Русская православная церковь. к.п. победоносцев — история России

ПОБЕДОНО́СЦЕВ КОНСТАНТИ́Н ПЕТРО́ВИЧ

Русская православная церковь. К.П. Победоносцев - история России

ПОБЕДОНОСЦЕВ КОНАСТАНТИН ПЕТРОВИЧ — российский государственный дея­тель, пра­во­вед, пуб­ли­цист, действительный тайный советник (1883), почетный член Пе­тербургской Академии наук (1880).

Внук свя­щен­ни­ка, сын профессора сло­вес­но­сти Московского университета П.В. По­бе­до­нос­це­ва (1771-1843). Окон­чил Училище пра­во­ве­де­ния (1846).

С 1846 года на служ­бе в Мо­ск­ве: исполняющий должность обер-сек­ре­та­ря 8-го депутата Се­на­та (1848-1853 годы; выс­ший апел­ляционный суд по гражданским де­лам), обер-сек­ре­тарь Об­ще­го со­б­ра­ния московских депутатов Се­на­та (с 1853 года, исполняющий должность до 1858 года), обер-про­ку­рор 8-го департамента Се­на­та (1863-1866).

Од­но­вре­мен­но профессор гражданского пра­ва Московского университета (1860-1865). С 1865 года член Кон­суль­та­ции при Министерстве юс­ти­ции. Се­на­тор (с 1868 года). Член Государственного со­ве­та (с 1872 года).

На ру­бе­же 1850-1860-х годов по­лу­чил из­вест­ность как та­лант­ли­вый пуб­ли­цист и зна­ток гражданского пра­ва. От­стаи­вал прин­ци­пы глас­но­сти и не­за­ви­си­мо­сти су­да.

Ак­тив­но уча­ст­во­вал в раз­ра­бот­ке «Ос­нов­ных по­ло­же­ний пре­об­ра­зо­ва­ния су­деб­ной час­ти в Рос­сии», ут­вер­ждён­ных императором Алек­сан­дром IIв 1862 году, в ра­бо­те Ко­мис­сии для со­став­ле­ния про­ек­тов за­ко­но­по­ло­же­ний о су­деб­ной час­ти (1862-1863), под­го­то­вив­шей су­деб­ную ре­фор­му 1864 года.

Ав­тор фун­даментального «Кур­са гра­ж­дан­ско­го пра­ва» (часть 1-3, 1868-1880 годы; не­од­но­крат­но пе­ре­из­да­вал­ся, по­след­нее издание — 2003 год), ис­поль­зо­вав­ше­го­ся и как учеб­ное по­со­бие, и как прак­тическое ру­ко­во­дство для юри­стов, сборника ма­те­риа­лов по су­до­про­из­вод­ст­ву «Су­деб­ное ру­ко­вод­ст­во» (1872), а так­же ра­бот по ис­то­рии российского гражданского пра­ва («Ис­то­ри­че­ские ис­сле­до­ва­ния и ста­тьи», 1876 год, и другие).

Пре­по­да­вал за­ко­но­ве­де­ние це­са­ре­ви­чу Ни­ко­лаю Алек­сан­д­ро­ви­чу (с 1861 года и вплоть до его смер­ти в 1865 году), в 1863 году со­про­во­ж­дал его в пу­те­ше­ст­вии по Рос­сии, по­лу­чил ши­ро­кую из­вест­ность как один из ав­то­ров (совместно с И.К.

 Баб­стом) очер­ков о пу­те­ше­ст­вии, со­дер­жав­ших от­кли­ки на зло­бо­днев­ные об­ще­ст­вен­но-по­ли­тические со­бы­тия («Пись­ма о пу­те­ше­ст­вии Го­су­да­ря На­след­ни­ка Це­са­ре­ви­ча по Рос­сии от Пе­тер­бур­га до Кры­ма», пуб­ли­ко­ва­лись в газете «Мо­с­ков­ские ве­до­мо­сти», в 1864 году из­да­ны от­дель­но). Пре­по­да­вал за­ко­но­ве­де­ние великому князю Алек­сан­д­ру Алек­сан­д­ро­ви­чу (с 1881 года император Алек­сандр III) и его суп­ру­ге Ма­рии Фё­до­ров­не, а так­же великим князь­ям Вла­ди­ми­ру Алек­сан­д­ро­ви­чу и Сер­гею Алек­сан­д­ро­ви­чу, в 1880-е годы — це­са­ре­ви­чу Ни­ко­лаю Алек­сан­д­ро­ви­чу (с 1894 года император Ни­ко­лай II).

По­ли­тические взгля­ды Победоносцева эво­лю­цио­ни­ро­ва­ли. Во второй половине 1850-х — начале 1860-х годов вы­сту­пал в под­держ­ку пре­об­ра­зо­ва­ний императора Алек­сан­д­ра II, но при­зы­вал к ос­то­рож­но­сти в про­ве­де­нии ре­форм, на­стаи­вал на не­об­хо­ди­мо­сти их со­гла­со­вания с ис­то­рическими тра­ди­ция­ми Рос­сии.

Под впе­чат­ле­ни­ем от Поль­ско­го вос­ста­ния 1863-1864 годов и рас­про­стра­не­ния ре­во­люционного дви­же­ния в 1860-1870-е годы пе­ре­шёл на кон­сер­ва­тив­ные по­зи­ции, стал от­ри­ца­тель­но от­но­сить­ся к за­ко­но­дательным пре­об­ра­зо­ва­ни­ям ис­то­ри­че­ски сло­жив­ше­го­ся об­щественного ук­ла­да, уде­ляя главное вни­ма­ние воз­дей­ст­вию на соз­на­ние, ду­хов­ную жизнь лю­дей, ук­ре­п­ле­ние их нрав­ст­вен­но­сти. С середины 1860-х годов Победоносцев был тес­но свя­зан с кон­сер­ва­тив­но-сла­вя­но­филь­ски­ми круж­ка­ми, груп­пи­ро­вав­ши­ми­ся во­круг императрицы Ма­рии Алек­сан­д­ров­ны (суп­ру­ги Алек­сан­д­ра II) и её фрей­лин — сес­тёр А.Ф. и Д.Ф. Тют­че­вых, графини А.Д. Блу­до­вой.

