Исторический процесс перехода от феодализма к капитализму в европе. значение великой французской революции — история России

Художественная культура в период перехода от феодализма к капитализму

Исторический процесс перехода от феодализма к капитализму в Европе. Значение Великой французской революции - история России⇐ ПредыдущаяСтр 4 из 6Следующая ⇒

Художественная культура эпохи Возрождения— новый этап в истории мировой культуры. Эта эпоха охватывает период с конца XIII в. и по XVII в.

, эпоха бурных исторических событий, социальных потрясений, открытий в науке, искусстве.

Культура Возрождения возникла в Европе, в тех экономически наиболее развитых областях, где раньше всего созрели предпосылки для перехода от феодализма к капитализму (Италия, Франция, Нидерланды, Германия, Англия).

В основе культуры Возрождения лежит принцип гуманизма, утверждения достоинства и красоты реального человека, его разума и воли, его творческих сил.

В отличие от культуры средневековья гуманистическая жизнеутверждающая культура Возрождения носила светский характер, именно эта черта сближаетеё с искусством классической Греции.

Небывалый до того времени расцвет переживает живопись, которая раскрывает огромные возможности в изображении жизненных явлений, человека и окружающей его среды.

Широкое распространение получает фреска, всё большее место занимает станковая картина, выдвигается портрет, зарождается историческая и пейзажная живопись. Завершается начатый в средние века процесс обособления скульптуры; наряду с декоративной пластикой, украшающей здания, появляется самостоятельная круглая скульптура — станковая и монументальная.

Искусство Возрождения прошло этапы: раннего (XV в., соответствует времени зарождения капиталистического производства в отдельных городах Италии, Германии, Нидерландах); Высокого (90-е гг. XV в. — первая треть XVI в.

) и позднего Возрождения (вторая половина XVI в.).

Классической страной Возрождения была Италия, где ясно выделяются периоды так называемого проторенессанса (предвестия Возрождения), раннего, Высокого и позднего Возрождения.

Искусство раннего Возрождения в Италии

Итальянское искусство эпохи Возрождения носило ярко выраженный гуманистический характер и на всех этапах почти трехвекового развития представлено памятниками высочайшей художественно-эстетической значимости.

В различных областях Италии складываются местные школы живописи, выдвигающие, художников, чьи творческие искания венчают гении мирового значения — Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микеланджело, Тициан. Раньше всего художественные идеалы Возрождения проявились в передовых итальянских республиках, в частности во Флоренции.

На флорентийской почве сформировалось могучее дарование родоначальника реалистического искусства Возрождения Джотто ди Бондоне. Персонажи священных писаний обретают в его росписях жизненность, глубину чувств, фигуры — мощную пластичность.

Решительный поворот в сторону утверждения реализма и преодоления средневековой традиции в итальянском искусстве происходит в XV в. (кватроченто).

Основное внимание сосредоточивается на разработке центрально-купольной храмовой постройки и городского дворца богатеющей буржуазии и аристократки (Брунеллески, Альберти).

Эта разработка основных принципов сооружения палаццо (городского дворца), послужила прототипом общественных построек позднейшего времени.

Скульптура, находившаяся в эпоху средневековья в состоянии полной зависимости от архитектуры, в этот период обретает самостоятельное значение. Огромную роль в скульптуре играет новое понимание античного наследия (Донателло, Гиберти, Вероккио).

Огромное значение в этот период приобретает живопись. «Отцом» Возрождения называют выдающегося флорентийского художника Мазаччо. Возникают центры ренессансной живописи: Флоренция, Рим, Падуя, Венеция и др. (Мантенья, Боттичелли Ф. Липли, Пьеро делла Франческа).

Художники открывают систему пропорций, законы оптической и линейной перспективы, изучают анатомическое строение человеческого тела. В центре их творчества — человек, его взаимосвязь с окружающим миром.

Антропоцентризм художественной картины мира — важнейший принцип ренессансной культуры Италии.

Высокий Ренессанс

Искусство Высокого Возрождения приходится на первые три десятилетия XVI в. «Золотой век» итальянского искусства хронологически был очень кратким, и только в Венеции он продлился дольше, вплоть до середины столетия.

