Историография войны 1812 года — история России

Отечественная война 1812 года в зарубежной историографии

Время науки The Times of Science

Краюшкина Ольга Игоревна

Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого факультет истории и права (3 курс)

Научный руководитель: А.А. Клейменов, канд. ист. наук, доцент

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 ГОДА В ЗАРУБЕЖНОЙ

ИСТОРИОГРАФИИ

Аннотация:

В статье проанализированы работы ведущих зарубежных историков (Э. Лависс, А. Рамбо, Э. Марешаль, В. Слон, Ж. Тюлар, М. Франчески, Б. Вейдер и др.), посвященные войне 1812 года.

Авторов отличает не только дифференцированный подход к оценке событий тех лет, но и характер использованной источниковой базы, что позволяет составить максимально полную картину Отечественной войны как важнейшей вехи европейской истории.

Ключевые слова:

источниковедение, зарубежная историография, история России, XIX век, Отечественная война 1812 года

Победа в Отечественной войне 1812 года является важнейшей вехой в русской истории. Но если в отечественной историографии точка зрения на события тех лет не претерпевает значительных изменений со времени Е. В. Тарле и А.З. Манфреда, то количество различных мнений среди зарубежных исследователей огромно.

Основной задачей данной работы мы видим характеристику зарубежной историографии по данной проблематике и исследование мнения иностранных ученых по наиболее важным проблемам войны 1812 года. К сожалению, на русский язык переведен лишь небольшой объем литературы по этому вопросу.

Как ни странно, если до революции работы зарубежных специалистов, посвященные Наполеону, выходили на русском языке достаточно часто, то в Советском Союзе они были скорее редкостью.

Это связано, во-первых, с большим интересом к личности Наполеона до революции и некоторой романтизацией его образа в исторической памяти, во-вторых, с более современными на тот момент работами советских историков Е.В. Тарле и А.З. Манфреда.

Многие работы зарубежных авторов, на которые ссылаются и Тарле, и Манфред сегодня стали библиографической редкостью и практически недоступны. Но за вторую половину XX и начало XXI века появилось много других, более современных

■———————— ( 21 л

№1

Krayushkina O.I. О.И. Краюшкина

работ по данной тематике. К счастью, многие из них доступны в сети Интернет на

языке оригинала.

Наибольший интерес для российского исследователя в зарубежной историографии вызывает оценка таких явлений, как предыстория похода Наполеона на Россию, исход сражения при Бородино и поражение армии Бонапарта.

Русский поход Наполеона рассматривается в различных по характеру трудах, из которых можно выделить несколько типов: комплексные работы по французской истории XIX века, биографии Наполеона Бонапарта, отдельные работы по войне 1812 года и работы более широкой проблематики, в которых война Наполеона с Россией приводится для доказательства точки зрения автора по тому или иному вопросу. В подобных статьях, как правило, рассматривается лишь какой-то один аспект кампании 1812 года (например, партизанская война1).

Изначально следует понимать, что в зарубежной историографии термин «отечественная война 1812 года» используется только для цитирования русских источников или историографии. Обычно по отношению к этим событиям употребляется термин «русско-французская война» или «русский поход Наполеона».

Историография XIX века, посвященная Наполеоновским войнам, достаточно обширна. Одним из первых людей, попытавшихся проанализировать поступки Бонапарта, стал знаменитый французский писатель, автор «Пармской обители» и «Красного и черного» Стендаль.

Известно, что мотив культа личности Наполеона во втором романе звучит достаточно ярко (личность Наполеона оказала огромное влияние на главного героя «Красного и черного» Жюльена Сореля). Очевидно, что Стендаль описывает реальную ситуацию во французской идеологии той эпохи.

«Жизнь Наполеона» стала одним из первых исторических сочинений по этой проблеме, возможно, поэтому она достаточно предвзята.

Но, несмотря на ярко выраженную русофобию автора, он не отказывает русской армии в боеспособности, положительно отзывается о ее организации и моральных качествах, впрочем, объясняя их религиозным фанатизмом русских солдат. Интересно, что решающее сражение под Бородино Стендаль даже не упоминает.

Возможно, это не в последнюю очередь связано с его ограниченностью в источниках, ведь даже мемуары Коленкура на тот момент не были опубликованы. Что касается причин поражения Наполеона, то Стендаль видит их вовсе не в боевых качествах русских, а в суровом российском климате.

Что касается других французских авторов этого периода, то среди них следует выделить такие более поздние работы, как «История XIX века» Лависса и Рамбо2,

1 Anthony J. J. Continuity and Change in Guerrilla War: The Spanish and Afghan Cases // Joural of Conflict Sudies, 1996. №16 (2).

2 Лависс Э., Рамбо А. История XIX века. Т. 2. М., 1938.

( 22Л ^——————- '

2014

Время науки

The Times of Science

«История Наполеона» П. Ланфре3 и «История девятнадцатого века (1789-1899 гг.)» Э. Марешаля4. Эти работы отличаются гораздо большей объективностью и подробным анализом обширного фактического материала. Тем не менее, в них также прослеживается ярко выраженная симпатия к Бонапарту.

Совершенно другая ситуация наблюдается в англоязычной литературе того времени. Монографии английских авторов критичны по отношению к Бонапарту и нередко высказывают достаточно оригинальные мысли.

