Антропологический тип. быт и нравы восточных славян. — история России

Быт и нравы славян

Антропологический тип. Быт и нравы восточных славян. - история России

  Что касается показаний авторов о быте и нравах древних славян, то с этими показаниями надо обращаться весьма осторожно: часто они явно тенденциозны, а иногда, как, например, у знаменитого Ибн-Фадлана, весьма ценного в других отношениях, и просто анекдотичны.

Объясняется это тем, что эти авторы чаще всего были знатными путешественниками, представителями родовитой и служилой арабской знати, или же это были придворные историки, аристократы, состоявшие на службе византийских императоров и подходившие обыкновенно к «варварам» или с некоторой предвзятой аристократической нетерпимостью, несколько свысока, как к скотоподобным существам низшей породы, что мы имеем, например, у Ибн-Фадлана; или же просто с тенденциозной враждебностью, как к своим врагам, что мы наблюдаем, например, у некоторых византийских авторов. Поэтому показания этих источников всегда имеют только относительную ценность, требуют сугубо критического к себе отношения, но тем не менее они остаются единственным письменным источником, и притом источником с богатым и разнообразным материалом, игнорировать который мы не имеем права.

  Древние славяне жили обыкновенно в местах, естественно-защищённых от нападений врагов самою природою, т.е. в лесах, на горах, у болот и у рек.

По словам Маврикия, славяне живут в лесах, у рек, болот и озёр, в местах неприступных, а Йорнанд замечает о славянах: «У них болота и леса заменяют гopoда», что надо понимать не в том смысле, что у славян не было городов как пунктов поселения, а в том смысле, что болота и леса заменяли им города, как укреплённые прикрытия, за стены которых они укрывались от нападающих на них врагов. Интересные строки описанию быта и нравов восточных славян посвящает автор «Повести временных лет», не стесняющийся, впрочем, заведомо сгущать краски, когда он говорит о неполянских славянах, проявляя в данном случае, по-видимому, конфессиональную тенденциозность: поляне были в его время уже христианами, а прочие племена, о которых он говорит в своём летописании, держались в своих массах, по-видимому, ещё языческого культа.

  По характеристике летописца, поляне — народ кроткого и тихого нрава и имеет «стыдение» к своим снохам, к сестрам, к матерям и к родителям, а снохи у полян имеют «великое стыдение» к свекровям и к деверям. Поляне, по летописцу, знали брачные обычаи, т.е.

брак, оформленный и санкционированный известной традиционной народной обрядностью. «Древляне, — говорит летописец, — живяху звериньскымь образомь, и убиваху друг друга, ядуще все нечисто, и брака у них не бываше, но умыкаху у воды девица.

А Радимичи, и Вятичи, и Север один обычай имеяху: живяху в лесе, якоже всякий зверь, ядуще все нечисто, и срамословие в них пред отьци и пред снохами, и браци не бываху в них, но играща межю селы, и схожахуся на игрища, на плясания и на вься бесовьскыя песни, и ту умыкаху жены себе, с нею же кто совещався; имеяху же по две и по три жены…»

  По сообщению летописца, эти же народы совершали по умершем тризну, а затем труп сжигали на большом костре и, собрав после этого кости, «вложаху в судину малу, и поставляху на столпе на путех, еже творять Вятичи, — замечает летописец, — и ныне». Таких же обычаев, по летописцу, придерживались и кривичи и прочие язычники, «не ведуще закона божия, но творяще сами собе закон».

  По описанию арабского писателя Ибн-Даста (Х в.), «страна славян — страна ровная и лесистая; в лесах они и живут. Они не имеют ни виноградников, ни пашен. Из дерева выделывают они род кувшинов, в которых находятся у них ульи для пчёл, и мёд пчелиный сберегается. Это называется у них сидж, и один кувшин заключает в себе около 10 кружек его. Они пасут свиней наподобие oвeц».

  Ибн-Даста, как и Ибн-Фадлан, описывает практикуемый у славян обряд сожжения покойников, о чём говорят также и Аль-Масуди и Ибн-Хаукаля, а Ибн-Вахшия в связи с этим замечает: «Я удивляюсь славянам, которые, несмотря на крайнее своё невежество удаление от всякой науки и мудрости, постановили о сожжении всех своих мертвецов, так что не оставляют ни царя, ни другого человека без сожжения после смерти». Исключительно яркую картину похоронного обряда сожжения знатного руса со всеми сопровождающими его деталями, в том числе и с закланием на могиле покойника для погребения вместе с ним одной из его жён, даёт Ибн-Фадлан. О сожжении вместе с мужем и его жены у славян говорят также Аль-Масуди и Ибн-Даста. Археологические раскопки славянских погребений подтверждают данные арабских источников.

  По свидетельству Прокопия, славяне жили «в дрянных избах, разбросанных на большом расстоянии одна от другой».

Другой, западный, источник, Гельмольд, говорит о славянах, что они не заботятся о постройке своих домов, а обыкновенно сплетают себе избушки из хвороста, лишь бы укрыться от дождя и непогоды.

