Отречение лондона и парижа — история России

Парижский мир: дата, участники, условия, итоги. Парижский мирный договор :

Полтора века назад в европейской политической системе появился документ, который долгое время оказывал влияние на внешнюю и внутреннюю политику ведущих держав. В столице Франции представители от семи стран-участников подписали Парижский мир. Он положил конец Крымской войне, которая к тому времени сильно затянулась и истощала резервы всех конфликтующих сторон.

Документ оказался для России унизительным. Однако он дал толчок для многих преобразований, а также подтолкнул русских дипломатов к проведению дипломатической игры.

Кратко о Крымской войне

Военные события сначала не предвещали особой опасности для России. Османская империя была ослаблена внутренними проблемами и едва ли была способна оказать достойное сопротивление противнику в одиночку.

Турцию в это время называли «больным человеком». Это объясняет то, что в 1853 году российская армия смогла похвастаться серией побед.

Особо удачным оказалось Синопское сражение, в результате которого была уничтожена турецкая эскадра.

Турция была важна европейским странам. Они решили поддержать ее, чтобы не был уничтожен последний заслон, который предотвращал проникновение России в Средиземное море. Поэтому Франция и Англия вступили в войну в качестве союзников Турции.

К этим довольно сложным отношениям втянулась Австрия. Государство стремилось упрочить свое влияние на Балканах, при этом не допустить туда российские войска.

Союзники атаковали российские военные силы по всем фронтам:

  • на Белом море английские корабли обстреливали Соловецкий монастырь;
  • англо-французский десант напал на Петропавловск-Камчатский;
  • нападение союзников на Крым.

Наиболее важным был южный фронт. Так, самые ожесточенные бои проходили за Севастополь. Его оборона продолжалась одиннадцать месяцев. После битвы на Малаховом кургане союзники одержали победу.

К сентябрю 1855 года англо-французские войска вошли в разрушенный Севастополь. Однако захват главного черноморского порта не принес войскам союзников абсолютной победы. В это же время Россия взяла город Карс, который был стратегическим пунктом Турции.

Это спасло Россию от возможного поражения и заключения невыгодного мирного договора.

Начало переговоров о мире

В России произошла смена правителей. После смерти Николая, престол занял его сын. Александр отличался своими новаторскими взглядами. Смерть монарха стала поводом для начала общения между правителями Франции и России.

Парижский мир (1856) стал возможен благодаря начавшимся переговорам между Наполеоном Третьим и Александром Вторым. В конце 1855 года французский правитель передал Александру Второму, что война началась не по воле Франции, а из-за «некоторых непреодолимых обстоятельств».

Российско-французские отношения не устраивали Австрию. Империя не принимала официального участия в войне, однако, не желала франко-русского компромисса. Австрия боялась, что не получит выгоды от такого соглашения. Парижский мир оказался под угрозой срыва из-за ультиматума Австрии.

Ультиматум для России

Австрийская сторона отправила представителям России требования, по которым она согласилась бы на Парижский мир. При отказе России от этих условий, она была бы втянута в еще одну войну.

Ультиматум состоял из следующих пунктов:

  • Россия обязана была прекратить помогать Дунайским княжествам, согласившись с новой границей с Бессарабией;
  • Россия должна была лишиться выхода к Дунаю;
  • Черное море должно было стать нейтральным;
  • Россия должна была прекратить покровительствовать православным из Турции в пользу союзных великих держав.

Император России и его приближенные долго дискутировали по данному ультиматуму. Они не могли позволить Австрии начать войну. Это надорвало и разорило бы страну. Министр иностранных дел от лица Александра Второго известил сторону Австрии о согласии на ультиматум. Дальнейшие переговоры были перенесены в Париж.

Страны-участники конгресса

Перед подписанием договора в Париже состоялся конгресс. Он начал свою работу 25.02.1856 года. Какие страны были на нем представлены?

Участники Парижского мира:

  • Франция – от страны выступили граф Александр Валевский (кузен Наполеона Третьего) и Франсуа де Буркене (работал послом Франции в Турции);
  • Англия – Генри Каули и лорд Джордж Кларендон;
  • Россия – граф Алексей Орлов, Филипп Бруннов (был в свое время послом в Лондоне);
  • Австрия – министр иностранных дел Карл Буоль, Гюбнер;
  • Турция – Али-паша (великий визирь), Джемиль-бей (посол в Париже);
  • Сардиния – Бенсо ди Кавур, Вилламарина;
  • Пруссия – Отто Мантейфель, Гарцфельдт.

Парижский мир должен был быть подписан после ряда переговоров. Задача России заключалась в том, чтобы пункты ультиматума не были приняты.

Ход конгресса

В начале конгресса Англия и Австрия оказались в оппозиции по отношению к Франции. Наполеон Третий вел двойную игру, он стремился удержать дружественные отношения с союзниками и с Россией. Франция не желала полного унижения российской державы. Благодаря тому, что между союзниками не было единства, России удалось избежать дополнительных пунктов к ультиматуму.

Парижский мир (1856) мог бы дополниться следующими пунктами:

  • польский вопрос;
  • территориальные споры на Кавказе;
  • объявление в Азовском море нейтралитета.

Окончательный вариант был подписан 30.05.1856 года.

Условия Парижского мира (кратко)

Парижский трактат состоял из тридцати пяти статей, одна из которых была временной, а остальные обязательными.

