Репрессии против интеллигенции — история России

Репрессии против национальной интеллигенции в 1940-1950 годы

Репрессии против интеллигенции - история России

Презентация о Репрессии против казахской национальной интеллигенции в 1940-50 годы

Репрессии против национальной интеллигенции в 1940 – 1950 годы

План занятии:

  • Репрессии в первые годы 1940 г.
  • Возобновление репрессии против национальной интиллигенции 1940 – 1950 годы
  • Жизнь в лагерах и жертвы КарЛаг
  • Реабилитация жертв политических репрессии

Репрессии в первые годы 1940 г.

  • Репрессии в Казахстане в 1940 годов можно разделить на два основных периода:
  • 1. До Велико — Отечественной войны
  • 2. Послевоенный период

Возобновление репрессии послевоенный период:

  • Ø Сталинские репрессии продолжались и в послевоенный период, охватив множество бывших пленных — солдат и офицеров Советской Армии.
  • Ø Среди многих «разоблачений» фигурировало так называемое «ленинградское дело», «дело врачей» и т. п. Любые аварии и катастрофы, нередко случавшиеся на производстве в силу низкой квалификации работников, также объяснялись действиями «врагов народа».
  • Ø Насильственное переселение народов (депортация) — одна из самых трагических страниц прошлого нашей страны.
  • Ø Казахстан — край лагерей. Другим преступлением сталинщины было, начатое в предвоенный период, сооружение на территории Казахстана целой системы исправительных учреждений-лагерей — Степлаг, Карлаг (Карагандинский лагерь), АЛЖИР (Акмолинский лагерь жен изменников родины), где отсиживали свой срок тысячи людей.

Дело Бекмаханова”

  • Ермухан Бекмаханов был молодым и очень талантливым историком, членом интернационального коллектива, работавшего над подготовкой «Истории Казахской ССР», вышедшего в Алма-Ате в 1943 г., куда входили видные советские историки: А. П. Кучкин, А. М. Панкратова, Б. Д. Греков, Н. М. Дружинин и другие. В этой книге авторы рассматривали восстание под руководством Кенесары Касымова как национально-освободительную борьбу казахского народа против колониальных претензий Российской империи. Такая оценка антиколониальных восстаний вызвала в научной среде ожесточенные дискуссии. Научные взгляды Е.Бекмаханова, высказанные им в монографии «Казахстан в 20-40-е гг. XIX в.» (1947 г.), были объявлены как отражение концепции буржуазных националистов, политически вредными, игнорирующими решения партии по идеологическим вопросам.

Жизнь в лагерах и жертвы КарЛага

  • Степлаг стал местом крупнейшего в истории ГУЛАГ восстания (Кенгирское восстание заключенных), подавленного с применением танков. Той весной восстало около восьми тысяч з/к, они требовали встречи с представителями советского правительства. В 1956 г. (по другим данным 1958 г.) Степлаг был ликвидирован, но его узники остались на принудительном поселении и должны были регулярно отмечаться в милиции.

Жертвы КарЛАГа

Участник Кенгирского восстания Иван Иванович Карпинский был заключенным Степлага. — Сам я с Украины. Меня арестовали за чтение буржуазной литературы. Это была книга по истории Украины. За это мне дали 25 лет лагерей. А мне самому было только 19… Так я попал в поселок Кенгир, заключенные которого строили город Джезказган. В основном там была молодежь с Украины, прибалты.

16 мая 1954 года мы заблокировали лагерь и потребовали смену режима лагеря. 42 дня мы держали оборону. А 26 июня на нас с самолета скинули несколько фугасов. А потом в лагерь вошли танки. Они стреляли по баракам, давили людей. Вся земля была в крови. Не пожалели ни детей, ни женщин

Нас повезли убивать в вагонах для руды. Хотели скинуть в шахту. Пятнадцать минут мы висели над пропастью. Нажали бы кнопку – и 40 метров вниз. Но в последний момент изменили решение. И вот так я выжил…

  • Закрепление нового материала, формирование умений и навыков :

Реабилитация жертв политических репрессий

Казахскому народу были возвращены имена видных государственных деятелей:

Реабилитация жертв политических репрессии в годы независимости

14 апреля 1993 года был принят Закон РК «О реабилитации жертв массовых политических репрессий». На сегодняшний день в республике реабилитировано порядка 350 тысяч незаконно репрессированных, включая депортированных в Казахстан, и работа по изучению архивных материалов в настоящее время еще продолжается.

31 – мая День памяти в Республике Казахстан – этот день отмечается ежегодно в Казахстане с 1997 года.

Закрепление нового материала :

Задание №1. Расшифруйте:

  • 1.АЛЖИР-
  • 2. ГУЛАГ-
  • 3.КарЛАГ-
  • 4.СтепЛаг-
  • 5.ОсобЛаг-

Задание 2. Распределите по годам репрессий представителей казахской интеллигенции и объясните ,за что они подверглись репрессиям?

20 -30 годы 40-50 годы

  • Асфендияров С, Бекмаханов Е., Байтурсынов А. Букейханов А., Ауэзов М., Сатпаев К. Рыскулов Т., Байтурсынов А., М. Жумабаев М., Кафез Айбасов, С. Сейфуллин С., Жубанов А., Сулейменов Б., Маргулан А,.

Задание 3.Определите о ком идет речь и какова их судьба?

  • Годы жизни 1866-1937гг. Окончил лесотехнический институт в Снкт-Петербурге. В 1904 году принимал участие в экспедиции Ф.Щербины. Автор работ «Сын степей», Дума и казахи.
  • Годы жизни 1873-1938 гг. поэт, ученый, тюрколог. Учительствовал а в аульных школах. Член партии «Алаш». Редактор газеты «Казах».
  • Годы жизни 1885-1935 гг. После окончания педагогических курсов работал учителем в аульной школе. Член партии «Алаш». Автор работ: «Оян, казак», «Несчастная Жамал», сборника «Терме».
  • -Какие чувства вызвала у вас данная тема?
  • -Что запомнилось больше всего?
  • -Что вы знали заранее о репрессиях против национальной интеллигенции?
  • -Какие вопросы вы бы хотели узнать подробнее?

