Современная украинская историография — история России

Мифы новой украинской истории

Современная украинская историография - история России

В будущем 2012 г. будет отмечаться одна круглая дата – 1150-летие зарождения российской государственности.

Президент России издал соответствующий указ и заявил, что считает целесообразным отпраздновать юбилей вместе с Украиной и Белоруссией и объявить следующий год Годом Российской истории.

По словам Медведева, приглашение обусловлено тем, что у всех трех стран «общие исторические и духовные корни».

Решение Минска будет, скорее всего, положительным – праздновать. А вот Киев наверняка откажется участвовать. Еще бы – принять такое предложение, значит перечеркнуть все усилия историографии, идеологии, филологии и педагогики, затраченные в течение последних 20 лет на создание нового этноса – «щирых та свядомых» (настоящих и сознательных) украинцев.

И ответ Украины «москалям» не заставил себя долго ждать. Недавно депутат Верховной Рады Лилия Григорович выступила с инициативой в 2012 г. отметить 1160-летие государственности Украины.

То есть, законодательно утвердить, что украинская держава на 10 лет древнее российской. Откуда взялась эта дата? В «Повести временных лет» летописец зафиксировал, что с 852 г. территория расселения восточных славян стала называться «Русской землей».

По версии Григорович, этой «русской землей» была «Русь-Украина».

Вообще нынешняя украинская история построена большей частью на мифах, призванных как можно больше усилить различия между частями единого русского народа.

Главные среди них — миф о советской оккупации и миф о глубокой древности украинской истории. Это, так сказать, общий фон, на котором развивается нынешняя украинская историография. Но у некоторых «исследователей» температура заметно превосходит среднюю по больнице. Вот, например, украинский политолог Олег Соскин время от времени выдает такие перлы, что в пору со стула падать.

«Мы славяне, арии, скифы, мы Русь, а ваша территория, извините, это финно-угорская тюркская территория с совершенно другой этничностью и другим языком, который к нашему славянскому, русскому никакого отношения не имеет», — это пан Соскин так отозвался о России. Или вот еще: «В действительности Россия — неразвитое и неудачное государство, которое живет лишь за счет ренты — нефтяной или газовой. Эта страна не является конкурентной с точки зрения научной-технической системы развития».

Древние укры на марках Украины

«Название нашего государства «Русь» было украдено Петром. Бандит натуральный. По ноздри в крови, убивал всех подряд. Потом сделали его великим императором, а он был простым московским полукриминальным авторитетом», — так Соскин отзывается о Петре I.

Да, в украинских политических кругах Олег Соскин слывет одиозной фигурой. Однако еще относительно недавно он был советником двух подряд президентов страны и обладал официальным статусом.

С 1994 г. он возглавляет организованный им же Институт трансформации общества. В 1992–1993 гг. одновременно был старшим консультантом президента Украины Леонида Кравчука по вопросам предпринимательства и внешнеэкономической деятельности, советником премьер-министра по макроэкономическим вопросам. А в 1998–2000 гг. был советником президента Леонида Кучмы по экономическим вопросам.

С апреля 1996 г. Соскин возглавляет Украинскую национальную консервативную партию. В 2008 г. назвал Россию «неразвитым и неудачным государством» и требовал введения с ней визового режима. В 2009 г. потряс украинскую публику прогнозом о возможности «войны Украины с Россией в ближайшие месяцы». Прогноз, славу Богу, не сбылся.

Или вот другой персонаж — директор Института украиноведения академик Петр Кононенко. Тоже «засвечен», как историк-первооткрыватель.

Например, во времена Ющенко он на своей лекции в ходе научной студенческой конференции «Молодежь и государственный язык» рассказал собравшимся, что киевский князь Владимир в IX в.

не пожелал принимать православие в Константинополе, решив сделать это «на своей земле – в Севастополе».

Кононенко также упомянул историю древней Индии: он сообщил, что в Махабхарате «один из родов был украинским и вышел с Припяти».

Не забыл академик вспомнить о России: по его словам, Москву основали татары, а уже затем Юрий Долгорукий взял в жены татарку. Кононенко подчеркнул, что сын Долгорукого – Андрей Боголюбский был первым потомком киевских князей, который пошел войной на Киев и разорил его.

Отсылки к Махабхарате – это, конечно, перегиб. Но в целом, украинские историки весьма усердно разрабатывают миф о древней истории Украины. Суть его в том, что далекие предки современных украинцев жили на территории нынешнего государства Украина еще со времен неолита.

Главная цель этой политизированной теории — найти коренные отличия между украинцами и русскими уже на стадии первобытно-общинного строя.

Основной метод — «засунуть» племена индоевропейцев в рамки территории, где потом сформировалась древнерусская государственность, которую соответственно приписывают «украинцам».

Вообще-то ничего удивительного в этих стараниях нет – политический заказ есть, да и для национализма характерно стремление доказать «особенность» и «превосходство» своего народа, максимально «удревнить» его историю.

Чтобы еще дальше отдалить жителей Украины и России друг от друга, современная украинская историческая мысль отнесла русских к финно-угорскому миру, московиты де это небольшая примесь славянской крови к основой – финно-угорской.

