Работа редакционных комиссий над положением 1861 г. — история России

Отношение дворянства к правительственной программе реформы. – Различие помещичьих интересов в губерниях земледельческих черноземных и северных промышленных. – Отношение интеллигенции: статьи Чернышевского и Герцена; банкет в Москве. – Адрес нижегородского дворянства и заминка в Москве. – Адресы прочих губерний. – Открытие и работа губернских комитетов. – Точка зрения A. M. Унковского и Тверского комитета. – Утвержденная (позеновская) программа занятий. – Отношение печати. – Эволюция взглядов Я. И. Ростовцева. – Открытие земского отдела. – Н. А. Милютин. – Пересмотр правительственной программы в Главном комитете и открытие редакционных комиссий. – Состав редакционных комиссий и ход работ в них. – Программа, данная Ростовцевым. – Депутаты губернских комитетов первого приглашения. – Адресы и настроение дворянства. – Смерть Ростовцева. – В. Н. Панин. – Депутаты второго приглашения. – Внутренняя борьба в редакционных комиссиях. – Итоги их работ

Работа редакционных комиссий над Положением 1861 г. - история России

Разработка крестьянской реформы Александра II

ЛЕКЦИЯ XXI

Различные взгляды на суть крестьянской реформы

В предыдущей лекции изложены те основания, на которых предложено было приступить к реформе.

Для дальнейшего хода реформы имели чрезвычайную важность не только самые эти основания, отвергавшие во всяком случае безземельное освобождение крестьян, но и то обстоятельство в особенности, что через несколько дней рескрипт этот разослан был всем губернаторам и губернским предводителям дворянства на предмет, не пожелают ли дворяне остальных губерний со своей стороны принять аналогичные меры к устройству своих крестьян. Затем правительство решилось прямо опубликовать этот рескрипт. Произошло это не без борьбы. Когда было решено разослать рескрипт губернаторам, то члены Секретного комитета спохватились, и председатель его кн. Орлов убедил было Александра приостановить рассылку рескрипта. Однако оказалось, что благодаря энергичным действиям Министерства внутренних дел приказ разослать уже был исполнен. Когда это произошло, то решено было уже прямо напечатать этот рескрипт во всеобщее сведение[1].

Опубликование рескрипта явилось событием величайшей важности; правительство теперь не могло уже, если бы и пожелало, повернуть дело назад без риска возбудить большие волнения.

С другой стороны, раз крестьянам становилось известно о таком предложении правительства помещикам, то присоединение каждой губернии к этим работам стало только вопросом времени, так как помещики понимали, что им нельзя не торопиться подавать свои адреса о желании устройства губернских комитетов под опасением тех же волнений крестьян.

Некоторое замедление в представлении таких адресов произошло, однако же, в большинстве губерний благодаря тому, что самые основания, преподанные правительством, являлись неудобными для помещиков почти всех губерний. Тут сказалась прежде всего огромная разница в экономических условиях, которые существовали между различными губерниями.

Хотя правительство (собственно Левшин) сознавало, как мы видели, эту разницу, но не достаточно ее оценивало. Ланской, разослав рескрипт в копиях, тотчас же запросил местные начальства, как дворянство разных губерний отнеслось к этому делу, и вскоре получились ответы, что почти повсеместно содержание рескрипта возбудило серьезную критику.

Все почти признавали своевременность и неизбежность реформы, но не было губернии, где бы дворянство вполне сочувствовало содержанию рескрипта, – той правительственной программе, которая в нем была выражена[2]. При этом легко сказалась разница в положении губерний черноземных, чисто земледельческих, с одной стороны, и губерний нечерноземных, промышленных, с другой стороны.

В первых все помещичье хозяйство было основано, как я уже говорил, на доходности земли и земельных заработков и промыслов крестьян; здесь была особенно распространена барщина; помещик имел свою собственную запашку; обрабатываемая земля в имениях делилась на две почти равные половины: одна обрабатывалась самим помещиком, другая отдавалась в пользование крестьян, причем на первой крестьяне отбывали барщину. В большей части этих губерний никаких промыслов неземледельческих не было. В наиболее плотно населенных чернозёмных губерниях – Тульской, Курской, Рязанской и др. – к тому времени (даже, как мы видели, уже в 40-х годах) оказалось довольно много лишних ртов и рук, и дело дошло до того, что во многих местностях, например, Тульской губернии, продавались земли ненаселенные дороже, чем населенные, что показывало, насколько крепостное население представляло обузу при высокой ценности самой земли.

Поэтому, разумеется, в этих местностях помещикам казалось невыгодным освобождение крестьян с землей и представлялось желательнее освобождение хотя бы и безвозмездное, но без земли, при сохранении наиболее ценной части имения – земли – в своих руках[3].

Напротив, в губерниях северных, нечерноземных, положение было совершенно иное; там помещики обыкновенно не жили в своих имениях, да и сами крестьяне обыкновенно мало занимались землей, а уплачивали помещику оброк со своих заработков неземледельческих, т. е. с торговли и самых разнообразных промыслов, местных и отхожих.

Ведь и теперь мы видим, например, что на один миллион населения Петербурга по переписи 1897 г. около ста тысяч принадлежало к приписному населению Ярославской губернии, около ста тысяч – к уроженцам Тверской губернии и т. д.