Примеры некоторых статей:

  • между государствами, которые подписали договор, с этого времени наступал мир;
  • Россия обязуется вернуть оттоманские владения, которые захватила в ходе войны, включая Карс;
  • Франция и Англия обязаны вернуть России захваченные города и порты;
  • все стороны должны незамедлительно освободить военнопленных;
  • на Черном море отныне запрещено иметь флот, арсенал;
  • при возникновении конфликта между странами, которые подписали договор, другие государства не должны применять силу с целью его разрешения;
  • правители не вмешиваются во внутреннюю и внешнюю политику другого государства;
  • территории, освобожденные Россией, будут присоединены к Молдавии;
  • каждой стране дозволено иметь только два судна на Дунае;
  • ни одно из государств не должно вмешиваться во внутренние дела Валахского княжества и Молдавского княжества;
  • Османская империя не должна вмешиваться в дела стран-союзников.

Что же означало заключение Парижского мира для России?

Итоги договора для России

Окончательный вариант договора нанес России сильный удар. Ее влияние на Ближнем Востоке и Балканах было подорвано. Особенно унизительными были статьи о Черном море и военном судоходстве в проливах.

При этом территориальные потери нельзя назвать значительными. Россия отдала Молдавии дельту Дуная и часть Бессарабии.

Итоги Парижского мира были не утешительны для России. Однако этот договор стал толчком для тех реформ, которые провел Александр Второй.

Отмена договора

В дальнейшей своей дипломатии Россия пыталась смягчить последствия Парижского мира (1856). Так после русско-английского мира империя смогла вернуть Черное море, а также возможность иметь на нем флот. Это стало реальным благодаря дипломатическому мастерству А. Горчакова, который выступал от России на Лондонской конференции (1871).

В это же время Россия завела выгодные дипломатические отношения с Францией. Александр Второй рассчитывал получить поддержку в восточном вопросе, а Франция надеялась на помощь в австро-французском конфликте. Отношения меду странами ухудшились из-за польского восстания. Тогда Россия решает наладить отношения с Пруссией.

К 1872 году сильно укрепила свои позиции Германская империя. В Берлине состоялась встреча трех императоров. Был принят Берлинский трактат (1878), который стал началом отмены статей Парижского мира для России. Впоследствии она вернула себе утраченные территории и возможность иметь флот на Черном море.

Источник: https://www.syl.ru/article/291880/parijskiy-mir-data-uchastniki-usloviya-itogi-parijskiy-mirnyiy-dogovor

Этот день в истории: 1814 год — Наполеон I отрёкся от престола Франции

6 апреля 2017
09:20

6 апреля 1814 года во дворце Фонтенбло под Парижем император Франции Наполеон I отрёкся от престола. Первоначальный вариант отречения в пользу сына императора Наполеона II под регентством его жены Марии-Луизы не устроил союзников. Наполеону пришлось писать новый акт отречения за себя и своих наследников от престола Франции.

После капитуляции Парижа в последних числах марта 1814 года, Наполеон не намеревался сдаваться и был полон решимости продолжать борьбу. Однако падение французской столицы резко изменило политическую ситуацию — император фактически больше не управлял страной. 3 апреля Сенат провозгласил его отстранение от власти и сформировал временное правительство во главе с Талейраном.

Вслед за этим от Наполеона отвернулась и армия. Последний удар в спину своему императору нанесли его верные маршалы Ней, Бертье и Лефевр. Явившись к нему в Фонтенбло (где тот планировал собрать войска для того чтобы отбить Париж) они начали убеждать его отречься в пользу сына.

6 апреля 1814 года во дворце Фонтенбло под Парижем Наполеон поняв, что игра окончательно проиграна и ему просто нечем сражаться, отрёкся от престола. В тексте отречения было написано: «Нет той личной жертвы, которую я не был бы готов принести в интересах Франции».

В ночь с 12 на 13 апреля 1814 года в Фонтенбло, переживая поражение, оставленный своим двором (с ним остались только несколько слуг, врач и генерал Коленкур), Наполеон решил покончить с собой.

Он принял яд, который всегда носил при себе после битвы под Малоярославцем, когда только чудом не попал в плен. Но яд разложился от долгого хранения, Наполеон выжил.

По Фонтенблоскому договору, который Наполеон подписал с союзными монархами 11 апреля, он получил во владение небольшой остров Эльба в Средиземном море. 20 апреля 1814 года Наполеон покинул Фонтенбло и отправился в ссылку.

На Эльбе Наполеон активно занялся развитием экономики острова. В соответствии с условиями договора в Фонтенбло ему была обещана ежегодная рента в размере 2 млн франков из французского казначейства.

Однако он так и не получил денег и к началу 1815 года оказался в сложном финансовом положении. Его жена Мария-Луиза, находясь под влиянием своего отца австрийского императора Франца I, отказалась приехать к нему — Наполеону больше не суждено было увидеть её и своего малолетнего сына.

Из родственников Наполеона только его мать и сестра Полина приехали навестить его на Эльбе.

Казалось, что бывший император и хозяин почти всей Европы, смирился со своей судьбой и намерен тихо доживать свой век на острове. Однако это было не так — Наполеон внимательно следил за происходившим во Франции, принимал гостей и обменивался тайными посланиями со своими сторонниками.

А события во Франции не могли не внушать ему оптимизм — реставрация Бурбонов резко обострила обстановку в стране. Вслед за прибывшим из Англии королем Людовиком XVIII вернулись и аристократы-эмигранты, стремившиеся к возврату своего имущества и своих привилегий, которыми они обладали до революции.

В июне 1814 года король даровал Франции новую конституцию, которая сосредотачивала власть в руках самого монарха и кучки его приближённых.