А вот украинцы — прямые потомки жителей древней трипольской культуры – эта энеолитическая археологическая культура была распространена в VI—III тыс. до н. э. в Дунайско-Днепровском междуречье. Далее, шагая от одной археологической культуре к другой, историки-новаторы приходят к Киевской Руси.

А это уже, с их точки зрения, стопроцентное государство «древних украинцев».

Страничка из учебника, призванного формировать из ребенка сознательного украинца

Когда такие теории рождаются в умах ученых – это полбеды. В конце концов, они могут быть доказаны или опровергнуты в рамках дискуссий и обмена мнениями внутри научного сообщества. Совсем плохо, когда такого рода идеи перекочевывают в школьные учебники.

Вот примеры. Согласно четыре раза переиздававшейся в 1999 – 2005 гг. «Истории Украины» Р.Ляха и Н.Темировой (учебник для средней школы, одобренный и рекомендованный министерством образования и науки Украины), украинскому народу более 140 тысяч лет. То есть, в историю украинского народа включается период до появления человека современного типа.

Или вот названия параграфов из учебника девятого класса: «Украина под властью Российской и Австрийской империй», «Колонизаторская политика царского царизма в Украине», «Украина в завоевательных планах Наполеона I», «Громадная оппозиция российскому царизму в Украине», «Крымская война и Украина», «Украинцы в обороне Севастополя»…

О передаче в 1954 г. Крыма Украине говорится, что «хозяйственная жизнь Крыма была парализована», РСФСР никак не удавалось восстановить эти территории после войны. «В такой обстановке включение Крымского полуострова в состав Украинской ССР, которое произошло в ознаменование 300-летия «воссоединения Украины с Россией» было изначально неизбежным».

Кстати, авторы еще одного массового учебника — «Введения в историю Украины» — дают весьма оригинальное объяснение приобретения Украиной Крыма: «Включение Крымского полуострова в состав Украинской ССР… было попыткой переложить на плечи Украины часть моральной ответственности за выселение с полуострова крымско-татарского населения и вынудить ее взять на себя восстановление хозяйственной и культурной жизни на полуострове».

Представьте себе украинского школьника, впервые в жизни пришедшего на урок истории. В течение последующих лет в его голову вкладывают такую вот версию украинской истории: до 1991 г. Украина изнемогала под москальским игом.

Чего только не делали чужеземцы, чтобы сломать украинцев: морили их голодом, преследовали лучших сынов народа вроде гетмана Мазепы и Бандеры. Но теперь мы скинули вековое ярмо и никогда больше не пустим захватчиков на нашу землю.

Давно замечено, что молодые нации при рождении и становлении обязательно создают историю именно в своем представлении.

Для стран постсоветского пространства самым актуальным на пути формирования национальной идентичности становится преодоление «комплекса России, Москвы». И здесь любые средства хороши – от героизации до фальсификации.

У кого-то эти процессы протекают скрыто, латентно, у кого-то – в острой форме. Украина – в числе последних.

Как результат – попытки Киева стать альтернативным Москве центром тяжести на постсоветском пространстве и игнорирование, а то и противодействие российским инициативам в политической, культурной и духовной сферах.

Так что можно сказать почти наверняка – Украина не будет в будущем году вместе с Россией и, возможно, Белоруссией отмечать 1150-летие зарождения российской государственности. Ее государственность, как выясняется, аж на десять лет старше. Так вот, москали — мы сами с усами.

Владимир Пинегов

«Помни Россию»

Источник: http://xn--b1adccaencl0bewna2a.xn--p1ai/index.php/articles/42-articles/2915-mify-novoi-ukrainskoi-istorii

Коллектив авторов — История Украины

Читателю предлагается История Украины, написанная известными российскими историками, членами российско-украинской комиссии. Авторами представлен современный академический взгляд на исторические события, с учетом новейших знаний науки.

Книга будет полезной и интересной как для студентов вузов, так и для широкого круга читателей.

Содержание:

В настоящей книге представлена история украинских земель с древности до современности. Авторы книги входят в состав российской части Совместной российско-украинской комиссии историков.

Каждый из них является специалистом в своей области украинистики, в отдельном её хронологическом периоде, история которого им и написана. В совокупности представленная на суд читателя «История Украины» является выражением одной из различных имеющихся в историографии концепций.

От появляющихся в последнее время попыток «новаторского» толкования истории украинского народа и украинских земель авторов данного произведения отличает, прежде всего, приверженность к академическому подходу в исследованиях.

Академический стиль подразумевает внимательное отношение к фактам, мнениям коллег, знание современной историографии вопроса, а также отказ от политизации и политиканства.

История украинских земель всегда была тесно связана с историей соседей – России, Польши, Турции и тех стран, которые в разные исторические периоды существовали на их территории. В различные периоды украинские земли входили в Киевскую Русь, в Великое княжество Литовское, в Речь Посполитую, в Российскую империю, в Австро-Венгерскую империю, в Советский Союз и т. д. Борьба за украинскую идентичность была драматичной и непростой.

Эта книга не является выражением какой-то официальной позиции, а приглашением группы авторов к диалогу по весьма актуальной и непростой исторической проблеме.

Мы полагаем, что знание прошлого, достижений и ошибок наших предков крайне важно для нашего будущего.

Читайте также:  Первые русские князья - история России

Наш разговор придется начать с нескольких общих положений, без которых дальнейшее изложение будет не вполне понятно.

