Правление юстиниана (518-610) — история России

Византийская библиотека

Глава 3

Юстиниан Великий и его ближайшие преемники (518–610)

Царствование Юстиниана и Феодоры. Войны с вандалами, остготами и вестготами; их результаты. Персия. Славяне. Значение внешней политики Юстиниана. Законодательная деятельность Юстиниана. Трибониан. Церковная политика Юстиниана. Закрытие афинской школы. Церковные проблемы и пятый Вселенский собор. Внутренняя политика Юстиниана.

Восстание «Ника». Налогообложение и финансовые проблемы. Торговля в царствование Юстиниана. Косма Индикоплов. Защита византийской торговли. Непосредственные преемники Юстиниана. Война с персами. Славяне и авары. Религиозные дела. Формирование экзархатов и переворот 610 г. Вопрос о славянах в Греции. Литература, просвещение и искусство.

Как во внешней, так и в религиозной политике преемники Анастасия пошли по иному пути, перенеся центр тяжести с Востока на Запад. Государями за время с 518 по 610 год были следующие лица: один из начальников гвардии (экскувиторов)295, необразованный Юстин I Старший, случайно избранный на престол после смерти Анастасия (518–527); после него знаменитый его племянник Юстиниан I Великий (527–565), а за ним племянник последнего Юстин II Младший (565–578). С именами Юстина и Юстиниана связан вопрос об их славянском происхождении, которое в течение долгого времени признавалось очень многими за исторический факт. Основанием для этого взгляда послужило напечатанное в начале XVII века ученым книгохранителем Ватиканской библиотеки Николаем Алеманном жизнеописание императора Юстиниана, составленное каким то аббатом Феофилом, наставником Юстиниана. В этом житии приведены были для Юстиниана и его родни особые имена, которыми они назывались на родине и которые являлись, по мнению лучших славистов, славянскими; так, например, Юстиниан назывался Управдой. Рукопись, которой пользовался Алеманн, была найдена и исследована в конце XIX века (1883 г.) английским ученым Брайсом, который показал, что данная рукопись, будучи составлена в начале XVII века, носит легендарный характер и исторической ценности не имеет. Таким образом, теперь теория о славянском происхождении Юстиниана должна быть отброшена296. На основании источников, Юстина и Юстиниана можно считать иллирийцами, может быть, албанцами. Во всяком случае, Юстиниан родился в одной из деревень верхней Македонии, недалеко от современного Ускюба, на границе Албании. Некоторые ученые производят семью Юстиниана от римских колонистов в Дардании, т.е. в верхней Македонии297. Итак, первые три императора эпохи были иллирийцами, или албанцами, хотя, конечно, романизованными. Их родным языком был латинский.

Слабоумный, не имевший детей Юстин II усыновил и сделал кесарем начальника гвардии, фракийца Тиверия. По этому случаю он произнес весьма интересную речь, которая произвела глубокое впечатление на современников своим искренним тоном и покаянием. Ввиду того, что речь была стенографирована писцами, она сохранилась в оригинале298. После смерти Юстина II Тиверий правил как Тиверий II (578–582).

Со смертью последнего окончилась династия Юстиниана. После него правил муж дочери Тиверия, Маврикий (582–602). Источники по разному говорят о его происхождении: одни считают родиной Маврикия и его семьи отдаленный каппадокийский город Арависс299, другие, называя его каппадокийцем, считают первым греком на византийском престоле300.

Одно другому не противоречит, и, может быть, Маврикий был, действительно, первым византийским императором греком, родом из Каппадокии301. Встречается еще традиция, выводящая род Маврикия из Рима302. Ю.А. Кулаковский считает вероятным армянское происхождение Маврикия на том основании, что туземное население Каппадокии составляли армяне303.

Последним императором нашего периода был свергнувший Маврикия тиран, фракиец Фока (602–610)[науч.ред.16]304.

Сразу же после прихода к власти Юстин I отошел от религиозной политики своих предшественников, окончательно присоединившись к последователям Халкидонского собора и начав период суровых преследований монофизитов.

Мирные отношения установились с Римом, и разногласия между восточной и западной церковью, восходящие к Энотикону Зенона, пришли к концу. Религиозная политика императоров этого времени была основана на православии. Это еще более отдалило восточные провинции.

Весьма интересный в связи с этим намек на мягкость появляется в письме, адресованном папе Гормизде в 520 г., написанном племянником Юстина Юстинианом, влияние которого чувствовалось с первого года правления его дяди.

Он тактично предлагал мягкость к несогласным: «Вы сможете привести к миру народ Господа нашего не преследованиями и кровопролитиями, но терпением, чтобы, желая завоевать души, мы не теряли бы тела многих людей, как и души. Подобает исправлять длительные ошибки с мягкостью и снисхождением.

Тот доктор справедливо восхваляется, кто страстно стремится вылечить старые болезни таким образом, чтобы от них не произошли бы новые раны»305. Более всего интересно слышать такие советы от Юстиниана, который в последующие годы не часто им следовал.

На первый взгляд, известная несообразность проявляется во взаимоотношениях Юстина с далеким эфиопским царством Аксума.

В своей войне с царем Йемена, защитником иудаизма, эфиопский царь с эффективной помощью Юстина и Юстиниана обрел сильную поддержку в Йемене, расположенном на юго западе Аравии, по другую сторону Баб эль Мандебского пролива, и восстановил христианство в этой стране.

Мы в первый момент удивлены, видя как православный Юстин, который принял халкидонитскую доктрину и начал наступление против монофизитов в своей собственной империи, поддерживает монофизитского эфиопского царя.