Высочайший подъём культуры происходил в сложнейший исторический период жизни Италии, в условиях резкого экономического и политического ослабления итальянских государств: вторжение французских войск в 1494г., опустошительные войны первых десятилетий XVI в., разгром Рима ослабили Италию.

Именно в это время, когда над страной нависла угроза её полного порабощения иноземными завоевателями, раскрываются силы народа, вступающего в борьбу за национальную независимость, за республиканскую форму правления.

Огромный общественный подъём послужил основой расцвета мощной культуры Высокого Возрождения. Отличительной особенностью было необычайное расширение общественного кругозора её создателей, их представлений и масштабов о мире и космосе.

Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микеланджело, Браманте — не только люди огромной, универсальной культуры, но творческие личности, свободные от рамок цехового устоя. В центре их искусства, обобщённого по художественному языку, — образ идеально прекрасного человека, совершенного физически и духовно, наполненного жизнью, внутренней силой, титанической мощью самоутверждения.

Одной из важнейших тем в искусстве становится образ Богоматери (Мадонны), который наполняется глубоким жизненным содержанием, возвышенностью чувств.

Важнейшими очагами нового искусства наряду с Флоренцией вначале XVI в. становятся папский Рим и патрицианская Венеция. С 30-х годов в Средней Италии нарастает феодально-католическая реакция, а вместе с ней распространяется упадочное направление в искусстве, получившее название маньеризма (подражание).

Позднее Возрождение

Вторая половина XVI в. — сложный период в искусстве Италии, отмеченный переплетением самых различных тенденций. Восприятие мира становится более сложным, сильнее осознаётся зависимость человека от окружающей среды, развиваются представления об изменчивости жизни, утрачиваются идеалы гармонии и целостности мироздания.

Этот период связывается с творчеством венецианских мастеров Джорджоне, Тициан, Веронезе, Тинторетто).

Их живопись отличается исключительно широким и разносторонним охватом типов и жанров изобразительного искусства.

Идеальные прекрасные образы соседствуют с яркими характерами; трагические конфликты — со сценами ликующей радости. Образы наделяются индивидуальной яркостью, подчас портретной неповторимостью.

Излюбленные темы произведений — изображения торжественных пиров и празднеств, которыми славилась в то время аристократическая Венеция.

Обозначились черты бурной эмоциональности, многофигурных композиций, блестящего колорита, предвосхищающие искусство барокко XVII в.

Более поздние работы отличает сложная атмосфера взволнованного чувства, мечта о моральном возрождении человека, глубокие раздумья.

5.4. Искусство Возрождения в СевернойЕвропе

Своеобразным очагом искусства Возрождения XV-XVI вв. были Нидерланды — одна из самых богатых и передовых стран Европы.

Однако процесс формирования ренессансной культуры протекал в Нидерландах медленнее, чем в Италии, и сопровождался компромиссами между средневековыми традициями и новыми веяниями.

Главными центрами нового искусства и культуры были вольные города южных провинций — Фландрии и Брабанта.

Нидерландское искусство имело более народный характер, чем итальянское. В нём сильны черты фольклора, но главной его особенностью было отображение жизни различных слоев общества, глубокое чувство национального своеобразия.

В изображении человека художников интересует сфера духовной жизни; восторженно запечатлевают они красочное богатство природы; тонко чувствуют поэзию обыденного, уютность обжитых интерьеров.

Для нидерландского искусства характерно выражение органической связи человека и окружающей его среды, восприятия действительности такой, какова она есть. Эти особенности находят отражение в бытовом жанре, портрете, интерьере, пейзаже (Ян ван Эйк, П. Брейгель, Босх).

Величайшее достижение в живописи связано с возникновением в Западной Европе станковой картины, которая приходит на смену настенным росписям романских церквей и готическим витражам. Для нидерландских художников главное средство художественного выражения — колорит, что вызвало переход от темперы к масляной краске, позволившей более детализировано и красочно воспроизводить материальность мира.

К концу XV в. — первой трети XVI в. искусство Возрождения развивается и в Германии. Немецкие художники обращаются к сокровенной духовной жизни человека, его переживаниям, психологическим конфликтам. Портрет — наиболее значительное достижение немецких художников.

Однако то синтетическое развитие архитектуры, пластики и живописи, которое сопровождает расцвет итальянского Возрождения, где часто крупный художник работает в различных видах искусства, немецкому Возрождению не свойственно.