«Едва раздастся клик военной тревоги, — говорит этот автор, — они поскорее заберут весь хлеб, спрячут его с золотом, серебром и всеми дорогими вещами в яму, уведут жён и детей в надёжные убежища, в укрепления, а не то в леса, и не останется на расхищение неприятеля ничего, кроме одних изб, о которых они не жалеют нимало». Ибн-Даста говорит о славянах, что ввиду сильных холодов, которые бывают в их стране, каждый из них выкапывает себе в земле род погреба, к которому приделывает деревянную остроконечную крышу, наподобие (крыши) христианской церкви, и на крышу накладывает земли. В такие погреба они переселяются со всем семейством и, остаются в них до весны. Обогревают они это жильё следующим образом: зажигают дрова, и на огне раскаляют камни докрасна. Когда же раскалятся камни до высшей степени, поливают их водой, от чего распространяется пар, нагревающий жильё до того, что снимают уже одежду.

  Изображая славян как выносливый и закалённый, но примитивный и малокультурный народ, ограниченный в своих потребностях, предпочитающий беззаботность жалкого существования, умеренность в пище и праздную, но свободную жизнь труду, византийские авторы, тем не менее, говорят о них, что они не злы и не коварны (Прокопий); что они ласковы с чужеземцами (гостями), принимают их у себя, провожают из одного места в другое, куда им нужно, и даже, если приключится гостю какая-нибудь беда по вине хозяина, то тот, кто принял после него гостя, выступает против нерадивого, считая честью для себя вступиться за гостя; что своих рабов не задерживают в неволе навсегда, как другие народы, но назначают им определённое время (службы) и потом предоставляют на выбор — вернуться ли на родину с известным вознаграждением, или же остаться у них в качестве свободных товарищей; что славянские женщины целомудренны выше всякого вероятия, так что большинство их считают смерть своих мужей своею собственной смертью и добровольно удавливают себя, потому что для них вдовство — уже не жизнь; что славяне не хотят никому служить или быть под властью; что они выносливы при всяких лишениях — жаре, холоде, дожде, недостатке одежды и пищи, но у славян, говорят эти же источники, нет согласия, они упрямы, не желают подчиняться в своих взглядах мнению большинства, следствием чего являются кровавые столкновения (Маврикий, Лев Мудрый). Немецкий писатель Адам Бременский говорит о поморских славянах: «Нет народа более гостеприимного и приветливого, чем они». Даже балтийские пираты, по свидетельству Гельмольда, отличались гостеприимством и щедростью. Для гостя и странника славянин готов был жертвовать всем, что у него было лучшего. Заботиться о больных и престарелых, кормить их и покоить считалось у славян священным долгом. Сам Гельмольд имел случай непосредственно убедиться на приёме, который устроил ему князь вагрский Прибыслав, в широком гостеприимстве славян и пришёл к заключению, что нет народа приветливее славян своим гостеприимством. В приглашении гостя, пишет он, они все как бы нарочно соревнуют друг другу, так что никогда не приходится страннику самому просить у них приёма. Что ни приобретает славянин своим трудом, хлеб ли, рыбу ли, дичь ли, он все израсходует на угощение, и считает того лучшим человеком, кто щедрее … По свидетельству другого немецкого автора (Сефрид), у поморян каждый хозяин имел специальную чистую и нарядную избу, служившую только для стола и угощения; в ней всегда стоял накрытый стол со всякою едою и угощением, ожидавший гостей. По словам Адама Бременского, всякий приезжий иностранец пользовался у балтийских славян всеми гражданскими правами туземцев. Даже и саксы, говорит он, приезжающие к ним в город Юлин, самый большой из всех городов Европы, получают равные права с туземцами, лишь бы во время своего пребывания не совершали публично христианских обрядов. Весь народ там, говорит этот автор, предан ещё языческим заблуждениям; впрочем, относительно нравов и гостеприимства не найти людей честнее и добродушнее.

  Аналогичную характеристику славян дают и арабские источники, говоря о нравах восточных славян. Так, например, арабский писатель Ибн-Даста (Х в.

) говорит о русах, что с рабами они обращаются хорошо и заботятся об их одежде; что у них большое число городов, и что они живут на просторе; гостям оказывают почёт и обращаются хорошо с чужеземцами, которые ищут у них покровительства, да и со всеми, кто часто у них бывает, не позволяя никому из своих обижать или притеснять таких людей. Во всяком случае, замечает Ибн-Даста, если кто из них обидит или притеснит чужеземца, помогают последнему и защищают его.

  Как восточные, так и западные источники единодушно говорят об отваге и воинственности славян. Так, например, арабский писатель Ибн-Якуб говорит о славянах, что они народ отважный и воинственный и никто не сравнился бы с ними в силе, если бы не разрозненность их многочисленных, обособленных племён.

Ту же характеристику славян даёт и Аль-Бекри (ХI в.), говоря: «Славяне народ столь могущественный и страшный, что, если бы они не были разделены на множество поколений и родов, никто в мире не мог им противостоять».

С этой характеристикой арабских писателей совпадают и более ранние отзывы византийцев.

  Добродушные, приветливые и гостеприимные, независимо от национальности гостя, в домашней обстановке, отважные и воинственные, как они рисуются у древних авторов, славяне на войне проявляли непримиримую и беспощадную свирепость. По свидетельству Прокопия, переправившись в 549 г.