Это показывает, насколько население этих губерний постоянно занимается не землей, а различными городскими промыслами, торговыми и ремесленными.

В Петербурге и Москве очень многие крестьяне и в крепостное время развивали весьма доходные промыслы; затем, многие занимались на проезжих трактах и речных пристанях содержанием постоялых дворов, что в то время было весьма выгодно при отсутствии железных дорог и постоянной езде обозов.

Итак, здесь доходы основывались не на земле и не на земледельческих промыслах.

Поэтому, с точки зрения помещиков таких губерний, представлялось очень желательным освобождение крестьян, хотя бы и со значительными земельными наделами, но с тем, чтобы выкуп при этом покрывал утрату доходов помещиков от получавшихся ими высоких оброков.

Эта позиция была, как вы видите, совершенно отличной от позиции помещиков черноземных губерний, и здесь помещики отстаивали еще больше, нежели там, необходимость изменения программы рескрипта[4].

В конце концов, для помещиков черноземных губерний скорее возможно, как им казалось, было столковаться с правительством, исходя из той программы, которая давалась рескриптами, так как эта программа давалась лишь на переходное время и вопрос сводился лишь к тому, чтобы решить, каков же будет исход из этого временного положения, которое могло быть ограничено небольшим числом лет, с тем чтобы по истечении этого периода вся земля возвращалась в полное распоряжение помещиков и крестьяне превратились в свободных, но безземельных пролетариев. Некоторые из помещиков этих губерний соглашались даже на то, чтобы крестьяне выкупали усадебную оседлость, так как это приковывало бы их к данной местности на будущее время и обеспечивало бы помещикам необходимый контингент дешёвых рабочих рук.

Из такой разницы в положении тех и других губерний создалась и разница двух наиболее распространенных идеологий в среде тогдашнего дворянства, одна из которых принадлежала наиболее сознательным и прогрессивным помещикам нечерноземных губерний, а другая – наиболее сознательным и прогрессивным помещикам черноземных губерний. Первые стремились свести дело к быстрой и полной ликвидации крепостного права, но на основании достаточно высокой оценки стоимости их утрат; вторые готовы были допустить даже безвозмездное уничтожение крепостного права, но при условии сохранения в своем распоряжении всей земли.

Дворянство нечерноземных губерний становилось, таким образом, на такую позицию, которая в тот момент представлялась, с точки зрения даже таких расположенных к реформе людей, как Ланской и Левшин, очень опасной, так как она могла, по их мнению, поколебать финансовое положение страны.

В момент опубликования рескриптов передовая интеллигенция страны отнеслась к этому факту чрезвычайно восторженно. Это настроение усиливалось тем, что правительство после опубликования первых рескриптов предоставило печати право обсуждать их содержание.

И вот в тогдашних передовых журналах, даже в таком представителе будущего радикализма, как «Современник», и в свободном заграничном «Колоколе» Герцена появились задушевные приветственные статьи Александру. Чернышевский, прославляя его подвиг, ставил его выше Петра Великого, а Герцен посвятил ему вдохновенную статью с эпиграфом: «Ты победил, Галилеянин».

В то же время представители тогдашней профессуры, литературы и высшей интеллигенции обеих столиц устроили в Москве совершенно по тогдашнему времени необычное торжество – общественный банкет, где произносились речи, весьма сочувственные Александру, и который окончился горячей овацией перед портретом государя.

Конечно, этот вполне лояльный банкет очень не понравился тогдашнему московскому генерал-губернатору Закревскому и другим крепостникам, но они не могли уже повернуть назад начавшееся великое дело.

Работа губернских комитетов

Тем не менее, несмотря на общественное сочувствие, программа рескрипта 20 ноября, неудобная для многих губерний, замедлила, как я уже сказал, открытие губернских комитетов.

Правительство поспешило открыть губернский комитет в Петербургской губернии, сославшись на то, что здесь дворяне еще раньше возбудили вопрос об устройстве быта своих крестьян[5].

Действительно, они возбуждали этот вопрос еще при Николае, потом в начале царствования Александра, но без намерения отменить крепостное право, а с желанием лишь преобразовать его на началах феодально-эмфитевтических (т. е.

на началах приписки крестьян к помещичьим имениям с правом обязательного вечно наследственного пользования определенными землями); однако рескриптом 5декабря 1857 г. на имя петербургского генерал-губернатора Игнатьева был открыт в Петербургской губернии комитет на тех же основаниях, как и в литовских губерниях.

Первым дворянством, которое подало адрес об открытии комитета по примеру литовских, было нижегородское. В Нижнем Новгороде губернатором был А. Н. Муравьев, тот самый, который был основателем «Союза спасения» в 1817 г.

Читайте также:  Первые послевоенные пятилетки, второй этап индустриализации ссср. советское общество в конце сталинской эпохи - история России

, и ему удалось воспламенить дворян к тому, чтобы именно Нижнему Новгороду, с которым связывались патриотические традиции еще со Смутного времени, традиции Козьмы Минина-Сухорукого, первому присоединиться к освободительным видам правительства.

Муравьеву удалось собрать достаточное количество подписей во время дворянского собрания и отправить в Петербург депутацию из дворян с просьбой открыть губернский комитет. Против этого, однако, быстро создалось и противное течение, и, едва уехала депутация, не сочувствовавшие ей послали контрдепутацию.