Домашное задание:

  • Кенгирское восстание в СтепЛаге
  • Написать эссе по фильму “АМАНАТ”

Источник: https://kopilkaurokov.ru/istoriya/presentacii/riepriessii_protiv_natsional_noi_intiellighientsii_v_1940_1950_ghody

Репрессии против национальной интеллигенции в Казахстане В 30-50 ГГ. XX вв

Последняя треть 30-х гг. ознаменовалась новой волной политических репрессий, принявших массовый характер.

Укрепление культа личности Сталина и нетерпение всяческого инакомыслия, попытки все трудности развития страны объявить результатом деятельности «врагов народа» привели к физическому устранению почти всех сколько-нибудь влиятельных лидеров, могущих составить оппозицию правящему режиму, т.е. руководящих партийных и советских работников.

Для начала карательных мер против казахской национальной интеллигенции поступило непосредственно письмо Сталина. «Я целиком за привлечение беспартийных интеллигентов к советской работе. — писал Сталин 29 мая 1925 г. в письме, направленном в Алматы и сыгравшем роковую роль S судьбе казахской интеллигенции.

— Я также за то, чтобы беспартийные быт привлечены к делу насаждения киргизской культуры и решительно против того, чтобы они быт допущены к делу борьбы на политическом и идеологическом фронте.

Я против того, чтобы беспартийные интеллигенты занимались политическим и идеологическим воспитанием киргизской молодежи

В 1937-1938 гг. в «национал-фашизме» и шпионаже были обвинены Т.Рыскулов, Н.Нурмаков, С.Ходжанов, У.Кулумбетов, О.Исаев, ОЖандосов, А.Досов, А.Асылбеков, Ж.Садвакасов, С.Сафарбеков, Т.Жургенов и многие другие. Репрессированы были и виднейшие деятели культуры и науки — А.Бокейхан, А.Байтурсун, М.Дулатулы, А. Ермеков, Х.Досмухамедулы, М.

Тынышбайулы, М.Жумабай, С.Сейфуллин, ИЖансугуров, Б.Майлин, С.Асфендияров, Ж.Шанин, К.Кеменгеров и мн. другие. Обвинение, выдвинутые против них, были абсурдными, в частности, их объявили виновными в кризисе сельского хозяйства, восстаниях 20-х 30-х гг, связях с японской разведкой, попытке отделения Казахстана и т.п.

В Караганде и ряде районов прошли показательные открытые процессы над «врагами», однако большая часть их была осуждена внесудебными органами. Число арестованных в 1937 году по Казахстану достигло 105 тысяч человек, из них 22 тысячи были расстреляны.

Расстрелы интеллигенции назывались высшей мерой социальной защиты, а концлагеря, заполнившие страну, местом социальной профилактики.

Если в середине 1937 г. в составе ЦК Компартии Казахстана было 85 членов, 35 кандидатов, 11 членов ревкома ( всего — 121 человек), то к концу этого же года осталось только 68 человек, т.е. было уничтожено более половины членов ЦК. Суровым наказаниям подвергались не только сами репрессированные, но и их семьи, дети.

Таким образом, к трагедии крестьянства прибавилась трагедия, интеллигенции, став тем самым трагедией и Несчастьем всего казахского народа. В настоящее время в республике реабилитировано около 40 тысяч жертв сталинского террора. Возвращены народу добрые имена А. Байтурсынова, М,Жумабаёва, Ж. Аймауытова, А. Букейхановэ, М. Дулатова, М. Тынышпаева, С.

Асфендиарова и многих других деятелей Казахстана.

В 30-е годы тоталитарный режим утвердился во всех сферах общественно-политической жизни. Его сущность в Казахстане проявилась в особо уродливых формах. Придание республике статуса союзной, различные общественные преобразования проходили под жестоким диктатом тоталитарного режима.

Все силы идеологической системы КПСС были направлены на формирование безликой массы Щ «общности советских людей». Появилась послушная интеллигенция, целая армия верных чиновников-управленцев, главным методом управления стал террор. Отсчет истории начинали только с 1917 г.

В месте с тем под видом «советских обычаев» (особенно после 1945 г.) преподносилась и языка. При отсутствии

демократических традиций в общественной жизни России подобный патернализм (старший брат) превращался по отношению к другим в настоящий геноцид.

Как известно, политические репрессии в Казахстане продолжались в конце 40-х и в начале 50-х гг. На этот раз они были связаны с перетряской на идеологическом фронте. В Казахстане они охватили область науки, литературы и искусства, Снова возродился тезис о «буржуазном национализме» среди национальной интеллигенции.

Объектом жестокой критики cтала «История Казахстана», изданная еще в 1943 году. Оценка антиколониальных восстаний в Казахстане, данная в этой коллективной работе, вызвала в научной среде острые дискуссии. В это же время вышла монография Е. Бекмаханова «Казахстан в 20-40-е гг. XIX в.

», посвященная восстанию Кенесары Касымова 1837-1847 гг. Взгляды автора, данные в этой работе, были объявлены развитием концепции буржуазных националистов, и монография Е. Бекмаханова была признана политически вредной. Вскоре было сфабриковано так называемое «дело Бекмаханова».

Незамедлительно последовала расправа над ученым: изгнание из университета, исключение из рядов партии, лишение научных степеней и званий. «Дело Бекмаханова» было передано в суд. Согласно CT.58, п.

10 УК РСФСР 2 декабря 1952 тода коллегия Верховного суда Казахской ССР приговорила Бекмаханова к 25 годам лишения свободы.

В конце 40-х — начале 50-х гг; жертвами подобных несправедливых политических обвинений стали видные ученые-обществоведы республики: А. Жубанов, X. Жумалиев, Б. Сулейменра, Е Исмаилов, Л. Домбровский. Президент АН Казахской ССР К.

Сатпаев и выдающийся писатель и ученый М. Ауэзов, Т. Тажибаев — ректор КазГУ, подвергшие гонениям, вынуждены были оставить Казахстан.

Ряд ученых-биологов, медиков и геологов, обвиненных космополитизме, также были изгнаны из научных учреждений и кафедр вузов республики. 

