П. я. чаадаев — декабрист — история России

Чаадаев Петр Яковлевич

П. Я. Чаадаев - декабрист - история России

(1794-1856) русский философ и публицист

Со дня смерти Петра Чаадаева прошло уже почти полтора века, но и сама личность русского философа, и его деятельность до сих пор вызывает интерес, о ней спорят и размышляют.

Петр Яковлевич Чаадаев происходил из древнего дворянского рода. Однако судьба распорядилась так, что мальчик воспитывался не в родительском доме. Он рано лишился матери, она умерла, когда ему еще не исполнилось и двух лет. После ее смерти Петр и его старший брат Михаил были переданы под опеку своему родному дяде по матери князю Д.

Щербатову, сыну известного русского историка. Воспитанием мальчиков занималась их тетя, Анна Михайловна Щербатова. Узнав о смерти сестры, она тотчас приехала в Москву и забрала ее детей. Анна Михайловна поселилась вместе с ними в своем небольшом доме в арбатских переулках Москвы и окружила мальчиков поистине материнской заботой.

Ради воспитания племянников она так и не вышла замуж.

Князь Щербатов тоже не оставлял мальчиков своей заботой. Он рано овдовел, сам нуждался в семейном тепле и почти каждый день приезжал в их дом.

Щербатов же и организовал для братьев Чаадаевых и собственного сына Ивана настоящий домашний университет.

Им читали лекции профессора Московского университета, а также специально приглашенные из Германии учителя. Мальчики с увлечением занимались историей и древними языками.

В возрасте четырнадцати лет Петр Чаадаев поступает в Московский университет и вскоре становится одним из лучших студентов по отделению истории и философии. Он заканчивает университет с серебряной медалью. Знания и блестящая эрудиция молодого человека открывали перед ним прекрасные перспективы.

Однако с началом Отечественной войны 1812 года жизнь Петра Чаадаева изменилась. Сразу после вторжения в Россию наполеоновской армии он становится юнкером лейб-гвардии Семеновского полка. Петр никогда не предполагал, что станет военным, к тому же не отличался ни выносливостью, ни физическим здоровьем, поэтому вначале трудно привыкал к походному быту.

Да и будущие друзья-офицеры долго относились к нему как к чужаку. Однако уже после нескольких сражений и штыковых атак в ходе Бородинской битвы отношение к Чаадаеву начинает меняться.

«Храбрый, обстрелянный офицер, безукоризненно благородный, честный и любезный в частных отношениях»— такими словами его командир закончил аттестацию для награждения Чаадаева орденом св. Анны.

Вскоре после Бородинской битвы его производят в прапорщики, а еще через несколько месяцев он переходит на службу в привилегированный Ахтырский гусарский полк.

Возможно, он переменил место службы еще и потому, что хотел служить в одном полку со своими университетскими товарищами.

В своем письме тетушке Петр Чаадаев шутливо хвастался, что наконец-то сможет пощеголять в красивом гусарском мундире.

После окончания военных действий он вместе с русской армией возвращается в Россию и продолжает служить в лейб-гвардии гусарском полку, который располагался в Царском Селе. Там Чаадаев становится желанным гостем во многих известных домах, в том числе и в доме Николая Карамзина, где в июле 1816 года встречается с Александром Пушкиным.

Вскоре в связи с новым назначением Петра Чаадаев переезжает в Петербург: он становится адъютантом командира гвардейского корпуса князя И. Васильчикова. Во время службы в Петербурге, Петр Яковлевич Чаадаев сближается с будущими декабристами и даже соглашается на предложение И. Якушкина вступить в тайное общество.

Правда, осуществить это намерение ему не удалось, поскольку в 1820 году его неожиданно отправили в качестве курьера в немецкий город Троппау, где находился император Александр I на конгрессе Священного союза. Чаадаев должен был доставить императору необычайно важный документ — секретный доклад о восстании в Семеновском полку.

Неизвестно, чем закончилась его встреча с императором, но сразу после этого он немедленно подает прошение об отставке. Александр I так же немедленно принимает ее, несмотря на то, что в это время в Петербурге уже были подготовлены документы для назначения Чаадаева флигель-адъютантом императора.

Существовало расхожее мнение, что австрийский посол в Петербурге, узнав о восстании семеновцев, отправил курьера к канцлеру Меттерниху, и тот первым сообщил о бунте царю, который потом сделал выговор Чаадаеву за неспешное выполнение порученного дела.

Однако более реально то, что отставка Чаадаева была обусловлена тем, что он был вынужден донести императору о своих друзьях по полку, впоследствии сурово наказанных.

Незадолго до отъезда в Германию, Петр Чаадаев становится обладателем большого состояния. Получив отставку, он решает не возвращаться в Россию и отправляется в длительное путешествие по Европе.

Вначале он собирался поселиться в Германии или Швейцарии, так как уже несколько лет переписывался с известным немецким философом Шеллингом, который приглашал его приехать для личной встречи.

Наконец она состоялась, причем Шеллинг назвал Чаадаева в своем дневнике «умнейшим русским человеком».

Из Германии Петр Чаадаев отправился во Францию, затем в Англию, откуда на пароходе переехал в Италию. Только через три года он наконец вернулся в Россию и увидел совсем другую страну: император Александр I умер, его брат, Николай I, ввел жесткий цензурный режим. Многие друзья Чаадаева оказались под следствием, были сосланы или даже казнены.

Своеобразным прологом к дальнейшим событиям стало задержание Петра Чаадаева в Варшаве. Сотрудники Третьего отделения опечатали его бумаги и в течение нескольких дней вызывали его на допросы. Правда, им не удалось обнаружить у него никаких запрещенных материалов, и его пришлось отпустить. И тем не менее следом отправился курьер с распоряжением установить за ним тайный надзор.

Петр Чаадаев приезжает в Москву и поселяется в своем доме на Басманной. Но дома он проводит редкий день, навещая своих многочисленных друзей. На квартире у С. Соболевcкого Чаадаев снова встречается с Пушкиным и слушает авторское чтение трагедии «Борис Годунов».

Петр Яковлевич Чаадаев становится желанным гостем в домах московской знати еще и потому, что считается прекрасным собеседником и завидным женихом. Но суета светской жизни скоро наскучила ему.

Он понимает, что его идеи никому не нужны, кроме того, все его попытки напечатать свои произведения в журналах также терпят неудачу.

Все это вызывает обострение тяжелой болезни желудка, и Чаадаев вскоре был вынужден покинуть город.