Новые собственники земель, некогда конфискованных у эмигрантов и церкви оказались перед реальной перспективой потерять свою собственность.

На фоне роста социальной напряженности, росло и недовольство в войсках — военные были недовольны резким сокращением армии, отменой привилегий и пенсий. Недовольство новым режимом лавинообразно росло — во Франции стали с тоской вспоминать о былом имперском величии.

Внешнеполитическая ситуация также изменилась — между бывшими союзниками по коалиции наступил раскол. На собравшемся в сентябре 1814 года Венском конгрессе союзные державы не смогли прийти к согласию по вопросу о дележе отвоёванных территорий.

Читайте также:  Жизнь тыла в годы великой отечественной войны - история России

Учитывая все эти обстоятельства, Наполеон решил, что наступил подходящий момент для того, чтобы вернуть себе власть. 26 февраля 1815 года он бежал с Эльбы и 1 марта высадился в заливе Жуан недалеко от Канн с 1 тыс. солдат.

Эта маленькая армия направилась в Париж по дороге через Гренобль.

Наполеон двинулся навстречу своему триумфальному и бескровному возвращению в Париж, за которым последовали знаменитые Сто дней, битва при Ватерлоо, повторное отречение и ссылка на остров св. Елены.

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2017/04/06/etot-den-v-istorii-1814-god-napoleon-i-otryoksya-ot-prestola-francii

Беспорядки в Париже и Лондоне: история о двух городах

Сегодня, когда начавшиеся в субботу в Лондоне беспорядки распространились на другие города Англии, и продолжаются третьи сутки подряд, возникает искушение предложить (напыщенно и зловеще) из комфортного и спокойного Парижа ряд советов на основе уроков, вынесенных из трехнедельного бунта, сотрясавшего французские города в 2005 году. Действительно, кажется, что есть определенное сходство в двух вспышках городской ярости и гнева. Однако есть и существенные отличия, которые не только не позволяют напрямую сравнивать события последних дней в Англии с тем, что случилось во Франции почти шесть лет тому назад, но и говорят о том, что сегодняшние беспорядки намного серьезнее в плане разрушительного воздействия и последствий. Картины горящих автомашин, вандализма и столкновений с полицией в 2005 году оставляют шокирующее впечатление; однако сегодняшние сцены беспорядков в Лондоне внушают еще больший страх и ужас. И вот почему.

Повод для беспорядков в обоих случаях аналогичен. Во-первых, это действия полиции, несущей ответственность за гибель местных молодых людей из районов, где в большом количестве проживают весьма заметные меньшинства.

Эти действия вызвали возмущение и ярость, на которые наложилось недовольство от дискриминации и ощущения отчужденности.

Как и во Франции в 2005 году, субботние беспорядки в Тоттенхэме постепенно распространились на другие районы Лондона и еще на два британских города, где молодежь восприняла сигналы социального протеста и гнева – или воспользовалась ими в качестве удобного предлога для нагнетания хаоса.

Немаловажно и следующее обстоятельство: рост насилия в обоих случаях спровоцировал жалобы и обвинения в том, что чрезмерная драматизация и извращенное освещение событий средствами массовой информации в самом начале беспорядков привели к слепому подражанию и повторению вспышек ярости.

Но на этом схожесть событий заканчивается, и начинаются важные отличия. Первое отличие – в городской географии. Парижский пригород Клиши-су-Буа, где в октябре 2005 года начались беспорядки, как раз и представляет собой такое отличие. Это один из многих городков, где в огромных, но обшарпанных жилых кварталах живут наиболее бесправные представители французского общества.

Эти крупные гроздья предместий с многочисленными проектами жилищного строительства почти неизменно располагаются на удалении от большинства французских городов. Благодаря этому во Франции в городских пределах нет больших районов гетто, как в Нью-Йорке, Чикаго или Лос-Анджелесе.

Нет там и городских кварталов с крупными общинами цветного и находящегося в неблагополучной экономической ситуации населения, как в Лондоне.

Поэтому в отличие от сегодняшних беспорядков в Лондоне практически все бунты, сотрясавшие Францию в 2005 году, происходили в пригородах с их активным жилищным строительством.

Кроме того, ночные столкновения 2005 года во Франции практически нигде не затронули деловые кварталы, магазины и состоятельных белых обитателей центральных городских районов.

Те многочисленные разрушения, которые ошеломили французское общество в 2005 году, затронули в основном лишь самых неблагополучных и неимущих жителей, поскольку вакханалия происходила в их собственных районах проживания.

Любой, кто смотрит за картиной разрушений в Лондоне, знает, что бунты в английской столице и в других городах происходят прямо у дверей комфортных и благополучных кварталов среднего и высшего среднего класса.

Почему? Бурно разросшийся Лондон гораздо крупнее и населеннее, чем Париж в пределах его городской черты.

Между тем, в страдающих сегодня от беспорядков лондонских районах, как и в пришедших в упадок французских пригородах, проживают многочисленные и заметные меньшинства, которые жалуются на дискриминацию, широко распространенную безработицу и напряженные отношения с полицией.

Но эти меньшинства являются лишь частью более обширного и смешанного населения городских кварталов.

В отличие от событий 2005 года во Франции, от бунтов в отдельных районах Лос-Анджелеса, или от случаев грабежей и поджогов в нью-йоркском Гарлеме, на которые власти отвечали тактикой «сдерживания», в Лондоне такая ситуация невозможна. Смешанный социальный, экономический, демографический и этнический состав столицы создает равные возможности для всех. Уже сейчас начинаешь цепенеть при мысли о том, какие нападки на культурное многообразие начнутся в Британии после того, как спадет волна ночного насилия.

