Смерть пушкина потрясла всю мыслящую россию — история России

Андрей Ткачев: О чем говорил Пушкин перед смертью

Какой русский не любит быстрой езды? И какой читающий человек не знает о серии «Жизнь замечательных людей»? Мы, с вашего позволения, робко приоткроем двери в новую серию «Смерть замечательных людей». Начнем сегодня с Пушкина.

Журнальный глянец рассказывает, захлебываясь, о том, куда поехал, чего съел, в какой ванне искупался, кого на усыновление взял, с кем развелся, какое платьишко примерил на очередной «красной дорожечке». Все какая-то чепуха.

Но все же помирают. И все молчат про то, как помирают. Как хрипят, как захлебываются. Каются или не каются. Важен же не только «глянец», важна же сермяжная правда, написанная на пергаменте.

Итак, «Смерть замечательных людей». 29 января по старому стилю, то есть в феврале по новому, 1837 года от Рождества Христова скончался Александр Сергеевич Пушкин, «солнце нашей поэзии».

Очень важно, что он скончался на дуэли, но не стал убийцей. У Владимира Соловьева было несколько слов на смерть Пушкина: он говорил, что очень важно, что Александр не ушел за грань видимой и невидимой жизни с тяжестью убийства на плечах.

Дантес жив, Александр мертв. Сейчас, правда, Дантес тоже мертв.

Пушкин 21 раз вызывался драться на дуэли. 15 раз по собственному почину, шесть раз его вызывали на драку. В основном эти случаи рассасывались. Он был такой человек горячий — поэт, куда деваться. Он стрелял хорошо, между прочим.

Упражнял руку, постоянно вращал в руках тросточку тяжелую, чтобы рука не дрожала при стрельбе. В «Повестях Белкина» описывал известного дуэлянта. В «Евгении Онегине», по сути, свою смерть описал — только назвав погибшего Ленским. Четыре дуэли удалось, четыре раза стрелялся.

И четвертая была смертельная.

Вы все наверняка слышали об этом страшном скандале, который был вокруг чести его жены, связанном с бароном Геккерном, открытым педерастом, который жил со своим усыновленным якобы сыном, французским кавалергардом, и который, собственно, и был причиной драки поэта с этой персоной. Тот дожил до старости, был изгнан из России после смерти Александра Сергеевича.

На Черной речке они стрелялись, после чего с ранением в паховую область, в низ живота, поэт был принесен дядькой своим на руках на Мойку, на квартиру, где умер. Два дня он страдал от раны и умер от газовой гангрены. Антибиотиков не было, пенициллин еще не был изобретен. Жена была за стенкой.

Пушкин, кусая губы, сдерживался, чтобы не кричать. Умирал он мужественно. Врачей попросил сказать ему, к чему готовиться. Врачи были честны и сказали, что надежд на выздоровление почти нет. И Пушкин два дня провел в смертельной агонии, борясь с сумасшедшей болью. Обезболивающих тоже не было.

И вот он, стараясь не кричать, чтобы не смущать Натали, умирал в своем кабинете, в окружении своих книг, с которыми прощался, как с друзьями. Последние его слова были в том числе и к книгам: «До свидания, друзья!» Он любил очень книги и относился к ним как к живым людям.

Очень переживал, что скажет государь, поскольку еще со времен Петра дуэли были под строжайшим запретом, чтобы не выбивать живую силу из гвардии и из дворянства. Поэтому любители стреляться, или протыкать друг друга шпагами улетали надолго на Кавказ, или в Сибирь, или в солдаты уходили.

Николаю послали его покаянную просьбу простить его. Николай ответил: «Я тебя прощаю. Если на том свете не свидимся, то свидимся в будущем веке». И взял на себя попечение о всей семье Александра, и о всех долгах его, и об издании его творений в пользу вдовы с детьми.

Попросил Николай Александра причаститься и умереть как христианин. Поскольку был уверен, что Пушкин вольтерьянец, вольнодумец и вообще опасный человек.

На самом деле до этого еще Пушкин, зная о неизбежной смерти, позвал ближайшего священника, который пришел к нему и принял его покаяние, причастил его и по выходе сказал, что сам себе бы желал такой искренней глубокой исповеди перед тем, как умрет.

Последние слова Александра Сергеевича были: «В горнее, в горнее». Уже забывшись, впавши в бред, бормоча то, что сам не анализировал, говорил: в горнее, вверх, вверх. То есть душа его начала восхождение. И мы надеемся, что он помилован Богом.

При всех грехах, сложностях, слабостях, надеемся, что он был помилован Богом.

Смерть эта потрясла Россию. Это была первая смерть поэта, которая всколыхнула все российское общество — образованное, конечно же. Крестьяне могли об этом не знать. Этим кратким рассказом, напоминанием о смерти Пушкина, мы начинаем небольшую серию тематических передач «Смерть замечательных людей». Об этом нужно думать — пока не поздно.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/andrej-tkachev-o-chem-govoril-pushkin-pered-smertju_27139

Смерть Пушкина

29 января (9 февраля по новому стилю) 1837 года в 2 часа 45 минут пополудни в доме на набережной Мойки, 12, остановилось сердце Александра Сергеевича Пушкина. Поэт умер через 46 часов после дуэли, которая произошла 27 января за Черной речкой близ так называемой Комендантской дачи.

Этому трагическому событию предшествовали много месяцев мучительной для Пушкина ситуации, когда его личная жизнь стала любимой темой для светских пересудов.

Поводом для этого были назойливые и демонстративные ухаживания за женой Пушкина Натальей Николаевной корнета Кавалергардского полка Жоржа Дантеса, француза по происхождению.

Дантес попал в Россию, бежав из Франции после Июльской революции 1830 года, и воспользовавшись протекцией голландского посла в Петербурге барона Геккерена. Геккерен усыновил Дантеса и с помощью своих связей при дворе добился зачисления того в один из привилегированных полков, что даже вызвало недовольство в гвардии.

Бедный и никому не нужный француз стал богатым наследником, модным посетителем светских салонов. Желая привлечь к себе скандальное внимание, стать блестящим героем петербургского света, он начал демонстративно ухаживать за женой Пушкина.

Ситуацию поддерживали многие достаточно влиятельные люди, бывшие во враждебных отношениях с поэтом, и заведомо пустая интрига Дантеса превратилась в настоящий светский заговор.

