Общие черты экономических мер хрущева и брежнева — история России

Экономическая политика Н.С. Хрущева

  1. Сельское хозяйство 2. Промышленность 3.

    Социальная политика

Обеспечить подъем сельского хозяйства Хрущев предполагал путем значительного повышения государственных закупочных цен на колхозную продукцию и быстрого расширения посевных площадей.

Он выдвинул идею освоения целинных и залежных земель. Программа Маленкова ориентировала на повышение урожайности, программа Хрущева – на расширение посевных площадей. Первый путь называют интенсивным, второй – экстенсивным.

По инициативе Хрущева был провозглашен и начал внедряться принцип планирования снизу. Колхозы получили право вносить изменения в свои уставы с учетом специфики местных условий. Впервые были введены пенсии колхозникам. Им стали выдавать паспорта. Эти меры способствовали подъему сельского хозяйства. За 1953–1958 гг.

прирост сельскохозяйственной продукции составил 34% по сравнению с предыдущим пятилетием. Таких темпов развития село не знало со времен нэпа.
Успехи вселили в Хрущева уверенность в силу административных решений. Быстрое улучшение благосостояния крестьян породило у него опасение в возможном их «перерождении» в кулачество.

Да и усиление роли экономических стимулов объективно ослабляло потребность в административном вмешательстве в дела селян. Это во многом объясняет тот факт, что с конца 50-х гг. экономические стимулы начинают вытесняться административным принуждением. В 1959 г. началась реорганизация машинно-тракторных станций (МТС).

Колхозы, чтобы не остаться без техники, были вынуждены выкупать ее в течение лишь одного года, причем за высокую цену. Государство таким путем сумело за один год компенсировать почти все расходы предыдущих лет на развитие сельского хозяйства.

Отрицательным последствием данного мероприятия была также потеря кадров механизаторов, до этого сосредоточенных в МТС. Вместо того чтобы переходить в колхозы, многие находили работу в районных центрах, городах.

В этом же году был сделан вывод о том, что «личное подсобное хозяйство будет постепенно утрачивать свое значение», так как колхозникам выгоднее получать продукты из колхоза. По существу, началось новое наступление на подсобные хозяйства. Государственным органам поручили за 2–3 года скупить скот у рабочих совхозов, аналогичные меры рекомендовали осуществить колхозам.

Результатом явилось обострение продовольственной проблемы в СССР.
Попытки решить ее с помощью «кукурузной эпопеи» успеха тоже не принесли. С 1955 по 1962 г. площади под кукурузу были увеличены более чем вдвое, порой за счет сокращения посевов пшеницы и ржи.

Результат оказался прямо противоположным затраченным усилиям: произошло общее снижение сбора зерновых. Ситуация усугубилась кризисом в освоении целинных земель в 1962–1963 гг., связанным не только с погодными условиями, но и с непродуманной системой землепользования, приведшей к эрозии почв.

Кризис сельского хозяйства привел к первым за долгие годы массовым закупкам зерна за границей, ставшим позже постоянными и еще более значительными. В июне 1962 г. решением правительства были «временно» повышены на 30% цены на мясо и на 25% цены на масло.

Это вызвало массовое недовольство и даже открытые выступления в рабочей среде. Наиболее серьезными стали события в Новочеркасске, где против семитысячной демонстрации рабочих были выдвинуты войска, танки, имелись многочисленные жертвы.

Средства массовой информации хранили об этом полное молчание, однако эхо новочеркасских событий прокатилось по всей стране. Авторитет Хрущева у простых людей стал падать.

Семилетний план (1959–1965) развития по сельскому хозяйству был провален.

Развитие промышленности.

Отказ от курса Маленкова привел к тому, что в начале 60-х гг. производство средств производства в общем объеме промышленной продукции составляло уже не 70% (как в 1953 г.), а 75%. Крен в развитии народного хозяйства достиг опасных пределов.

Особенно быстрыми темпами развивались машиностроение, промышленность стройматериалов, металлообработка, химия, нефтехимия, электроэнергетика (за 1950–1965 гг. объемы их производств выросли почти в 5 раз). Предприятия группы «Б» развивались значительно медленнее (за эти же годы объемы производства здесь удвоились).