По совету врачей он поселяется в имении Щербатовых под Дмитровой. Четыре проведенных там года стали для него временем большой работы. В доме Щербатовых была огромная библиотека, часть которой собрал сам Петр Чаадаев еще в студенческие годы. Теперь он проводит над книгами все свое время. Результатом этих занятий и стали его знаменитые «Философические письма».

Первое из них быстро распространилось в списках и стало известно всем образованным людям России. Многое в нем было необычным для того времени. Чаадаев негодовал по поводу изоляции, в которой оказалась Россия по вине правителей. Он считал, что политика властей мешает развитию страны, ведет к духовному застою.

Автор относился к своему труду очень серьезно. Он считал «Философические письма» важнейшим делом своей жизни, поскольку высказал в них все то, над чем размышлял многие годы.

Летом 1831 года Петр Яковлевич Чаадаев вернулся в Москву. Он становится завсегдатаем Английского клуба. Его приглашают в разные дома, и всюду собирается множество желающих услышать новое слово. В дом Чаадаева, шутливо называвшего себя «басманным философом», начинается настоящее паломничество. К нему приходят и тузы общества, и западники, и славянофилы, и приезжавшие в Москву иностранцы.

Публикация первого «письма» в московском журнале «телескоп» в октябре 1836 году вызвала в обществе громкий резонанс. Власти наконец услышали высказывания Петра Чаадаева, но отреагировали на них репрессиями.

Высочайшим повелением философа объявили сумасшедшим, все его бумаги конфисковали и впредь запретили публиковать что-либо в печати.

Причем сразу же были обнародованы сведения о том, что еще дед Чаадаева страдал психическим расстройством.

Однако письмо уже разошлось по всей России и оказало сильное влияние на целое поколение. Печальная история Чаадаева послужила толчком А. Грибоедову для написания знаменитой комедии «Горе от ума». И вовсе не случайно ее главный герой носит фамилию Чацкий.

Постепенно шум улегся, все разговоры по этому поводу прекратились. Но Петр Чаадаев не изменил своим убеждениям. Как писал один из современников, «он жил жизнью мудрых, жизнью Канта и Шопенгауэра», ежедневно посещал Английский клуб, встречался с многочисленными друзьями, был желанным гостем в лучших московских салонах.

Высокий, стройный до худобы, изящный в одежде и манерах, лысый и безусый, он выглядел полной противоположностью косматым и бородатым славянофилам. Спокойствием и непоколебимой уверенностью в своих убеждениях Чаадаев вызывал уважение друзей и неприязнь своих противников.

Так, он поддержал книгу Николая Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями», но остался в стороне от чествования героев Севастопольской обороны. В 1855 году, когда на престол взошел император Александр II, Чаадаев написал в своем дневнике: «Просто страшно за Россию».

Незадолго до смерти философ говорил друзьям, что работает над историческим сочинением, но ничего больше так и не написал. Похоронили Петра Яковлевича Чаадаева в Донском монастыре под простой гранитной плитой.

Источник: http://biografiivsem.ru/chaadaev-petr-yakovlevich

Чаадаев П.Я

Мировоззрение Л.Н. Толстого и его моральная интерпретация христианства. Проблема смысла жизни.

Мировоззрение Ф.М. Достоевского: идейная эволюция от социалистических воззрений к христианской этике.

Западничество. Философские взгляды А.И. Герцена. Формирование материализма в русской философии (Н.Г. Чернышевский). Этика Н.Г. Чернышевского.

Славянофильство. Историческая концепция А. Хомякова и представление о целостности человека И. Киреевского.

Основная парадигма русской культуры и философии в творчестве П.Я. Чаадаева.

Тема: Русская философия 19 века. Славянофильство и западничество

У истоков современной русской философии стояли декабристы, перу которых принадлежал ряд философских работ. Необходимо отметить, что по своим фило­софским воззрениям они относились к различным течениям и шко­лам.

Ни один из них не создал собственное оригинальное философ­ское учение, но своим интересом к философской проблематике они в значительной степени привлекли внимание образованных людей к этой сфере духовной культуры.

Наиболее интересными у декабристов являются их работы социально-политической направленности, здесь в первую очередь крайне важно отметить ʼʼРусскую правдуʼʼ П.И. Пестеля и три проекта конституции Н.М. Муравьева, несущие явный отпечаток идей французских просветителœей.

При этом первым философом современной русской философии по праву можно считать П.Я. Чаадаева, близкого к декабристам, но всœе-таки не принадлежащего к их узкому кругу. В начале XIX в.

модной темой на Западе стала философия истории1, в свет вышли многочис­ленные работы, посвященные ей. В России же первыми работами в этой области стали ʼʼФилософические письмаʼʼ Чаадаева, который и заложил основы философии истории в России. А 1836 ᴦ.

— дату пуб­ликации первого из этих писем — можно считать началом современ­ной русской философии.

Тема судьбы России, ее особой роли и места в общечеловеческой истории, впервые поставленная Чаадаевым, прошла красной нитью че­рез всю последующую русскую философию: учение славянофилов и западников, ʼʼкрестьянский социализмʼʼ Герцена, концепцию ʼʼвизантиз-маʼʼ Леонтьева, учение о ʼʼрусской идееʼʼ Соловьева, Ильина и др., евра зийство Трубецкого и Карсавина и т.д. Отзвук ее можно найти даже в учении Ленина о возможности построения социализма в отдельно взя­той стране — России.

Биографические сведения. Чаадаев Петр Яковлевич (1794— 1856) — русский политический мыслитель, философ, публицист. Родом из дворянской семьи1. В 1808—1811 гᴦ. Чаадаев учился в Московском университете, где познакомился с А.С. Грибоедовым, а также будущи­ми декабристами И. Якушкиным, А.И. Тургеневым, братьями Муравье­выми.

Чаадаев был участником Отечественной войны 1812 ᴦ., в составе Ахтырского гусарского полка провел всю военную кампанию, дойдя до Парижа. В 1814 ᴦ. возвратился на родину, где вступил в масонскую ложу. В 1817 ᴦ. он был назначен адъютантом командира гвардейского корпуса.

По свидетельству современников, Чаадаев был одним из са­мых блестящих молодых людей Петербурга. Не случайно А.С. Пуш­кин сравнивает своего героя именно с ним: ʼʼВторой Чадаев, мой Евге­ний…ʼʼ; именно Чаадаев был адресатом знаменитого пушкинского сти­хотворения ʼʼТоварищ, верь, взойдет она / Звезда пленительного счастья…ʼʼ.

Примечателœен и отзыв Шеллинга о Чаадаеве, как о ʼʼсамом умном из известных мне умовʼʼ.