Во-первых, ни одно из ныне существующих государств не является прямым наследником тех государственных (иди догосударственных) объединений, которые существовали в далеком прошлом.

Во-вторых, большинство из ныне существующих этносов не имеет единого племени-прародителя, народа-предка. Все современные народы возникли в результате сложного взаимодействия носителей различных антропологических черт, языков и культур.

В-третьих, ни одна из ныне существующих культур не имеет единого истока. Все они – результат взаимодействия и видоизменения нескольких культурных традиций.

Наконец, в-четвертых, формирование народов, которые ныне населяют территорию Восточной Европы, началось сравнительно поздно: не ранее конца XV в. До этого представлений о собственно этническом единстве у их предков не существовало.

Все это касается как современных Республики Украины, украинцев и украинской культуры, так и Российской Федерации, русских и русской культуры – или любого другого государства, народа, культуры.

Тем не менее, наши народы считают себя, так сказать, правопреемниками определенных этнических, государственных и культурных сообществ, существовавших в прошлом (хотя в большинстве случаев это мифические представления, которые лишь отчасти соответствуют действительности).

При этом начало нашей истории было общим: до определенного момента наши предки не подозревали, что от того, на какой территории они обосновались, будет зависеть национальность их потомков.

Попробуем разобраться в том, какие именно этносы, культурные традиции и государственные образования дали жизнь современным украинскому народу, украинской культуре и государству Украине.

Чтобы не пересказывать в очередной раз хорошо известные факты, изложенные, кажется, во всех более или менее популярных очерках истории Украины, постараемся выяснить, что лежит в основе этих представлений, откуда известно о том, «как это было на самом деле», – и было ли «это» именно так. При этом остановимся только на ключевых событиях и явлениях, предваряющих собственную историю Украины, которая начнется гораздо позже: в XV–XVI вв.

Традиционно – к чему имеются все основания – считается, что общим предком украинского, русского и белорусского народов являются восточные славяне, создавшими первое государство, которое условно принято называть Древнерусским (Киевской или Древней Русью). Именно это объединение стало общим «предком» последующих государственных образований, продолживших те или иные традиции Древнерусского государства.

Не останавливаясь на весьма спорной проблеме происхождения и первоначального расселения славянских племен[1], обратимся к тому времени, память о котором сохранилась в письменных источниках.

Первым и самым важным из них является «Повесть временных лет», которая охватывает период с древнейших времен до второго десятилетия XII в.

Она сохранилась в составе позднейших летописей XIV–XVI вв. Еще в 30-х годах XIX в. стало ясно, что сама «Повесть» является продолжением более ранних летописных произведений.

Анализ текста Повести показал, что в ее основе лежат более ранние летописи: так называемые «Начальный свод» (1096–1099), «Свод Никона» (1073) и, наконец, предшествовавший им «Древнейший свод» (1037–1039), или появившееся тогда же некое сюжетное повествование о начальной истории («Повесть о начале Русской земли», или «Сказание о первоначальном распространении христианства на Руси», или какое-то другое сказание). Важно отметить, что до «Свода Никона» текст летописи не был разбит на годовые статьи. Даты ранних событий были проставлены «задним числом» только в 70-х гг. XI в. Основания, на которых была проделана эта работа, нам не известны (как, впрочем, точно не известны и системы счета времени, которыми пользовались первые летописцы). Другими словами, большинство дат древнерусской истории носит условный характер и без специальной проверки (если это вообще возможно) приниматься не могут.

Очевидно также, что самые ранние летописные записи могли опираться только на какие-то устные предания, которые впоследствии были переработаны древнерусскими летописцами в своих целях. Правда, неоднократно высказывались догадки и о том, что до 30-х гг. XI в.

могли вестись какие-то спорадические записи (например, на полях пасхальных таблиц). Однако никаких источников, которые бы подкрепили эти предположения, пока найти не удалось. Так что, самый ранний период древнерусской истории носит явно легендарный характер.

К числу таких легенд относятся, очевидно, и предания о происхождении и расселении восточных славян.

Итак, что же знает автор «Повести» о восточнославянских «племенах» и их ранней истории?

После рассказа о разделении после Потопа земли между сыновьями Ноя и расселении славян летописец сообщает: «… словене пришедше и седоша по Днепру и нарекошася поляне, а друзии древляне, зане седоша в лесех; а друзии седоша межю Припетью и Двиною и нарекошася дреговичи; инии седоша на Двине и нарекошася полочане, речьки ради, яже втечеть в Двину, имянемъ Полота, от сея прозвашася полочане. Словене же седоша около езера Илмеря, и прозвашася своимъ имянемъ, и сделаша градъ и нарекоша и Новъгородъ. А друзии седоша по Десне, и по Семи, по Суле, и нарекошася северъ».

Традиционно это сообщение рассматривается как точное указание на то, где обосновались те или иные «племена» восточных славян. Так, в фундаментальном труде украинских историков «История Украины», в полном соответствии с летописным текстом, указывается: «Племя полян заселяло Киевщину и Каневщину на Днепровском Правобережье, древлян – Восточную Волынь, северян – Днепровское Левобережье.

