест. Таким образом, 20 октября 1827 года Наваринское морское сражение началось.

Ход и результат сражения

Сигналом к Наваринскому морскому сражению послужил обстрел египтянами флагманского корабля англичан — «Азии». Судно командующего флота получило несколько пробоин. Мухаррем-бей собирался добить противника.

Однако на авансцену вступил будущий герой морской битвы «Азов» — флагман российского флота. При отсутствии Гейдена, получившего контузию, командование на себя взял капитан Лазарев. Атака на «Азию» была отбита, а корабль Мухаррем-бея потоплен.

Затем в бой вступили и другие русские суда — «Гангут», «Иезекиль», «Александр Невский», «Константин», «Елена», «Проворный» и «Кастор». Однако сражение в Наваринской бухте стало звездным часом именно «Азова», который и стал основным залогом победы, поведя в бой остальных.

Битва продолжалась всего лишь 4 часа и завершилась сокрушительным поражением османо-египетского флота.

Потери с обеих сторон

Наваринское сражение окончилось ожидаемой победой союзной флотилии. Опыт взял верх над численным и оружейным перевесом. Со стороны победивших потери были довольно незначительны — около 800 человек убитыми и ранеными. Несмотря на серьезные повреждения, ни один из кораблей европейской эскадрильи не был потоплен.

Среди российских кораблей только на «Касторе» не оказалось никаких людских потерь. Что касается проигравших, то здесь ситуация обстояла куда хуже. Союзным флотом было уничтожено больше половины кораблей (точнее 61) Османской империи и ее союзника Египта. Остальные суда также оказались в непригодном состоянии из-за повреждений. Человеческие потери составили более 7000 человек.

Ночная атака турков также не имела успеха. Оставшиеся корабли были потоплены самими османами.

Герои и награды

Как упоминалось выше, главным героем Наваринского сражения стал флагман российского флота «Азов». Несмотря на многочисленные повреждения, на его счету 5 потопленных кораблей противника, в том числе также 2 судна под руководством Мухаррем-бея и Тахир-паши.

Вместе с «Азией» был также уничтожен корабль фрегат главнокомандующего Ибрагим-паши, еще несколько из них вынужденно сели на мель. «Азов» первым в истории России удостоился кормовой Георгиевской ленточки.

За боевые заслуги получили награды (в том числе и зарубежные) и повышение в звании Гейден (вскоре поднят до вице-адмирала), Нахимов, Лазарев (дослужился до контр-адмирала) и другие проявившие себя офицеры и солдаты.

Последствия сражения

Наваринское сражение предопределило дальнейшую судьбу стран-участниц. Больше всего от морской битвы выиграла Греция. Ее судьбу решила Российская империя в очередной русско-турецкой войне 1828-29 гг., завершившейся викторией русских, которая в течение ближайших лет подарила грекам долгожданную независимость.

В благодарность эллины и по сей день отмечают день победы в Наварине чуть ли не как национальный праздник, поминая погибших. Османская империя после поражения еще больше стала регрессировать, появилось много желающих бросить вызов османскому султану и отделиться от турецкого владычества. Еще вчерашний союзник египетский наместник Мухаммед Али дважды в 1830-40-е гг.

поднимал войска против Махмуда II за право владения Сирией, но в итоге при вмешательстве России потерпел неудачу. Что касается Англии и Франции, то они были крайне недовольны успехами русских и всячески искали повод ослабить влияние Российской империи на балканские страны и не допустить ее на Ближний Восток.

Все эти попытки в начале 1850-х привели к Крымской войне, где бывшие союзники стали врагами.

Источники о сражении

Наваринское сражение 1827-го стало, в первую очередь, большим успехом российского военно-морского флота. Естественно по этому случаю в российском календаре имеется праздник — день командира ВМФ России. Книги о Наваринском сражении довольно многочисленны: И. Гусева «Наваринское морское сражение», Г. Арша «Россия и борьба Греции за освобождение», О.

Шпаро «Освобождение Греции и Россия» и многих других. Зарубежные авторы в основном дают скудные сведения о битве или преуменьшают успехи российского флота в описаниях. Наваринское сражение 20 октября 1827-го заинтересовало также и художников. Наиболее известными являются картины Ивана Константиновича Айвазовского и англичанина Джорджа Филиппа Рейнагла.

Источник: https://www.syl.ru/article/326735/navarinskoe-srajenie-goda

Произошло Наваринское сражение

8 (20) октября 1827 г. в Наваринской бухте Ионического моря произошло морское сражение между флотом союзников (России, Англии и Франции) и турецко-египетским флотом.

После того как Турция отказалась выполнить требования Лондонской конвенции 1827 г. о предоставлении Греции автономии, соединённая эскадра России, Англии и Франции под командованием старшего в чине английского вице-адмирала Э. Кодрингтона подошла к Наваринской бухте, где находился турецко-египетский флот под командованием Мухаррем-бея.

Английская эскадра состояла из 3 линейных кораблей, 3 фрегатов, шлюпа, 4 бригов и тендера (всего 472 орудия). Командовал английской эскадрой вице-адмирал Э. Кодрингтон. Во французской эскадре контр-адмирала А.