Читайте также:  Репрессии 30-х годов - история России

через Дунай, славяне ужасным образом опустошили всю Иллирию до Эпидамна; встречных, без разбора возраста, частью умерщвляли, частью уводили в плен, лишая их имущества. В 550 г., взяв в плен вождя греческого войска Азбада, они сожгли его на костре.

Взяв приступом сильную крепость на Эгейском море Топер (Боар-калеси), они умертвили всех жителей — мужчин до 15 тысяч человек, расхитили имущество, а жён и детей отвели в рабство … И долго вся Иллирия и Фракия, замечает Прокопий, были покрыты трупами.

Встречных они убивали не мечом, не копьём и не каким-либо иным оружием, а сажали на кол, распинали на кресте, били батогами по голове; иных, заперши в шатры вместе с быками и овцами, которых не могли увести с собою, безжалостно сжигали. О киевском князе Святославе Лев Диакон рассказывает, что, взяв город Филиппополь, он посадил на кол 20 тыс.

его жителей, а узнав, что мизяне (болгары) перешли на сторону императора, он приказал отрубить головы 300 знатнейшим и самым богатым из них.

Аналогичные же факты сообщают и немецкие источники (Видукинд, Адам Бременский, Гельмольд) о полабских и прибалтийских славянах, расправлявшихся таким же образом с ненавистными им христианскими миссионерами, епископами, священниками, церковными служителями и христианскими храмами и монастырями, выполнявшими своею миссионерскою деятельностью у славян функции немецких завоевателей и служившими для них опорою. Но славяне, надо иметь в виду, не выступали в данном случае в качестве каких-то исключительных извергов: защищая свою свободу, которая была для них дороже всего на свете, славяне платили своим врагам приблизительно тою же монетою, какую получали от них с гораздо более тяжёлыми жертвами, в чём должны беспристрастно признаться и немецкие авторы (Гельмольд). Славянам был присущ героизм на войне, и свои военные подвиги в защиту родины и свободы они всегда считали для себя делом чести, славы и доблести. И это они блестяще доказали на востоке и на западе славными подвигами на протяжении всей своей боевой истории, начиная с IV в. н.э., в борьбе с гуннами, аварами и уграми, с греками, с немцами, с шведами, с татарскими ханами и с польскими панами, стойко и мужественно защищая свою родину и свою свободу.

  «И поиде Святослав на грькы, — рассказывает летопись в своих повествованиях о болгарских походах киевского князя Святослава Игоревича, — и изидоша противу руси. Видевъше же русь, убояшася зело мъножьства вои.

И рече Святослав: «уже нам некамо ся дети, волею и неволею стати противу; да не посрамим земле Русьскые, нъ лязем костию ту: мертви бо срама не имам; и не имам убежати, но станем крепъко, азъ же пред вами поиду; аще моя голова ляжетть, то промыслите о себе». И реша вои: «идеже глава твоя, ту и главы наши сложим».

И исполчишася Русь, и Греци противу; и сразистася полка; и оступиша Греци Русь. И бысть сеча велика; и одоле Святослав, и бежаша Греци…».

  Эти события относятся к Х в. Но вот ещё одна аналогичная страничка из истории славян более раннего времени VI в.

«Аварский хакан (Баян) отправил посольство к Лаврите (вариант — Дабрите) и к важнейшим князьям славянского народа, требуя, чтоб они покорились аварам и обязались платить дань.

Лаврита и славянские князья отвечали: «Родился ли на свете и согревается ли лучами солнца тот человек, который бы подчинил себе силу нашу. Не другие нашею землёю, а мы чужою привыкли обладать. И в этом мы уверены, пока будут на свете война и мечи»».

  По своей природе славяне, как они рисуются в источниках, были весёлым, жизнерадостным и темпераментным народом.

Они любили музыку, пение и пляски и, подогрев себя «мёдом сыченым», к которому славяне всегда были больщими охотниками, — ибо «Руси есть веселие пити, не может без того быти», как, по преданию, киевский Владимир ответил болгарским миссионерам, — «с плясаньем, гуденьем и плесканьем» славяне проводили свои народные гулянья, справляли свои праздники, несли свою трудовую жизнь и переживали свою печаль и горе. Они собирались на «играща межю селы, на плясания и на вся бесовьскыя песни, и ту умыкаху жены себе». «Долгими песнями» прощается с жизнью девушка перед насильственною смертью на могиле своего господина в описании похоронного обряда у Ибн-Фадлана. Феодосий Печёрский, войдя однажды к князю Святославу, застал у него «многая играющи пред нимь: овы гусльные гласы испущающе, другыя же органьные гласы поюще, и инем замарьныя писки гласящем, и тако всем играющем и веселящемся, якоже обычай есть пред княземь». Лучшим подтверждением того, что всякие игрища, скоморошества, музыка и пение были обычным народным развлечением у славян, свидетельствуют многочисленные обличительные выступления христианского духовенства, направленные против «бесовского пенья и блудного глумления». Насаждая христианскую мораль и благочестие, духовенство усердно, но бесплодно старалось вытравить их из народного обихода. Арабский писатель Х в. Ибн-Даста, описывая быт и нравы славян, говорит: «Есть у них разною рода лютни, гусли и свирели. Их свирели длинною в два локтя, лютня же их осьмиструнная. Хмельной напиток приготовляют из мёду. При сожжении покойников предаются шумному веселию, выражая тем радость свою милости, оказаmюй ему (покойнику) богом». Спустя же год по смерти покойника, по показанию того же автора, славяне справляют тризну, т.е. поминки по покойнике, уже в значительно более широком масштабе: «Берут кувшинов 20 мёду (а каждый кувшин, т.е. жбан, заключает в себе около 10 кружек его), иногда несколько больше, иногда несколько меньше, и несут их на тот холм, где собирается семейство покойного, едят, пьют и затем расходятся». При Владимире, говорит летописец, рассылая по городу припасы для убогих и нищих, возили и «мёд в бочках».