Таковы некоторые факты политических репрессий в Казахстане конца 40-х — начала 50-х гг. в условиях тоталитарного режима тех лет, которые подтверждают вывод о том, что масштабы репрессий в Казахстане были очень велики. Они» имели свои формы и методы. А существовавшие на территории республики филиалы ГУЯАГа являлись важнейшим способом организации и укрепления действовавшего в те годы режима.

Трагедия казахской интеллигенции и казахского народа не завершается репрессиями 20-30-х и 40-50-х годов. Впереди были декабрьские события 1986 года.

Источник: Артыкбаев Ж.О. История Казахстана, Астана, 2004г.-159с.

Источник: https://www.elim.kz/article/397

Сталинские репрессии

 Памятник жертвам политических репрессий в СССР: камень с территории Соловецкого лагеря особого назначения, установленный на Лубянской площади в День памяти жертв политических репрессий, 30 октября 1990 г. Фото 2006 г.

Читайте также:  Установление династии романовых, утверждение самодержавия и крепостного права - история России

Сталинские репрессии — массовые репрессии, осуществлявшиеся в СССР в 1930-е — 1950-е годы и обычно связываемые с именем И. В. Сталина, фактического руководителя государства в этот период.

Многие исследователи относят к жертвам сталинских репрессий осуждённых по ст. 58 УК РСФСР 1926 года («контрреволюционные преступления»), а также жертв раскулачивания (начало 1930-х гг.).

Многие историки рассматривают сталинские репрессии как продолжение политических репрессий со стороны большевиков в Советской России, которые начались сразу после Октябрьской революции 1917 года. При этом жертвами репрессий становились не только активные политические противники большевиков, но и люди, просто выражавшие несогласие с их политикой.

Репрессии проводились также по социальному признаку (против бывших полицейских, жандармов, чиновников царского правительства, священников, а также бывших помещиков и предпринимателей).

Однако ряд исследователей, в основном придерживающихся левых политических взглядов, в том числе марксистов, считающих себя противниками сталинизма, например, троцкисты, считают сталинские репрессии отходом советского руководства от политики большевиков.

При этом подчеркивается, что значительная часть жертв сталинских репрессий была членами Коммунистической партии, партийными, советскими, военными и прочими руководящими деятелями.

Ряд историков считает, что красный террор большевиков, в отличие от сталинских репрессий, происходил в объективных исторических условиях Гражданской войны, способствовавших ожесточению всех политических сил, что привело также и к белому террору. При этом ответственность за политические репрессии со стороны красных и белых в период Гражданской войны и за последующее установление сталинской диктатуры возлагается на обе стороны, участвовавшие в Гражданской войне.

Политические репрессии продолжились и после окончания гражданской войны. Уже тогда, как стало известно впоследствии, большинство дел о политических преступлениях были в действительности построены на фальсифицированных обвинениях («Дело лицеистов», «Дело фокстротистов», Шахтинское дело).

С началом принудительной коллективизации сельского хозяйства и ускоренной индустриализации в конце 1920-х — начале 1930-х годов, а также укреплением личной власти Сталина репрессии приобрели массовый характер. Особенного размаха они достигли в 1937—1938 годы, когда органами НКВД было арестовано 1,58 млн человек и приговорено к расстрелу 682 тыс. человек.

С разной степенью интенсивности политические репрессии продолжались до самой смерти Сталина в марте 1953 г.

Идеологическая основа репрессий

Идеологическая база сталинских репрессий (уничтожение «классовых врагов», борьба с национализмом и «великодержавным шовинизмом» и т. д.) сформировалась ещё в годы гражданской войны. Самим Сталиным новый подход (концепция «усиления классовой борьбы по мере завершения строительства социализма») был сформулирован на пленуме ЦК ВКП(б) в июле 1928 года:

Цитата из статьи           

Мы говорим часто, что развиваем социалистические формы хозяйства в области торговли. А что это значит? Это значит, что мы тем самым вытесняем из торговли тысячи и тысячи мелких и средних торговцев. Можно ли думать, что эти вытесненные из сферы оборота торговцы будут сидеть молча, не пытаясь сорганизовать сопротивление? Ясно, что нельзя.

Мы говорим часто, что развиваем социалистические формы хозяйства в области промышленности.

А что это значит? Это значит, что мы вытесняем и разоряем, может быть, сами того не замечая, своим продвижением вперед к социализму тысячи и тысячи мелких и средних капиталистов-промышленников.

Можно ли думать, что эти разоренные люди будут сидеть молча, не пытаясь сорганизовать сопротивление? Конечно, нельзя.

Мы говорим часто, что необходимо ограничить эксплуататорские поползновения кулачества в деревне, что надо наложить на кулачество высокие налоги, что надо ограничить право аренды, не допускать права выборов кулаков в Советы и т. д., и т. п.

А что это значит? Это значит, что мы давим и тесним постепенно капиталистические элементы деревни, доводя их иногда до разорения.

Можно ли предположить, что кулаки будут нам благодарны за это, и что они не попытаются сорганизовать часть бедноты или середняков против политики Советской власти? Конечно, нельзя.

Не ясно ли, что все наше продвижение вперед, каждый наш сколько-нибудь серьезный успех в области социалистического строительства является выражением и результатом классовой борьбы в нашей стране?

Но из всего этого вытекает, что, по мере нашего продвижения вперед, сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться, а Советская власть, силы которой будут возрастать все больше и больше, будет проводить политику изоляции этих элементов, политику разложения врагов рабочего класса, наконец, политику подавления сопротивления эксплуататоров, создавая базу для дальнейшего продвижения вперед рабочего класса и основных масс крестьянства.

Нельзя представлять дело так, что социалистические формы будут развиваться, вытесняя врагов рабочего класса, а враги будут отступать молча, уступая дорогу нашему продвижению, что затем мы вновь будем продвигаться вперед, а они — вновь отступать назад, а потом «неожиданно» все без исключения социальные группы, как кулаки, так и беднота, как рабочие, так и капиталисты, окажутся «вдруг», «незаметно», без борьбы и треволнений, в лоно социалистического общества. Таких сказок не бывает и не может быть вообще, в обстановке диктатуры-пролетариата — в особенности.