Дороживший своей честью и честью близких ему людей, Пушкин отправил оскорбительное письмо Геккерену, зная, что за таким оскорблением непременно последует вызов на дуэль.

Поединок назначили на 27 января. Пушкин отправился к месту дуэли со своим секундантом — лицейским приятелем К. Данзасом. Жребий стрелять первым выпал Дантесу, и его выстрел стал смертельным для поэта: пуля попала в живот, раздробила тазовые кости и разорвала кишечник. Однако он смог произвести свой выстрел и ранил Дантеса в руку.

Тяжело раненого Пушкина привезли домой, камердинер Никита Козлов на руках донес его до постели. Приехали доктора, близкие друзья поэта — Жуковский, Вяземский, А. Тургенев. Врачи пришли к неутешительному выводу: рана смертельна. Понимал это и сам Пушкин. Мучаясь от страшной боли, он, тем не менее, сохранял полное самообладание.

Доктор Арендт, находившийся у постели умирающего, сказал кому-то из друзей поэта: «Я был в тридцати сражениях, я видел много умирающих. Но мало видел подобного…».

Между тем весть о смертельном ранении Пушкина облетела весь Петербург, набережная Мойки и прилегающие к ней улицы заполнились народом. Люди стояли здесь, несмотря на мороз, днем и ночью.

В 3 часа дня 29 января на набережную со слезами на глазах вышел Жуковский и сообщил, что Пушкин умер.

За свою более чем столетнюю историю Петербург хоронил многих известных людей. Но такого еще не видел никто в столице: по разным свидетельствам у гроба поэта побывало от 10 000 до 50 000 человек.

Среди тех, кто пришел тогда проститься с Пушкиным, был и никому еще не известный Михаил Лермонтов, его стихотворение «Смерть поэта» с огромной быстротой распространилось по столице.

Власти были не на шутку напуганы и опасались стихийных волнений.

Отпевание Пушкина было назначено на 1 февраля в Исаакиевской церкви в Адмиралтействе, но, опасаясь беспорядков, которые могли этому сопутствовать, власти перенесли отпевание в Конюшенную церковь.
Ночью 3 февраля гроб с телом Пушкина поставили на простые сани и увезли к месту погребения — в Святые Горы Псковской губернии.

Проводить Пушкина в последний путь разрешили только близкому другу погибшего поэта А. Тургеневу, с ним поехал и камердинер Никита Козлов. Обоих сопровождал жандармский офицер. Псковскому губернатору было отправлено предписание не устраивать «никакой встречи, никакой церемонии».

6 февраля Пушкина похоронили у стен Успенского собора Святогорского монастыря.

Газета «Русский инвалид» через несколько дней после смерти Пушкина опубликовала некролог в черной рамке за подписью Владимира Одоевского.

За полтора с лишним века после этой публикации текст некролога цитировался бесчисленное количество раз, но слова, рожденные истинным чувством, по-прежнему трогают безмерно: «Солнце нашей поэзии закатилось! Пушкин скончался, скончался во цвете лет, в средине своего великого поприща! Более говорить о сем не имеем силы, да и не нужно; всякое русское сердце знает всю цену этой невозвратимой потери, и всякое русско сердце будет растерзано. Пушкин! наш поэт! наша радость! наша народная слава!…»

Источник: http://opeterburge.ru/history/smert-pushkina.html

История России: Тайна гибели Пушкина

Тайна гибели поэта Александра Пушкина до сих пор не даёт покоя учёным и литературоведам, однако современные исторические данные не дают нам полной картины об обстоятельствах гибели поэта.

О жизни Пушкина мы знаем немного. Нам известны лишь какие-то общие факты, на которых мы строим наши дальнейшие домыслы и догадки, а то, как было это на самом деле, нам предстоит еще только узнать.

К примеру, большая часть документов, свидетельствовавших о жизни и деятельности Пушкина, написаны на французском языке, поэтому их мало кто анализировал.

Во многих из них однозначно можно найти новые и интересные факты.

Изучив историю дуэли на Чёрной речке, которая состоялась 8 февраля 1837 года, можно сделать несколько интересных выводов:

Всё началось с неизвестного ранее рисунка, на котором изображен секундант Жоржа Дантеса – виконт Оливье д’Аршиак, который обнаружили некоторое время назад в Российском государственном архиве древних актов.

Изучив биографию этого человека, можно определить его роль в истории с Пушкиным. Дуэль вряд ли могла быть ему по душе, так как дед д’Аршиака погиб на дуэли в 1817 году. Из-за этого он всегда старался примирить противников.

И в ноябре 1836 года, когда Пушкин впервые вызвал Дантеса на дуэль, д’Аршиаку это (избежать дуэли) успешно удалось.

В день дуэли Пушкин, боясь, что д’Аршиаку снова удастся добиться перемирия, избегает встречи с ним.

Выясняется, что накануне дуэли Пушкин был в лавке Лисинкова, в гостях у Вревских и Ивана Крылова. После, проходя Пажеский корпус, он встречает писателя Фёдорова, где они разговаривают почти 2 часа, несмотря на то, что Пушкин всегда презирал его. Напрашивается вывод – поэт намеренно тянул время.

Существует, ещё один интересный факт, заключавшийся в попытке уберечь своего секунданта Константина Данзаса от следствия за то, что тот скрывал готовящуюся дуэль. Заранее договорившись с ним, Пушкин уже потом, непосредственно перед самой дуэлью, сделал вид, что этот уговор возник спонтанно.

Таким образом, были решены сразу два вопроса – Данзас был защищён, и возможность примирения стала невозможной. Однако потом всё же Данзаса судили за то, что тот не донёс о дуэли. Из его показаний можно выяснить, что тот встретил Пушкина в день дуэли около Летнего сада.

Они молча ехали к французскому посольству, пока не увидели д’Арширака.

Одно стало ясно, что Пушкин сжёг документы, которые компрометировали Данзаса, сохранив при этом только те, в которых д’Арширак неоднократно просил представить ему секунданта.

После смерти Пушкина появилась теория, что тот сам хотел покончить с собой с помощью руки Дантеса. И сейчас многие думают, что в последние недели жизни поэт думал, как побыстрей уйти из жизни. Однако это не так! Он очень хотел продолжать работать и жить и ни в коем случае не собирался умирать. Даже в день дуэли он просил о переводе своих пьес для журнала.