Одним из наиболее удачных примеров таких монографий можно назвать, в частности, работу Уильяма Слоона «Новое жизнеописание Наполеона». Она отличается не только высокой степенью объективности, но и анализом стратегии и тактических приемов Наполеона в русской кампании.

О причинах поражения Бонапарта Слоон пишет: ««Главною причиной неудачи кампании являлись вовсе не безотрадные степи, чудовищные морозы, неслыханные снега или какое-либо иное извращение законов природы.

Катастрофу нельзя даже приписать разноплеменному составу великой армии или же противному всем историческим традициям направлению ее движения с юга на север.

Виною всему была попытка применить факторы стратегической системы, выработанной для обыкновенных международных войн к грандиозным пропорциям войны, охватывавшей целую часть света»5. Это суждение интересно нам не только необычной трактовкой причин поражения французов, но и восприятием войны Наполеона с Россией как, по сути, мировой. Эта тенденция также характерна для современной англоязычной литературы по этому периоду.

В немецкой историографии XIX века Наполеону уделялось не слишком много внимания, но есть очень ценные даже на сегодняшний день работы, например, непереведенный «Дневник 1812 года» Эрнста фон Баумбаха6, в котором по дням изложены события русского похода Бонапарта. Эта работа включает очень ценный фактический материал, кроме того, данные по численности войск и тактическим приемам сторон. Впрочем, автор избегает каких-либо личных оценок тех событий.

Как мы видим, практически вся историография XIX века за редким исключением подвержена влиянию культа личности Наполеона, имевшему место не только во Франции, но и в других европейских странах, не исключая Россию (бюст Наполеона стоит даже в усадьбе Евгения Онегина7). В XX веке ситуация изменилась. Интерес к

3 Ланфре П. История Наполеона I. Т. 1-5. СПб., 1870-1877.

4 Марешаль Э. История девятнадцатого века (1789- 1899 гг.) / перевод Э. Озу, под ред. Проф. А.С. Трачевского. СПб., 1904.

5 Слоон В. Новое жизнеописание Наполеона / перевод с англ. В.Л.Ранцова. СПб., 1896. С.380.

6 Baumbach von. E. Tagebuch von 1812. Nechtersheim, 1838.

7 Пушкин А.С. Сочинения. В 3-х т. Т.2. Поэмы; Евгений Онегин; Драматические произведения. М., 1986. С.300.

■———~ Г23Л

№1

Krayushkina O.I. О.И. Краюшкина

личности Наполеона заметно падает, а наиболее удачные исследования принадлежат советским историкам. Новый подъем интереса к войне 1812 года возникает уже в 80-е гг. и продолжается по сегодняшний день.

Наиболее важным событием во французской историографии прошлого века стала биография Ж. Тюлара «Наполеон», изданная в России в серии «Жизнь замечательных людей».

Тюлар более трезво, чем его предшественники оценивает само явление «легенды Наполеона», хотя, впрочем, и сам поддается ее обаянию: причину поражения французской армии он видит также и в том, что «война, задуманная как партия в шахматы между порядочными людьми, переросла в драку, в которой дозволялись любые удары и не соблюдались никакие правила»8. Интересно, что, по мнению Тюлара, образ Наполеона в исторической памяти сформировался после его поражения в России.

Яркий пример того, что «наполеоновская легенда» до сих пор имеет огромное значение для французского национального самосознания, мы видим в работе, изданной под эгидой Международного Наполеоновского общества авторов Франчески и Вейдера «Наполеон под прицелом старых монархий».

О критическом отношении к личности Наполеона авторы и не думают: единственный его недостаток, равно как и всех его приближенных — чрезмерная наивность и снисходительность9. Россия же приобретает образ вероломного врага, для которого «первым начать военные действия — это только военная стратегия.

Настоящему зачинщику войны часто выгодно вызвать нападение на себя. Война с Россией является в этом отношении прекрасным примером»10. Разумеется, Бородино, согласно этой книге, — чистая победа Наполеона, а причиной поражения можно назвать только то, что параллельно с Россией военные действия шли в Испании.

Несомненно, что как научная работа «Наполеон под прицелом старых монархий» не выдерживает критики.

Современной исследовательницей русско-французских отношений является Мари-Пьер Рей. Ее работы издаются во Франции и США, но, к сожалению, недоступны нам даже на французском языке. В 2012 году вышла ее последняя книга «Страшная трагедия: новая история русской кампании»11. Несомненно, она имела бы большой интерес и для русского читателя.

Англоязычная историография последних лет по данной теме также обширна. Так, американский исследователь Джон Ф. Нафзайгер особое внимание в русском походе Наполеона уделяет особенностям снабжения войска, повлекшие за собой голод Великой Армии, в чем этот историк и видит основные причины поражения

8 Тюлар Ж. Наполеон, или Миф о «спасителе» / Пер. с фр. А.П. Бондарева. М., 2009. С. 305.

9 Франчески М., Вейдер Б. Наполеон под прицелом старых монархий. М., 2008. С.178, 181.

10 Там же. С.178

Читайте также:  Причины победы «красных» и поражения «белых» в гражданской войне - история России

11 Rey M.-P. L'Effroyable Tragedie : Une nouvelle histoire de la campagne de Russie. Paris, 2012.

2014

Время науки

The Times of Science

французов12. Не менее интересна и другая непереведенная работа американца Оуэна Коннели «К славе через ошибки: военные кампании Наполеона» (1999).

