Молдавия под властью турции и польши и её присоединение к России — история России

Екатерина II – войны с Турцией — Русская историческая библиотека

Молдавия под властью Турции и Польши и её присоединение к России - история России

Екатерина II – войны с Турцией

По мнению крупнейшего русского историка В. О. Ключевского, на русской политике по отношении к Турции в эпоху Екатерины II особенно ярко отразился недостаток политического глазомера, наклонность смотреть поверх ближайших целей, не соображая наличных средств.

Унаследованная Екатериной внешнеполитическая задача состояла в том, чтобы продвинуть территорию русского государства на юге до естественных ее пределов, до морей Черного и Азовского – и ни в чем более.

Но такая цель казалась слишком скромна: пустынные степи, крымские татары – это завоевания, которые не окупят потраченного на них пороха. Вольтер шутя писал Екатерине II, что ее война с Турцией легко может кончиться превращением Константинополя в столицу Российской империи.

Эпистолярная любезность совпала с серьезными промыслами в Петербурге и прозвучала как бы пророчеством.

Турецкая война 1768-1774 была проверочным испытанием для Екатерины II. В шесть лет императрица успела широко взмахнуть крыльями, показать свой полет Европе делами в Польше, дома – созывом уложенной комиссии 1767 г. Ее имя уже обволакивалось светлой дымкой величия.

Опуститься на землю и пойти, как ходят обыкновенные государи, значило для Екатерины допустить, чтобы сияние рассыпалось болотными огоньками; тогда все зависти и злости, пришибленные ее успехами, поднимутся и бог знает, что может последовать.

В таком приподнятом настроении встречала Екатерина II турецкую войну, к которой совсем не была приготовлена. Унывать было нельзя.

«Пойдем бодро вперед – поговорка, с которой я проводила одинаково и хорошие и худые годы, и вот прожила целых сорок лет, и что значит настоящая беда перед прошлыми?» – так писала Екатерина своей заграничной знакомой в самом начале военных действий – и начале, не совсем удачном. [Читайте на нашем сайте обобщающую статью Русско-турецкие войны — кратко.]

Портрет Екатерины II. Художник Ф. Рокотов, 1763

И она развила в себе изумительную энергию, работала, как настоящий начальник генерального штаба, входила в подробности военных приготовлений, составляла планы и инструкции, изо всех сил спешила построить азовскую флотилию и фрегаты для Черного моря, обшарила все углы и закоулки Турецкой империи в поисках, как бы устроить заворошку, заговор или восстание против турок в Черногории, Албании, среди майнотов, в Кабарде, поднимала царей имеретинского и грузинского и на каждом шагу наталкивалась на свою неготовность; решив послать морскую экспедицию к берегам Мореи (Пелопоннеса), просила своего посла в Лондоне выслать ей карту Средиземного моря и Архипелага, также достать пушечного литейщика поаккуратнее наших, «кои льют сто пушек, а годятся много что десять», хлопоча поднять Закавказье, недоумевала, где находится Тифлис, на каспийском или черноморском берегу, или же внутри страны.

Настроение менялось под сменявшимися впечатлениями. «Зададим мы звону, какого не ожидали», – писала Екатерина II вскоре по получении известия о разрыве c турками (ноябрь 1769 г.).

«Много мы каши заварили, кому-то вкусно будет», – раздумчиво писала она через полгода, когда турецкая война разгоралась.

Но набегавшее раздумье разгоняли такие лихие головы, как братья Орловы, умевшие только решаться, а не думать.

На одном из первых заседаний совета, собиравшегося по делам турецкой войны 1768-1774 под председательством императрицы, Григорий Орлов, которого Екатерина называла Фридриху II героем, подобным древним римлянам лучших времен республики, предложил отправить экспедицию в Средиземное море.

Немного спустя брат его Алексей, долечивавшийся в Италии, указал и прямую цель экспедиции: если ехать, так уж ехать до Константинополя и освободить всех православных от ига тяжкого, а их неверных магометан, по слову Петра Великого, согнать в поле и в степи пустые и песчаные, на прежние их жилища.

Он сам напросился быть и руководителем восстания турецких христиан. Нужно было иметь много веры в провидение, чтобы послать на такое дело в обход чуть не всей Европы флот, который сама Екатерина четыре года назад признала никуда негодным. И он спешил оправдать отзыв. Едва эскадра, отплывшая из Кронштадта (июль 1769 г.

) под командой Спиридова, вступила в открытое море, один корабль новейшей постройки оказался негодным к дальнейшему плаванию.

Русско-турецкая война 1768-1774. Карта

Русские послы в Дании и Англии, осматривавшие проходившую эскадру, были поражены невежеством офицеров, недостатком хороших матросов, множеством больных, унынием всего экипажа. Эскадра двигалась к берегам Турции медленно.