Читайте также:  Причины установления власти иосифа сталина - история России

Несмотря на гибель поэта, на самом деле он является победителем в смертельной схватке со своими недругами. Поэт пожертвовал собой, но не отступил от правды жизни, истины, силы своего духа. Он доказал, что нельзя мириться с ложью, клеветой. Поэтому так важна для нашего народа, для всех россиян правда о гибели Пушкина.

К сожалению, тайна гибели поэта не раскрыта до конца пушкинистами и до наших дней, и не названы конкретные виновники его гибели.

В пушкинистике сегодня преобладает сенсационность, стремление найти не связанные с содержательными версиями, основательно разработанными прежними поколениями серьёзных пушкинистов, новые необычные версии, которые фактически уводят в сторону от раскрытия подлинной картины развития рассматриваемых событий.

Примером может служить книга Р. Г. Скрынникова «Пушкин. Тайна гибели». Санкт – Петербург, Издательский дом «Нева», 2004, в которой автор пытается доказать, что Пушкин погиб, защищая честь Александрины, сестры жены.

Но Геккерены сплетню о сожительстве поэта с Александриной в обществе не распространяли. Получается, что Пушкину было всё равно, с кем драться на дуэли, лишь бы быстрее уничтожить в зародыше новую интригу против себя.

Сегодня, опираясь на многочисленные исследования профессиональных пушкинистов и их выводы, можно утверждать, что не существовало никакого заговора с целью погубить Пушкина, и сам он не принимал решения добровольно уйти из жизни. Остаётся вопрос, погиб ли Пушкин в результате стечения роковых обстоятельств и существовавшей тогда обстановки в светском обществе или его гибель есть результат сознательных действий определённых лиц?

Для ответа на эти вопросы необходимо иначе подойти к фактам и событиям жизни поэта, особенно в последние его годы. Требуется новый подход и новые методы анализа и оценки всего имеющегося материала.

Поэтому, думается, правомерен такой литературный жанр, как исследовательское расследование, которое позволяет использовать подходы и методы этих двух дисциплин – исследования и расследования.

Именно такой подход был реализован в работе Танина Е. А. «Тайна гибели Пушкина», М., МНИИПУ, 2003. Были рассмотрены:  – отношения, которые существовали между основными участниками драмы 1837 г. (Пушкин и царь, Геккерены и царь, Геккерен и Дантес, Наталья Николаевна и Дантес); личные качества основных участников драмы.

Это позволило определить, из каких установок исходили и чего придерживались в своём поведении в тех или иных ситуациях участники трагических событий января 1837 г.

Едва ли ни самым важным и вместе с тем наиболее сложным для установления подлинных обстоятельств развития трагических событий января 1837 года является вопрос о том, кто и с какой целью организовал, изготовил и отправил по почте вечером 3 ноября 1836 года поэту и его друзьям (в основном из так называемого карамзинского кружка) анонимный пасквиль, который был получен ими утром

4 ноября 1836 года.

Однозначный ответ на этот вопрос позволяет увидеть прямую связь между событиями, предшествовавшими событию 4 ноября 1836 года, и последующим развитием событий, приведших к гибели поэта. Однако все попытки пушкинистов решить этот вопрос оказались тщетными.

Это и не удивительно, потому что его пытались решать, опираясь на отдельно взятые факты или на общие представления о взаимоотношениях поэта с различными слоями и представителями тогдашнего светского общества, рассматривая их изолированно, вне жесткой цепи взаимно обусловленных событий.

При таком подходе реальными оказались многие версии, каждая из которых опиралась на отдельные достоверные, но не прочно связанные между собой факты.

Изготовление и рассылка пасквиля 3 ноября 1836 г. Пушкину и его друэьям – это результат сговора между Геккереном и графиней Нессельроде, объединивших усилия для достижения каждым из них своих целей в отношении Пушкина.

Многочисленные пушкинисты в разное время, вплоть до наших дней, видели разные цели, которые преследовали Геккерен и графиня Нессельроде в отношении Пушкина, и по этой причине, скорее всего, не связывали их имена в этом деле.

И действительно, у Геккерена в сложившейся критической ситуации была одна цель – локализовать скандал, связанный со свиданием Дантеса с Натальей Николаевной, не допустить его разрастания, грозящего потерей карьеры в России для себя и своего приёмного сына, порвать связь Дантеса с женой поэта и отвести удар со стороны Пушкина от Дантеса.

У графини Нессельроде была другая цель – воспользоваться неожиданно представившейся возможностью отомстить своему врагу, нанести ему как можно сильнее оскорбление, унизить его, не подвергая себя и своих друзей опасности со стороны Пушкина и властей. У обоих была и одна общая цель: заставить поэта и его жену покинуть Петербург.

О непосредственном участии графини Нессельроде в акции с анонимным пасквилем Пушкину подтверждает и такой авторитетный и осведомлённый в этом деле свидетель, как царь Александр II: «Государь Александр Николаевич у себя в Зимнем дворце за столом, в ограниченном кругу лиц, громко сказал: «Ну так вот, теперь знают автора анонимных писем, которые были причиной смерти Пушкина. Это Нессельроде». Такое заявление царь, конечно, мог сделать, получив по своим каналам убедительные свидетельства об активном участии графини М. Д. Нессельроде в составлении и отсылке анонимного пасквиля поэту и его друзьям.

Интересно, что ещё в 1927 году тогдашний нарком иностранных дел России Г. Н. Чичерин направил письмо известному пушкинисту П. Е. Щёголеву, в котором сообщил результаты своего расследования авторства анонимки.

Он утверждал, что инициатором была графиня Нессельроде, жена министра иностранных дел царской России при Николае I, а рукописный текст и надпись на конверте – «Александру Сергеевичу Пушкину» – были сделаны по её указанию Бруновым Филиппом Ивановичем (1797–1875 годы).

В 1823–1824 годах он служил вместе с Пушкиным в Одессе и враждебно относился к нему. Ф. И. Брунов вызвал негодование Пушкина своим пресмыкательством перед вышестоящими лицами. В 1830-х годах он был чиновником по особым поручениям при министре иностранных дел царской России К.