В целом среднегодовые темпы прироста промышленного производства в СССР превышали 10 %. Эти показатели вселили в руководство КПСС уверенность в том, что достигнутые темпы будут не только сохранены, но и увеличены.

Прогнозы же западных специалистов были иными: по их мнению, по мере роста экономической мощи СССР, как и других стран, темпы развития экономики будут «затухать».
Одним из рычагов ускорения развития промышленности власти считали научно-технический прогресс.

Наиболее зримых результатов в его использовании удалось добиться лишь в военно-промышленном комплексе и некоторых смежных областях. Важнейшим итогом научно-технического развития страны в эти годы стало создание первых в мире ракетно-космических комплексов. В 1957 г. в СССР был осуществлен запуск первого в мире искусственного спутника Земли. 12 апреля 1961 г.

Ю. А. Гагарин открыл человечеству дорогу в космос. Радикально изменился топливный баланс страны за счет использования нефти и газа. Мощными темпами росла химическая промышленность, широко освоившая выпуск искусственных материалов. На транспорте паровозы заменялись тепловозами и электровозами.

Однако в целом промышленность продолжала развиваться по привычному пути: не за счет интенсификации имеющихся мощностей, а за счет строительства тысяч новых предприятий.
Не менее важным направлением в своей экономической политике Хрущев считал реформу управления народным хозяйством.

Стремясь сломать ведомственные барьеры, мешавшие развитию производства, он в 1957 г. вместо центральных отраслевых министерств начал создавать территориальные советы народного хозяйства (совнархозы). Свыше 3,5 тыс.

предприятий были переданы из общесоюзного в республиканское подчинение, а местные Советы получили все права на производство и распределение продукции местной промышленности.

Эти меры, с одной стороны, укрепили экономические права местных властей, но с другой – больно ударили по единой технической и технологической политике, а в итоге – по планам внедрения в производство достижений научно-технического прогресса.

Очень скоро оказалось, что хозяйственная самостоятельность предприятий внутри регионов ведет к нарушению связей между ними. Выход из этого положения был найден в создании новых управленческих структур – республиканских совнархозов и Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ). Это сопровождалось значительным увеличением армии управленцев. Но темпы экономического развития неуклонно снижались. Если в 1951–1955 гг. промышленность выросла на 85 %, а сельское хозяйство – на 20,5 % , то в 1956–1960 гг. соответствующие показатели составили 64,3% и 30%. В 1961–1965 гг. рост составил 51 % по промышленности и 11% по сельскому хозяйству.
Тем не менее взятые в целом показатели экономического развития страны в конце 50-х – начале 60-х гг. позволяют сделать вывод о завершении к этому времени построения в СССР основ индустриального общества. Переход к последующей стадии развития при сохранении старого хозяйственного механизма был невозможен.

Социальная политика.

Экономическая политика Хрущева носила ярко выраженную социальную направленность. В середине 50-х гг. была разработана программа мер, нацеленная на улучшение жизни населения. Регулярно повышались оклады в промышленности (только за 1961–1965 гг. на 19%). Росли доходы колхозников, с 1964 г.

им стали выплачивать пенсии. Был принят закон о пенсиях для рабочих и служащих, по которому их размер увеличивался вдвое, а пенсионный возраст снижался. Были отменены все виды платы за обучение, с 48 до 46 ч была сокращена продолжительность рабочей недели.

Одним из наиболее значительных завоеваний социальной политики этого периода стало начало широкого жилищного строительства. Городской жилищный фонд с 1955 по 1964 г. увеличился на 80 %. Это дало возможность справить новоселье 54 млн человек (каждому четвертому жителю СССР).

При этом менялся сам жилищный стандарт: семьи все чаще получали не комнаты, а отдельные, пусть и небольшие, квартиры.

Пример планировки однокомнатной квартиры

Укрепилась материальная база науки, образования, здравоохранения, культуры. Радиовещание впервые охватило всю страну. С 1953 по 1958 г. число телевизоров увеличилось с 200 тыс. до 3 млн. В то же время на рубеже 50–60-х гг.

