Церковь и государство в xvii веке — история России

Церковь и государство в XVII в

Церковь и государство в XVII веке - история России

В XV веке переход метрополии в русские руки окончательно закрепил подчинение церкви государственным властям. Церковь не представляла собой единую силу. В XVI веке церковь составила с государством один мир «закованный в сакральный быт» – это было подлинной трагедией Русского православия. Церковная власть постоянно ослабевала

Православная церковь в XVII столетии имела огромное значение в жизни страны. Конечно, среди церковнослужителей были разные люди. Одни твердо следовали христианским заповедям, несли веру и нравственные начала в широкие массы народа, другие предавались мирским слабостям и не могли служить добрым примером. Разом почти в один год были положены основы Русского государства и Русской церкви

Взаимоотношения между церковной и советской властью усложнилось. В Русском обществе росло недовольство церковью. В каждой местности стали свои традиции, порядки, культура. Проведение богослужения расходились с греческими чинами. (Одни из первых митрополитов были греки, они были образованней и мудрей, и этим приобретали не только духовный авторитет но и государственный).

В конце 40-х годов XVII в. в Москве сложился кружок ревнителей древнего благочестия. В него вошли видные деятели церкви: царский духовник Стефан Вонифатьев, будущие враги Никон и Аввакум, Иоанн настоятель московского Казанского собора, царский постельничий Федор Ртищев и др.

Их возмущали нравы духовенства: невежество, пьянство, разврат. Ревнители возмущались сокращением церковных служб и введение одновременного чтения нескольких частей церковной службы.

Особенно огорчало разночтение в богослужебных книгах, накопившихся из-за ошибок монахов-переписчиков и различии в исполнении религиозных обрядов.

Никон

Никон родился в 1605 г. около Нижнего Новгорода, в семье крестьянина Мины. При крещении был назван Никитой. Отличался высоким ростом и богатырским телосложением. Мальчишкой сбежал от злой мачехи в Макарьевский Желтоводский монастырь (под Костромой).

Затем стал священником, обзавёлся семьёй и 10 лет прожил мирно и счастливо. Но в одночасье все его сыновья умерли. Горе потрясло Никиту и его жену, в смерти детей они увидели знамение Божье, призыв уйти из «мира».

Уговорив жену постричься, Никита отправляется на Соловки, где на 31 году жизни постригается в монахи под именем Никона. Вскоре Никон становится игуменом.

В 1646 г. Никон прибывает в Москву по делам монастыря, где очаровывает царя Алексея Михайловича. Царь любил благочестивых и ревностный в вере людей. Между царем и Никоном сложились дружеские отношения.

После чего карьера Никона стала стремительно расти вверх. Религиозный и политический деятель избирается патриархом и приобретает большое влияние на царя.

Активно проводит реформу и становится ближайшим советником в государственных делах.

Церковная реформа Никона

Одним из важнейших итогов царствования Алексея Михайловича стала церковная реформа, проводившаяся в 50-60 г. XVII века. Целью реформы было духовное сближение с другими православными народами и, прежде всего с греками. Возникают противоречия между церковью и государством.

Власти стремились поставить под свой контроль хозяйственную деятельность церкви, ограничить рост монастырского землевладения, судебный и фискальный иммунитет монастырей и «белого» духовенства.

Церковные иерархи сопротивлялись, особенно, после того как главой церкви стал патриарх Никон, отстаивавший принцип «симфонии властей».

Постепенно стала изменяться социально-экономическая и политическая жизнь страны, в том числе это затронуло и церковь. Реформа началась с преобразования и унификации богослужебных книг. Острота этого вопроса встала после воссоединения Украины и России связи с различиями обрядов православных церквей.

Часть церковных деятелей и правительство считало, что за образец нужно взять греческие книги. Другая часть деятелей (ревнители благочестия) настаивали на исправлении книг по древнерусским образцам.

Изначально в круг «ревнителей благочестия» наряду с протопопом Аввакумом Петровичем и Степаном Ванифатьевичем входил и митрополит Никон, но став патриархом Никон изменил свои убеждения..

Патриарх решил заменить те старинные церковные обряды которые не совпадали с греческими: во время крестного хода двигаться не по солнцу, а против него; петь аллилуйя после молитвы не 2, а 3 раза; заменить земные поклоны поясными; креститься не двумя, а тремя перстами, вместо традиционного Иисус имя стало писаться Исус, и привести иконы и богослужебные книги в полное соответствие с греческими. Были и другие нововведения. Темпераментная и страстная натура не позволила Никону совершить церковную реформу безболезненно для русского религиозного сознания.

Суть реформы укрепить нравственные устои, порядок и дисциплин духовенства. Реформа не посягалась на суть вероучения, а касалась только обрядов.

Таким образом, конфликт светской и духовной власти в России завершили тем, что удалось сохранить церковную внутреннюю самостоятельность, земельные владения, а так же усилилась зависимость церкви от государства.

Протопоп Аввакум

Наиболее последовательными противниками Никона стали некоторые из его прежних друзей-ревнителей древнего благочестия, воспринявших реформу как катастрофу, погибель всей веры христианской.

Как потом писал его непримиримый враг Аввакум: «зима хочет быте, сердце озябло, и ноги задрожали».