В 1819 ᴦ. Чаадаев был принят в ʼʼСоюз благоденствияʼʼ, в 1821 ᴦ. он ушел в отставку с военной службы и в том же году вступил в Север­ное общество декабристов, но активного участия в работе этих об­ществ не принимал, относясь к их методам довольно скептически. В восстании декабристов непосредственно не участвовал, так как в 1821 —1826 гᴦ. находился за границей.

Читайте также:  Россия и глобальные проблемы современного мира - история России

Особую известность принœесли ему созданные в 1829—1831 гᴦ. ʼʼПисьма о философии историиʼʼ (8 писем, написанные на французском языке), за которыми закрепилось название ʼʼФилософические письмаʼʼ. Первое письмо было опубликовано впервые в 1836 ᴦ.

в журнале ʼʼТелœе­скопʼʼ и сразу вызвало резкое недовольство властей. Победа в войне с Наполеоном не только способствовала росту патриотизма и нацио­нального самосознания, но и выдвинуло Россию в число ведущих и влиятельнейших европейских держав.

Резко отрицательные высказы­вания о России и русской истории, содержащиеся в ʼʼПервом письмеʼʼ, прямо противоречили официальным представлениям, утвердившимся в то время.

Николай I, прочитав в ʼʼТелœескопеʼʼ это письмо, написал: ʼʼПрочитав статью, нахожу, что содержание оной — смесь дерзостной бессмыслицы, достойной умалишенногоʼʼ. ʼʼВысочайшим повелœениемʼʼ Чаадаев был объявлен сумасшедшим, подвергнут домашнему аресту и медицинскому надзору (в течение полутора лет).

Цензор, разрешив­ший напечатать ʼʼПисьмоʼʼ, был уволен со службы, журнал закрыт, а его редактор Надеждин Н.И. сослан. Запрещено было печатать и какие-либо отклики на эту работу. В ответ на обвинœения Чаадаев пишет ʼʼАпологию сумасшедшегоʼʼ, которая при его жизни так и не была опуб­ликована.

В дальнейшем (после снятия ареста и медицинского надзора) Чаа­даев принимал активное участие в идейной жизни Москвы: он внес большой вклад в полемику западников и славянофилов; его можно считать одним из виднейших идеологов западничества. Но до конца своей жизни он так больше ничего не публиковал в силу запрета вла­стей.

Основные труды. ʼʼФилософические письмаʼʼ (1835); ʼʼАпология сумасшедшегоʼʼ (1837, опубликована после смерти); письма, афоризмы (рукопись).

Примечательна история публикаций ʼʼФилософических писемʼʼ. Вторично ʼʼПервое письмоʼʼ было опубликовано только в 1906 ᴦ. в жур­нале ʼʼВопросы философии и психологииʼʼ и в ʼʼСобрании сочинœений и писем Чаадаеваʼʼ. Второе, третье, четвертое, пятое и восьмое письма впервые увидели свет лишь в 1935 ᴦ.

в журнале ʼʼЛитературное на­следствоʼʼ, шестое и седьмое письма (в которых говорится о благотвор­ном влиянии церкви) — только в 1989 ᴦ. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, издание 1989 ᴦ. ʼʼП.Я. Чаадаев.

Сочинœенияʼʼ в серии ʼʼПриложение к журналу «Вопро­сы философии»ʼʼ было первым, где опубликованы всœе ʼʼФилософиче­ские письмаʼʼ1.

Философские воззрения. Философия истории. В начале XIX в. философия истории стала модной темой на Западе, в свет вышли мно­гочисленные работы, посвященные ей. В России же первыми работами по философии истории стали ʼʼФилософические письмаʼʼ Чаадаева.

Для адекватной оценки этих писем (и особенно ʼʼПервого письмаʼʼ) стоит учитывать еще и тот факт, что во время их написания история России даже образованным русским была известна очень плохо, на­много хуже, чем история Западной Европы.

Собственно ко времени написания ʼʼФилософических писемʼʼ вышли в свет только работы В.Н. Татищева, М.М. Щербатова и Н.М. Карамзина, причем ʼʼИстория государства российскогоʼʼ Н.М.

Карамзина была первой работой, вы­звавшей интерес широкой публики к русской истории.

Чаадаев скептически относился к распространенным в его время просветительским идеям о естественных правах человека и договор­ном происхождении государства. Он — прежде всœего религиозный, а точнее, даже христианский мыслитель.

Отсюда его понимание законов, среди которых он выделял три вида: законы физические (законы при­роды), нравственные и человеческие. Законы установлены Богом, и че­ловек может всœего лишь познавать и выполнять их.

И лишь в ослепле­нии человек может считать себя творцом каких-либо законов.

Человечество принято понимать им как органическое единство наций и индивидов, а история человечества — как необходимый процесс, осу­ществляемый провидением через посредство мнений и идей.

В насто­ящее время человечество больно — из-за своей разобщенности, и беда России состоит в ее оторванности от общечеловеческой истории: ʼʼМы никогда не шли вместе с другими народами; мы не принадлежим ни к одному из великих семейств человечества, ни к Западу, ни к, Востоку, не имеем преданий ни того, ни другого. Мы существуем как бы вне време­ни, и всœемирное образование человеческого рода не коснулось насʼʼ1.

ʼʼПро нас можно сказать, что мы составляем как бы исключение среди народов.

Мы принадлежим к тем из них, которые как бы не вхо­дят составной частью в человечество, а существуют лишь для того, что­бы со временем преподать какой-нибудь великий урок миру.

И конеч­но, не пройдет без следа то наставление, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ суждено нам дать, но кто знает день, когда мы найдем себя среди человечества и кто исчис­лит те бедствия, которые мы испытываем до свершения наших судебʼʼ2.

Резко отрицательное отношение Чаадаева к России, с такой силой выраженное в ʼʼПервом письмеʼʼ, позднее смягчилось. Революция 1830 ᴦ. во Франции заставила его в определœенной степени отказаться от идеа­лизации Запада. В 1835 ᴦ. (за год до публикации ʼʼПервого письмаʼʼ) в письме к А.И.

Тургеневу он писал: ʼʼРоссия, в случае если только она уразумеет свое призвание, должна принять на себя инициативу проведения всœех великодушных мыслей, ибо она не имеет привязанностей, страстей, идей и интересов Европы… Россия чересчур величественна, чтобы про­водить национальную политику; …ее дело в мире есть политика рода человеческого; …

провидение создало нас чересчур сильными, чтобы быть эгоистами, ибо оно поставило нас вне интересов национально­стей и поручило нам интересы человечестваʼʼ1.