по мере ухудшения экономической ситуации все более отчетливой становилась тенденция решать возникающие проблемы за счет трудящихся. Почти на треть были снижены тарифные расценки на производстве, а цены на продукты повседневного спроса выросли на 25–30%.

В руководстве страной все отчетливее становилось понимание необходимости более радикального реформирования экономики с использованием методов экономического стимулирования.

Вопросы и задания:

Файл с выполненными заданиями и ответами на вопросы присылайте по адресу:cherenova.ts@yandex.ru

Источник: http://www.cherenova.ru/html/history2/history2_19.htm

Брежнев против Хрущёва | Эпоха СССР | Тайны истории

Категория: Эпоха СССРadmin

История смещения Хрущёва часто подаётся как история политического предательства. Роль главного предателя при этом отводится Брежневу. Реальный конфликт, как водится, выглядел намного сложнее.

Журнал: Тайны СССР №4/С (спецвыпуск), июнь 2017 года Рубрика: Кремлёвские тайны

Автор: Дмитрий Митюрин

При 12-летней разнице в возрасте (родились, соответственно, в 1894-м и 1906-м годах) Никита Хрущёв и Леонид Брежнев были во многом похожи.
И тот и другой имели пролетарское происхождение, появившись на свет в регионе, где Россия плавно сливается с Украиной.

Мыкыта с гопаком и Леня с тарелочками

Хрущёв родился в селе Калиновка Курской губернии, а в возрасте 14 лет переехал с семьёй в окрестности Юзовки (современный Донецк), где работал шахтёром. После кончины в 1920 году первой супруги женился на украинке Нине Кухарчук родом с Холмщины (современная Польша). Обожал украинские песни и танцы.

Семья Брежневых жила в селе Каменском под Екатеринославом (современный Днепр), но корни семьи — из-под Курска, где проживал дед будущего генсека. Более того, ещё в середине XVII века в окрестностях Курска имел поместье «сын боярский Степан Михайлов сын Брежнев». Повезло Леониду Ильичу, что дети «сына боярского» в дворянстве не закрепились.

Иначе не приняли бы его в коммунисты, а значит, и не быть бы ему генсеком. Образование у обоих лидеров было, прямо скажем, так себе. Хрущёв всего одну зиму бегал в сельскую школу, карьеру делал на митингах и только после Гражданской войны был направлен на рабфак Юзовского техникума.

В московскую промакадемию его не хотели принимать из-за безграмотности, но в дело вмешался Лазарь Каганович. Именно этот сподвижник Сталина и продвигал Хрущёва. Другие сподвижники всерьёз его поначалу не воспринимали и без особой зависти наблюдали, как он карабкается по служебной лестнице.

Да и чему было завидовать, если, приняв на грудь, Сталин заставлял Мыкыту танцевать гопак, да и вообще относился к нему как к шуту гороховому? Убеждённость, что Хрущёв не тянет на самостоятельного лидера, стоила Маленкову, Кагановичу, Молотову карьеры, а Берии — так и самой жизни.

Причём, как видно на примере Кагановича, благодарность не входила в список достоинств Никиты Сергеевича. При этом, достигнув вершины Олимпа, книг он практически не читал, а с газетами знакомился по составленным помощниками выжимками. Дмитрий Шепилов вспоминал, что лишь один раз видел документ с личной резолюцией Хрущёва; написано на нём было «азнакомица».

У Брежнева с образованием было получше: он окончил мелиоративный техникум и вечернее отделение металлургического института. Большую карьеру начал в 1938 году с того, что, будучи заместителем председателя исполкома Днепродзержинского горсовета, приглянулся тогдашнему главе украинской компартии Никите Хрущёву.

После войны, опять же с подачи Хрущёва, Леонида Ильича выдвинули первым секретарём Запорожского, а в ноябре 1947-го — Днепропетровского обкома. К слову, именно в 1947 году Брежнев получил новый паспорт, где в графе «национальность» у него было записано «украинец». «Русским» он стал писать себя позже.