Приверженцы старых обрядов, тысячи старообрядцев выступали против реформы Никона и были за возврат к дореформенным порядкам.

Во второй половине XVII в. церковный раскол привёл к появлению старообрядчества, так как сторонники старой церкви не принимали никонианского духовенства. Люди массами покидали поселения, деревни и уходили на Север, Урал, Сибирь, за волгу и там образовывали раскольничьи общины.

Движение старообрядцев в России стало одной из форм массового социального протеста против крепостничества. Старообрядцы были привержены старине и осуждали все новое. В 1654 и 1656 гг. состоялись церковные соборы.

Патриарх при поддержке царя и большинства духовенства добился одобрений своих действий. Его противники были обвинены в расколе, отлучены от церкви и были сосланы. Так Аввакум оказался в Сибири. Тяжел был путь в ссылку.

Умирали дети, да и сам протопоп с женой был ни раз на краю гибели. Но страдания не сломили их упорства и фанатичной веры.

Раскольники были убеждены, что с падением Никона «старая вера» восторжествует, но их надежды не оправдались. Алексей Михайлович сам взялся за борьбу с расколом.. Церковный собор 1666-1667гг.

окончательно проклял старую веру и принудил городские власти действовать по отношению к её сторонникам в соответствии с Уложением 1649г. согласно которому всякий, «кто возложит хулу на господа Бога» подлежал сожжению на костре.

Началось жестокое преследование старообрядцев.

В1664г. после того как произошел разрыв, между царём и Никоном, Аввакума вернули в Москву. Он яро противился поддерживать нововведения, и опять ссылка, но на сей раз в Мезень. В1666г. протопопа привезли в Москву, где был расстрижен и проклят церковным собором.

В ответ Аввакум не стесняясь двух вселенских патриархов сам предал проклятию церковный собор. Он был снова сослан со своими единомышленниками в Пустозерск. Даже там сидя 14 лет в «земляной тюрьме» он продолжал проклинать Никона и царя. Аввакум писал, что видит как в аду «кушают черви великого государя».

Бедной, бедной безумной царишко! Что ты над собою сделал?

В 1682 г. по указу царя Федора Алексеевича узники Пустозерска были заживо сожжены «за великие на царский дом хулы».

Падение Никона

Постепенно пыл Никона стал остывать. Добившись титула великого государя, святейший патриарх явно переоценил свои силы. Чрезмерное самовластие, интриги стали тяготить Алексей Михайловича. Конфликт произошёл в 1658 г. когда царь не пригласил Никона на церемонию встречи грузинского царевича.

К тому же при выходе из церкви окольничий ударил палкой патриарха. Никон потребовал наказать виновного, но Алексей Михайлович не сделал этого. Оскорбленный Никон демонстративно покинул столицу, сославшись что, не хочет быть патриархом в Москве, а останется им на Руси.

И уехал в Воскресенский Новоерусалимский монастырь, строившийся по его же проекту.

Москва осталась без патриарха. Однако, когда Никона потребовали сложить патриаршие полномочия, чтобы можно было избрать новую главу Русской церкви, он заявил что отказывается быть патриархом лишь «на Москве». Началось долгое «дело» Никона. Сместить патриарха не мог не только царь, но и церковный собор. Принять такое решение можно было в санкции вселенских патриархов. В 1666г.

состоялся такой собор, где Никон был официально лишен патриаршего сана: «…именоваться ему простым монахом Никоном, а не патриархом Московским…». Собор также не обошел вниманием вопрос об отношении между церковью и государством.

Соборный приговор постановил, что царь имеет преимущество в делах гражданских, а патриарх- в церковных, дабы сохранилась целостность и непоколебимость церковного учреждения.

После суда Никон был заключен в монастырскую тюрьму. Содержали его сурово. Перед смертью царь завещал просить прощения Никона. Но Никон заявил « Если Государь на земле перед смертью не успел получить прощения, то мы с ним будем судиться во второе пришествие Господне.

По заповеди Христовой я его прощаю, и Бог его простит. А на письме прощения не дам…». 17 августа 1681г Никон умер. Царь Фёдор, сын Алексея Михайловича, провожал гроб и просил поминать усопшего патриархом. В 1682г.

вселенские патриархи включили Никона в поминовение как патриарха.

Источник: http://biofile.ru/bio/38338.html

Русская православная церковь и государство в 17 веке

Глава III. Политика государства в отношении церкви в середине и второй половине XVII века

История российской государственности неразрывно связана с историей Русской Православной Церкви. XVII столетие по праву занимает особое место в истории России. В этот период наступают переломные моменты и в управлении страной и в управлении церковью. Именно в этот «бунташный» век, под нажимом восстаний и ростом самосознания народа происходит принятие документа, регламентировавшего все стороны жизни, включая управление церковью — Соборного Уложения

Во-первых, по Соборному уложению 1649 г. были конфискованы городские владения духовных феодалов, так называемые белые слободы, торгово-ремесленные слободы и дворы на посадах52. Таких владений было не менее 3620 дворов, что составляло 80% всех городских владений крупных духовных вотчинников.