Коль так, то лондонцам всех цветов кожи и разного достатка придется научиться жить вместе так, как не научились жить парижане со своими пригородами за многие десятилетия. Во Франции раскол оказался столь мощным в основном по той причине, что многие ее жилые кварталы строились по принципу гетто.

На самом деле, чаще всего жители французских пригородов жалуются на то, что их географическая удаленность от центров главных городов наглядно свидетельствует, как продуктивное и высокодоходное общество Франции отвергает и изолирует их.

Проезд из пригородов в городские центры в лучшем случае ограничен, и их жителям приходится прилагать большие усилия для того, чтобы перепрыгнуть «невидимую стену», отделяющую их от территории основного французского общества.

Безусловно, этим в основном и объясняется то, что когда в 2005 году начались бунты, поджоги машин и ожесточенные сражения с полицией происходили только в пригородах. Именно там зарождались, копились и усиливались гнев и раздражение, которые привели к взрыву.

Если бы бунтовщики попытались перенести беспорядки на районы, которые белая и благоустроенная Франция называет своим домом, то они были бы довольно быстро ослаблены, дезорганизованы и рассеяны, находясь вдалеке от своих родных кварталов.

Напротив, в Лондоне и в других английских городах, где сегодня продолжаются беспорядки, те люди, которые сеют наибольшие разрушения и хаос, живут среди относительно благополучных рабочих семей. И они намного мобильнее.

Сейчас становится ясно, что молодежь, спровоцировавшая насилие в знак протеста против гибели одного из своих, получила пополнение в лице гораздо более обширной массы нарушителей порядка и спокойствия.

Среди них могут находиться анархисты, ставшие главной причиной массовых волнений во время демонстраций против повышения платы за обучение в вузах; там могут быть и обычные авантюристы и ловцы удачи, считающие, что регулярные вспышки вандализма обеспечивают им хорошее прикрытие для грабежа и мародерства. Таким переплетением самых разных участников и их мотивов, наверное, и объясняется рост численности бунтовщиков и расширение географии беспорядков.

Только время подскажет, будут ли ночные беспорядки в Англии распространяться и дальше, как было во Франции. Но уже сейчас многое говорит о том, что к первым трем ночам лондонских бунтов причастна более разнообразная и многочисленная масса людей в сравнении с теми, кто спровоцировал три недели французского кошмара.

То, что участников бунтов с самого начала было гораздо больше, объясняется как большей численностью населения пораженных беспорядками районов, так и более удобным их расположением в Лондоне по сравнению с изолированными французскими пригородами.

Кроме того, в лондонских районах гораздо больше магазинов и коммерческих предприятий, которые не защищены от грабежей.

Эти отличия стали одной из причин, по которой живущие в Лондоне французские граждане начали писать в блогах, на форумах и в традиционных средствах массовой информации свои предостережения жителям Франции, чтобы те не думали, будто лондонские беспорядки это просто новая версия событий 2005 года.

Не вызывает сомнений и то, почему британские комментаторы, описывая сцены насилия, говорят, что они обладают такой же интенсивностью и разрушительной мощью, как и германский блицкриг в годы Второй мировой войны.

Возможно, сравнения с войной и являются небольшим преувеличением, но вполне можно понять ту печаль и тревогу, которая за ними стоит. Если в 2005 году на вопрос «Париж горит?» можно было ответить «Слава Богу, нет», то Лондон в 2011 году судьба не пощадила.

В Лондоне сегодня вновь льется кровь – причем порой в исторических городских кварталах. Жители Франции содрогаются, не осмеливаясь даже представив себе такое в центре Парижа.

Содрогание вызывает и мысль о том, как остановить все эти разрушения. В 2005 году французское правительство могло пообещать выделить больше денег, вложить новые инвестиции в бизнес, улучшить систему транспорта, а также заменить самые ветхие кварталы новыми жилыми зданиями.

Но в отличие от Франции, сосредоточившееся на мерах жесткой экономии правительство Дэвида Кэмерона не имеет ни возможностей, ни денег для того, чтобы купить у протестующих спокойствие. (На самом деле, их раздражение отчасти могло быть вызвано той болью, которую они ощутили из-за сокращений на социальные программы и льготы в рамках усилий Кэмерона по уменьшению долгового бремени.

) Так это или нет, но Кэмерону сейчас грозят новые обвинения в том, что его политика несет с собой многочисленные неудобства и лишения. Его могут также обвинить в том, что из-за такой политики пострадала полиция, а это, в свою очередь, способствовало разрастанию беспорядков.

Бунты способны поставить под сомнение многие меры жесткой экономии, на которые Кэмерон сделал ставку в политике своего правительства. Его положению не позавидуешь: место между молотом и наковальней может показаться гораздо более комфортным.

Источник: http://www.ansar.ru/analytics/besporyadki-v-parizhe-i-londone-istoriya-o-dvuh-gorodah

Книга Крушение империи. Содержание — Часть вторая От Петрограда до Лондона и Парижа

— Ваулин? — тихо спросил своего друга Власов.

— Он! — ответил кратко Андрей Петрович.

И по-мужски ласково посмотрел на оратора.

Конец первой части

Часть вторая

От Петрограда до Лондона и Парижа

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Каждый дипломат, живя, в чужой стране, должен найти там друзей своего отечества

Было лето 1916 года. Истекал второй месяц пребывания думской делегации за границей.

В апреле Лев Павлович Карабаев вместе с другими членами Думы и Государственного совета выехал на Запад, куда приглашали представителей русского парламента правительства Англии и Франции. Три месяца назад отбыла туда же группа столичных журналистов.

