Структура губернского управления милиции в рсфср — история России

С правами части особого назначения

Структура губернского управления милиции в РСФСР - история России

Удостоверение судебного инспектора Московской уголовно­розыскной милиции Гавриила Беднова,выданное 27 мая 1918 года

В послереволюционный период временем перелома в борьбе московской милиции с многочисленными бандами, а также и уголовным миром в целом стал 1919 год. Стражи порядка перешли в решительное наступление, были разгромлены почти все крупные организованные банды той крайне трудной и неспокойной поры. По известным данным, по сравнению с 1918 годом процент раскрываемости преступлений возрос и составил 47 процентов.Совершенствование структуры сил порядкаТем не менее обобщение опыта деятельности столичной милиции показало имевшиеся организационные недостатки, устранение которых позволило в итоге повысить качество работы сил правопорядка.

Служебный знак сотрудникаугрозыска

Речь идёт прежде всего о районных административных отделах. Их деятельность сводилась фактически к дублированию распоряжений Административного отдела Моссовета и порождала излишнюю дополнительную бумажную переписку. Да и рост различных поручений милиции как административного, так и финансового, хозяйственного характера настоятельно требовал более чёткого определения структуры местных органов порядка (милиции). Вот чем было вызвано принятое Президиумом Моссовета 17 января 1919 года решение о реорганизации московской милиции.Административный отдел Моссовета как орган, непосредственно осуществлявший контроль над милицией, был преобразован в отдел Управления. Районные административные отделы ликвидировали. При отделе Управления Моссовета создавалось самостоятельное Управление московской рабоче-крестьянской милиции. В него на правах подотделов вошли Управление городской милиции, Управление уголовного розыска и Управление железнодорожной милиции.В милицейском отношении весь город был поделён на шесть районов. Примечательно, что первоначально границы милицейских районов не совпадали с границами районов Москвы, однако вскоре первые и последние были приведены в полное соответствие. При районных Советах образовались районные управления милиции, а соответствующие комиссариаты переименовали в отделения милиции.Таким образом, в 1920 году сложилась структура городской милиции и было закреплено распределение отделений милиции (о/м) по районам [в источнике не указано 39-е о/м и дважды указано 30-е о/м]:

Кокарда РКМ в 1920­е годы

— 1-й район (Замоскворецкий) — 2, 3, 4, 5, 6, 7, 10 и 11 о/м;— 2-й район (Краснопресненский) — 13, 14, 16, 17, 18, 19, 20, 21 и 22 о/м;— 3-й район (Сокольнический) — 24, 25, 27, 28, 29, 30 и 38 о/м;— 4-й район (Городской) — 1, 8, 9, 12, 15, 23, 26, 30 и 31 о/м;— 5-й район (Бауманский) — 32, 33, 34, 35, 36 и 37 о/м;— 6-й район (Рогожско-Симоновский) — 40, 41, 42, 43 и 44 о/м.В виде опытаПоследующими постановлениями Президиума Моссовета была изменена структура отделений милиции. Они стали состоять из трёх частей: строевой, административной и уголовно-следственной. Надо напомнить, что 2 апреля 1920 года коллегия НКВД постановила слить уголовный розыск и следствие «в виде опыта» в Москве и Петрограде, а затем аналогичные аппараты под названием «уголовно-следственная милиция» были созданы повсеместно.Как известно, строевая часть ведала наблюдением за порядком и общественной безопасностью, а ещё так называемой охраной народного достояния. На неё — строевую часть — возлагались организация и руководство постовой службой.

Служебный нагрудный знак сотрудника железнодорожноймилиции в 1920­е годы

Административная часть в рамках своей компетенции осуществляла наблюдение и руководство практической реализацией всех декретов, постановлений центральных органов, решений Моссовета.А уголовно-следственная часть «вела борьбу с преступностью, осуществляла приём заявлений о совершённых преступлениях, производила дознание по мелким преступлениям».В июле 1920 года решением Моссовета и Управления московской милиции был образован институт участковых надзирателей. Соответственно, территория обслуживания каждого отделения милиции была разбита на участки. Каждый надзиратель полностью отвечал за борьбу с преступностью, выполнение всех административных распоряжений, за общественный порядок на своём участке. Помимо этого, в его функции входила и проверка несения постовой службы на закреплённой территории.Применительно к структуре городской милиции изменилось и организационное строение МУУРа — Московского управления уголовного розыска. Он делился на шесть отделений по числу районов Москвы. Во главе отделения стояли инспектор и два субинспектора. За территориями каждого из отделений милиции закреплялись старший сотрудник, которому в помощь придавались несколько младших. Кроме того, для работы вне черты Москвы функционировало иногороднее отделение, при котором был создан вспомогательный отряд проводников собак-ищеек.Польза от нововведений была явная: сложившаяся организационная структура позволила объединить все силы милиции и упростить аппарат управления. Заодно значительно повысилась оперативность действий и мобильность органов охраны порядка.