Он развивает идеи Нафзайгера о снабжении армии Наполеона как одной из основных причин его поражения в русской кампании, но при этом он отказывает русским военачальникам в том, что они умышленно давали армии Бонапарта пройти внутрь страны, считая это скорее случайностью, которая помогла достичь победы русским войскам13.

Также он выдвигает идею, что в этой войне, несмотря на сложившееся убеждение, не применялась тактика «выжженной земли», впрочем, не приводя доказательств этой точке зрения. Относительно Бородино, Коннели считает, что победа осталась за Кутузовым: «он не проиграл, а французы ни на шаг не приблизились к победе»14.

Наиболее доказательными и интересными российскому читателю являются работы Доминика Ливена и Александра Микаберайдза. Ливен — профессор Кембриджского университета — в 2009 году издал монографию «Россия против Наполеона.

Битва за Европу»15, в которой рассматривает не только кампанию 1812 года, но и контрнаступление русских войск в Европе в 1813-1814 г. Не менее важными являются комментарии автора о частом искажении реальных событий в историографии этого похода.

Если Ливен исследует скорее геополитический аспект этой войны, то Александр Микаберайдз более детально рассматривает отдельные сражения: у него есть монографии, посвященные и Бородинской битве16, и бою при Березине17.

Таким образом, исходя из этой краткой характеристики зарубежной историографии по войне 1812 года, можно сделать несколько выводов. Во-первых, оценка действий Наполеона в русской кампании, как правило, напрямую зависит от гражданской принадлежности и политических симпатий автора.

И тем более приятно, что многие из них положительно отзываются о боевых качествах и моральном духе русских солдат, хотя действия русского командования крайне редко находят положительную оценку в работах зарубежных авторов.

Во-вторых, почти во всех работах зарубежных специалистов можно наблюдать феномен «легенды Наполеона», то есть мифологизацию образа великого полководца. При этом очевидно, что в наибольшей мере это проявляется в работах французских авторов.

Объяснить это явление можно лишь тем, что Бонапарт был и остается французским национальным героем. Именно поэтому особенное внимание уделяется русскому походу Наполеона: исследователи пытаются осознать для себя причины его сокрушительного поражения,

12 Nafziger G. Napoleon's Invasion of Russia. New York, 1984.

13 Connelly O. Blundering to Glory: Napoleon's Military Campaigns. Wilmington, 1999. P.168

14 Ibid. P.178

15 Lieven D. Russia Against Napoleon: The Battle for Europe, 1807 to 1814. Allen Lane, 2009

16 Mikaberidze A. The Battle of Borodino: Napoleon versus Kutuzov. London, 2007.

17 Ibid. London, 2010.

———————— /25)

№1

Krayushkina O.I. О.И. Краюшкина

и, как правило, ищут их во внутреннем психологическом состоянии самого императора. Впрочем, единой точки зрения по данному вопросу, равно как и по проблеме Бородинского сражения до сих пор нет.

В-третьих, при анализе историографии наполеоновских войн за последние два столетия возникает следующая закономерность: интерес к наполеоновским войнам и русской кампании, в частности, перманентен, но в отдельные моменты количество работ по данной проблеме резко увеличивается (конец XIX в., середина XX века и конец 2000-х гг.). К двухсотлетию войны 1812 года появились новые работы как российских, так и зарубежных авторов. Каждая из них отличается не только другим подходом автора к оценке тех событий, но нередко и анализом новых источников и фактов, что позволяет нам составить максимально полную картину о событиях Отечественной войны 1812 года.

2014

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/otechestvennaya-voyna-1812-goda-v-zarubezhnoy-istoriografii

«Воля поимела россиян!» — война 1812 года глазами историка — ИмперХанс. Знай свою историю

Историк Евгений Понасенков — одинешенек из тех, кто не одобряет громкого празднования 200-летия Бородино. Его монография «Правда о войне 1812 года» и одноименный фильм потребовали ожесточенные споры, и это нормально. Ненормально, когда мнение историка приравнивается к подрыву основ.

Кутузов умудрился, обороняясь, утерять больше Наполеона

— Почему вы подвергли сомнению такую вроде бы безусловную вещь, как поражение Наполеона?

— С военной точки зрения в 1812 году победили французы — ибо намели русским поражение во всех главных битвах (Смоленск, Бородино, Малоярославец), с точки зрения политической и экономической выгоды победила Англия. Для России это катастрофическое разгром по всем статьям: в зоне военных действий помещики лишились усадеб, крестьяне — домов.

Тактика бездарного русского командования была такова: если воевать не умеем, всё уничтожим! Торговля остановилась, что означало крах купечества.

Выиграли от войны, возможно, только православные священники: они вдруг взошли в моду… А непосредственно на территории, занятой наполеоновской армией, большинство священников присягнули Наполеону.

Ровно так же они себя вели во пора ордынского ига (молились за хана 300 лет)…

— Каковы тогда были цели Наполеона в кампании 1812 года, зачем он вообще сюда полез? Было ли в виду покорение России?

— К 1812 году сам Александр I уже поработал агрессором дважды. в 1805 году, когда он пошел на Францию и русских боец погнал через всю Европу, после чего Наполеон их погнал обратно и уничтожил под Аустерлицем. И в 1807 году, когда Александр вновь повел свою армию во Францию, но его раскатали под Фридландом.

