Уничтожение местничества — история России

Ликвидация местничества

Уничтожение местничества - история России

Берх В. Царствование царя Федора Алексеевича и история первого стрелецкого бунта. Ч.1. — СПб., 1834. — 162 с.

Указ против местничества

Царь Алексей Михайлович, ведя 13 лет войну с поляками и шведами, приказал не считаться с местничеством. Сему примеру последовал и Царь Федор Алексеевич, при втором Чигиринском походе.

Именным указом велено было: покаместа Турская война минется и ни кому ни с кем нынешним разрядом, ныне и впредь в отечестве не считаться, и нынешнего разряду в отеческих делах в случай никому не ставить, и ни кому ни кого тем не попрекать, и в разряд к отеческим счетным делам ныне ни у кого ни на кого не принимать.

А кто, сказано далее, не будет сему указу повиноваться, тому быть: в наказании, разорении и в ссылке безо всякого милосердия и пощады. (С. 48)

Речь царева

Лица сии, Января 12-го, собрались в Царские чертоги и Князь Василий Васильевич Голицын прочитал им, по воле Государевой, челобитную выборных лиц.

По выслушании оной, Царь Федор Алексеевич произнес речь, в которой изложа как впредь от местничества, при ратных и посольских делах происходивший, так и действия Деда своего и Родителя к отклонению пагубного местничества, и несчастие от оного происшедшее под Конотопом и Чудновым просил: всем разрядам и чинам быть без мест, или по прежнему быть с местами?

Решительное положение уничтожить местничество

Власти отвечали на сие протяжною речью, в которой превознося мудрую прозорливость Царя, заключили оную следующими словами: «будем молить, дабы Господь Бог такое царское намерение благоволил привести к совершению, чтобы от того любовь сохранялась, вкоренялась в сердца и Царствие твое мирно строилось.»
Бояре, Окольничие и ближние люди присовокупили к сему, дабы Государь указал: разрядные случаи отставить и совершенно искоренить, дабы впредь те случаи никогда не вспомянулись. А кто кого укорит, того лишать чести, и вотчины его взять на Государя безпотворно.
В следствие сего общего одобрения, Государь приказал Князю М.Ю. Долгорукову и Думному Дьяку Семенову принести к себе Разрядные Книги, и отобрав записки о разрядных случаях, придать все сие огню. Всем исполнять службы без мест, друг друга не укорять и никому ни над кем не возноситься.

Сожжение Разрядных Книг

Уничтожение местничества
// История России в картинах. Вып.VI. / сост. В.Золотов. — СПб., 1865. — С. 64

Того же, 19-го Января, все помянутые книги сожжены в сенях передней Государской Палаты. Патриарх, все Духовные власти и бывшие в собрании посторонние лица, не трогались с мест до тех пор, пока помянутые книги совершенно не сгорели.

Соборное Деяние сие утверждено собственноручною подписью Царя: во утверждение сего Соборного деяния и в совершенное гордости и проклятых мест в вечное искоренение Моею рукою подписал.

Далее подписались: Патриарх, 6 Митрополитов, 2 Архиепископа, 3 Архимандрита, 42 Боярина, 28 Окольничих, 19 Думных Дворян, 10 Думных Дьяков, 46 Стольников, 2 Генерала, Полковников, 3 Стряпчих, 4 Дворян и 1 Жилец.

Уничтожение местничества было конечно необходимым в Царстве, вошедшем в состав образованных Европейских Государств, но Царю Федору Алексеевичу уже не так трудно было совершить сей подвиг; ибо в 13 лет войны, которую вел Царь Алексей Михайлович с Польшей и Швецией, местничество было уничтожено. (С. 88-90)

Источник: http://vvromanov.shpl.ru/page6c.html

Местничество в истории и причины его отмены

Главная > История > Местничество в истории и причины его отмены

Местничество — это специфическая система распределения должностей на Руси в Средние века. При получении служебного места брали во внимание знатность рода. Это породило монополизацию, которая давала способность получать высокие места только князьям и боярам, оставляя ни с чем поместных дворян являющихся опорой Русского государства и становлением централизованной системы в стране.