Екатерина выходила из себя от нетерпения и просила Спиридова ради бога не мешкать, собрать силы душевные и не посрамить ее перед целым светом. Из 15 больших и малых судов эскадры до Средиземного моря добралось только восемь. Когда А.

Орлов осмотрел их в Ливорно, у него волосы поднялись дыбом, а сердце облилось кровью: ни провианта, ни денег, ни врачей, ни сведущих офицеров, и «если бы все службы, – доносил он императрице, – были в таком порядке и незнании, как эта морская, то беднейшее было бы наше отечество».

С незначительным русским отрядом Орлов быстро поднял Пелопоннес, но не мог дать повстанцам прочного военного устройства и, потерпев неудачу от подошедшего турецкого войска, бросил греков на произвол судьбы раздраженный тем, что не нашел в них Фемистоклов.

Екатерина одобрила все его действия. Соединившись с подошедшей между тем другой эскадрой Эльфингстона, Орлов погнался за турецким флотом и в Хиосском проливе близ крепостцы Чесме настиг армаду по числу кораблей больше чем вдвое сильнее русского флота.

Смельчак испугался, увидев «оное сооружение», но ужас положения вдохнул отчаянную отвагу, сообщившуюся и всему экипажу, «пасть или истребить неприятеля». После четырехчасового боя, когда вслед за русским «Евстафием» взлетел на воздух и подожженный им турецкий адмиральский корабль, турки укрылись в Чесменскую бухту (24 июня 1770 г.).

Через день в лунную ночь русские пустили брандеры (зажигательные суда), и к утру скученный в бухте турецкий флот был сожжен (26 июня).

Еще в 1768 г. по поводу только что предпринятой экспедиции в Пелопоннес Екатерина II писала одному своему послу: «Если богу угодно, увидишь чудеса».

И чудеса уже начались, одно было налицо: в Архипелаге нашелся флот хуже русского, а об этом русском флоте сам Орлов писал из Ливорно, что, «если б мы не с турками имели дело, всех бы легко передавили».

Но Орлову не удалось завершить кампанию, прорваться через Дарданеллы к Константинополю и вернуться домой Черным морем, как было предположено.

За удивительными морскими победами на Архипелаге в турецкой войне следовали такие же сухопутные в Бессарабии на Ларге и Кагуле (июль 1770 г.). Заняты Молдавия и Валахия, взяты Бендеры; в 1771 г.

овладели нижним Дунаем от Журжи и завоевали весь Крым.

Казалось, территориальная задача русской политики на юге Екатериной II была разрешена; сам Фридрих II находил присоединение Крыма к России умеренным условием мира.

Но петербургская политика, чересчур смелая в начинаниях, была довольно робка в подсчете добытых итогов.

Боясь встревожить Европу такими крупными присоединениями, как Крым и азовско-черноморские степи, где между Кубанью и Днестром кочевали ногайские татары, Екатерина придумала новую комбинацию – этих всех татар не присоединять к России, а только оторвать от Турции и объявить независимыми, точнее, заставить променять легкую зависимость от единоверного султана на покровительство грозной иноверной царицы. Ногаи подались на русское предложение, но крымский хан понял мудреный план и напрямки обозвал его в своем ответе русскому уполномоченному пустословием и безрассудством.

Крым и был завоеван войсками Екатерины II в 1771 г. именно для того, чтобы навязать ему русскую свободу. В число русских условий мира поставлено было и освобождение завоеванных Россией Молдавии и Валахии от Турции, и Фридрих II считал это дело возможным.

Теперь сопоставим конец турецкой войны 1768-1774 с ее началом, чтобы видеть, как мало они сходятся. Предпринято было два освобождения христиан на разных европейских окраинах Турецкой империи, греков в Морее, румын в Молдавии и Валахии.

От первого отказались, потому что не сумели исполнить, от второго принуждены были отказаться в угоду Австрии и кончили третьим, освободили магометан от магометан же, татар – от турок, чего не замышляли, начиная войну, и что решительно никому не было нужно, даже самим освобожденным.

Крым, пройденный русскими войсками еще при императрице Анне и теперь вновь завоеванный, не стоил и одной войны, а из-за него воевали дважды.

Вторая война Екатерины II с Турцией (1787-1791) и была вызвана недосмотрами, подготовившими или сопровождавшими первую. Мнимонезависимый Крым под покровительством России причинял ей хлопот еще больше прежнего ожесточенной усобицей партий русской и турецкой, насильственной сменой ханов.

Наконец, решились присоединить его к России, что и повело ко второй войне с Турцией. Ввиду этой войны покинули северную систему с прусским союзом и вернулись к прежней системе австрийского союза.

Сменились и сотрудники Екатерины по внешней политике: вместо Панина стали Потемкин, Безбородко.

Читайте также:  Работа редакционных комиссий над положением 1861 г. - история России

Вторая война Екатерины II с Турцией. Карта

Но при новых отношениях и людях сохранилось прежнее мышление, привычная наклонность строить «испанские замки», как называла Екатерина II свои смелые планы. Ввиду второй войны с Турцией были построены и предложены (1782 г.