Под­дер­жи­вал от­но­ше­ния с ря­дом вид­ных сла­вя­но­фи­лов — И.С. Ак­са­ко­вым, Ю.Ф. Са­ма­ри­ным, по­этом Ф.И. Тют­че­вым. Ак­тив­но пуб­ли­ко­вал­ся в журнале «Гра­ж­да­нин», со­труд­ни­чал с Ф.М. Дос­то­ев­ским, вме­сте с князем В.П.

 Ме­щер­ским вхо­дил в бли­жай­шее ок­ру­же­ние великого князя Алек­сан­д­ра Алек­сан­д­ро­ви­ча.

В пе­ри­од Восточного кри­зи­са 1875-1877 годов уча­ст­во­вал в дви­же­нии в под­держ­ку балканских сла­вян, ока­зы­вал административную и юри­дическую по­мощь сла­вян­ским бла­го­тво­ри­тель­ным ко­ми­те­там, за­щи­щал сла­вя­но­филь­ские ор­га­ны пе­ча­ти от цен­зур­ных пре­сле­до­ва­ний, под­дер­жи­вал кон­так­ты с британской оп­по­зи­ци­ей (У. Глад­сто­ном и другими), вы­сту­пав­шей за по­иск ком­про­мис­са с Рос­си­ей в ре­ше­нии Вос­точ­но­го во­про­са. По­сле русско-турецкой вой­ны 1877-1878 годов один из ор­га­ни­за­то­ров и пер­вый председатель прав­ле­ния (1879-1883) ак­цио­нер­но­го общества Доб­ро­воль­но­го фло­та.

Обер-про­ку­рор Си­но­да (24.4(6.5).1880-19.10(1.1).1905). С 1880 года член Комитета ми­ни­ст­ров. Статс-сек­ре­тарь Е.И. В. (1894).

По­сле убий­ст­ва на­ро­до­воль­ца­ми императора Алек­сан­д­ра II (1881) Победоносцев сыг­рал ре­шаю­щую роль в сры­ве вы­дви­ну­тых ми­ни­ст­ром внутренних дел М.Т.

 Ло­рис-Ме­ли­ко­вым пла­нов при­вле­че­ния вы­бор­ных от земств и городских дум к рас­смот­ре­нию за­ко­но­про­ек­тов. Ав­тор ма­ни­фе­ста Алек­сан­д­ра III от 29.4(11.5).1881 года о «не­зыб­ле­мо­сти са­мо­дер­жа­вия».

По ре­ко­мен­да­ции Победоносцева Алек­сандр III осу­ще­ст­вил ряд на­зна­че­ний на важ­ней­шие государственные по­сты. Победоносцев до­бил­ся за­ме­ны Ло­рис-Ме­ли­ко­ва графом Н.П. Иг­нать­е­вым, а за­тем, раз­оча­ро­вав­шись в его дея­тель­но­сти, — на­зна­че­ния на пост ми­ни­ст­ра внутренних дел графа Д.А. Тол­сто­го.

Спо­соб­ст­во­вал от­став­ке ли­бе­раль­но на­стро­ен­ных ми­ни­ст­ров — юс­ти­ции Д.Н. На­бо­ко­ва и фи­нан­сов Н.Х. Бун­ге. Вы­сту­пал за уже­сто­че­ние цен­зу­ры, бес­ком­про­мисс­ную борь­бу с ре­во­люционным под­поль­ем, по­ли­тическими вы­сту­п­ле­ния­ми земств. Под­дер­жи­вал в це­лом кон­сер­ва­тив­ный курс пра­ви­тель­ст­ва Алек­сан­д­ра III.

При уча­стии Победоносцева ог­ра­ни­че­ны не­сме­няе­мость су­дей (1885), пуб­лич­ность су­деб­ных за­се­да­ний (1887). Пред­ла­гал по­сте­пен­но от­ка­зать­ся от су­да при­сяж­ных («суд тол­пы») по уго­лов­ным де­лам.

Вме­сте с тем Победоносцев кри­ти­ко­вал отдельные по­ло­же­ния«контр­ре­форм» 1880-1890-х годов, в ча­ст­но­сти — вве­де­ние государственных эк­за­ме­нов для вы­пу­ск­ни­ков университетов в осо­бо на­зна­чае­мых ко­мис­си­ях (на­стаи­вал, что эк­за­ме­но­вать сту­ден­тов долж­ны их пре­по­да­ва­те­ли), со­кра­ще­ние пол­но­мо­чий рек­то­ра, от­стра­не­ние от его вы­бо­ров пре­по­да­ва­тель­ской кор­по­ра­ции при про­ве­де­нии уни­вер­си­тет­ской ре­фор­мы 1884 года; ли­к­ви­да­цию ми­ро­во­го су­да и со­еди­не­ние административной и су­деб­ной вла­сти над кре­сть­я­на­ми в ру­ках зем­ских на­чаль­ни­ков; ряд клю­че­вых нов­шеств зем­ско­го по­ло­же­ния 1890 года. Это спо­соб­ст­во­ва­ло рас­хо­ж­де­нию Победоносцева во взгля­дах с дея­те­ля­ми ох­ра­ни­тель­но­го ла­ге­ря — М.Н. Кат­ко­вым, графом Д.А. Тол­стым, князем В.П. Ме­щер­ским.