Она должна была посетить западный фронт, чтобы рассказать потом русским читателям о доблести и геройстве войск маршала Жоффра и Фоша, Фрэнча и Дугласа Хэга, об испытаниях бельгийского народа, о борьбе союзных наций — английской, итальянской, французской — с «тевтонами-завоевателями».

Организовал приглашение обеих русских делегаций (знали об этом очень немногие) Джордж Бьюкэнен, английский посол в Петрограде.

Льву Павловичу, в частности, это было известно, потому что он принадлежал к числу руководителей кадетской партии, к которой полномочный министр Великобритании питал плохо скрываемую симпатию.

Читайте также:  Органы политического сыска российской империи в 18 веке - история России

Что эта симпатия была взаимной — свидетельствовали органы тайного наблюдения: они установили многочисленные случаи встречи оппозиционных депутатов-либералов с излишне гостеприимным хозяином особняка на невской набережной.

А что проявление этих симпатий мистером Бьюкэненом нарушало обычные нормы дипломатического такта — утверждали некоторые придворные люди они передавали по секрету, что государь намерен послать телеграмму королю Георгу с просьбой воспретить сэру Джорджу вмешиваться во внутреннюю политику российской империи.

Очевидно, сэр Джордж был другого мнения о задачах и характере своей деятельности, и дошедшие до его сведения угрозы русского императора не изменили поведения полномочного представителя английского королевского правительства.

Он поступал так, как считал нужным, он делал то, что в первую очередь было необходимо и полезно для Великобритании и возглавлявшейся ею теперь западной коалиции.

И как иначе он должен был понимать цель своего пребывания в царском Петербурге?

Было известно, что правительство его величества короля Великобритании весьма одобряло деятельность своего многолетнего посла, и на приеме в Букингэмском дворце Лев Павлович и его спутники получили подтверждение этого из уст Эдуарда Грея, министра иностранных дел.

— Каждый дипломат, — сказал тогда он, — живя в чужой стране, должен прежде всего найти там друзей своего отечества. Если он не нашел сразу, — надо их создать.

Мантия, камзол и сюртук должны вызывать одинаковое внимание со стороны такого дипломата.

Но там, где мантии и камзолы смешались с грязными поддевками (намек на Распутина), скромный деловой сюртук особенно приятен своей незапятнанностью! — закончил сэр Эдуард свои суждения о «русских костюмах».

Шесть русских литераторов, командированных шестью редакциями, предприняли поездку вполне своевременно, — рассудил справедливо Джордж Бьюкэнен: они должны были выступить свидетелями грядущих побед коалиции несущими на конце своих перьев ее уверенность, бодрость — не сокрушимую ничем бодрость! А ведь это так необходимо было! Восточный союзник испытывал в том потребность больше, чем когда бы то ни было: минувший год покрыл Россию трауром военных поражений.

Весной 1915 года армия Макензена прорвала русский фронт на Карпатах. В течение трех недель пришлось оставить Перемышль и Львов, — немецкий генерал шел победоносно от Горлицы на Равву-Русскую и дальше.

Взяв Варшаву, Гальвиц, Леопольд Баварский и подымавшийся с юга Макензен спешили к Брест-Литовску: он был повержен. Еще раньше, в Курляндии, была взята Либава, флот адмирала Тирпитца прорывался в Рижский залив.

Сшибленные ударом германских армий, пали в августе Ковно, Осовец, Гродно и Луцк, а сентябрь отнял у России Вильно.

От Двинска до Тарнополя пролегала на карте прямая жирная черта неприятельского вторжения.

«Пожалуй, можно начать уже переговоры о мире?.. Разве Петроград не знает, в каком гибельном состоянии находятся его полуголые, технически бессильные армии?» Джордж Уильям Бьюкэнен, а через него и его русские друзья (и Лев Павлович в том числе) хорошо были осведомлены о том, кто и кому шлет эти вопросы.

Если бы почта на имя русского императора шла обычным путем, удивиться надо было бы царскосельскому почтальону, почему на конверте — штемпель, поставленный чиновником венского почтамта, уже давно не переправлявшего корреспонденций во враждебную, воюющую Россию?.. Но фрейлина русского двора Мария Александровна Васильчикова не прибегала к услугам венского почтамта.

Из своего имения Глогниц, около самой Вены, она отправила письмо Николаю в Александровский дворец. Письмо никем из работников почтово-телеграфного ведомства не штемпелевалось, а шло в сумке нарочного через нейтральный Копенгаген и Стокгольм.

Это случилось еще в феврале минувшего года; в пространном письме Мария Васильчикова, задержанная из-за военных действий в Австрии, делилась своими впечатлениями о мощи серединной Европы.

Она вспоминала историю — лучшую свидетельницу того, что никогда собственно не было и нет никаких противоречивых интересов у Германии и России, а что касается Англии — то стоит только вспомнить Персию и Афганистан, а также козни Альбиона на Дальнем Востоке, чтобы понять, сколь доверчив оказался русский орел, принесший свою дружбу в логовище британского льва…

Письмо (это доподлинно было известно сэру Джорджу Уильяму) осталось без ответа. Да и что было отвечать тогда? К концу 1914 года русская армия заполнила Галицию, взобралась на Карпаты, стремилась к Будапешту, — все это подавало надежды на будущее.

Но вот у Марии Александровны приключилось горе: умерла в Петербурге престарелая мать, урожденная графиня Олсуфьева.