История появления местничества

Местничество — это система, позволяющая распределить должности в зависимости от знатности рода и служебного положения родственников. Появилась такая система ещё в начале XV века, но продержалась сравнительно недолго. 12 января 1682 года, местничество было отменено приговором Земского Собора.

Предпосылок к появлению местничества в Средние века было много. Основную роль сыграли перенятые элементы из польско-литовского законодательства.

Именно там впервые стали активно развивать передачу власти по наследству или получение должности согласно знатности рода.

Иерархия распределения должностных ролей запутана, из-за чего часто среди родственников вспыхивали скандалы, которые мог разрешить только царь с участием чиновников разрядного приказа.

Выделяют несколько критериев, оказывающих большое влияние на получение высокой должности.

  1. При распределении должностных мест учитывался возраст. Например, старший брат или сестра всегда имел приоритет при получении высокого служебного места.
  2. Положение на службе давало право иметь больший приоритет для продвижения по карьерной лестнице. Если человек проявил себя во время службы в армии или на работе, он получал незначительный перевес перед родственниками. Этот фактор учитывался, если члены семьи находятся в равном положении.
  3. Основную роль играла фамилия. В зависимости от занимаемой служебной ступени родственниками распределялись должности между остальными членами семьи.

Эта система была отменена 1682 году приговором Земского Собора по приказу Фёдора Александровича и причиной этому послужила борьба за укрепление вооружённых сил России.

Оценка местнической системы в истории

Большинство историков склоняются к негативному влиянию местничества на развитие Русского государства, так как служебные места распределялись по знатности. Таким образом, большая часть контролирующих мест в государстве занимали люди, которые не имели способностей или талантов при руководстве страны.

В истории есть немало примеров, когда глупость людей высокого сословия приводила к большим проблемам. Местничество также позволяло практически гарантировать высокое место людям из знатного рода и поэтому многие не проявляли должного старания в достижении высокого положения и обучению контролю государством.

Даже несмотря на большие отрицательные качества такой системы, находятся и положительные стороны. Местничество в каком-то роде примиряло аристократов из разных государств.

На рубеже XV—XVII века аристократия состояла из татарских царевичей, русских князей, появившихся при присоединении новых земель, и литовско-русских беглых бояр. Каждый из них благодаря системе знал должность, которую он займёт, и что перейдёт по наследству благодаря знатному имени семьи.

Подобное распределение должностей исключало множество споров и конфликтов, которые могли бы возникнуть среди людей различных по характеру, национальности и менталитету.

Основные проблемы местничества

Первая проблема, которая привела к ограничению системы местничества, связана с военными реформами. Они были проведены при правлении Ивана Грозного. При системе местничества посты в армии занимали согласно родословной, что негативно сказывалось на боевой подготовке.

Многие члены семьи, получившие пост по наследству, не представляли, как руководить армией и тем более воевать. Первые поправки в этой системе коснулись как раз распределения должностей в русской армии.

Иван Грозный запретил использовать местничество и оставил эту систему только политической системе, но и тут были свои проблемы.

Бояре, призванные на службу согласно своей родословной линии, перестали поддерживать и развивать государство. Основное время уходило на семейные споры и выяснение положения перед царём.

Как правило, местническая система определяла даже место за столом с русским государем, и многие отстаивали свою позицию по этому вопросу, доказывая своё более высокое положение.

Споры приходилось решать царю и в какой-то момент таких «местнических споров» стали слишком много.

Подобные негативные стороны местнической системы приводили к тому, что она теряла свою весомость при распределении должностей. Такому повороту событий способствовал и русский государь, который постоянно вносил свои поправки.