Следующие ступени — первый секретарь ЦК компартии Молдавии, замначальника главного политуправления армии и флота, первый секретарь ЦК компартии Казахстана — также были пройдены благодаря Хрущёву. При этом за самостоятельного политика Никита Сергеевич своего протеже не считал и как-то сказал в узком кругу: «Лёня лучше всех по тарелочкам умеет стрелять, но ни на что другое он не годен».

Хрущёв позабыл, как его самого недооценивали политические конкуренты и как они за это поплатились.

Волюнтаризм вместо культа

Если повседневное управление страной осуществлялось малочисленным партийным президиумом (Политбюро), то вопросы стратегические выносились на пленум Центрального комитета, основную массу которого составляли республиканские, краевые и областные секретари партийных комитетов.

Хрущёв привлёк их на свою сторону тем, что, развенчав культ личности, избавил от угрозы тюрьмы и расстрела.

Однако на смену культу личности пришёл волюнтаризм — свойственная Хрущёву манера без обсуждения проталкивать решения, которые ему лично казались правильными, но в большинстве случаев таковыми не оказывались.

Когда в 1957 году старая сталинская гвардия попыталась снять Хрущёва с должности первого секретаря ЦК, у неё ничего не вышло. На пленуме ЦК партийная масса горой встала за Никиту Сергеевича.

Солировали министр обороны Георгий Жуков, руководитель Ленинградского обкома Фрол Козлов, секретарь ЦК и будущий министр культуры Екатерина Фурцева.

Не затерялся в этом хоре и голос Брежнева, который приехал на пленум вопреки запрету врачей прямо из больницы, где он лежал с инфарктом миокарда.

Старая гвардия оказалась сломлена, и никто особенно не задумывался, почему к сталинистам типа Кагановича примкнул вполне прогрессивный Шепилов, углядевший в деятельности Хрущёва самодурские замашки. Преданность Брежнева первый секретарь оценил и в 1960 году, сделав его Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Партноменклатура между тем стонала от реформы управления.

Сначала были упразднены несколько общесоюзных и республиканских министерств, а их функции перешли к новым экономическим структурам — совнархозам. Таким образом, появилась ещё одна вертикаль власти, помимо партийной и советской. Затем райкомы и обкомы были разделены на промышленные и сельские. В системе управления начался полный хаос.

Народ тоже разочаровывался в «дорогом Никите Сергеевиче», главным образом из-за дефицита продуктов, роста цен и повышения норм выработки на предприятиях. Апофеозом недовольства стали волнения в Новочеркасске в 1962 году, когда войскам пришлось открывать огонь по гражданам. В деревнях у колхозников отбирали приусадебные участки и мелкую живность вплоть до гусей-уток.

Верующих возмущали возобновившиеся гонения на церковь. Военных — резкое, на 1 миллион 200 тысяч человек, сокращение армии. Интеллигенция ворчала из-за нападок Хрущёва на авторов непонятных лично ему произведений. Плюс раздражавшая всех кукурузная кампания и резкие виражи во внешней политике, один из которых едва не привёл к ядерной войне с Соединёнными Штатами.

Недовольство пролетариев, колхозников и интеллигентов тоже подталкивало номенклатуру к смещению Хрущёва во избежание социального взрыва.

«Нас всех перестреляют…»

Долгое время Хрущёв видел своим преемником Фрола Козлова, но тот начал демонстрировать политические амбиции и получил выволочку от «первого», после которой его парализовало.

В качестве второго секретаря ЦК он фактически руководил всей жизнью партии, а значит, и государства в отсутствие Никиты Сергеевича.

Его обязанности Хрущёв решил поделить между Брежневым и переведённым из Киева Николаем Подгорным.

Нагрузка у Брежнева выросла, что было ему в тягость, но ещё больше Леонида Ильича задело смещение с почётного и необременительного поста Председателя Президиума Верховного Совета, на котором он был заменён Анастасом Микояном.