Оно несёт на себе печать дисгармоничности и трагизма. Причина сложности путей развития искусства коренится в особенностях исторического развития страны.

Великая крестьянская война знаменовала подъём творческих сил общества, так были созданы условия для всестороннего, но кратковременного расцвета немецкой культуры £Дюрер, Гольбейн). 1

Источник: https://lektsia.com/2x7e82.html

Процесс перехода от феодализма к капитализму

Главная » Культура » Процесс перехода от феодализма к капитализму

В монографии, вышедшей в середине 60-х годов, Симояма Сабуро отмечал, что «наиболее влиятельной» при изучении Мэйдзи исин является концепция абсолютизма.

Читайте также:  Азовское сидение - история России

Действительно, подход к Мэйдзи исин как к становлению абсолютизма по-прежнему имеет большое распространение среди специалистов, изучавших процесс перехода от феодализма к капитализму в Японии.

Однако в понимании того, что составляет сущность абсолютизма и каковы его связи с предшествующим и последующим периодами в истории Японии, имеются существенные различия.

Одним из наиболее стойких сторонников концепции абсолютизма был Исии Такаси, стоявший у истоков марксистской исторической науки в Японии. В своей монографии «Мэйдзи исин.

Критика концепций», впервые увидевшей свет в 1961 году и затем выдержавшей более десятка изданий, Исии Такаси писал: «Я понимаю Мэйдзи исин как разложение системы ба — кухан в качестве чистого феодализма и становление абсолютистского императорского строя.

В этом смысле думается, что первоначальным объектом истории Мэйдзи исин должен стать период Каэй — Апсэй, когда становятся очевидными и вдобавок к этому стимулируются тенденции перехода к абсолютизму, а если говорить более определенно, то это период с 6 г. Каэй, прихода черных кораблей, до 4 г.

Мэйдзи, когда упраздняется система княжеств и происходит становление единой императорской власти. Однако в этом процессе существует ранняя история и поздняя история. Хотя в становлении нашего абсолютизма специфически большую рольиграет международный фактор, помимо него необходимо отыскать внутренние факторы, сделавшие неизбежным переход к абсолютизму».

    Представители японской буржуазной историографииТаким образом, во второй половине 50-х годов представители японской буржуазной историографии выдвинули лозунг переоценки Мэйдзи исин. Этот лозунг не ограничивался только проблемами истории буржуазной революции в Японии, а по существу был призывом к наступлению на марксистскую историографию. В связи с этим Тояма Сигэки справедливо замечает: «Поскольку научное исследование Мэйдзи исин было начато марксистской исторической наукой, а теория марксистскойТипичные объясненияВыше были рассмотрены наиболее типичные объяснения Мэйдзи исин как становления абсолютизма. По своему содержанию они существенно отличаются друг от друга, что является весьма характерной тенденцией в подходе к этому явлению в 60-е годы. Исследователи, видевшие в Мэйдзи исин истоки абсолютизма, учитывали результаты исторической науки предшествующего периода в изучении социально-экономических и политическихФеодальный суверенитетВ своем понимании абсолютизма Харагути Киёси исходит из того, что абсолютизм не противоречит буржуазному развитию, а способен содействовать ему: «…Абсолютизм вообще концентрирует в своих руках феодальный суверенитет, проводит реформы, содействующие буржуазному развитию, особенно это относится к абсолютизму отсталых стран, например, Германии, подвергающихся давлению в международном плане

Источник: http://msk-globus.ru/process-perexoda-ot-feodalizma-k-kapitalizmu.html

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

      Как это ни покажется неожиданным, но простоявшее тысячу лет феодальное общество преобразуется в капиталистическое практически всего за 150 лет.

      Эта цифра складывается из двух периодов. Первый – около полувека, когда развитие капитализма происходит под крышей феодального государства. До той поры, пока эту крышу не снесёт буржуазная революция (БР). Второй – длительностью в столетие. От БР до НА – нормализующего акта.

      Сигналом того, что капитализм проклёвывает феодальную скорлупу изнутри, является отмена крепостного права. Буржуазия получает вожделенную свободную рабочую силу и вприпрыжку продолжает свое внутриутробное развитие. У России этот этап равен 56 годам (1861 – 1917). Примерно те же полвека он занимает и в других странах.