Источник: http://www.othist.ru/slavbyt.html

Восточные славяне в древности: быт, нравы, религия, отношения с соседями

137 просмотров

Вопрос о времени появления славян на Балканском полуострове, в Центральной и Восточной Европе принадлежит к числу самых дискуссионных в исторической науке.

Трудности здесь объективные: археологические источники не дают сведений о языке населения и, следовательно, не позволяют этнически идентифицировать археологические культуры; трудно положиться на сведения греческих и византийских авторов.

Так, известия о венедах и антах, которых многие историки и археологи относят к славянам, достаточно спорны. Существуют веские основания считать, что античные историки в данном случае говорили о кельтских или германских племенах.

По предположению ряда исследователей, 2–1,5 тысячи лет до и. э. от миграционной волны индоевропейцев отделились племена, говорившие на близких балто-славянских диалектах. Они заселили Центральную и Восточную Европу.

До сих пор не удалось определенно установить, какие именно археологические культуры II–I тысячелетия до н. э. связаны с протославянами и отделить их поселения от предков балтов.

Более определенными становятся поздние археологические памятники, которые к середине I тысячелетия до н. э. носят уже несомненно славянские черты (низовья Днепра).

Данные исторической лингвистики свидетельствуют, что балто-славянская языковая общность сохранялась чрезвычайно долго и лишь к V в. до н. э. разделились собственно славянские и балтские племенные диалекты. Топонимика дополняет и усложняет эту картину. Ее данные позволяют говорить о значительном пласте названий неславянского происхождения на территории Восточной

Европы. Так, для степной зоны характерны гидронимы (названия рек) иранского происхождения, оставленные скифами и сарматами,– Дон, Днепр, Днестр и т.д.

В междуречье Оки и Волги преобладают угро-финские названия (на языках угро-финской группы говорят сегодня мордва, марийцы, эстонцы, карелы, коми и т. д.).

Многие названия рек Белоруссии, Северной Украины, Московской, Смоленской, Калужской, Тульской областей свидетельствуют о том, что здесь некогда жили народы, говорившие на балтских языках (из них сегодня существуют литовский и латышский).

Многие исследователи полагают, что на большей части территории Восточной Европы славяне появляются в VII–VIII вв. н. э. Археолог И.И. Ляпушкин высказал предположение, что продвигались они двумя путями: Приднепровье заселялось выходцами с Карпат, а Север–с побережья Балтийского моря.

В последнее время высказано аргументированное предположение, что заселение Севера (будущей Новгородской земли) славянами относится к более раннему времени, чем освоение Приднепровья, – к V в. Но и эта точка зрения не стала общепризнанной.

Окончательное решение проблемы славянского этногенеза пока еще дело будущего.

Однако вне зависимости от того, являются ли восточные славяне автохтонами (т.е. исконным населением) Восточной Европы или пришельцами, в VII–VIII вв. они уже составляли значительную часть населения этой территории.

Именно в это время славяне постепенно осваивают покрытые густыми, почти таежными лесами пространства Восточной Европы. Проникновение земледельческих славянских племен в эти края было не завоеванием, а медленной инфильтрацией.

Плотность населения здесь была настолько мала, что пришельцам не приходилось вступать в конфликты с местными жителями. Высокая земледельческая культура славян, приобретенная на плодородных землях юга, воспринималась коренными жителями.

Мирное сотрудничество славян с балтским и угро-финским населением приводило постепенно к ославяниванию значительной его части. Исследования антропологов показывают, что предками современных русских, украинцев и белорусов являются не только славяне, но и древние угро-финны и балты.

Однако отношения славян с другими соседями были не столь идиллическими. IV–VII вв.– время, когда из степей Центральной Азии в Европу вторгаются орды кочевников. Вслед за гуннами (IV–V вв.) в середине VI в. возникает Аварский союз кочевых племен.

Сами авары были тюрками, но в состав их союза входили также монгольские и угро-финские племена. Авары подчинили тюрков-болгор, кочевавших в Приазовье и в Прикаспии, и двинулись на Дунай. Образовав свою державу–каганат, авары вступили в борьбу с Византией, однако в 626 г.

Читайте также:  Историография крымской войны - история России

потерпели сокрушительное поражение. Аварский каганат распался.

Аварский каганат одно время подчинял себе и славянский племенной союз дулебов, живших в Прикарпатье. Древнейшая русская летопись «Повесть временных лете сохранила предание о насилиях аваров над дулебами во времена «Ираклия царя» (византийского императора, царствовавшего в 610–641 гг.).