Введение особой формы и отличительных знаков

Конная милиция в Москве. 1918 год

Очередным важным шагом, направленным на укрепление рядов стражей порядка, оказалось принятие утверждённого ВЦИК и СНК РСФСР «Положения о Рабоче-крестьянской милиции» от 10 июня 1920 года.Согласно этому документу, милиция делилась на несколько звеньев:— городскую и уездную (милицию);— промышленную (фабрично-заводскую);— железнодорожную;— водную (речную, морскую);— розыскную.При этом тогда милиция, в силу понятных причин, рассматривалась как вооружённый исполнительный орган, резерв Красной Армии с правами части особого назначения. В милиции сохранялось обязательное военное обучение, воинская дисциплина, уставы и наставления, действовавшие в Красной Армии. Характерно и то, что снабжение милиции осуществлялось всеми видами армейского довольствия. На службу в милицию принимались лица, достигшие 21-летнего возраста, пользовавшиеся избирательными правами, годные по состоянию здоровья к строевой службе, не имевшие судимости и проступков перед Советской властью. Для командного и рядового состава вводились особая форма и отличительные знаки.

Положением устанавливалась вот такая организационная структура советской милиции:

— Главное управление милиции;— губернское управление милиции;— уездные и городские управления милиции.Во главе Главного управления милиции стоял член коллегии НКВД, начальник милиции республики. Милиция Москвы и Петрограда официально приравнивалась к губернской.В борьбе с преступностьюВ 1920 году московская милиция продолжала вести упорную и целенаправленную работу по очищению города от уголовных банд.Ввиду усилившейся преступной деятельности представителей криминальной среды, постановлением Президиума Моссовета от 16 февраля 1920 года Московское управление уголовного розыска было переведено на военное положение. В МУУРе с целью борьбы с организованными бандами сформировали особый отряд активного розыска для проведения мероприятий по охране общественного порядка ночью. Действия этого вновь созданного подразделения распространялись на весь город. Президиум Моссовета объявил также, что все обыски, аресты, облавы и другие операции проводятся только по ордерам, выдаваемым МУУРом, и предложил гражданам оказывать содействие милиции в борьбе с бандитизмом. Об указанных решениях городских властей было сообщено в издании «Вечерние известия Моссовета» (№ 427, 20 февраля 1920 года).В результате принятых мер органам милиции удалось в достаточно короткий срок локализовать и «погасить» наметившуюся было вспышку бандитизма в Москве. В частности, МУУРом была ликвидирована опасная банда Филонова, Васильева и Курочкина, которая расправилась с народным судьёй Кукелем и его женой и ещё совершила ряд вооружённых ограблений и убийств.При задержании бандитствующих уголовников московские милиционеры неоднократно проявляли смелость, мужество и самоотверженность. Так, на улице Трубной шайка бандитов из пяти человек, вооружённая револьверами, совершила ограбление. Отстреливаясь после налёта, преступники бросились бежать. На их пути встал милиционер 31-го отделения милиции Комантдинов. Сотрудник потребовал, чтобы бандиты остановились, однако они тут же открыли огонь. Храбрый милиционер залёг и во время перестрелки ранил главаря налётчиков. На помощь Комантдинову вовремя подоспел милиционер Алябьев, и вдвоём сотрудники бесстрашно бросились на бандитов, сумев обезоружить их и задержать.В общем, решительная и беспощадная борьба с бандитизмом уже в 1920 году привела к искоренению этого явления в значительной степени, что позволило милиции переключить своё внимание на активное противодействие другим видам преступности. Скажем, в Московском уголовном розыске был создан летучий отряд по борьбе с карманными ворами. Более половины штатного состава сотрудников уголовного розыска переключились и на борьбу с квартирными кражами, которые широко распространились в 1920 году.Нельзя не упомянуть и о том, что работа московской милиции протекала в тяжёлых условиях. Опасные схватки с бандитами, голод, разруха, болезни — всё это было тогда суровой действительностью. Скупые строки одной из ежедневных сводок МУУРа за 1920 год наглядно отражают то время: «При исполнении служебных обязанностей убит бандитами агент [сотрудник] 4-го отделения тов. Козлов»; «Столовая сотрудников была закрыта ввиду отсутствия продуктов. Столовую предполагаем снова открыть во вторник».

Слияние городской и губернской милиции

В середине 1920 года происходили дальнейшие организационные изменения в структуре Управления московской милиции.

Состоявшееся 11 июня того же года заседание Пленума Московского городского Совета и XII съезда Совета Московской губернии приняло решение об объединении и создании единого органа — Московского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. В связи с этим произошло слияние городской и губернской милиции.

В составе Управления милиции было образовано отделение губернской милиции.