Читайте также:  Международное значение победы над германским агрессором и его союзниками - история России

Духовенству и церковным учреждениям было запрещено приобретение новых земельных владений, нарушение этого запрета влекло за собой конфискацию купленной или подаренной вотчины. Строго говоря, на практике это запрещение нарушалось. Рост церковного землевладения продолжался, в том числе и за счет царских пожалований. Так, на протяжении всего XVII в.

, несмотря на государственную политику ограничения роста церковных вотчин, церковное землевладение увеличивалось. По переписным книгам 1646 г., в патриарших домовых вотчинах было 6432 двора, в монастырских вотчинах — 87 907 дворов. По переписным книгам 1678 г.

, в городах и уездах, находившихся в ведении Поместного приказа, за патриархом числилось 7128 дворов, за епархиальными архиереями — И 661 двор, за монастырями и церквами — 97 672 двора, а всего в церковных владениях находилось 116 461 двор. По сведениям патриаршего Дворцового приказа, по переписным книгам 1678 г.

, в патриарших вотчинах насчитывалось 8914 крестьянских и бобыльских дворов, число которых к началу XVII в. достигло 9326 дворов. Архиерейские дома имели от нескольких сотен до нескольких тысяч дворов. Так, в вотчинах ростовского митрополита в 1700 г. было 4398 дворов.

Крупнейшие из монастырей имели по несколько тысяч дворов: Троице — Сергиев монастырь — 16 383 двора, Кирилло-Белозерский — 5530 дворов, ярославский Спасо-Преображенский — 3879 дворов, костромской Ипатьевский — 3657 дворов. Несмотря на разновременность и неполноту данных, они свидетельствуют о весьма крупных размерах церковных владений и их постоянном росте в XVII столетии.

53                                                              Во-вторых, по Уложению только за патриархом в патриарших вотчинах сохранялись права управления и суда над патриаршими служилыми людьми и населением. Высшей апелляционной инстанцией по отношению к патриаршему суду был суд царя и Боярской думы. Патриаршие люди подлежали светскому суду только в том случае, если иск касался людей, живших не на патриарших землях.

В-третьих, по Соборному уложению все церковные и монастырские земли были переданы в ведомство Монастырского приказа.

На Монастырском приказе я остановлюсь более подробно, так как история данного государственного учреждения в XVII веке неразрывно связана с основными политическими, культурными и социально-экономическими процессами, происходившими в Российском государстве

Развитие России во второй половине XVII, как известно, сопровождалось ломкой старой системы управления и появлением новой. Отразилось подобное реформирование и на взаимоотношениях церковной и светской властей. В середине XVII века в Российском государстве создается новое учреждение для управления делами церкви — Монастырский приказ. То есть государство в середине XVII века продолжило наступление на две неприкосновенные области церковной власти — ее земли и подсудность

Горчаков М.И. подробно занимался вопросом Монастырского приказа в России и выделил несколько основных проблем этого учреждения. Первая проблема это — причины создания учреждения в XVII в. М.И.

Горчакова развитие Монастырского приказа интересовало в рамках становления церковно-правовой системы российского государства, а также развития земельных владений церкви. С момента создания Русской Православной Церкви монастыри получили определенную самостоятельность в вопросах сбора налогов и судопроизводства.

Такая практика не изменилась ни во времена нашествия монголо-татар, ни в период становления централизованного государства. Изменение системы приходится на XVII век и с этим процессом и связывает М.И.Горчаков создание Монастырского приказа.

Согласно концепции автора, появление приказа было обусловлено необходимостью решения вопроса «о гражданской подсудности духовенства и об отчуждении церковных вотчин из-под власти церкви»54.

Второй вопрос, обозначенный автором монографии — цели, которые стояли перед создаваемым учреждением. М. И.

Горчаков видел цель приказа в изменении подсудности духовенства, а это означает, что приказ имел только судебный характер и не обладал административной и финансовой функциями. В целом же М.

И горчаков отмечает неопределенность деятельности самого приказа, и как следствие его положения в системе других учреждений.55    

Историки церкви рассматривали Монастырский приказ с иных позиций. С точки зрения церковных деятелей создание приказа явилось вмешательством в их интересы и ограничение самостоятельности церкви, что естественно вызывало недовольство. Именно с таких позиций рассматривает положение церкви ХVII века профессор П.В.Знаменский.

С его точки зрения, правительство Московского государства после Смуты стало перестраивать различные стороны жизни страны и подняло вопрос о церковном суде и вотчинах.

Усиление царской власти во многом способствовало созданию особого органа судебной власти — Монастырского приказа, которому были поручены и дополнительные функции, такие как сбор налогов и их перераспределение. 56

Иначе рассматривает причины и цели создания приказа советская историография. Создание Монастырского приказа и передача под его юрисдикцию дел, рассматриваемых до этого в Приказе Большого Дворца, связывалось советскими  историками  с необходимостью сохранения земельного фонда под контролем государства и ограничением самостоятельности церкви.57     Спорным со времен М.И.Горчакова остается вопрос о составе Монастырского приказа. По Соборному Уложению состав приказа точно не определялся. Хотя патриарх Никон в своем обращении к царю в 1661 г. утверждает, что Уложение устанавливало, что «в монастырском приказе от всех чинов сидеть архимандриту, игуменам, протопопам, священникам и честным старцам». Но царь все упразднил, и теперь в приказе находились сугубо светские лица58. 