Не бывало и не будет того, чтобы отживающие классы сдавали добровольно свои позиции, не пытаясь сорганизовать сопротивление.

Не бывало и не будет того, чтобы продвижение рабочего класса к социализму при классовом обществе могло обойтись без борьбы и треволнений.

Наоборот, продвижение к социализму не может не вести к сопротивлению эксплуататорских элементов этому продвижению, а сопротивление эксплуататоров не может не вести к неизбежному обострению классовой борьбы.

Цитата из статьи

— И. В. Сталин, Речь «Об индустриализации и хлебной программе» 9 июля 1928 года на пленуме ЦК ВКП(б).

Ряд исследователей, в основном придерживающихся левых политических взглядов, в том числе марксистов, считающих себя противниками сталинизма, например, троцкисты, считают сталинские репрессии отходом советского руководства от политики большевиков. При этом подчёркивается, что значительная часть жертв сталинских репрессий была членами ВКП (б).

Репрессии 20-х годов XX века

«Массовые операции» ОГПУ летом 1927 года

К лету 1927 года СССР, ввиду проводившейся им политики по «экспорту революции», оказался втянутым в конфликт с Великобританией. 27 мая Великобритания расторгла британо-советские торговые и дипломатические отношения.

В СССР эти события были преподнесены как подготовка к новой иностранной интервенции, в стране началось нагнетание «предвоенного психоза». Именно этот период некоторые историки ставят отправной точкой сталинских репрессий.

 «Молох тоталитаризма» — памятник жертвам сталинских политических репрессий на Левашовском мемориальном кладбище.

7 июня был убит полпред СССР в Польше П. Л. Войков. Сталин решает воспользоваться ситуацией для окончательного уничтожения монархических и вообще белых сил и разгрома внутрипартийной оппозиции.

В тот же вечер Сталин, находящийся на отдыхе в Сочи, направил в Москву шифрограмму в которой потребовал: «Надо теперь же расстрелять пять или десять монархистов. Надо отдать ОГПУ директиву о полной ликвидации (монархистов и белогвардейцев) всеми мерами. Убийство Войкова даёт основание…».

К вечеру 8 июня был запущен в ход весь механизм массовых репрессий. И уже в ночь с 9 на 10 июня в Москве были без суда, как заложники (но заложники, которые были взяты «в заложники» уже после убийства Войкова) расстреляны 20 представителей знати бывшей Российской империи.

Операции ОГПУ не ограничились расстрелом двадцати заложников, во время «июньской операции» было проведено до 20 тыс. обысков и арестованы 9 тыс. человек. Основной удар пришёлся по деревне зерновых районов — по Украине, Центральному Черноземью, Дону и Северному Кавказу.

Арестам подвергались «бывшие» — помещики, белые, особенно вернувшиеся в СССР — «репатрианты» — а также «кулаки», «буржуи», «торговцы», «попы и церковники» и даже группы старой русской интеллигенции. Точное число репрессированных в тот период до сих пор не известно.

Тогда же, прикрываясь «военной угрозой» и необходимостью «укрепить тыл», Сталину удалось сломить сопротивление группы Бухарина и «продавить» решение об исключении из состава ЦК «агентов объединённой оппозиции» — Троцкого и Зиновьева.

Борьба с вредительством

Решение задачи форсированной индустриализации требовало не только вложения огромных средств, но и создания многочисленных технических кадров.

Основную массу рабочих, однако, составляли вчерашние неграмотные крестьяне, не обладавшие достаточной квалификацией для работы со сложной техникой.

Советское государство также сильно зависело от технической интеллигенции, доставшейся в наследство от царских времён. Эти специалисты зачастую были довольно скептически настроены к коммунистическим лозунгам.

В ряде процессов по делам о вредительстве и саботаже выдвигались, например, такие обвинения:

Саботаж наблюдения солнечных затмений (Пулковское дело);

Подготовка неверных отчётов о финансовом положении СССР, приводившая к подрыву его международного авторитета (Дело Трудовой крестьянской партии);

Порча семенного материала путём его заражения, сознательное вредительство в области механизации сельского хозяйства путём недостаточной поставки запчастей (дело Трудовой крестьянской партии);

Саботаж по заданию иностранных разведок путём недостаточного развития текстильных фабрик, создания диспропорций в полуфабрикатах, что должно было повлечь за собой подрыв экономики СССР и всеобщее недовольство (Дело Промпартии);

Неравномерное распределение по заданию иностранных разведок товаров по районам, что приводило к образованию излишков в одних местах и дефициту в других (дело меньшевистского «Союзного бюро»).

В условиях 1920-х — 1930-х годов подобные обвинения воспринимались обществом как адекватные.

Ниже приводятся основные из процессов о вредительстве; перечислить же все подобные процессы не представляется возможным.

Особенностью дел Промпартии, Трудовой крестьянской партии и «Союзного бюро» является и то, что, по версии следствия, все осуждённые по этим трём процессам были связаны друг с другом в единую сеть заговорщиков, а между тремя указанными организациями существовало «разделение труда» по саботажу в различных областях экономики.

Шахтинское дело

 Братская могила жертв сталинских политических репрессий на Новом Донском кладбище

Источник: http://www.congress-st.ru/post/stalinskie-repressii-2015-04-24/

Актуально Archives | Историческая память: XX век

Музей истории ГУЛАГа узнал об уничтожении информации о репрессированных по секретному приказу. В России на основании засекреченного межведомственного приказа 2014 года уничтожаются архивные учетные карточки со сведениями о репрессированных в СССР. Об этом директор Музея истории ГУЛАГа Роман Романов сообщил советнику президента РФ Михаилу Федотову, попросив его разобраться в ситуации.

Соловецкий лагерь стал самым первым в СССР и одновременно самым известным. Дурную славу он приобрел буквально с первых дней существования. 6 июня 1923 года Соловецкий лагерь принял первых заключённых. В одной и той же точке пересеклись святые монастырские заповеди и страшные мучения невиновных. Все знали: из СЛОНа лучше и не пытаться бежать.