Читайте также:  Бой в бухте чемульпо и гибель крейсера «варяг» - история России

 К концу 1920 года сформировалась следующая структура Управления московской рабоче-крестьянской милиции:— отделение городской           милиции;— отделение губернской милиции;— инспекторское отделение;— Управление уголовного розыска;— 1-й особый оперативный милицейский батальон;— арестные дома;— телеграф;— адресное бюро.Подготовил Александр ТАРАСОВ,фото из архива автора

В публикации использованы сведения из книги «История московской милиции» (М., 2008) и других источников.

К 100-летию ОВД Москвы, Номер 30 (9582) от 15 августа 2017г.

Рубрики

Источник: http://petrovka-38.com/arkhiv/item/s-pravami-chasti-osobogo-naznacheniya

После Комуча: Советская рабоче-крестьянская милиция

Совместный проект Главного управления МВД России по Самарской области, музея истории органов внутренних дел Самарской области и Нины Дюковой, посвящённый 300-летию Российской и Самарской полиции8 июня 1918 года после захвата Самары белочехами образовалось местное правительство — Комитет членов учредительного собрания. Министром внутренних дел был назначен П. Д.

Климушкин. Комуч приказом №1 объявил о ликвидации Советской власти и об аресте лиц, подозреваемых в большевизме. Штаб нового правительства разместился в здании гимназии Хованской (ныне — средняя школа №13 на углу улиц Чапаевской и Венцека). 5 октября из самарской тюрьмы на восток из самарской тюрьмы в поезде смерти были отправлены свяше 2,5 тысяч заключённых.

7 октября 1918 года Самара была освобождена от белочехов и белогвардейцев. На второй день после освобождения города, 10 октября 1918 года, горисполком принял решение «назначить временно начальником милиции Пархоменко, начальниками участков Кузнецова, Кулагина и Гринюка, поручив им приступить к составлению актов о состоянии дел и ценностях, находящихся в милиции».

О состоянии дел в милиции после освобождения города можно судить по докладу Самарской городской милиции: «…Во время занятия города чехословаками архивы были разгромлены, книги и всевозможные бумаги увезены или уничтожены, в здании стёкла все побиты, мебель поломана, арестные помещения разрушены.

Кроме того, были выпущены на свободу из тюрьмы и исправительного дома много уголовных преступников, которые, сводя старые счёты, сделали налёт на уголовную милицию, где уничтожили почти все фотографические и дактилоскопические снимки, весь архив, словом, что их могло стеснить, убили двух агентов. Необходимо отметить, что …

в Самару отовсюду под разными предлогами и видами прибыло много аферистов и уголовных элементов…».

Первый состав Самарской Советской уголовной милиции. 1918 год

Бывшие члены распущенного Учредительного собрания И. М. Брушвит, П. Д. Климушкин, Б. К. Фортунатов, В. К. Вольский, И. П. Нестеров, сформировавшие в июне 1918 года Комуч в Самаре

Штаб-квартира Комуча в 1918 году

Расстрел членов Александро-Гайского совета казаками атамана Дутова. 1918 год

Мост через реку Самару, взорванный белочехами при отступлении из Самары

Гайда (настоящее имя Рудольф Гейдель), 1918 год, командир 7-го полка Чехословацкого армейского корпуса — один из инициаторов и руководителей Чехословацкого мятежа

Клуб коммунистов-большевиков в период взятия Самары белочехами (ныне ул. Венцека, 38)

После артобстрела белочехами, 1918 год

Несмотря на эти трудности, свою деятельность развернул вновь назначенный губернский комиссар внутренних дел А. П. Галактионов. Решались первые вопросы: как организовать милицию, где взять деньги на её содержание. Расчёт на революционную сознательность масс и на милицейский принцип организации, когда практически каждый гражданин с известной периодичностью на добровольных началах обязан нести службу, не оправдал себя уже в первые месяцы Советской власти. Требовался профессиональный аппарат охраны общественной безопасности и борьбы с уголовными преступлениями. Основываясь на полученных из НКВД РСФСР директивах, циркулярах и приказах, началось становление губернских органов внутренних дел.С 10 октября 1918 года начала свою деятельность Самарская городская милиция. 15 октября было сформировано губернское управление рабоче-крестьянской милиции, а 16 октября Советская уголовная милиция довела до сведения граждан, что «…она приступила к исполнению своих функций».По мере освобождения территории губернии создавались уездные и городские органы милиции. Так, в городе Мелекессе (ныне г. Димитровград) уездная милиция была создана 8 октября, в Балаков — 10 декабря.За неполных три месяца 1918 года (с октября по декабрь) фактическая численность милиции губернии составила 2412 человек, в их числе 11 старших и 162 младших конных, 422 старших и 1817 младших пеших милиционеров. Штат Самарской городской милиции состоял из 708 сотрудников. В это число не входила административная часть милиции (62 работника). По городу было установлено 150 милицейских постов, и весь город поделен на 6 милицейских участков. Управление городской милиции расположилось в бывшем штабе охраны на улице Саратовской (ул. Фрунзе, 112). До июля 1919 года Самарской милицией руководил А. И. Рыбин, в дальнейшем его сменил К. М. Радзин.Штатная численность губернского управления милиции была менее внушительной — всего 14 человек, своего оперативного состава управление не имело. Фактически оно являлось координатором деятельности всех городских, уездных и волостных подразделений милиции. Обосновалось губернское управление в нескольких комнатах бывшего дома купца Наумова (ул. Куйбышева, дом № 151).