В. Нессельроде, и при его содействии стал в 1840 году послом в Англии.

Однако П. Е. Щёголев придерживался другой версии («диплом» – дело рук представителя «золотой» молодёжи Петербурга князя П. А. Долгорукова). Он проигнорировал это вполне обоснованное утверждение Г. Н. Чичерина и фактически направил усилия пушкинистов в данном вопросе по ложному пути.

Можно было бы провести почерковеческую экспертизу. Образцы почерка Брунова Ф. И. можно найти в архивах Министерства иностранных дел России и Англии.

Положительные результаты такой экспертизы послужили бы дополнительным доказательством непосредственного участия графини Нессельроде в гнусной акции, направленной против Пушкина.

На основании рассмотренного в работе материала можно сделать вывод, что ответственность за гибель Пушкина несут (хотя и в разной степени):царь Николай I, Геккерены, старый и молодой, секундант Дантеса д’Аршиак, графиня М. Д. Нессельроде, князь и княгиня Вяземские, жена поэта Наталья Николаевна. Все они своими действиями или бездействием сделали гибель поэта неизбежной.

Чёрная речка

Уж не возьмёт перо рука…

И, как последняя строка,

Лежал к барьеру след поэта,

Где защищал он от навета,

Злой клеветы и козней света

Свою любовь, мужскую честь:

В поступке этом Пушкин весь…

Пришла пора нам перечесть

Его от корки и до корки.

Не для того, чтоб опыт горький

Познав, им тут же пренебречь.

Он оживил (Дай Бог, сберечь!)

Родной язык, родную речь.

Он нёс добро и свет в народы –

Певец восторженный свободы.

На Чёрной речке в январе

Снега алеют на заре.

Встаёт рассвет красавцем бодрым,

И день за днём пусть будет добрым…

А в снежной замети, в дали

Виденьем чистым – Натали…

Владимир РЫДАННЫХ, г. Иркутск

Источник

  • Расскажите об этом своим друзьям!

ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО • Наша история • Судьбы людские • Наша почта, наши споры • Поэзия • Проза • Ежедневные притчи • ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ

Next PrevКончина атамана Кочкина

Нет обиднее и страшнее гражданской войны, на которой брат убивает брата, а люди делятся на красных и белых. После зарастают травой хлебородные пашни, политые кровью «своих» и «чужих». Разберись, кто прав, кто…

Старый Иркутск

  Иркутск довольно быстро становится крупным военно-торговым центром Восточной Сибири, оттесняя на второй план остроги, возникшие раньше (Братский, Верхоленский, Илимский и другие). Причина этому – удобное р…

История Иркутска: Город и его музей

Одна из стен медленно поплыла вверх, потом появилась стеклянная стена, за которой обнаружились люди. Она приоткрылась, и я, наконец, поняла, что это лифт. Пожилой мужчина с букетом цветов вышел из лифта и нап…

Составьте свою родословную

В последние годы в нашей стране многократно вырос интерес к полузабытой науке генеалогии и к составлению родословных. На каждое заседание существующего в Иркутске общества «Родословие» приходят люди, желающие…

История Сибири: Последний белый город

«Первый закон истории — бояться какой бы то ни было лжи, а затем не бояться какой бы то ни было правды». Цицерон ПРОЛОГ Так получается, что история нашей Родины зачастую представляет собой откровенную ложь…

Отступления и победы лейтенанта Яныкина

Яныкин Константин Васильевич – кадровый офицер. После успешного окончания средней школы в 1936 году в курортном городе Минеральные Воды он решил стать военным – окончить в чеченском городе Грозном пулемётно-м…

История Сибири: Самоцветы Смоленщины

В целях усиления поисковых работ на поделочные и полудрагоценные камни Министерством геологии СССР в 1966 году была создана геологоразведочная партия. Спрос на изделия из камнесамоцветного (нефрит, жадеит, ла…

Время выбрало нас…

  Так уж сложились жизненные обстоятельства, что в середине 90-х годов нашей семье, как и многим другим, пришлось поменять место жительства. Мы переехали в село Хомутово, что в Иркутском районе, оставив край…

Город моей юности

  Впервые я познакомился с Иркутском в 1953 году, точнее говоря, даже не с самим городом, а его представителями в лице актёров Иркутского театра музыкальной комедии.

Война и мир Дмитрия Лебедева

24 октября этого года исполнится 92 года фронтовику, почётному железнодорожнику Дмитрию Дмитриевичу Лебедеву. А 24 апреля этого года  ему за активную работу в ветеранском движении, воспитание молодёжи в духе …

История Сибири: Кругоморская дорога у Байкала

Освоение Сибири происходило поэтапно. Вначале по судоходным рекам была освоена Западная Сибирь. Затем русские землепроходцы от Урала к Тихому океану продвигались на восток северным путём по рекам Енисей, Лена…

Павел Пономарёв, купец и меценат

Павел Андреевич Пономарёв родился 20 июня 1844 года в Иркутске в доме своего отца в Малыгинском переулке Знаменского предместья. Крестили его 22 июня в Покровской церкви, расположенной недалеко от их дома. Во…

Простые истины Феофана Затворника

Пятый год Сретенский монастырь продолжает издавать серию церковных календарей. Это не просто календари, какими мы привыкли их видеть. Это книги.

ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ • Все новости про пенсии и деньги • Пенсионные новости • Военным пенсионерам • Работающим пенсионерам •Next PrevЗаявление Пенсионного фонда России

В соответствии с поправками в бюджет Пенсионного фонда России, внесенными в правительство, общие расходы бюджета ПФР на пенсионное обеспечение вырастут по сравнению с 2017 годом на 371 млрд рублей и составят …

Заявление ПФР по поводу дефицита бюджета фонда

Внесение изменений в бюджет ПФР носит технический характер и связано с приведением его в соответствие с изменениями, которые вносятся в закон о федеральном бюджете. Увеличение дефицита бюджета ПФР на 2018 год…

Источник: http://moi-goda.ru/nasha-istoriya/istoriya-rossii-tayna-gibeli-pushkina

О чем не любят рассказывать, вспоминая пушкина?

