Трактовка термина «империя» — история России

Империя

крупное государство, объединяющее большое количество народов под единой (центральной) властью. В настоящее время, эпоху империализма, понятие стало несколько шире — говорят о промышленных империях, финансовых империях.

Ассоциативный блок.

Одни — говорят, другие — не признают.

Еще один ассоциативный блок.

Слово и понятие “империя” является ругательным именно в социалистических странах — мире социализма. В капиталистических странах термин и понятие «империя» является вожделенным — все стремятся их создавать (финансовые, информационные и т.п.

), но не каждому — это удается. Понятия “империя”, Российская империя являлись, по видимому, предметом «черной зависти» всего западного мира.

То есть мы можем сделать вывод, что слово запущено в наш обиход исключительно «для внутреннего пользования».

Источник: Теоретические аспекты и основы экологической проблемы: толкователь слов и идиоматических выражений

от лат.

Imperium — империя) — сложное государственное образование (сверхгосударство), унитарное объединение разнородных частей с имперским центром, странойметрополией, создающей империю и управляющей ею и ее составными частями, находящимися на разной стадии формирования собственной государственности и подчиненных метрополии.

Империя — ранняя архаическая форма принудительной национально-государственной интеграции, превращенная реализация исторической тенденции единства мира. Древние империи нередко и в самом деле охватывали всю познанную территорию суши и моря, за пределами которой античная геополитика уже не ориентировалась.

Возникновение империй являлось в истории продолжением и развитием более простой, органичной и стабильной государственности типа «государства-нации» — социально-политической конструкции сообщества (племенного, этнического, национального), с единьм правителем, с распределением по всей территории одного типа власти, экономики, культуры, языка.

Формирование такого государства и его интенсивное развитие на ограниченной территории (италийской области Лациум с центром в городе Риме, Московского Великого княжества, английского, французского и др.

европейских государств) могло привести к его экспансии в более слабое ближнее и отдаленное геополитическое окружение в поисках ресурсов, материальных ценностей и ради усиления военнополитической мощи и, в конечном счете, к образованию империи.

В империи могут входить другие государства-нации с собственной сложившейся государственностью, исторически более древней, чем государственность метрополии (Греция или Иудея в составе Римской империи, Индия в Британской империи и др.), а также народы на разных стадиях догосударственного развития.

Степень подчинения частей империи ее метрополии различна — от союзных и практически равных отношений с метрополией (Австралия, Канада в составе Британской империи) до ограниченного подчинения управлению из центра (протектораты, подмандатные, подопечные и управляемые территории) и полного подчинения (колониальные владения).

Империи могут быть компактными континентальными (Австро-венгерская, Российская), государствами с т. н. заморскими территориями (Британская, Французская, Нидерландская и др.) и смешанного типа (Римская империя). Различаются также колониальные и неколониальные империи.

К первым принадлежало большинство империй феодальной и буржуазной Европы, значительно реже колониализм был развит в Древнем мире в силу низкой территориальной мобильности населения.

Однако античные империи тоже перемещали свое население в завоеванные земли, создавали там торговые, культурные и административные центры, размещали гарнизоны, дававшие начало целым странам (Галлия, Дакия и др.).

Гетерогенность империй и принудительный характер имперского подданства во все времена неизменно порождали в них внутренние трения, конфликты, восстания и освободительные гражданские войны.

Противоречия имперской государственности усугублялись необходимостью единообразно и стабильно управлять народами и территориями, находящимися на разных уровнях развития, и лавировать между двумя историческими тенденциями: концентрацией и централизацией власти и ее децентрализацией, т. е.

между стремлением полностью контролировать государство и необходимостью сохранять и поддерживать автохтонное управление, сочетать господство и привилегии властвующей нации с национальной, политической и религиозной терпимостью.

Унитарный характер империй определяется, как правило, единством высших политических и юридических институтов, вооруженных сил и финансовой системы. Внутренние противоречия империй дополнялись на протяжении их истории вооруженными столкновениями между ними, которые нередко завершались крушением более слабой стороны (напр.

, гибелью Византийской империи в 1453) и войнами за передел колоний, в том числе двумя мировыми войнами 20 в. Кульминацией этой борьбы стало в 20 в. завершение тысячелетней истории империй.