Но правительство торопилось ковать железо пока горячо, и до появления этой последней в Петербурге уже 24 декабря 1857 г. был дан рескрипт Муравьеву в ответ на адрес нижегородского дворянства[6].

Очень долго сравнительно затянулось дело в Москве, и это объяснялось тем, что Московская губерния была как раз одной из промышленных нечерноземных; лишь когда московскому дворянству было свыше замечено, что правительство ждет инициативы от первопрестольной столицы, то и оно подало адрес об открытии комитета, однако указав при этом на желательность изменений в программе работ соответственно местным особенностям Московской губернии. Добиться изменений ему не удалось, правительство настояло на своей программе, и в Москве был открыт губернский комитет на одинаковых с остальными основаниях[7]. После этого стали присоединяться и другие губернии, так что к концу 1858 г. не было ни одной губернии, где бы не было открыто губернского дворянского комитета по крестьянскому делу. Работа этих губернских комитетов и составила первое крупное звено в ходе разработки крестьянской реформы, давшей в конце концов положительные результаты[8].

В состав губернских комитетов дворянство каждого уезда выбирало по два члена, и сверх того правительство назначало в каждый комитет для защиты крестьянских интересов по два члена из числа местных помещиков, известных своим сочувственным отношением к освобождению крестьян.

В большей части губернских комитетов тотчас же по их открытии прежде всего явились различные попытки так или иначе внести то или другое изменение, хотя бы при помощи распространительного толкования, в программу, которая преподана была рескриптами. Зависело это от того, как я уже говорил, что программа эта не соответствовала экономическим условиям, существовавшим в различных губерниях, и не удовлетворила вполне ни одного губернского комитета.

Всего ярче высказался против программы с точки зрения прогрессивных помещиков промышленных нечерноземных губерний Тверской губернский комитет. Председателем Тверского комитета был, как и в других комитетах, губернский предводитель дворянства, которым в то время был только что избран А. М. Унковский.

Это был человек тогдашнего молодого поколения, сочувствовавший искренно освобождению крестьян и в то же время умевший остроумно комбинировать эмансипационные планы с местными помещичьими интересами.

Как представитель дворянства, он считал себя обязанным добиться того, чтобы дворянство Тверской губернии не было поставлено при освобождении крестьян в худшие условия, нежели дворянство других губерний.

В то же время он признавал себя вправе желать, чтобы период преобразований не кончился бы только крестьянской реформой: он думал, что должен быть переустроен весь русский быт и облегчено положение всего русского народа и общества.

Алексей Михайлович Унковский

Источник: http://rushist.com/index.php/kornilov/1141-razrabotka-krestyanskoj-reformy-aleksandra-ii

Редакционные комиссии. Завершающий этап подготовки крестьянской реформы

Для обработки помещичьих проектов в марте 1859 г. были созданы Редакционные комиссии. Председателем был назначен Я.И. Ростовцев.

Активная позиция Ростовцева импонировала императору, желавшему скорейшего и рационального решения крепостной проблемы.

Ростовцев становится главным выразителем монаршей воли в крестьянском вопросе, что позволяло Александру II, не связывая себя групповыми и ведомственными интересами, придать процессу подготовки реформы больший динамизм и заданную направленность.

Большинству членов Редакционных комиссий было 35—40 лет. В основном они придерживались либеральных взглядов. Главным действующим лицом Комиссий стал Николай Алексеевич Милютин, назначенный с середины 1858 г. временным товарищем министра внутренних дел (постоянному назначению мешала репутация «революционера»).

Редакционные комиссии работали с необычайной интенсивностью, их материалы рассылались высшим должностным лицам, губернаторам, предводителям дворянства и дворянским комитетам. Летом 1859 г. программа Редакционных комиссий была в основном подготовлена. Милютин и его соратники пытались не допустить разорения ни помещичьего, ни крестьянского хозяйства.

Верховная власть не пожелала обсуждать подготовленный проект в дворянских комитетах на местах, чтобы не столкнуться с противодействием помещичьего большинства.

Было решено вызвать в Петербург по два представителя от каждого губернского комитета: одного — от большинства, другого — от меньшинства. Депутаты от нечерноземных губерний прибыли в столицу в августе 1859 г.

, от черноземных — в феврале 1860 г. Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. — М.: Правда, 1989. — С. 67

Большинство депутатов (по словам лидера тверских либералов А.М.

Унковского — «самые ярые плантаторы») пытались добиться пересмотра подготовленных Редакционными комиссиями решений и поручить обсуждение крестьянского вопроса «собранию дворян», избранных дворянскими съездами.

Царь, однако, отверг эти претензии, недовольно заявив: «Если эти господа думают своими попытками меня испугать, то они ошибаются, я слишком убежден в правоте возбужденного нами святого дела, чтобы кто-либо мог меня остановить в довершении оного».

Решающим образом повлиять на подготовку реформы губернские депутаты не смогли, хотя и добились некоторых уступок: в черноземных губерниях были значительно сокращены размеры наделов, в нечерноземных — повышен оброк. крестьянская реформа отмена право

В феврале 1860 г. умер Я.И. Ростовцев. Перед самой смертью он обратился к Александру II со словами: «Государь, не бойтесь!»