Опечаленная дочь так сильно затосковала в своем Глогнице, что узнавший об этом герцог Гессенский помог ей отправиться на три недели, как обусловлено было, в Петроград — погрустить на кладбище, у фамильного склепа Васильчиковых.

Услуга за услугу: Мария Александровна спрятала в свою сумочку братские письма великого герцога к сестрам — русской императрице Александре и Елизавете, вдове великого князя Сергея, десять лет назад разорванного бомбой Каляева в Москве.

Справившись о здоровье и самочувствии всех родственников и передав почтительный привет от всех гессенских и рейнских родичей, Эрни Людвиг, заканчивая письмо к «младшей сестре Алисе», сообщил, между прочим, что вскоре посылает «частным образом доверенное лицо в Стокгольм», что «хорошо было бы и Ники послать туда частным образом человека, и они могли бы полюбовно уладить многие временные страдания и начать строить мост для переговоров».

Сэр Джордж не без любопытства прочитал также копию и другого письма, прибывшего почти одновременно с пакетами герцога Гессенского: прусский министр двора, обер-гофмаршал Эйленбург, свидетельствуя свои самые сердечные чувства министру двора русской империи, запрашивал графа Фредерикса — не настала ли пора приступить к мирным переговорам «после всего того, что случилось, и предвидении того, что может еще случиться неприятного с Россией, к которой Германия ничего плохого не питает: это не то, что Англия, — «Gott, strafe England!»[3]

«Не настала ли пора?» — спрашивал тогда же в частной беседе посла в Стокгольме, камергера Неклюдова, прибывший в Швецию директор «Deutsche Bank»[4].

И вежливо напоминал собеседнику: с Галицией пришлось расстаться; польские и литовские земли — очистить; Ригу — эвакуировать; армия — без снарядов и современной техники; почти все политические партии, презирая неудачника царя, ненавидя его правительство, помышляют «о недобром»; доходят слухи о рабочих волнениях в стране; население тяготится проигранной войной, а союзники… о, те думают только о себе! Особенно Англия: она меньше всех теряет в этой великой игре: лорд Китченер, Асквит и Ллойд-Джордж готовы воевать до… последнего русского солдата! «Не настала ли пора?»

Источник: https://www.booklot.ru/genre/proza/istoricheskaya-proza/book/krushenie-imperii/content/3795204-chast-vtoraya-ot-petrograda-do-londona-i-parija/

Когда Париж был русским

30 марта (18 марта по старому стилю) 1814 года русские войска взяли столицу Франции Париж, победно завершив наполеоновские войны

После разгрома 600-тысячной армии Наполеона в 1812 году русские войска перенесли войну в Центральную Европу.

В следующем, 1813 году здесь к антинаполеоновской коалиции царя Александра I присоединились Пруссия, Австрия и Швеция.

После целой серии маневров, отдельных сражений и переговоров в октябре 1813 года 300-тысячная армия союзников разбила 200 тысяч французских войск в многодневной битве под Лейпцигом.

 Разбитый Наполеон отступил во Францию, за реку Рейн, крупнейшую водную преграду в центре Европы. Русский царь Александр I выступал за немедленное продвижение на земли неприятеля, однако пруссаки и австрийцы испугались — они опасались, что на своей территории Наполеон станет куда более опасен, а войска союзников во Франции встретит большая партизанская война.

Действительно, едва речь зайдет о наполеоновских войнах, почти каждый вспомнит русских партизан 1812 года, а многие и партизанскую «герилью» в Испании, тоже доставившую немало головной боли французскому императору. Знатоки военной истории припомнят еще и прусских партизан из «ландвера» 1813 года.

В итоге русско-австро-прусские войска два месяца простояли на восточном берегу Рейна, готовясь к походу вглубь Франции. Только в январе 1814 года они решились перейти крупнейшую реку Западной Европы.

Союзники вторглись во Францию не концентрированным ударным кулаком, а разрозненными колоннами и очень медленно. Это нарушение азов стратегии было продиктовано именно стремлением во что бы то ни стало избежать пугающей партизанской войны.

Широко разбросанные по всей Франции отдельные колонны союзников не так «выедали» местность, как если бы шли все вместе.

А медленное, почти черепашье продвижение позволяло снабжать наступающих не только за счет местных ресурсов, но и при помощи гужевых обозов с другого берега Рейна.

Архивные документы хорошо показывают, какие усилия предпринимали лидеры антинаполеоновской коалиции, чтобы удержать свои войска от нанесения какого-либо урона местному населению.

Приказ Александра I по русским войскам накануне наступления в конце декабря 1813 года гласил: «Несомненно уверен, что вы кротким поведением своим в земле неприятельской столько же победите ее великодушием своим, сколько оружием».

8 января 1814 года уже на французской земле был издан аналогичный общий приказ по всем войскам коалиции, строжайше запрещавший любые обиды французскому населению.

Выбранный союзниками крайне осторожный и медлительный вариант наступления разрозненными силами сыграл свою роль в том, что французское население, не ощутив разорения от проходящих войск, не спешило подниматься на партизанскую войну.

Но эта же стратегия дала Наполеону, признанному мастеру маневра, возможность нанести наступающим несколько небольших, но обидных поражений. Однако союзники медленно, но верно приближались к Парижу. Тормозили их умелые контратаки Наполеона и все то же нежелание вызвать большую партизанскую войну.

От быстрого захвата столицы Франции союзников во многом удерживали именно эти опасения.

Крупнейший по населению город Европы — тогда там проживало свыше 700 тысяч человек — пугал наступающих монархов призраком десятков тысяч вчерашних революционеров, исторически совсем недавно свершивших Великую французскую революцию и потрясших все страны Европы.