Кроме них на территории современной Украины проживали уличи (южное Поднепровье и Побужье), хорваты (Прикарпатье и Закарпатье), а также волыняне или, как их еще называли, бужане (Западная Волынь)». Другими словами, автор приведенного текста полагает, что непосредственными предками будущих украинцев были представители летописных полян, древлян, северян, уличей, хорватов и волынян (бужан).

Источник: https://profilib.net/chtenie/24101/kollektiv-avtorov-istoriya-ukrainy.php

Российская историография — взаимосвязь истории и современности

Подробности Семён Семёныч Історія Русі, України 04 июля 2010 Просмотров: 8792

Рейтинг:  5 / 5

Читать материалы идеологических оппонентов нужно с той мыслью, что в них, кроме цитат, нет ничего здравого: ни мыслей, ни выводов. Единственными историками, которых я могу читать без слёз и содрогания, являются Ключевский и Соловьёв. Российская историография имеет одну проблему – отсутствие последовательности. Впрочем, украинская также…

Характеристика российской историографии такова (характеристика украинской историографии еще впереди):

  • Четко прослеживается ненависть ко всему украинскому и польскому в той части, когда мнение источника не совпадает с мнением официальной Российской истории. Плюрализм мнений отвергается.
  • Прослеживается элемент исторической борьбы России против Польши как единственного сильного конкурента за украинские земли, в результате чего Польшу разносят по полочкам, как только могут. А могут очень коряво.
  • Налицо подбор эпитетов и фактов «под ситуацию»: хвалят и/или оскверняют то или иное событие (личность) исключительно исходя из позиций выгоды в конкретный момент в конкретном историческом месте, в конкретном историческом периоде. То есть четкой единой линии (мнения) не прослеживается. Например, исторически Запорожское казачество когда выгодно похвалить (союз с Москвой в 1654 году) – хвалят, а когда выгодно оклеветать – оскверняют. Примером может служить книга Ульянова «Происхождение украинского сепаратизма».

Пожалуй, такое ситуативное отношение и является самым лучшим доказательством несостоятельности российской имперской и коммунистической историографии. Создается впечатление, будто в России ещё сами не определились с оценкой деятельности украинских казаков и происхождения Украины. То тут, то там слышны заявления о том, что украинский язык есть ни что иное как ветвь современного русского языка и тут же из другого российского источника слышится, что украинский язык является изобретением поляков и немцев. Данного бреда достаточно, чтобы не касаться доказательной базы сих утверждений.

Причины непоследовательности историографии в России и Украине:

  • Обоснованное понимание принадлежности к истории и традициям Руси. Стоит это признать и не доказывать неславянское происхождение россиян.
  • Оккупация татарами и падение Руси как единого политического образования, которым она была некоторое время. В принципе, эта временность единства и погубила Русь.
  • Одностороннее провозглашение Москвой себя наследником Руси и, как следствие, дальнейшее навязывание окружающим народам своего видения и понимания исторических событий на землях коренной Руси; В данном случае Москва взяла на себя слишком много: как ни как, но Русь (согласно четким историческим данным) освободилась от татар на полтора столетия раньше Московии. Данная узурпация истории и наследия Руси в российской историографии имела свои основания – создалось вакантное место, которое пустым не бывает. Позже, уже после Петра Великого, оставалось данное положение дел закрепить «юридически» (т.е. исторически). В Российской историографии родилась идея написать историю так, чтобы сделать Москву главным героем Руси, а Киев – захиревшей окраиной (что не мешало Москве и Варшаве рвать пасти за владение Киевом), а также придать Москве роль основателя, развивателя и защитника Руси, не замечая даже той хронологии событий, согласно которой становление и укрепление Москвы и московской части Руси странным образом совпадает с нашествием татар и основательным разорением коренной Руси. Именно татарская власть предоставила князьям Московии все шансы перенять татарские традиции в военном деле, политике, отношении к людям. Потому о каком лидерстве Москвы может идти речь, если вся история коренной Руси связана именно с Киевом, а с Москвой связана лишь заключительная её часть – падение Руси и дальнейшее постепенное разделение. Проследить это разделение очень легко по летописям и фактам: если до 13-го века разборки носили характер конфликтов между двумя княжествами, а не государствами, то начиная с Ивана Грозного эти конфликты уже несут в себе характер государственных конфликтов и понятие ГОСУДАРСТВО теперь присуще не каждому отдельному княжеству (как на Руси), а образованию, которое имело все признаки государства с более высоким уровнем устройства чем княжество. На первое место вышел не князь, а Царь над всеми. Татары же, передав Московии свои особенности государствования, сами нахватались у наших предков дурных манер – междоусобиц. В результате Орда ослабела от внутренних конфликтов за господство над Русью и распалась.
  • Изоляция татарами Московской Руси, от Европы в целом и от Киевской Руси в частности, негативно сказалась на развитии Московии. Произошел переход от демократии к диктатуре. Московские князья (в отличие от руських, киевских), согласно летописям, стояли на службе у татар и часто душили народные восстания еще более жестоко, чем сами татары. В истории Руси это самый трагический момент, который создал предпосылки к окончательному формированию наших наций как разных по культуре и видению принципов государственного устройства. На Руси сохранялись европейские принципы и избирательное право, которые менялись с течением времени параллельно с изменениями в самой Европе, а в России законсервировались на долгое время террор и диктатура в самых худших татарских традициях.В дальнейшем эти традиции воспитали поколения тиранов вроде Сталина, а СССР строился по подобию Российской Империи – тюрьмы народов. Слова эти не мои и не стоит топать на меня ногами.
Читайте также:  Литература начала века - история России

В данном вопросе не следует также путать понятие «имеет отношение к истории руси» с понятием «является русью»

Так огульно объявлять себя наследником Руси, как это делает Россия, можно только с очень большой натяжкой ибо история России – это история страны, которая колонизуется, а не колонизирует. А колонизировалась Россия выходцами с Руси. Именно русины принесли славянство и православие на земли России.