В сделанных за колоссальные деньги из вашего кармана агитках на телеканалах не сообщают, что «народное ополчение» царь созвал не в 1812 году, а еще в 1806-м, чтобы шагать на Францию! И тогда православный царь обманул дворян: после войны в 1807 году им их рабов не вернули, а заковали в рекруты на 25 лет! Дальней Александр приказывает Синоду отлучить католика Наполеона от православной церкви, что тот немедленно исполняет, объявляя Наполеона «жидовским лжемессией». Наполеону же был необходим только мир с Россией: между двумя странами не было геополитических противоречий.

Юбилействующие потомки ведь не знают, что Англия платила Александру по 1250 фунтов стерлингов за любую сотню русского «пушечного мяса», а это для феодальной монархии, которая не умеет зарабатывать, было выгодно. Из зависти к Наполеону Александр сделал из своего народа биологический сырьевой придаток, торгуя бойцами!

Напомню: ради мира Наполеон не преследовал разбитые остатки русской армии ни после Аустерлица, ни после Фридланда.

Если бы он желал идти на Москву — у него был идеальный шанс в 1807-м: он стоял на Немане, куда его привел Александр, а русская армия была небоеспособна! Но Наполеон предлагает заключить альянс.

Он не только не наложил на царя-агрессора контрибуцию, но и подарил Белостокскую область, закрыл глаза на захват Финляндии, Молдавии и Валахии.

За эти дары Александр даже наградил «антихриста» орденом Святого Андрея Первозванного, снял анафему и расцеловал на плоту в Тильзите. Наполеон был блажен и написал в Париж, что теперь можно будет расслабиться.

Но не тут-то было: Александр в тот же день с шизоидной энергией начинает сколачивать новоиспеченную армию. Он увеличивает расходы на оборону с 63,4 до 118,5 млн рублей! В стране начинается финансовый кризис.

Кстати, фактически Россия продолжала торговать с Британией: попросту товары провозились под флагами нейтральных государств. Наполеон это знал, жаловался в переписке, но ничего не мог поделать.

Чтобы получить денежки на новую агрессию, Александр в 1810-м продает в крепостное рабство 10.000 государственных крестьян. В итоге уже в 1810-м, когда Наполеон еще грезил о союзе, Александр выставил на границе три армии! А 27 и 29 октября 1811 г.

подписал «повеления» о начале глубокого наступления в Европе! Лишь трусость прусского короля, который не хотел еще раз пускаться в авантюру войны с Наполеоном, остановила царя.

В 1812-м, испробовав все оружия сохранить мир, Наполеон был вынужден начать кампанию — глубокое вторжение на осень не откладывают. Ему нужен был лишь приграничный бой, чтобы Александр вытекал своей же подписи под Тильзитским трактатом.

Но православный царь отважно отбывает из армии в Петербург и издалека наблюдает, как русская армия храбро отходит. Вдумайтесь: 24 июня — переход Немана, а 14 сентября — вступление Наполеона в Москву.

Между ними — более 900 км, значит, русская пехота и артиллерия умудрились «маневрировать» со скоростью в посредственном 11 км в сутки (это по лесам и болотам!).

— И в талантах Кутузова вы тоже сомневаетесь?

— Помещики теряли имения, и начался ропот. Александр, чтобы они не ругали «немца» Барклая и реально виновного во всем царя, устроил назначение классово им родного владельца 5567 крепостных Кутузова.

О его талантах: он был хорошим офицером под начином Суворова, затем носил кофе в постель молодому любовнику Екатерины Платону Зубову (за что и получил директорство Шляхетского корпуса и командование в Финляндии), а вот в роли командующего все его достижения сводятся к разгрому в обоих генеральных сражениях: под Аустерлицем и под Бородино. Причем под Бородино у Кутузова был численный перевес (155 тыс. войск и 624 орудия против 135 тыс. и 587 орудий у Наполеона), он был в укрепленной позиции — и все равно умудрился потерять, обороняясь, больше, чем наступающий неприятель (50 тыс. против 35 тыс. с французской сторонки), отступить и сдать Москву!

В городе оставил более 20 тыс. русских раненых, которые заживо сгорели в пожаре, организованном лубочным «патриотом» генерал-губернатором Ростопчиным.

— Почему, по-вашему, Наполеон ушел из Москвы?

— Наполеон 36 дней живет в Москве — и его никто (!) не тревожит; он бы так жил до горбачевской оттепели, но кушать было нечего (как и русской армии, кстати), и он ушел. По ходу дела нанес поражение Кутузову еще и под Малоярославцем.

За все время отхода Наполеона Кутузов ни разу не вступил с ним в бой основными мочами. У нас любят говорить о потерях в армии Наполеона, но забывают, что из Тарутино Кутузов вывел 130 тыс., а в Вильно привел 27 тыс.

— это при 90% небоевых утрат! Мороз и голод ведь никого не различают!

— Действительно ли русские массово переходили на сторону захватчика и присягали ему?

— Мне удалось выяснить, что крестьяне Волоколамского, Серпуховского, Коломенского, Покровского уездов Московской губернии заявили, что «Бонапарт — в Москве, сделалось быть, он наш государь».

У них не было не то что понятия родины (они с географией незнакомы), но и понятия «малая родина» — их ведь часто торговали без земли и отдельно от семьи! Потому никто и не встал «на защиту царя и Отечества». Вдумайтесь: на исконно русскую территорию вступили итого 160.