Их почти повсеместное крушение объясняется следующими причинами: 1) глубоким историческим кризисом отношений господства с применением вооруженного насилия, наступившим в итоге 2-й мировой войны и обнаружившим, что все имперские цели могут достигаться без захватов и покорении средствами обмена (действиями, трудовыми ресурсами, капиталами, товарами, информацией); 2) общим изменением послевоенных международных отношений, созданием ООН, организованного мирового сообщества, интернационализацией демократического процесса — комплекса политических и идеологических изменений, несовместимых с существованием порабощенных, подневольных и зависимых стран и народов; 3) уменьшением неравномерности развития и международного неравенства; 4) противоречием между либерально-демократическим общественным строем, интенсивным научно-техническим развитием стран-метрополий и положением отсталой и дегенерирующей имперской периферии; 5) несовместимостью этой ситуации с императивами мирового цивилизационного процесса, главенствующей силой которого стремился стать имперский Запад; 6) наглядным уроком имперского анахронизма — крушением попыток создать новые империи (германскую и японскую) в эпоху перехода к новым индустриальным и постиндустриальным обществам; 7) влиянием освободительных социалистических идей, исходивших не только из советского, но и западноевропейского источника; 8) подъемом национального самосознания и освободительного движения в подчиненных частях империй (процесс, начавшийся в конце 18 в. в Америке); 9) восстановлением или созданием заново рациональных конструкций государств-наций (источником антиимперского сепаратизма); 10) внутренним структурным кризисом империй — нарушением допустимых физических пределов сложности, управляемости, целесообразных финансовых затрат, расходов государственных ресурсов на содержание и охрану империй.

Во 2-й пол. 20 в. историческая система мировых империй рухнула, остались лишь некоторые реликтовые следы (КитайТибет, экономический неоимпериализм великих держав и транснациональных корпораций).

Распад империй оставил за собой волну послевоенного сепаратизма, которая захватила и целостные унитарные государства — такие, как Канада, Испания, Франция (соответственно квебекский, баскский, бретонский сепаратизм) и др.

Имперская государственность и сам империализм как способ интегрирования вытесняются крупными региональными и функциональными союзами государств и принципиально новой формой добровольной интеграции типа ЕС.

Лит.: Ленин В. И. Империализм как высшая стадия капитализма.— Поли. собр. соч., т. 27; Люксембург Р. Накопление капитала, т. 1—2. М.-Л., 1934; SeeleyG.R. The expansion of England. L., 1883; Hobsoll G. A. Imperialism. A study. L., 1902; Rohrbach P.

Deutschland uber den Weltvolkern. Dresden, 1903; Kautsky K. Nazionalstaat, imperialistischer Staat und Staatenbund. Nurnberg, 1915; SchumpeterJ.A. Imperialisme.— «Archiv fur Sozialwissenschaft und Sozialipolitik», 1919, Bd. 46; Einaudi L. La guerra e lunita europea.

Milano, 1948.

И. И. Кравченко

Источник: Новая философская энциклопедия

Источник: http://terme.ru/termin/imperija.html

ИМПЕРИЯ

монархическое государство, глава которого, как правило, носит титул императора (в настоящее время — Япония).

Источник: Политическая география и геополитика. Учебно-методическое пособие

сверхгосударственное образование, объединяющее несколько народов и стран под эгидой универсальной идеи религиозного, этического или идеологического характера.

Источник: Геополитический глоссарий

от лат. imperium — власть), 1) монархическое государство, глава которого, как правило, носил титул императора. 2) Империями назывались также государства, имевшие колониальные владения (напр., Британская империя).

Источник: Словарь по политологии

лат. imperium власть, государство) — одна из древнейших форм государственного устройства. Признаками И. являются: высокая концентрация власти; распространение ее на обширную территорию; значительный этнически и культурно разнородный состав населения; экспансионистские устремления элиты; мощный бюрократический аппарат.

Источник: Политология: Словарь-справочник

политическая система, объединяющая под началом жесткой, централизованной власти гетерогенные этнонациональные и административно-территориальные образования на основе отношений метрополия-колонии, центр-провинции, центр-национальные республики и окраины. Во всех значениях с понятием И. Связано жесткое применение власти на местах из одного центра.

Источник: Политический глоссарий conflicts.org

лат. imреrium — власть, господство) — 1) монархическое государство во главе с императором; 2) сложное по форме устройства государство, состоящее из метрополии (греч. meter — мать и polis — город) — центральной части государства и колоний (лат. colonia — поселение), подчиненных центральной власти государств (например, Римская империя, Британская империя, Российская империя).

Источник: Политологический словарь-справочник

обширное, обычно мощное государственное образование, обладающее большой целостной или размещенной в различных районах мира территорией во главе с державой – метрополией, подчиняющей своему политическому и экономическому влиянию ряд колоний (государств, лишенных суверенитета) или провинций (протогосударственных образований с режимом управления, отличным от принятого в коренных землях империи).

Особенностью империи является различный статус включенных в нее образований. Колонии сохраняют некоторые признаки государственности, для провинций устанавливается статус приграничья или особого этнополитического территориального образования.