      Начало второго, столетнего, отрезка ярко и броско провозглашается самой буржуазной революцией. Та же Франция дает нам четкое окончание фазы в виде закона 1884 г о легализации профсоюзов.

В 3-й Республике не только сложилось разделение на новые классы, но и законодательно зафиксировалось их взаимоотношение. Период от БР 1789 г до НА (нормализующего акта) 1884 г – занял 95 лет.

Более того, французскому гражданскому обществу тут же представилась возможность победно проявить себя в деле Дрейфуса.

      У Германии на тот же отрезок – БР-НА – ушел 101 год. Революционные события 1848 года открыли бурный этап перестройки с Бисмарком и Гитлером. А успокоился он в 1949 г выборами в бундестаг и образованием ФРГ. Новые капиталистические отношения в обществе были прошиты конституционно. Еще бы. Ведь под присмотром оккупационных войск не забалуешь.

      Та же длительность «бурного века» и у итальянцев. 100 лет отделяет принятие демократической конституции 1948 г от Туринского восстания 1848 г. Между этими датами – и освободительная война Гарибальди. И объединение страны в единое целое. И фашизм Муссолини.

      Иногда же отыскать саму буржуазную революцию бывает не так просто. У россиян принято считать баррикадные сражения 1905 года репетицией БР. Так вот в Испании таких репетиций было целых четыре. И только с пятой попытки буржуазия закрепила за собой право на власть конституцией 1876 года. Да и то лишь – взяв себе в партнеры земельную аристократию.

      Но как ни крути, с 1876 г по 1976 год – момент окончания франкистской диктатуры – опять-таки 100 лет.

      А вот в Японии период преобразований после БР занял всего 84 года. Он начался с так называемой незавершенной буржуазной революции 1868 г – «должность» императора нерушима до сих пор.

А закончился в 1952 году переходом власти в стране к самим японцам. В течение 7 лет, с 1945 г, их уму разуму, а заодно и «правильным» капиталистическим отношениям учили американские оккупанты.

И судя по результатам, научили неплохо.

      У самих же учителей процесс подъема на капиталистические ноги затянулся на долгие 157 лет. 1775 г – начало войны за независимость, совпадающей с БР. Штаты быстро идут в рост. Расправляются с рабством. Выходят на передовые позиции в мире. А вот отношения капиталистов с рабочими всё никак не складываются.

В 1914 году, два года спустя после Ленского расстрела в России, американские власти расстреливают своих горняков – «Ладлоуская бойня». И только с выходом на политическую арену Теодора Рузвельта с программой «Новый курс» настал перелом.

Трудящиеся получили право не только на свои профсоюзы, но и на забастовки по всей стране.

      Отклонение от «стандарта» на полвека вызвано нестандартом самой истории Штатов. Ведь мы рассматриваем переход от феодальной формации к буржуазной.

А феодализм Америки, мягко говоря, обозначен лишь пунктиром. Не было там ни класса феодалов, ни класса крестьян. Но было рабовладение, которое тянуло назад сильнее, чем феодализм.

Да и законодательство отдельных штатов отличалось достаточной вариативностью.

      Рекордсменом же по длительности периода БР-НА является Англия – 200 лет. Дело в том, что буржуазная революция 1642 г вспыхнула, когда на дворе стоял медлительный мануфактурный период. А паровой двигатель Уатта, подхлестнувший промышленность, вошел в жизнь вместе с чартистским движением. Которое навело порядок в отношениях между капиталистами и людьми труда туманного Альбиона.

      Тот факт, что у некоторых народов интервал БР-НА – ювенальный век капитализма, равен 100 годам – чистая случайность. Но, похоже, за такой случайностью кроется та историческая закономерность, согласно которой послереволюционное преобразование феодализма в капитализм требует жизни не менее четырех-пяти поколений. То есть в среднем – около века.

      Это открывает возможность прогнозирования. Отталкиваясь от даты уже свершившейся буржуазной революций, можно предсказать время завершение первой фазы капитализма. Поверить, так сказать, теорию практикой.

      Индия. 1945 г + 90 – ориентировочно 2035 г.

      Египет. 1953 г + 90 – ожидаемо 2043 г.

      Ирак. 1958 г + 90 – приблизительно 2048 г.

      Афганистан. 1973 г + 90 – в районе 2063 года.