Желая смягчить нападки консерваторов на Редакционные комиссии, Александр II назначил их председателем имевшего репутацию крепостника В.Н. Панина, чем напугал всю либерально мыслящую Россию.

Однако что-либо принципиально изменить Панин уже не мог, хотя и пытался затянуть работу комиссий. В октябре 1860 г. Редакционные комиссии завершили свою работу. Проект поступил в Главный комитет, председателем которого вместо заболевшего А.Ф.

Орлова император назначил великого князя Константина Николаевича, столь же ненавистного крепостникам, как Ростовцев и Милютин.

Правда, новому председателю пришлось приложить титанические усилия, чтобы Главный комитет шестью голосами против четырех одобрил, хотя и с некоторыми изменениями в пользу помещиков, проект Редакционных комиссий (первоначально великого князя поддерживали лишь три члена Комитета).

В январе 1861 г. проект поступил на утверждение в Государственный совет. Александр II потребовал завершить разработку реформы в первой половине февраля и заявил: «Взгляды на представленную работу могут быть различны.

Все различные мнения я выслушаю охотно; но я вправе требовать от вас, чтобы вы, отложив все различные интересы, действовали как государственные сановники, облеченные моим доверием. Вот уже четыре года оно длится и возбуждает опасения и ожидания как в помещиках, так и в крестьянах. Всякое дальнейшее промедление может быть пагубно для государства». Цит. по: Данилов В.П.

Аграрные реформы и крестьянство в России. — М.: ЮНИТИ, 2001. — С. 44 Действительно, в 1856—1860 гг. происходило в среднем уже по 170 крестьянских волнений ежегодно.

По ряду ключевых вопросов Государственный совет отверг проект Редакционных комиссий. Однако решающее слово принадлежало императору, а он почти по всем пунктам поддержал мнение реформаторского меньшинства.

19 февраля 1861 г., в шестую годовщину своего восшествия на престол, Александр II подписал манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей и об устройстве их быта».

Практические условия освобождения были определены в «Общем положении о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» и в «Положении о выкупе крестьянами, вышедшими из крепостной зависимости, их усадебной оседлости, о содействии правительства в приобретении ими в собственность полевых угодий». История России: учеб. — 2-е изд.

, перераб. и доп. / А.С. Орлов, В.А. Георгиев, Н.Г. Георгиева, Т.А. Сивохина. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. — С. 252 Этот документ, обычно кратко именуемый Положениями 19 февраля, был компромиссным. Но крестьянская реформа перешла из подготовительной в практическую стадию.

В поступающих с мест проектах размеры крестьянских наделов и повинностей зависели от плодородия почвы. В черноземных районах помещики были заинтересованы в сохранении земли и поэтому были против предоставления ее крестьянам.

Под нажимом правительства и общественности они готовы были дать крестьянам небольшие наделы по высокой цене за десятину. В нечерноземной полосе, где земля не имела такой ценности, местные дворяне соглашались передать ее крестьянам, но за большой выкуп.

Таким образом, почти все организационные шаги правительства по подготовке данной реформы в сложившихся исторических условиях можно назвать эффективными.

Созданная организационная структура позволила правительству в довольно короткие сроки подготовить проект реформы, реализация которого в дальнейшем привела к частичному решению земельной проблемы в обществе и снижению социальной напряженности в России второй половины XIX века.

Источник: http://hist.bobrodobro.ru/19504

Ход крестьянской реформы

Ход  крестьянской  реформы.  Так  сложилась  реальная  обстановка в  ту минуту, когда  в 1856 г.  необходимость реформы была  провозглашена с высоты престола  и  Александр  пригласил  дворян  «обдумать»,  как  бы  привести  в исполнение  его  намерение покончить с  крепостным  правом.

Читайте также:  Движущие силы истории. влияние идеологий на историческую науку - история России

  После  слов его московскому дворянству начались работы по крестьянскому  делу в Министерстве внутренних  дел и обращение в обществе и в правящих сферах различных частных записок  о способах ликвидации  крепостного  строя.  В этих записках  хорошо отразилось настроение (в пользу освобождения крестьян с земельными наделами) передовой части дворянства.

  И  так как  со  стороны  губернских  дворянских обществ формальных заявлений не поступало и дворянство до поры до времени не рисковало  выступать с  сословным почином  в  крестьянском деле, то  частным запискам  и  личным влияниям суждено  было сыграть  большую  роль  в великой реформе. Из  многих записок особое значение имели записки К. Д. Кавелина, Ю. Ф. Самарина, кн.

В. А.  Черкасского,  а также записка великой  княгини Елены Павловны (вдовы великого князя Михаила Павловича) «Предварительные  мысли об устройстве  отношений  между  помещиками и  их крестьянами», составленная  с помощью Н.  А.  Милютина  и К. Д.  Кавелина для  устройства  свободного быта крестьян в имениях  великой княгини.

Обладавшая большим умом,  благородная и просвещенная  великая  княгиня  была   горячей  и  сознательной  сторонницей освобождения крестьян с землей.  Она поддерживала эту идею, как  могла и где могла,  собирала  вокруг  себя  ее  сторонников и сумела  повлиять на самого государя  в  этом  именно  смысле.