 де-Риньи находилось 3 линейных корабля, 2 фрегата, бриг и шхуна (362 орудия). Под командованием российского контр-адмирала Л. П. Гейдена было 4 линейных корабля и 4 фрегата (466 орудия).

Всего же объединённый флот насчитывал 10 линейных кораблей, 9 фрегатов и 7 мелких кораблей и около 1 тыс. 300 орудий.

Турецко-египетский флот насчитывал 3 линейных корабля, 5 двухдечных 64-пушечных фрегатов, 18 фрегатов, 42 корвета, 15 бригов и 6 брандеров (всего по разным источникам от 2,1 тыс. до 2,6 тыс. орудий).

Вход в бухту с двух сторон простреливался 165 орудиями береговых батарей, расположенных в Наваринской крепости и на острове Сфактерия.

Главнокомандующим турецко-египетскими войсками и флотом был Ибрахим-паша.

8 (20) октября 1827 г. союзные эскадры стали входить в бухту кильватерной колонной и занимать места согласно принятой ранее диспозиции.

Как только корабли английской эскадры стали опускать якоря, турки открыли по ним беглый ружейный огонь и убили английского офицера-парламентера, направлявшегося на переговоры с турецким адмиралом.

В это же время с египетского корвета был произведён первый пушечный выстрел по французскому флагманскому кораблю «Сирена», а крепостные батареи открыли перекрёстный огонь по флагманскому кораблю русской эскадры «Азов», проходившему во главе отряда через узкий пролив в Наваринскую бухту.

В течение 4 часов длилась ожесточённая схватка на короткой дистанции, во время которой союзные эскадры действовали в полном единодушии, оказывая друг другу взаимную поддержку. Турецко-египетский флот был полностью уничтожен.

Наиболее решительно и искусно действовала русская эскадра под командованием контр-адмирала Гейдена, разгромившая весь центр и правый фланг неприятельского флота. Она приняла на себя главный удар противника и уничтожила большую часть его кораблей.

Потери турецко-египетского флота составили более 60 кораблей и судов, в том числе 3 линейных корабля, 9 фрегатов, 24 корвета, 14 бригов. Потери только убитыми и утонувшими составили более 7 тыс. человек. Ночью турки сами сожгли почти все свои оставшиеся суда.

Союзники не потеряли ни одного корабля. Их потери убитыми и ранеными составили около 800 человек.

В бою особенно отличился русский флагманский корабль «Азов» под командованием капитана 1-го ранга М. П. Лазарева. «Азов» потопил 2 фрегата и корвет, сжёг 60-пушечный фрегат под флагом Тахир-паши, заставил выброситься на мель 80-пушечный корабль, а затем вместе с англичанами уничтожил турецкий флагман.

В своём донесении о Наваринском бое контр-адмирал граф Гейден писал: «Три союзных флота, соревновали один другому в храбрости. Никогда не видно было столь искреннего единодушия между различными нациями. Взаимные пособия доставлялись с неписанной деятельностью.

При Наварине слава английского флота явилась в новом блеске, а на французской эскадре, начиная от адмирала Риньи, все офицеры и служители явили редкие примеры мужества и неустрашимости.

Капитаны и прочие офицеры российской эскадры исполняли долг свой с примерным рвением, мужеством и презрением всех опасностей, нижние чины отличились храбростью и повиновением, которые достойны подражания».

За боевые подвиги линейному кораблю «Азов» впервые в русском флоте был присвоен кормовой Георгиевский флаг и вымпел. Его командир, капитан I ранга М. П. Лазарев, был произведён в контр-адмиралы. Контр-адмирал Л. П.

 Гейден стал вице-адмиралом, кавалером ордена Святого Георгия 3-й степени, французского ордена Святого Людовика и английского ордена Бани.

Большинство офицеров русской эскадры получили русские, английские и французские ордена и повышение в звании.

Лит.: Богданович Е. В. Наварин. 1827-1877. М., 1877; Броневский В. Наваринская битва 8 октября 1827 г. // Военный журнал. 1829. № 3. С. 31; Боевая летопись русского флота: Хроника важнейших событий военной истории русского флота с IX в. по 1917 г. М., 1948. Разд. 4. Гл. 8.

Наваринская кампания 1827 года;То же [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/h/boevaya_letopis_flota/26.html; Рыкачев А. П. Год Наваринской кампании. 1827 и 1828 гг. Кронштадт, 1877; Рыкачев А. П. Записки, ведённые на эскадре Л. П. Гейдена.

Наваринское сражение // Морские сражения русского флота. Воспоминания, дневники, письма. М., 1994; Сирый С. П. Наваринское сражение [Электронный ресурс] // Морская газета. 1998-2016. URL: http://gazetam.ru/23-oktyabrya/navarinskoe-srazhenie.htm; 8 октября 1827 г.

Наваринское сражение [Электронный ресурс] // ВМФ России. Б. д. URL: http://www.navy.su/daybyday/october/08/index.htm.

Источник: https://www.prlib.ru/history/619647

Ссылка на основную публикацию