Источник: Война и мир в терминах и определениях

от лат. imperium власть)

1) монархическое государство во главе с императором. Обычно империя — это крупная держава, включающая территории многих народов и стран. Российская империя существовала в 1721-1917 годах. После эпохи Великих географических открытий империями стали называть государства, имеющие обширные колониальные владения. Колониальные империи состояли из метрополии и ее колоний.

Читайте также:  Политика царизма в 1814 - 1825 гг. аракчеевщина. народное движение - история России

Британская империя включала наряду с Великобританией ее доминионы и колонии. Последние из колониальных империй прекратили свое существование в 1950-1970 годах. Особенностью империи является различный статус включенных в нее образований.

Колонии сохраняют некоторые признаки государственности, для провинций устанавливается статус приграничья или особого этнополитического территориального образования;

2) первоначально высшая политическая власть в древнем Риме; государство, возглавляемое монархом, имеющим титул императора. Со временем понятие несколько изменилось.

Империей обозначается крупное государственное образование, объединяющее несколько стран и народов вокруг единого политического центра под эгидой универсальной идеи цивилизационного, религиозного, идеологического, иногда экономического характера.

Империя — одна из первых форм государственной организации общества, не утратившая актуальности и в современном мире.

Источник: Политическая наука: Словарь-справочник

(empire); верховная власть: Происходит от латинского imperator, что значило высший военный, а позднее и политический лидер; позже это слово стало обозначать территорию, исключительное право власти на которой принадлежало единственному суверену.

Так, в преамбуле к английскому Закону об апелляциях (1533) признавалось право подданных короля на апелляцию в судах за пределами Англии на (хотя и сомнительном) основании, «что эта территория Англии является империей, считается таковой во всем мире и управляется одним верховным главой и королем».

Вскоре термин стали употреблять по отношению к менее строго управляемым и однородным территориям, подобным обширным многонациональным владениям Карла V (из династии Габсбургов), даже когда его власть оказалась под угрозой, а во многих местах, и особенно в так называемой Священной Римской империи, которая дала ему титул императора, вообще ограниченной, что явилось результатом постоянных привилегий церкви, полномочий властителей ниже рангом, городов, гильдий, курфюрстов и сословий. Подобным же образом Виктория приняла титул королевы-императрицы в 1877 г. в тот момент, когда присоединение Индии и новых африканских земель сделало ее владения более похожими на полуразвалившиеся конституционные объединения ее австрийского и российского кузенов, чем на прежний английский идеал единой страны с однородным населением. После этого слово «empire» стало обозначать группу государств, возникшую в результате колонизации или завоевания и подчиненную метрополии или имперскому государству, даже если оно превращалось в республику (как в случае с Францией и СССР). В этом последнем значении, установившемся в начале XX в., слово «empire» стало напрямую ассоциироваться со словом империализм (imperialism).

Источник: Политика. Оксфордский толковый словарь

экспансия за пределы длительно устойчивых границ, вызванная перерастанием сложившегося, исторически оформленного организма (Георгий Федотов).

После образования каждая империя переживает период расцвета, обусловленный возможностью концентрации значительных ресурсов и установления относительно прочного мира на большой территории. Это воспринимается населением как большое благо.

Высвобожденные значительные ресурсы и единая коммуникационная сеть способствует созданию замкнутого самодостаточного государства. Империи средневековья и нового времени мало чем отличались друг от друга по своей внутренней политике.

Централизованное управление и затратная экономика, расточительное расходование трудовых и природных ресурсов, реализация дорогостоящих проектов «века», огромные расходы на содержание армии, репрессии по отношению к целым народам.

В истории выделяются монархические государства во главе с императором. Многие европейские империи прошлого вели активную колониальную политику. Одни империи имели многочисленные заморские колонии, у других их не было. Империи по-разному прекращали свое существование.

В Британии, Франции и Испании границы империи постепенно сокращались до размеров государства-метрополии, что в значительной степени позволило избежать социальных потрясений и падения уровня жизни. Британская колониальная империя была самой обширной в мире с населением колоний к 1945 г. в 450 млн. человек.

Империя постепенно трансформировалась в содружество государств, сохранивших тесные экономические и культурные связи. Крушение Австро-Венгерской, Германской, Российской и Советской империй было стремительным и неожиданным и закончилось изменением их государственного строя.

Австро-Венгрия выстояла в наполеоновскую эпоху и выдержала железный натиск Бисмарка, но в 1918 г. распалась в одночасье на отдельные, в том числе многонациональные государства (Югославию и Чехословакию).