      Иран. 1979 г + 90 – около 2069 года.

      Но почему же мы прибавляем не 100, а только 90 лет? Дисконтная скидка идет за счет ускорения исторического процесса. Это сугубо наше предположение, и его тоже проверит история.

Читайте также:  Экономика в России в xvii веке - история России

      Россия. 1917 + 90 + 20 = 2027 г.

      Китай. 1925 + 90 + 20 = 2035 год.

      Здесь обе страны получают 20-летнюю надбавку за счет своего полувекового тоталитарного прошлого. Жесткий государственный пресс лишил население обеих стран навыков самоорганизации, забастовочной борьбы, частной и гражданской инициативы.

Память о Новочеркасском расстреле и танковой мясорубке на площади Тяньаньмэнь жжет до сих пор. И, вероятно, плюс 20 лет – еще слишком оптимистично.

Возможно ли за одно поколение восстановить то, что выкорчевывалось в течение жизни трех поколений? Это опять-таки покажет история.

      Политическая суть перехода от феодальной ОЭФ к капиталистической – замена команды у национального штурвала. Капитанский мостик нации покидает дворянство. На смену ему приходит буржуазия. Выше рассмотрен лишь революционный, варварский путь.

Бунт разъяренной команды на корабле. В результате – капитан и боцман висят на реях, а их сторонники – за бортом. Жертвы с обеих сторон. Наиболее яркие образцы – Франция, Россия, Камбоджа. И такой переход у большинства стран. А теперь – исключение.

      У шведов замещение правящих классов больше напоминало смену экипажей на орбитальной космической станции в три этапа. В 1789 г ригсдаг (парламент) проводит реформу. В результате шведское бюргерство входит половиной в различные комитеты парламента и в Верховный суд.

Естественно, наполовину сокращается власть феодалов. Конституция 1809 года еще больше урезает привилегии дворянства, утверждает ряд гражданских свобод и ограничивает власть короля в пользу парламента.

Наконец, на отмену крепостного права Россией в 1861 году Швеция в 1864 г отвечает введением полной свободы предпринимательства. А через год – полная отмена всех сословий. И делает это ригсдаг, честно прослуживший нации четыреста лет.

В конце концов, он отменяет самого себя сословного, становясь двухпалатным парламентом шведских граждан. Итого – 76 лет. И никаких вам революций и гражданских войн.

Бобер, Пчёлка   

Источник: https://newsland.com/community/6750/content/azbuka-istoricheskogo-protsessa-perekhod-ot-feodalizma-k-kapitalizmu-ii/3098527

Французская революция XVIII века: экономика, политика, идеология

сборник научных статей

М.: Наука. 1988

ПРЕДИСЛОВИЕ

Великая французская революция — самое крупное событие всемирной истории XVIII в., один из решающих рубежей перехода от феодализма к капитализму, один из мощных ускорителей исторического прогресса.

Среди буржуазных революций нового времени — предшествующих и последующих — она занимает особое место как самая масштабная из битв между капитализмом и феодализмом во Франции и во всем мире.

Во Франции она нанесла сокрушительный удар Старому порядку: уничтожила дворянские привилегии и феодальные крестьянские повинности, значительно ослабила могущество церкви, ликвидировав церковное и монастырское землевладение, пустила в продажу большие фонды «национальных имуществ», закрепила за крестьянами землю, которую они обрабатывали, увеличила размеры крестьянского землевладения, обеспечила свободу предпринимательства, обогатила буржуазию и в громадной степени способствовала последующему превращению этой части третьего сословия феодальной Франции в господствующий класс Франции капиталистической.

Великая французская революция осудила и казнила короля, учредила республику, отстояла свои завоевания от многочисленных внутренних и внешних врагов. Она провозгласила знаменитый лозунг «Свобода, равенство, братство».

В Декларации прав человека и гражданина были провозглашены основные буржуазно-демократические свободы — слова, печати, личности, собраний.

Эти лозунги и принципы сыграли тогда исключительно положительную роль, но уже в годы самой революции воспринимались многими, в том числе социалистами-утопистами, как нечто исторически Ограниченное, так как действовали в условиях свободы «священной и неприкосновенной» частной собственности, социального неравенства и эксплуатации человека человеком.
Влияние революции вышло далеко за пределы Франции. Она приобрела подлинно европейские масштабы и мировое значение.