Конечно, в этот день поэта будут вспоминать «и гордый внук славян, и финн, и ныне дикий тунгус, и друг степей калмык». Вспомним и мы, но давайте как-то обойдемся без пушкинских строк. Лучше я расскажу о малоизвестных страницах жизни поэта…

В чем связь «трех мушкетеров» и последних лет жизни пушкина?

Когда Александр Дюма-отец поставил последнюю точку в своем романе «Три мушкетера», шел 1844-й год. Семь лет прошло с той трагической дуэли. И практически сразу после прочтения романа в далекой от Парижа России вдруг обнаружилось, что между героями Дюма и народным поэтом северной страны существует одна интересная связь. Схема действия романа и жизнь поэта в чем-то похожи.

Читайте также:  Второй этап смуты. двоевластие василия шуйского и лжедмитрия ii - история России

Итак, начнем с Дюма. Если сузить «Три мушкетера» до главных действующих лиц (не считая самих Атоса, Портоса и Арамиса), то «набор» исполнителей выглядит таким образом. Главный герой — король Франции Людовик XIII.

У него есть ветреная жена — королева Анна Австрийская. Далее в романе присутствует роковой мужчина — герцог Бэкингем. Роковая женщина — Миледи или леди Винтер. Есть главный кукловод — кардинал Ришелье.

И, наконец, благородный защитник и поверенный в делах — сам д’Артаньян.

Теперь рассмотрим ближайшее окружение Александра Сергеевича Пушкина. В его «пьесе жизни» главный герой — непосредственно он сам. Так же присутствуют: ветреная жена (Натали), роковой мужчина (Дантес), роковая женщина (Идалия Полетика), главный кукловод (барон Геккерн-старший), и наконец, благородный защитник и поверенный в делах (Жуковский).

И тут и там сюжет развивается таким образом, что ветреная жена вносит «перчик чили» в размеренное течение жизни, связываясь со смазливым иностранцем.

В обоих случаях муж пытается защищать свои права, разобравшись с «другом семьи».

Можно, конечно, сослаться на то, что Идалии Полетике до Миледи, как на волах до Пекина, но не стоит забывать, что она в трагической развязке жизни Пушкина сыграла не последнюю роль.

Нельзя не заметить, что в обоих случаях дело заканчивается трагической безвременной смертью. Разве что у Дюма погибает роковой мужчина, а у Пушкина — главный герой. Но в чем-то эти сюжеты похожи.

История развивается по спирали. Не так ли?

Как Пушкин и Натали выдали замуж Екатерину Гончарову?

Меня с детства интересовал вопрос: как блестящий кавалер и волокита Жорж-Шарль Дантес женился на Екатерине Гончаровой, которую за глаза называли «чернушкой». Но как-то перебирая воспоминания князя Трубецкого, я обнаружил ответ на свой вопрос.

А дело было так. Однажды Пушкин явился домой (они жили тогда на даче) в не совсем урочное время, примерно за три четверти часа до обеда. Неслышно пробрался в комнату Натали и стал свидетелем того, как Натали ворковала с Дантесом.

Ни слова не говоря, Александр Сергеевич выбегает из комнаты и устремляется на кухню.

Спустя минуту-другую возвращается к супруге, смачно целует ее в губы и говорит: «Дорогая! Давай сегодня пообедаем чуточку пораньше, я уже проголодался!» И тут же выходит в коридор.

Натали извиняющее смотрит на Жоржа, мол, я не виновата, что он не пригласил тебя отобедать. Тот понимающе кивает и подставляет губы для прощального поцелуя. А когда выходит из комнаты, в коридоре сталкивается с Пушкиным. Тот подозрительно всматривается в Дантеса и потом влетает в комнату супруги.

Спустя час мальчик слуга приносит любвеобильному французу записку от мадам Пушкиной, в которой она сообщает, что по его уходу муж закатил ей жуткий скандал. И она, дабы развеять бурю, призналась, что Жорж намекнул ей, что пылает любовью к Екатерине и собирается на ней жениться.

Записка повергла Дантеса в шок. У него и в мыслях не было намерения женится на Кити. Но и подставлять любимую Натали не очень-то хотелось.

Разгадка выяснилась несколько дней спустя. Оказывается, хитрый эфиопский потомок решил устроить проверку. Отправившись в кухню, он намеренно выпачкал себе губы в саже, на что не обратили внимания ни жена, ни ее поклонник. Во время супружеского поцелуя частички сажи перекочевали на губы Натали, а потом и Дантеса. Их-то и рассмотрел ревнивый муж…

Но если хочется спокойствия, такой тест лучше не повторять…

Писал ли Пушкин стихи каждый день?

У некоторых любителей поэзии возникает иллюзия того, что Александр Сергеевич каждый день макал перо в чернила и выводил бессмертные строки. Это далеко не так. Особенно в последние полтора года жизни.

Первый острый спад произошел в сентябре 1835 года. Тогда поэт приехал поправить здоровье и выйти из хандры в любимое Михайловское. Но муза не очень-то спешила к Пушкину. Он мучался жестокой депрессией, и ничто не могло вернуть ему рабочее состояние.

Приехав в самом начале сентябре, он написал жене 25 сентября. «Вообрази, я до сих пор не написал ни строчки».

И хотя кризис продолжался что-то около месяца, в дальнейшем полное расстройство нервов вернулось к нему с новой силой. Свидетельство тому — письмо сестры поэта О. Павлищевой, которая написала своему мужу из Санкт-Петербурга: «Я не помню его в таком отвратительном состоянии духа».

Именно в это время, в начале февраля, у Пушкина одна за другой разыгрались три дуэльные истории, причем в каждой из них зачинщиком был сам поэт. Ничего подобного с ним не было со времен его бурной молодости. Этот душевный раздрай не очень-то вязался с написанием бессмертных строк.

Третий жесточайший кризис разразился у Александра Сергеевича в конце марта 1836 года. 29 марта скончалась Надежда Осиповна Ганнибал, мать поэта, и сын сам провожал гроб с телом в Святогорский монастырь. А потом, словно предчувствуя свою гибель, по словам друга поэта Плетнева, «назначил подле могилы ее и себе место, сделавши за него вклад в монастырскую казну».

С этого времени в замыслах Пушкина возникает настойчиво повторяющийся мотив «желанной смерти». Достаточно просмотреть такие его произведения, как «Полководец» или незавершенные фрагменты «Мы проводили вечер на даче», «Мария Шоннинг»…

Почему именно Лермонтов прославился своим стихотворением «Смерть поэта»?