Источник: Геоэкономический словарь-справочник

от лат. Imperium — имеющий власть, могущественный) -первоначально высшая политическая власть в древнем Риме; государство, возглавляемое монархом, имеющим титул императора. Со временем понятие «империя» несколько изменилось.

Империей обозначается крупное государственное образование, объединяющее несколько стран и народов вокруг единого политического центра под эгидой универсальной идеи цивилизационного, религиозного, идеологического, иногда экономического характера.

Империя — одна из первых форм государственной организации общества, не утратившая актуальности и в современном мире.

Классифицируя империи, можно выделить древние империи — Египетскую, Персидскую, Римскую и т.д., находившиеся под абсолютной, часто теократической властью одного государя — монарха.

Кроме того, существовали колониальные империи «Нового времени» — Британская, Испанская, Португальская, Голландская, Французская, явившиеся результатом военно-экономической экспансии стран Европы в различных регионах планеты. Эти империи строились вокруг государственного центра — метрополии, и как правило, имели жестко централизованное управление.

«Традиционные» империи: Российская, Германская, Австро-Венгерская, Японская, Османская и т.д., представляли собой многоуровневые государственные комплексы, скрепленные идеологическим центром, едиными вооруженными силами и экономическим пространством.

Кроме того, по структуре основных коммуникаций следует определить «консолидированные» (континентальные) и «неконсолидированные» (морские) империи. Первые имеют сухопутные коммуникации центра со всеми составными частями государства, вторые — только морские коммуникации.

Надо отметить, что почти все империи (в первую очередь «традиционные») отличались культурным многообразием. «Государство-нация», имеющее монокультурный и моноэтнический характер, скрепленное только административно-юридическим единством, редко приобретает статус империи. В культурном и этническом плане империя всегда коалиция и сообщество, представляя монолит в политическом контексте.

К середине 60-х годов 20 в., почти все «традиционные» и колониальные империи прекратили существование или принципиально изменили свой характер.

В конце 20 столетия, в условиях определенной глобализации политических процессов, термин «империя» вновь несколько изменил свое значение.

В настоящее время империей целесообразно считать великую державу и ее «сферу влияния» — политического, идеологического, экономического, военного и культурного.

То есть можно наблюдать изменение форм доминирования при сохранении принципа — центр и его периферия (сфера влияния). «Влияние» (преобладание) в разных сферах общественной жизни потеснило (хотя и не заменило) непосредственно военное давление. В данном контексте, такие государства как США и Китай следует определять типичными империями «постиндустриальной эпохи».

Источник: Словарь по политологии под ред. В.Н. Коновалова

от лат. imperio — управляю, почетный титул главнокомандующего римской армии, а затем и главы государства в Риме) — мощное многонациональное государство, включившее в своей состав территории других стран и управляющее ими из единого центра.

Человеческое общество проходит несколько стадий самоорганизации: общинно-племенной строй — национальное государство — многонациональное государство (империя).

Объединение многих народов в империю обусловливается различными факторами.

В прежние времена это преимущественно было завоевание одних народов другими, впоследствии — осознание народами общих экономических, внешне- и внутриполитических интересов, общей культуры, судьбы, исторической миссии.

Империей впервые назвала себя Римская империя, провозгласив новый тип государственности, существенными чертами которой были полиэтничность, религиозная толерантность (римский пантеон включал в себя всех богов завоеванных народов), действие на всей огромной территории единых норм, стандартов и понятий «римского права».

После распада Римской империи преемственность по отношению к ней стали провозглашать Византия (Империя Ромеев) и Священная Римская империя германского народа. К ним, в свою очередь, возводили «родословные» Российская империя, Австро-Венгерская империя, Германская, Французская, Испанская и Британская империи.

Уже по аналогии империями стали называть и империю А. Македонского, китайскую империю, империю османов, японскую империю, империю Великих моголов и проч.

Первоначальный смысл слова «империя» постепенно утратился, так как, например, китайскую и тем более японскую империи нельзя назвать полиэтничными, сиамскую или марокканскую (а там главы государств носят титул императора) империи уже нельзя назвать большими по территории.

Постепенно, в связи с национально-освободительными движениями в разных странах с XIX по XX вв., слово «империя» получило негативный оттенок. Оно означало государство, которое строится на политическом угнетении, экономической эксплуатации и культурном подавлении входящих в империю народов одним титульным народом. В этом смысле слово «империя» зачастую употребляется и сейчас.

Следует, однако, помнить, что далеко не все империи строились на эксплуатации метрополией провинции. Например, Российская империя зачастую в ущерб центральным районам развивала и укрепляла окраины, которые часто имели такие политические и экономические привилегии, которых не имела метрополия.