) новой союзнице Австрии два замка: между тремя империями, Россией, Австрией и Турцией, образуется из Молдавии, Валахии и Бессарабии независимое государство под древним именем Дакии и под управлением государя греческого исповедания; в случае удачного исхода войны восстановляется Греческая империя, на престол которой Екатерина прочила своего второго внука Константина.

Екатерина писала императору Иосифу II, что независимое существование этих двух новых государств на турецких развалинах обеспечит вечный мир на Востоке. Иосиф беспрекословно соглашался, что непременно обеспечит, особенно если Австрия при этом что-нибудь присоединит от Турции.

Он со своим министром Кауницем составил план заработать на этом греческом проекте русской дипломатии турецкую крепость Хотин на Днестре и широкую полосу от реки Ольты, притока Дуная, вплоть до Адриатического моря с Малой Валахией, Сербией, Боснией и даже с Истрией и Далмацией, областями Венецианской республики, которая за то вознаграждалась из турецкого же территориального фонда Мореей, Критом, Кипром и другими островами. И все это за какую-то Дакию и за Греческую империю без Греции! Политика археологических реставраций встретилась здесь с политикой реальных интересов, с расчетами земельного хищничества.

Вторая война с Турцией (1787 – 1791), победоносная и страшно дорого стоившая людьми и деньгами, несмотря на блестящие победы Суворова при Фокшанах, на реке Рымнике и на взятие Измаила, кончилась тем, чем должна была кончиться первая: удержанием Крыма и завоеванием Очакова со степью до Днестра, за Россией укреплялся северный берег Черного моря, без Дакии и без второго внука на константинопольском престоле.

Русско-турецкая война 1787-1791. Штурм Очакова, 1788. Картина Я. Суходольского, 1853

Этим, однако, восточный вопрос не упразднялся. Борьба с Турцией, разрешая одни задачи, вносила в него другие, его расширявшие.

Призыв подвластных туркам народностей в первое время служил только агитационным средством с целью затруднить врага; подстрекали и татар, и греков, и грузин, и кабардинцев, подпаливали Турцию, по выражению Екатерины II, со всех четырех углов, не задумываясь о том, что строить на пожарище.

Алексей Орлов с умилением мечтал только о том, как после изгнания турок из Европы на их месте опять водворится благочестие. Даже строительный ум Никиты Панина в проекте союза России с Пруссией и Австрией (1770 г.

) с целью изгнания турок из Европы успокаивался на мысли, вознаградив Австрию из турецких земель, области, оставшиеся за турками, вместе с самим Константинополем превратить в республику: этот тройственный союз – новая панинская запряжка в дипломатическую телегу, а турецкая республика – под стать орловскому благочестию на опустелых турецких местах.

Только перед второй турецкой войной Екатерины II дипломатический бред стал складываться в более определенные планы, построенные на исторических воспоминаниях или религиозно-национальных связях.

Но творцы этих планов не понимали ни религиозных, ни национальных интересов как основы политических построений, славянские области Турции присоединяли к Австрии, православно-греческие – к католической Венеции; накануне первой турецкой войны в Петербурге вразумляли австрийского посла, что владеть Белградом с округом для Австрии гораздо выгоднее, чем Силезией, и советовали действовать в этом направлении. Впрочем, на деле события следовали не за изворотами дипломатического воображения, а за военными движениями армий в зависимости от географических расстояний. Потому попытка Екатерины II освободить морейских греков завершилась освобождением крымских татар; подняли православную Грузию, а в условия мирного договора включили присоединение магометанской Кабарды. В окончившем первую турецкую войну Кучук-Кайнарджийском договоре (1774 г.) восстававшим за свободу грекам была выговорена только амнистия, а господари Молдавии и Валахии, пальцем не шевельнувшие для освобождения своих княжеств, получили право под протекцией русского посла в Константинополе ходатайствовать через поверенных по своим делам перед Портой, и это право стало основой автономии Дунайских княжеств.

Молдо-валашская протекция русского посла, расширяясь, превратилась в русское покровительство всех турецких христиан. В таком составе восточный вопрос стоял на очереди во внешней политике России после Екатерины II с начала XIX века.

Под покровом русского протектората одна часть Европейской Турции за другой отторгалась от нее вполне или условно в порядке географической близости к России; только иногда этот порядок нарушался сравнительно более или менее ранним политическим пробуждением той или другой народности.

Начавшись Дунайскими княжествами, дело посредством новых войн продолжалось Сербией и Грецией и остановилось на Болгарии.