Норильское восстание в Горном лагере (Горлаге), вспыхнувшее 26 мая 1953 г., начало зреть задолго до смерти Сталина и даже до создания особых лагерей для политзаключенных в 1948 г.

Зерна гнева родились в душах, откованных войной, – пережитым животным ужасом, перенесенным опытом убийства других людей, притуплением жалости к противнику.

Когда их – пленных, прошедших немецкие трудовые лагеря, антикоммунистов, коллаборационистов, националистов, «предателей», «шпионов» – загребли одной гребенкой, наградили четвертьвековым сроком по 58-й статье УК и этапировали на Таймыр, начался новый виток антисоветского сопротивления.

Читайте также:  Социально-экономическое развитие восточнославянских земель в 6-9 вв. - история России

Буквы неволи – совместный исследовательский проект Международного фестиваля «TYPOMANIA» и Государственного музея истории ГУЛАГа (Москва). Его конечная цель – создание масштабного визуального исследования, посвященного типографике, бытовавшей в системе лагерей ГУЛАГа.

Музей истории ГУЛАГа запустил интерактивную карту исправительно-трудовых лагерей, которые действовали в Советском Союзе с 1918 по 1960-й годы. Карта показывает масштаб советской карательной системы, лагеря которой располагались по всей стране — от Балтийского моря и Крыма до Чукотки и Сахалина.

Артисты театра Наций, среди которых Чулпан Хаматова, Лия Ахеджакова, Инна Чурикова, Максим Виторган и Юлия Пересильд, принимают участие в создании новой экспозиции Музея ГУЛАГа. Они будут читать письма, дневники, воспоминания тех, кто прошел через годы тяжелых репрессий.

Суд заменил высшую меру наказания годом лишения свободы. Ленинградский областной суд пересмотрел дело расстрелянного в 1937 году Владимира Хромеева.

Родственник осужденного просил о его реабилитации, но суд лишь отменил высшую меру наказания и заменил ее одним годом лишения свободы. Прокуратура в своем заключении указала, что не видит в приговорах политического мотива.

Заключение эксперта-историка, объясняющего этот мотив, суд отказался приобщить к делу.

Закончена работа над историческим сериалом «А.Л.Ж.И.Р.» — о судьбах заключенных Акмолинского лагеря жен изменников родины. С 1938 по 1945 год в нем содержались более восьми тысяч женщин.

Среди узниц были и сестра маршала Тухачевского, жены писателей Бориса Пильняка, Аркадия Гайдара, матери Булата Окуджавы и Майи Плисецкой.

Фильм посвящен трагической странице советской истории, но самые страшные воспоминания узниц ГУЛАГа, как признался режиссер сериала Александр Касаткин, создатели фильма решили оставить за кадром, чтобы не травмировать зрителя.

В Москве в Доме русского зарубежья вручили литературную премию Александра Солженицына. Ее лауреаты — художники, иллюстраторы книги Виктор Бритвин и Сергей Любаев. Хотя лауреатов в этом году было двое, премия не делилась, как бывает в таких случаях, оба художника получили полноценные премии.

В Смоленской области после реконструкции открылся мемориальный комплекс «Катынь». Теперь там увековечена не только память о расстрелянных польских офицерах, но и смолянах, которые стали жертвами политических репрессий. Участие в церемонии открытия мемориала приняли и российская, и польская делегации.

Источник: https://istpamyat.ru/diskussii-ocenka-novosti/aktualno/%D0%BF%D1%8F%D1%82%D1%8C-%D0%BC%D0%B8%D1%84%D0%BE%D0%B2-%D0%BE-%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%88%D0%BE%D0%BC-%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B5/

Политические репрессии интеллигенции в казахстане в 40-х – начале 50-х гг. · публикации · портал «история казахстана»

07 Февраля 2017

Как известно, в годы сталинского режима необоснованным политическим репрессиям подверглись многие общественные и государственные деятели, представители различных слоев населения, а также целые народы и этнические группы, насильственно депортированные из постоянных мест проживания.

Трагичность тоталитарной системы, которую народ пережил 30-50 годы ХХ века, состояла в том, что в стране это испытала каждая семья. Тоталитарная волна охватила всю страну в эпоху сталинизма. Методично уничтожались миллионы безвинных людей.

Это была настоящая трагедия человечества ХХ столетия.

В знак осуждения эпохи, тоталитаризма и учитывая обращения граждан, общественных объединений и организаций, 30 декабря 1996 года Указом Президента Республики Казахстан 31 мая 1997 год – объявлен «Днем памяти жертв политических репрессий».

Жуткая колесница репрессий прокатилась по степям Казахстана, преобразованного в декабре 1936 года из автономной республики в союзную. Под нее попали все кандидаты в члены бюро ЦК КП(б) Казахстана во главе с секретарями ЦК Л. Мирзояном и С.Нурпеисовым, председателем Совнаркома У.

Исаевым, были репрессированы все первые секретари областных, городских и районных комитетов партии и председатели городских и районных советов. В числе пострадавших были активные участники установления советской власти в Казахстане У. Жандосов, А. Розыбакиев, А.

Асылбеков и многие другие.

В период чистки кто не внушал доверия или когда-то ошибался, безжалостно изгонялись из рядов ВКП(б). Основными фактами обвинения были принадлежность или сочувствие троцкизму, правым и «национал-уклонистам».

На первом съезде КП(б) Казахстана (5-12 июня 1937 года) были избраны 85 членов и 35 кандидатов, 11 членов ревизионной комиссии, то на третьем Пленуме (25 октября 1937 года) в списках осталось только 68 членов ЦК, а в начале 1938 года были репрессированные все члены и кандидаты в члены ЦК и ревизионной комиссии.

Арестованы все члены ЦК КП(б) Казахстана: И. Курамысов, Б. Нурпеисов, Ж. Садвакасов и другие. В ноябре этого же года решением бюро ЦК КП(б) Казахстана сняты с работы 24 ответственных работников, в том числе 18 секретарей райкомов партии. Из 11 членов бюро Алма-Атинского обкома партии 8 оказались «врагами народа».