Эту же практику продолжил и СССР, доводя ее порой до абсурда: русские ученые создавали учебники национальных языков, музеи, насаждали «покоренным народам» их же собственную культуру, форсированно проводили индустриализацию, развивали науку через квотирование мест в вузах.

Читайте также:  Россия и глобальные проблемы современного мира - история России

Дошло до того, что уровень жизни в национальных окраинах в разы превышал уровень жизни в центральной России.

Паразитическая элита этих окраин затем приняла активное участие в развале СССР. Бывшие республики без подпитки центра быстро обнищали и культурно деградировали, а народу было объяснено, что это «наследие имперского прошлого», плод «вековой эксплуатации». Нежелание России продолжать безвозмездно содержать антироссийские режимы выдается за вредительство, «имперские амбиции» и проч.

Привыкшая к подачкам элита этих стран обратила взоры на США и Европу, которых привычно рассматривает в виде спонсоров. За небольшую плату и символическую поддержку она поддерживает у себя лояльные Западу несуверенные режимы, выступает транслятором антироссийских позиций, провоцирует конфликты, занимается мелким шантажом.

Такая политика не только сеет вражду между народами, но и реально ведет к ускоренной деградации экономического, культурного и научного потенциала созданного еще при СССР, к увеличению зависимости от Европы и США и, в конечном итоге, от той же России.

Источник: Большая актуальная политическая энциклопедия

Источник: http://politike.ru/termin/imperija.html

Национальное государство или империя?

Ввиду того, что наш народ большую часть XX века жил в государстве, где в принципе не было гуманитарной науки (в СССР ее место занимал марксизм-ленинизм), многие русские интеллектуалы до сих пор не могут уяснить для себя значение ряда устоявшихся политико-правовых понятий.

Возьмем понятия «империя» и «национальное государство». У нас очень любят слово «империя», но при этом нет консенсуса относительно того, что это такое.

Диапазон интерпретаций термина весьма широк, от «многонационального государства» до «жестко централизованной диктатуры».

При этом общим местом стало утверждение, что «Россия всегда развивалась как империя», об этом говорят не только «имперцы», но и их оппоненты.

На самом деле империя характеризуется двумя основными признаками: 1) трансцендентным принципом власти, то есть источником легитимности власти выступает не народ, а Бог (теократия) или идеология (идеократия); 2) принципиальной многокультурностью и многоукладностью (пресловутая «цветущая сложность»).

Национальное государство, будучи в основном антиподом империи, строится на прямо противоположных принципах: народном суверенитете и культурно-политической унификации. При этом национальное государство может формально называться «империей».

Например, Германская империя (Второй рейх) была немецким национальным государством, объединенным к тому же по малогерманскому пути, то есть без участия полиэтничной австрийской монархии.

Что касается Российской империи, то она во второй половине XIX — начале XX веков уверенно шла к преобразованию в национальное государство.

Последних трех государей вполне можно считать отцами-основателями русской нации: Александр II отменил крепостное право и после подавления Польского мятежа 1863 года артикулировал идею национального триединства велико-, мало- и белорусов, Александр III провозгласил курс на культурно-политическую унификацию империи («Россия для русских и по-русски»), Николай II учредил народное представительство и назначил на пост премьер-министра последовательного русского националиста П.А. Столыпина. Нет сомнений, что после победы в Первой мировой войне (украденной у нас большевиками) Россия окончательно стала бы русским национальным государством со всеми вытекающими отсюда последствиями, от ограничения власти монарха до отпадения некоторых территорий, которые не были в достаточной степени русифицированы (Польша, Финляндия, Средняя Азия, Закавказье).

Советский Союз был, безусловно, империей: во-первых, им руководил своего рода «священный орден» единомышленников (КПСС), осуществлявший власть от имени «единственно правильной» идеологии, во-вторых, СССР представлял собой объединение формально независимых государств, в которых последовательно проводилась политика дерусификации (так называемая коренизация); та же политика проводилась и в автономиях на территории РСФСР.

Американский исследователь Терри Мартин совершенно справедливо назвал СССР «империей положительной деятельности», то есть империей позитивной дискриминации, где коммунистическая партия держалась у власти за счет унижения наиболее многочисленного из подчиненных ей народов — русского.

Большевики отсекли от русского народа его малорусскую и белорусскую ветви, создав на западе исторической России формально независимые национальные государства — УССР и БССР, а также лишили русских каких бы то ни было форм национальной государственности, предоставленной другим народам.

Сегодняшняя Российская Федерация относится к тем немногим государствам, которые еще не стали nation state. Если принцип народного суверенитета хотя бы формально закреплен в Конституции, то с национальной идентичностью государства дела обстоят более чем скверно.