«Обры», как называет аваров летописец, впрягали в телеги славянских женщин и заставляли себя возить, были они «телом велиии и умом горди», но исчезли бесследно. С тех пор сохранилась, говорит летописец, и поговорка – «погибоша аки обре».

Разумеется, это историческое припоминание вряд ли можно понимать буквально, но в нем, по-видимому, есть реальное ядро.

В середине VII в. в южных степях складывается Болгарское государство. Как и Аварский каганат, эта держава была паразитическим конгломератом разных племен, где основным источником богатства знати была военная добыча. Внутренние междоусобицы быстро привели к распаду государства.

Часть болгар во главе с ханом Аспарухом откочевала на Дунай, где заняла Добруджу, подчинив себе местные славянские племена. Пришельцы быстро ославянились, хотя и передали славянскому населению свое название.

Другая часть болгар во главе с ханом Батбаем двинулась на северо-восток и осела в среднем течении Волги и на нижней Каме, создав крупное государство – Волжска-Камскую Болгарию (или Булгарию).

Внутренние противоречия были главной, но не единственной причиной распада государства болгар. На юге появился другой тюркский народ – хазары. Первоначально Хазарский союз племен располагался на территории нынешнего Дагестана, однако во второй половине VII в.

хазары начали теснить болгар. Они создали свой каганат (хазарский царь именовался каганом), расположенный на Северном Кавказе, в Нижнем Поволжье, Северном Причерноморье и частично в Крыму. В VII–VIII в. здесь интенсивно развивались феодальные отношения.

Языческая религия, характерная для родоплеменного строя, сменяется сначала мусульманством, затем – частично христианством. Однако, боясь распространения вместе с христианством политического влияния Византии, хазарская верхушка принимает в VIII в.

иудаизм, заимствованный у еврейского населения Крыма.

Хазарам удалось установить свое господство и над восточнославянскими племенами. Многие из них платили им лань вплоть до конца IX в.

Из византийских источников нам известно о славянах и «антах». которые, по словам автора византийского военного трактата конца VI в. «Стратегикона», «сходны по своему образу жизни, по своим нравам, по своей любви к свободе». О близости происхождения славян и антов пишет и другой византийский автор VI в.– Прокопий Кесарийский.

Существует предположение, что антами в Византии называли восточных славян (или, по крайней мере, те славянские племена, которые жили в низовьях Днепра и Буга и в Прикарпатье). Однако существует опирающаяся на данные лингвистики точка зрения (А.И.

Попов), что, хотя славяне и входили в состав Антского союза племен и, возможно, были там руководящей силой, сам союз был не чисто славянским.

Из описаний византийских историков VI в. видно, что тогда славяне жили еще родоплеменным строем.

«Их никоим образом нельзя склонить к рабству или подчинению в своей стране»; «Находящихся у них в плену они не держат в рабстве, как прочие племена, в течение неограниченного времени, но, ограничивая (срок рабства) определенным временем, предлагают им на выбор: желают ли они за известный выкуп возвратиться восвояси или остаться там (где они находятся) на положении свободных и друзей» («Стратегикон»).

Однако в VII – VIII вв. у славян уже идет интенсивный процесс разложения родоплеменного строя.

Так, из Начальной летописи мы знаем о крупных восточнославянских племенных группах – полянах, живших на Днепре возле Киева, их соседях древлянах (столица – Искоростень), словенах, или ильменских славянах у озера Ильмень (будущие новгородцы), дреговичах, живших между Припятью и Западной Двиной, кривичах, главным городом которых был Смоленск, полочанах, селевшихся на берегах реки Полоты (их город – Полоцк), северянах (северных соседях полян), радимичах в бассейне реки Сож и вятичах в бассейне Оки и др. Речь здесь идет не о племенах (как часто говорят по привычке), а уже о более крупных единицах – племенных союзах, образование которых непосредственно предшествует возникновению государства. Летописец сообщает, что у каждого из этих союзов было свое «княженье». Разумеется, это еще не княжества в более позднем, феодальном смысле слова, князьями именовались первоначально племенные вожди. Но само появление князей-вождей уже означает переход к военной демократии.

Симптоматичны и сохраненные летописью названия славянских племенных союзов: большей частью они связаны не с единством происхождения, а с районом расселения. Так, поляне жили в полях, а древляне – в лесах, среди деревьев.

Недаром летописец, говоря об их территориях, употребляет термины «в Полях» и «в Деревлях». По болотистой местности (от «дрягва» – болото) получили свое наименование дреговичи, по рекам – полочане и бужане, племена, расположенные на север от полян, стали называться северяне.

Это свидетельствует о том, что в это время у славян территориальные связи уже преобладали над родовыми.

Основу экономической жизни восточных славян составляло земледелие. Носило оно первоначально экстенсивный характер. В лесных и лесостепных районах выжигали траву, удобряя почву золой, и использовали землю до ее истощения.

Затем участок забрасывали, пока на нем не восстановится полностью естественный травяной покров. Такая система земледелия носит название залежной. В лесах же применялась подсечная (или подсечно-огневая) система: деревья рубили и оставляли до следующего года сохнуть, затем сжигали вместе с выкорчеванными пнями.