«Весь XIX век, — писал В.И.Ленин, — тот век, который дал цивилизацию и культуру всему человечеству, прошел под знаком французской революции.

Он во всех концах мира только то и делал, что проводил, осуществлял по частям, доделывал то, что создали великие французские революционеры буржуазии, интересам которой они служили, хотя они этого и не сознавали, прикрываясь словами о свободе, равенстве и братстве»1.

Буржуазная по своему характеру, Великая французская революция была подлинным демократическим движением широких народных масс.

В.И.Ленин подчеркивал: «Французская революция… называется великой именно потому, что она сумела поднять на защиту своих завоеваний широкие народные массы, давшие отпор всему миру; тут и лежит одна из ее больших заслуг»2.

Исторический пример решительной революционной борьбы французского народа за коренное переустройство общества, свободу и социальную справедливость не утратил своего значения и сегодня.

Не случайно споры о причинах, особенностях, движущих силах, характере, размахе и глубине, свершениях и последствиях Великой французской революции и поныне являются весьма существенной стороной современной идейно-политической борьбы, а праздник 14 июля — день взятия Бастилии — остается прежде всего праздником демократической Франции.
Великая французская революция издавна стала одной из классических тем мировой историографии.

Ученым нашей страны, принадлежит выдающаяся роль в разработке конкретно-исторических, методологических и историографических проблем ее истории.

Просвещение и революция; аграрная революция; борьба Горы и Жиронды; якобинская диктатура; термидорианская реакция; радикальные движения; внешняя политика; Просвещение, Великая французская революция и Россия; историография; споры о французской революции и их место в современной идейно-политической борьбе — таковы ведущие темы исследований советских специалистов.

Подготовка к 200-летней годовщине Великой французской революции приняла ныне широкий размах и стала важным фактором научной, идейной и политической жизни.
Во Франции и во многих других странах созданы особые комиссии, комитеты, группы и т.д., значительно вырос интерес историков к этой теме.

В Париже вышло несколько выпусков специального «Бюллетеня», во многом отражающего состояние, тенденции и идеологическую направленность новейших трудов и замыслов.

Вопрос о масштабах, формах и характере юбилея занимает видное место в политической жизни Франции, в борьбе левых и правых сил страны.

Наши зарубежные противники в своих нападках на марксизм-ленинизм, Великий Октябрь и страны социалистического лагеря все чаще и чаще прибегают к произвольно толкуемым примерам из истории французской революции XVIII в.

Приверженцы консервативных взглядов, отрицающие всемирно-историческое значение социальных революций в общественном прогрессе и отвергающие марксистское учение о смене социально-экономических формаций, заявляют, что Великая французская революция не была исторической необходимостью, ибо во Франции еще до 1789 г. утвердились капиталистические отношения; что она была даже вредна, ибо вызвала экономическую разруху, анархию, террор, серию войн, обескровивших Францию и Европу в целом. По их мнению, она была «первой моделью» тоталитаризма и послужила образцом для «большевистского режима».

Сторонники буржуазного либерализма в большей или меньшей степени преувеличивают роль революции конца XVIII в., рассматривая ее не как важнейшую ступень в процессе перехода от феодализма к капитализму, а как прародительницу абстрактно толкуемых свободы, прогресса, демократии, прав человека и в этом смысле как событие, противоположное Октябрьской революции.

Поэтому весьма актуальны дальнейшая марксистская разработка истории Великой французской революции, еще более полное раскрытие ее прогрессивной исторической роли и вместе с тем ограниченности, выявление на основе новейших научных данных ее буржуазного характера.

Сборник, предлагаемый вниманию читателей, включает статьи, посвященные малоизученным аспектам предыстории и истории революции, таким, как типология народных движений XVIII в. идеология и политика господствующего класса Франции накануне революции, некоторые идеологические течения периода самой революции, их особенности, их связь с предреволюционной эпохой.

Ряд статей написаны в русле более традиционных для современной историографии тем: в них рассматривается социально-экономическая история революции и ее влияние на другие страны. Редакционная коллегия надеется, что настоящее издание, подготовленное к 200-летнему юбилею Великой французской революции, будет способствовать дальнейшей разработке проблем ее истории.