По материалам лекций В. О. Ключевского

Источник: http://rushist.com/index.php/russia-children/2749-ekaterina-ii-vojny-s-turtsiej

Как Россия присоединила Молдавию на самом деле

В многочисленных русско-турецких военных кампаниях Молдавия представляла собой подобие разменной монеты – земли Днестровско-Прутского междуречья и по реке Южный Буг крайне интересовали турок, а Россия неоднократно откликалась на призывы молдаван о защите их от захватчиков взамен на предоставление живой силы для русской армии.

Попросил Стефан Ивана

История создания молдавской народности берет свое начало с XIV века, прародители современных молдаван – волохи и восточные славяне.

Годом создания Молдавского княжества считается 1359-й, первым господарем молдаван был Богдан I. Княжество на востоке ограничивалось Днестром, на западе – Карпатами.

С южной стороны границей выступали Черное море и воды Дуная, Сирета и Милкова, с северной – область Покутье.

Высокоразвитое экономически и духовно, Молдавское княжество в XV веке при правлении Стефана III покорили турки, эти земли перешли под юрисдикцию Османской империи.

С появлением на политической карте Европы Московского государства оформляется молдавско-русский политический союз.

Стефан III неоднократно просил русского царя Ивана III помочь избавиться от басурман, в том числе, через польского короля Казимира IV.

Переговоры о переходе Молдавии под крыло России начались в XVII веке.

Молдавским господарем Георгием Стефаном русскому царю Алексею Михайловичу (Тишайшему) в 1656 году была передана грамота с просьбой рассмотреть вопрос о принятии Молдавией русского подданства.

По условиям молдавской стороны, местные государи сохраняли власть, а Москва отказывалась собирать с молдаван дань, как это делали турки. Тишайший не возражал.

Молдавским митрополитом Гидеоном российскому патриарху Никону была принесена присяга на верность. Но вскоре Георгия Стефана турки сместили. Начался затяжной период русско-турецких войн, в которых Молдавия еще долго представляла собой поле боя между двумя враждующими империями – Россией и Турцией.

Когда в 1710 году Турция объявила России войну, молдавский народ надеялся, что появился еще один шанс на освобождение от турецкой оккупации.

Новый господарь Молдавии Дмитрий Канетемир заключил с Петром I соглашении о поддержке России в войне с Турцией.

Власть господаря по условиям договора оставалась в его руках, Россия в случае победы брала Молдавию под свое покровительство. Взамен в войне против турков под ружье должны были стать 10 тысяч молдаван.

Когда русские войска вступили в Молдавию, местное население с воодушевлением откликнулось на призывы помочь России в войне с Османской империей, многочисленные желающие с оружием в руках бороться за свободу страны нашлись быстро. Однако неудача Прутского похода (окружение русских войск более сильной в военном отношении турецкой армией) вынудила Петра Великого искать мира с турками. Молдавия вновь вернулась под пяту султаната.

Очередная попытка освобождения молдаван от турок была предпринята при Екатерине II, во время другой русско-турецкой кампании. Кючук-Кайнарджийский мирный договор, заключенный русскими и турками в 1774 году, официально утвердил покровительство России над Молдавией.

Спустя 13 лет началась вторая за время правления Екатерины II война с турками, русские войска заняли территорию Молдавии.

Ясский мирный договор 1791 года, который заключили Россия и Турция, разграничил территорию, относящуюся к нашему государству, в том числе, земли между реками Буг и Днестр.

Затем, уже по итогам мирного договора, итожившего очередную русско-турецкую войну при Александре I, к России отошла территория, названная впоследствии Бессарабией. Российский император для населения этой области ввел льготное налогообложение, оттуда не призывали рекрутов. С 1818 года Бессарабия де-юре стала обладать автономными правами.

Крымская война в середине XIX века существенно перекроила политическую карту мира – Россия потеряла протекторат над Молдавией, это государство вместе с Валахией подтвердило свою автономию. Через 17 лет Бессарабия вновь вошла в состав России.

К сожалению для самих молдаван, спокойно пожить им не пришлось ни в ХХ, ни в ХХI веке. После постреволюционных перипетий, связанных с оккупацией Бессарабии румынами в 1918 году и введением на ее территорию частей Красной Армии в 1940 году, наступил полувековой период существования Молдавской республики в составе 15 субъектов СССР.

В 1990 году Республика Молдова де-юре стала самостоятельным государством. Но в том же году гагаузы (малая тюркская народность) провозгласили собственную республику, и это противостояние вылилось в кровавый, затяжной Приднестровский конфликт, поныне не затухающий и сдерживаемый миротворческими силами, в том числе, российскими.

Читайте также:  Бой в бухте чемульпо и гибель крейсера «варяг» - история России

Источник: https://cyrillitsa.ru/history/50443-kak-rossiya-prisoedinila-moldaviyu.html

Молдова в период господства Османской империи

Падение Константинополя в 1453 году отразилось на положении многих европейских народов. Во второй половине XV века Венгрия и Польша вели в основном оборонительную борьбу против Османской империи, а Молдова и Валахия были вынуждены сочетать открытое сопротивление с периодами повиновения (впервые дань османам была заплачена в 1456 году).