Здание (бывший дом Наумова), в котором располагалось губернское управление в 1918 году (ул. Куйбышева, 151

По документам, разработанным в губернском управлении, предполагалось в городах и посадах губернии на 500 жителей должен быть 1 милиционер, а в волостях — 1 пеший милиционер (это минимум), а максимум 2 пеших милиционера. Также полагалось иметь на каждый уезд отряд конной милиции (15 всадников). Естественно, что поддерживать даже такую штатную численность милиции для военного времени было крайне трудно. Так, например, милиция Самарского уезда состояла лишь из начальника, помощника, 22 милиционеров и канцелярии.Юридической базой для организации уголовного розыска стала инструкция НКВД от 5 октября 1918 года. Уголовный розыск учреждался «…для охраны революционного порядка путём негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом…». Губернский уголовный розыск начал действовать в Самаре с 16 октября 1918 года. Первым заведующим губернским отделом УР стал Георгий Филиппович Долинский. Сохранившиеся архивные документы крайне скудно говорят об этом человеке. Член партии большевиков с 1914 года, за участие «в антиправительственных организациях» в 1914 году попал в тюрьму, а затем в царскую армию, где после окончания юнкерского училища получил чин прапорщика.

Георгий Филиппович Долинский — первый начальник Самарской Советской уголовной милиции

Г. Ф. Долинский не был профессиональным сыщиком, ему пришлось учиться этому делу. В качестве учителя Долинскому определили бывшего начальника Самарского сыскного отделения Максима Андреевича Юдина. Юдин занял должность помощника Долинского. Сам Максим Андреевич имел большой опыт работы в царской полиции. Проработав долгое время приставом, он с 1914 года по декабрь 1917 года руководил Самарским сыскным отделением. такой помощник, хорошо знавший нравы и повадки самарского преступного мира, на несколько порядков поднял эффективность работы губернского уголовного розыска. Кстати, использование бывших служащих царской полиции было неединичным явлением. Так, например, заместитель Самарской водной милиции Соловьёв до 1917 года служил помощником пристава в Самаре. Начальник Сызранского уездного уголовного розыска О. Я. Мезнис привлёк на работу в милицию ряд бывших сотрудников царского уголовного сыска — Танильсона, Плуторхова, Винокурова и других.В штатах губернского уголовного розыска было 96 человек: 3 инспектора, 7 помощников инспекторов, заведующий регистрацией преступлений, его помощник, 2 журналиста, 16 сотрудников 1-го разряда, 9 — 2-го разряда, 15 агентов-сотрудников, фотограф, заведующий арестным помещением. К работникам уголовного розыска предъявлялись большие требования. Работник УР должен быть по своим нравственным качествам безупречным: «чтобы на тени подозрения не падало на доброе имя деятеля уголовного розыска, охраняющего нравственность и устои государственные».Первоначально уголовная милиция располагалась в доме Челышева на улице Красноармейской (ныне ул. Красноармейская, 60), затем непродолжительное время уголовный розыск занимал часть помещений в здании губисполкома (ныне ул. Фрунзе, 167), а с 1921 года переехал в более приспособленное отдельное здание — в дом № 41 по улице Садовой (ныне это здание Самарского районного военкомата).Губернское управление милиции входило как подотдел в состав управления губисполкома. Городская и уездная милиция находилась в непосредственном подчинении отделов управления исполкомов городских и уездных Советов. В 1919-1921 годах работой отдела управления губисполкома (являющегося одновременно и территориальным подразделением НКВД РСФСР) руководили А. П. Галактионов, Л. Д. Сокольский, С. И. Кацаф, Д. П. Любецкая, Г. М. Леплевский, С. О. Роднянский. О них о всех, кроме Галактионова, именем которого названа улица в Самаре, известно крайне мало. Так, Леплевский после работы в отделе управления, был откомандирован в Москву, где занимал различные посты в НКВД РСФСР. С. О. Роднянский же в марте 1921 года был отдан под суд Ревтрибунала «..за финансовые злоупотребления и использование служебного положения в личных корыстных целях».Строительство Самарской рабоче-крестьянской милиции проходило в сложных условиях гражданской войны, крестьянских мятежей, эпидемии сыпного тифа. В апреле 1919 года в Самарской губернской милиции была введена военная дисциплина, организовано обучение военному делу, изменена структура по принципу Красной Армии. Вся милиция губернии представляла запасную бригаду в составе двух полков. Таким образом милиция стала вполне организованной военной боевой единицей.