В какой-то момент местничество полностью утратило свою работоспособность, но официально оно было отменено только через 100 лет, 12 января 1682 года решением Земского Собора.

Все книги, которые описывали системы местничества, были сожжены в том же году.

Использование системы местничества сегодня

Современные государства официально не используют и негативно относятся к использованию местничества, но есть и неофициальное распространение. В большинстве стран СНГ на неофициальном уровне происходит передача власти или служебных мест по наследству.

Это нарушает не только имидж государств, но и приводит к ухудшению работы в различных сферах. Например, если отец был первоклассным хирургом, это не значит что его сын или дочь будут иметь такие же знания и талант.

Передача служебного положения по родословной негативно сказывается на работе и успехе самого человека, ведь груз ответственности и ожиданий после родственника возрастает.

В России с подобной проблемой борются такими путями, как:

  • привлечением молодых специалистов сразу после получения необходимого образования;
  • контролем качества выполненной работы.

Бывает даже что фирмы или государственные организации принимают на работу только 1–2 человек с семьи.

Заключение

Изучая историю России обязательно нужно знать определение, когда было создано и причины отмены местничества. Википедия, различные литературные издания, видеоматериалы и мнения множества историков помогут шире разобраться в этом вопросе и, возможно, раскрыть свою точку зрения по этому вопросу.

Источник: https://obrazovanie.guru/istoriya/mestnichestvo-v-istorii-i-prichiny-ego-otmeny.html

Царь Феодор Алексеевич отменил местничество – получение государственных постов в зависимости от родовитости :: Издательство Русская Идея

12.01.1682 (25.01). – Царь Феодор Алексеевич отменил местничество – систему получения государственных постов по степени родовитости.

Сожжение разрядных книг в царском дворце. К.В. Лебедев, 1897

Царь Феодор Алексеевич (1661–1682) в своей недолгой жизни царствовал всего шесть лет. Однако в его правление в России было проведено немало реформ (см.

в его биографической статье), которые можно считать упразднением вековых традиций Московской Руси, отстававших от потребностей социально-экономического развития. Важнейшей из этих реформ была отмена местничества решением Земского Собора 1682 г.

Собор был созван «для устроения и управления ратного дела», но провел и реформу административного управления, отменив систему местничества.

До тех пор существовали правила, когда каждый дворянин при вступлении на административную, военную или придворную службу получал чин в согласии с местом, какое занимали в государственном аппарате его предки, минуя низшие должности.

В такой системе служебной иерархии положение человека зависело не от личных заслуг, а от происхождения. Название местничества произошло от давнего обычая занимать место на пиру в соответствии со знатностью.

При Иоанне Грозном был составлен «Государев родословец», в котором была перечислена высшая знать, и «Государев разряд» – списки назначений на высшие должности, начиная со времен Иоанна III.

На основе «Родословца» и «Разряда» производились все новые назначения, причем местнические правила были очень сложны при наличии других близких родственников (кто знатнее?) и тем более, когда заходил спор двух разных родовитых семей.

В этом случае рассматривались все исторические прецеденты, записи о назначениях, семейные воспоминания о том, кто и на каком месте сидел при таком-то Великом князе или Царе. Нередко назначаемый на должность бил челом Государю о том, что ему негоже служить ниже такого-то боярина, ибо такая «потеря чести» могла создать прецедент и для понижения статуса у потомства.

Местнические споры были особенно опасны во время военных действий, когда назначения воевод затягивались из-за подобных споров и это мешало боеспособности войска. По этой причине уже с XVI века во время военных походов Царь особым указом повелевал всем «быть без мест».

Читайте также:  Этапы закрепощения крестьян (таблица) - история России

К тому же система местничества мешала и накоплению должного опыта работы управленцами, и обновлению административного слоя свежими способными кадрами, и борьбе с шляхетскими нравами родовитого боярства. Назревшее решение Собора сжечь разрядные книги с перечнями должностей положило всему этому конец.