В период правления (1457–1504 годах) господаря Стефана Великого Молдова оставалась стабильным государством. Несмотря на некоторые внешнеполитические успехи, Молдавское княжество было вынуждено в 1487 году подписать мир с Османской империей и начать регулярную выплату дани (впоследствии молдавский господарь признал вассальную зависимость от Османской империи).

После смерти Стефана Великого княжество вступило в полосу нестабильности, но избежало превращения в провинцию Османской империи. В начале XVI века его зависимость от империи усилилась, возрос размер выплачиваемой дани. Османское господство продлилось более 300 лет и оказало значительное влияние на развитие Молдовы.

Во главе Молдовы, которая пользовалась определённой автономией во внутренних делах, стоял господарь, назначаемый султаном. Господствующим классом были «великие» и «малые» бояре. Одновременно ухудшилось положение крестьян-общинников: возникла категория зависимого крестьянского населения — вечинов.

Другая категория крестьян — резеши — представляла из себя мелких общинников, пользовавшихся долевым землевладением, но и они подвергались закрепощению, приближаясь к вечинам (процесс закрепощения завершился с изданием в 1646 году «Уложения» господаря Василия Лупу).

Молдова по требованию султана предоставляла для турецкой экспансии молдавские вооружённые отряды. Одновременно она подвергалась набегам крымских татар, а также несла потери во время походов османских войск через молдавскую территорию для войн с Россией, Польшей, Австрией.

Процветавшие до установления османского господства центры торговли и ремёсел Белгород-Днестровский, Бендеры, Килия, а в XVIII веке и Хотин (на северо-западе Молдовы) были превращены в турецкие райи — районы под прямой турецкой юрисдикцией.

От Молдовы была отторгнута и передана крымским татарам южная часть Пруто-Днестровского междуречья.

Тяжёлое экономическое положение вело к нарастанию недовольства крестьянского населения, одной из форм которого стало гайдучество — движение вооружённых отрядов против местных бояр и чиновников, а также турок.

Собственно национально-освободительная борьба против османского господства велась в различных формах, и её интенсивность не в последнюю очередь зависела от поддержки, которую княжеству могли оказать соперники Османской империи.

Первоначально для этих целей Молдова искала союза с Польшей.

Но уже при господаре Михае Храбром, которого поддержал Борис Годунов, происходит переориентация на Россию, и в последующем Молдова неоднократно (в 1656, 1674, 1683 годах и других) обращалась к русским царям с просьбой принять её в русское подданство и тем самым избавить от иноземного господства.

В 1711 году молдавский господарь Дмитрий Кантемир и русский царь Пётр I заключили тайный договор о союзе против Османской империи, с которой Россия находилась в состоянии войны с 1710 года, и переходе Молдовы в русское подданство. Антиосманский договор был заключён и с валашским господарем Константином Брынковяну.

Прутский поход (май—июль 1711 года), в котором лично участвовал Пётр I, закончился неудачей и заключением тяжёлого для России Прутского мирного договора. Кантемир вышел вместе с русскими войсками из Молдовы, а Брынковяну, не поддержавший русских во время Прутского похода, был в 1714 году казнён.

С 1711 года османское правительство стало назначать господарей из числа греков-фанариотов (такая практика продолжалась до 1821 года).

Русско-турецкие войны в XVIII и XIX веках активизировали борьбу румынских княжеств за освобождение. В XVIII веке во время русско-турецких войн русские войска трижды освобождали Молдову (в 1739 году, 1770–1774 годах, 1788–1791 годах). В рядах русских войск сражались тысячи тумынских волонтёров.

Несмотря на военные успехи, Россия также трижды возвращала Молдову Турции. Так, по Кучук-Кайнарджийскому миру 1774 года Россия вывела войска из Молдовы, а Австрия присоединила часть Молдавского княжества — Буковину.

Тем не менее по этому договору господство Османской империи в Молдове было смягчено: изменился размер дани; гарантировалась амнистия молдаванам воевавшим против турок; подтверждалась свобода христианского вероисповедания и другое.

Эти положения были подтверждены Ясским трактатом (1791 года), по которому к России отошла часть левобережной Молдовы (другая её часть вошла в состав Российской империи по результатам которого раздела Речи Посполитой в 1793 году).

Согласно Бухарестскому мирному договору, которым завершилась Русско-турецкая война 1806–1812 годов, восточная часть Молдовы (территория между реками Прут и Днестр), называемая Бессарабией, отошла к России. Бессарабия оставалась в её составе до апреля 1918 года.

На оставшейся территории, не отошедшей к России, сохранилось османское господство, против которого периодически вспыхивали восстания. После восстания 1821 года под предводительством бывшего офицера русской армии Тудора Владимиреску было подавлено) Османская империя ликвидировала фагриотский режим, и бояре получили право избирать господарей из своей среды.