Читайте также:  Культура и церковь в 20-30 годы xx века - история России

Клуб речников. Празднование первой годовщины Октября. 1918 год

Милиция активно участвовала в подавлении вооружённых восстаний в Ставропольском, Мелекесском, Бугурусланском, Бугульминском и Новоузенском уездах. Милиционеры выявляли организаторов, принимали меры по нормализации обстановки в восставших уездах. Наряду с боевыми действиями милиция вела решительную борьбу с уголовниками и другими антиобщественными элементами, подрывающими своими преступными действиями государственный строй, осуществляла надзор за соблюдением декретов и распоряжений органов власти.О многообразии функций милиции того времени можно судить по отчёту о работе Бугурусланской милиции в период с 1 по 27 июня 2019 года:»…Главным образом велась усиленная борьба с …вредными Советской власти элементами, как то: контрреволюционерами, дезертирами, воровством, спекулянтами, пьянством, хулиганством, с самовольными порубщиками леса — и производились разного рода дознания… По всему уезду милиция отнеслась очень внимательно к отбору оружия, как то: винтовок, шашек, револьверов, павтронов. Изо всех районов почти еженедельно присылается отобранное оружие, которое сдаётся в отдел снабжения Бугурусланского военкомата, собрано пустых патронов 18 пудов…».

Руководство Сызранского уголовного розыска. Слева направо: О. Я. Меднис, А. М. Калашников, Малицкий. 1919 год

В условиях гражданской войны Самарской губернской милиции не хватало обмундирования, оружия, профессионально подготовленных работников. Один из руководителей губернской милиции докладывал в НКВД РСФСР, что «…присланные (для службы в органах внутренних дел) красноармейцы разуты, раздеты, недисциплинированны, очень часто встречаются порочные люди из бывших дезертиров, освобождённых по амнистии».Проверки инспекторами НКВД отдельных подразделений Самарской губернской милиции позволили заявить: «подбор низших служащих ниже всякой критики, лучше подобрать невозможно, потому что условия в смысле обеспечения продовольствием и обмундированием скверное. Поэтому работа в этих органах ниже всякой критики». Были проблемы и с начальствующим составом. Вот яркий пример: в губернское управление милиции приходили постоянные жалобы на начальника Пугачёвской уездной милиции Лайнера, который «по своей малограмотности и отсутствию познаний, нужных для заведывания милицией, не мог занимать такой пост…». При таком начальнике уездной милиции «не наблюдалось должного и внимательного отношения к делу». Это привело к созданию в уезде, в селе Большая Глушица, настоящей столицы самогоноварения, взявшей на себя задачу снабжения Самары этим горячительным напитком. Инспектора губмилиции постоянно жаловались на отчёты Лайнера, которые не только не давали «ясного представления об организации деятельности милиции… в уезде, но являются прямо недобочитаемыми и по своей безграмотности и бестолковости…». Решением губернской милиции с согласия Пугачёвского уездного исполкома Лайнер был понижен в должности, как не справившийся со своими обязанностями.О ситуации, царившей в первые годы становления органов НКВД, даёт представление один из приказов Мелекесской уездной милиции: «…товарищи милиционеры продолжают вести себя по-прежнему недостойно: постоянная ругань, свист, крик, шум, щелканье семечек, бесцельная беготня из комнаты в комнату сделались какой-то хронической принадлежностью в стенах Управления милиции…, которое… делается наподобие трактира, разнузданность и отсутствие дисциплины среди милиционеров настолько велики, что сама служба теряет свою серьёзность и продуктивность: посещающая милицию публика очень часто при виде такого безобразного поведения, теряется в догадках, куда она попала…».

Мелекесская уездная милиция. 1919 год

И вместе с тем, несмотря на все сложности, стоявшие перед подразделениями внутренних дел, Самарская губернская милиция успешно решала возложенные на неё задачи.

Так, в докладе начальника Самарской городской милиции о её деятельности за октябрь-ноябрь 1919 года содержались сведения о том, что раскрываемость преступлений составила 49,7%.

Обстановка в городе продолжала оставаться крайне сложной: «Падению Самары предшествовал бунт, нападение на тюрьму и бегство 500 человек заключённых, эти разбежавшиеся остались в Самаре…, в город отовсюду понаехало много преступников. К 15 ноября…, одних заявлений о грабежах, разбоях и покушениях, было около 300…».

Источник: https://seleste-rusa.livejournal.com/1310707.html

2.2 Структура, задачи и компетенция органов рабоче-крестьянской милиции

Инструкция об организации советской рабоче-крестьянской милиции» от 12 октября 1918 г закрепляла правовые основы функционирования советской милиции как штатного государственного органа охраны общественного порядка.