18-летний юноша Михаил Лермонтов боготворил Пушкина, знал почти наизусть «Евгения Онегина», но в те дни, когда в Санкт-Петербурге прощались с гением русской поэзии, он не смог там побывать — сам тяжело болел.

Стихотворение он написал сразу после известия о смерти Александра Сергеевича, но опубликовать его в газетах так и не удалось, тогда действовала жесткая цензура и об этом писать было практически нельзя.

Первоначальный вариант состоял из 56 строк и заканчивался словами:

И только потом, спустя несколько дней, отчаявшись добиться опубликования (стихотворение ходило в списках), юный поэт «ополчился» на власть и дописал 16 строчек, которые нам известны более всего:

Знакомы они не были, но Лермонтов находился в дружеских отношениях с Иваном Гончаровым, братом Натали, с которым служил в одном лейб-гвардейском гусарском полку…

Стихотворение потрясло Россию. Умирая, Пушкин словно передал эстафету молодому таланту. Жаль, что Михаил Юрьевич толком так и не сумел распорядиться своим талантом — спустя четыре года тоже погиб на дуэли…

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/25108/

«Смерть Пушкина для меня уморила всех»

09.02.2012

Жилет поэта, в котором он был на дуэли с Дантесом. Всероссийский музей А.С.Пушкина.
Фото автора

Кажется, что лучше всех значимость Александра Пушкина – не только для нашей литературы, но и для всей России – выразил Иван Тургенев в своей речи по случаю открытия в Москве на Страстной площади памятника поэту. Было это в 1880 году.

Тургенев тогда сказал о Пушкине: «Ему одному пришлось исполнить две работы, в других странах разделенные целым столетием и более, а именно: установить язык и создать литературу┘ Заслуги Пушкина перед Россией велики и достойны народной признательности.

Он дал окончательную обработку нашему языку, который теперь по своему богатству, силе, логике и красоте формы признается даже иностранными филологами едва ли не первым после древнегреческого; он отозвался типическими образами, бессмертными звуками на все веяния русской жизни.

Он первый, наконец, водрузил могучей рукою знамя поэзии глубоко в русскую землю».

Есть по крайней мере два пушкинских дня в году, мимо которых нельзя и невозможно пройти: 6 июня и 10 февраля. Один день – праздничный (официально утвержденный как Пушкинский день России), другой – печальный.

Сегодня мы отмечаем 175-ю годовщину с того трагического для России дня, когда 10 февраля 1837 года в Санкт-Петербурге в доме на Мойке в два часа сорок пять минут пополудни скончался Александр Сергеевич Пушкин:

«Незадолго до смерти ему захотелось морошки. Наскоро послали за этой ягодой. Он с большим нетерпением ее ожидал и несколько раз повторял:

– Морошки, морошки.

Наконец привезли морошку.

– Позовите жену, – сказал Пушкин, – пусть она меня кормит.

Он съел две-три ягодки, проглотил несколько ложечек соку морошки, сказал – довольно, и отослал жену. Лицо его выражало спокойствие. Это обмануло несчастную его жену; выходя, она сказала мне: «Вот увидите, что он будет жив, он не умрет.

Но судьба определила иначе. Минут за пять до смерти Пушкин просил поворотить его на правый бок. Даль, Данзас и я исполнили его волю: слегка поворотили его и подложили к спине подушку.

– Хорошо, – сказал он и потом несколько погодя промолвил: – Жизнь кончена.

– Да, конечно, – сказал доктор Даль, – мы тебя поворотили.

– Кончена жизнь, – возразил тихо Пушкин.

Не прошло нескольких мгновений, как Пушкин сказал:

– Теснит дыхание.

То были последние его слова. Оставаясь в том же положении на правом боку, он тихо стал кончаться, и – вдруг его не стало», – так описал последние минуты жизни Александра Пушкина его домашний доктор Иван Спасский.

Начиная с той минуты, когда тяжелораненого поэта привезли домой с Черной речки, к его дому на Мойке стало стекаться большое количество всякого народу, людей разных возрастов и сословий.

В толпе стояли дети, женщины, старики, простолюдины в тулупах, а иные и в лохмотьях.

Паломничество к квартире Пушкина было настолько массовым, что Константину Данзасу пришлось просить командира Преображенского полка поставить у крыльца дома часовых, чтобы установить хоть какой-нибудь порядок.

Смерть поэта стала тяжелейшим ударом для многих людей в России, и в особенности – для близко знавших его. Для друзей Пушкина жизнь разделилась на две части – до его смерти и после нее┘

«Мы были так жестоко потрясены кровавым событием, положившим конец славному поприщу Пушкина, – рассказывала Екатерина Мещерская (дочь Николая Карамзина), – что дней десять или недели две буквально не могли опомниться и ни умом, ни сердцем не были доступны ничему, кроме мысли о нравственных муках, предшествовавших катастрофе, кроме чувств удивления, грусти и скорби, которые эта прекрасная, тихая, христианская и поэтическая кончина внушала всем друзьям Пушкина».

Но ведь была реакция и иного рода, злорадная: «В наших позолоченных салонах и раздушенных будуарах едва ли кто-нибудь думал и сожалел о краткости его блестящего поприща.

Слышались даже оскорбительные эпитеты и укоризны, которыми поносили память славного поэта и несчастного супруга, с изумительным мужеством принесшего свою жизнь в жертву чести, и в то же время раздавались похвалы рыцарскому поведению гнусного обольстителя и проходимца, у которого были три отечества и два имени.

Можно ли после этого придавать цену общественному мнению или по крайней мере мнению нашего общества, бросающего грязью в то, что составляет его славу, и восхищающегося слякотью, которая его же запачкает своими брызгами», – читаем мы у той же Мещерской.

И если в Петербурге весть о смертельном ранении облетела город мгновенно, то в Москве о случившемся узнали лишь через три дня, когда столичная почта донесла наконец тревожную новость.

Загудел Английский клуб: там уже вовсю толковали о состоявшейся на Черной речке дуэли между Пушкиным и Дантесом, в результате которой поэт получил опасную рану.

В клубе поговаривали, что надежды на выздоровление Пушкина тают с каждым часом.