Они разоблачались помимо бюро обкома, «благодаря» сигналам рядовых коммунистов и работе органов НКВД. По указанию сверху местные органы широко применяли метод провокации и клеветы, в отношении честных людей.

Во второй половине 1938 г. по Северо-Казахстанской области партийной организацией исключено из партии 317 человек: как враг народа 154 человека, белогвардейцев – 17, жуликов и аферистов, расхитителей соцсобственников – 23, за саботаж – 18, по другим причинам – 105 человек.

В 1935-1938 гг. сложилась практика массовых репрессий по государственной линии, сначала против троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев, алашординцев, а затем и против многих честных людей, против тех кадров партии, которые вынесли на своих плечах гражданскую войну, самые трудные годы индустриализации и коллективизации, которые активно боролись за справедливость, за интересы народа.

Реализация плана Сталина по массовым репрессиям началась решением ЦК ВКП (б) от 2 июля 1937 года. Затем последовал оперативный приказ наркома внутренних дел Ежова. 3 декабря 1937 года ЦК ВКП(б) утвердил предложение ЦК КП(б) Казахстана об увеличении количества репрессированных по Казахстану на 600 человек по первой категории и на 1000 человек по второй категории.

Политбюро ЦК ВКП(б) как по собственной инициативе, так и на основании заявок НКВД, ОГПУ республиканских партийных и советских органов утверждал лимиты лиц, подлежащих репрессиям по отдельным регионам.

По аналогии с московскими процессами на местах организовывались «открытые» судебные заседания, на которых из подсудимых методом физического воздействия выбивались необходимые «показания».

В 1937 году такие процессы проводились, в Семипалатинских, Северо-Казахстанской областях, а также в Караганде над участниками контрреволюционной группы по Каркаралинскому округу во главе с А. Асылбековым, Н.

Нурсеитовым, М. Гатауллиным и другими.

Крупным из этой истории был Карагандинский процесс. Только по одному этому делу в области было репрессировано 400 человек.

Несмотря на пытки, следователям далеко не сразу удавалось сломить волю подследственных. Арестованные длительное время отрицали свою невинность. Показания с признанием вины А. Асылбеков, Н. Нурсеитов, М. Гатауллин по Каркаралинскому делу дали лишь через 30-40 мучительных дней. Они находились под следствием с июля по ноябрь 1937 года.

В результате пыток и истязаний заместитель председателя СНК РСФСР Т. Рыскулов вынужден был подписать ложные признания о том, что он в 1919 году якобы примкнул к антисоветской организации, был ее идеологом, создал блок с лидерами контрреволюционных организаций троцкистов и указал на лиц, которые вместе с ним будто бы стояли в антисоветской организации.

26 января 1938 года в Караганде была арестована группа шахтеров-передовиков. Среди них заведующий шахтой № 1 М. Малютин, начальник участка Я. Назаров, врубмашинист В. Гребцов, десятник Поддубный, рабочий Сердюк и др.

Им было предъявлено обвинение в том, что, являясь членами контрреволюционной организации, проводили диверсионно-вредительскую работу на шахтах.

По решению тройки НКВД по Карагандинской области от 14 февраля 1938 года, они были необоснованно подвергнуты высшей мере наказания – расстрелу. Это решение было приведено в исполнение 7 марта 1938 года.

Следующий этап репрессии горняцких кадров начался во второй половине 1938 года. Арестовали заведующих шахтами Дунайского, Лурье, маркшейдера шахты № 31 О.Тилларта, электромонтера Карагандинской ЦЭС Я.Шумакова, куратора угольной отрасли в Карагандинском обкоме партии М.

Батчаева, заведующей фермой совхоза № 1 треста «Каранадауголь» Л.Буттэ. Пострадало большое количество работников аппарата треста «Карагандауголь»: В.Смертюк, Ж.Султанбеков, И.Федорович, главный механик Чернокожников, горный мастер О.Куперман, главный энергетик В.Гейдеман, инженер-механик С.

Рыбников, теплотехник, профессор МВТУ П.Соловьев и др.

Бывший секретарь Карагандинского горкома партии Р.Байжасаров рассказывает, как он подвергся мучительному насильственному допросу следователями. 8 января 1938 года он на шахте им. Костенко попал в аварию и получил травму позвоночника.

Долгое время находился в больнице, а 18 июня после выписки из больницы его арестовывают.

Используя недозволенные методы дознания насильно, с применением физического воздействия, допрашивали: «Кто является руководителем контрреволюционной организации в Караганде?», сажали в конвейер и кричали в ухо, назови фамилию и пиши, пинали ногами до обморочного состояния, вонзили иглы под ногти…».

Такими методами следователи добивались ложного признания. Р.Байжасарова осудили на 20 лет как «врага народа».

Главным фактором строительства Балхашского медеплавильного комбината было открытие известным геологом страны М.Русаковым Коунрадского рудника. В начале 1921 года М.Русаков открыл 50 рудных месторождений (35). В 1921-1922 годах он открыл в Каркаралинске Кентобе, Тогай.

Совет труда и Обороны страны принял решение строить на базе Коунрадского рудника Балхашский медеплавильный комбинат. М.Русаковым были установлены медные запасы Успенского, Саякского, Гульшадского рудников. Эти рудники способствовали и росту Балхашского комбината. М.Русаков вместе с К.И. Сатпаевым заложили основу будущего Жезказгана. Однако судьба обошлась с М.Русаковым жестоко.

30 мая 1949 года был арестован в Алма-Ате и отправили в Москву, где следователи органа КГБ обвинили в шпионаже.

Сауле ШАЙМУХАНОВА

КарГТУ, Республика Казахстан, г. Караганда

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Источник: http://e-history.kz/ru/publications/view/2799

Политические репрессии 1920-х годов в СССР

После окончания Красного террора периода Гражданской войны политические репрессии в Советской России и в образованном в 1922 г. СССР продолжились. В 1922 году в связи с разработкой первого Уголовного кодекса РСФСР В.И. Ленин писал наркому юстиции Курскому 17 мая 1922 года:

Суд должен не устранить террор; обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас. Формулировать надо как можно шире, ибо только революционное правосознание и революционная совесть поставят условия применения на деле, более или менее широкого. С коммунистическим приветом, Ленин.

https://www.youtube.com/watch?v=XvBoWMZZufE

Политические репрессии 1920-х годов до образования СССР

См. также: Изъятие церковных ценностей в России в 1922 году.