Аналогичные мысли развиваются им и в ʼʼАпологии сумасшедшегоʼʼ, где он приходит к выво­ду о том, что бесплодность исторического прошлого России является в определœенном смысле благом, так как тем самым Россия обладает сво­бодой духа для выполнения великих задач грядущего2.

Обращаясь к вопросу о форме правления, Чаадаев отмечал, что она в каждой стране во многом зависит от географических факторов. Так, о России он писал: ʼʼМы геологический продукт обширных пространств, куда забросила нас неведомая центробежная силаʼʼ.

Из ряда его выска­зываний можно сделать вывод, что наилучшей формой правления для России он считал монархию (ʼʼвсœей нашей цивилизацией, всœем, что мы есть, мы обязаны нашим монархамʼʼ). Но в то же время он осуждал ти­ранию: ʼʼтираническое правление развращает ум народаʼʼ.

Он был ярым противником крепостничества, называя его ʼʼотвратительным злоупотреблением самодержавной власти в самом зловредном для на­рода ее проявленииʼʼ. Но единственно допустимой для него формой борьбы против тирании и крепостничества были реформы.

ʼʼПоколе­ние, к которому я принадлежу, — писал он, — мечтало о реформах, о системах управления подобных европейским.., но я счастлив тем, что только разделял эти мысли, не пытаясь, как они [декабристы], осуще­ствить их преступными путямиʼʼ.

Чаадаев был современником европейских революций 18301840-хгᴦ. Оних он отзывался, как о впадении человечества в варварство и анар­хию, ведущему к господству посредственностей.

Во времена Чаадаева получили широкое распространение социали­стические идеалы. Эти воззрения были чужды Чаадаеву, но среди его заметок можно найти загадочную фразу, над которой до сих пор лома­ют головы исследователи: ʼʼСоциализм победит не потому, что он прав, а потому, что не правы его противникиʼʼ.

Судьба учения. Идеи Чаадаева оказали значительное влияние на всœе последующее развитие русской философии XIX в. (см. схему 195). Но прежде всœего они вызвали полемику между западниками и славя­нофилами о судьбе России. Причем, как ни парадоксально, и те и дру­гие обоснование своих центральных положений черпали у Чаадаева.

Источник: http://referatwork.ru/category/regiliya/view/404251_chaadaev_p_ya

Чаадаев петр яковлевич — древо

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Петр Яковлевич Чаадаев

Чаадаев Петр Яковлевич (1794 — 1856), русский мыслитель, общественный деятель.

Родился 27 мая 1794 года в Москве.

В «Родословной книге князей и дворян российских и выезжих» («Бархатной книге») записано: «Чаадаевы. Выехали из Литвы. Название получили от одного из потомков выехавшего и прозывавшегося Чаадай, но почему, неизвестно«.

Чегодай, или, в русском произношении, Чаадай, имя монгольского происхождения, его носил один из сыновей Чингисхана, он получил во владение огромную территорию, население которой называли чегодаи. [1]

Дед Петра Чаадаева по материнской линии — князь М.М.Щербатов (+ 1790), известный историк, сподвижник Н.И. Новикова. Мать — княжна Наталья Михайловна Щербатова (+ 1797). Отец — Яков Петрович Чаадаев (+ 1794), советник Нижегородской уголовной палаты.

Родители умерли рано и в 1797 году Михаил (5 лет) и Петр (3 года) были взяты на воспитание старшей сестрой их покойной матери, Анной Михайловной Щербатовой (+ 1852). Опекуном братьев стал дядя — князь Д.М. Щербатов (+ 1839).

Образование

Получив хорошее домашнее образование, в 1808 году Чаадаев «по надлежащем испытании» поступил в Московский университет [2].

Преподавателями его были профессора Ф.Г. Баузе (один из первых собирателей древнерусской письменности), К.Ф. Маттеи (исследователь рукописей Священного Писания, житий святых), Т. Булле. Последний выделял Чаадаева как одного из самых одаренных учеников.

Характерным недостатком всей системы просвещения в России того времени было то, что лекции читались только на иностранных языках. Русский язык не изучали вовсе. Позднее Чаадаев говорил о себе: «…Мне легче излагать свои мысли по-французски, чем по-русски«.

С ранних лет Чаадаев поражал окружающих необыкновенным умом, начитанностью, тягой к самообразованию. Он был собирателем книг и обладал богатой библиотекой [3].

Одной из «жемчужин» библиотеки Чаадаева был «Апостол», изданный в 1525 году Франциском Скориной — в России было только 2 экземпляра этой книги.

Чаадаев не был библиотафом («книгохоронителем») и охотно делился книгами с профессорами и другими студентами.

В университете у Чаадаева складывается дружба с А.С. Грибоедовым и И.Д. Якушкиным.

Современники отмечали утонченный аристократизм и щегольство в одежде Петра Чаадаева.Близко знавший его, впоследствии ставший биографом, М. Жихарев писал, что «искусство одеваться Чаадаев возвел почти на степень исторического значения».

Чаадаев слыл самым блистательным из молодых людей в Москве, он пользовался также репутацией одного из лучших танцевальщиков. Явное благоговение перед его личностью впечатляло и самого Петра Чаадаева и развивало в нем черты жестокосердного себялюбия. Интеллектуальное развитие и светская образованность не заполнялись сердечным воспитанием.

В дальнейшем, это окажется одним из источников своеобразия и подвижности его философских размышлений.

Военная служба

Весной 1812 года вступил в лейб-гвардии Семеновский полк подпрапорщиком.

Участвовал в сражениях Отечественной войны 1812 года: Бородино — за мужество и храбрость произведен в прапорщики, Тарутино, Малоярославец.

Ходил в штыковую атаку при Кульме.

В 1813 году перешел из Семеновского полка в Ахтырский гусарский полк. Будущий декабрист С.И. Муравьев-Апостол объясняет этот поступок Чаадаева простым желанием «пощеголять» в гусарском мундире.

В 19 марта 1814 года русскими войсками был взят Париж. Ближайший друг Чаадаева И. Якушкин писал впоследствии:

«Пребывание целый год в Германии и потом несколько месяцев в Париже не могло не изменить воззрения хоть сколько-нибудь мыслящей русской молодежи; при такой огромной обстановке каждый из нас сколько-нибудь вырос«.

Петр Яковлевич Чаадаев в 1815 году

Весной 1816 года был переведен корнетом в лейб-гвардии Гусарский полк, квартировавшийся в Царском Селе. Через несколько месяцев его произвели в поручики, а еще через год командир гвардейского корпуса Васильчиков берет его к себе адъютантом.