С соответствующим предложением Хрущёв выступил 11 июля 1964 года на пленуме ЦК. Спорить никто не рискнул, но «первого» явно задели сочувственные аплодисменты, которыми проводили Брежнева. Объяснялась кадровая перестановка как-то очень странно: «Чтобы было более демократично — надо устранить препятствия: освободить одного и выдвинуть другого». В общем, волюнтаризм в чистом виде.

Хрущёв при общении с подчинёнными в выражениях не стеснялся. В записях Брежнева зафиксирована формулировка, которой Никита Сергеевич характеризовал работу секретариата ЦК: «Вы как кобели писаете на тумбу». При этом, обидев Леонида Ильича, Хрущёв приблизил его, фактически назначив своим местоблюстителем. И спокойный, не склонный рубить с плеча Брежнев все больше покорял сердца номенклатуры.

Постепенно оформилось то, что историки называют заговором. «Нити вели в Завидово, где Брежнев обычно охотился, — вспоминает тогдашний председатель Совета Министров РСФСР Геннадий Воронов. — Сам Брежнев в списке членов ЦК ставил против каждой фамилии «плюсы» (кто готов поддержать его в борьбе против Хрущёва) и «минусы». Каждого индивидуально обрабатывали».

Происходившее, строго говоря, не было заговором. Хрущёва собирались снимать абсолютно легально, сначала пропесочив на заседании президиума ЦК, а уже затем вынеся вопрос о его отставке на пленум. Однако подготовительную работу держали в тайне, поскольку, получив тревожную информацию, Хрущёв мог задействовать все имевшееся у него рычаги власти.

Брежнев хорошо это понимал.

Когда он узнал, что Хрущёву известно о планах заговорщиков, то изрядно перетрусил. Тогдашний руководитель Московского горкома Николай Егорычев вспоминал: «Взял меня за руку и увёл куда-то в дальнюю комнату. «Коля, Хрущёву всё известно. Нас всех расстреляют». Совсем расквасился, знаете, слёзы текут… Я говорю: «Вы что? Что мы против партии делаем? Всё в пределах устава.

Да и времена сейчас другие, не сталинские». — «Ты плохо знаешь Хрущёва. Ты плохо его знаешь…»

Без единого трупа

Информация о заговоре дошла до Никиты Сергеевича через Василия Галюкова — бывшего начальника охраны Николая Игнатова, одного из активных участников событий. 3 октября 1964 года Микоян доставил Хрущёву в Пицунду запись откровений Галюкова. Первый секретарь слегка встревожился, но запланированный отдых отменять не стал.

Он копил недовольство, а через неделю позвонил Дмитрию Полянскому и заявил, что вернётся в Москву дня через три-четыре показать всем «кузькину мать». Полянский позвонил Брежневу и Подгорному, находившимся, соответственно, в Берлине и Кишинёве. Те срочно вернулись, чтобы форсировать события. Интересно, что жены Брежнева и Хрущёва в эти же дни вместе отдыхали в Карловых Варах.

12 октября партийная верхушка — члены президиума и секретариата — убедили Брежнева позвонить «первому» и вызывать его из отпуска на срочное заседание, якобы обсудить вопросы сельского хозяйства. Кстати, частично это было правдой.

Участники оформили своё собрание как полноценное заседание президиума ЦК, внеся в протокол два решения: срочно вернуть с отдыха Хрущёва и отозвать разосланную ранее по регионам хрущевскую записку о руководстве сельским хозяйством. 13 октября Хрущёв прибыл в Москву. Он уже не мог переломить ход событий. Вчерашние друзья и соратники до позднего вечера перечисляли его прегрешения.

Утром следующего дня с обобщающей речью на президиуме выступил Полянский. Он же должен был выступить с докладом на пленуме ЦК. Но решили обойтись без доклада, поскольку Хрущёв выразил готовность добровольно подать в отставку: «Радуюсь — наконец партия выросла и может контролировать любого человека. Собрались и мажете говном, а я не могу возразить».

Возможно, Хрущёву пригрозили обнародовать документы, говорящие о его активном участии в репрессиях во время правления Сталина. Так или иначе, пленуму просто зачитали предложение сместить Никиту Сергеевича, и никто с этим не спорил.