Читайте также:  Внутреннее положение рсфср в 1920—1921 годах - история России

В 1921 году ВЧК по делу «Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева» было арестовано 833 человек. Расстреляно по приговору или убито при задержании 96 человек, отправлено в концентрационный лагерь 83, освобождено из заключения 448.

В сентябре-ноябре 1922 года большая группа интеллигенции была выслана из РСФСР на так называемом «философском пароходе».

23 февраля 1922 был издан декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей для нужд голодающих. Власть сознательно использовала вопрос о церковных ценностях для того, чтобы начать мощную антицерковную кампанию.

В рамках кампании в пользу государства изымались принадлежащие Православной церкви предметы из драгоценных металлов и камней, что вызвало сопротивление представителей духовенства и части прихожан. Кампания сопровождалась арестами священнослужителей, из которых четверо были расстреляны.

Большой резонанс вызвал расстрел прихожан в Шуе, во время которого были убиты четыре человека.

В марте начались допросы Патриарха Тихона. 5 мая 1922 Патриарх был вызван в суд на процесс московского духовенства. Суд вынес частное определение о привлечении гр-на Беллавина к уголовной ответственности.

После этого Патрирх находился под арестом в Донском монастыре, в полной изоляции от внешнего мира. Судя по многочисленным публикациям в советской прессе весной 1923 года писем от граждан, требовавших сурово окарать «людоеда» Тихона, власти готовились к расправе над Патриархом.

Тихон был освобождён только после заявления о том, что он «раскаивается в проступках против государственного строя».

7 мая 1922 г.

Московский революционный трибунал по обвинению в противодействиии изъятию церковных ценностей, что квалифицировалось как контррреволюционная деятельность, осудил 49 человек, в том числе приговорил к расстрелу 11 человек (9 священников и 3 мирян). Из них были расстреляны священники Х. А. Надеждин, В. И. Соколов, А. Н. Заозерский, иеромонах М.Телегин и мирянин С. Ф. Тихомиров.[1]

Процесс над митрополитом Вениамином

В Петрограде в связи с сопротивлением изъятию ценностей из некотрорых церквей было арестовано 87 человек. Судебный процесс над ними проходил с 10 июня по 5 июля 1922.

Петроградский революционный трибунал приговорил к расстрелу 10 подсудимых, шестерым из которых смертная казнь была заменена лишением свободы.

Были расстрелян митррополит Вениамин (Казанский), архимандрит Сергий (Шеин), адвокат И. М. Ковшаров и профессор Ю. П. Новицкий.

12 мая 1922 г. Новгородский революционный трибунал вынес приговор по делу о беспорядках в связи с изъятием ценностей в Старой Руссе. К смертной казне были приговорены священники В. И. Орлов, В. А. Пылаев и Н. М. Смыслов. Остальные 15 подсудимых были приговорены к различным срокам заключения.

Донской Областной Ревтрибунал с 22 по 30 августа 1922 г. дело по обвинению ростовского епископа Арсения (Смоленец Александр), 7 священников и 25 прихожан, участвовавших в волнениях 11 марта 1922 г. у Кафедрального Собора г.

Ростова-на-Дону, когда члены комиссии по изъятию подверглись избиению.

Трибунал вынес расстрельный приговор Арсению, но благодаря объявленной к годовщине Октябрьской революции амнистии заменил высшую меру наказания лишением свободы на десять лет.

После судебного процесса над группой духовенства, проходившего в Царицыне с 9 июня 1922 г., был осужден и расстрелян викарий Донской епархии Нижне-Чирский Николай (Орлов).

В Смоленске Выездная Сессия Военной Коллегии Верховного Трибунала ВЦИК с 1 по 24 августа 1922 г. рассматривала дело «Смоленских церковников», по которому привлечено было 47 человек. Из них к расстрелу были приговорены Залесский, Пивоваров, Мясоедов и Демидов, а к различным срокам заключения было приговорено ещё 10 проходивших по делу верующих.

Революционный Трибунал Чувашской Автономной области в мае 1922 г. провел судебное разбирательство в отношении благочинного протоиерея А. А. Соловьева и группы верующих. Благочинный А. А. Соловьев и активный участник сопротивления изъятию Н. Я. Галахов были приговорены к расстрелу.

Второй судебный процесс над духовенством Москвы и Московской губернии, так называемый «процесс второй группы церковников», проходил с 27 ноября по 31 декабря 1922 г. Трибунал рассмотрел дела 105 обвиняемых.

Среди обвиняемых были священники, профессора, учителя, студенты, рабочие, крестьяне и т. д. Наиболее активным участникам сопротивления изъятию ценностей был вынесен смертный приговор.

Однако в связи с амнистией, объявленной к годовщине революции, расстрел был заменен тюремным заключением.

Судебные процессы над духовенством прошли в 1922—1923 гг. по всей России. В литературе указывается, что было рассмотрено 250 судебных дел в связи в сопротивлением изъятию церковных ценностей. Только к середине 1922 г.

уже состоялся 231 судебный процесс, 732 человека оказалось на скамье подсудимых. В 1923 г.

в VI отделении («церковным») секретно-политического отдела ГПУ находилось в производстве 301 следственное дело, было арестовано 375 человек и выслано в административном порядке, в том числе за границу, 146 человек. К концу 1924 г.

в тюрьмах и лагерях побывало около половины всего российского епископата — 66 архиереев. По данным Православного Свято-Тихоновского Богословского Института, общее количество репрессированных церковных деятяелей в 1921—1923 гг. составило 10 тысяч человек, при этом был расстрелян каждый пятый — всего около 2 тысяч.[1]

В 1922 году было создано «Особое совещание при Коллегии ГПУ» (ОСО). Оно имело право приговаривать ссылке или высылке из пределов РСФСР на срок до 2 лет «за антисоветскую деятельность, причастность к шпионажу, бандитизм и контрреволюцию».