Последующие соглашения между Россией и Турцией ещё больше ограничили режим турецкого контроля над Молдовой.

←   Назад  |   Молдова в период господства Османской империи   |   Вперёд   →

Источник: http://www.hyno.ru/tom1/1123.html

Читать

ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ

Святейшего Патриарха Московского и всея Руси

АЛЕКСИЯ II

ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОДДЕРЖКА:

Интернет-портал

«ПРАВОСЛАВНАЯ КНИГА РОССИИ»

www.pravkniga. ru

Возможно, это покажется банальным. Возможно, это давно набило оскомину. Но нельзя не говорить об этом.

Мы – русские, и должны нести это звание с гордостью, должны соответствовать тому лучшему, что есть в русском народе, что выработалось на протяжении многовековой истории. Это то звание, которое мы должны нести с высоко поднятой головой.

Русский человек не может представить своей жизни без любви к Отечеству, жизни без России, поэтому для многих эти понятия слились воедино.

Сколько было приложено усилий к тому, что на протяжении последних лет слова «русский» и «русское» заставляли нас стыдливо опускать глаза.

То ли дело «американский», «европейский»… С каким упоением нам пытались привить (к сожалению, эти попытки продолжаются и по сей день) культуру, во многом чуждую, культуру, которая должна была растоптать нашу самобытность, нашу индивидуальность, тот самый русский дух, непонятный, пугающий и, одновременно, интересующий многих иностранцев…

К счастью, относительно недавно наметились положительные изменения в этой области: в русском народе началось пробуждение национального самосознания и национальной гордости.

И когда наш народ стал освобождаться от навязанного ложного стыда за свое Отечество и стал ощущать гордость за свою нацию – сразу же обрушилась антисоветская (а следом, и антироссийская) пропаганда, направленная на дискредитацию власти и государства в глазах сограждан.

Но удар этот пришел не извне, как следовало ожидать, а как бы изнутри, от наших же с вами братьев, от народов, которые на протяжении сотен лет были нашими соратниками, союзниками, практически соотечественниками.

На страницах прессы, на экранах телевизоров мы то и дело видим лидеров стран ближнего зарубежья, которые с ожесточением говорят о России как о стране-узурпаторе, стране-поработителе, «тюрьме народов».

Мы намеренно не разграничиваем в данном контексте Россию и СССР, как это не делается и авторами подобных высказываний.

Ведь если бы это разграничение существовало в сознании президентов Грузии, Латвии, Литвы – какие бы претензии на действие властей СССР они смогли бы предъявить нам, современным жителям России? Но претензии к нам есть и продолжают расти, подобно снежному кому. А значит – что Россия, что Союз – все для них одно, единое целое.

И мы, в свою очередь, не будем возражать против подобного отождествления. СССР – неотъемлемая часть русской и российской истории. Плохая или хорошая – решает каждый для себя. Но она была. И нельзя предавать ее безжалостному забвению.

И страна-«поработитель» вынуждена реагировать, отвечать, защищать свою честь и свой народ.

Защищать не с кулаками, помня, что это братские народы, прожившие с нами бок о бок не одну сотню лет, помня, что за пышущими злобой высказываниями политиков скрывается не неприязнь самого народа, простых, не власть предержащих граждан, а неприязнь и неприятие России с ее самобытностью, которые исходят со стороны крупнейших стран, посягающих на мировое господство. Стран, для которых лидеры небольших государств – не более чем марионетки…

В последнее время мы часто слышим о геноциде народов прибалтийских стран, грузинского и других народов.

Что же подразумевается под словом «геноцид»? Согласно Словарю иностранных слов[1], геноцид – «уничтожение отдельных групп населения по расовым и национальным (религиозным) мотивам – тягчайшее преступление против человечества».

То есть Советский Союз, «империя зла», как его называют некоторые, на протяжении семи десятилетий своего существования не смог стереть с лица земли неугодные народы, находящиеся под его властью? И вместо этого занимался поддержкой и развитием экономики и социальной сферы в республиках?

Если бы это был на самом деле геноцид, о котором так часто приходиться слышать, то на сегодняшний день на карте просто не осталось бы таких стран, как Латвия, Эстония, Литва, Грузия, наконец. И что самое главное, не осталось бы и представителей данных народов, в том числе и их настоящих лидеров, столь много говорящих об ужасающих последствиях геноцида.

Оставив на минуту современность, зададимся вопросом: как же сложилось, что такие различные по духу народы собрались воедино? Может быть, они были собраны вместе стальной десницей Российской империи, а на самом деле желали всегда оставаться свободными и независимыми? Может быть, это было жестокое порабощение, не оставившее свободолюбивым народам возможности выбирать?

Читайте также:  Война царизма с польшей - история России

…В последние десятилетия XVIII в. Турция и Персия терзали христианские народы Кавказа, не щадя и своих – мусульман-азербайджанцев. По историческим данным, к тому времени на территории нынешней Грузии оставалось всего 70 тысяч мужчин.