Для публикации предназначался только один пункт постановления, в котором указывалось, что он освобождается от занимаемых постов «в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья». Сразу по окончании пленума Брежнев, ставший первым секретарём ЦК, прошёл в свой кабинет и лично обзвонил руководителей братских компартий, чтобы проинформировать о случившемся.

Легальный переворот обошёлся без единого трупа. Хрущёв в связи с этим сказал: «Если бы я сделал только одно в своей жизни — создал ситуацию, в которой можно снять первое лицо государства без крови, я бы считал, что прожил жизнь не зря». А Брежнев, суммировав все пожелания бывшего шефа, лично набросал список положенных Хрущёву привилегий: «1. Пенсия 500 руб. 2. Кремлёвская столовая. 3. Поликлиника 4-го Гл. упр. 4. Дача на Петрово-Дальней (Истра). 5. Квартиру в городе подобрать, 6. Машину легковую».

Политической карьере Никиты Сергеевича пришёл конец. Начиналась другая эпоха.

Любители наград

Источник: http://bagira.guru/ussr/brezhnev-protiv-khrushchjova.html

Л.И. Брежнев и политика СССР в 70-е гг

В 1964 г. завершилась политика реформ, проводимых Н.С. Хруще­вым. Преобразования этого периода явились первой и наиболее значи­тельной попыткой реформировать советское общество.

Стремление ру­ководства страны преодолеть сталинское наследие, обновить политиче­ские и социальные структуры удалось лишьотчасти. Проводимые по инициативе сверху преобразования не принесли ожидаемого эффекта.

Ухудшение экономической ситуации вызвало недовольство политикой реформ и ее инициатором Н.С. Хрущевым. В октябре 1964 г. Н.С. Хрущев был освобожден от всех занимаемых постов и отправлен в отставку.

С отставкой Н.С. Хрущева завершился процесс либерализации общественно-политической жизни, окончились начатые им преобразования. К власти пришло новое руководство. Пер­вым секретарем ЦК КПСС (с 1968 г.

— Генеральным секретарем) стал Л.И. Брежнев, находившийся в течение многих лет на партийной рабо­те. Именно он был одним из инициаторов и организаторов смещения Н.С. Хрущева.

Человек осторожный, консервативный, он более всего стремился к стабильности общества.

Часть новых руководителей, в том числе А.Н. Косыгин и секретарь ЦК партии Ю.В. Андропов, считали необходимым дальнейшее развитие страны, опираясь на решения XX съезда партии. Они полагали нужным продолжать реформаторский курс в экономике и дальнейшую либерали­зацию общественно-политической жизни, с тем чтобы укрепить существующую систему.

В то же время они выступали противниками ра­дикальных преобразований в обществе. Более консервативный путь развития отстаивали Л.И. Брежнев, М.А. Суслов, А.Н. Шелепин и не­которые другие работники партийно-государственного аппарата.

Дос­тижение стабильности общества они связывали с пересмотром полити­ческого курса последних лет, с отказом от политики десталинизации и реформ.

Противоборство мнений по вопросу о выборе путей дальнейшего развития общества завершилось поворотом от реформаторства периода хрущевской «оттепели» к умеренно-консервативному курсу в политике и идеологии. Идейно-теоретической основой деятельности нового руко­водства была разработанная в конце 60-х годов концепция «развитого социализма».

В официальных документах «развитой социализм» тракто­вался как обязательный этап на пути продвижения советского общества к коммунизму, в ходе которого предстояло добиться органического со­единения всех сфер общественной жизни.

Концепция не подвергала сомнению теоретические положения о коммунистической перспективе, содержащиеся в партийных документах предшествующих лет, в частно­сти в Программе КПСС. Вместе с тем эта концепция концентрировала внимание на необходимости решения текущих задач одного из этапов построения коммунизма — этапа «развитого социализма».

Существовав­шие в обществе недочеты и кризисные явления рассматривались как результат неизбежных в процессе его развития противоречий. Устранению недостатков должна была способствовать политика «совершенство­вания» социализма.