Геннадий Семенович Кучеренко

1 Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т.38. С.367.
2 Там же. С.52

ОГЛАВЛЕНИЕ

Андерсон К.М. Франция времен Директории в «Дневниках» Т.-У.Тона

Бауман Г.Г. Великая французская революция и Нидерланды

Читайте также:  Октябрьская революция 1917 года - история России

Берго И.Б. Парламентская оппозиция абсолютизму и попытки реформ в 1749—1776 года

Гавриличев В.А. Якобинцы и принудительные налоги на богатых (весна—осень 1793 года)

Искюль С.Н. Революция в освещении Геттингенского «Revolutions—Almanach»

Карп С.Я. Бриссо о государстве

Киселева Е.В. Политика якобинской диктатуры в области регламентации торговли и промышленности весной-летом 1794 года

Лебедева Е.И. Дворянство и налоговые привилегии накануне революции

Пименова Л.А. Просвещение и «дворянский расизм»: особенности идеологии и культуры франц. дворянства XVIII в.

Ревякин А.В. Революция и экономическое развитие Франции в первой половине XIX в.

Чеканцева З.А. Из истории народных движений во Франции в 1715-1786 годах

Источник: http://istmat.info/node/29103

Азбука исторического процесса (5). Переход от феодализма к капитализму – І | Политика

      «Ты меня породил, я тебя и убью!». Так, в отличие от гоголевского героя, по праву может сказать деловой, энергичный «сыночек»-капитализм стареющему феодализму. Но гибель целой ОЭФ – результат не одного взмаха сабли, и даже не одного сражения.

      И в истории общества нет более интересного и напряженного периода, чем переход от феодальной ОЭФ к буржуазной. Франция здесь – рекордсмен. За 95 лет она испытала 19 (девятнадцать!) государственных переворотов. Здесь вам и Робеспьер с его гильотиной, и Наполеон с его войнами, и Парижская коммуна. Вот уж воистину – не соскучишься.

      Представим на секунду волшебный ящик-преобразователь. Гигантский. Он настолько велик, что в него целиком въезжает феодальная страна со всеми своими помещиками и крестьянами. А через мгновение — ну что для истории каких-то 150 лет? — преобразователь выпускает из себя ту же нацию, но уже совершенно переформатированную. Теперь, куда ни кинь, либо наемный работник, либо капиталист.

      Полная замена классов — результат смены способа производства.

      Уникальность данного периода в том, что он принадлежит сразу двум общественно-экономическим формациям. Для феодальной ОЭФ это ее последняя фаза – упадка и гибели. Для буржуазной – первая, где капитализм зарождается и закрепляется.

      Социально-экономический аспект.

      На этом отрезке истории происходит уничтожение феодального способа производства, «превращение индивидуальных и раздробленных средств производства в общественно концентрированные, следовательно, превращение карликовой собственности многих в гигантскую собственность немногих, экспроприация у широких народных масс земли, жизненных средств, орудий труда…». «Частная собственность, добытая трудом собственника, основанная, так сказать, на срастании отдельного независимого работника с его орудиями и средствами труда, вытесняется капиталистической частной собственностью, которая покоится на эксплуатации чужой, но формально свободной рабочей силы». Точнее Маркса суть не передать.

      Классово-политический аспект.

      В середине периода – общество бурлит всеми четырьмя классами. Двумя подлежащими уничтожению и уже наполовину «усохшими». И двумя – встающими на ноги, но пока тоже лишь наполовину.

      И здесь – «никто не хотел умирать». Совершенно естественно, что нация втянута в ожесточенную борьбу. Два уходящих, безнадежно хватаясь за соломинку, стремятся во что бы то ни стало сохранить статус-кво. Два новых, как слепые котята, тычась в новую жизнь, добиваются права на существование.

      Конечно, схватка за капитанский мостик идет между устаревшим классом феодалов и молодыми напористыми буржуа. Но и те, и другие ведут борьбу, само собой разумеется, не сами, а силами доверчивого народа. Часто привлекая на свою сторону иностранные армии. Антанта.

      Три момента заслуживают особого внимания.

      Первый. Чем выше правовая практика и юридическая культура нации, тем бескровнее смена формаций. В этом отношении на пьедестал почета просится Швеция. К моменту коварного перехода она имела 600-летний опыт самоуправления первичных общин и их взаимоотношения с центром.