В это время Чаадаев был самым видным и блистательным из молодых людей в Петербурге. Сам он признавался позднее, что был в то время «блестящим молодым человеком, бегающим за всякими новыми идеями…, не имея ни одной прочной«.

В 1816 году в доме Н.М. Карамзина в Царском селе Чаадаев познакомился с А.С. Пушкиным, на которого оказал громадное влияние. Oни бeсeдoвaли и нa литeрaтурныe и филoсoфскиe тeмы, и, пo слoвaм иx oбщeгo знaкoмoгo Я. И.

Читайте также:  Венский конгресс 1814 - 1815 гг. - история России

Сaбурoвa, влияниe Чaaдaeвa нa Пушкинa былo «изумитeльнo. Oн зaстaвлял eгo мыслить«.

Чаадаеву посвящено несколько стихотворений Пушкина («В стрaнe, гдe я зaбыл трeвoги прeжниx лeт» (1821), «К чeму xoлoдныe сoмнeнья» (1824), «К портрету Чаадаева» (1820) и др.).

Он вышней волею небес

Рожден в оковах службы царской;

Он в Риме был бы Брут, в Афинах Периклес,

А здесь он — офицер гусарский. [4]

В 1821 году после поездки в Троппау с докладом Александру I о бунте в батальоне лейб-гвардии Семёновского полка Чаадаев уходит в отставку. Эта отставка молодого человека, которому прочили самую успешную карьеру, была неожиданной, потрясла общество и вызвала множество версий и легенд.

Тайные общества. Отъезд за границу

Еще в 1814 году в Кракове Чаадаев был принят в масонскую ложу и достиг в Петербургской Ложе Соединенных друзей высокой степени «мастера».

Однако в 1818 году в своей «Речи о масонстве», Чаадаев, по его собственным словам, «ясно и сильно выразил мысль свою о безумстве и вредном действии тайных обществ вообще«.

В 1821 году Чаадаев ушел из Ложи Соединенных друзей, а в 1822 году был издан указ о запрещении в России масонских лож.

В 1821 году вступил в тайное декабристское общество (Северное общество), но деятельного участия в его делах не принимал. По мнению Д.Н.

Свербеева, Чаадаев всегда был врагом всяких потрясений требующих крови, в нем всегда жила надежда на мирную революцию, на тихий исход дворцового переворота.

Впоследствии он будет негативно отзываться о восстании декабристов, утверждая, что, по его мнению, их порыв отодвинул нацию на полвека назад.

После отставки Чаадаев впал в глубокий духовный кризис. Он продал большую часть своей библиотеки (рационалистическую и деистическую литературу) и начал собирать новую, преимущественно из религиозных и историко-философских сочинений.

В июле 1823 года, в частности, в связи с ухудшением здоровья, Чаадаев уехал путешествовать по Англии, Франции, Швейцарии, Италии, Германии. Перед отъездом, в мае 1822 года, он разделил имущество со своим братом, не намереваясь возвращаться в Россию.

Заграничное путешествие внесло существенные изменения в духовную жизнь Чаадаева и повлияло на становление его философии истории. Он продолжал пополнять свою библиотеку. Пристальное внимание Петра Яковлевича привлекали труды, в которых предпринимались попытки согласовать социально-научный прогресс с христианством. В 1826 году в Карлсбаде Чаадаев познакомился с Шеллингом.

Несмотря на то, что все время занимался лечением, здоровье его только ухудшилось. В июне 1826 года Чаадаев выехал на родину.

Возвращение на родину. «Философические письма»

В пограничном Брест-Литовске Чаадаев был арестован по подозрению в причастности к декабристам. 26 августа 1826 года с Чаадаева по повелению Николая I был снят подробный допрос.

С него была взята подписка о неучастии его в любых тайных обществах, причем он категорически отрицал свое участие в Северном обществе. Через 40 дней Чаадаев был отпущен. М.

Жихарев писал братьям Тургеневым в Дрезден, что Чаадаев вернулся в Москву «чист как луч солнечный«. Однако в Москве за ним был установлен тайный полицейский надзор.

Петр Яковлевич Чаадаев в 1820-е годы

В октябре 1826 года Чаадаев переехал на постоянное жительство к тетке в село Алексеевское Дмитровского уезда. Здесь он надеялся найти необходимое уединение, чтобы погрузится в чтение приобретенных заграницей книг и «переварить» полученные впечатления.

В 1829 — 1831 Чаадаев создал «Философические письма» (письма Екатерине Дмитриевне Пановой) — размышления о путях человечества к высшей свободе и великому единству, т.е. к царству Божию на Земле.

Россия, полагал Чаадаев, восприняла религию и культуру от Византии, находившейся вне Востока и Запада, и потому осталась вне истории мировой цивилизации.

Изоляционизму и государственничеству православия Чаадаев противопоставлял римо-католицизм с его идеей всеобщности и надгосударственности.

В сентябре 1836 в 15 номере журнала «Телескоп» было опубликовано «Первое Философическое письмо» Чаадаева.

Митрополит Серафим откликнулся на публикацию письмом Бенкендорфу, начальнику III отделения:

«Все, что для нас, россиян, есть Священного, поругано, уничижено, оклеветано с невероятною предерзостию и с жестоким оскорблением как для народной чести нашей, так для правительства…. Суждения о России, помещенные в сей негодной статье, столько оскорбительны для чувства, столько ложны, безрассудны и преступны сами по себе, что я не могу принудить себя даже к тому, чтобы хотя бы одно из них выписать здесь для примера».[5]

Сумасшедшим «Письмо» признал и московский митрополит Филарет.

Николай I наложил на «Первое Философическое письмо» резолюцию: «Прочитав статью, нахожу, что содержание оной — смесь дерзкой бессмыслицы, достойной умалишенного».

По распоряжению правительства Чаадаев стал считаться сумасшедшим. Журнал «Телескоп» был закрыт, редактор сослан, цензор отставлен от должности.

Чаадаева взяли под домашний арест, каждый день к нему являлся доктор для освидетельствования.

«Итак,— писал Чаадаев Якушкину, — вот я сумасшедшим скоро уже год, и впредь до нового распоряжения. Такова, мой друг, моя унылая и смешная история«.

Надзор полицейского лекаря за «больным» был снят лишь в 1837, под условием, чтобы он «не смел ничего писать».

Адресат писем, Екатерина Дмитриевна Панова, была помещена в психиатрическую клинику. Судьба ее далее неизвестна.

«Первое Философическое письмо» произвело возбуждающее воздействие на русское общественно-литературное мнение. «Как только появилось письмо, — говорит историк русской литературы М.Н. Лонгинов, — поднялась грозная буря«.