000 французов — два раза по митингу на Болотной площади! Где же «дубина народной войны»?

Байку про «отечественную войну» придумал Николай Палкин к 25-летнему юбилею: реформы буксовали, и ему была необходима патриотическая штурм на население.

Мне самому стоило многих лет труда осознать, что в 1812 году параллельно с локальной кампанией Наполеона (узкая полоска вдоль Смоленского большака) в стране развернулась настоящая крестьянская война, которая охватила 32 губернии! А теперь мы празднуем всё это, тратя 2,4 биллиона рублей из кармана потомков тех, кого власть, простите, поимела.

Читайте также:  Антропологический тип. быт и нравы восточных славян. - история России

«Война и мир» — не история, а беллетристика

— Как быть с Толстым? Была ли подлинно «наложена рука сильнейшего духом противника», независимо от результата конкретного сражения?

— Давайте не смешивать синее с квадратным: если вы желаете поразмышлять о философии Толстого, я предложу обсудить Мопассана и Моэма. Наука история — отдельно, беллетристика — отдельно.

— Что «вам было» за вашу монографию?

— Тут парадокс: я начал публиковать свои исследования, будучи еще студентом истфака МГУ, и ко мне стали подходить педагоги: «Ты все правильно выяснил, но зачем всех подставлять такими публикациями, строчи в стол!» Несколько позднее я обнаружил неожиданную поддержку от тогдашнего директора Института российской истории РАН Андрея Николаевича Сахарова. Он даже в телеинтервью заявил, что в моей монографии «все верно». И сегодня многие ученые признают мои выводы.

Как потрясающе сказал Розанов: «Россия слиняла в два дня. Самое большее — в три».

Быков Дмитрий, опубликовано в издании Собеседник 

Источник: http://imperhans.ru/vlast-poimela-rossiyan-vojna-1812-goda-glazami-istorika/

Историография Отечественной войны 1812 г

Отечественная война 1812 года изучается в исторической науке очень давно. На эту тему выпущено более 10 тыс. книг и статей. История Отечественной войны 1812 г. по-прежнему привлекает устойчивый интерес исследователей.

Дворянские историки войны 1812 г. стояли на субъективно-идеалистических позициях. Дворянская концепция войны рассматривала ее как войну великих полководцев Александра I и Наполеона.

Они пытались в своих работах доказать решающую роль в победе над Наполеоном Александра Благословенного, а также «единение сословий вокруг престола». Таковы были работы генералов Д. П. Бутурлина, А. И.

Михайловского-Данилевского (адъютанта Кутузова), М. И. Богдановича. Скамья угловая изделия из дерева burattino.ru.

•I Декабристы, бывшие непосредственными участниками Отечественной войны 1812 г. считали ее войной не генералов, а «народной». Революционеры-демократы указывали на народный характер войны, а также на ее влияние на развитие либерализма в России. В. Г. Белинский оценивал ее как войну отечественную, освободительную.

Именно поэтому война породила столь мощный патриотический подъем, явившийся источником победы, и имела важные исторические последствия (зарождение корней декабризма). А. И. Герцен видит причину войны в завоевательной политике Наполеона, стремившегося к мировому господству. Герцен считает войну 1812 г.

для русского народа справедливой войной за сохранение национальной независимости, в которой ярко проявилась активная, творческая роль народных масс в истории, их героизм.

Отечественные буржуазно-либеральные исследователи (А. Н. Попов, Военский, В. И. Харкевич, А. А. Корнилов) делали упор на экономический фактор, сопоставление экономик двух противников. 58

После 1917 г. М. Н.

Покровский и его последователи начали в самых решительных выражениях отрицать народный характер войны с Наполеоном, утверждая, что эта война велась Россией исключительно в интересах дворянской верхушки. М. Н.

Покровский всю ответственность за начало войны возлагал на Россию, а для Наполеона война была лишь необходимой обороной. Одновременно было официально отвергнуто определение войны 1812 г. как Отечественной.

Лишь незадолго до нападения гитлеровской Германии на Советский Союз академик Е. В. Тарле вернул этот термин. В духе новых установок в советской историографии стала активно утверждаться точка зрения, согласно которой война 1812 г. была актом агрессии Франции против миролюбивой России. Капитальный труд Е. В.

Тарле «Нашествие Наполеона на Россию», опубликованный в 1937 г. на долгие годы стал вершиной советской историографии войны 1812 г. Он утверждал, что война 1812 г.

являлась «откровенно империалистической войной, продиктованной интересами захватнической политики Наполеона и крупной французской буржуазии», а «для России борьба против этого нападения была единственным средством сохранить свою экономическую и политическую самостоятельность».

Эти идеи были восприняты другими историками и перешли в учебники и монографии. Однако в дальнейшем отечественные историки нашли недостатки в работах Е. В. Тарле и подвергли его критике за переоценку роли в победе природно-климатических факторов и умаление классовой борьбы.

Великая Отечественная война оказала серьезное влияние на развитие историографии данной проблемы. Со всей полнотой оно проявилось в литературе первого послевоенного десятилетия и в конечном итоге привело к существенной корректировке концепции Отечественной войны 1812г.

В итоге 40—50-е годы XX века характеризовались очевидным упадком в освещении этого события. В 1946 г. Сталин заявил, что «наш гениальный полководец Кутузов. загубил Наполеона и его армию при помощи хорошо подготовленного контрнаступления», и с этого момента все внимание советских историков сосредоточилось исключительно на личности М. И.