Полученный удобренный участок, как и при залежной системе, использовали до истощения.

Набор сельскохозяйственных культур отличался от более позднего: рожь занимала в нем еще небольшое место, преобладала пшеница. Совсем не было овса, но известны просо, гречиха, ячмень.

Разводили славяне крупный рогатый скот и свиней, а также лошадей. Важная роль скотоводства видна из того, что в древнерусском языке слово «скот» означало также деньги.

Лесные и речные промыслы также были распространены у славян. Охота давала в большей степени пушнину, чем продовольствие. Мед получали при помощи бортничества. Это был не простой сбор меда диких пчел, но и уход за дуплами («бортями») и даже их создание. Развитию рыболовства способствовало то обстоятельство, что славянские поселения обычно располагались по берегам рек.

Большую роль в экономике восточных славян, как во всех обществах, стоящих на стадии разложения родоплеменного строя, играла военная добыча: племенные вожди совершали набеги на Византию, добывая там рабов и предметы роскоши.

Часть добычи князья распределяли между своими соплеменниками, что, естественно, повышало их престиж не только как предводителей походов, но и как щедрых благотворителей.

Одновременно вокруг князей складываются дружины – группы постоянных боевых соратников, друзей (слово «дружина» происходит от слова «друг») князя, своего рода профессиональных воинов и советников князя.

Появление дружины не означало на первых порах ликвидации всеобщего вооружения народа, ополчения, но создавало предпосылки для этого процесса. Выделение дружины –существенный этап в создании классового общества и в превращении власти князя из родоплеменной в государственную.

По археологическим данным мы можем судить в какой-то степени о быте древних славян. Их располагавшиеся по берегам рек поселения группировались в своего рода гнезда из 3–4 поселков. Если между этими поселками расстояние не превышало 5 км, то между «гнездами» оно достигало не менее 30, а то и 100км.

В каждом поселке жило несколько семей; иногда они исчислялись десятками. Дома были небольшие, типа полуземлянок: пол на метр-полтора ниже уровня земли, деревянные стены, глинобитная или каменная печь, топящаяся по-черному, крыша, обмазанная глиной и порой доходящая концами кровли до самой земли.

Площадь такой полуземлянки была обычно невелика: 10–20 м3.

Несколько поселков, вероятно, составляли древнеславянскую общину – вервь. Прочность общинных институтов была настолько велика, что даже повышение производительности труда и общего уровня жизни далеко не сразу привели к имущественной, а тем более социальной дифференциации внутри верви. Так, в поселении X в. (т.е.

когда уже существовало Древнерусское государство) – городище Новотроицком – не обнаружено следов более и менее богатых хозяйств. Даже скот был, видимо, еще в общинном владении: дома стояли очень тесно, порой соприкасаясь крышами, и не оставалось места для индивидуальных хлевов или загонов скота.

Прочность общины на первых порах тормозила, несмотря на сравнительно высокий уровень развития производительных сил, расслоение общины и выделение из нее более богатых семей.

Древние славяне были язычниками, обожествлявшими силы природы. Главным богом был, по-видимому, Род, бог неба и земли. Он выступал в окружении женских божеств плодородия – Рожаниц.

Важную роль играли также божества, связанные с теми силами природы, которые особенно важны для земледелия: Ярило – бог солнца (солнечные культы характерны для всех земледельческих народов) и Перун –бог грома и молнии.

Перун был также богом войны и оружия, а потому его культ впоследствии был особенно значителен в дружинной среде. Известны также «скотий бог» Волос, или Велес, Даждьбог, Стрибог и др. Богам приносили жертвы, иногда даже человеческие.

Языческий культ отправлялся в специально устроенных капищах, где помешался идол. Князья выступали в роли первосвященников, но были и особые жрецы – волхвы и кудесники. Язычество сохранялось и в первое время существования Древнерусского государства, а его пережитки сказывались еще несколько веков.

Источник: https://students-library.com/library/read/17253-vostocnye-slavane-v-drevnosti-byt-nravy-religia-otnosenia-s-sosedami

Древние славяне: нравы и обычаи, племена и быт

15.02.2014

Древние славяне нравы и обычаи которых легли в культурную основу большей части восточноевропейских народов, выделились некогда из большой индоевропейской группы племен. В древние времена эта обширная общность людей расселилась по всей Евразии, дав начало многим известным народам.

Так, и древние славяне, объединились некогда из числа индоевропейцев, ведущих единый хозяйственный уклад, сходных по языку и общественному устройству. В течение 4-6 веков до н.э.

славяне принимали участие в великом переселении народов, по результатам которого они колонизировали земли Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы, в последующем разделившись на три ветви славянства – западных, восточных и южных.