Немаловажной проблемой остается вопрос о причинах и сроках закрытия Монастырского приказа в XVII в. Традиционно, вслед за историками церкви эта проблема рассматривается в контексте реформы патриарха Никона и Собора 1667 г. Этой позиции придерживается в своем произведении митрополит Макарий, считавший главной причиной ликвидации приказа недовольство церкви в связи с посягательством государства на ее автономию в вопросе суда59

Характер отношений государства и  церкви в ХVII веке значительно меняется. Правительство стремиться с одной стороны ограничить землевладение, а с другой, создать систему управления, позволявшую использовать церковные вотчины на нужды правительства. Ограничить количество церковных вотчин правительству не удалось, но был выработан механизм, позволявший эти земли использовать на свои нужды, в первую очередь для ослабления влияния церкви на дела государства и тем самым включения его в систему государственного управления. Сильные и самостоятельные патриархи Никон и Филарет, каждый по-своему стремились ограничить влияние государя  на дела церкви и укрепить собственное положение. Но сами одновременно своими действиями способствовали укреплению государственной власти в целом и власти отдельного государя в частности

На протяжении XVII века Монастырский приказ прошел путь от отдельного стола в Приказе Большого Дворца до самостоятельного учреждения. Функции Приказа Большого Дворца были разнообразны и достаточно сложны. Функция управления церковными землями была только одной из них. Восстановление государства после Смуты требовало активного использования церковных земель. Патриарх Филарет это прекрасно понимал и с его возвращением в Москву появляется ряд документов отменявших тарханные грамоты монастырей. Монастыри стремились как можно быстрее попасть в ведение приказа Большого Дворца, это сулило им большие привилегии в отношениях с местными властями. С конца 1630х годов объем дел, связанных с управлением церковными вотчинами резко возрастает и в приказе большого дворца появляется самостоятельное отделение «Монастырский приказ». До 1649 года данное отделение Приказа Большого Дворца функционирует самостоятельно. В 1649 году ,пойдя на уступки дворянам и посадскому населению, правительство создает Монастырский приказ

Источник: http://student.zoomru.ru/history/russkaya-pravoslavnaya-cerkov-i-gosudarstvo/281971.3340242.s3.html

Книга История России с древнейших времен до конца XX века. Содержание — Государство и церковь в XVII веке. Раскол

Функционировавшая в XVII в. система центральных и местных органов власти и управления, их структура сложились в основном уже в XVI в. Ключевые позиции во всех звеньях государственного аппарата продолжали удерживать феодальная аристократия и верхушка служилого дворянства.

В то же время в XVII в. наблюдалась тенденция усиления самодержавной власти, что было вызвано усложнением задач в области внутреннего управления, внешней политики, обеспечения обороноспособности.

Социально-политическая база монархии в ее стремлении к абсолютизму значительно расширилась – происходила постепенная консолидация господствующих сословий, опиравшаяся на сближение поместной и вотчинной форм землевладения, на завершение в середине XVII в. юридического оформления крепостного права.

Новая царская династия сначала ограничивала, а затем и полностью запретила доступ в ряды служилого дворянства лицам из низших слоев общества.

Первая половина XVII в. – время расцвета сословно-представительной монархии, что в первую очередь было связано с деятельностью земских соборов.

Они сыграли важную роль в преодолении последствий Смуты, в восстановлении и укреплении самодержавия.

Новая династия использовала земские соборы для ликвидации сохранившихся пережитков раздробленности, остатков сепаратизма, для борьбы с политическими притязаниями боярской аристократии.

С установлением в стране относительного спокойствия монархия перестала нуждаться в земских соборах. Собор 1653 г., обсуждавший вопрос о воссоединении России с Украиной, оказался последним.

Абсолютистские черты монархии отразились и в Соборном уложении 1649 г., в котором власть и личность царя отождествлялись с государством.

Боярская дума постепенно превращалась из соправительствующего с царем представительного органа аристократии в высший бюрократический орган государственного аппарата.

Возрастало значение царской Ближней думы– узкого круга приближенных царя, куда входили даже лица, не имевшие думных чинов. При Алексее Михайловиче Ближняя дума превратилась фактически в официальное учреждение – Государеву комнату.

В 1682 г. происходит ликвидация важнейшего боярского института – местничества.

Приказная система управления в XVII в. достигла наивысшего развития. Всего насчитывалось около 80 приказов, но постоянно действовали только порядка 40, а остальные создавались как временные, в связи с возникающими задачами управления.

Приказная система характеризовалась отсутствием четкого разграничения ведомственных функций, соединением в них ведомственного принципа управления с административно-территориальным.

Отношения между приказами были весьма запутанными, мешали вести государственные дела и создавали благоприятные условия для произвола приказных людей.

Происходили перемены в местном управлении. Завершилось изменение системы наместничества, основанной на принципе кормления. Наместников заменяли воеводами, ими назначали преимущественно дворян. Постепенно в их руках сосредоточилась вся административная, полицейская и судебная власть на местах.

Однако осознание во второй половине XVII в. необходимости реформирования системы управления не было связано с отказом от старых форм государственного аппарата и заменой их новыми.

Взаимоотношения церкви и государства в XVI–XVII вв. определяли многие процессы в развитии общества и государства.