Среди тех, кто находился в тот вечер в Английском клубе, был ближайший московский друг Пушкина Павел Нащокин. Домой к себе, в Воротниковский переулок, он вернулся в крайне подавленном состоянии. С этого дня Нащокина стало просто не узнать. Он чувствовал, что трагическая развязка близится.

Трудно поверить, но в тот день Нащокину было видение, в которое он, как человек суеверный, с готовностью поверил. Еще утром ему вдруг почудился голос Пушкина, задающего вопрос: «Нащокин дома?» Вскочив с дивана в своем кабинете, Нащокин бросился было в переднюю.

Но он нашел там лишь своего старого слугу Модеста. Старик с удивлением выслушал вопрос хозяина – не видели ли здесь Пушкина? Тогда Нащокин стал выпытывать и у всей остальной прислуги. Но Пушкина никто не видал. «Это не к добру, – заключил Нащокин.

Читайте также:  Расцвет римской империи во ii-м веке - история России

– С Пушкиным приключилось что-нибудь дурное!»

Жена Нащокина, Вера Александровна, услышав его рассказ, пожурила верящего в приметы мужа, сказав, чтобы он не брал в голову всякую ерунду. Однако видение оказалось пророческим.

Со смятением и ужасом ожидали друзья Пушкина новостей из столицы о состоянии его здоровья. Но то, во что никак не хотели поверить, случилось. Утром в ожидании письма из Петербурга у Нащокиных ждали отправившегося на почту Сергея Николаевича Гончарова, свояка Пушкина.

Все время, пока не пришел Гончаров, Павел Воинович метался по дому, от окна к окну, высматривая его. Среди тех, кто ждал новостей в Воротниковском переулке, был и актер Малого театра Михаил Щепкин. Нащокин пообещал ему, что, ежели Гончаров принесет хорошую весть, то он закажет Щепкину золотое кольцо.

Но Щепкину не суждено было носить это кольцо. Гончаров вернулся с почты с роковой вестью. Нащокину стало плохо. Ему помогли дойти до гостиной, усадили, и он, положив голову и руки на стол, долго не мог прийти в себя. К вечеру он слег в постель и несколько дней провел в бреду.

В своих мыслях Нащокин то и дело уносился к тем теплым майским дням 1836 года, когда здесь, в доме в Воротниковском переулке, он последний раз принимал у себя своего друга Пушкина.

Как хорошо всегда они понимали друг друга! Объединяло их многое – похожие привычки, острое чувство юмора, общие интересы и даже вера во всевозможные приметы и особенно предсказания.

Часами могли они слушать цыганское пение.

Нащокин, как и Пушкин, был картежником. И часто, как и Александр Сергеевич, оказывался в проигрыше. И тогда Пушкин приходил другу на помощь, хотя не было, наверное, случая, когда он сам не нуждался бы в деньгах.

Интересно, что до мая 1836 года у Нащокина поэт гостил по крайней мере дважды, и все по разным адресам: в 1831 году на Остоженке и в 1833-м в Нащокинском переулке. В тот свой приезд в Первопрестольную, оказавшийся прощальным, Пушкин вновь остановился у Павла Воиновича, проведя в обществе супругов Нащокиных более двух недель – с 3 по 20 мая.

К Нащокиным Пушкин приехал в ночь. Главы семьи дома не было – он по обычаю пропадал в Английском клубе («Нащокин здесь одна моя отрада. Но он спит до полудня, а вечером едет в клоб, где играет до света», – напишет Пушкин 11 мая 1836 года).

Зато дома была жена друга, Вера Александровна, встретившая поэта с распростертыми объятиями. Пушкин вообще обладал поразительным свойством – располагать к себе жен друзей, завязывать с ними даже более близкие дружеские отношения, чем прежде с их мужьями.

Как не вспомнить в этой связи его дружбу с супругой Петра Вяземского!

Веру Нащокину Пушкин сразу расположил к себе «своей наружностью и простыми манерами, в которых, однако, сказывался прирожденный барин┘ Нескольких минут разговора с ним было достаточно, чтобы робость и волнение мои исчезли. Я видела перед собой не великого поэта Пушкина, о котором говорила тогда вся мыслящая Россия, а простого, милого, доброго знакомого.

Пушкин был невысок ростом, шатен, с сильно вьющимися волосами, с голубыми глазами необыкновенной привлекательности. Я видела много его портретов, но с грустью должна сознаться, что ни один из них не передал и сотой доли духовной красоты его облика – особенно его удивительных глаз.

Это были особые, поэтические задушевные глаза, в которых отражалась вся бездна дум и ощущений, переживаемых душою великого поэта. Других таких глаз я во всю мою долгую жизнь ни у кого не видала», – вспоминала Нащокина через много-много лет.

Удивительно, но, когда отмечалось столетие со дня рождения Пушкина, Нащокина оказалась чуть ли не единственной оставшейся в живых из его знакомых. Воспоминания ее так и назывались – «У современницы Пушкина В.А.Нащокиной»:

«Я утверждаю, что едва ли кто-нибудь другой стоял так близко к поэту, как Павел Войнович, и я уверена, что, узнай мой муж своевременно о предстоящей дуэли Пушкина с Дантесом, он никогда и ни за что бы ее не допустил и Россия не лишилась бы так рано своего великого поэта, а его друзья не оплакивали бы его преждевременную кончину! ┘Он никогда не мог допустить мысли, чтобы великий поэт, лучшее украшение родины и его любимый друг, мог подвергать свою жизнь опасности.

Да, такого друга, как Пушкин, у нас никогда не было, да таких людей и нет! Для нас с мужем приезд поэта был величайшим праздником и торжеством. В нашей семье он положительно был родной.

Я как сейчас помню те счастливые часы, которые мы проводили втроем в бесконечных беседах, сидя вечером у меня в комнате на турецком диване, поджавши под себя ноги. Я помещалась обыкновенно посредине, по обеим сторонам муж и Пушкин в своем красном архалуке с зелеными клеточками.

Я помню частые возгласы поэта: «Как я рад, что я у вас! Я здесь в своей родной семье!»

┘Не могу умолчать об одном маленьком факте, характеризующем отношение известной части общества к великому поэту: после помолвки Наталии Николаевны (имеется в виду следующий брак Пушкиной, после смерти поэта. – А.В.) к нам зашел генерал Врангель, начальник московской артиллерии.