Однако за официальными границами империи византийский император поддерживал христианство в целом, вне зависимости от совпадения или несовпадения с его собственными религиозными догмами. С внешнеполитической точки зрения, византийские императоры рассматривали каждое завоевание для христианства как важное политическое и, возможно, экономическое завоевание (advantage).

Это сближение между Юстином и эфиопским царем имело весьма необычное отражение в позднейшие времена. В Эфиопии в XIV веке был составлен один из важнейших памятников эфиопской литературы – Кебра Нагаст – «Слава Царей», содержащий весьма интересный сборник легенд.

Он провозглашает, что эфиопская царствующая династия ведет свою генеалогию вглубь веков, ко времени Соломона и царицы Савской. И в наши дни Эфиопия утверждает, что управляется старейшей династией в мире.

Эфиопы, согласно Кебра Нагаст, являются избранным народом, новым Израилем; их царство значительнее (higher) Римской империи. Два царя, Юстин, царь Рима, и Калеб, царь Эфиопии, встретились в Иерусалиме и разделили Землю между собой.

Эта весьма интересная легенда ясно показывает глубокое впечатление, которое произвела на эфиопскую историческую традицию эпоха Юстина I306.

Царствование Юстиниана и Феодоры
Преемником Юстина был знаменитый его племянник Юстиниан (527–565), являющийся центральной фигурой всего данного периода.

С именем Юстиниана неразрывно связано имя его царственной супруги Феодоры, одной из самых интересных и талантливых женщин в византийском государстве.

«Тайная история», принадлежащая перу Прокопия, историка эпохи Юстиниана, рисует в сгущенных красках развратную жизнь Феодоры в ее юные годы, когда она, происходя из низов общества (отец ее был сторожем медведей в цирке), в морально нездоровой обстановке тогдашней сцены превратилась в женщину, дарившую многих своей любовью. Природа наделила ее красотой, грацией, умом и остроумием.

По словам одного историка (Диля), «она развлекала, чаровала и скандализировала Константинополь»307. Честные люди, встретив Феодору на улице, рассказывает Прокопий, сворачивали с дороги, чтобы прикосновением не осквернить своего платья308.

Но все грязные подробности о юной поре жизни будущей императрицы должны быть принимаемы с большой осторожностью, как исходящие от Прокопия, который в своей «Тайной истории» задался целью очернить Юстиниана и Феодору. После столь бурной жизни она на некоторое время исчезает из столицы в Африку.

По возвращении в Константинополь Феодора уже не была прежней легкомысленной актрисой: она, оставив сцену, вела уединенную жизнь, интересуясь церковными вопросами и занимаясь пряжей шерсти. В это время ее увидел Юстиниан. Красота Феодоры поразила его. Увлеченный император приблизил ее ко двору, пожаловал званием патрикии и вскоре женился на ней.

Со вступлением Юстиниана на престол она сделалась императрицей Византии. В своей новой роли Феодора оказалась на высоте положения: оставаясь верной женой, она интересовалась государственными делами, умела в них разбираться и влияла в этом отношении на Юстиниана.

В восстании 532 года, о чем будет речь ниже, Феодора играла одну из главных ролей; она своим хладнокровием и энергией, может быть, спасла государство от дальнейших потрясений.

В своих религиозных симпатиях она открыто стояла на стороне монофизитов, в противоположность колеблющейся политике супруга, который большую часть своего долгого царствования, при некоторых уступках в пользу монофизитства, держался, главным образом, православия. В последнем случае Феодора лучше Юстиниана понимала значение для Византии восточных монофизитских провинций, в которых заключалась живая сила для империи, и хотела вступить на путь примирения с ними. Феодора умерла от рака в 548 году задолго до смерти Юстиниана309. На известной равеннской мозаике VI века в церкви св. Виталия Феодора изображена в царском облачении, окруженная своим штатом. Церковные историки, ее современные и позднейшие, сурово относились к личности Феодоры. Тем не менее в нашем месяцеслове под 14 ноября мы читаем: «Успение правоверного царя Юстиниана и память царицы Феодоры»310. Она похоронена в церкви Св. Апостолов.

Внешняя политика Юстиниана и его идеология. Многочисленные войны Юстиниана были частью наступательными, частью оборонительными. Первые велись с варварскими германскими государствами западной Европы, вторые с Персией на востоке и со славянами на севере.

Главные силы были направлены императором на Запад, где военные операции византийских войск сопровождались внешним блестящим успехом. Вандалы, остготы и отчасти вестготы должны были подчиниться императору. Средиземное море превратилось почти в византийское озеро.

В своих указах Юстиниан называл себя Цезарем Флавием Юстинианом Аламанским, Готским, Франкским, Германским, Антским, Аланским, Вандальским, Африканским. Но эта блестящая внешность имела свою обратную сторону. Успехи были куплены слишком дорогой ценой и повлекли за собой материальное истощение страны.

Вследствие переброски войск на запад, восток и север были открыты для нападения персов, славян и гуннов.

Главным врагом, с точки зрения Юстиниана, были германцы. Таким образом, германский вопрос снова встал в VI веке перед Византией; но разница была в том, что в V веке германцы теснили империю, в VI веке империя теснила германцев.

Юстиниан вступил на престол с идеями императора римского и христианского. Видя в себе наследника римских цезарей, он считал своим священным долгом восстановить единую империю в пределах I–II века. Как император христианский, он не мог допустить, чтобы германцы ариане притесняли православное население.

Константинопольские государи, являясь законными наследниками цезарей, имели исторические права на Западную Европу, занятую варварами. Германские короли были лишь вассалами византийского императора, который делегировал им власть.

Читайте также:  Военные действия ноября 1918 – апреля 1920 годов - история России

Франкский король Хлодвиг получил звание патриция от Анастасия; от него же получил свое королевское утверждение Теодорих остготский. Юстиниан, решив начать войну с готами, писал: «Готы, захватив силой нашу Италию, решили ее не отдавать»311. Он остается естественным сюзереном всех правителей, обосновавшихся в пределах Римской империи.