Но никак нельзя утверждать, что православие чуть ли не зародилось в России и потом уже пришло на Русь. Нельзя же так путать причину и следствие. Если сопоставить мои выводы с данными настоящих (не кормушечных) историков, то во многом они совпадают.

Именно такой подход к истории дает ответы на самые главные и спорные вопросы во взаимоотношениях России и Украины.

https://www.youtube.com/watch?v=1KbwET0vm-g

Кратко из Ключевского (источник):
Первый период русской истории.По мнению Ключевского, не ранее, чем с VIII века нашей эры можно прослеживать постепенный рост русского народа, наблюдать внешнюю обстановку и внутреннее строение его жизни в пределах равнины.

С VIII до XIII века народ сосредоточивался на среднем и верхнем Днепре с его притоками и с его историческим водным продолжением – линией Ловать – Волхов. Все это время Русь политически разбита на отдельные более или менее обособленные области, в каждой из которых политическим и хозяйственным центром являлся большой торговый город.

Этот город захватывался пришлым князем, но и при нем не терял своего важного значения. Господствующий политический факт этого периода – политическое дробление земли под руководством городов. Господствующий факт экономической жизни – внешняя торговля, движущей силой которой является: лесные промыслы, звероловство, бортничество (лесное пчеловодство) и т.

п. Это Русь Днепровская, городовая, торговая.

Второй период русской истории.

С XIII до середины XV века главная масса русского населения появляется на верхней Волге с её притоками. Это масса раздроблена политически уже не на городовые области, а на княжеские уделы. Удел – это совсем другая форма политического быта.

Господствующий политический факт этого периода – удельное дробление верхне-волжской Руси под властью князей. Господствующий факт экономической жизни – сельскохозяйственный крестьянский труд. Это Русь Верхне-волжская, удельно-княжеская, вольно-земледельческая.

Третий период русской истории.

С половины XV до второго десятилетия XVII века главная масса русского населения из области верхней Волги растекается на юг и восток по донскому и средне-волжскому чернозему, образуя особую ветвь народа – Великороссию, которая вместе с населением расширяется за пределы верхнего Поволжья.

Расширяясь географически, великорусское племя впервые соединяется в одно политическое племя под властью московского государя, который правит своим государством с помощью боярской аристократии, образовавшейся из бывших удельных князей и удельных бояр.

Господствующий политический факт этого периода – государственное объединение Великороссии. В экономической жизни происходят изменения: воля крестьянства начинает стесняться по мере сосредоточения землевладения в руках служилого сословия, военного класса, вербуемого государством для внешней обороны.

Это Русь Великая, Московская, царско-боярская, военно-землевладельческая.

Четвертый период русской истории.

С начала XVII до половины XIX века русский народ распространяется по всей равнине от морей Балтийского и Белого до Черного, до Кавказского хребта, Каспия и Урала и даже проникает на юг и восток далеко за Кавказ, Каспий и Урал. Политически все почти части русской народности соединяются под одной властью: к Великороссии примыкают одна за другой Малороссия, Белороссия и Новороссия, образуя Всероссийскую империю. Но это собирающая всероссийская власть действует уже не с помощью боярской аристократии, а с помощью военно-служилого класса, сформированного государством в предшествующий период, – дворянства. Господствующий политический факт этого периода – политическое собирание и объединение частей Русской земли. Основным фактом экономической жизни остается земледельческий труд, окончательно ставшим крепостным, к которому присоединяется обрабатывающая промышленность: фабричная и заводская. Этот период всероссийский, императорско-дворянский, период крепостного хозяйства, земледельческого и фабрично-заводского.
“Таковы пережитые нами периоды нашей истории, в которых отразилась смена исторически вырабатывавшихся у нас складов общежития. Пересчитаем еще раз эти периоды, обозначая их по областям равнины, в которых сосредоточивалась в разные времена главная масса русского народонаселения: 1) днепровский, 2) верхневолжский, 3) великорусский, 4) всероссийский.» ”

Всем известно, что луна состоит из сыра (фраза из мультфильма). по крайней мере, примерно так утверждают российские историки, к сожалению

Источник: https://zrada.org/history/34-istorija-rusi-ukrayini/39-vsem-izvestno-chto-luna-sostoit-iz-syra-moskovija.html

Воображаемая история? (украинский национализм, третий рейх и современная украинская историография)

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

2013 • № 1

ИЗ ПОЧТЫ «О НС»

И.И. БАРИНОВ

Воображаемая история?