Появление «Первого Философического письма» и споры вокруг него имели большое значение для развития русской общественной мысли. Оно способствовало началу идейного и организационного оформления славянофильства и западничества, — двух течений определивших развитие русской философской мысли первой половины XIX века.

С 1833 года до самой своей кончины Чаадаев жил в Москве во флигеле на Новой Басманной улице, из-за чего получил прозвище «басманного философа».

Философские идеи

Чаадаев, несомненно, считал себя христианским мыслителем.

Следует подчеркнуть нетрадиционность его христианской философии: в ней не говориться ни о греховности человека, ни о спасении его души, ни о таинствах, ни о чем-либо подобном.

Чаадаев сделал умозрительную «вытяжку» из Священного Писания и представлял христианство как универсальную силу, способствующую, с одной стороны, становлению исторического процесса и санкционирующую, с другой стороны, его благое завершение.

Такая сила, по мнению Чаадаева, наиболее выпукло проявилась в католичестве, где развилась и сформулировалась социальная идея христианства, определившая ту сферу, в которой живут европейцы, и в которой одной, под влиянием религии, человеческий род сможет исполнить свое конечное предназначение, т.е. установление земного рая. В католичестве им подчеркнуто двуединство религиозно-социального принципа, «вдвинутость» в историю.

Г.В. Плеханов писал: «Общественный интерес выступает на передний план даже в религиозных размышлениях Чаадаева«.

Толкование Чаадаевым христианства как исторически-прогрессирующего социального развития, и отождествление им дела Христа с окончательным установлением земного царства, послужили ему основой для резкой критики России и ее истории.

«Сначало дикое варварство, затем грубое суеверие, далее иноземное владычество, жестокое и унизительное, дух которого национальная власть впоследствии унаследовала, вот печальная история нашей юности Мы живем лишь в самом ограниченном настоящем без прошедшего и без будущего, среди плоского застоя«.

Фундаментальную причину такого положения России, Чаадаев видел в том, что обособившись от католического запада в период церковной схизмы «мы ошиблись на счет настоящего духа религии«, выбрав православие. Чаадаев считал необходимым России не просто слепо и поверхностно усвоить западные формы, но впитав в кровь и плоть социальную идею католицизма, от начала повторить все этапы европейской истории.

Таковы выводы «Первого Философического письма».

При всех симпатиях к католичеству Чаадаев всю жизнь оставался православным, регулярно исповедовался и причащался, перед смертью принял причастие у православного священника и был похоронен по православному обряду. Литературовед М.О. Гершензон пишет, что Чаадаев совершил странную непоследовательность, не приняв католичества и формально не перейдя, так сказать, «в католическую веру», с соблюдением установленного ритуала.

В других «Философических письмах» Чаадаев, размышляя о параллелизме материального и духовного миров, о путях и средствах познания природы и человека разворачивает философские и научные доказательства своей главной идеи: в человеческом духе нет никакой иной истины, кроме той, которую своей рукой вложил в него Бог, когда извлекал его из небытия. Следовательно неверно объяснять поступки человека исключительно через его собственную природу, как часто делают философы, «и все движение человеческого духа, — подчеркивает автор, — является следствием удивительного сочетания первоначальных понятий, брошенных самим Богом, с воздействием нашего разума…«.

Написанная Чаадаевым в ответ на обвинения в недостатке патриотизма «Апология сумасшедшего» (1837) осталась неопубликованной при жизни мыслителя.

В ней, Чаадаев пересмотрел свою точку зрения на Россию, отметив, что «…мы призваны решить большую часть проблем социального порядка… ответить на важнейшие вопросы, какие занимают человечество, «

может быть, преувеличением было опечалиться хотя бы на минуту за судьбу народа, из недр которого вышли могучая натура Петра Великого, всеобъемлющий ум Ломоносова и грациозный гений Пушкина«.

Кончина

Скончался 14 апреля 1856 года в Москве в Великую Субботу. Загадка смерти Чаадаева так и не разгадана. Он увял буквально в считанные дни. Некоторые считают, что он покончил с собой, ведь на протяжении всей своей жизни он задумывался о добровольном уходе. Однако документально версия его самоубийства никак не подтверждается. [6]

В тот день к нему заехал А.С. Хомяков и застал старого приятеля, сидящего в кресле с закрытыми глазами. Так Хомяков одним из первых узнал о кончине «басманного философа». Горестные слова Хомякова сохранились для потомков:

«Почти все мы знали Чаадаева, многие его любили и, может быть, никому не был он так дорог, как тем, которые считались его противниками. Просвещенный ум, художественное чувство, благородное сердце – таковы те качества, которые всех к нему привлекали…»

Похоронен на кладбище Московского Донского монастыря.

Награды

  • медаль с изображением Всевидящего Ока и надписью «Не нам, не нам, а Имени Твоему» (Пс. 113, 9, как участнику Отечественной войны).
  • русский орден св. Анны 4 класса
  • прусский Железный крест (за отличие в Германской кампании 1813 года).

Труды

Литература

Использованные материалы

[1]  Всероссийское генеалогическое древо — http://www.vgd.ru/CH/chaganov.htm

[2]  К сожалению, нет точных данных на каком отделении учился Петр Чаадаев, в книге «Чаадаев» Борис Тарасов предполагает, что это могли быть либо словесное либо на этико-политическое отделения.

[3]  В 2000 году вышло 2-ое издание «Каталога библиотеки П. Я. Чаадаева»: Каталог библиотеки П.Я. Чаадаева [Текст] : описание 700 изданий / РГБ ; сост. В.С. Гречанинова. — М.:[б. и.], 2000. — 317 с.

[4]  А.С.Пушкин, К портрету Чаадаева

[5]  http://www.otechestvo.org.ua/main/20071/3023.htm

[6]  Басманный философ — http://www.rg.ru/2008/04/24/chaadaev.html

Источник: https://drevo-info.ru/articles/16521.html

Краткая биография П. Я. Чаадаев — Краткое содержание истории древнего мира, средневековья, нового и новейшего времени

Только краткая биография Чаадаева сможет поведать о том кто такой Петр Яковлевич Чаадаев? А это русский философ, мыслитель, публицист, который родился в Москве, 7 июня (27 мая по ст. ст.) 1794 г
 Семья его была из богатого дворянского рода, совсем ребёнком оказался сиротой.

Воспитанием Петра занималась тётя, княжна Щербатова. Благодаря своей тете, мальчик получил достойное образование, несмотря на то, что обучался дома. Позднее стал студентом Московского университета, в котором учился в течении четырех лет, с 1807 года.