Как император христианский, Юстиниан получил миссию насаждать правую веру среди неверных, будут ли то еретики или язычники. В IV веке Евсевий Кесарийский в своей «Похвале Константину», писал, что после того как восторжествовавшее христианство разъясняло творение демонов, т.е. ложных богов, языческие государства отжили свое время.

«Единый Бог возвещен всем; вместе с тем единая империя явилась для всех: это – империя Римская… В одно и то же время, как бы небесной волей, два зерна добра возрасли для людей: это Римская империя и христианская вера.

Вышедши как бы из одного корня две великих силы сразу все подчинили и соединили узами любви: это – единодержавная Римская империя и учение Христа». Эта теория IV века жила и в VI веке.

Из нее для Юстиниана вытекало обязательство воссоздать единую Римскую империю, которая, по словам одной его новеллы312, доходила прежде до двух океанов и которую римляне по небрежности потеряли, и установить в воссозданной империи единую христианскую веру как среди схизматиков, так и среди язычников. Такова была идеология Юстиниана, заставлявшая этого всеобъемлющего политика и крестоносца мечтать о подчинении всего известного тогда мира.

Но надо помнить, что обширные притязания императора на отторгнутые части Римской империи не были исключительно его личным убеждением. Подобные притязания казались естественными и населению занятых варварами провинций, которые, попав в руки ариан, видели единственного защитника в лице Юстиниана.

Положение Северной Африки при вандалах было особенно тяжело; они открыли суровые преследования против православного туземного населения, заточали жителей и представителей духовенства в тюрьмы, конфисковывали имущество.

Беженцы и изгнанники из Африки, среди которых немало было православных епископов, приезжали в Константинополь и умоляли императора выступить в поход против вандалов, обещая всеобщее восстание туземцев.

Аналогичное настроение замечается и в Италии, где туземное православное население, несмотря на продолжительную религиозную терпимость Теодориха и на его любовь к римской цивилизации, продолжало хранить тайное недовольство и также обращало свои взоры на Константинополь, ожидая оттуда помощи, избавления от пришельцев и восстановления православной веры.

Но еще интереснее то, что сами варварские короли поддерживали честолюбивые стремления императора.

Они выказывали знаки глубокого уважения к империи, заискивали перед императором, добивались всеми силами римских почетных званий, выбивали свои монеты с изображением императора и т.д.

По выражению французского византиниста Диля313, они охотно повторили бы слова того вестготского вождя, который говорил: «Да. Император есть Бог на земле, и всякий, кто поднимет на него руку, должен заплатить за это преступление своею кровью»314.

Несмотря на благоприятное для императора настроение в Африке и Италии, предпринятые им против вандалов и остготов войны оказались в высшей степени трудными и продолжительными.

Источник: http://www.userdocs.ru/istoriya/66802/index.html?page=14

Правление Юстиниана I

Наивысшего расцвета в ранний период своей истории Византия достигла при императоре Юстиниане I, который родился в семье бедного македонского крестьянина.

В жизни Юстиниана большую роль сыграл его дядя по матери Юстин, малообразованный крестьянин, прошедший путь от простого солдата до императора.

Благодаря дяде Юстиниан подростком попал в Константинополь, получил хорошее образование, а в 45 лет стал императором.

Юстиниан был невысокого роста, белолицый, располагающей внешности. В его характере сочетались самые противоречивые черты: прямота и доброта граничили с коварством и обманом, щедрость – с жадностью, решительность – с боязнью.

Юстиниан, например, был безразличен к роскоши, но тратил немалые средства для перестройки и отделки Константинополя. Богатая архитектура столицы и великолепие императорских приемов поражала варварских правителей и послов. Но когда в середине VI в.

произошло землетрясение, Юстиниан упразднил праздничные обеды при дворе, а сэкономленные деньги отдал на помощь пострадавшим.

С начала своего правления Юстиниан лелеял мечту возродить Римскую империю. Этому он посвятил всю свою деятельность. За изумительную работоспособность Юстиниана прозвали “императором, который никогда не спит”. Верной помощницей ему была жена Феодора. Она родилась в простой семье и в молодости была цирковой актрисой. Красота

девушки поразила Юстиниана, и он наперекор многим недоброжелателям женился на ней. Эта женщина непреклонной воли фактически стала соправителем мужа: она принимала иностранных послов, вела дипломатическую переписку.

Юстиниан пытался увеличить богатство страны, и поэтому активно содействовал развитию ремесла и торговли. В годы его правления византийцы наладили собственное производство шелка, продажа которого приносила немалые прибыли. Император также стремился укрепить систему управления.

Любой человек, даже незнатного происхождения, однако настоящий специалист, мог получить высокую государственную должность.

В 528 г. Юстиниан сформировал юридическую комиссию для обработки и упорядочения всего римского права. Юристы систематизировали законы римских императоров II – начала VI вв. . Этот сборник получил название “Кодекс Юстиниана”. Он стал основой многотомного собрания, которое в XII в. в Западной Европе было известно под названием “Свод гражданского нрава”.

VI в. Из труда Прокопия Кесарийского “Война с персами”

Император Юстиниан и его приближенные советовались, как лучше поступить: остаться здесь, бежать ли на кораблях. Немало говорило в интересах как первой, так и второй идеи.

И вот императрица Феодора сказала: “Сейчас, я думаю, не время рассуждать, достойно ли женщине проявлять стойкость перед мужчинами и выступать перед растерянными с юношеским запалом. Мне кажется, что побег – недостойный поступок. Тому, кто появился на свет, нельзя не умерен”, однако тому, кто когда-то властвовал, быть беглецом позорно.