(Украинский национализм, Третий рейх и современная украинская историография)

В статье описывается роль немецкого национализма в формировании мировоззрения украинских националистов, их отношения с нацистами, а также формы их участия во Второй мировой войне. Автор анализирует оценку этой проблематики в современной украинской историографии, выделяя неоднозначные формы репрезентации российско-украинских и немецко-украинских отношений.

Ключевые слова: украинский национализм, нацизм, коллаборационизм.

The article the role of German nationalism in shaping the world-view of Ukrainian nationalists, their relationship with the Nazis as well as the forms of their participation in World War II are studied.

The author analyzes the evaluation of these relationships in the modern Ukrainian historiography, highlighting the mixed form of representation of the Russian-Ukrainian and German-Ukrainian relations.

Keywords: Ukrainian nationalism, Nazism, collaboration.

История отношений между двумя наиболее многочисленными народами Российской империи и Советского Союза — русскими и украинцами, между Россией и Украиной являются важнейшей составной частью отечественной истории, а проблема исследования этих отношений имеет важное, во многом принципиальное значение для российской исторической науки, для исследования развития российской цивилизации.

Если в эпоху Киевской Руси история восточных славян, из которых впоследствии сформировались русский и украинский этносы, была единой, то после татаро-монгольского завоевания в XIII в. произошла своеобразная дивергенция исторического развития русских и украинцев.

Правда, на протяжении многих веков она сочеталась с конвергенцией, с тесным взаимодействием двух народов в рамках единого государства.

После распада СССР и образования двух независимых государств — Российской Федерации и Украины — переосмысление истории отношений между русскими и украинцами интенсифицировалось, особенно в современной украинской исторической литературе.

При этом на первый план нередко выходит трактовка в духе радикального украинского национализма, призванная не просто обосновать право существования Украины как самостоятельного и независимого государства, но изобразить Россию как извечного врага Украины.

Термин «национализм» прочно закрепился в научном и политическом лексиконе с середины XIX в., став одновременно предметом социального дискурса и пропагандистского осмысления. Это относится и к украинскому национализму, который начал формироваться в середине XIX в.

в Галиции на территории Австро-Венгерской империи, в основном очаге становления современной украинской культуры.

Исторический генезис украинского национализма, бесспорно, заслуживает отдельного рассмотрения, а изучение последствий его распространения на современной Украине представляются чрезвычайно актуальными. Данная статья, однако, ставит

Барин о в Игорь Игоревич — аспирант кафедры отечественной истории ХХ-ХХ1 вв. Исторического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

целью прежде всего рассмотрение роли украинских националистов в событиях Второй мировой войны и ее оценку в различных исторических работах.

Украинский национализм и идеи нацизма

После окончания Первой мировой войны и распада Австро-Венгерской империи украинский национализм всего за одно десятилетие трансформировался в агрессивную шовинистическую идеологию. Его главной проблемой при этом было отсутствие идеологической однородности доктрины.

Это заставило его творцов обратиться к опыту итальянского фашизма и германского нацизма. По мере вхождения в орбиту влияния германского национал-социализма, украинский национализм вбирал в себя различные элементы его политической доктрины.

Украинские националисты переняли ненависть нацистов к евреям, а негативное отношение немцев к славянам сублимировалось в нелюбовь к полякам и фантастическую нетерпимость к русским.

Призывы к образованию независимой украинской державы обосновывались стремлением как можно дальше дистанцироваться от «нецивилизованной» и «дикой» России и сблизиться с цивилизованной Европой [Ukraina… 1918, S. 23].

На свет были извлечены старые наработки относительно противоестественности нахождения Украины в границах Российской империи. В условиях послереволюционной реальности все обвинения в адрес монархии экстраполировались на Советский Союз, который в глазах нацистов являл собой расово-политический организм, не совместимый с арийским духом [Leibbrandt, 1938, S. 11].

Украинские националисты наложили эти идеи на уже опробованные лозунги об Украине как «бастионе против азиатских орд» [Der Weltkrieg. 1915, S. 20] и о преимуществе украинской демократической государственной идеи перед «абсолютизмом московитов» [Ukraina. 1918, S.

34], выдвинули новые тезисы об украинце-земледельце и воителе, «сдвинувшем границу Европы на Восток» [Ukraine… [1938], S. 4], и о решающей роли украинцев как защитников Европы от коммунистической угрозы [Ukraine. 1933, S. 5-7]. Недаром в июне 1941 г.

вместе с наступающими частями вермахта на территорию СССР вошли и отряды украинских националистов, которые на протяжении последующих трех лет фактически терроризировали местное украинское население в оккупированных нацистами областях, а после окончания Великой Отечественной войны сделали ставку на неминуемую, по их расчетам, третью мировую войну и «победу в ней англо-американского блока» [Коваль, 1994, с. 47]. Принципиальное неприятие украинскими националистами Российской империи и СССР, а также русских отчасти стало следствием влияния зарубежных групп интересов, заинтересованных в их деятельности, отчасти — попытками создать собственную цельную идеологию на основе неких ментальных ориентиров и антитез.

Читайте также:  Россия в системе международных отношений в 60—70-е годы xix века - история России

Украинские националисты: против кого дружим?

Можно сказать, что уже в годы Первой мировой войны и сразу же после ее окончания украинский национализм сформировался в том виде, в каком он проявил себя в последующем.