До­бил­ся уси­ле­ния ро­ли ду­хо­вен­ст­ва в на­чаль­ной шко­ле, не­пре­рыв­но­го рос­та ка­зён­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния цер­ков­но-при­ход­ских школ (с 18,3 тысяч рублей до 10,34 миллионов рублей в 1881-1904 годы), пол­ной пе­ре­да­чи их в ве­де­ние Си­но­да с уч­ре­ж­де­ни­ем Учи­лищ­но­го со­ве­та при нём (1884), соз­да­ния осо­бой сис­те­мы ме­ст­ных ор­га­нов цер­ков­но-школь­но­го управ­ле­ния (к 1903 году цер­ков­но-при­ход­ские шко­лы со­став­ля­ли око­ло по­ло­ви­ны всех на­чаль­ных учи­лищ — 44,4 тысячи, в них обу­ча­лись 1,9 миллиона учащихся). По на­стоя­нию Победоносцева в начале 1880-х годов пре­кра­ще­но про­во­див­шее­ся с конца 1860-х годов со­кра­ще­ние чис­ла пра­во­слав­ных при­хо­дов и умень­ше­ние со­ста­ва при­чтов, а с середины 1880-х годов на­чал­ся рост чис­ла пра­во­слав­ных при­хо­дов и чис­лен­но­сти пра­во­слав­но­го ду­хо­вен­ст­ва (с 90,2 до 103,4 тысяч человек в 1885-1905 годы). При уча­стии Победоносцева в 1893 году во­зоб­нов­лён пе­ре­вод при­ход­ско­го кли­ра на государственное жа­ло­ва­нье (государственные рас­хо­ды по этой ста­тье в 1881-1904 годы воз­рос­ли с 5,97 до 11,7 миллионов рублей).

По ини­циа­ти­ве и при под­держ­ке Победоносцева рес­тав­ри­ро­ва­лись древ­ние свя­ты­ни и па­мят­ни­ки (Со­фий­ский со­бор в Нов­го­ро­де, Ус­пен­ские со­бо­ры во Вла­ди­ми­ре и Мо­ск­ве, Рос­тов­ский кремль и другие), ве­лось мас­штаб­ное строи­тель­ст­во церк­вей в не­орус­ском сти­ле (Вла­ди­мир­ский со­бор в Кие­ве, Спа­сов скит на станции Бор­ки в честь спа­се­ния императорской се­мьи при железно-дорожной ка­та­ст­ро­фе и другие; в 1885-1905 годах ко­ли­чест­во хра­мов воз­рос­ло с 41,5 тысячи до 48,4 тысяч), бы­ли про­ве­де­ны ар­хие­рей­ские со­бо­ры (Ки­ев, 1884 год; Ка­зань и Ир­кутск, 1885 год), мис­сио­нер­ские съез­ды (Мо­ск­ва, 1887 и 1891 годы; Ка­зань, 1897 год), мас­со­вые цер­ков­но-об­щественные тор­же­ст­ва — в па­мять 1000-ле­тия кон­чи­ны святого Ме­фодия (Санкт-Пе­тер­бург, 1885 год), 900-ле­тия Кре­ще­ния Ру­си (Ки­ев, 1888 год), 500-ле­тия кон­чи­ны Сер­гия Ра­до­неж­ско­го (1892 год, Сер­ги­ев По­сад и Мо­ск­ва) и другие. Победоносцев со­дей­ст­во­вал соз­да­нию но­вых цер­ков­но-об­щественных сою­зов (братств) с про­све­ти­тель­ски­ми, бла­го­тво­рительными и мис­сио­нер­ски­ми це­ля­ми (в 1881-1894 годы ос­но­ва­но 22 брат­ст­ва), ор­га­ни­за­ции при них, а так­же при мо­на­сты­рях и церк­вах биб­лио­тек, чи­та­лен, боль­ниц, бо­га­де­лен, ре­лигиозных чте­ний и со­бе­се­до­ва­ний, из­да­нию но­вых цер­ков­ных га­зет и жур­на­лов (в 1881 году вы­хо­ди­ло 12 та­ких из­да­ний, к 1894 году уч­ре­ж­де­но ещё 19 цер­ков­ных ор­га­нов пе­рио­дической пе­ча­ти).

При не­по­сред­ст­вен­ном уча­стии Победоносцева бы­ли ре­ор­га­ни­зо­ва­ны си­но­даль­ные ти­по­гра­фии в Мо­ск­ве и Санкт-Пе­тер­бур­ге (в 1881-1889 годах об­щий ти­раж их из­да­ний воз­рос с 900 тысяч экземпляров до 3 миллионов книг и бро­шюр).

Победоносцев на­сто­ял на вос­ста­нов­ле­нии за­пре­та те­ат­раль­ных пред­став­ле­ний во вре­мя Ве­ли­ко­го по­ста (1881), вве­де­нии до­пол­нительных тор­жественных ве­че­рен по вос­кре­сень­ям и празд­ни­кам, со­про­во­ж­дав­ших­ся про­по­ве­дя­ми и со­бе­се­до­ва­ния­ми (1885).

Был про­тив­ни­ком ка­но­ни­за­ции Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, на ко­то­рой на­сто­ял Ни­ко­лай II.

Вы­сту­пал за уси­ле­ние в жиз­ни Церк­ви ро­ли епи­ско­па­та. На­сто­ял на от­ме­не вы­бор­но­сти бла­го­чин­ных и пе­ре­да­че их на­зна­че­ния епи­ско­пам (1881), пре­кра­ще­нии вы­зо­ва бе­ло­го ду­хо­вен­ст­ва для уча­стия в ра­бо­те Си­но­да (1883).

Счи­тал, что и вер­хи ие­рар­хии долж­ны на­хо­дить­ся под стро­гим над­зо­ром го­су­дар­ст­ва. Это при­ве­ло Победоносцева к кон­флик­ту с выс­шим ду­хо­вен­ст­вом.

Он при­нял от­кры­тую фор­му с на­ча­лом Ре­во­лю­ции 1905-1907 годов, ко­гда Победоносцев рез­ко от­ри­ца­тель­но от­нёс­ся к вы­сту­п­ле­нию митрополита Санкт-Пе­тер­бург­ско­го и Ла­дож­ско­го Ан­то­ния (Вад­ков­ско­го) и других вид­ных ие­рар­хов, ра­то­вав­ших за вос­ста­нов­ле­ние пат­ри­ар­ше­ст­ва и со­зыв По­ме­ст­но­го со­бо­ра (в 1905 году бла­го­да­ря Победоносцеву со­зыв Со­бо­ра был от­ло­жен).