Политические репрессии после образования СССР

21 марта 1923 в Москве начался суд по делу католического духовенства Петрограда, обвинённого в создании антисоветской, контрреволюционной организации с целью противодействия декрету об отделении церкви от государства и инструкции о порядке проведения в жизнь этого декрета.

который продолжался пять дней. Основными обвиняемыми на процессе были архиепископ Ян Цепляк и прелат Константин Ромуальд Будкевич. По решению трибунала Будкевич был приговорён к расстрелу.

К такому же наказанию был приговорён и архиепископ Цепляк, но ему Президиум ВЦИК заменил заменил смертный приговор десятью годами тюремного заключения.

Приговор Будкевичу был утверждён, так как он якобы являлся государственным изменником в пользу «иностранного буржуазного правительства» (имелись в виду его контакты с польскими дипломатами в интересах церкви).

В 1924 году ОСО получило право приговаривать к заключению в лагерь на срок до 3-х лет.

Как стало известно впоследствии, во второй половине 1920-х годах ряд дел о политических преступлениях был в действительности построен на фальсифицированных обвинениях («Дело лицеистов» в Ленинграде, «Дело фокстротистов», Шахтинское дело).

«Массовые операции» ОГПУ летом 1927 года

К лету 1927 года СССР, ввиду проводившейся им политики по «экспорту революции», оказался втянутым в конфликт с Великобританией. [2] 27 мая Великобритания расторгла британо-советские торговые и дипломатические отношения.

В СССР эти события были преподнесены как подготовка к новой иностранной интервенции, в стране началось нагнетание «предвоенного психоза».

[3] Именно этот период некоторые историки[4]:309 ставят отправной точкой сталинских репрессий.

Видя ухудшение международного положения СССР, РОВС принимает решение об активизации террористической деятельности. В Ленинграде происходит несколько терактов, направленных против ОГПУ и партактива. 7 июня полпред СССР в Польше П. Л. Войков был убит русским гимназистом Борисом Кoвердой.

После этого уже вечером 7 июня Сталин, находящийся на отдыхе в Сочи, направил в Москву Молотову шифрограмму: «Всех видных монархистов, сидящих у нас в тюрьме или в концлагере надо не медля объявить заложниками. Надо теперь же расстрелять пять или десять монархистов.

Надо отдать ОГПУ директиву о повальных обысках и арестах монархистов и всякого рода белогвардейцев по всему СССР с целью их полной ликвидации всеми мерами.

Убийство Войкова даёт основание…» К вечеру 8 июня шифрограмма Сталина материализовалась в решении «экстренного» заседания Политбюро, в котором, в частности, говорилось: «… с призывом рабочих и всех трудящихся к напряжённой бдительности и с поручением ОГПУ … произвести массовые обыски и аресты белогвардейцев … опубликовать сообщение ОГПУ с указанием в нём на произведённый расстрел 20-ти видных белогвардейцев … согласиться с тем, чтобы ОГПУ предоставило право вынесения внесудебных приговоров вплоть до расстрела соответствующим полномочным представителям …», то есть был запущен в ход весь механизм массовых репрессий. И уже в ночь с 9 на 10 июня в Москве были без суда, как заложники (но заложники, которые были взяты «в заложники» уже после убийства Войкова) расстреляны 20 [5] представителей знати бывшей Российской империи, многие из которых не были ни монархистами, ни активными борцами с советской властью. Казнь известных и ни в чём не виновных лиц вызвала многочисленные протесты по всему миру. Сталин ответил на эти протесты:

«Недавно был получен … протест … по поводу расстрела двадцати террористов и поджигателей из рядов русских князей и дворян. …расстрел двадцати „светлейших“ есть необходимая мера самообороны революции… Что касается расстрела двадцати „сиятельных“, то пусть знают враги СССР, враги внутренние, так же как и враги внешние, что пролетарская диктатура в СССР живёт и рука её тверда»[6]:351-352

— «Правда» от 26 июня 1927 года

Документы свидетельствуют, что во время «июньской операции» было проведено до 20 тыс. обысков и арестованы 9 тыс. человек. Основной удар пришёлся по деревне зерновых районов — по Украине, Центральному Чернозёмью, Дону и Северному Кавказу.

Арестам подвергались «бывшие» — помещики, белые, особенно вернувшиеся в СССР — «репатрианты» — а так же «кулаки», «буржуи», «торговцы», «попы и церковники» и группы интеллигенции, собиравшиеся для обсуждения литературных новинок и просто дружеских бесед. В докладной записке Менжинского В. Р.

от 19 июня в Политбюро ЦК ВКП(б) говорилось: «ОГПУ предполагает число расстрелянных ограничить сравнительно небольшой цифрой, передавая дела главных шпионских организаций в гласный суд». Но гласных судов не было.

26 июня 1927 года Сталин ответил на запрос Менжинского, можно ли / нужно ли сворачивать «операцию» отрицательно и с подробной инструкцией где и как следует продолжать искать «английских шпионов». [7]

Борьба с внутрипартийной оппозицией

Только за два с половиной месяца — со второй половины ноября 1927 года до конца января 1928 года — за принадлежность к «левой оппозиции» из партии были исключены 2288 человек (ещё 970 оппозиционеров исключили до 15 ноября 1927 года)[8]. Очищение партии от оппозиции продолжалось на протяжении всего 1928 года.

Большая часть исключённых была направлена в административную ссылку в дальние районы страны. В середине января 1928 года лидер оппозиции Л. Д. Троцкий был сослан в Алма-Ату, а в 1929 г. он был выслан за рубеж. Другой лидер, Г. Е. Зиновьев, также был отправлен в ссылку в 1928 г.

, но в том же году он покаялся и «разоружился», был восстановлен в партии и назначен ректором Казанского университета, а затем возвращён на работу в Москву.

Шахтинское дело

Основная статья: Шахтинское дело

Источник: http://ir.spb.ru/krasnoe-dvizhenie/entsciklopediya-kommunizma/politicheskie-repressii-1920-h-godov-v-sssr.html

Ссылка на основную публикацию