Украинская политическая доктрина еще во время противостояния большевиков и Украинской народной республики была полно изложена украинским правоведом, историком и политиком, членом Центральной рады и будущим профессором Украинского свободного университета в Праге К. Лосским.

По его словам, на фоне безмерно глубоких различий украинцев и русских, обостривших их имперские отношения «доминирования-подчинения» между Россией и Украиной, максимализм большевиков привел к тому, что умеренные националисты, которые сразу после Октябрьской революции были готовы создать некую федерацию с Москвой, оказались вовлечены в резко националистическую политику и выработали изоляционистский дискурс. Страны Антанты, не уделявшие должного внимания украинскому вопросу и созданию на Украине буферного государства между советской Россией и европейскими государствами, потеряли, по его словам, важный плацдарм [Losky, 1919, p. 3-10]. В этих условиях активизировались старые связи украинских националистов и их ориентация на бывшие Центральные державы (Германию, Австрию).

В этих странах продолжился выпуск различной пропагандистской литературы украинских националистов, начали создаваться националистические эмигрантские организации. Как считал британский историк Х.

Ваулз, представители подобных организаций, в первую очередь профессора литературы и языкознания, интеллигенция, акцентировали внимание на самых незначительных различиях между Россией и Украиной и не гнушались фальсификацией истории, чтобы «создать чувство неприязни по отношению к великороссам и их культуре» [Vowles, 1939, p. 83]. Так, в 1920 г. в Германии и Праге (бывшая территория Австро-Венгрии) образовались Украин-

ский союз хлеборобов-державников и Украинская воинская организация (УВО), в 1925 г. — Лига украинских националистов, в 1932 г. — Украинское народное казацкое движение.

Из указанных объединений ведущее положение занимала УВО, в которую входили многие бывшие офицеры -чины Сечевых стрельцов и Украинской Галицкой армии, защищавшей недолго существовавшую Западно-Украинскую народную республику. А в 1926 г.

появляется программное сочинение украинского национализма, ставшее его квинтэссенцией, — книга Д. Донцова «Национализм», в которой он скомпоновал старые чаяния украинистов и веяния нового, интегрального национализма [Lami, 2008, p. 72].

Теперь борьба за самостийность получила теоретическое обоснование. В феврале 1929 г. в Вене Лига украинских националистов и Украинская воинская организация объединились в ОУН (Организацию украинских националистов).

С этих пор в широчайшей гамме публикаций украинских авторов — сторонников национализма — появляются указания на избранность Украины, ее превосходство над окружающими странами и народами, в частности, на исконный, древнейший характер ее культуры, связь с античными цивилизациями. Отчуждению и снижению подверглись образы Польши и России.

«Демократия и жизнелюбие роднили украинцев с древними народами» (читай — древними греками), большевизм же, импортируемый из «Московии», на Украине был «чужд национальности» [Memorandum… o.J., S. 2, 8]. Русские обвинялись в том, что «торговали территорией Украины» [Бшанич, 2004, с. 27].

Позднее им ставилось в вину непризнание способности украинцев к созданию собственной государственности [Subtelny, 1988, p. 52]. Украинцы как нация ставились выше поляков. Именно украинская нация, по мнению Н. Михновского, «уничтожила польскую державу» (см. [Мiрчук, 1960, с. 29]).

Было бы наивно полагать, что такая активная общественно-политическая деятельность украинских эмигрантов осталась без внимания зарубежных государственных структур.

УВО и другие подобные организации попали в поле зрения властей Веймарской республики еще в первой половине 1920-х гг. Заместитель руководителя УВО Е. Коновальца Р. Ярый был связником между УВО и рейхсвером, а также агентом германской разведки [РГВА, ф. 1358k, оп. 1, д. 261, л.

6, 9]. Что любопытно, украинские авторы в какой-то мере осознавали намерения Германии поставить Украину в зависим

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/voobrazhaemaya-istoriya-ukrainskiy-natsionalizm-tretiy-reyh-i-sovremennaya-ukrainskaya-istoriografiya

Кондрашин В.В. (ред.) Современная российско-украинская историография голода 1932-1933 гг. в СССР

на правах рекламы

Кондрашин В.В. (ред.) Современная российско-украинская историография голода 1932-1933 гг. в СССРМ.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. — 468 с.

Информация о файле: pdf, 19 mb.

Скачать с sibit.net
Скачать с turbobit.netВ книге представлены современные взгляды российских и украинских историков на трагедию 1932-1933 гг. в СССР. Ее авторы — ведущие и начинающие исследователи из России, Украины и Канады. В историографических обзорах проанализированы основные публикации по рассматриваемой проблеме, вышедшие в России и Украине в последние десятилетия.

В центре внимания исследователей такие ключевые аспекты проблемы как причины, региональные и национальные особенности, масштабы, демографические последствия голода 1932-1933 гг. в России и Украине.Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся советской историей России и Украины.В этой книге собраны статьи российских и украинских историков, посвященные великой трагедии XX в.

— голоду 1932-1933 гг. в СССР. Основное внимание фокусируется на обстоятельствах трагедии в регионах современной России и Украины, в силу разных причин оказавшихся тогда в эпицентре голодного бедствия.Тема голода 1932-1933 гг. давно уже вышла за рамки чисто научной дискуссии и стала предметом «большой политики» между Украиной и Россией, а также других государств.