Кутузова. Сталин выделил положения о том, что основу полководческого искусства М. И, Кутузова составляли действия на коммуникациях противника, а основной формой ведения боевых действий стало преследование.

Мысль о превосходстве кутузовской стратегии затяжных военных действий над наполеоновской стратегией поражения противника в одном генеральном сражении в дальнейшем была развита П. А. Жилиным и Л. Г. Бескровным. Главенствующее положение во вновь скорректированной концепции событий 1812 г. стало отводиться роли в них Кутузова.

Полководческое искусство Кутузова признавалось основным фактором в достижении победы над вторгшимся в пределы страны неприятелем. При этом контрнаступление было определено как основная форма военных действий, обеспечившая успех русской армии. В общественное сознание настойчиво внедрялось представление об Отечественной войне 1812 г.

как о цепи блестящих побед русской армии, когда русское командование якобы не совершало ошибок. Субъективизм в тот период выражался в фальсификации имевшихся архивных данных о соотношении сил перед войной и потерях сторон в ряде сражений, включая Бородинское.

Освоение Урала
Через возглавлявшего ответное посольство переводчика коллегии иностранных дел А.И. Тевкелева И.К. Кирилов внушил мысль об основании города хану Абулхаиру, и тот официально попросил об этом русское правительство. В своем проекте под названием «Изъяснение о Киргиз-кайсацкой и Каракалпакской ордах», который Кирилов подал в кабинет Анны Иоа.

Первая оборона Севастополя
В 1853г началась Крымская война. Началась она как война между Россией и Турцией. Англия и Франция, боясь усиления России на юге. выступила против неё. 11 сентября 1854 года союзные войска двинулись на Севастополь, рассчитывая овладеть им совместными действиями морских и сухопутных сил. 89 боевых кораблей и 300 транспортных судов. выса.

Судебная реформа (1864)
Реформу готовили профессиональные юристы – Н.А.Будковский, С.И.Зарудный, К.П.Победоносцев, Д.А.Ровинский, Н.И.Стояновский. Подготовка реформы началась в 1861 г. По новым судебным Уставам (20 ноября 1864 г.) судебный процесс организовывался как состязание адвоката (сторона защиты) и прокурора (сторона обвинения). Заседания проходили глас.

Рекомендуем ознакомится: http://www.fullhistoria.ru

Источник: http://worldunique.ru/punkt-1/istoriya-stran/31969-istoriografiya-otechestvennoj-vojny-1812-g

Историография и источники

Историография и источники

Историография Отечественной войны 1812 года обширна по подсчетам И. П. Липранди и Н. Ф. Дубровина, к концу прошлого века было написано почти 1800 работ. В первое десятилетиее XX века в связи со столетием войны, которое широко отмечалось в России, вышло еще около 600 работ. Историография Отечественной войны 1812 года значительно пополнилась в связи с празднованиями 150- и 175-летия.

Историографический анализ вышедшей до 1962 г. Литературы о войне 1812 года был дан Л. Г. Бескровным [I, с. 7-114], рассмотревшим труды не только дореволюционных и советских историков, но и труды французских, английских, немецких и американских историков.

Отсылая читателя к исследованию Бескровного Л. Г., мы только кратко остановимся на тех работах, которые непосредственно посвящены Смоленску и Смоленскому краю.

Борьба за Смоленск нашла освещение почти во всех работах, как дореволюционных, так и советских историков.

Одним из первых отразил настроение населения Смоленска и Смоленской губернии в своих «Письмах русского офицера» поэт и публицист, будущий декабрист Ф. П. Глинка [2].

С приближением войск Наполеона к Смоленску он писал, что «никто не хочет достаться в руки неприятеля. Кажется, в России, равно как и в Испании, будет он покорять только земли, а не людей».

Смоляне готовы были сражаться рука об руку с армией, уходить в леса, устраивать на дорогах завалы, засеки и преграждать путь неприятелю.

В разгар боев на Смоленщине Глинка отмечал, что «война народная час от часу является в новом блеске. Кажется, что сгорающие села возжигают огонь мщения в жителях. Тысячи поселян, укрываясь в лесах и, превратив серп в косу в оборонительные оружия, без искусства, одним мужеством отражают злодеев. Даже женщины сражаются» [2, с. 11, 22].

Эту же мысль о патриотизме смолян, о народном характере войны высказал в своих «Записках» начальник штаба 1 Западной армии генерал Л. П. Ермолов. Он отметил, что смоляне предлагали «содействовать армии, не жалея собственности, не щадя самой жизни» [3].

Смоленскому сражению посвящена работа В. М. Вороновского, потомственного дворянина, гласного Краснинского уездного земства [4]. Автором собран большой и интересный фактический материал, но рассмотрел он его со своих классовых позиций.

Вороновский считал, что главным героем воины являлось дворянство, которое ярко выражало народные чувства и помыслы, и в «его лице на арену общественной деятельности выступил самоотверженный патриот-гражданин».

В стране на время была забыта сословная рознь.

Подобной точки зрения придерживались и другие смоленские авторы. К их числу следует отнести В. И. Грачева [5] и В. Федорова [6], считавших, что в период войны 1812 г. Был полный «классовый мир» в русской деревне между помещиками и крестьянами.