По сути, сегодня в РФ причудливо сочетаются национальная идеология «россиянства» и имперская идея «многонациональности». Пафос «россиянства» — «мы строим российское национальное государство, поэтому все должны стать россиянами», пафос «многонациональности» — «мы будем развивать национальное самосознание всех 200 народов, проживающих в РФ».

Данный парадокс нашел отражение в «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года», где обозначены две взаимоисключающие цели: 1) упрочение общероссийского гражданского самосознания и духовной общности многонационального народа Российской Федерации (российской нации); 2) сохранение и развитие этнокультурного многообразия народов России. По логике вещей развитие многообразия не может способствовать упрочению общности, и наоборот.

Источник: http://rusplt.ru/views/natsionalmoe-gosudarstvo-ili-imperiya.html

Россия — нация или империя Компас целей

Россия — нация или империя

Эмиль Паин

Возможности манипуляции массовым сознанием неоднократно испытаны и проверены на практике во многих странах мира, а уж в нашей-то «вертикальной» стране слова лидеров, тиражируемые СМИ, особенно значимы. Кому-то даже начинает казаться, что с помощью внушений можно быстро «перепрограммировать» массовое сознание.

Однако у информационного манипулирования есть свои пределы. 1990е годы дают немало примеров, показывающих ограниченные возможности информационного воздействия на изменение ценностных ориентаций населения.

В то время либеральная идеология преобладала в СМИ, однако массированная информационная атака в либеральном духе не привела к всеобщему освоению населением соответствующих ценностей. Демократия в раннем постсоветском обществе воспринималась в основном лишь как инструмент для достижения высокого уровня жизни — «как у них».

Когда же романтические надежды не оправдались, началось движение общества в сторону традиционализма и новой легитимации авторитарно-вертикального управления. Да и в 2000-х заметен разрыв между целями информационного давления на общество и полученными результатами.

Например, несмотря на часто повторяемые государственными каналами картинки, свидетельствующие о все более прочной стабильности в стране, социальная тревожность населения нарастает, и одним из ее проявлений стала ксенофобия.

Сегодня в российском гуманитарном дискурсе существует два крайних и примерно в равной степени неадекватных подхода к динамике ценностей и самоидентификации.

Один из них базируется на методологии примордиализма и эссенциализма с немалой долей мистицизма и допускает фатальную извечную предопределенность культурных свойств и ценностных ориентаций различных народов и цивилизаций.

Отсюда вытекает идея роковой «судьбы народа», с которой мне не раз приходилось полемизировать 2.

Сейчас же я полемизирую с другой крайностью — с чрезмерным конструктивизмом, которому свойственно переоценивать роль внушения и преувеличивать пластичность массового сознания под воздействием слова и других информационных инструментов. Оба подхода приводят к весьма упрощенным представлениям о процессе формирования нации.

Бенедикт Андерсон назвал нацию «воображаемым сообществом» 3. Действительно, первый этап формирования наций — это создание образа единого гражданского «мы» в масштабе страны.

Однако любое воображение должно опираться на некую реальность, иначе созданный образ либо быстро тает (как, например, иллюзии перестройки), либо сталкивается с противоположными представлениями. В Грузии воображают, что Абхазия — часть единой грузинской державы, а в Абхазии господствует совершенно иное мнение, и 80 проц.

местных жителей могут нащупать в своих карманах российские паспорта. Впрочем, наличия паспортов или других формальных признаков гражданства недостаточно для того, чтобы вообразить себя частью единой нации.

Во многих странах существуют сепаратистские тенденции; в некоторых государствах (например, Великобритания, Канада) сепаратистские партии, не преступающие правил политической деятельности, разрешены законом. Понятно, что сепаратисты, обладающие всеми правовыми признаками гражданства, не считают себя частью той нации, из которой хотят выделиться.

Эрнест Ренан еще в XIX веке дал определение, которое с тех пор стало каноническим: «Нации — это ежедневный плебисцит» 4. Из этого определения вытекает, что нации не конструируются по воле правителей, не задаются раз и навсегда формальным правовым статусом гражданина — они самоопределяются в ходе социальной практики, и процесс этот непрерывный.

Политолог Валерий Тишков полагает, что нацией можно назвать любое территориальное сообщество, то есть население, «демос», вне зависимости от типа политического режима, в котором этот «демос» существует 5.

Свобода от политических ограничений, в свою очередь, позволяет некоторым аналитикам и политикам конструировать причудливые интеллектуальные гибриды вроде «имперской нации». Так, популярный политолог Станислав Белковский предрекает, что «в 2004—2008 годах должны были быть заложены основы российской нации.