Важной особенностью оформления правового статуса милиции являлось прямое закрепление ее классового характера. Это нашло отражение в ее названии — «рабоче-крестьянская» — и основных задачах. В Инструкции от 12 октября 1918 г.

указывалось, что «советская милиция стоит на страже интересов рабочего класса и беднейшего крестьянства. Главной ее особенностью является охрана революционного порядка и гражданской безопасности».

Инструкция устанавливала организационно-правовые нормы, единые для Российской Федерации. 15гоктября 1918 г.

Главное управление милиции НКВД РСФСР разослало ее текст в губернские и уездные управления милиции, подчеркнув, что«впредь надлежит руководствоваться только этой инструкцией об организации милиции, отменяющей все инструкции по организации милиции, выработанные и принятые на местах».

Согласно Инструкции на службу в советскую милицию принимались только «представители трудящихся, достигшие возраста 21 года, вполне грамотные». Представители «эксплуататорских классов», лица, служившие в дореволюционной полиции и жандармерии, а также лица, осужденные за совершение уголовных преступлений, в милицию не принимались.

Все поступавшие на службу в милицию обязаны были давать подписку о том, что они прослужат в милиции не менее 6 месяцев и будут беспрекословно подчиняться «всем приказам и распоряжениям заведующего милицией и центральной рабоче-крестьянской власти». Такой принцип комплектования кадров обеспечивал проведение «классовой, пролетарской линии» в деятельности органов милиции.

Рабоче-крестьянская милиция являлась исполнительным органом центральной власти на местах. В организационном отношении ее работа строилась на принципе двойного подчинения: ее органы находились в непосредственном ведении местных Советов и подчинялись общему руководству Народного комиссариата внутренних дел Полиция и милиция России: Страницы истории. М., 1995. С.55.

Центральным органом рабоче-крестьянской милиции первоначально было Управление милиции, входившее как подотдел в состав отдела местного управления НКВД РСФСР.

Однако масштабы и значение работы центрального органа требовали превращения его в самостоятельное звено Наркомата внутренних дел. Поэтому в ноябре 1918 г. Управление было реорганизовано Главное управление милиции.

Первым заведующим Глав. милиции, как тогда именовали это управление, стал А.М. Дижбит.

Главное управление осуществляло следующие функции: общее руководство деятельностью милиции; издание приказов и инструкций, определяющих как политическую, так и техническую сторону работы; надзор за деятельностью учреждений и органов милиции.

Основные звенья местного аппарата РСФСР составляли губернские и уездные управления. Губернские и другие крупные города могли иметь свою городскую организацию милиции, но с особого (в каждом отдельном случае) разрешения Народного комиссариата внутренних дел.

Низовым звеном аппарата милиции был участок во главе с участковым начальником, в ведении которого находились старшие и рядовые милиционеры.

Губернские управления милиции являлись одновременно местными органами НКВД и органами губернского исполнительного комитета Советов рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов.

Компетенция губернских управлений милиции по основным направлениям их деятельности была аналогична компетенции Главного управления милиции, но отличалась, конечно, масштабом, ограничиваясь пределами губернии, в которой находилось данное управление Отечественные органы внутренних дел: история и современ-ность. М., 2000. С.59..

С самого начала перед милицией был поставлен широкий круг задач, который определял ее основные обязанности, за фиксированные в Инструкции от 12ноктября 1918 г. Согласно Инструкции, их можно разделить на три группы.

К первой группе относились обязанности милиции по охране государственного и общественного строя, по обеспечению выполнения предписаний советских законов, а именно:

— строгое соблюдение за исполнением всеми гражданами декретов и распоряжений органов власти по учету, распределению и соблюдению твердых цен на продукты промышленности и сельского хозяйства, своевременное оповещение населения о распоряжениях органов власти;

— содействие советским государственным органам в осуществлении ими возложенных на них обязанностей Мулукаев Р.С, Карташев Н.Н. Милиция России (1917-1993). Историко-правовой очерк. М., 1995. С.113.

Во вторую группу включались:

— поддержание порядка в общественных местах, составление актов и протоколов о нарушении порядка, преступлениях и происшествиях.

Милиция была обязана принимать также меры к обеспечению порядка и безопасности во время стихийных бедствий (пожаров, наводнений и т.п.), оказывать помощь при несчастных случаях.

Кроме мер, осуществляемых собственными силами, она могла, когда это необходимо, привлекать к содействию и граждан;

— наблюдение за санитарией и благоустройством на улицах, площадях, надзор за порядком и движения на дорогах;

— выдача в случаях, предусмотренных распоряжениями центральной власти, удостоверений личности, трудовых книжек и других удостоверений, справок, сведений, свидетельств.