Со времен Ивана IV власть в Московском государстве в лице царя носила сакральный (священный) характер, так как ее источником был Бог, а ограничивалась она только христианскими заповедями, церковными уложениями и традициями.

Читайте также:  Жизнь тыла в годы великой отечественной войны - история России

В этой связи православная церковь не посягала на светское управление, а выступала нравственным противовесом русскому самодержавию. Важное значение в этом имело такое явление в жизни общества, как юродство. Юродивые, поддерживаемые церковью и простыми мирянами, обладали неограниченной возможностью обличать власть.

Церковь и монастыри располагали значительной экономической мощью, развитым и эффективным хозяйством, были очагами культуры. Монастыри строились часто в стратегически важных местах и имели огромное значение в обороне страны. Церковь была в состоянии выставлять до 20 тысяч ратников.

Не претендуя на светские функции власти, она была приобщена к принятию государственных решений. Так, Священный собор как орган церковного управления принимал участие в работе земских соборов.

В годы Смуты патриаршество, несмотря на некоторые колебания, сыграло большую роль в борьбе с самозванцами и польско-шведскими войсками, что подтверждается трагической смертью патриарха Гермогена, гибелью монахов при защите монастырей, материальной поддержкой ополчения.

После Смутного времени роль церкви заметно возросла. Это связано с именем патриарха Филарета (отца царя Михаила), который сосредоточил в своих руках светскую и духовную власть и фактически в течение 14 лет правил Россией, заботясь об укреплении самодержавия и новой династии.

К середине XVII в. начинается переориентация в отношениях между церковью и государством. Поводом для этого стала попытка патриарха Никона поставить духовную власть выше светской. Вместе с тем внутри церкви усиливаются разногласия. К 1640-м гг.

в Москве сложился кружок «ревнителей древнего благочестия» (в него входили авторитетные представители русской церкви), выступавший за исправление церковных служб, поднятие нравственности в среде духовенства, против проникновения светских начал в жизнь мирян. Царь Алексей Михайлович поддерживал эти устремления.

Сторонники Никона (с 1652 г. патриарх) считали, что исправление богослужебных книг и церковных служб надо проводить по греческим оригиналам. Сторонники же протопопа Аввакума (одного из активных ревнителей благочестия) хотели в основу исправления положить древнерусские церковные книги.

Споры вначале не выходили за рамки узкого круга лиц. Когда же Никон стал патриархом, были осуществлены реформы, которые привели к расколу церкви.

Против никоновских реформ резко выступил протопоп Аввакум. Он и его сторонники – «старообрядцы» подверглись репрессиям.

Одновременно Никон стал претендовать и на светскую власть. Это привело к конфликту между царем и патриархом. На церковном Соборе в 1666 г. Никон был низложен, что усилило позиции светской власти. На этом же соборе были осуждены все противники церковной реформы.

После этого раскол усилился и приобрел социальную окраску. Общим лозунгом раскольников (сторонников Аввакума, стоящих за сохранение русской церковной старины) была борьба с никоновскими преобразованиями и светскими властями.

Причинами неприятия частью российского общества церковных реформ являлись социальные проблемы: рост государственных налогов, крепостничества. Однако нельзя забывать и о религиозном аспекте протеста, прежде всего против греческого и украинского влияния на русское православие, что, по мнению раскольников, вело к утрате духовной самобытности России.

Борьба со старообрядцами, хотя и сопровождалась жестокими преследованиями, все же не привела к крупномасштабным религиозным войнам.

23

Источник: https://www.booklot.ru/genre/nauchnoobrazovatelnaya/istoriya/book/istoriya-rossii-s-drevneyshih-vremen-do-kontsa-xx-veka/content/2180381-gosudarstvo-i-tserkov-v-xvii-veke-raskol/

Русская православная церковь в XVII веке

В 1649 году было принято Соборное Уложение, которое значительно ограничивало церковь в полномочиях, а также в праве собственности земли и прочего имущества. Однако это не остановило духовенство и руководство монастырей, и они продолжали расширять церковные владения.

Это вызвало волну сопротивления со стороны представителей православной церкви, которыми были созданы специальные организации, целью каких было поднять уровень духовности и благочестия старообрядческих священников и искоренить церковную узурпацию власти.

Возглавил движение против своеволия церкви Стефан Вонифатьев, активными участниками были игумен Никон и боярин Ртищев. После нескольких лет тайной ужесточенной борьбы, так как богословские рассуждения церковные оппозиционеры вели только в ограниченных кругах, Никону удается стать Патриархом.

Сразу же после того, как он стал главой Русской церкви, по религиозному обществу прокатился ряд реформ. Никон изменил ритуал нанесения крестного знамени: вместо двуперстного креста заменил трехперстным. Также были внесены поправки в процедуру проведения церковных ритуалов. Все старообрядческие священники были прогнаны из Москвы. 

Политика православной церкви

Но, не смотря на свои на первый взгляд либеральные принципы, ощутив всю сладость власти, Никон проявил дерзость, которая была чужда даже для старообрядцев – он начал претендовать на престол. Дошло до того, что во время отсутствия царя Алексея Михайловича, Никон замещал его и даже позволял себе издавать государственные указы.