Я не хочу лишиться этой багряницы и дожить до того дня, когда подданные не назовут меня своей владычицей! Если ты желаешь спастися бегством, император, то это не трудно. У нас много денег, и море рядом, и корабли есть. Однако смотри, чтобы тебе, спасенному, не пришлось бы потом выбрать смерть, чем такое спасение.

Мне же нравится давняя поговорка, что царская власть – прекрасный саван”. Так сказала императрица Феодора. Ее слова вдохновили собравшихся и… они опять начали рассуждать о том, как им надо защищаться…

Для власти Юстиниана критическим было начало 532 г., когда в Константинополе вспыхнуло крупное восстание “Ника!” . Именно такой клич был у повстанцев. Они сожгли налоговые списки, захватили тюрьму и выпустили на свободу узников. Юстиниан в отчаянии готовился к побегу из столицы. Феодора смогла убедить мужа принять необходимые меры, и восстание удалось подавить.

Лишившись грозной внутренней опасности, Юстиниан приступил к реализации своей заветной мечты восстановлению империи на Западе. Ему удалось отвоевать прежние римские владения от вандалов, остготов, вестготов, и территория Византии увеличилась почти вдвое.

Непосильные налоги для ведения войн привели византийцев к полному обнищанию, поэтому после смерти Юстиниана народ вздохнул с облегчением. Пострадало население и от ужасной эпидемии чумы 541 542 гг.

, прозванной в народе “юстиниановой”. Она унесла почти половину населения Византии.

Могущество государства, достигнутое при Юстиниане, было непрочным, а восстановление границ Римской империи оказалось искусственным.

Багряница – длинная верхняя одежда из дорогой ткани багряного цвета, которую носили монархи.

Источник: http://home-task.com/pravlenie-yustiniana-i/

Церковное и государственное строительство юстиниана i: путь к единству империи

ЦЕРКОВНОЕ И ГОСУДАРСТВЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО ЮСТИНИАНА I: ПУТЬ К ЕДИНСТВУ ИМПЕРИИ

Казакова Надежда Васильевна

студент 5 курса, кафедра истории и культуры Древнего мира и Средних веков, г. Владимир

E-mail: maykazakova@mail.ru

Лапшин Александр Геннадьевич

научный руководитель, канд. ист. наук, доцент ВлГУ, г. Владимир

E-mail: a-lapshin@vlsu.ru

Византия времен Юстиниана Iпревратилась в самое могущественное государство Средиземноморья. К середине 50-х годов VI в. территория Византийской империи увеличилась почти вдвое [3, с. 36].

Этот правитель всю жизнь посвятил осуществлению идеи возрождения былого могущества Римской империи. Традиционно считается, что в своей политике Юстиниан пользовался формулой «единое государство, единая вера, единый закон» [2, с. 174].

Поэтому одним из путей достижения поставленной цели было прекращение церковных распрей и искоренение язычества. Для него религиозные несогласия, вносившие смуту в государство, казались опасными с политической точки зрения: они угрожали единству империи.

Император писал в 6 новелле, что он заботился о сохранении православной веры. Результатом такой политики он видел порядок в государстве [14].

Практически сразу после вступления на престол Юстиниан рядом указов 527—529 гг. обязывал тех, кто еще не был крещен, отправляться в христианские церкви всей семьей [7]. Однако, главный удар был нанесен Афинам, центру древних культов и языческих преданий эллинов [9, с. 148]. Уже во второй год своего царствования император издал эдикт о закрытии афинской философской школы [5].

После этого начались гонения на греческих философов [1]. С тех пор Афины стали маленьким провинциальным городом [9, с. 155]. Этот факт дает возможность полагать, что Юстиниану удалось сокрушить очаг языческой культуры и вступить на путь распространения христианской, преследуя цель создания единой империи во главе с христианским императором.

Более того по всей Византии Юстиниан рядом указов начал гонение на греков-язычников. Их имущество было подвергнуто конфискации, так же им было запрещено принимать участие в управлении государством до приобщения к истинной вере [5].Не только философия, но и вся языческая культура стала подвергаться преследованию.

Очевидно, что в это время слово «эллин» становится практически синонимом язычника, что отражено в сочинениях современников. Агафий Миринейский, византийский историк, современник событий, с презрением описывает языческие обряды персов по «эллинскому обычаю» [1]. Однако, о массовых истреблениях язычников не говорится ни в одном источнике, даже критикующем политику Юстиниана.

Это дает повод полагать, что целью императора было приобщение приверженцев языческих культов к христианской религии, получение их поддержки. Моральным ударом по язычеству стало строительство собора Святой Софии в Константинополе. Ведь для украшения главного христианского храма в византийскую столицу были доставлены некоторые части памятников древнего языческого искусства [13, с.

 223]. Вероятно, эти действия были направлены на то, чтобы показать подданным, исповедовавшим многобожие, мощь новой религии.

Но не только греческое язычество находилось в поле зрения византийского императора. Очаги язычества так же сохранялись и в восточных частях империи. Юстиниан подчинил некоторые малые народы и обратил их в христианскую веру [11].

Заботясь об укреплении влияния на африканском континенте, он старался обратить в христианство и языческие народы Ливии, которые исповедовали многобожие [2, с. 169.]. Юстиниан, позиционировавший себя христианским императором, естественно, не мог допустить присутствия язычников на территории своего государства.

Его политике была свойственна постройка христианских храмов для завоеванных народов. Наряду с упоминанием о христианизации какого-либо племени или народа, мы всегда встречаем сведения о постройке церкви в этом месте. Здесь важным моментом является то, что в VI веке большинство очагов язычества находилось на окраинах империи.