Читайте также:  Исторические деятели - история России

По на­стоя­нию Победоносцева в начале 1880-х годов были со­рва­ны рас­пе­ча­та­ние ал­та­рей в хра­мах Ро­гож­ско­го клад­би­ща в Мо­ск­ве (круп­но­го цен­тра ста­ро­об­ряд­че­ст­ва) и при­зна­ние ста­ро­об­рядческой ие­рар­хии Кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­ха­том.

Победоносцев тре­бо­вал от Главного управ­ле­ния по де­лам пе­ча­ти МВД и от ре­дак­то­ров ве­ду­щих га­зет не до­пус­кать пуб­ли­ка­ций о ста­ро­об­ряд­цах и вы­хо­да в свет ста­ро­об­рядческих со­чине­ний.

Про­во­дил жё­ст­кую по­ли­ти­ку по от­но­ше­нию к «упор­ст­вую­щим» — ка­то­ли­кам, лю­те­ра­нам, униа­там, му­суль­ма­нам, ко­то­рые в си­лу раз­ных при­чин бы­ли при­пи­са­ны к пра­во­сла­вию, но же­ла­ли вер­нуть­ся к сво­ему преж­не­му ве­ро­ис­по­ве­да­нию.

Победоносцев до­бил­ся при­ня­тия мер, рез­ко ог­ра­ни­чив­ших воз­мож­ность ле­галь­ной дея­тель­но­сти в Рос­сии сек­тан­тов бап­ти­ст­ско­го тол­ка — паш­ков­цев и осо­бен­но по­сле­до­ва­те­лей штун­диз­ма (в 1894 году за­пре­ще­ны их мо­лит­вен­ные со­б­ра­ния).

Од­на­ко в ус­ло­ви­ях Ре­во­лю­ции 1905-1907 годов Победоносцев ока­зал­ся бес­си­лен пре­дот­вра­тить при­ня­тие императором Ни­ко­ла­ем II Ма­ни­фе­ста «Об ук­ре­п­ле­нии на­чал ве­ро­тер­пи­мо­сти» от 17(30).4.1905 года, ко­то­рый раз­ре­шил пе­ре­ход из пра­во­слав­ной ве­ры в другие кон­фес­сии, улуч­шил ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-пра­во­вое по­ло­же­ние ста­ро­об­ряд­цев, не­пра­во­слав­ных кон­фес­сий и так далее.

По­дал в от­став­ку по­сле об­на­ро­до­ва­ния Ма­ни­фе­ста 17 ок­тяб­ря 1905 года.

Наи­бо­лее пол­ное вы­ра­же­ние взгля­дов Победоносцева — его «Мо­с­ков­ский сбор­ник» (1896 год, 5-е издание: 1901 год, пе­ре­ве­дён на ряд ев­ропейских язы­ков).

Ос­но­ву воз­зре­ний Победоносцева со­став­ля­ло не­при­ятие ин­ди­ви­дуа­лиз­ма и ра­цио­на­лиз­ма, опо­ра на ве­ру, опыт и при­вер­жен­ность тра­ди­ци­ям, ха­рак­тер­ную, по его мне­нию, для русского на­ро­да. Рас­смат­ри­вал тра­диционное ре­лигиозное ми­ро­воз­зре­ние народных масс в ка­че­ст­ве од­ной из ос­нов об­щественного по­ряд­ка.

В то же вре­мя по­ла­гал, что на­род не­спо­со­бен к са­мо­сто­ятельной ис­то­рической дея­тель­но­сти, ну­ж­да­ет­ся в государственной опе­ке.

Рез­ко кри­ти­ко­вал пар­ла­мен­та­ризм («ве­ли­кую ложь на­ше­го вре­ме­ни»), при ко­то­ром про­стые лю­ди под­па­да­ют под власть, по его убе­ж­де­нию, са­мо­зван­ной и без­от­вет­ст­вен­ной об­щественной вер­хуш­ки — во­ж­дей по­ли­тических пар­тий, ад­во­ка­тов, жур­на­ли­стов. Счи­тал са­мо­дер­жа­вие си­лой, спо­соб­ной в рав­ной сте­пе­ни обес­пе­чить бла­го­ден­ст­вие всех сло­ёв об­ще­ст­ва.

Под­чёр­ки­вал, что са­мо­дер­жа­вие — это пре­ж­де все­го ог­ром­ная лич­ная от­вет­ст­вен­ность ца­ря пе­ред Бо­гом, не­пре­рыв­ное слу­же­ние сво­ему на­ро­ду, «а по­то­му, в сущ­но­сти, де­ло са­мо­по­жерт­во­ва­ния». Вме­сте с тем осу­ж­дал чи­нов­ни­чий бю­ро­кра­тизм.

От­вер­гал прин­цип сво­бо­ды со­вес­ти, ко­то­рый, по его мне­нию, «об­ра­ща­ет­ся на де­ле в сво­бо­ду на­си­лия и пре­сле­до­ва­ния».

Счи­тал, что «го­су­дар­ст­во, ко­то­рое во имя бес­при­стра­ст­но­го от­но­ше­ния ко всем ве­ро­ва­ни­ям са­мо от­ре­ка­ет­ся от вся­ко­го ве­ро­ва­ния», ли­ша­ет­ся проч­ной свя­зи с на­ро­дом.

Ав­тор ме­му­ар­ных очер­ков об императоре Алек­сан­д­ре III, великой княжне Ека­те­ри­не Ми­хай­лов­не, князе В.Ф. Одо­ев­ском, ба­ро­нес­се Э.Ф. Ра­ден, Н.И. Иль­мин­ском, ини­циа­то­ре соз­да­ния учи­лищ для де­виц ду­хов­но­го зва­ния Н.П. Шульц и других.