В общественно-политической жизни 60-х -70-х годов происходили сложные и противоречивые процессы. Под ви­дом борьбы с волюнтаризмом Н.С. Хрущева свертывались начатые им преобразования. В конце 1964 г.

состоялось объединение промышлен­ных и сельских партийных организаций. Позднее была упразднена тер­риториальная система управления народным хозяйством.

Устранялись искривления, допущенные в аграрной сфере, в частности по отношению к личному приусадебному хозяйству.

Начался отход от курса десталинизации. В печати прекратились критика культа личности И.В. Сталина, разоблачение беззаконий ста­линского режима. Вновь была ужесточена цензура. Как и прежде, огра­ничивался доступ к источникам научной информации — отечественной и зарубежной — для исследователей. Эта мера повлекла за собой тяжелые последствия для развития науки.

В начале 70-х годов Л.И. Брежневым было заявлено о том, что в СССР достигнуто равенство республик по уровню экономики и культу­ры и что национальный вопрос в стране решен. Утверждалось также о складывании новой исторической общности — советского народа.

Одна­ко ни в этот период, ни позднее полного фактического равенства рес­публик достигнуто не было. Более того, в межнациональных отношени­ях возникали новые проблемы, требующие незамедлительного разреше­ния. Представители республик требовали расширения сети школ с пре­подаванием на родном языке.

Усилилось движение в защиту окружаю­щей среды, за сохранение исторических памятников и национальных традиций. Но руководство страны не уделяло должного внимания нарас­тающим конфликтам в национальной сфере.

Рост национального само­сознания народов, выступления в защиту национальных интересов рас­сматривались как проявление местного национализма.

В развитии общественно-политической жизни все более четко про­слеживались две тенденции: демократическая и антидемократическая. Они проявлялись, в частности, в сфере управления производственными и государственными делами. В 70-х — начале 80-х годов интенсивно росла численность общественных объединений на предприятиях и в учреждениях.

Создавались организации народного контроля и техническо­го творчества, постоянно действующие производственные совещания. В их составе насчитывались сотни тысяч рабочих, специали­стов, служащих.

Деятельность массовых объединений, руководили кото­рыми партийные организации, создавала иллюзию участия в управлении общественным производством широких масс населения.

Принципиальные вопросы развития экономики, форм и методов ее управления рассматривались на партийных съездах — XXIV (1970 г.), XXV (1975 г.), XXVI (1980 г.). На съездах принимались планы народно­хозяйственного развития (девятой, десятой и одиннадцатой пятилеток).

Намечались меры «совершенствования» хозяйственного механизма, ко­торые не устраняли, однако, чрезмерной централизации и командно-приказных методов управления. Увеличилась численность администра­тивного аппарата. За два десятилетия количество общесоюзных мини­стерств выросло с 29 до 160. В 1985 г. в них работали около 18 млн. чиновников.

Нарастание трудностей и негативных явлений в экономике не осознавалось руководством страны.

Общественные объединения из представителей различных категорий населения действовали при местных Советах. Но социальный состав самих Советов, соотношение в нем рабочих, колхозников и интеллиген­ции определялись партийными органами. Под партийным контролем находилась повседневная работа всех структур государственной власти в центре и на местах.

В октябре 1977 г. внеочередная сессия Верховного Совета СССР приняла новую Конституцию. В основу новой Конституции была положена концепция «развитого социализма». Главным принципом государственной власти провозглашалось полно­властие народа. Закреплялась утвержденная прежними конституциями политическая основа государства — Советы.

Ядром политической системы общества «развитого социализма» на­зывалась Коммунистическая партия.

Реорганизации и реформы в экономике конца 50-х — начала 60-х годов не привели к по­зитивным сдвигам. Падали темпы экономического развития. Для нового руководства страны была очевидной необходимость продолжения эко­номических реформ.

Преобразования коснулись прежде всего сельского хозяйства. В мар­те 1965 г. были введены твердые планы закупок сельхозпродукции на несколько лет вперед. Повышались заготовительные цены на зерновые культуры.

Увеличивались надбавки к действующим закупочным ценам на скот. Колхозы переводились на прямое банковское кредитование. Вводилась гарантированная оплата труда колхозников.