Читайте также:  Русская православная церковь. к.п. победоносцев - история России

В этих условиях христианизация сирийских, палестинских, ливийских племен, строительство для них храмов и укреплений являлись частью мер по укреплению границ, т. е. еще один способ создания единой империи.

Помимоязычества в Византии уже получили распространение отверженные учения христиан, которые назывались ересями [12]. Объявленные еретиками становились практически бесправными. Для них появилось множество запретов, которые значительно ограничивали их свободу.

Всем еретикам Юстиниан запретил придерживаться их верований, в случае непослушания было предусмотрено наказание: имущество таких людей описывалось, многие изгонялись из государства, еретикам запрещалось иметь должности и титулы [8, с. 76.]. Император шагнул в вопросе по борьбе с еретичеством еще дальше и направил свой взор на государства, где были распространены эти течения.

Его борьба с арианами была выражена в форме военных предприятий на западе и в Африке, в государствах остготов и вандалов. Сам Юстиниан официально оправдал свои действия, заявив, что не хотел терпеть притеснения православных арианскими властителями [8, с. 23.].

Представляется, что в глазах многих подданных он выступил в роли истинного христианского императора, который решился очистить землю от варваров-еретиков. Впрочем, эта концепция восприятия народов, проживавших за пределами империи, как варваров была свойственна Византии. Африканский поход занял немного усилий.

Юстиниан был удовлетворен тем, что вернул одну из бывших римских провинций и уничтожил народ вандалов. По его мнению, там теперь должна была господствовать единая вера [13, с. 261]. Война в Италии была тяжелой, шла с переменным успехом. Только в 554 г. эта территория стала частью Византии. Однако, еще один шаг на пути к единой империи с единой верой был сделан.

Заметное место в религиозном вопросе огромной христианской империи занимала ересь монофизитов. Она была распространена на обширных восточных территориях — Сирии, Палестине, Египте [13, с. 112]. Вопреки православному учению, монофизитство исповедовало, что Христос — Бог, но не человек [10, с. 77].

Юстиниан в начале своего правления был твердым защитником Халкидонского собора и его постановлений [4, с. 230], по которым осуждались ереси несториан и монофизитов. Но отношения властей к последней ветви еретичества нельзя назвать борьбой, как это было с арианством. По прошествии нескольких лет нахождения на троне, Юстиниан осознал необходимость поиска компромиссов с монофизитами.

Такая политика примирения с еретическим движением имела под собой не только религиозные, но и политические мотивы, а именно — стремление удержать восток и укрепить территориальное и политическое единство империи. Отношения Юстиниана с монофизитами выстраивались не просто, императору приходилось лавировать среди интересов Рима, православного византийского клира и монофизитов.

Все его правление вплоть до Пятого Вселенского собора прошло в попытках устранения противоречий, возникших в христианстве.

Монофизитские историки датируют 531 годом изменение политики императора в благоприятную для них сторону благодаря влиянию Феодоры, его супруги. Юстиниан вел беседы в дворцовой библиотеке с монофизитскими монахами, собранными императрицей [7]. Между правителем и священнослужителями шли диспуты о путях достижения унии и преодоления разногласий в вероучениях.

Юстиниан и Феодора поддерживали связи с Антиохийским патриархом Севиром, главой монофизитов [4, с. 230]. В 532 году состоялось совещание Юстиниана с северианами (основной ветвью монофизитства). На нем впервые были предложены меры к преодолению церковного раскола [13, с. 244]. Но компромисс не был найден. Очевидно, что «политика переговоров» с монофизитам не дала результатов.

Тогда им в угоду в 544 г. Юстиниан издает знаменитый указ «О трех главах», который анафематствовал, т. е. отлучал от церкви трех авторов несторианского толка. Этот акт породил множество богословских споров. Византийские ортодоксы не поддерживали действия императора. Начались разделения и споры на всей территории Византийской империи [6]. В это время папу Вигилия доставили в Константинополь [5].

Даже один этот факт о том, что папу практически насильно везли в столицу, говорит о том, что духовенство не принимало указ «О Трех Главах», а Юстиниан старался всеми силами придать ему законную силу. В этих условиях назрела необходимость созыва Вселенского собора.

Пятый Вселенский собор 553 года в ходе длительных заседаний всё-таки принял постановление об осуждении авторов несторианских богословских сочинений. Стоит заметить, что в это же время было повторено осуждение ересей ариан и монофизитов [7]. Всё это говорит о том, что Юстиниан добился своей цели в ходе богословских споров — ему удалось сохранить равновесие в империи.

Ведь в данном случае  он не мог применять насилие в сторону еретиков-монофизитов, т. к. они были обширно представлены в восточной части Византии, и ко всему прочему среди  них появлялись сепаратистские настроения.В угоду православных на соборе были осуждены ереси ариан, несториан и монофизитов, но и последние получили уступку в виде осуждения несторианских сочинений.

Юстиниан повел себя как мудрый правитель, стараясь лавировать между интересами монофизитов, Византийской и Римской церквей для того, чтобы не оттолкнуть от себя ни одну из сторон, стремясь к созданию крепкой империи, основанной на единой вере.

Благодаря проведению активной церковной политики Юстиниану на время своего правления удалось добиться относительного религиозного спокойствия в государстве, а с помощью этого приблизиться к своей цели — восстановлению Римской империи.

Список литературы:

  1. Агафий Миринейский. О царствовании Юстиниана. Электоронная библиотека. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://bookz.ru/authors/agafii-mirineiskii/o-carstv_415/page-6-o-carstv_415.html(дата обращения: 07.10.12 г.)
  2. Васильев А.А. Юстиниан и его преемники // История Византийской империи. Т. 1. (время до крестовых походов). М.: 2000. — 511 с.
  3. Гийу А. Византийская цивилизация / А. Гийу. М.: У-Фактория, 2005. — 234 с.
  4. Евагрий Cхоластик. Церковная история / Перев. СПб. Духовной Академии. М.: Экономическое образование, 1997. — 639 с.