У нашей нации есть единая судьба — имперская» 6. Наталия Нарочницкая тоже «не отрицает позитивный опыт построения гражданской нации», который, по ее мнению, неизбежно перерастет в России «в спокойную имперскую сущность, свободную от страхов и ощущения собственной уязвимости перед чужими и разрушительными идеями» 7.

Тишков не считает империей ни Советский Союз, ни тем более современную Россию (см. статью Валерия Тишкова на с. 21—41 в этом номере Pro et Contra). Белковский и Нарочницкая, напротив, полагают, что Россия была и остается империей, но лишь подпорченной в период либеральных преобразований и под влиянием Запада.

Однако и в том, и в другом случае идея гражданской нации подменяется противоположным, имперским, концептом державного единства.

Характерно, что попытки придать империи образ государства-нации (nation-state) неоднократно предпринимались еще в царской России, по крайней мере, со времен уваровского проекта «официальной народности», который, по мнению Бенедикта Андерсона, являлся «ответом правящих групп, преимущественно династических и аристократических, на угрозу исключения или маргинализации последних в воображаемом сообществе» 8. Однако эти проекты оказались безуспешными. «Имперская Россия, — пишет Роналд Суни, — сделала попытку расширить поле применения официального национализма, сначала в виде бюрократической централизации, а потом в виде культурной русификации, для подавления нерусского национализма и сепаратизма, а также в целях идентификации династии и монархии с русской «нацией». Но все эти разнообразные и часто противоречивые попытки раздирались противоположными тенденциями, прежде всего мощным противовесом в виде наднациональных идентификаций России с империей» 9.

Одной из важнейших причин провала попыток выдать империю за государство-нацию стала, по мнению американского антрополога, неспособность «русской элиты предложить ясную идею русской нации, разработать идентичность, не сводимую к религиозному (православному), имперскому, государственническому или узко этническому началу» 10.

Хотя российские образованные слои еще в XVIII столетии освоили слово «нация», в России, по мнению Суни, «до второй половины XIX века по-прежнему отсутствовало параллельное западноевропейскому понятие нации как политического сообщества, где народ выступает в качестве источника легитимности и суверенитета» 11.

Согласно сценарию официального национализма, народу предоставлялась возможность любить державу и повелителя, но не позволялось легитимировать царскую власть. Похоже, и нынешняя образованная российская элита пытается представить современные версии державничества и официальной народности в качестве проекта гражданской нации.

Не сомневаюсь, что эти попытки окажутся еще менее успешными, чем те, которые предпринимались в XIX столетии.

В модернистских теориях, близких моей позиции, понятия «империя» и «нация» рассматриваются как противоположности, как полюса дихотомии, которая обозначает один из основных векторов исторического развития государства и общества.

«Империя, — отмечает Доминик Ливен, — по определению является антиподом демократии, народного суверенитета и национального самоопределения.

Власть над многими народами без их на то согласия — вот что отличало все великие империи прошлого и что предполагают все разумные определения этого понятия» 12.

Примерно так же трактует империю и Марк Бейссинджер, определяя ее как «нелегитимное отношение контроля со стороны одного политического сообщества над другим или другими» 13. Егор Гайдар тоже считал важнейшим свойством имперского государства его политический режим, а именно то, что в нем «imperium — власть доминировала в организации ежедневной жизни» 14.

Формула «власть без согласия народов» не обязательно означает, что эта власть основана исключительно на насилии. Она лишь показывает, что имперский порядок функционирует независимо от воли граждан и их ассоциаций, например этно-территориальных сообществ.

Что касается территориальной экспансии, которую некоторые исследователи считают важнейшим признаком империи, то, на мой взгляд, это свойство империй не универсальное, поскольку исторически ограничено лишь периодом их расцвета.

Римская империя в последние века своего существования, Османская и Российская империи в течение более полувека на исходе своей жизни исключительно теряли завоеванные территории и заботились лишь о сохранении имперского наследия, но всё же оставались империями не только по самоназванию, но и по типу политического режима.

В противоположность империи государство-нация основано на доктрине «народного суверенитета», которую на протяжении вот уже нескольких веков развивали европейские мыслители от Жан-Жака Руссо до Юргена Хабермаса.

Сама идея гражданской политической нации исторически возникла как рефлексия по поводу роли общества по отношению к государству.

Суть ее хорошо известна: не государь, а народ (общество) представляет собой источник власти, суверенитета; не народ служит государству, а государство является «слугой народа», проводником его коллективного национального интереса.

Наиболее точное определение политической нации дал Карл Дейч: «Нация — это народ, овладевший государством и сделавший его орудием реализации своих общественных и, в этом смысле, национальных интересов» 15.