С другой  стороны,  в  том же направлении действовал  брат императора, великий  князь  Константин  Николаевич,  горячо желавший  реформы и всячески ей  содействовавший. Личное влияние на государя этих близких  к нему людей было, конечно,  существенно важно [* См.  об этих лицах прекрасные статьи гг. Бахрушина и Любавского в  сборнике «Освобождение крестьян.

Деятели реформы» (М., 1911) А. Ф. Кони в 5-м томе издания «Великая реформа»  (М.,  1911).].  Оно  поддерживало  в  нем  неслабеющий  интерес  к крестьянскому делу и внимание к частным проектам, к которым государь вначале относился с некоторой  осторожной сдержанностью и даже с подозрением.

Но еще большее воздействие на настроение  государя в пользу освобождения крестьян с землей оказал близкий к Александру начальник военно-учебных заведений Я.  И. Ростовцев.

По официальному поручению Александра приняв участие  в работах по крестьянскому   делу,   Ростовцев   понемногу   входил  в   разумение   всех обстоятельств дела, сделался сторонником крестьянских  интересов, уверился в необходимости  освобождения с землей —  ив ряде  интимных писем  к государю развил свои  взгляды и желания.  Письма Ростовцева, встреченные  Александром вполне  доверчиво, окончательно укрепили его взгляды  на дело  и  поддержали решимость довести реформу до определенного результата.

      Так, ранее, чем началась официальная работа над крестьянским делом, это дело стало  предметом  частных проектов  и  негласных  влияний.  Под  такими воздействиями со стороны наладилась, наконец, и официальная работа, сказался почин  и со  стороны  дворянских обществ. В начале 1857 г.

стал  действовать «секретный»  комитет,  учрежденный  для  обсуждения  мер по  устройству быта крестьян.  Комитет  предположил совершить освобождение  крестьян постепенно, без  крутых  и  резких переворотов.

  Но  это не  соответствовало  намерениям Александра  Николаевича,  который  желал  скорого  и  определенного  решения крестьянского вопроса.

Поэтому, когда в комитет поступило  заявление  дворян литовских  губерний  (Виленской,  Ковенской  и  Гродненской)  о  желании  их освободить   своих  крестьян  без  земли,  то  государь   приказал  ускорить обсуждение этого дела.

Мнения по данному делу  в комитете разделились: часть членов  комитета (во  главе  с  великим  князем  Константином  Николаевичем) высказалась за то, чтобы разрешить освобождение с  землей, а не без земли, и притом сделать это гласно — так, чтобы все узнали о намерении правительства немедля приступить к преобразованию крестьянского  быта.

  Александр  одобрил это   мнение,   и  рескрипт  его,  данный   (в   ноябре   1857)   виленскому генерал-губернатору Назимову, возвестил всему государству о том, что реформа началась.

Литовским дворянам было указано образовать по губерниям дворянские губернские  комитеты  для   обсуждения   условий  освобождения  крестьян   и составления   проекта  «положений»   об   устройстве   крестьянского   быта.

Правительство  ожидало, что,  узнав  об  учреждении  губернских  комитетов в литовских  губерниях,  дворянские  общества  прочих   губерний  сами  поймут необходимость приступить к обсуждению условий  крестьянской реформы и станут ходатайствовать  об  устройстве  у  себя таких же  губернских  комитетов  по крестьянскому делу. Действительно, из разных губерний стали поступать адресы дворянства с выражением  готовности приняться за улучшение быта  крестьян, и государь разрешил открытие в губерниях губернских комитетов, составленных из местных дворян. Для руководства занятиями этих комитетов была дана общая для всех  их  программа. Для объединения  же  всех  мер  по  крестьянскому  делу «секретный» комитет был преобразован в главный комитет под председательством самого Александра (1858).

      Так  началось  официальное  обсуждение   крестьянской   реформы.

  Когда губернские  комитеты  изготовили свои проекты  положений  об  улучшении быта крестьян, они должны были представить их на рассмотрение главного комитета и прислать в  Петербург  своих  депутатов  для совместного обсуждения  дела  в главном комитете.

Так как проекты губернских комитетов во многом различались между  собой, то  для  их рассмотрения и  согласования была  образована  при главном  комитете особая редакционная комиссия  под председательством Я.  И. Ростовцева  (1859).

Комиссия  эта  по ходу  дела  была разделена  на  четыре отделения или четыре редакционные комиссии. В состав  их вошли как чиновники разных министерств,  так и дворяне  по  приглашению Ростовцева.  Кроме того, дворянские депутаты  из губернии дважды вызывались в Петербург для занятий в редакционных  комиссиях.

  С их  участием  комиссии  обсудили  все  основания крестьянской  реформы и составили проект положения об освобождении крестьян. Проект этот  был  очень  благожелателен  для  крестьян  благодаря  стараниям прогрессивных  членов комиссий,  Н.  А.  Милютина, князя Черкасского, Ю.  Ф. Самарина и других.

  В  самый  разгар работ  комиссий  их председатель Я.  И. Ростовцев скончался  и на его  место  был назначен граф Панин. Ростовцев был горячим сторонником освобождения крестьян;      Панина же  считали  «крепостником». Тем не  менее  работы  редакционных комиссий продолжались  и при  Панине в  том же  духе, как при Ростовцеве.  В конце 1860 г. комиссии  окончили свое дело и  были закрыты. Составленные ими законопроекты были переданы в главный комитет.