Еще несколько лет кровавой истребительной войны – и не осталось бы ни одного.

В 1557 г. горяне-кабардинцы, изнуренные татарскими набегами, приняли русское подданство, для верности выдав замуж за Ивана Грозного свою княжну.

Через четверть века под покровительство Московского государя перешли жители окрестностей Бештау.

На такой же шаг решился и Александр II, царь Кахетии, но Россия в те далекие времена не смогла взять под свое покровительство христианские народы Кавказа, ограничившись лишь материальной помощью.

В 1760 г. кахетинский царь Ираклий II, объединивший Кахетинское и Карталинское царства, стоял перед выбором: или ради спасения народа сменить христианство на ислам, или отдаться под высокую руку императрицы Екатерины II, армии которой громили турков по всему Причерноморью. 24 июля 1783 г.

в российской крепости Георгиевск, в Предкавказье, по инициативе Ираклия II, подталкиваемого смертельной опасностью, которой подвергался его народ, уполномоченными Российской империи и Картли-Кахетинского царства был подписан Георгиевский трактат.

Восточная Грузия вступила под покровительство великого северного соседа. В рамках соглашения объединенному царству была предоставлена полная внутренняя автономия.

Россия гарантировала его территориальную целостность, безопасность границ, содействие соборности грузинских земель, разделенных между семью враждующими царствами и княжествами.

12 сентября 1801 г.

Георгий XII, представитель славной династии Багратидов (одним из ярчайших представителей которой стал герой Бородинского сражения генерал Петр Багратион), подписал манифест о передаче верховной власти над Восточной Грузией русскому царю Александру I.

Вскоре примеру Картли-Кахетии последовали царства и княжества Западной Грузии: Мегрелия, Имеретия и Гурия. В 1810 г. русские войска взяли штурмом турецкую крепость Сухум-кале, что дало возможность присоединения к России Абхазии.

Вот лишь краткое изложение истории присоединения к России Кавказского региона, как нельзя более ярко показывающее истинное положение дел.

Несомненно, что в истории каждого народа есть как светлые, так и темные, страницы. И в истории русского народа было много того, что никогда не смогло бы стать предметом гордости потомков…

Однако не следует забывать, что судьбу народа зачастую решает не сам народ (исключением в данном случае может являться период революций и гражданских войн, но и здесь следует учитывать определенные политические (и не только) нюансы и тонкости), а единицы, «кучка людей», правящие без оного, – вершители народных судеб.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=240260&p=1

РУССКО-ТУРЕЦКИЕ ВОЙНЫ

РУССКО-ТУРЕЦКИЕ ВОЙНЫ, войны между Россией (Московским государством, затем Российской империей) и Османской империей (Турцией) во второй половине 17 – начале 20 в.; до 1783 на стороне Османской империи неизменно выступало вассальное ей Крымское ханство.

На первом этапе (до Кючук-Кайнарджийского мира 1774) борьба шла за контроль над Северным Причерноморьем; Россия пыталась получить выход в Черное море. На втором этапе (с последней четверти XVIII в.

) определяющую роль играли Восточный вопрос и стремление России утвердиться на Кавказе.

Русско-турецкая война 1676–1680

После заключения в 1676 мира с Речью Посполитой Османская империя предприняла попытку овладеть Правобережной Украиной и находившимся в руках русских Киевом, воспользовавшись соперничеством за гетманскую власть между П.Д.Дорошенко и ставленником России И.С.Самойловичем.

Не успев оказать действенной помощи Дорошенко, отказавшему 23 июля (2 августа) 1676 от гетманского звания, турецкий султан Мехмед IV (1648–1687) провозгласил украинским гетманом Юрия Хмельницкого (сына Богдана Хмельницкого) и летом 1677 отправил на Правобережную Украину стотысячную турецко-татарскую армию (Ибрагим-паша и крымский хан Селим-Гирей), которая 3 (13) августа осадила крепость Чигирин, защищавшую дорогу на Киев. Подошедшее в конце августа русско-украинское войско (боярин Г.Г.Ромодановский и гетман И.С.Самойлович) 28 августа (7 сентября) разгромило силы янычар и татар под Бужином и заставило Ибрагим-пашу отступить. 9 (19) июля 1678 турки и татары (великий везир Кара-Мустафа) вновь осадили Чигирин; 12 (22) августа после героической обороны защитники оставили крепость и соединились с войском Г.Г.Ромодановского и И.С.Самойловича, которое 19 (29) августа нанесло противнику поражение и принудило его к отступлению. В 1679 потерпел неудачу поход на Левобережную Украину Ю.Б.Хмельницкого. После длительных переговоров Порте (турецкому правительству), занятой подготовкой войны с Австрией, пришлось заключить с Россией 13 (23) января 1680 Бахчисарайский мир, признав за ней Киев и Левобережную Украину и обязавшись не допускать набегов крымских татар на южно-русские земли.