Ныне подобные трактовки нации, безусловно, доминируют в политологической теории, которая подчеркивает что «народный суверенитет» — это не столько достигнутое состояние, сколько процесс, пики которого отнюдь еще не пройдены ни в одной из стран мира. Политическая нация — это не государство, и не население государства — «демос», и даже не просто гражданское общество, это еще и общность, скрепленная едиными культурно-ценностными узами, единой гражданской идентичностью 16.

Такой тип идентичности не может сложиться только под воздействием образования, пропаганды и внушений, для его формирования необходимы определенные институциональные предпосылки 17. Важнейшей из них является рост численности и влияния «третьего сословия», или — в современной редакции этого термина — «среднего класса».

В этом отношении тенденции, которые имеют место в современной России, противоположны ожиданиям тех, кто рассчитывает на утверждение в российском обществе ценностей гражданской нации. Подобный вывод напрашивается из аналитического доклада «Городской средний класс в современной России», подготовленного по материалам исследований Института социологии РАН за 2006 год.

Предыдущее аналогичное исследование было проведено в 2003м, и, по оценкам социологов, за три года произошли заметные перемены: доля среднего класса среди взрослого городского населения снизилась с 25 до 20 процентов. Однако еще важнее то, что за короткое время радикально изменилось социальное наполнение среднего класса: процент предпринимателей в его составе сократился с 13 до 6 проц.

, а доля госслужащих, наоборот, возросла с 49 до 54 процентов 18. Такой состав российского «третьего сословия» во многом определяет преобладание в его среде вовсе не гражданских, а подданнических ориентаций.

Материалы того же исследования ИС РАН указывают на значительные различия в социально-политических позициях нашего и западного среднего класса относительно государства, демократии и политической оппозиции. Как показывает исследование, российское «третье сословие» относится к государству как к генератору жизненных смыслов, а не как к арбитру, следящему за соблюдением правил.

Больше половины респондентов отдают приоритет интересам государства, а не интересам отдельной личности. Еще одна любопытная деталь: 42 проц. опрошенных полностью и 45 проц. частично разделяют экзотическое для европейца мнение: задача политической оппозиции — оказывать правительству помощь в работе, а не критиковать его 19.

Все это мало похоже на гражданскую нацию как «общество, овладевшее государством».

Примечания

2    См., например: Паин Э. Дискуссия: Российское государство: вчера, сегодня, завтра // http:// www.liberal.ru/sitan.asp?Num=609

3    Anderson B. Imagined Communities: Reflections on the Origin and Spread of Nationalism. L., 1991.

4    RenanЕ. Qu’estce qu’une Nation? Discours et Conferences par Ernest Renan. P., 1887.

5    Тишков В.А. Указ. соч. С. 29.

6    Белковский С. России пора распрощаться с внешним управляющим // Комсомольская правда. 2004. 19 янв. (http://www.kp.ru/daily/23197/ 25967).

7    Нарочницкая Н.А. Проход через «узкие врата» // Столетие. 2006. 13 июня (http://stoletie.ru/ moment/060613134707.html).

8    Anderson B. Op. cit. P. 86—87.

9    Суни P. Империя как она есть: Имперский период в истории России, «национальная» идентичность и теории империи // Национализм

в мировой истории / Под ред. В.А. Тишкова,

B.    А.    Шнирельмана. М.: Наука, 2007. С. 68.

10    Там же.

11    Там же. С. 60.

12    Ливен Д. Империя, история и современный мировой порядок // Ab Imperio. 2005. № 1.

C.    79.

13    Бейссинджер М. Переосмысление империи после распада Советского Союза // Ab Imperio. 2005. № 3. С. 68.

14    Гайдар Е.Т. Гибель империи: Уроки для современной России. М.: РОСПЭН, 2006. С. 18.

15    Deutsch К. Nationalism and Social Communication: An Inquiry into the Foundations of Nationality. Cambridge (Mass.), 1953 (второе издание 1966).

16    Habermas J. L’Espace public: Archeologie de la publicite comme dimension constitutive de la societe bourgeoise. P., 1986.

17    Просвещение — это хотя и недостаточное, но необходимое условие формирования гражданской нации. Однако в имперской стране вероятность массового просвещения населения в духе его гражданской ориентации крайне мала.

18    Юсупова Д. Новый средний // Ведомости. 2007. 2 февр.

19    Юсупова Д. Указ. соч.

Pro et Contra 2007 май—июнь

Эмиль Паин, Концепции национально-государственного устройства в условиях кризиса гражданской идентичности

Источник: http://analitikaru.ru/2013/10/29/rossiya-naciya-ili-imperiya/

Ссылка на основную публикацию