Третью группу составляли обязанности милиции по борьбе с преступностью:

— проведение оперативно-розыскных мероприятий;

— непосредственное участие в предварительном расследовании и оказание содействия судебным органам в исполнении приговоров.

Деятельность милиции в области предварительного расследования выражалась в осуществлении дознания по уголовным делам. В Инструкции не определялись категории уголовных дел, по которым милиция вела дознание, а лишь указывалось, что дознание проводится органами милиции под руководством и началом народных судей и следственных комиссий.

Читайте также:  Боспорское царство в i-iv века нашей эры - история России

Инструкция дополнялась «Положением о народном суде РСФСР» от 30 ноября 1918 г.

, в котором устанавливалось, что предварительное следствие по делам, рассматриваемым народным судом с участием шести народных заседателей, ведется уездными и городскими следственными комиссиями.

По остальным уголовным делам народный суд мог либо ограничиться дознанием, проведенным милицией, либо передать дело в следственную комиссию для ведения предварительно следствия Отечественные органы внутренних дел: история и современ-ность. — М., 2000..

Кроме дознания по уголовным делам, на милицию возлагался комплекс обязанностей по оказанию содействия органам правосудия, а именно:

— выполнении поручений судебных и следственных органов по содержанию и доставке в суд или для допроса обвиняемых или подозреваемых. При этом каждый случай задержания процессуально оформлялся протоколом с точным обозначением места, дня и часа задержания, а также с указанием основания применения этой меры;

— производство обысков, осмотров, выемок как по постановлениям народных судов и следственных комиссий, так по своей инициативе.

В последнем случае милиция была обязана поставить в известность ближайший народный суд или следственную комиссию.

Эти процессуальные действия она выполняла обязательно в присутствии представителя домового комитета или управляющего домом, а в селах ? не менее двух соседей в качестве понятых;

— приведение в исполнение судебных приговоров.

https://www.youtube.com/watch?v=6BVaDfFkRvQ

Составной частью рабоче-крестьянской милиции были аппараты уголовного розыска. Единая система уголовно-розыскных органов в РСФСР возникла после учреждения в октябре 1918 г.

в составе Главмилиции Центрального управления уголовного розыска (Центророзыск) на правах отдела.

Имевшиеся до этого в ряде крупных городов страны органы уголовного розыска были децентрализованы и действовали под руководством местных Советов.

Центророзыск разработал план реорганизации всего уголовно-розыскного дела в России на основах единообразного его ведения по существу, речь шла не о реорганизации, а о создании нового аппарата.

Как отмечалось в одном из отчетов Центророзыска, «фактически розыскного аппарата не было, не было связи между учреждениями, не было регистрации преступников, личный состав был ниже удовлетворительного.

Таким образом, Центророзыск должен был начать свое дело с самого начала» Елинский В.И., Исаков В.М. Становление и развитие уголов-ного сыска в России (X — начало XX века.). М., 1998. С. 88.

Правовой основой строительства советского уголовного розыска стало «Положение об организации отдела уголовного розыска», из данное НКВД РСФСР в октябре 1918 г.

, в соответствии с которым органы уголовного розыска учреждались в городах с населением не менее 40 — 45 тыс. человек «для охраны революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом».

При губернских и городских управлениях милиции создавались отделения уголовного розыска.

Общее руководство системой органов уголовного розыска осуществлял НКВД РСФСР.

Все вопросы строительства уголовно-розыскного аппарата Главное управление милиции РСФСР решало совместно с местными Советами. В ноябре 1918 г. оно направило в исполкомы местных Советов документ, в котором подчеркивалось, что «настало время поставить дело сыска на научную основу и создать кадры действительно опытных работников — научных специалистов».

Главное управление указывало на необходимость повышения уровня технического оснащения органов уголовного розыска, совершенствования знаний и профессиональных навыков работников. Надо сказать, что документы того времени не позволяют достоверно судить о масштабах выполнения намеченной программы.

Однако известно, что принимались меры по налаживанию дактилоскопического учета и фотографирования на основе единых правил.

В декабре 1918 г.

Главное управление милиции разработало и утвердило «Общую инструкцию милиционерам», «Инструкцию начальникам и их помощникам», «Инструкцию старшим и дежурным по району милиционерам», «Инструкцию об употреблении оружия». Все эти нормативные акты были одобрены Первым Всероссийским съездом заведующих губернскими и городскими управлениями милиции. Они расширяли рамки правового регулирования деятельности милиции.

Таким образом, Инструкция устанавливала организационно-правовые нормы, единые для Российской Федерации. Рабоче-крестьянская милиция являлась исполнительным органом центральной власти на местах.

В организационном отношении ее работа строилась на принципе двойного подчинения: ее органы находились в непосредственном ведении местных Советов и подчинялись общему руководству Народного комиссариата внутренних дел.