Почетный член Французской ака­де­мии (1883), а так­же Русского ис­то­рического общества (1871), Юри­дического общества при Московском университете (1873), Пра­во­слав­но­го Па­ле­стин­ско­го общества (1882), Общества ис­то­рии и древ­но­стей рос­сий­ских (1900) и дргуих.

На­гра­ж­дён ор­де­на­ми Святого Алек­сан­д­ра Нев­ско­го (1883 год, ал­маз­ны­ми зна­ка­ми к не­му — 1888 год), Святого Вла­ди­ми­ра 1-й сте­пе­ни (1896), Святого Ан­д­рея Пер­во­зван­но­го (1898) и другими.

Сочинения:

Со­чи­не­ния / Сост. А.И. Пеш­ков. СПб., 1996;

К.П. По­бе­до­нос­цев: Prо еt соntra. Ан­то­ло­гия / Сост. С.Л. Фир­сов. СПб., 1996.

Исторические ис­точники:

К.П. По­бе­до­нос­цев и его кор­рес­пон­ден­ты. М.; П., 1923. Т. 1;

Пись­ма К.П. По­бе­до­нос­це­ва к гра­фу Н.П. Иг­нать­е­ву // Бы­лое. 1924. № 27-28;

Пись­ма К.П. По­бе­до­нос­це­ва к Алек­сан­д­ру III. М., 1925-1926. Т. 1-2;

Пись­ма К.П. По­бе­до­нос­це­ва к Е.М. Фе­ок­ти­сто­ву // Ли­те­ра­тур­ное на­след­ст­во. М., 1935. Т. 22-24;

К.П. По­бе­до­нос­цев в 1881 г. (пись­ма к Е.Ф. Тют­че­вой) / Публ. А.Ю. По­лу­но­ва // Ре­ка вре­мен. М., 1995. Кн. 1;

«Будь тверд и му­же­ст­вен…»: Ста­тьи из еже­не­дель­ни­ка «Гра­ж­да­нин», 1873–1876: Пись­ма / Ред. В.В. Ве­дер­ни­ков. СПб., 2010.

Награды

  • Ор­де­н Святого Алек­сан­д­ра Нев­ско­го (1883 год, ал­маз­ны­ми зна­ка­ми к не­му — 1888 год), Орден Святого Вла­ди­ми­ра 1-й сте­пе­ни (1896), Орден Святого Ан­д­рея Пер­во­зван­но­го (1898)

Литература

  • По­лу­нов А.Ю. К.П. По­бе­до­нос­цев в об­ще­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ской и ду­хов­ной жиз­ни Рос­сии. М., 2010
  • Ти­мо­ши­на Е.В. По­ли­тико-пра­во­вая идео­ло­гия рус­ско­го по­ре­фор­мен­но­го кон­сер­ва­тиз­ма: К.П. По­бе­до­нос­цев. СПб., 2000
  • Раб­ки­на Н.А. К.П. По­бе­до­нос­цев // Во­про­сы ис­то­рии. 1995. № 2

Источник: http://w.histrf.ru/articles/article/show/pobiedonostsiev

Православный приход храма Успения Божьей Матери г.Камышина Волгоградской епархии Русской Православной церкви

Победоносцев! Одна эта фамилия очерчивает целую эпоху в истории России. Редкая судьба для государственного деятеля — стать символом своего времени. Образованнейший человек, крупный ученый-правовед, богослов, писатель, историк, переводчик, четверть столетия он занимал должность обер-прокурора Святейшего Синода.

С присущим ему темпераментом и талантом Константин Петрович немало сделал для укрепления традиций и исторической памяти России.

Всей своей деятельностью он выражал глубокое убеждение в том, что именно христианская вера является духовной основой общества, гарантом его нравственности и процветания, а Церковь — это основание не только национального русского самосознания, но и государственности, которые нельзя отделять друг от друга.

Эти стремления и чаяния Победоносцева снискали ему в среде либеральной интеллигенции множество врагов. Очень метко, согласно царившему в высшем обществе отношению, описал его Блок в поэме «Возмездие» — в образе злого гения:

В те годы дальние, глухие

В сердцах царили сон и мгла:

Победоносцев над Россией

Простер совиные крыла,

И не было ни дня, ни ночи,

А только — тень огромных крыл;

Он дивным кругом очертил

Россию, заглянув ей в очи

Стеклянным взором колдуна…

Как отмечали современники, «Победоносцев для своих оппонентов являлся таким противником, которого нельзя было надменно презирать, почти невозможно на равных оспаривать, которого оставалось только тихо ненавидеть».

Об этом ярко свидетельствуют те эпитеты, которыми они награждали Константина Петровича — «великий инквизитор», «князь тьмы», «тиран и изверг», «государственный вампир» и даже «хорек, обучившийся диалектике».

Однако все, и противники, и приверженцы Победоносцева, признавали в нем человека государственного ума, колоссальных знаний, неподкупной честности и изумительного трудолюбия.

Родился Константин Петрович в 1827 году в многодетной семье профессора Московского университета. Кроме него в семье было еще 11 детей. Получив хорошее образование в одном из самых привилегированных учебных заведений того времени — училище правоведения, Победоносцев поступил на государственную службу и одновременно стал преподавать в университете.

Вот как пишет о себе сам Константин Петрович в письме к императору Николаю II: «По природе нисколько не честолюбивый, я был доволен тем, что имел… не искал никакой карьеры… не просился ни на какое место, но не отказывался, когда был в силах, ни от работы, и ни от какого-либо служебного поручения».

Не мог он отказаться и от вызова в Петербург для преподавания юридических наук наследнику престола. Через год по окончании курса Победоносцев возвратился в Москву к своим занятиям. «Я мечтал остаться тут, — писал он, — но моя поездка в столицу решила дальнейшую судьбу мою роковым образом».

Его вновь вызвали в Петербург для преподавания, и теперь уже надолго: «Я не мог уклониться из чувства патриотизма, и переехал в Петербург на жительство и службу». Константину Петровичу суждено было стать учителем и советником императора вплоть до самой смерти Александра III.