Благодаря тому, что такое поведение патриарха возмутило бояр, в 1666 году Никон был низложен. Это послужило началу церковного раскола в России. Противостояние православных реформаторов и старообрядцев приняло уже не только теологическую и политическую, но и социальную окраску.

Общество разделилось на два враждебных лагеря, которые ревностно отстаивали правоту собственных догматик.

Старообрядцев поддерживали преимущественно низшие слои населения: крестьяне и бедные горожане. Иногда в рядах старообрядцев встречались и представители аристократии – яркий тому пример легендарная боярыня Морозова.

Однако, православная церковь (народ стал называть их нововеры) была значительно могущественней – она обладала властью и покровительством царя. Массовые репрессии со стороны государства привели к тому, что многие старообрядцы в знак протеста начали совершать суициды.

Православная церковь, чтобы окончательно укрепится в статусе национальной религии вынуждена была пойти на компромисс с властями. В 1667 году, решением Собора была четко ограничена сфера влияния православной церкви на государственную политику.

Она перестала носить светский характер. Однако, де-факто, православие еще очень долго будет вмешиваться в вопросы власти, а очень часто – и оставлять за собой последнее слово в их решении.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Внешняя политика России в 17 веке: новые территории, военные действия
Следующая тема:   Бунташный век: соляной и медный бунт, восстание Степана Разина

Источник: http://www.nado5.ru/e-book/russkaya-pravoslavnaya-cerkov-v-xvii-v

Государство и церковь в XVII столетии

XVII столетие в истории Российского государства считается «переломным» от Древней Руси к новой России. Особенностями этого периода стали: процесс зарождения буржуазных отношений в недрах позднего феодализма и начинающийся процесс становления абсолютизма.

Русская православная церковь по-прежнему занимала одно из центральных мест в структуре государства. В рамках сословно-представительной монархии церковь являлась не только союзницей царской власти, но и играла роль сдерживающего самодержавие фактора.

Со времен Ивана Грозного, предпринявшего существенные мероприятия, направленные на подчинение церкви государству, на Руси многое изменилось. В годы Смуты и при патриархе Филарете (который был отцом Михаила Романова и фактически его соправителем) церковь обрела известную политическую самостоятельность.

Позиции церкви обуславливались с одной стороны тем, что она была крупнейшим земельным собственником, с другой — тем, что церковь выступала идеологом, освящающим все устои феодального общества.

В условиях складывающегося абсолютизма подобное положение стало невозможным; назревала необходимость подчинить церковные институты, превратив их часть государственного аппарата.

Наиболее важными событиями XVII столетия, отразившими процесс взаимоотношений церкви и государства, стали:

— принятие Соборного Уложения;

— проведение церковных реформ.

В 1649 году было составлено и утверждено Соборное Уложение, в которое вошли и ранее действовавшие законы, и новые установления.

Анализируя текст Соборного Уложения, можно выделить несколько групп вопросов, затрагивающих отношения церкви и государства:

— о церковном землевладении;

— о церковной юрисдикции;

— о податных привилегиях;

— об административных привилегиях.

Указанный круг вопросов (за исключением административных привилегий) поднимался Стоглавым Собором, Соборами 1580 и 1584 годов.

Следовательно, постановления второй половины XVI столетия и в первые десятилетия XVII века не выполнялись. Имели место и царские указы, противоречащие Стоглаву.

Например, Указ от 3 декабря 1627 года давал право землевладельцам закладывать и отдавать в монастыри «по душе» выслуженные вотчины.

Проблема ограничения церковного землевладения разрешена в XVII главе «О вотчинах» Соборного Уложения.

Статья 42 содержит запрет на приобретение вотчин: «…впредь с нынешняго уложения патриарху, и митрополитом, и архиепископом, и епископам, и в монастыри ни у кого родовых и выслуженных и купленных вотчин не покупати и в заклад не имати, и за собою не держати, и по душам в вечный поминок не имати».

Следует отметить, что данная статья вводит запрет на приобретение земельной собственности не только для монастырей, но и для церковных иерархов. Кроме того, Соборное Уложение вводит запрет на приобретение земель «на помин души»; вклад мог быть сделан только в денежной форме: «…

А кто напишет вотчину в монастырь в духовный, тех вотчин в монастыри не давати… а дати денги, что та вотчина стоит». За нарушение запрета вводилась санкция и поощрялось доносительство: «…

та вотчина взяти на государя безденежно, и отдати в раздачу челобитчиком, кто о той вотчине учнет государю бити челом».

В статьях 43 и 44 XVII главы Соборного Уложения устанавливается запрет передавать родовые и выслуженные вотчины в монастыри в случае пострижения их владельца в монахи.

В подобных ситуациях Уложение предписывало: «а отдати те родовые и выслуженные вотчины вотчинником, а вотчинником их за те вотчины кормити и одевати и всяким покоем покоити до их смерти».

При нарушении указанного условия постригавшиеся в монахи могли (с разрешения государя) продать свои вотчины либо родственникам, либо на «сторону». Статья 44 распространяет это правило и на лиц, постригшихся в монахи «до сего государева указу».

В отношении купленных вотчин лица, постригшиеся в монахи, обладали большими правами распоряжения. Они могли продать и «уступить безденежно» кому угодно. Но передача в монастыри купленных вотчин также исключалась.