Центральным органом рабоче-крестьянской милиции первоначально было Управление милиции, входившее как подотдел в состав отдела местного управления НКВД РСФСР. Основные звенья местного аппарата РСФСР составляли губернские и уездные управления.

С самого начала перед милицией был поставлен широкий круг задач, который определял ее основные обязанности: по охране государственного и общественного строя, по обеспечению выполнения предписаний советских законов, поддержание порядка в общественных местах; проведению оперативно-розыскных мероприятий; непосредственному участию в предварительном расследовании и оказанию содействия судебным органам в исполнении приговоров.

Источник: http://pravo.bobrodobro.ru/99354

История милиции в России. Справка

10:14 01/03/2011

Закон о полиции вступает в силу в России. Ниже приводится справочная информация об истории милиции в России.

Милиция — исторически сложившееся наименование органов по охране общественного порядка в Российской Федерации и ряде стран СНГ.
После Февральской революции 1917 года в России царская полиция была ликвидирована. Была провозглашена замена полиции «народной милицией».

Правовая основа организации и деятельности милиции была создана постановлениями Временного Правительства «Об утверждении милиции» и «Временным положением о милиции», изданными в апреле 1917 года.

После Октябрьской революции II Всероссийский съезд Советов юридически закрепил образование Советского государства и закрепил ликвидацию Временного Правительства и его органов, в том числе и органов милиции.

Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) 10 ноября (28 октября ст.ст.) 1917 года принял декрет «О рабочей милиции», в котором говорилось, что все Советы рабочих и солдатских депутатов учреждают рабочую милицию, которая находится всецело и исключительно в ведении Советов рабочих и солдатских депутатов. Это постановление стало юридической основой создания советской милиции.

Коллегия НКВД РСФСР 10 мая 1918 года приняла решение о том, что «милиция существует как постоянный штат людей, исполняющих специальные функции». С этого момента милиция из «народной» начинает переход в категорию профессиональной.

НКВД и Народный Комиссариат Юстиции 12 октября 1918 года утвердили инструкцию «Об организации советской рабоче-крестьянской милиции», юридически закрепившую создание штатной профессиональной милиции в РСФСР как «исполнительного органа рабоче-крестьянской центральной власти на местах, состоящего в непосредственном ведении местных Советов и подчиняющегося общему руководству НКВД».

ВЦИК (Всероссийский центральный исполнительный комитет) в 1920 году утвердил первое положение «О рабоче-крестьянской милиции». В соответствии с ним в состав милиции вошли: городская и уездная милиция, промышленная, железнодорожная, водная (речная, морская), розыскная милиция. Служба в милиции носила добровольный характер.

В составе милиции с течением времени возникали новые подразделения. В 1936 году были созданы подразделения Государственной автомобильной инспекции (ГАИ), в 1937 году — по борьбе с хищениями и спекуляцией (БХСС).

К 1941 году в структуре Главного управления рабоче-крестьянской милиции имелись отделы уголовного розыска, БХСС, наружной службы, ГАИ, железнодорожной милиции, паспортный, научно-технический, по борьбе с бандитизмом.

Впоследствии в разные годы в состав милиции вошли такие отделы, как отряды милиции специального назначения — спецназ (1987), отряд милиции особого назначения — ОМОН (1988), Главное управление по борьбе с организованной преступностью — ГУБОП (1992) и другие. В 1990 году в России было создано Национальное центральное бюро Интерпола.

Первоначально милиция подчинялась и входила в состав НКВД РСФСР (1917-1930), 15 декабря 1930 года ЦИК (Центральный исполнительный комитет) и СНК (Совет народных комиссаров) СССР приняли постановление «О ликвидации наркоматов внутренних дел союзных и автономных республик».

После упразднения наркоматов на базе управлений коммунального хозяйства, милиции и уголовного розыска были учреждены одноимённые управления непосредственно при СНК РСФСР. Такой порядок сохранялся до 1934 года.

Затем был вновь организован НКВД СССР, и милиция подчинялась ему (1934-1946), потом МВД (Министерству внутренних дел) СССР (1946-1960), МВД РСФСР (1960-1968), МВД СССР (1968-1991). С 1991 г. милиция находилась в ведении министерства внутренних дел РСФСР.

В декабре 1991 года после того, как президент СССР Михаил Горбачев сложил свои полномочия, был принят Закон РСФСР «Об изменении наименования государства Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика», согласно которому государство РСФСР стало именоваться Российская Федерация (Россия). В связи с этим все органы, учреждения и организации МВД СССР на территории России были переведены под юрисдикцию России с включением их в систему МВД России.

К 2004 году в структуре МВД РФ насчитывалось 37 отделов (управлений), 5 ноября 2004 года президентом был подписан указ, в соответствии с которым эти отделы были заменены 15 департаментами.

Источник: http://rapsinews.ru/incident_publication/20110301/251951397.html

Ссылка на основную публикацию