Именно здесь Петру посчастливилось, он встретил Якушкина, Тургенева, с которыми завязалась искренняя дружба.

Петр Яковлевич, принимал участие в Отечественной войне в 1812-ом году, не остался в стороне во время Бородинской битвы, за что и был награждён орденом святой Анны. За отличную службу Петр был взят адъютантом к генералу Васильчикову.

В конце 1820-ого года генерал отправил Чаадаева к великому государю с информацией о том, что в Лейбской гвардии произошёл бунт, в связи с тем, что Чаадаев ранее служил в этом батальоне, он в скорости подал в отставку, хотя это решение по сей день окутано тайной. Его прошение об отставке удовлетворили.

Общество было хорошо знакомо с Петром Чаадаевым, так как он уже тогда прославил себя, как личность, образованная с дворянскими манерами. А как он трепетно относился к своему внешнему виду, к своей одежде.

Все, кто с ним был знаком, были уверенны, что Петра ждёт карьера, и завести с ним дружбу было великой честью.

В 19 году он стал одним из членов декабристского сообщества под названием, «Союз благоденствия», а через год, членом северного декабристского сообщества, что чуть было, не сыграло с Петром роковую роль в его жизни. Чаадаев был скептиком, что и было причиной того, почему Петр Яковлевич не стремился принимать участие в работе декабристского сообщества.

С 1823 по 1826 год, это года континентального путешествия, во время которого Чаадаев побывал в Великобритании, Франции и в Германии. Путешествие было не просто путешествием, цель, которую преследовал Чаадаев, это поправка собственного здоровья, что ухудшилось за последнее время и часто о себе напоминало.

1826-ой год для мыслителя и публициста стал роковым, его постиг арест и обвинения в соучастии с декабристским обществом, опровергнуть Петру Яковлевичу, предъявленные обвинения не удалось. Арест его не сломал, за все сорок дней, которые он был под стражей, Чаадаев не сломался и ни в чем не признался. Поэтому властям ничего иного не оставалось, как отпустить Петра Яковлевича.

После этого, прозаик возвратился в родные края, через время выехал на проживание в столицу, и на какое-то время останавливался в доме тётки.

Этот период в жизни Петра наиболее скрытый, Чаадаев, кратко говоря, живёт, как отшельник в уединении и одиночестве почти два года, с 1829 -ого, по 1831-ый.

Этими же годами датируется написание «Писем о философии и истории», которые позднее стали широко известны, под названием «Философские письма».

С 1831-ого года прозаик вернулся в общество. Выход его из уединённого образа жизни стал причиной ареста главного редактора и цензора журнала «Телескоп», за опубликование на страницах журнала один из рассказов. Сам же Чаадаев, получил наказание, в виде домашнего ареста, который длился почти шесть лет и был снят в 1837 году.

И то после того, как публицист дал обещание не написать больше не одной строчки. За время пребывания под домашним арестом, публицистом написано произведение «апология сумасшествия», которую мир увидел только после смерти публициста.

В результате пневмонии, Петр Яковлевич 26 апреля 1856 года, похоронен на Донском кладбище в столице.

О Чаадаеве, кратко можно сказать, то, что он настолько отличался от других своими неоднозначным мировоззрением и идеями, что к нему можно отнести, консерватор религиозного неоднозначного мистического мышления.

Чадаев петр яковлевич, краткая биография

Источник: http://antiquehistory.ru/kratkaya-biografiya-p-ya-chaadaev/

Чаадаев петр яковлевич

(1794-1856) русский философ и публицист

Со дня смерти Петра Чаадаева прошло уже почти пол­тора века, но и сама личность русского философа, и его деятельность до сих пор вызывает интерес, о ней спорят и размышляют.

Чаадаев происходил из древнего дворянского рода. Однако судьба распорядилась так, что мальчик воспиты­вался не в родительском доме. Он рано лишился матери, она умерла, когда ему еще не исполнилось и двух лет. После ее смерти Петр и его старший брат Михаил были переданы под опеку своему родному дяде по матери кня­зю Д.

Щербатову, сыну известного русского историка. Воспитанием мальчиков занималась их тетя, Анна Михай­ловна Щербатова. Узнав о смерти сестры, она тотчас при­ехала в Москву и забрала ее детей. Анна Михайловна поселилась вместе с ними в своем небольшом доме в ар­батских переулках Москвы и окружила мальчиков поистине материнской заботой.

Ради воспитания племянни­ков она так и не вышла замуж.

Князь Щербатов тоже не оставлял мальчиков своей заботой. Он рано овдовел, сам нуждался в семейном теп­ле и почти каждый день приезжал в их дом.

Щербатов же и организовал для братьев Чаадаевых и собственного сына Ивана настоящий домашний университет.

Им читали лек­ции профессора Московского университета, а также спе­циально приглашенные из Германии учителя. Мальчики с увлечением занимались историей и древними языками.

В возрасте четырнадцати лет Петр Чаадаев поступает в Московский университет и вскоре становится одним из лучших студентов по отделению истории и философии. Он заканчивает университет с серебряной медалью. Зна­ния и блестящая эрудиция молодого человека открывали перед ним прекрасные перспективы.

Однако с началом Отечественной войны 1812 года жизнь Чаадаева изменилась. Сразу после вторжения в Россию наполеоновской армии он становится юнкером лейб-гвардии Семеновского полка. Петр никогда не пред­полагал, что станет военным, к тому же не отличался ни выносливостью, ни физическим здоровьем, поэтому вна­чале трудно привыкал к походному быту.

Да и будущие друзья-офицеры долго относились к нему как к чужаку. Однако уже после нескольких сражений и штыковых атак в ходе Бородинской битвы отношение к Чаадаеву начина­ет меняться.

«Храбрый, обстрелянный офицер, безукориз­ненно благородный, честный и любезный в частных отно­шениях»— такими словами его командир закончил атте­стацию для награждения Чаадаева орденом св. Анны.

Вскоре после Бородинской битвы его производят в прапорщики, а еще через несколько месяцев он перехо­дит на службу в привилегированный Ахтырский гусарс­кий полк.

Возможно, он переменил место службы еще и потому, что хотел служить в одном полку со своими уни­верситетскими товарищами.

В своем письме тетушке Ча­адаев шутливо хвастался, что наконец-то сможет поще­голять в красивом гусарском мундире.

После окончания военных действий он вместе с рус­ской армией возвращается в Россию и продолжает слу­жить в лейб-гвардии гусарском полку, который распола­гался в Царском Селе. Там Чаадаев становится желанным гостем во многих известных домах, в том числе и в доме Н.Карамзина, где в июле 1816 года встречается с А.Пушкиным.