Победоносцев тяжело переживал свое возвышение: «Я стал известен в правящих кругах, — писал он, — обо мне стали говорить и придавать моей деятельности преувеличенное значение. Я попал, без всякой вины своей, в атмосферу лжи, клеветы, слухов и сплетен.

О, как блажен человек, не знающий всего этого и живущий тихо, никем не знаемый на своем деле!» И хотя административные полномочия Победоносцева были весьма ограниченными по своему характеру. Самая высокая должность, которую занимал Константин Петрович в государственном аппарате, соответствовала должности министра. Мнение о всесилии Победоносцева, о его необъятной власти, сравнимой с властью самого императора было в русском обществе очень устойчивым.

Однако влияние это на политику российской государственной власти было влиянием идеолога, завораживающего логикой своих суждений и крепкой веры в них. «Константин Петрович был человеком незаурядного ума, живым и отзывчивым, — вспоминал о нем его современник.

— Его интересовало всё! Ни к чему не относился он безучастно… И даже в искусстве обнаруживал он солидные сведения, не говоря уже о юриспруденции или церковных вопросах». Однако Победоносцев говорил и писал не только умом, но и сердцем. Он убеждал других в своей правоте во многом потому, что искренне верил в истинность своих суждений.

Читайте также:  Культура башкирского народа в 19 веке - история России

«Константин Петрович был глубоко искренним человеком, — пишет о нем его коллега, хорошо знавший Победоносцева еще по московскому университету. — Я знал его еще в те годы, когда нужно было иметь большое мужество, чтобы в профессорской среде не быть либералом.

И в это время Победоносцев имел смелость, подходя к монастырю, становиться на колени… Этот человек никогда не лгал, и всегда сам был искренне убежден в пользе того, что делал!»

Еще при жизни Победоносцев сделался мифом. В своих письмах он неоднократно и с глубоким сожалением говорил о том, что в обществе господствует совершенно ложное представление о его роли в государственных делах: «Мое имя служит предметом пререкания и соблазна у всех так называемых общественных деятелей, читающих газеты. Но многие ли знают меня? — с грустью спрашивал Константин Петрович.

— И доброе, и злое мне приписывается… К несчастью, утвердилось всюду фантастическое представление о том, кто я такой. Меня сделали козлом отпущения и за всё, чем те или другие недовольны в России. Такую тяготу так называемого общественного мнения приходится переносить — нельзя и опровергать ее, да никто и не поверит, так укоренилась уже иллюзия неведения, невежества и предрассудка».

Константин Петрович скончался в 1907 году. Начался XX век. Наступала новая эпоха, в которой таким людям, каким был он, места уже не находилось.

Победоносцев последовательный в проведении своих политических взглядов, непоколебимый в своей правде, проницательный мыслитель, полемист, мастерски владевший пером, он был самым серьезным противником ненавистников исторической России, скрывавшихся под личиной либералов или революционеров.

Любопытно, что в стихах Блока можно увидеть не только карикатуру на всесильного Победоносцева, но и восхищение поэта этой личностью.

Победоносцев предстает и совой, то есть мудрецом, который «дивным кругом очертил Россию, заглянув ей в очи»! И колдуном, трясущимся над своим сокровищем… И это сокровище — конечно же, Россия.

Его драгоценная Россия! Смысл всей его жизни, главный объект его помыслов, единственная и неповторимая — ради которой он жил и творил!

Источник: http://uspenie-kamishin.prihod.ru/istorija_cerkvi._i_xx_vv./view/id/1177171

Победоносцев константин петрович — древо

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Константин Победоносцев

Константин Петрович Победоносцев (1827 — 1907), русский государственный деятель, юрист, обер-прокурор Святейшего Синода (1880 — 1905).

Родился 21 мая 1827 года в Москве, в семье профессора Московского университета, дед Победоносцева был священником. В семье было 11 детей, сам Победоносцев характеризовал свою семью как «благочестивую, преданную царю и отечеству, трудолюбивую».

В 1841 году поступил в Училище правоведения в Санкт-Петербурге, кончил курс в 1846 году и поселился в родном доме в Москве, на службе в сенате.

Современники отзывались о молодом Победоносцеве как о человеке “тихого, скромного нрава, благочестивом, с разносторонним образованием и тонким умом”. Отец готовил Победоносцева к священническому званию, но он избрал иную стезю. По окончании Училища правоведения (1846) Победоносцев начал службу в московских департаментах Сената.

Победоносцев вспоминал:

«По природе нисколько не честолюбивый, я ничего не искал, никуда не просился, довольный тем, что у меня было и своей работою, преданный умственным интересам, не искал никакой карьеры и всю жизнь не просился ни на какое место, но не отказывался, когда был в силах, ни от какой работы, и ни от какого служебного поручения. В 50-х годах московский университет, оскудев профессорами юристами, обратился ко мне, и я не отказался, оставаясь на службе в сенате, читать там лекции, по 8 часов в неделю, в течение 5 лет.» [1].

В 1859 — 1865 годах он служит профессором-юристом Московского университета. Его курс “Гражданского права”, выдержавший пять изданий, превратился в настольную книгу юристов.

В конце 1850-х выступал как либеральный писатель-публицист. В начале 1860-х принял деятельное участие в разработке судебной реформы (1864), отстаивая принципы независимости суда, гласности судопроизводства и состязательности судебного процесса.

В 1861 году был приглашен для преподавания юридических наук цесаревичу Николаю Александровичу, для чего на год переехал в Санкт-Петербург, в 1863 году сопровождал цесаревича в поездке по России и, как он сам пишет, «стал известен и двору».

В 1865 году он оставляет профессорскую должность и окончательно переселяется в Петербург, где продолжает придворную преподавательскую деятельность, был преподавателем истории права у цесаревича Александра Александровича, a позднее — у его наследника Николая Александровича: «Я стал известен в правящих кругах, обо мне стали говорить и придавать моей деятельности преувеличенное значение. Я попал, без всякой вины своей, в атмосферу лжи, клеветы, слухов и сплетен».