От этих опасений союзников избавили именно русские казаки атамана Платова – 23 марта 1814 года они перехватили французских связных с донесением, в котором министр полиции наполеоновской империи Савари докладывал Бонапарту, что Париж не настроен драться против союзников.

«Ни жители Парижа, ни даже самая национальная гвардия не расположены защищаться противу войск союзных… В городе, кроме национальной и несколько старой гвардии, войск никаких нет», — тут же доложил генерал-майор Василий Кайсаров начальнику главного штаба русской армии Петру Волконскому.

Читайте также:  Ремесло и торговля древней руси - история России

Утром 24 марта 1814 года царь Александр I прямо на дороге провел совещание со своим генералитетом: гоняться ли за Наполеоном, умело маневрировавшим севернее, или в свете новых данных прямиком броситься на Париж. Решено было бить прямо в сердце Франции, раз оно уже не стремится к отчаянному сопротивлению.

В ночь на 30 марта к Парижу подошли 63 тысячи русских солдат и 30 с лишним тысяч пруссаков. Столицу Франции обороняли войска численностью около 40 тысяч человек, включая 15 тысяч ополченцев.

В случае сопротивления всего города и строительства баррикад русско-прусская армия не смогла бы взять 700-тысячный мегаполис.

Но баррикад не было — французы устали от бесконечных войн Наполеона, сыграло свою роль и то, что союзные войска старались не обижать местное население в ходе наступления по территории Франции.

Однако совсем без боя не обошлось. В 6 часов утра 30 марта 1814 году русские полки решительно атаковали части старой гвардии Наполеона, засевшей на укрепленных высотах Монмартра. Опытные ветераны Франции сопротивлялись упорно — в том бою погибло около 6 тысяч русских и свыше 4 тысяч французов. Но к обеду русские пушки уже смотрели с окрестных высот на дома и улицы Парижа.

«Оборона заставы Клиши в Париже в 1814 году» Ораса Верне

Французские командиры отправили к русскому императору парламентера. Помня о судьбе Москвы, полтора года назад сожженной французами, Александр I поставил очень жесткие требования: «Париж будет сдан, иначе к вечеру не узнают места, где была столица…».

Французы дрогнули и согласились сдать Париж, не дожидаясь подхода основных сил Наполеона. Таким образом, именно к вечеру 30 марта 1814 года завершились многолетние наполеоновские войны — на следующий день русские войска победно вошли в Париж.

Еще через сутки французский Сенат, подчиняясь воле русского царя, послушно объявил о лишении Бонапарта французского трона.

Узнав о том, что его столица в руках русских солдат и казаков, наблюдая, как парижане и прочие французы не спешат всем народом атаковать войска антинаполеоновского союза, император Бонапарт через неделю тоже капитулировал и подписал отречение.

Донские казаки разбили свои биваки в городском саду на Елисейских полях, купали своих коней прямо в Сене. Французы поначалу боялись «северных варваров», но оказалось, что русские не собираются мстить.

Наши войска оставались в Париже почти три месяца — в отличие от быстро разложившихся морально войск Наполеона в Москве 1812 года, они не разорили город, оставив о себе воспоминания как о великодушном и дисциплинированном войске.

Источник

https://cont.ws/post/239037

topnewsrussia.ru

Денег нет … но мы держимся**

  Яндекс деньги

 Карта

  Мобильный

**всего 100 рублей (мы максимально минимизировали присутствие рекламы на нашем сайте для того чтобы «двигатель торговли» никого не раздражал , надеемся что Вы это оцените)

«Красная Армия» благодарит Вас за поддержку

Напоминаем , что каждый из Вас — наших читателей — может попробовать себя в качестве автора статей для нашего сайта — если у Вас есть интересная тема которой Вам бы хотелось поделиться то сделать это можно пройдя по этой ссылке — желаем Вам творческих успехов …

Друзья , Ваш комментарий к данной статье очень важен для нас — с уважением — «Красная Армия»

История, Париж, Россия, Франция

Источник: http://topnewsrussia.ru/kogda-parizh-byl-russkim.html

Стыдная тайна английской королевской фамилии

В Британии разразился грандиозный скандал.

Таблоид Sun опубликовал на своем сайте видеозапись, на которой Елизавета II в возрасте примерно семи лет находится на лужайке замка Балморал в Шотландии вместе со своей матерью Елизаветой Боуз-Лайон, дядей принцем Эдвардом, в будущем ставшим королем Эдвардом VIII, и сестрой принцессой Маргарет. В видеоролике, который длится 20 секунд, юная будущая королева Великобритании вслед за матерью приветствует оператора, подняв правую руку. Sun написал, что тем самым королева использовала в своих жестах нацистское приветствие. Букингемскому дворцу пришлось оправдываться в том духе, что семилетний ребенок не мог знать смысла этого жеста. Что касается Эдварда, то его увлечение нацистской идеологией давно не являются секретом. Совсем недавно в прессу попала его скандальная переписка времен Второй мировой войны.

Согласно архивным документам бывший король Великобритании Эдуард VIII хотел, чтобы нацисты… бомбили Англию. Переписка между герцогом Виндзорским и немецкими родственниками, которая хранится в Королевском архиве, до сих пор закрыта для историков.

Однако мягко говоря оригинальные мысли герцога можно узнать и из открытых архивов более чем 30 стран, включая Германию, Испанию и Россию.

Эдуард VIII считал, что немецкие бомбы заставят Лондон пойти на мир с фашистской Германией и что таким образом можно остановить Вторую мировую войну.