Об этом свидетельствует факт ее обсуждения в ООН и европейскими организациями (ПАСЕ).В этой ситуации чрезвычайно важным является научное осмысление проблемы на основе разнообразных и достоверных источников, знание подлинных причин, масштаба и последствий этой ужасной трагедии народов России и Украины, а также других народов, проживавших в начале 1930-х гг. на территории СССР…

СодержаниеСлово научного редактора Раздел 1. Взгляд из России и Украины на историографию проблемыКондрагиин В. Голод 1932-1933 гг.. в современной российской и зарубежной историографии: взгляд из России Кондрагиин В. Новые документы из российских архивов о голоде 1932-1933 гг. в СССР Капустин А. Украинская историография постсоветского периода проблемы голода 1932-1933 гг. Раздел 2.

Общий и региональный подходы к истории великой трагедии народов России и УкраиныКульчицкий С. Украинский Голодомор как геноцид Сербии Р. Осмысление проблемы голода на Украине в свете конвенции ООН по вопросам геноцида и анализа Рафаэля Лемкина Васильев В. Голодовки и голод в Винницкой области: 20-40-е гг. XX столетия: попытка сравнительного анализа Кондрагиин В. И. В.

Сталин и голод 1932-1933 гг. в УССР: проблема ответственности Центра и республиканского руководства Кондрашин 5. Голод 1932-1933 гг. в Российской Федерации (РСФСР) Дроздов К. Голод 1933 года в южных украинизированных районах Центрально-Черноземной области РСФСР Есиков С. Хлебозаготовки 1930-1932 гг. в Центральночерноземной области Корнилов Г. Голод 1932-1933 гг.

в Уральской области Надькин Т. Голод как следствие аграрной политики в сталинскую эпоху (по материалам Мордовии) Тархова Н. Красная армия в условиях голода в СССР. 1932-1933 гг. Дискуссия о голоде 1932-1933 гг. в СССР на страницах украинской газеты «День» Библиография основных публикаций по теме «Голод 1932-1933 гг.

в СССР» Хроника важнейших научных мероприятий с участием российских и украинских историков, посвященных трагедии 1932-1933 гг. в СССР

Сведения об авторах

Уважаемые читатели! Все размещенные на сайте произведения представлены исключительно для предварительного ознакомления и в целях популяризации и рекламы бумажных изданий.Скачать книгу для ознакомления вы можете бесплатно, а так же купить ее в бумажном или электронном виде, ознакомившись с предложениями интернет-магазинов. Приятного прочтения!

    Дроздов К.С. Политика украинизации в Центральном Черноземье, 1923-1933 гг
    Дроздов К.С. Политика украинизации в Центральном Черноземье, 1923-1933 гг М.: Институт российской истории РАН: Центр гуманитарных инициатив, 2016. — 487 с. К началу XX в.

    в Центральном Черноземье, на русско-украинском пограничье, сформировался своеобразный субэтнос — «хохлы», «перевертни» — с особой идентичностью, отличающей его представителей как от русских, так и от украинцев. После революции…

    Грозин А.В. Голод 1932-1933 годов и политика памяти в Республике Казахстан
    Грозин А.В.

    Голод 1932-1933 годов и политика памяти в Республике Казахстан М.: ИВ РАН, 2014. — 178 с. Книга посвящена изучению русскоязычной казахстанской историографии и исторической публицистики, рассматривающей тему голода 30-х годов ХХ в. на территории Казахстана.

    Тема анализируется в контексте «политики памяти» в республике — осознанно генерируемой и реализуемой институтами власти идейной,…

    Дэвис Р., Уиткрофт С. Годы голода. Сельское хозяйство СССР, 1931-1933
    Дэвис Р., Уиткрофт С. Годы голода. Сельское хозяйство СССР, 1931-1933 М.

    : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. — 539 с. (История сталинизма) Авторы данной книги вносят немаловажный вклад в освещение трагических страниц истории советской деревни — массового голода 1932-1933 гг. На основе обширного документального материала подробно рассматриваются экономические и социальные…

    Чигирин И.

    И. Миф и правда о Сталинском голодоморе. Об украинской трагедии в …
    Чигирин И.И. Миф и правда о Сталинском голодоморе. Об украинской трагедии в 1932-1933 годах Великие Луки: ООО «Великолукская городская типография», 2009. — 181 с.

    Перед вами исследование, в корне отличающееся от общепринятых современных концепций и взглядов на трагедию на Украине в 1932-1933 гг. На основании недостаточно широко известных архивных документов, в книге представлены факты, которые…

    Красильников А.Н. Политика Англии в отношении СССР. 1929-1932 гг.
    Красильников А.Н.

    Политика Англии в отношении СССР. 1929-1932 гг. М.: Госполитиздат, 1959. — 310 с. В монографии А.Н. Красильникова исследуются англо-советские отношения в период мирового экономического кризиса 1929—1933 гг. Автор анализирует антисоветскую политику правящих кругов. Англии, показывает попытки английской реакции возродить экономическую блокаду СССР, организовать против него…

Источник: http://na5ballov.pro/lib/istoriograf/3579-kondrashin-vv-red-sovremennaya-rossiysko-ukrainskaya-istoriografiya-goloda-1932-1933-gg-v-sssr.html

Ссылка на основную публикацию