Расселение племен древних славян

Впервые стали упоминать о славянском народе византийские хроники 6 века н.э., говоря в основном о племенах, живших на территории Балкан, а благодаря Нестору летописцу нам сегодня известно племенах и землях восточных славян. Расселение племен было следующим:

  • Кривичи жили в верховьях волги, Днепра и Западной Двины и севернее;
  • Поляне обитали в районе Среднего Днепра, на территории современного Киева;
  • Тиверцы и уличи в низовьях Днепра, Побужья и устья реки Дунай;
  • Вятичи в верховьях Оки и ниже по течению;
  • Словене в землях от Волхова до Ильменя;
  • Дреговичи населили Полесье, от Припяти до Березины;
  • Древляне, по берегам Тетерова и у реки Уж;
  • Радимичи меж Ипутью и Сожем;
  • Северяне близ Десны;
  • Дулебы, они же Волыняне, Бужане жили на Волыни;
  • Хорваты на склонах карпатских гор.
Читайте также:  Почему распалась киевская русь? - история России

Жизнь древних славян

Прояснить жизнь, обычаи и традиции славян помогли многочисленные раскопки и научные работы. Стало известно, например, что долгое время древние славяне не отходили от традиций патриархального уклада и общинно-родового строя.

Семьи объединялись в рода, а те в племена. Управляли общественной жизнью почтенные старейшины, которые для решения всех важных вопросов собирали вече (совет).

Время принесло обособление семейной деятельности, и родовое устройство постепенно перешло в общинный уклад (вервь).

Славяне были оседлым народом и занимались земледелием, вспахивали поля сохой, запряженными волами и лошадьми, собирали урожаи полезных растений и прекрасно владели различными промыслами – охотой, рыбалкой, а также немного разводили скот и владели ремеслами. Большую активность славяне проявляли в добыче воска и меда – бортничестве.

Считается, что развитие торговли дало толчок к появлению у древних славян городов. Многие племена стали иметь свои центры. Ильмене построили Новгород, поляне – Киев, мать городов русских, северяне – Чернигов, Радимичи –Любеч, а кривичами был основан Смоленск.

Славянские поселенцы селились в городищах — селениях по берегам рек, что кормили славян и служили для перемещения по воде. В городах неизменно появлялись воинские дружины, в которые объединялись славянские воины, а во главе войск становились Князья. Зародившаяся власть постепенно обретала все большее влияние, становясь полновластными правителями в своих землях.

К примеру, варяги Аскольд и Дир основали княжество в Киеве, в Новгороде княжил Рюрик, а в Полоцке – Рогволод.

Религия древних славян

Древние славяне нравы и обычаи которых, а также представления о мире были языческими, обожествляли природу, умерших предков и верили в существование всевозможных богов. Сварогом славяне называли небо, небесные явления которого, считались его детьми, сварожичами.

К примеру, Перун, сварожич, был громовержцем и пользовался большим почтением у славян. Помимо владения молниями и громом, он был богом войны, покровительствующим славянским воинам. Солнце и Огонь почитались за свою силу, живительную или губительную.

Например, добрый Дажьбог даровал свет и тепло, а гневливый Хорс, мог выжигать посевы и природу жарой и пожаром. Над ветрами властвовал Стрибог.

Божественной воле наши предки приписывали владычество над всеми природными явлениями и процессами, стараясь завоевать расположение богов различными жертвами и праздниками. Волхвы, ведуны – славянские жрецы, умели распознавать волю богов, и обладали религиозной властью в своих племенах. При этом каждый пожелавший мог принести жертву богам сам.

В позднее время славяне стали создавать из обработанного дерева многочисленные идолы, служившими отображениями их богов. Принятое в 10 веке князем Владимиром христианство, многие годы занималось искоренением язычества на Руси, и, тем не менее, вера и традиции славян сохранились по сей день, в виде фольклора, народных примет и всевозможных праздников.

Видео: Славянские праздники

Источник: http://archaeology.kiev.ua/drevnie-slavyane-nravyi-i-obyichai-plemena-i-byit/

Этногенез славян, обычаи, нравы, традиции

Нравы древних славян очень отличались от других народов, живших и развивавшихся одновременно. Славяне не были жестокими и кровожадными. Даже на войне они оставались человечными по отношению к другим. И это подтверждено многочисленными письменными источниками.

В быту главным условием для древних славян всегда была чистота. Наверное, многие из вас помнят описания из учебников по истории, как в Европе весь мусор и помои выбрасывали из окна прямо на улицу.

Кроме того, тех, кто мылся и следил за чистотой тела и одежды, считали связанными с дьяволом и нечистой силой. А у славян были бани. Они устраивали специальные банные дни.

Возможно, поэтому среди славянского населения никогда не было крупных вспышек инфекционных заболеваний, как, например, чума в Европе.

Нравы древних славян были очень своеобразными:

  • Во-первых, они находились в прямой связи от их верований (язычества), которые предполагали поклонение природе, ее обожествление.
  • Во-вторых, древние славяне были необычайно трудолюбивыми. Никто не оставался без дела.
  • В-третьих, характерной чертой их была сострадательность, помощь друг другу в сложных ситуациях. Возможно, именно эти качества сделали славян таким сильным и сплоченным народом, который смог пережить столько войн и страданий.

Обычаи, нравы, традиции славян выражались в их образе жизни. Это касается абсолютно каждой стороны их жизни.

И праздники, и приготовление пищи, и уход за ребенком, и шитье одежды, и ремесло… Продолжать можно бесконечно. Особенно заботились наши предки о защите себя и своей семьи, своего дома от нечисти и дурного глаза.

Для этого свою одежду, свое жилище, предметы обихода они украшали оберегами, различными защитными знаками.