Такой же стаж судов присяжных всех уровней, разделения власти между королем и парламентом. Причем парламент распоряжался деньгами и состоял из четырех палат, где были представлены все четыре сословия. В том числе – натуральные крестьяне. Власть к шведским предпринимателям переходила пошагово. На парламентском уровне.

Также постепенно законодательно изымаясь у феодалов.

      Наибольшая жестокость перехода от формации к формации проявилась там, где феодализм к революции подошел в форме влюбленного в себя абсолютизма. Франция, Россия.

      Второй момент. Если переход от одной ОЭФ к другой идет революционным путем, то центральным событием этапа становится буржуазная революция. Она в значительной мере подрывает власть феодалов.

Но, как правило, молодая буржуазия еще слаба и неопытна для государственного штурвала. И тогда открывается возможность прихода к высшей власти мелкой буржуазии. А это значит – к установлению в стране фашистской диктатуры.

Как это было в Италии при Муссолини, в Германии при Гитлере, в СССР при Сталине. Это же происходит сейчас и на Украине.

      Момент третий. Известно, что при капитализме ведущий класс – буржуазия, или класс предпринимателей. Но на практике после революции проходит около ста лет, прежде чем класс капиталистов утвердит свое право быть правящим классом.

      За это столетие власть может переходить из рук в руки. На время снова возвращаться к феодалам. Принадлежать различным кланам буржуазии, промышленной или финансовой. Ее могут захватывать военные либо популисты от мелкой буржуазии, националисты.

      Но с политической точки зрения, это всегда будет диктатура. Поэтому всю переходную часть после революции смело можно назвать диктатурным периодом.

Хотя чистые диктатуры часто сменяются «республиками», как об этом свидетельствует яркая история той же Франции. Но как бы режим себя ни называл, он по факту авторитарен.

То есть характер правления Путина целиком соответствует закону исторического процесса.

      Снова к социально-экономическому аспекту.

      И если политическая арена у всех на виду, то «притирка» двух новых классов – наемных работников и предпринимателей — часто остается в тени. Но как раз это-то и образует главное социальное содержание переходной эпохи, или первой фазы капитализма.

      Капиталистический способ производства победно шествует по стране. И жизни 4-5 поколений достаточно, чтобы стал привычным тот факт, что все жизненные средства и блага приходят к населению только в виде товаров.

Что наем на работу делается единственным источником и нормой существования для подавляющего большинства. Заработная плата держится на таком уровне, чтобы трудящийся не мог сорваться с наемного «крючка».

По мере роста и консолидации класса наемных работников, они организуются в профсоюзы, которые делаются их основным инструментом в борьбе за оплату труда и улучшение его условий.

      Ширясь и мужая, буржуазия окончательно утверждает себя на капитанском мостике нации – в парламенте и кабмине. Ее главный принцип – конкурентная борьба с девизом: «Пусть победит наиболее способный!» — переносится и в политику. Вводится многопартийная система и периодическое обновление власти.

      Конец переходного этапа.

      Даже бурный, революционный – франко-российский – переход от феодальной формации к буржуазной заканчивается политическим штилем и нормализующим актом.

Это может быть принятие новой конституции, как, например, в Германии, Италии, Японии. А может и не фиксироваться документально.

Но реально, гласно или негласно, осознанно или нет, устанавливается «соглашение» между «оставшимися в живых» классами общества по следующим пунктам.

      1. Класс наемных работников «признает» главенство в государстве класса предпринимателей.

      2. За это признание господствующий класс «дарует» ведомому классу ряд свобод и вольностей в рамках буржуазной демократии. А именно:

      — право участвовать в выборах государственных органов в качестве избирателей;

      — отстаивать свои экономические права путем мирных демонстраций и забастовок;

      — судиться в судах с богатыми;

      — иметь СМИ, позволяющие создавать эффект контроля над правящим классом, но на самом деле дающие возможность самой буржуазии черпать компромат на своих конкурентов.

      Наконец, всё общество получает возможность иметь свое малое «гражданское общество». Немногочисленное, но весьма влиятельное.

      Но о нем – разговор впереди.

Пчёлка, Бобер   

Источник: http://maxpark.com/community/politic/content/3074873

Ссылка на основную публикацию