      Главный  комитет  под  председательством  великого   князя  Константина Николаевича  рассмотрел   выработанный   комиссиями   проект   положения  об освобождении крестьян и придал ему окончательную форму. После этого в начале 1861  г.

проект  был  внесен в Государственный  совет и по  желанию государя немедленно  рассмотрен.  Александр  лично  открыл  занятия  Государственного совета по крестьянскому делу и  в  замечательной  по твердости  и  силе речи указал Совету, что уничтожение крепостного  права  «есть его прямая воля».

В исполнение  этой   воли   Совет   рассмотрел  и  одобрил  проект  закона  об освобождении крестьян. В годовщину своего вступления  на престол, 19 февраля 1861  г.,  император  Александр  подписал   знаменитый  манифест  об  отмене крепостного права и утвердил «Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости».

Великое дело было совершено: 5 марта  «воля» была обнародована и принята народом спокойно, без всяких общественных потрясений.

      По новому закону, крепостное право помещиков на крестьян было  отменено навсегда,  и  крестьяне признаны свободными безо  всякого  выкупа  в  пользу помещиков. Государственная власть  не видела  в этом никакого нарушения прав помещиков.

В своей речи Государственному совету император Александр указывал на то, что крепостное право в России имело государственный характер:  «Право это установлено самодержавною  властью, и только самодержавная  власть может уничтожить его». В то же время земля, на которой  жили и работали крестьяне, была признана  собственностью помещиков.

Крестьяне  освобождались с тем, что помещики  предоставят  им в пользование  их усадебную  оседлость и некоторое количество полевой земли и других угодий  (полевой надел). Но  крестьяне  за усадьбу  и полевые наделы должны были отбывать в пользу помещиков повинности деньгами  или  работой.

  По  закону  крестьяне  получили  право  выкупить  у помещиков  свои  усадьбы  и,  сверх  того,  могли  по  соглашению со  своими помещиками приобрести у  них в собственность полевые наделы. Пока  крестьяне пользовались  наделами, не  выкупив  их,  они находились  в  зависимости  от помещиков и  назывались  временнообязанными крестьянами.

Когда же  выкуп был произведен, то  крестьяне получали  полную  самостоятельность и  становились крестьянами-собственниками. Вышедшие  из  крепостной  зависимости  крестьяне соединялись  по  месту  жительства  в  «сельские общества»,  из  которых для ближайшего управления  и  суда составлялись «волости».

В  селах  и  волостях крестьянам дано  было  самоуправление по тому образцу, какой  был установлен для крестьян государственных  при графе  Киселеве. В сельских обществах было введено общинное  пользование полевой землей, при котором крестьянский «мир» переделял землю между крестьянами и все повинности  с своей земли отбывал за круговой порукой.

      Один из самых трудных и  сложных вопросов в  деле крестьянской  реформы было определение размеров крестьянского полевого надела. Земледелие не везде было главным занятием крестьян. Только в южном черноземном районе  крестьяне усиленно пахали и на себя, и на помещиков, отбывая на  барском  поле тяжелую «барщину».

В  центральных  же  областях, где земледелие не  было  прибыльно, крестьяне чаще  «ходили на оброке», т.е. занимались промыслами на  стороне и вместо  барщинного  труда  платили ежегодно  помещикам условленную сумму  — оброк.

Читайте также:  Советская экономика в 1953-1991 гг. - история России

  На юге помещику было выгодно отпустить крестьян на волю без земли, а землю удержать за собой, потому что именно  земля там и представляла главную ценность.  На севере же помещикам была невыгодна потеря именно крестьянского оброка, а не земли.

Поэтому одни помещики старались по возможности уменьшить крестьянские  земельные наделы, а другие были к этому равнодушны.  С  другой стороны,  в  южных губерниях  пахотной  земли было много, и потому крестьяне пользовались землей без стеснений; в центре же государства при большом росте населения сильно чувствовалось малоземелье.

Под влиянием столь разнообразных местных  условий  и  приходилось  определять  размеры крестьянского полевого надела особо для  каждой «полосы» государства (нечерноземной, черноземной  и степной) и для отдельных губерний и даже уездов. Размеры надела определялись от  1  до 12  десятин на «душу»  (т.е.

налицо,  записанное  в крестьянах  за помещиком по ревизии). Дворовые  же люди,  находившиеся  в  личном услужении помещикам и не пахавшие земли,  освобождались без  земельного  надела  и  по прошествии двух лет временнообязанного состояния под властью помещиков могли приписаться к какому-либо сельскому или городскому обществу.

      Указанный в законе выкуп усадеб и  полевых  наделов для крестьян был бы невозможен,  если  бы  правительство  не  пришло   на  помощь   крестьянству устройством  особой  «выкупной  операции».

  В  «Положениях» 19  февраля было определено,  что   помещики  могут  получать  от  правительства   немедленно «выкупную  ссуду»,  как  только  устроены  будут их  земельные  отношения  с крестьянами  и  будет точно установлен  крестьянский земельный  надел.