Также большое внимание уделяли хорошем урожаю, здоровью скота, плодородию земель. Для этого почти на каждом празднике устраивались обряды, читались заговоры.

И еще древние славяне никогда не забывали о своем роде, о своих предках (щурах и пращурах). Они верили, что предки всегда помогают в трудные времена, а также направляют человека на истинный путь.

Поэтому для них организовывали специальные поминальные дни.

Первые славяне возникли еще в до нашей эры, отделившись от индоевропейской общности. У них появился свой язык, своя культура. После обособления славяне начали мигрировать по территории современной Европы и России. Так произошло их деление на три ветви: восточную, западную и южную.

Обычаи и традиции славян, в основном, тесно были связаны с их языческой религией. Обычаев существовало очень много. Ими буквально был окутан каждый праздник, каждый сбор урожая, каждое наступление нового времени года. Все славянские обряды были направлены на благополучие, удачу, счастливую жизнь. И передавались они из поколения в поколение.

Быт и нравы, верования восточных славян

Восточные славяне, как и многие народы в начале новой эры, были приверженцами язычества. Они поклонялись природе, славили богов. Нам известен пантеон славянских языческих богов. В нем имеется определенная иерархия.

Наиболее известными божествами являются Сварог, Велес, Перун, Макошь, Лада, Ярило. У каждого из них были свои «функции». Для своих богов славяне сооружали специальные храмы – капища и святилища.

Богам приносили жертвы (требы), чтобы задобрит их или отблагодарить.

Обычаи и нравы восточных славян в целом не отличались от таковых у всех славян. Да, были свои особенности в земледелии, хозяйстве. Но обычно это было так или иначе связанно с природно-климатическими условиями.

Быт и нравы восточных славян имеют для нас наибольший интерес, потому что именно эта ветвь стала наиболее многочисленной. Она дала миру такие народы, как русские, украинцы, белорусы.

Нравы восточных славян легко проследить по чертам характера этих народов. Их отличали доброта, искренность, милосердие, великодушие. Даже вражеские народы хорошо отзывались о восточных славянах, что нашло отражение в некоторых летописях зарубежных авторов.

Восточные славяне, их быт и нравы очень сильно повлияли на их потомков. Точнее сказать, они передались им. Многие традиции и обычаи, а также праздники мы используем до сих пор. Возможно, мы даже не знаем и не задумываемся об этом. Но, если углубиться в историю, то можно обнаружить необычайное сходство современных обрядов с древнеславянскими.

Народный календарь. Обряды, здоровье

Источник: http://SlavicNews.ru/etnogenez-slavian-obychai-nravy-tradicii/

Быт восточных славян

Картина русского художника-передвижника 

Иванова С.В. «Жилье восточных славян», 1909 г.

      Славянские поселения обычно располагались по берегам рек и озер в местах, пригодных для земледелия – их основного занятия. Носило оно первоначально экстенсивный характер.

В степных и лесостепных районах выжигали траву, удобряя почву золой, и использовали ее до истощения. Затем участок забрасывали, пока на нем не восстановиться естественный травяной покров.

Такая система земледелия носит название залежной.

     В лесах же, где применялась подсечная (подсечно-огневая) система: деревья рубили и оставляли до следующего года сохнуть, затем сжигали вместе с выкорчеванными пнями. Полученный удобренный участок, как и при залежной системе, использовали до истощения.

      Набор сельскохозяйственных культур отличался от более позднего: рожь занимала в нем еще небольшое место, преобладала пшеница. Совсем не было овса, но известны просо, гречиха, ячмень. Выращивали лен, коноплю, а также овощные культуры – репу, редьку, лук, чеснок, капусту.

   Наряду с земледелием большое место в хозяйстве восточных славян занимало животноводство. Разводили славяне крупный рогатый скот, свиней, коров, коз и птицу. А найденные при раскопках кости, подтверждают, что славяне разводили лошадей, мясо которых редко употребляли в пищу (их использовали, в основном, для верховой езды и как тягловую силу).

     В лесах, покрывавших территорию Восточной Европы, в изобилии водились звери, а в реках было много рыбы. Поэтому славяне охотились на кабана, медведя, лисицу, зайца. На охоту брали лук со стрелами и копье.

      В реках ловили щуку, леща, сома и др. рыбу. Рыбу ловили крючками, сетями, неводами и разнообразными плетенными приспособлениями. Развитию рыболовства, конечно, способствовало, то обстоятельство, что славянские поселения располагались по берегам рек.

     Подсобную роль в хозяйстве восточных славян играло бортничество – сбор меда диких пчел. Это был не просто сбор меда, но и уход за дуплами – «бортями», и даже их создание.

       По археологическим данным мы можем судить в какой-то степени о быте древних славян. Их располагавшиеся по берегам рек поселения, группировались в своего рода «гнезда», из 3 – 4 поселков.

В каждом поселке проживало несколько семей; иногда они исчислялись десятками.

Дома были не большие, типа полуземлянок: пол на метр – полтора ниже уровня земли, деревянные стены, глинобитная или каменная печь, топящаяся по-черному, крыша, обмазанная глиной и порой доходящая концами кровли до самой земли.

Источник: http://www.charmingrussia.ru/2013/10/blog-post_7.html

Ссылка на основную публикацию