Источник: https://sibac.info/studconf/social/iv/29298

Шарль Диль — История Византийской империи

Так, казалось, заканчивалась эволюция, увлекавшая Византию, к Востоку; и можно было ожидать, что в недалеком будущем осуществится идеал чисто восточной империи, деспотически управляемой, обладающей хорошей администрацией, солидно защищенной, отказавшейся от политических притязаний на Западе, чтобы сосредоточить внимание на собственных нуждах, и не колеблющейся более перед тем, чтобы обрести религиозное единство на Востоке путем разрыва с Римом и основания под опекой государства церкви, почти независимой от папства. К несчастью, империя к концу V и к началу VI в. находилась в состоянии жестокого кризиса, препятствовавшего осуществлению этой мечты.

С 502 г . персы возобновили войну на Востоке; в Европе славяне и авары начали свои набеги к югу от Дуная. Внутренняя смута достигла крайних пределов.

Столицу волновали ссоры партий цирка, зеленых и синих; провинции, недовольные, разоренные войной, подавленные налогами, искали любого повода, чтобы предъявлять свои местные требования; правительство было непопулярно; могущественная православная оппозиция боролась за свою политику и предоставляла разным честолюбцам удобный повод для возмущений, наиболее серьезным из которых было восстание Виталиана (514).

Наконец, прочная память о римской традиции, поддерживавшая мысль о необходимости единства римского мира, «Романии», беспрестанно обращала умы на Запад.

Чтобы выйти из этого состояния неустойчивости, нужна была мощная рука, ясная политика с точными и определенными планами. Такую политику проводил Юстиниан .

В 518 г ., после смерти Анастасия, довольно темная интрига возвела на трон начальника гвардии Юстина.

Это был крестьянин из Македонии, лет пятьдесят назад явившийся в поисках счастья в Константинополь, храбрый, но совершенно неграмотный и не имевший никакого опыта в государственных делах солдат.

Вот почему этот выскочка, ставший основателем династии в возрасте около 70 лет, был бы весьма затруднен доверенной ему властью, если бы возле него не оказалось советчика в лице его племянника Юстиниана.

Уроженец Македонии подобно Юстину — романтическая традиция, делающая из него славянина, возникла в значительно более позднее время и не имеет никакой исторической ценности, — Юстиниан по приглашению своего дяди еще юношей явился в Константинополь, где получил полное римское и христианское воспитание. Он имел опыт в делах, обладал зрелым умом, сложившимся характером — всем необходимым, чтобы стать помощником нового владыки. Действительно, с 518 по 527 г . он фактически правил от имени Юстина в ожидании самостоятельного правления, которое длилось с 527 по 565 г .

Таким образом, Юстиниан в течение почти полувека управлял судьбами Восточной Римской империи; он оставил глубокий след в эпохе, над, которой господствует его величественный облик, ибо одной его воли было достаточно, чтобы пресечь естественную эволюцию, увлекавшую империю к Востоку.

Под его влиянием с самого начала правления Юстина определилась новая политическая ориентация.

Первой заботой константинопольского правительства стало примириться с Римом и положить конец расколу; чтобы скрепить союз и дать папе залог своего усердия в правоверии, Юстиниан в течение трех лет (518-521) яростно преследовал монофизитов на всем Востоке. Это сближение с Римом укрепило новую династию.

Помимо того, Юстиниан весьма дальновидно сумел принять необходимые меры для обеспечения прочности режима. Он освободился от Виталиана, своего наиболее страшного противника; особенную же популярность он приобрел благодаря своей щедрости и любви к роскоши.

Отныне Юстиниан начал мечтать о большем: он прекрасно понимал то значение, которое для его будущих честолюбивых планов мог иметь союз с папством; именно поэтому, когда в 525 г .

явился в Константинополь папа Иоанн — первый из римских первосвященников, посетивший новый Рим, — ему был устроен торжественный прием в столице; Юстиниан чувствовал, как нравится на Западе подобное поведение, как неизбежно оно приводит к сравнению благочестивых императоров, правивших в Константинополе, с арианскими варварскими королями, господствовавшими в Африке и в Италии. Так Юстиниан лелеял великие замыслы, когда после смерти Юстина, последовавшей в 527 г ., он стал единственным правителем Византии.

Юстиниан совершенно не походит на своих предшественников, государей V столетия. Этот выскочка, воссевший на трон цезарей, желал быть римским императором, и действительно он был последним великим императором Рима.

Однако, несмотря на свое неоспоримое прилежание и трудолюбие — один из придворных говорил о нем: «император, который никогда не спит», — несмотря на подлинную заботу о порядке и искреннее попечение о хорошей администрации, Юстиниан, вследствие своего подозрительного и ревнивого деспотизма, наивного честолюбия, беспокойной деятельности, сочетавшейся с нетвердой и слабой волей, мог бы показаться в целом весьма посредственным и неуравновешенным правителем, если бы он не обладал большим умом. Этот македонский крестьянин был благородным представителем двух великих идей: идеи империи и идеи христианства; и благодаря тому, что у него были эти две идеи, его имя остается бессмертным в истории.

Читайте также:  Первые русские князья - история России

Преисполненный воспоминаний о величии Рима, Юстиниан мечтал восстановить Римскую империю такой же, какой она некогда была, укрепить незыблемые права, которые Византия, наследница Рима, сохраняла в отношении западных варварских королевств, и возродить единство римского мира.