Ссуда выдавалась  помещику  доходными  процентными  бумагами  и  засчитывалась  за крестьянами как казенный  долг. Крестьяне должны были  погасить  этот долг в рассрочку, в течение 49 лет, «выкупными платежами».

      Порядок  осуществления крестьянской реформы  требовал  соглашения между помещиками  и  их  крестьянами  как  о  размерах  надела,  так  и  о  всяких обязательных отношениях  крестьян  к  их  бывшим  господам.  Это  соглашение надлежало изложить  в  «уставной  грамоте»  в  течение  одного  года со  дня освобождения.

Конечно, нельзя было надеяться на то, что помещики и крестьяне сами сумеют достигнуть мирного и справедливого конца своих данных отношений, не всегда согласных и гладких. Для разбора могущих возникнуть недоразумений, споров и жалоб  была учреждена должность  мировых посредников, избираемых из местных  дворян.

Мировые посредники  должны были следить  за правильностью и справедливостью сделок  помещиков с их крепостными,  выходящими на волю. Они утверждали   уставные  грамоты.   Они  наблюдали  за   ходом   крестьянского самоуправления  в сельских обществах  и волостях.

Важнейшие  и  сомнительные дела посредники докладывали уездному мировому съезду, состоявшему из мировых посредников всего уезда. Общее же руководство делом крестьянской реформы  по губерниям было возложено  на губернские по крестьянским  делам  присутствия.

Эти присутствия действовали под председательством губернатора и состояли  из важнейших чинов губернии и представителей местного дворянства.

      Так было совершено великое дело  отмены крепостного права. Освобождение крестьян  существенно  изменило  все  основы  русского   государственного  и общественного быта. Оно создало в  центральных и южных областях России новый многолюдный  (21—22 млн.)  общественный  класс.  Прежде  для управления  им довольствовались помещичьей вотчинной властью.

Теперь же управлять им должно было государство.  Старые  екатерининские учреждения, установившие в  уездах дворянское самоуправление, совсем уже не годились для нового разносословного уездного населения. Надобно было создать заново местную администрацию и суд. Крестьянская   реформа,    таким    образом,   неизбежно   вела   к   другим преобразованиям.

 

Источник: https://examen.ru/add/manual/school-subjects/social-sciences/history/istoriya-rossii/vremya-imperatora-aleksandra-ii-(epoxa-velikix-reform)/xod-krestyanskoj-reformyi

Подготовка крестьянской реформы (1856-1861)

Рассмотрим тему Подготовка крестьянской реформы (1856-1861) из предмета История и все вопросы которые связанны с ней. Из представленного текста вы познакомитесь с Подготовка крестьянской реформы (1856-1861), узнаете ключевые особенности и основные понятия.

В середине XIX в. Россия оставалась единственной европейской страной, где сохранялось крепостное право, существенно тормозившее ее социально-экономическое и политическое развитие. Начиная с середины XVIII в. вопрос о ликвидации крепостного права постоянно находился в центре общественного внимания.

Об этом говорили и депутаты екатерининской Уложенной Комиссии (А. Алейников, А. Маслов), и просветители (Н. Новиков, А. Радищев), и декабристы, и славянофилы, и западники, и революционные демократы. Даже ряд членов правительства и многие идеологи дворянства не остались в стороне от этого острейшего вопроса. Достаточно вспомнить «крестьянские проекты» М.М.

Сперанского, А.А. Аракчеева, Н.С. Мордвинова, Д.А. Гурьева и П.Д. Киселева, а также деятельность десяти Секретных Комитетов по крестьянскому вопросу и их законодательные акты, чтобы убедиться в этом.

Однако все попытки правительства смягчить наиболее отвратительные черты крепостного права и убедить благородное сословие в выгодности его отмены, постоянно упирались в махровый консерватизм многих помещиков-крепостников.

Впервые о необходимости отмены крепостного права Александр II официально заявил 30 марта 1856 г., во время коронационных торжеств в Москве, где, выступая перед представителями московского дворянства, он прямо заявил, что лучше отменить крепостное право «сверху», нежели ждать, когда оно будет отменено самими крестьянами «снизу».

Однако сами помещики, преследуя узкокорыстные классовые интересы, не горели особым желанием решать назревший крестьянский вопрос, и власть в очередной раз взяла инициативу в свои руки. В январе 1857 г. был образован новый Секретный Комитет по крестьянскому вопросу, в который вошли граф А.Ф.

Орлов, князьВ.А. Долгоруков, граф М.Н. Муравьев, князь П.П. Гагарин и другие вельможи. Составленный из бывших николаевских сановников, в большинстве своем отъявленных крепостников, новый Комитет преднамеренно затягивал решение крестьянского вопроса.

Однако напряженная социальная обстановка в стране заставила самогоАлександра II принять более действенные меры. Летом 1857 г. состоялась его встреча с генерал-губернатором Прибалтийского края В.И.

Назимовым, в ходе которой он убедил друга своей юности подтолкнуть помещиков Виленской, Ковенской и Гродненской губерний проявить инициативу в решении крестьянского вопроса.

В июле 1857 г. член Секретного Комитета министр внутренних дел граф С.С. Ланской на основании «Записки» своего товарища (заместителя) министра генерала

A. И. Левшина, представил императору проект крестьянской реформы и предложил создать в каждой губернии дворянские комитеты для обсуждения этого проекта. В ноябре 1857 г. царь узаконил предложение С.С.