Па самом деле в Смоленской губернии между дворянами и крестьянами зачастую отсутствовало единство и возникали конфликты, переходящие в народные восстания. Волнения произошли во владениях князя Голицына – в Дорогобужском, Вяземском, Сычевском и Поречском уездах. Крестьяне отказывались выполнять повинности и «покушались сделать бунт».

В имениях Вяземского, Дорогобужского и Сычевского уездов «помещичьи крестьяне делили между собой господское имение, даже дома разрывали и жгли» [7]. Крестьяне вотчины Барышникова после бегства господина в Нижний Новгород объявили себя свободными, прекратили выполнение повинностей [8, с. 115; 9. с. 13]. Подобные факты были и по другим уездам.

Все это не подтверждает приведенной выше точки зрения смоленских историков. Конечно, среди дворян были организаторы сопротивления врагу. Тверской губернатор Л. С.

Колоградов собрал в Ржеве смоленских дворян, сбежавших из своих имений, и призвал их проникнуться патриотическими чувствами, возвратиться домой и помочь своим людям: «Сегодня я посылаю в Смоленские уезды чиновника, он сформирует из крестьян отряды, а вы возьмете над ними командование».

Читайте также:  Коренной перелом великой отечественной войны - история России

Часть смоленских дворян возвратилась и приняла участие в партизанском движении, которому посвящен ряд исторических работ. Одним из первых исследований была работа А. Слезскинского о действиях смоленских партизан в 1812 году [10. с. 656-663].

Автор этой работы отметил, что большинство смоленских дворян и после собрания в Ржеве не возвратилось в «пределы Смоленской губернии» [10, с. 663]. Многие дворяне пытались помешать крестьянам вступать в партизанские отряды, опасаясь того, что крестьяне могут повернуть оружие против них. Как свидетельствует Ф. Н.

Глинка, управляющий одного имения в Гжатском уезде, где широко развернулось партизанское движение, приказал отобрать у крестьян всякое оружие [2, с. 661]. Подобной тактики придерживались и многие офицеры, которые пытались помешать крестьянам создавать отряды самообороны [10, с. 661]. Но это в большинстве случаев им не удавалось, что хорошо подметил декабрист И. Д.

Якушкин, который писал, что «распоряжения и усилия правительства были бы недостаточны, чтобы изгнать вторгшихся в Россию галлов и с ними двунадесять языцы если бы народ по-прежнему остался в оцепенении. Не по распоряжению начальства жители при приближении французов удалялись в леса и болота, оставляя свои жилища на сожжение» [11].

Главной силой сопротивления врагу были крестьяне. Это касается и тех случаев, когда во главе партизанских отрядов, сформированных из крепостных и дворовых, стояли дворяне [12, с. 173]. Изучению народной войны на Смоленщине посвятил свою монографию П. Г, Андреев. Он показал развитие народного движения и его роль на первом этапе войны [13]. Кратко освещен вопрос о формировании народного ополчения, но не показаны его боевые действия в борьбе за Смоленск и Смоленские земли. Перу этого автора принадлежит и вторая его работа, посвященная Отечественной войне 1812 года [14]. В этой работе довольно обстоятельно рассмотрен ход военных действий на подступах к Смоленску, борьба за Смоленск, причины отступления русской армии и подготовка к генеральному Бородинскому сражению.

Ценную работу об организации ополчения написал П. Г. Рыдзюнскнй [15]. Он показал усилившийся кризис рекрутчины и необходимость создания народного ополчения. Однако, в этой работе вызывает возражение мысль автора, что создание ополчений «не было внезапной чрезвычайной мерой правительства и что организация их была заранее продумана».

В работе П. А. Жилина «Контрнаступление русской армии в 1812 году» [16] показана роль ополчения в боевых действиях на различных этапах войны. Представляется спорным вопрос о численном составе I-II и 111 округов ополчения. По данным П. А. Жилина, их числилось 5* 67 192976 человек, а на самом деле их было 233919 человек [16, с. 239-240].

Значительный интерес представляет работа Л. Н. Бычкова, посвященная крестьянскому партизанскому движению 1812 года [17].

Автору удалось показать классовую основу общественных настроений различных слоев общества, опасение правительства Александра I и дворянства, что развитие широкого народного движения, обострение классовой борьбы крестьян и рост партизанского патриотического движения могут перерасти в крестьянские восстания против своих угнетателей. К работе Бычкова примыкает статья В. И. Бабкина, опубликованная в журнале «История СССР» [8, с. 111 -121]. Она посвящена специфике классовой борьбы в период Отечественной войны 1812 года. Бабкин подвергает справедливой критике одну из работ Бычкова, считавшего, что «во время занятия Москвы Наполеоном в губерниях, оккупированных наполеоновской армией, не наблюдалось обострение классовой борьбы» [18].

Следует признать правильным вывод Г. Т. Рябкова о том, что в 1812 г. «Высший патриотизм крестьян не заглушал, а обострил классовую борьбу» [9, с. 29]. Ослабление административной и вотчинной власти «в ходе войны создало благоприятные условия для крестьянских волнений в активной форме» [8, с. 113].

Партизанскому движению в Отечественной войне 1812 года посвятил свою статью Л. Г. Бескровный, который подверг анализу борьбу партизан Сычевского уезда с наполеоновскими войсками [19, с. 123]. Отечественной войне 1812 года посвящены обобщающие монографии Л. Г. Бескровного [1], П. А.