Наследник цезарей, он хотел подобно им быть живым законом, наиболее полным воплощением абсолютной власти и вместе с тем непогрешимым законодателем и реформатором, заботящимся о порядке в империи.

Наконец, гордясь своим императорским саном, он желал украсить его всей помпой, всем великолепием; блеском своих построек, пышностью своего двора, несколько ребяческим способом называть своим именем («юстиниановыми») выстроенные им крепости, восстановленные им города, учрежденные им магистратуры; он хотел увековечить славу своего царствования и заставить своих подданных, как он говорил, почувствовать несравненное счастье быть рожденными в его время. Он мечтал о большем. Избранник божий, представитель и наместник бога на земле, он взял на себя задачу быть поборником православия, будь то в предпринимаемых им войнах, религиозный характер которых неоспорим, будь то в огромном усилии, которое он делал для распространения православия во всем мире, будь то в способе, каким он управлял церковью и уничтожал ереси. Всю свою жизнь он посвятил осуществлению этой великолепной и гордой мечты, и ему посчастливилось найти умных министров, таких, как юрисконсульт Трибониан и префект претория Иоанн Каппадокийский, отважных полководцев, как Велисарий и Нарсес, и особенно, превосходного советника в лице «наивысокочтимейшей, богоданной супруги», той, кого он любил называть «своим самым нежным очарованием», в императрице Феодоре.

Феодора также происходила из народа. Дочь сторожа медведей с ипподрома, она, если верить сплетням Прокопия в «Тайной истории», приводила современников в негодование своей жизнью модной актрисы, шумом своих авантюр, а всего более тем, что победила сердце Юстиниана, заставила его на себе жениться и вместе с ним вступила на трон.

Несомненно, что пока она была жива — Феодора умерла в 548 г ., — она оказывала на императора огромное влияние и управляла империей в такой же мере, как и он, а может быть и в большей.

Происходило это потому, что несмотря на свои недостатки — она любила деньги, власть и, чтобы сохранить трон, часто поступала коварно, жестоко и была непреклонна в своей ненависти, — эта честолюбивая женщина обладала превосходными качествами — энергией, твердостью, решительной и сильной волей, осторожным и ясным политическим умом и, быть может, многое видела более правильно, чем ее царственный супруг. В то время как Юстиниан мечтал вновь завоевать Запад и восстановить в союзе с папством Римскую империю, она, уроженка Востока, обращала свои взоры на Восток с более точным пониманием обстановки и потребностей времени. Она хотела положить там конец религиозным ссорам, вредившим спокойствию и могуществу империи, вернуть путем различных уступок и политики широкой веротерпимости отпавшие народы Сирии и Египта и, хотя бы ценой разрыва с Римом, воссоздать прочное единство восточной монархии. И можно спросить себя, не лучше ли сопротивлялась бы натиску персов и арабов та империя, о которой она мечтала, — более компактная, более однородная и более сильная? Как бы то ни было, Феодора давала чувствовать свою руку всюду — в администрации, в дипломатии, в религиозной политике; еще поныне в церкви св. Виталия в Равенне среди мозаик, украшающих абсиду, ее изображение во всем блеске царственного величия красуется как равное против изображения Юстиниана.

Источник: https://profilib.net/chtenie/87338/sharl-dil-istoriya-vizantiyskoy-imperii-6.php

Правление Юстиниана (518-610)

Правление Юстиниана (518-610)

Общая характеристика. Правление Юстиниана в истории Византии предстает как грандиозная ошибка. Ошибка состояла в том, что был прерван нормальный и необходимый ход событий. В то время как империя фактически превратилась в империю Востока, а императоры V в.

теоретически сохраняя права на западную часть империи, на самом деле пренебрегли ими и принесли их в жертву во имя спасения восточной части, Юстиниан с самого начала своего правления обратил свои взоры и честолюбивые помыслы на Запад, к прошлому.

И для возрождения этой отмершей части империи он

приложил столь огромные усилия, что разорил ее жизнеспособную часть.

Анастасий умер в 518 г. не оставив потомства и не назначив преемника. Сенат и армия по обоюдному согласию возвели на трон необразованного, но отважного воина-иллирийца Юстина.

Ему помогал, в том числе и советами, племянник Юстиниан, также иллириец, но получивший хорошее классическое образование. Хотя Юстиниан официально стал править империей только в 527-м, можно считать, что он правил ею с 518 г.

Он умер в 565-м, и если принять во внимание длительность его правления, то VI столетие заслуживает названия века Юстиниана.

Современники оставили нам воспоминания о Юстиниане. Не всегда совпадающие друг с другом, они
едины в оценке необычайной работоспособности государя, его стремлении самому вникать во все дела, из-за чего изнуренные подчиненные прозвали его «император, не знающий сна».

Властный и надменный, весьма ценивший славу, помпезность и императорский престиж Юстиниан, само собой разумеется, был очень набожен и к тому же хорошо разбирался в богословии.

Известно, что в управлении страной большое участие принимала императрица Феодора, страстно любимая Юстинианом и коронованная вместе с ним в 527 г. Когда-то она, дочь смотрителя медведей на ипподроме, была танцовщицей, актрисой и, согласно молве, отличалась более чем свободными нравами.

Взойдя на престол, Феодора целиком посвятила себя величию своего положения, и ее поведение было безукоризненным. Ничто лучше не характеризует ее, чем слова, которые, как говорили, она произнесла в день, когда грозное восстание «Ника» едва не свергло Юстиниана.

Он был уже готов обратиться в бегство, когда жена остановила его, сказав: «Когда останется лишь одно спасение — бегство, я не хотела бы бежать. Те, кто носит корону, не должны пережить ее. Нравится мне старинное изречение, что пурпурные одежды — прекрасный саван».

Юстиниан преследовал две цели. Как римский император он хотел восстановить империю во всей ее целостности и процветании.