Таким образом, согласно Соборному Уложению церковь лишалась легальной возможности увеличивать свои земельные владения путем покупки вотчин и заклада вотчин «на поминок». Следует обратить внимание и на тот факт, что Соборное Уложение ввело запрет на приобретение вотчин не только монастырям, но и высшим церковным иерархам.

Читайте также:  Первые русские князья - история России

Законодатель, предвидя недовольство духовенства, подчеркнул, что решения, направленные на ограничение церковного землевладения, приняты государем по совету с патриархом и всем освященным собором, с боярами и выборными людьми.

Авторитет всего «земского собора должен был поддержать смелое решение этого острого вопроса, затрагивавшего самые разнообразные интересы — и церковные, и государственные».

Важным было и то обстоятельство, что запрет продавать, и отдавать вотчины, в монастыри дан, не в виде специального церковного установления, как это было в 1580 и 1584 годах, а в качестве общегосударственного закона, введенного в новый кодекс.

Однако Соборное Уложение 1649 года не остановило полностью рост церковного землевладения. Он продолжался и после 1649 года, в основном за счет царских пожалований. Например, обширные вотчины получили монастыри, вновь построенные патриархом Никоном, Воскресенский, Истринский, Иверский, Крестный. Вотчинами обеспечивались дома вновь учрежденных епархий.

Не смотря на царские пожалования земель церкви, темпы роста церковного землевладения значительно понизились. По данным, приведенным Я.В. Водарским, во второй половине XVII столетия удельный вес владений церкви в феодальном землевладении страны неуклонно сокращался: в конце XVI века церкви принадлежало около трети всех частновладельческих земель и крестьян, в 1678 году — 21%, в 1719 — 17%.

Все монастырские и церковные земли передавались в ведение Монастырского приказа. Эта мера поставила церковное землевладение под контроль государства.

Большой ущерб экономическим интересам церкви нанесла и реформа, проведенная относительно так называемых «белых слобод».

В XVI-XVII веках в русском государстве наблюдался рост городов, а соответственно развитие получили торговля и ремесло. Население городов делилось по принципу несения налогов и повинностей на «черные посады» и «белые посады».

Основная часть городского населения находилась на землях, принадлежащих отдельным феодалам (духовным и светским) и монастырям. Эта часть населения освобождалась от посадского тягла и получила название «белого посада». По данным, приведенным П.П.

Смирновым 60% всех «белых слобод» приходилось на долю церковных владений.

Население «черных посадов» выполняло повинности и службы в пользу государства. Городское население, принадлежащее к «черным посадам», составляло всего лишь 10% от общего числа.

Естественными следствиями существующего положения стали:

— стремление «тяглецов» переселиться в «белые слободы»;

— требования «черных» посадских людей отменить привилегии, которыми наделялись «белые слободы».

До принятия Соборного Уложения государственная власть пыталась регулировать указанные проблемы.

Так, например, на Земском Соборе 1619 года было принято решение вернуть в тягло тех, кто «заложился за сильных людей» и таким образом ушел от государственных налогов.

В 1637 году учрежден специальный Сыскной приказ, в функции которого входило осуществление сыска и возвращение в «черные посады» беглецов.

Проблема «белых слобод» решена в статьях 1, 7 и 8 главы XIX Соборного Уложения.

Статья 1 гласит: «которыя слободы на Москве патриархии и митрополичи и владычии и монастырския…, а в тех слободах живут торговые и ремесленные люди… всех взяти за государя в тягло и в службы бездетно и бесповоротно». То есть все торговые и ремесленные люди обязывались платить государственные подати.

Исключение сделано для слобод, принадлежащих патриарху: «А у патриарха слободы взять совсем, опричь тех дворовых людей, которые исстари за прежними патриархами живали».

Статья 7 предписывала конфискацию слобод:

— построенных на государственных землях;

— купленных у посада.

Статья 8 предписывала «взять на государя» все вотчины и поместья, если они располагались «на посадах» или «блиско посадов». Их владельцы взамен получали земли из «государственных сел».

Таким образом, реформа лишила церковь следующих привилегий:

— — церковные иерархии и монастыри лишались права иметь свои слободы на посадах;

— конфискации подлежали те слободы, которыми иерархи и монастыри уже владели;

— земли, выгодные с точки зрения ремесленного производства и торговли (граничащие с посадом) заменялись другими.

Соборное Уложение 1649 года лишало церковную организацию и некоторых судебных привилегий.

Как уже указывалось, Стоглавый Собор устанавливал подсудность духовенства (и людей от него зависимых) гражданскому суду только по уголовным делам. Остальные дела решались архиереями через посредство двух родов слуг — духовных и светских.

В первой половине XVII столетия царская власть предпринимала попытки уменьшить судебные привилегии церкви, закрепленные в Стоглаве.

В 1621 году патриарху Филарету была пожалована грамота, устанавливающая следующий порядок суда: все духовные лица собственной епархии патриарха подсудны самому патриарху; в случае, если они сами предъявляют иск к человеку, не подлежащему юрисдикции патриарха, их иски разбираются и решаются в тех приказах, где ведомы судом ответчики; если ответчики выступают с встречным иском, то духовные лица, подсудные патриарху, в этом случае отвечают в тех же приказах. Грамота отменила прежнее правило, применявшееся в подобных случаях — сместный суд; предпочтение отдавалось светскому суду. Можно предположить, что в данном случае отражен процесс борьбы между государством и церковью не за юрисдикцию, а за доходы.