Ланского в секретном рескрипте на имя генерала В.И. Назимова, а затем, в декабре 1857 г., аналогичный рескрипт был дан петербургскому генерал-губернатору графу П.Н.

Игнатьеву и чуть позже всем руководителям великорусских губерний.

С опубликованием первых рескриптов и началом работы ряда губернских комитетов подготовка крестьянской реформа впервые приобрела гласный характер. В связи с этим обстоятельством, в феврале 1858 г.

Секретный Комитет был переименован в «Главный комитет по крестьянскому делу для рассмотрения постановлений и предположений о крепостном состоянии», а его председателем назначен великий князь Константин Николаевич, который был давно и хорошо известен своими либеральными взглядами. В апреле 1858 г.

Александр II утвердил программу Главного Комитета на принципах, изложенных в рескрипте генерал-губернатору

B. И. Назимову, которая тогда предусматривала не ликвидацию, а лишь смягчение крепостного права.

Между тем, публикация ряда царских рескриптов и создание Главного Комитета, вызвали новый подъем крестьянского движения в стране. По данным начальника III Отделения и шефа Корпуса жандармов генерал-адъютанта князя В.А. Долгорукова, только в 1858 г.

 было зафиксировано 530 крестьянских выступлений,более 100 из которых были подавлены правительственными войсками.

Таким образом, крестьянское движение не только ускорило ход подготовки крестьянской реформы, но и вынудило правящие круги сановного Петербурга к более радикальному решению крестьянского вопроса.

В декабре 1858 г. была принята новая программа крестьянской реформы, которая в отличие от старой подрывала сами основы крепостничества.

 Основные положения этой программы, автором которой стал член Главного Комитета генерал Яков Иванович Ростовцев, выглядели следующим образом: 1) крепостные крестьяне получают личную свободу; 2) все бывшие крепостные крестьяне обеспечиваются земельными наделами в постоянное пользование с правом их последующего выкупа в собственность через специальный кредитный банк; 3) переходное, или време-нообязанное состояние крестьян по отношению к помещикам регламентируется специальным законодательным актом.

Новая аграрная программа естественно потребовала переработать многочисленные проекты губернских комитетов, которые были составлены по старой программе. С этой целью в марте 1859 г.

 при Главном Комитете были созданы две Редакционные комиссии, которые возглавил тот же генерал Я.И. Ростовцев.

 Именно он собрал все законодательные акты о владельческих крестьянах, а также поступившие в комиссии проекты крестьянской реформы и материалы Секретных Комитетов, и опубликовал их в 25-томном собрании «Материалов Редакционных комиссий».

В августе 1859 г. в недрах Редакционных комиссий был подготовлен проект «Положения о крестьянах», который был обсужден с депутатами от губернских комитетов. Многие консервативно настроенные помещики (П.П. Гагарин, М.П.

Позен) подвергли этот проект резкой критике, поскольку считали установленные в нем крестьянские наделы слишком завышенными, а повинности за эти наделы — явно заниженными.

Руководство Редакционных комиссий вынуждено было пойти на ряд уступок консервативной части дворянства, в результате чего в черноземных губерниях страны были существенно понижены нормы крестьянских наделов, а в нечерноземных, напротив, повышены размеры оброка.

Тем временем, в начале 1860 г. скоропостижно скончался генерал Я.И. Ростовцев и новым председателем Редакционных Комиссий стал министр юстиции, окаменелый консерватор граф Виктор Никитич Панин.

 Однако при всем своем желании он не смог оказать серьезного негативного влияния на процесс подготовки реформы, поскольку фактическое руководство всей работой по проведению реформы теперь осуществлял председатель Земского отдела Министерства внутренних дел, тайный советник Николай Алексеевич Милютин — крупный государственный деятель и наиболее видный представитель правительственной партии либеральных бюрократов.

В начале октября 1860 г. отредактированное «Положение о крестьянах» поступило в Главный Комитет по крестьянскому делу, где оно обсуждалось вплоть до середины января 1861 г. Затем, в конце января 1861 г.

 проект этого документа поступил на рассмотрение Государственного Совета, и после одобрения проекта большинством государственных мужей, 19 февраля 1861 г.

, в шестую годовщину своего вступления на престол, Александр II подписал два исторических документа: Манифест «Об отмене крепостного права» и «Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости».

По информации ряда историков (Н. Троицкий), текст самого царского Манифеста, который был опубликован 5 марта 1861 г., первоначально был написан Н.А. Милютиным и Ю.Ф. Самариным. Однако затем, по личной просьбе императора, его отредактировал московский митрополит Филарет, которого в народе звали Филька.

 Поскольку этот текст был написан слишком витиеватым для большинства безграмотных крестьян слогом, то в народе Манифест практически сразу получил не очень благозвучное название «филькина грамота». Хотя, подобная трактовка истории создания этого документа разделяется далеко не всеми современными историками (А.

Боханов).

Категория: История | Добавил: (27.07.2016)

Источник: http://xn—-ftbdmba1cp9d.xn--p1ai/publ/poleznye_materialy/istorija/podgotovka_krestjanskoj_reformy_1856_1861/23-1-0-7055

Ссылка на основную публикацию