Жилина [20], Е. В. Тарле [21], коллективный сборник АН СССР и АН ГДР «Бессмертная эпопея. К 175-летию Отечественной войны 1812 г. И Освободительной войны 1813 г. В Германии» [22] и другие.

В этих монографиях всесторонне выясняется роль народных масс, армии, ополчения, передового русского военного искусства в победе над Наполеоном. Смоленское сражение и весь путь русской армии от Смоленска до Бородина также нашел подробное освещение.

Хорошо показано контрнаступление русских войск, действия ополчения, партизан, битва под Вязьмой, сражение под Красным и разгром Наполеоновской армии на Березине.

Однако не все выводы можно принять безоговорочно. В работе академика Е. В. Тарле допущены серьезные ошибки в оценке состояния французской армии. По его мнению, французская армия терпела поражение из-за холода и голода. Такая оценка была отвергнута советской исторической наукой как антинаучная [23]. Работа Е. В.

Тарле была уже подвергнута критике в нашей исторической литературе [24]. Неправильно дана оценка полководческого искусства Кутузова – в нем «было много лукавства и умения играть людьми». Глубоко ошибочным было утверждение Тарле, что Кутузов не хотел полной победы над Наполеоном.

«Кутузов, — пишет Тарле, — не хотел нагнать Наполеона в Вязьме и медлил в селе Полотняные заводы. Кутузов не хотел догнать Наполеона, и ничего с ним нельзя было поделать» [21, с. 318-319], Тарле создал крайне противоречивый образ Кутузова.

Его оценка «деятельности Кутузова и Отечественной воине 1812 г, явно не соответствует действительности» [16, с. 41].

Смоленское сражение 1812 г. Привлекло внимание В. И. Вяликова, успешно защитившего кандидатскую диссертацию на тему «Первая Смоленская операция русских войск в 1812 г.» [25]. В диссертации освещены вопросы, связанные с проведением Смоленской операции с 22 июля по 5 августа, показано ее значение в истории Отечественной войны 1812 г.

Привлекло внимание историков и участие ополченцев в сражениях с. Армией Наполеона. В Смоленской губернии было создано ополчение в Смоленске и Дорогобуже общей численностью 13800 человек.

Формировалось ополчение дворянами из числа своих крепостных крестьян, и делилось оно не на полки, а на уездные пятисотенные, сотенные и полусотенные отряды. Около 5 тысяч человек были вооружены огнестрельным оружием, а остальные – самодельными пиками и топорами [26, с. 60, 92-93].

Смоленские и Дорогобужские ополченцы участвовали в Смоленском сражении 4-5 августа, в обороне Дорогобужа, в Бородинской битве, в Тарутинском сражении, в нападении на отдельные отряды неприятеля, в строительстве укреплений, мостов, переправ, несли разведывательную службу и выполняли роль санитаров. Они проявляли глубокие чувства патриотизма в борьбе за национальную независимость.

«В селах и деревнях, — писал С. Глинка, — отцы, матери и жены благословляли сынов и мужей своих на оборону земли Русской. Поступавших в ополчение называли «жерт пенниками», т. Е. ратниками, пожертвованными отечеству не обыкновенным набором, вовлечением душевным… ласка и привет душевный везде встречал их. И давно свыклись они е ружьями и построениями военными» [27, с. 44-45].

Среди обилия публикаций об Отечественной войне 1812 г. Огромную роль играла периодическая печать. Во многих журналах, сборниках, газетах публиковались статьи, документы, воспоминания о войне. Среди них и «Смоленская старина», в которой опубликована интересная работа Н. Редкова [28].

Систематизация и сравнительно полная публикация документов были предприняты к 100-летию Отечественной войны. В '1900-1917 гг. было издано 24 тома документов и материалов под общим названием «Отечественная война 1812 года». Сюда вошли и материалы по истории Смоленской земли.

В общей сложности об Отечественной войне 1812 года было издано около 70 томов документов и материалов.

Важным источником изучения Отечественной войны 1812 г. Послужили произведения мемуарного характера, дневники и воспоминания, писавшиеся в ходе войны или вскоре после ее окончания. Среди них «Письма русского офицера» Ф. Н. Глинки [27], «Военные записки» и «Дневник партизанских действий 1812 года» Д. В. Давыдова [29], «Записки Алексея Петровича Ермолова» и другие.

Денис Давыдов в своих «Записках» отразил сложную обстановку отступления русских армий и их объединение под Смоленском. Он поддерживал идею Багратиона о подготовке генерального сражения против войск Наполеона и недопущении его дальнейшего вторжения в глубь России.

Являясь инициатором организации партизанских отрядов, он получил одобрение Багратиона, а затем и Кутузова за расширение базы их действий. Отряд Дениса Давыдова наносил ощутимые удары по врагу между Вязьмой и Можайском. В своих «Записках» Д.

Давыдов резко полемизирует с Наполеоном и его маршалами, которые стремились принизить подвиг русского и других народов в Отечественной войне 1812 года и объяснить свое поражение сильными морозами и «невоенным» ведением войны. Таким образом они пытались скрыть свою ненависть к действиям партизанских отрядов. «Военные записки» Д.

Давыдова дают возможность создать конкретное представление о развитии партизанского движения, о широком участии крестьян в общей борьбе против неприятеля.

Далее…

Источник: http://iateasu.narod.ru/smolensk/1_7_1.html

Ссылка на основную публикацию