В Соборном Уложении проблема подсудности духовенства (и лиц от него зависимых) решается в XII и XIII главах.

Статья 1 главы XIII объявляет о создании специального государственного органа — Монастырского приказа. Одна из основных функций Монастырского приказа — «…на митрополитов, и на архиепископов, и на епископов, и на их приказных и дворовых людей, и на детей боярских, и на их крестьян, и на монастыри… во всяких истцовых исках суд давати…».

Согласно указанной статьи, духовенство подлежало по основной массе дел государственному суду.

В остальных статьях XIII главы Уложение касается конкретных сторон судопроизводства:

— иски духовных лиц и их людей к лицам недуховного ведомства рассматриваются в тех приказах, где кто подсуден;

— встречный иск удовлетворяется в том же суде, что и основной;

— иски, не превышающие двадцати рублей, как исходящие от духовенства и зависимых от них людей, так и предъявляемые им, подлежали юрисдикции городских воевод.

Таким образом, подсудность духовных лиц подводилась под общее положение.

Под церковной юрисдикцией Соборное Уложение оставило все проступки и преступления, направленные против религии.

Глава XII Соборного Уложения отразила привилегии в области суда, оставленные за патриархом: «На патриарших приказных и на дворовых людей и на детей боярских и на крестьян и на всяких чинпов людей, которые живут в патриарших вотчинах… суд давати на патриаршии дворе…».

Статья 3 фиксирует возможность подсудности патриарших людей светскому суду — иск подается в суд, которому подсуден ответчик.

Статья 2 устанавливает ответственность судей, вершивших суд от имени патриарха, за неправый суд, приравнивая их к государственным судьям.

Из статьи также видно, что государственный суд стоит выше церковного, так как дела, решенные в патриарших приказах, можно было обжаловать в государев суд: «…

и по тому челобитью спорные дела ис патриарших приказов взносити к государю и ко всем боярам…».

Таким образом, судебные привилегии церкви уменьшились:

— духовенство попало под юрисдикцию гражданского Монастырского приказа;

— церковь лишилась такого источника доходов как судебная пошлина;

— люди, находящиеся на службе у патриарха и все жители патриарших вотчин подлежали церковному суду, однако решения этого суда могли обжаловаться в государственном суде.

Учреждение Монастырского приказа имело значение и для области церковно-административной.

В России до принятия Соборного Уложения особым ведомством, своего рода государством в государстве, был Патриарший двор. Подобно государственному аппарату патриарший двор включал в себя приказы.

Приказов было четыре:

— Дворец — ведал общим управлением патриаршими вотчинами;

— Разряд — учитывал патриарших служилых людей, назначал их на службу и определял поместное и денежное жалование;

— Казенный — в его компетенцию входило ведение финансами;

— Судный — осуществлял разбор тяжб между населением патриарших вотчин.

Приказы были открыты после учреждения патриаршей кафедры и первоначально заведовали делами патриаршей области. Впоследствии их полномочия расширились на всю территорию русской церкви.

Соборное Уложение 1649 года оставило под управлением Патриаршего двора только патриаршую область.

Для управления другими областями, принадлежащими церковной организации, учреждался Монастырский приказ. Монастырский приказ был создан в 1650 году. Он представлял собой государственное учреждение. Во главе нового приказа был поставлен председатель, выработавшей проект Соборного Уложения, князь Н.И. Одоевский.

Создание Монастырского приказа свидетельствует об усилении государственного аппарата. По мнению составителей нового кодекса, учреждение приказа должно было закрепить подчинение церковных корпораций общей системе государственных органов.

Видится возможным предположить, что ограничение административных привилегий церкви содержит 37 статья XVII главы Соборного Уложения. В данной статье речь идет о необходимости перехода на государственную службу некоторых категорий слуг церковных иерархов, владеющих купленными вотчинами.

После царского указа 1573 года (содержал разрешение на продажу «порозжих поместных земель») дворовые дети боярские и прочие слуги патриарха и других высших церковных иерархов обзавелись купленными вотчинами. Статья 37 право владения купленными вотчинами оставила только за детьми боярскими. Для остальных ставилось условие: «…

Тех патриарших, и митрополичих, и архиепископлих, и епископлих дворовых людей по тем вотчинам написати в государеву службу… А кто… служить не похочет, и у него купленная вотчина, взяв, отдати в раздачу, кому государь укажет».

Таким образом, законодатель преследовал цель пополнения государственных служилых людей за счет слуг церковных иерархов.

В целом, оценивая положения Соборного Уложения, можно отметить двойственное отношение законодателя к церкви.

С одной стороны, кодекс стремился ограничить экономическую мощь церкви и подчинить ее общегосударственной системе централизации, а с другой — «ограждалось достоинство православной церкви».

Церковь бралась под защиту закона с целью оградить се учение, идеи и организацию церковной жизни «от посягательств ее идейных противников и нарушителей установленного порядка».

Источник: http://www.jourclub.ru/12/1280/

Ссылка на основную публикацию