Как христианский император он считал справедливым заставить всех придерживаться православной веры и самому суверенно решать, каковы должны быть учение и организация церкви. Этим объясняются все действия Юстиниана.

Его внешняя политика полностью подчинялась замыслу отвоевать Запад, в то время как законодательная и административная деятельность была нацелена на возвращение империи ее земель и величия. Образцом Юстиниану служило славное римское прошлое.

Что же касается религиозных проблем, то Рим не предлагал никакого решения — и Юстиниан колебался. Сам он склонялся к согласию с Западом и с папством. Феодора, возможно более прозорливая и лучше понимавшая важность восточных провинций, советовала проводить политику, благосклонную к монофиситам.

Рекомендуем ознакомится: http://histerl.ru

Источник: http://worldunique.ru/punkt-1/istoriya-stran/30771-pravlenie-yustiniana-518-610

Васильев А.А. История Византийской империи. Том 1. Время до крестовых походов (до 1081 г.) [FB2]

Пер с англ. А.Г. Грушевой. — СПб.: Алетейя, 2000. — 968 с.«История Византийской империи» – это прекрасный образец работы общего плана, где кратко, ясно, с большим количеством ссылок на основные источники и исследования дана характеристика всех периодов истории Византии. Внешнеполитическая история изложена полностью.

Проблемы внутренней истории рассмотрены неравномерно, хотя основные проблемы внутренней жизни каждого периода затронуты или упомянуты.К переизданию цикла общих работ А. А. Васильева по истории Византии А.Г. Грушевой Основные вехи жизни А. А. Васильева Список трудов А. А.

Васильева Предисловия

Очерк разработки истории Византии

Краткий очерк разработки истории Византии на ЗападеОбщие популярные обзоры истории ВизантииОчерк разработки истории Византии в РоссииПериодика, справочные издания, папирология

Империя от времен Константина до Юстиниана Великого

Константин Великий и христианство«Обращение» КонстантинаАрианство и первый Вселенский соборОснование КонстантинополяРеформы Диоклетиана и КонстантинаИмператоры и общество от Константина Великого до начала шестого векаКонстанций (337—361)Юлиан Отступник (361—363)Церковь и государство в конце IV векаГерманский (готский) вопрос в IV векеНациональные и религиозные интересы эпохиАркадий (395—408)Разрешение готского вопросаФеодосии II Малый, или Младший (408—450)Богословские споры и третий Вселенский соборСтены КонстантинополяМаркиан (450—457) и Лев I (457—474). АспарЧетвертый Вселенский соборЗенон (474—491), Одоакр и Теодорих ОстготскийАкт единенияАнастасий I (491—518)Общие выводыЛитература, просвещение и искусство

Юстиниан Великий и его ближайшие преемники (518—610)

Царствование Юстиниана и ФеодорыВойны с вандалами, остготами и вестготами; их результаты. Персия. СлавянеЗначение внешней политики ЮстинианаЗаконодательная деятельность Юстиниана. ТрибонианЦерковная политика ЮстинианаЗакрытие афинской школыЦерковные проблемы и пятый Вселенский соборВнутренняя политика Юстиниана.

Восстание «Ника»Налогообложение и финансовые проблемыТорговля в царствование Юстиниана1Косма ИндикопловЗащита византийской торговлиНепосредственные преемники ЮстинианаВойна с персамиСлавяне и аварыРелигиозные делаФормирование экзархатов и переворот 610 г.

Вопрос о славянах в ГрецииЛитература, просвещение и искусство

Эпоха династии Ираклия (610—717)

Внешнеполитические проблемы. Персидские войны и кампании против авар и славянЗначение персидских кампаний ИраклияАрабыМухаммед и исламПричины арабских завоеваний VII векаЗавоевания арабов до начала VIII века. Константин IV и осада арабами КонстантинополяСлавянское продвижение на Балканском полуострове и в Малой Азии.

Основание Болгарского царстваПлан переноса столицы империиРелигиозная политика династии.

Монофелитство и «Изложение веры» (экфесис)«Образец веры» Константа IIШестой Вселенский собор и церковный мирВозникновение и развитие фемного строяСмута 711—717 годовЛитература, просвещение и искусство

Эпоха иконоборчества (717—867)

Исаврийская, или Сирийская, династия (717—802)Отношения к арабам, болгарам и славянамВнутренняя деятельность императоров Исаврийской, или Сирийской, династииРелигиозные противоречия первого периода иконоборчестваКоронование Карла Великого и значение этого события для Византийской империиИтоги деятельности Исаврийской династииПреемники Исаврийского дома и время Аморийской, или Фригийской, династии (820—867)Внешние связи Византийской империиПервое русское нападение на КонстантинопольБорьба с западными арабамиВизантия и болгары в эпоху Аморийской династииВторой период иконоборчества и Восстановление Православия. Разделение церквей в IX векеЛитература, просвещение и искусство

Эпоха Македонской династии (867—1081)

Вопрос о происхождении Македонской династииВнешняя деятельность государей Македонской династии.

Отношения Византии к арабам и к АрменииВзаимоотношения Византийской империи с болгарами и мадьярамиВизантийская империя и РусьПеченежская проблемаОтношения Византии к Италии и Западной ЕвропеСоциальное и политическое развитие. Церковные делаЗаконодательная деятельность македонских императоров.

Социальные и экономические отношения в империи. Прохирон и ЭпанагогаВасилики и ТипукитКнига Эпарха«Властели» и «бедные»Провинциальное управлениеСмутное время (1056—1081)Турки-сельджукиПеченегиНорманны

Просвещение, наука, литература и искусство

Источник: https://www.twirpx.com/file/1700281/

Ссылка на основную публикацию