Правителем Соединенного Королевства и Британской империи Эдуард VIII пробыл недолго – чуть больше десяти месяцев. В декабре 1936 года он отрекся от престола, чтобы жениться. Правительство Британии не давало разрешения на этот брак, потому что избранницей Эдуарда была разведенная американка Уоллис Симпсон.

Эдуард, ставший после отречения герцогом Виндзорским, был известен своими сильными нацистскими симпатиями. Это в общем-то никогда не было тайной. Однако только сейчас из архивных документов стало известно, что экс-король хотел, чтобы немцы бомбили… Британские острова.

Переписка между герцогом Виндзорским и немецкими родственниками, которая хранится в Королевском архиве, до сих пор закрыта для историков. Однако мягко говоря оригинальные мысли герцога можно узнать и из открытых архивов более чем 30 стран, включая Германию, Испанию и Россию.

Именно этим и занялась профессор Карина Урбах, старший научный сотрудник Института исторических исследований при Лондонском университете. Ей удалось, например, обнаружить переписку бывшего британского короля с испанским дипломатом и старым другом доном Хавьером Бермейилло. В письмах испанцу герцог винил в войне евреев, красных и Форин Офис.

В письме в Испанию, датированном 25 июня 1940 года, герцог Виндзорский написал, что «если кто-нибудь разбомбит Англию, то это поможет установить мир».

Бермейилло, по мнению профессора Урбах, решил, что герцог надеется, что нацисты будут бомбить Англию, и что он хочет мира любой ценой. Его анализ попал к генералу Франко, который переслал его в Берлин. Возможно, это, конечно, совпадение, но первые бомбардировки Англии самолеты люфтваффе начали 10 июля 1940 года, т.е. через две недели после написания герцогом Виндзорским памятного письма.

Свои находки и выводы Карина Урбах включила в книгу «Посредники для Гитлера». Конечно, Эдуард, герцог Виндзорский, был далеко не единственным английским аристократом, который симпатизировал немецкому фюреру.

Одной из ключевых фигур пронацистски настроенного высшего света Великобритании был Чарльз Эдуард, герцог Кобургский. Гитлер прибегал к помощи своих сторонников на туманном Альбионе, когда не доверял своим дипломатам.

Герцог Кобургсксий через сестру был вхож в королевскую семью и находился в хороших отношениях с Виндзорами. Они дружили и надеялись заключить англо-германский союз.

В начале года в Великобритании вышла книга, утверждающая, что Гитлер надеялся привести к власти в Великобритании пронемецкое правительство во главе с… герцогом Виндзорским. Он также рассчитывал воспользоваться его хорошим отношением к Германии в 1936 году, когда Эдуард почти год был королем.

Герцог не оставался в долгу. В апреле 1936 года, т.е. находясь еще на престоле, Эдуард VIII поздравил Гитлера с 47-м днем рождения. Он пожелал фюреру в телеграмме счастья и благополучия. Любопытно, что произошло это всего лишь через месяц после того, как немецкие войска вошли в Рейнскую область, которая по Версальскому договору должна была оставаться демилитаризованной зоной.

Герцог считал брата короля тупицей, королеву – интриганкой, а Черчилля, возглавлявшего тогда правительство, ястребом и поджигателем войны. Что же касается Гитлера, то фюрер был, по его мнению, великой личностью. Он был твердо уверен, что для человечества будет огромной трагедией, если Гитлера свергнут.

Свой медовый месяц Эдуард провел в Австрии, а в октябре 37-го года он по приглашению Гитлера посетил Германию. Во время 12-днейной поездки герцог встретился в Берхтесгадене с Гитлером и верхушкой Третьего рейха. Фюрера, говорят, бывший король приветствовал фашистским салютом.

Между немцами и герцогом Виндзорским существовало полное взаимопонимание. В Берлине герцогу пообещали надежно охранять его дома в Париже и Каннах. На время вторжения в Британию Гитлер хотел отправить герцога с женой в Испанию. Он не хотел, чтобы с ценным союзником что-нибудь случилось.

Для того, чтобы покрепче привязать Эдуарда, Гитлер еще перед отречением даже выступил в роли свахи и попытался жениться его на немецкой принцессе.

Впрочем, фюрер не очень расстроился, потому что Уоллис Симпсон тоже симпатизировала нацистам. По слухам, у нее был даже роман с немецким дипломатом Эрнстом фон Риббентропом, который каждый день посылал ей 17 гвоздик.

МИ-5 всерьез подозревала супругу экс-короля в шпионаже в пользу Германии.

Не удивительно, что британское правительство решило избавиться от ненадежного герцога Виндзорского и в сентябре 1939 года отправило его с женой во Францию. Имеются свидетельства, правда, не подкрепленные фактами, что Виндзор ездил из Парижа в Берлин и давал советы Гитлеру, какую политику вести по отношению к Англии. Не исключено, что Гитлер поблагодарил его за совет бомбить королевство.

О нацистских симпатиях герцога Виндзорского британцы знают уже восемь десятилетий. О том же, что экс-король хотел, чтобы немцы бомбили Британские острова, стало известно только сейчас. Едва ли эта новость улучшит их отношение к бывшему монарху даже несмотря на то, что столь оригинальным, мягко говоря, способом он хотел остановить войну между Британией и Германией.

Боясь возмущения общественности, британские власти сразу после войны закрыли от нее все документы, касающиеся связей между герцогом Виндзорским и Гитлером. 

Источник: http://expert.ru/2015/06/9/angliya/

Ссылка на основную публикацию