Я обратилась к нему с вопросом: «Слышали новость?» – «Какую?» – спросил он. «Пушкина замуж выходит». – «За кого?» – «За генерала Ланского». – «Молодец, хвалю ее за это! По крайней мере муж – генерал, а не какой-то там Пушкин, человек без имени и положения…

» То ли еще моим ушам приходилось слышать о великом поэте!»

Нащокины всегда ждали Пушкина. В их доме в Воротниковском переулке для него была приготовлена даже особая комната на втором этаже, рядом с кабинетом Павла Воиновича, которая так и называлась – «Пушкинская». В этой комнате поэт написал немало писем своей жене.

А писать было о чем. Ведь главным делом для себя в Москве Пушкин считал работу в Главном архиве Министерства иностранных дел: «Вот уж три дня, как я в Москве и все еще ничего не сделал: архива не видал», – сетует он в письме жене от 6 мая 1836 года.

Из следующего письма мы узнаем, что в архиве он был по крайней мере два раза: «Жизнь моя пребеспутная. Дома не сижу – в архиве не роюсь. Сегодня еду во второй раз к Малиновскому» (11 мая 1836 года, Алексей Малиновский – директор архива и знакомый Пушкина).

И, наконец, «в архивах я был и принужден буду опять в них зарыться месяцев на шесть», (14–16 мая 1836 года).

Посещая архив (здание которого и по сей день стоит в Хохловском переулке), поэт работал над документами петровской эпохи и пугачевского бунта. Идея новых литературных произведений на эти темы красной нитью проходит через содержание последнего московского визита Пушкина. С кем бы он ни встречался – обязательно говорил об этом.

Например, наутро после приезда в Москву, 3 мая, Александр Сергеевич взялся было за перо, чтобы написать супруге, как он добрался до Москвы. Но закончил он свое послание лишь на следующий день, благодаря чему мы можем узнать, чем был занят поэт в первые два дня московской жизни:

«4 мая. Москва, у Нащокина – противу Старого Пимена, дом г-жи Ивановой. Вот тебе, царица моя, подробное донесение: путешествие мое было благополучно. 1-го мая переночевал я в Твери, а 2-го ночью приехал сюда. Я остановился у Нащокина. Il est logе en petite maitresse (фр. – квартира у него щегольская) Жена его очень мила. Он счастлив и потолстел.

Мы, разумеется, друг другу очень обрадовались и целый вчерашний день проболтали бог знает о чем. Я успел уже посетить Брюллова. Я нашел его в мастерской какого-то скульптора, у которого он живет. Он очень мне понравился. Он хандрит, боится русского холода и прочего, жаждет Италии, а Москвой очень недоволен. ┘Мне очень хочется привезти Брюллова в Петербург.

А он настоящий художник, добрый малый и готов на все┘»

С Карлом Брюлловым (который жил у скульптора Витали на Кузнецком Мосту) Пушкин говорит не только о будущем портрете своей жены, который он просит художника написать, но и о своей работе.

Присутствовавший при встрече Пушкина и Брюллова Дурново вспоминал, что поэт рассказывал о «многих сюжетах из истории Петра Великого», а художник отвечал ему: «Я думаю, вот какой сюжет просится под кисть», – и начал объяснять кратко, ясно, с увлечением┘ так, что Пушкин завертелся и сказал, что ничего лучше не слышал и что он видит картину, писанную, перед собой.

Посмертная маска поэта. Всероссийский музей А.С. Пушкина.

Фото автора

В последующие дни поэт встречался с Петром Чаадаевым. Они также долго говорили об истории Петра Великого, теме, которой Пушкин был буквально захвачен. Чаадаев так писал об этом Александру Тургеневу: «У нас здесь Пушкин. Он очень занят Петром Великим. Его книга придется как раз кстати, когда будет разрушено все дело Петра Великого: она явится надгробным словом ему».

Интересно, что Иван Тургенев в упомянутой речи на открытии памятника поэту подчеркнул сходство Петра I и Пушкина: и тот и другой стали великими преобразователями каждый в своей области. Думается, что неслучайно Пушкина так притягивала фигура царя-реформатора.

В эти московские дни Пушкин встречается с Михаилом Погодиным, Евгением Баратынским, Дмитрием Свербеевым, Алексеем Хомяковым. Об этом он сообщает супруге: «Жизнь моя в Москве степенная и порядочная. Сижу дома – вижу только мужеск пол. Пешком не хожу, не прыгаю – и толстею.

С литературой московскою кокетничаю как умею┘ Любит меня один Нащокин… Слушая толки здешних литераторов, дивлюсь, как они могут быть так порядочны в печати и так глупы в разговоре. Признайся: так ли и со мною? право, боюсь┘ Все зовут меня обедать, а я всем отказываю.

Начинаю думать о выезде» (14–16 мая 1836 года).

Одним из тех, кто позвал поэта на ужин и кому он не отказал, был Степан Шевырев, проживавший в Дегтярном переулке.

Пушкин сообщил Шевыреву, что его интересует не только петровская эпоха, но и «Слово о полку Игореве». За ужином у Шевырева поэт превосходно читал русские песни.

Как вспоминал Шевырев, «вообще это был удивительный чтец: вдохновение так пленяло его, что за чтением «Бориса Годунова» он показался красавцем».

Как-то на обед к Нащокиным был приглашен Михаил Щепкин, которому Пушкин признался: «Я разобрал теперь много материалов о Петре и никогда не напишу его истории, потому что есть много фактов, которых я никак не могу согласить с личным моим к нему уважением».

Сколько прекрасных замыслов и планов оборвал выстрел Дантеса! Даже трудно себе представить, какие замечательные произведения могли бы выйти из-под пера нашего великого поэта! А сколько людей в России осталось духовно обездоленными – через несколько месяцев, в июне 1837 года, Павел Нащокин напишет Сергею Соболевскому: «Смерть Пушкина для меня уморила всех, я всех забыл: и тебя, и мои дела, и все. ┘По смерти его я сам растерялся, упал духом, расслаб телом. Я все время болен».

Источник: http://www.ng.ru/kafedra/2012-02-09/4_pushkin.html

Ссылка на основную публикацию