Русско-турецкая война 1686–1690

В 1684 против Османской империи выступила Священная лига в составе Австрии, Венеции и Речи Посполитой (Польши).

В 1686 Россия, добившись ряда уступок от Речи Посполитой признавшей Киев и Левобережную Украину ее владением («Вечный мир» 6 (16) мая 1686), присоединилась к антитурецкому союзу, обязавшись вести военные действия против Крымского ханства.

Однако походы русской армии в Крым в 1687 и 1689 под командованием фаворита правительницы царевны Софьи (1682–1689) В.В.Голицына (см. ГОЛИЦЫН, ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ) окончились провалом, хотя и помешали татарскому хану направить войска на Балканы против западных союзников России.

В 1695 новый русский царь Петр I (см. ПЕТР I) возобновил активные военные действия на юге. 5 (15) июля 1695 русская армия (Петр I, Ф.Я.Лефорт, А.М.Головин) при поддержке отряда донских казаков (атаман Ф.

 Минаев) осадила Азов, сильнейшую турецкую крепость в устье Дона, но из-за отсутствия флота не смогла блокировать ее и после двух неудачных штурмов 5 (15) августа и 25 сентября (5 октября) была вынуждена отступить; другая русская армия (Б.П.Шереметев) в августе того же года овладела Кизикерманом и рядом крепостей в низовьях Днепра.

В мае-июне следующего, 1696, года русские (А.С Шеин) вместе с донскими (Ф.Минаев) и запорожскими (атаман Я.Лизогуб) казаками при помощи новопостроенной Азовской флотилии (2 крупных и 30 мелких судов) полностью блокировали Азов, 19 (29) июля принудили его к капитуляции, а затем разгромили пришедшую к нему на выручку турецкую армию.

Однако Великому посольству Петра I (март 1697 – август 1698) не удалось не только вовлечь в антитурецкую коалицию морские державы (Великобританию и Голландию), но и удержать своих союзников по Священной лиге от переговоров с Портой.

В январе 1699 на Карловацком конгрессе Австрия, Венеция и Речь Посполитая достигли мирного соглашения с Османской империей; в этих условиях Россия пошла на заключение 14 (24) января 1699 двухлетнего перемирия, удержав занятые территории, но не добившись передачи ей Керчи, закрывавшей выход в Черное море.

3 (13) июля 1700 в Стамбуле (Константинополе) был подписан русско-турецкий мир, по которому Россия закрепила за собой Азов, но вернула султану поднестровские земли; при этом Порта обязалась разрушить Кизикерман и другие укрепления в низовьях Днестра.

Русско-турецкая война 1711–1713

После поражения под Полтавой в 1709 шведский король Карл XII бежал в Османскую империю.

По его инициативе и под давлением Франции, главной союзницы Турции, опасавшейся усиления позиций России на Балтике и в Польше, султан Ахмед III (1703–1730) 20 ноября (1 декабря) 1710 объявил войну Петру I; в январе 1711 крымский хан Девлет-Гирей совершил набег на южно-русские и украинские земли.

25 февраля (4 марта) 1711 последовало ответное объявление войны со стороны России. Участие в Северной войне (см.

СЕВЕРНАЯ ВОЙНА) не позволяло Петру I направить на юг значительные силы, и поэтому он решил вторгнуться на Балканы в надежде на восстание подвластных Османской империи христианских славянских народов (черногорцы, сербы, болгары) и на помощь православных господарей Молдавии (Д.Кантемир) и Валахии (К.Брынковяну).

В апреле 1711 татары были изгнаны из Украины, а в мае заключен польско-русский оборонительный союз. В июне русская армия во главе с царем, пройдя через Правобережную Украину, вступила в пределы Молдавии; Д.Кантемир перешел на сторону России. Однако антитурецкое восстание вспыхнуло только в Черногории; Валахия сохранила верность султану.

Русские не успели подойти к Дунаю раньше турок и помешать им переправиться у Исакчи и соединиться с Девлет-Гиреем. Отряду генерала К.Э.Ренне, посланному в Валахию, удалось захватить Браилов. Но в начале июля на р. Прут главная русская армия была окружена пятикратно превосходящими силами великого везира Балтаджи Мехмеда-паши и крымского хана. Хотя 9 (20) июля у Станилешт русские отбили атаку янычар, нанеся им большие потери (7 тыс.), они оказались в отчаянном положении из-за недостатка припасов и отстутствия помощи со стороны союзников. Только бунт янычар изменил ситуацию, заставив великого везира вступить в переговоры с Петром I. 12 (23) июля был подписан Прутский мир: за право свободного о�

Источник: http://www.krugosvet.ru/enc/istoriya/RUSSKO-TURETSKIE_VONI.html

Ссылка на основную публикацию