В 1868 году Победоносцев стал сенатором, в 1872 году — членом Государственного совета.

«Без всякого ходатайства с моей стороны и без всякого участия цесаревича я был назначен членом Госуд. Совета и тут получил возможность высказывать вслух всем свои мнения по государственным вопросам,— мнения, коих никогда ни от кого не скрывал. Так, мало-помалу приобрел я репутацию упорного консерватора — в противодействии новым направлениям и веяниям государственных либералов».

По свидетельству известного адвоката А. Ф. Кони, речи Победоносцева, произнесенные в Сенате и Госсовете, производили сильное впечатление на слушателей, поражая своей безукоризненной логикой, ясностью и силой убеждения.

В тот же период активно занимался и научно-публицистической деятельностью, опубликовал 17 книг, множество статей, документальных сборников, переводных сочинений по истории и юриспруденции.

В конце 1870-х во взглядах Победоносцева произошел коренной перелом. Победоносцев теперь был убежден в ложности идей парламентаризма, свободы печати, демократии. Видел в православии консолидирующее национальное начало, органически слитое с монархизмом и государством, в укреплении которого Победоносцев видел высший смысл общественной деятельности.

Портрет обер-прокурора Синода К. П. Победоносцева. А. В. Маковский, (1899), Государственный Русский музей

В 1880 году был назначен обер-прокурором Святейшего Синода, в этой должности пребывал в течение 26 лет.

После убийства Александра II (1881) при обсуждении проекта преобразований, представленного М. Т. Лорис-Меликовым, выступил с острой критикой реформ 1860-70-х. Победоносцев — автор манифеста 29 апреля 1881 “О незыблемости самодержавия”. Был одним из создателей тайной правительственной организации “Священная дружина” (1881-83), призванной бороться с народническим экстремизмом.

В 1896 году в “Московском сборнике” Победоносцев подверг критике основные устои современной ему западноевропейской культуры и принципы государственного устройства, видя основные пороки в “народовластии и парламентаризме”, ибо они “родят великую смуту”, затуманивая “русские безумные головы”. Политические перевороты в мировой истории Победоносцев объяснял интригами людей.

Как христианский мыслитель Победоносцев полагал, что философия и наука имеют статус вероятностных предположений, не могущих содержать в себе абсолютного, безусловного и цельного знания.

Лишь православная вера, которую русский народ “чует душой”, способна давать целостную истину. С позиции Православия Победоносцев убедительно критиковал материализм и позитивизм.

Он последовательно отстаивал идеал монархического государственного устройства, называя современную ему западную демократию “великой ложью нашего времени”.

В начале XX века влияние Победоносцева на политику правительства стало ослабевать. После принятия, под давлением революционного подъема, Манифеста 17 октября 1905, провозгласившего буржуазные “свободы”, 19 октября вышел в отставку.

Скончался 10 марта 1907 года.

«Исторический вестник» на смерть Победоносцева написал: «К его имени в течение слишком четверти века приковывалось внимание современников, оно не сходило со столбцов нашей печати, одни его ненавидели и проклинали, другие славословили, перед ним преклонялись и его благословляли: одни в нем видели ангела-спасителя России, другие — ее злого гения. Безразлично к нему никто не относился».

Читайте также:  Современная украинская историография - история России

Труды

Автор многочисленных произведений по юридической, церковной, педагогической и общественно-политической проблематике.

  • «Письма о путешествии» (1864 г.)
  • «Курс гражданского права» в 3-х чч. (1-е изд. — 1868 г.)
  • «Некоторые во­просы, возникающие по духовным завещаниям»
  • «Юридические заметки и вопро­сы по наследственному и завещательному правам»
  • Судебное руководство (1872)
  • «Историко-юридические акты эпохи XVII и XVIII веков» (1887 г.)
  • «История Православной Церкви до разделения церквей» (СПб., 1891; издана и переиздана позднее без указания автора на титульном листе.)
  • «Праздники Господни» (1893 г.)

Источник: https://drevo-info.ru/articles/21247.html

История РПЦ (Русской Православной Церкви)

Одним из обвинений в адрес Русской Церкви, оставшейся в Советской России (далее РПЦ МП), является подчиненность ее светской власти. Выдвигающие это обвинение понимают, что назвать РПЦ свободной от этого качества и в дореволюционные годы также нельзя. 

Читаем: «В соответствии с законами Российской Империи, Высшее Церковное Управление осуществлялось следующим образом: «Император есть верховный хранитель и защитник догматов господствующей веры.

В управлении церковном самодержавная власть действует посредством Святейшего правительствующего Синода, ею учрежденного». В соответствии с законами Российской Империи, Высшее Церковное Управление осуществлялось следующим образом: «Император есть верховный хранитель и защитник догматов господствующей веры.

В управлении церковном самодержавная власть действует посредством Святейшего правительствующего Синода, ею учрежденного» 

На это отвечают другим аргументом: мол, тогда был симфонизм государства и Церкви. Разберемся и с этим. Так ли было на самом деле? Читаем дальше: 

«Синодальная бюрократия из Петербурга жестко контролировала епархиальную жизнь. Права епархиальных архиереев были ограничены.

В епархиях сохранялось двоевластие: епархиальный архиерей и духовная консистория, которая была подотчетна именно синодальной бюрократии.

В начале XX века обнаруживается очень тревожная тенденция: городские священники стараются отдавать своих детей не в Духовные Семинарии, а в гимназии, в реальные училища, в кадетские корпуса». 

Об этом же пишут в своих воспоминаниях и дневниках митрополит Вениамин Федченков и свт. праведный Иоанн Кронштадтский. Они описывают глубокие и тяжелейшие нестроения на уровне приходской и епархиальной жизни. 

Да, Шмелев живописал в своих произведениях отдельные островки личного благочестия, но именно что островки, и именно личного. «Лето господне» и «Богомолье» написаны уже в эмиграции.