Вскоре в связи с новым назначением Чаадаев переез­жает в Петербург: он становится адъютантом командира гвардейского корпуса князя И.Васильчикова. Во время службы в Петербурге Чаадаев сближается с будущими декабристами и даже соглашается на предложение И.Якушкина вступить в тайное общество.

Правда, осуществить это намерение ему не удалось, поскольку в 1820 году его неожиданно отправили в каче­стве курьера в немецкий город Троппау, где находился император Александр I на конгрессе Священного союза. Чаадаев должен был доставить императору необычайно важный документ — секретный доклад о восстании в Се­меновском полку.

Неизвестно, чем закончилась его встре­ча с императором, но сразу после этого он немедленно подает прошение об отставке. Александр I так же немед­ленно принимает ее, несмотря на то, что в это время в Петербурге уже были подготовлены документы для назна­чения Чаадаева флигель-адъютантом императора.

Суще­ствовало расхожее мнение, что австрийский посол в Пе­тербурге, узнав о восстании семеновцев, отправил курье­ра к канцлеру Меттерниху, и тот первым сообщил о бун­те царю, который потом сделал выговор Чаадаеву за не­спешное выполнение порученного дела.

Однако более реально то, что отставка Чаадаева была обусловлена тем, что он был вынужден донести императору о своих друзь­ях по полку, впоследствии сурово наказанных.

Незадолго до отъезда в Германию Чаадаев становит­ся обладателем большого состояния. Получив отставку, он решает не возвращаться в Россию и отправляется в длительное путешествие по Европе.

Вначале он собирал­ся поселиться в Германии или Швейцарии, так как уже несколько лет переписывался с известным немецким фи­лософом Шеллингом, который приглашал его приехать для личной встречи.

Наконец она состоялась, причем Шеллинг назвал Чаадаева в своем дневнике «умнейшим русским человеком».

Из Германии Чаадаев отправился во Францию, затем в Англию, откуда на пароходе переехал в Италию. Только через три года он наконец вернулся в Россию и увидел совсем другую страну: император Александр I умер, его брат, Николай I, ввел жесткий цензурный режим. Мно­гие друзья Чаадаева оказались под следствием, были со­сланы или даже казнены.

Своеобразным прологом к дальнейшим событиям ста­ло задержание Чаадаева в Варшаве. Сотрудники Третье­го отделения опечатали его бумаги и в течение несколь­ких дней вызывали его на допросы. Правда, им не удалось обнаружить у него никаких запрещенных материалов, и его пришлось отпустить. И тем не менее следом отпра­вился курьер с распоряжением установить за ним тайный надзор.

Чаадаев приезжает в Москву и поселяется в своем доме на Басманной. Но дома он проводит редкий день, навещая своих многочисленных друзей. На квартире у С.Соболевского Чаадаев снова встречается с Пушкиным и слушает авторское чтение трагедии «Борис Годунов».

Чаадаев становится желанным гостем в домах москов­ской знати еще и потому, что считается прекрасным со­беседником и завидным женихом. Но суета светской жизни скоро наскучила ему.

Он понимает, что его идеи нико­му не нужны, кроме того, все его попытки напечатать свои произведения в журналах также терпят неудачу.

Все это вызывает обострение тяжелой болезни желудка, и Чаа­даев вскоре был вынужден покинуть город.

По совету врачей он поселяется в имении Щербато­вых под Дмитровом. Четыре проведенных там года стали для него временем большой работы. В доме Щербатовых была огромная библиотека, часть которой собрал сам Ча­адаев еще в студенческие годы. Теперь он проводит над книгами все свое время. Результатом этих занятий и ста­ли его знаменитые «Философические письма».

Первое из них быстро распространилось в списках и стало известно всем образованным людям России. Мно­гое в нем было необычным для того времени. Чаадаев не­годовал по поводу изоляции, в которой оказалась Россия по вине правителей. Он считал, что политика властей ме­шает развитию страны, ведет к духовному застою.

Автор относился к своему труду очень серьезно. Он считал «Философические письма» важнейшим делом своей жизни, поскольку высказал в них все то, над чем раз­мышлял многие годы.

Летом 1831 года Чаадаев вернулся в Москву. Он ста­новится завсегдатаем Английского клуба. Его приглаша­ют в разные дома, и всюду собирается множество желаю­щих услышать новое слово. В дом Чаадаева, шутливо на­зывавшего себя «басманным философом», начинается настоящее паломничество. К нему приходят и тузы обще­ства, и западники, и славянофилы, и приезжавшие в Мос­кву иностранцы.

Публикация первого «письма» в московском журнале «Телескоп» в октябре 1836 году вызвала в обществе гром­кий резонанс. Власти наконец услышали высказывания Чаадаева, но отреагировали на них репрессиями.

Высочайшим повелением философа объявили сумасшедшим, все его бумаги конфисковали и впредь запретили публи­ковать что-либо в печати.

Причем сразу же были обнаро­дованы сведения о том, что еще дед Чаадаева страдал пси­хическим расстройством.

Однако письмо уже разошлось по всей России и ока­зало сильное влияние на целое поколение. Печальная ис­тория Чаадаева послужила толчком А.Грибоедову для написания знаменитой комедии «Горе от ума». И вовсе не случайно ее главный герой носит фамилию Чацкий.

Постепенно шум улегся, все разговоры по этому пово­ду прекратились. Но Чаадаев не изменил своим убежде­ниям. Как писал один из современников, «он жил жизнью мудрых, жизнью Канта и Шопенгауэра», ежедневно посе­щал Английский клуб, встречался с многочисленными друзьями, был желанным гостем в лучших московских салонах.

Высокий, стройный до худобы, изящный в одеж­де и манерах, лысый и безусый, он выглядел полной про­тивоположностью косматым и бородатым славянофилам. Спокойствием и непоколебимой уверенностью в своих убеждениях Чаадаев вызывал уважение друзей и непри­язнь своих противников. Так, он поддержал книгу Н.

Го­голя «Выбранные места из переписки с друзьями», но ос­тался в стороне от чествования героев Севастопольской обороны. В 1855 году, когда на престол взошел импера­тор Александр II, Чаадаев написал в своем дневнике: «Про­сто страшно за Россию».

Незадолго до смерти философ говорил друзьям, что работает над историческим сочине­нием, но ничего больше так и не написал. Похоронили Чаадаева в Донском монастыре под простой гранитной плитой.

Источник: http://biography-peoples.ru/index.php/ch/item/783-chaadaev-petr-yakovlevich

Ссылка на основную публикацию