Были сняты ог­раничения с их личных хозяйств.

Осенью 1965 г. начала осуществляться экономическая реформа в промышленности. Принятая реформа устанавливала одним из главных показателей ра­боты предприятий объем реализованной продукции. Сокращалось коли­чество плановых показателей, вводимых государством.

На предприятиях создавались специальные фонды за счет отчислений от прибыли. Их средства предназначались для развития производства и материального поощрения работников. Вводились изменения в систему управления промышленностью.

Упразднялись Советы народного хозяйства и восста­навливалось отраслевое управление. Отныне оно должно было действо­вать в условиях новых принципов планирования и хозяйственной само­стоятельности предприятий.

Реформа, таким образом, повышала роль экономических методов управления. Но она не затрагивала основ ко­мандно-административной системы.

Реформы середины 60-х годов не остановили нарастания трудностей в развитии сельского хозяйства. Увеличение размеров капиталовложений и поставок техники селу не приносило экономического эффекта. Как и прежде, допускались нару­шения в политике планирования заготовок.

Устанавливались дополни­тельные задания по закупке сельскохозяйственной продукции. Закупоч­ные цены на нее не всегда были достаточно обоснованными. Многие виды продукции продавались государству по символическим сдаточным ценам.

Это стало одной из причин увеличения числа убыточных хо­зяйств.

В социальную сферу, так же как и в другие области жизни, глубоко проникли негативные явления. В значительной мере это было связано с появлением нового социального слоя в обществе — так называемой «но­менклатуры».

Руководители высшего и среднего уровня занимали осо­бое, привилегированное положение в системе распределения материаль­ных благ. Для них существовало специальное снабжение продовольст­венными и промышленными товарами, действовали специальные поли­клиники, больницы, санатории.

«Номенклатура» была надежной опорой» проводимого политического курса. Усиление социального неравенства, нарушения законности со стороны некоторых руководящих работников, славословия в адрес Л.И. Брежнева на партийных съездах и в печати вызывали растущее недовольство в стране.

Падал авторитет Коммуни­стической партии. Попытки преемников Л.И. Брежнева преодолеть «деформации социализма» успеха не имели.

На рубеже 60-70-х годов значительно акти­визировалась деятельность СССР на международной арене. В условиях наращивания в мире ядерного потенциала руководство страны прилага­ло усилия для ослабления международной напряженности. В 1969 г.

Генеральная Ассамблея ООН одобрила предложенный Советским Сою­зом проект договора о нераспространении ядерного оружия. Договор запрещал передачу ядерного оружия государствам, не владеющим им, или военным блокам. В марте 1970 г. договор вступил в силу.

Происхо­дили позитивные сдвиги в отношениях СССР с разлитыми капиталистическими государствами.

Процесс «разрядки» оказался недолговременным. Очень скоро нача­лась новая фаза гонки вооружений в ведущих странах мира.

Диктат со стороны СССР, навязывание союзникам по ОВД совет­ской модели развития вызывали растущее недовольство в странах Вос­точной Европы. Экономическая интеграция оказывала деформирующее воздействие на структуру их экономик, тормозила действие рыночного механизма хозяйствования.

Политика «ограниченного суверенитета», проводимая советским ру­ководством по отношению к социалистическим государствам, была на­звана на Западе «доктриной Брежнева». Одним из проявлений этой «доктрины» было вмешательство СССР во внутренние дела Чехослова­кии. В 1968 г.

чехословацкие руководители предприняли попытку «об­новления социализма» путем демократизации общества, внедрения ры­ночных начал в экономику, переориентации внешней политики на стра­ны Запада. В августе 1968 г. в Чехословакию были введены войска СССР, Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши.

Ввод войск стран — участниц ОДВ в Чехословакию вызвал резкое осуждение со стороны Югославии, Албании, других государств. Новые руководители Чехословакии обяза­лись не допускать впредь «проявлений антисоциализма».

Источник: http://historyrusedu.ru/bilety-po-istorii-rossii/361-l-i-brezhnev-i-politika-sssr-v-70-e-gg.html

Ссылка на основную публикацию