Их скорее можно отнести к фантазиям о том, что было потеряно в России, чем к описанию реальности. А вот роман «Соборяне» еще одного классика русской прозы написан Лесковым в 1872 году.

И он рисует совсем иные картины.

Великий князь Александр Михайлович Романов, не касаясь темы Церкви специально, подтверждает своими воспоминаниями, обсуждаемыми нами проблемы и нестроения. Надо ли продолжать перечислять авторов, которые свидетельствуют не в пользу предлагаемой нам идиллической картины?

Можно ли свалить подобное состояние Церкви только на дух времени и происки социал-демократов, как принято в разговоре о позорном стремительном падении России в бездну небытия в течение нескольких месяцев с февраля 1917 года винить во всем большевиков? 

Как быть со словами свт.

Игнатия Брянчанонова еще за сто лет до описанных событий сравнившим  Русскую Церковь с мощным снаружи и гнилым внутри дубом, который неминуемо рухнет под воздействием ветра истории? Как быть с образом удушающих объятий государства, которым характеризовал этот «симфонизм» один из иерархов Русской Церкви в середине XIX века? И отчего Церковь так сильно стремилась освободиться от указанных объятий, если это был тот самый «симфонизм»? А потому что в результате Синодального правления Церковь пришла к очень плачевному состоянию. < ![CDATA[< ![CDATA[]]>: 

«Церковь пришла к началу XX века.

Число епархий — 64, викариатств — 40. Соотношение плохое. Оно говорит о том, что у нас огромные епархии, в которых правящему архиерею очень сложно. Только в Петербургской епархии было 4 викария. Итак, в начале XX века в Русской Православной Церкви было: более 100 епископов, свыше 50 тыс.

приходских храмов, около 100 тыс. белого духовенства, включая священников и диаконов, 1000 монастырей, 50 тыс. монашествующих». По данным опубликованным в 1913 году «в России насчитывалось 182 млн. человек, из числа которых — 115 млн. православных. Таким образом, было 50 тыс. приходов на 115 млн.

человек — очень мало».

Чтобы было понятнее перейдем на язык статистики.

На один приход приходилось 2300 прихожан.

На одного священника из белого духовенства приходилось 1150 верующих. А если получить этот показатель с учетом и монашествующих, то цифра не менее удручающая — 767 человек.

Один епископ окормлял 1 150 000 человек,

имея в подчинении 1500 священников. 

Но продолжим изучения итогов реализации воспеваемого симфонизма. Читаем:< ![CDATA[< ![CDATA[]]>

«Были епархии, в которых духовенство, большей частью, было «часовенным». Например, в Олонецкой епархии священник, кроме того, что служил в храме, должен был посещать и служить обедницы еще в десятке часовен. В большинстве деревень этой епархии не было приходских храмов, а были часовни, и то не в каждой деревне». 

В результате такого положения вещей:

«Крестьянский быт все больше и больше секуляризируется, а авторитет священника уменьшается. Через крестьян-отходников, которые какое-то время работают в городе, а потом опять нозвращаются в деревню, распространяются радикальные политические идеи, которые сопровождаются антицерковными лозунгами». 

И «несмотря на то, что лучшие представители русской литературы, философии, искусства обращались к Церкви, основная масса русской интеллигенции оставалась настроенной антицерковно, антиклерикально и, к тому же, политически очень радикально. Атеизм все больше начинает проникать в народные массы; политизация народных масс, в свою очередь, сопровождалась их расцерковлением. Итак: лучшие представители русской культуры обращаются к Церкви, а народ от Церкви отходит». 

В результате: «уже накануне первой русской революции в рамках Русской православной церкви формируется либерально-реформаторское движение, руководящее ядро которого составляли молодое духовенство крупных городов и прогрессивно настроенная профессура духовных учебных заведений». 

Кстати, в число этой группы входили и будущие иерархи РПЦ МП. В том числе ставший впоследствии Патриархом архиепископ Сергий (Старогородский), и один из лидеров обновленчества епископ Антонин (Грановский). 

В чем же суть созревавших внутри Церкви реформ? Против чего они решаются выступить?Читаем: 

«Церковные либералы видели, что самодержавие идет к упадку, что оно окончательно дискредитировало себя во мнении широких народных масс и что все большую силу начинают набирать оппозиционные самодержавные силы, которые в недалеком будущем могут захватить власть. Если в тот критический момент церковь останется в прежнем положении, то она необходимо свяжет свою судьбу с судьбой самодержавия, что чревато для церкви самими отрицательными последствиями». 

В конечном итоге они оказались полностью правы в этих опасениях.

И чтобы предотвратить катастрофу они < ![CDATA[< ![CDATA[]]> на: «изменение социального статуса церкви, с тем, чтобы вывести ее из-под непосредственного подчинения царскому самодержавию, отказаться от компрометирующего православие обожествления царской власти, добиваться предоставления церкви независимости от государственных органов… Одним из важнейших путей в реализации программы обновления церковные либералы рассматривали отказ от «цезарепапизма» и восстановление соборного начала в жизнедеятельности церкви». Другими словами, именно против воспеваемого якобы имевшего место симфонизма государства и Церкви. 

Чем же ответила на эти ожидания Церкви вторая сторона этого союза? Глава Синода Победоносцев К.П., доставшийся Николаю II в наследство от его отца, выступает категорически против. Синод не поддерживает его демарш, и он уходит в отставку.

Ожидание императорского соизволения на созыв Собора и восстановления патриаршего трона в Церкви заканчиваются ничем. Николай II, сперва поддержавший идею Собора, дает обратный ход, и вопрос повисает в воздухе.

Представители Церкви начинают искать себе союзников в новом государственном институте Государственной думе. А та по определению является антимонархическим началом. 

Источник: http://xn--80aaacvi7aqjpqei0jvae5b.xn--p1ai/istoriya-rpc-russkoj-pravoslavnoj-cerkvi/

Ссылка на основную публикацию