Их сожжение сопровождалось словами: «Да погибнет во огни оное богоненавистное, враждотворное, братоненавистное и любовь отгоняющее местничество и впредь да не воспомянется вовеки!» Взамен разрядных было приказано завести Родословную книгу, в которую вписывали всех родовитых и знатных людей, но уже без указания их места в Думе.

С отменой местничества стало падать и значение аристократического элемента власти – Боярской думы (хотя она прекратила свою деятельность лишь при Петре I).

В известной мере это можно назвать «демократизацией» административного слоя, поскольку каждый способный дворянин мог теперь безпрепятственно подняться по служебной лестнице выше своих предков.

Эта реформа также предварила введение в России чинов (осуществленное петровской «Табелью о рангах») и предполагала разделение военной и гражданской властей, хотя осуществить всё это в должной мере не успели из-за смерти Царя Феодора в 21-летнем возрасте.

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25012504Оставить свой комментарий

Источник: https://rusidea.org/25012504

Местничество

В Русском государстве   главным совещательным органом при князе и царе была Боярская дума, которая существовала с конца 14 века вплоть до концы 17 века, когда  была преобразован в Сенат.  В ней было распространено так называемое местничество. Что это такое? Почему со временем цари стали сначала его ограничивать , а потом и вообще отменили? Разберёмся  в этом.

Что такое местничество?

Определение термина связано со словом место. Именно местом за княжеским столом считали своё положение бояре. И чем ближе к князю или царю находился боярин, тем более влиятельным он был в думе.

Таким образом, местничество — это положение бояр в Боярской думе, которое определялось знатностью рода и передавалось по наследству.

Это своеобразная система распределения должностей между членами думы, которая существовала в русском государстве с 14 века.

Из истории

  • Местничество берёт начало с древности, когда князья окружали себя княжеским советом с совещательным голосом. В 14 веке Боярская дума стала официальным высшим органом власти с совещательными функциями. Последнее слово, конечно, всегда оставалось за князем, позже царём. В думе должности распределялись по знатности рода.
  • Борьбу с непокорным боярством яро вёл Иван Грозный( и опричнину –то он ввёл с этой целью). Он первым ограничил местничество, что привело к возможности попасть в думу людей из менее знатных родов, но одарённых и талантливых. Произошло это в 1550 году.
  • Местничество окончательно отменено на Земском Соборе в 1682 году, в правление Романова Фёдора Алексеевича.Причины отмены местничества
  • Местничество превращало Боярскую думу в некоторую замкнутую группу,  потому что в неё могли входить только представители определённых знатных родов.
  • Часто в думе происходили споры между боярами, стремившимися  доказать знатность своего рода. Споры разрешал князь , а позже царь с членами Разрядного приказа. Хотя нужно отметить, что местничество и оберегало страну от этих боярских споров, которые порой доходили даже до серьёзных столкновений.
  • Не всегда знатность рода была одновременно и признаком ума, способностей человека. Это приводило в к тому, что в Боярской думе находились люди ограниченные, не способные к управлению государством.
  • Местничество тормозило привлечение в органы власти людей талантливых, умных, хороших организаторов и администраторов, что тормозило развитие страны в целом.

Переносное значение слова « местничество»

Сегодня данный термин часто используют в переносном смысле, если чиновник, облачённый властью, преследует только узко местные интересы, не думая об общегосударственных( местнические интересы, местнические претензии).

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

Бесплатные шаблоны для Joomla на web-disign.ru.

E-mail

Powered by Warp Theme Framework

Источник: http://poznaemvmeste.ru/index.php/126-terminy-istoriya/561-mestnichestvo

Сергей Платонов — Полный курс лекций по русской истории

В самые последние дни царствования Федора Алексеевича был, например, составлен проект высшего училища, или так называемой Греко-Латинской академии (этот проект напечатан в VII томе Древней Российской Вивлиофики).

Он возник таким образом: с Востока в Москву приехал монах Тимофей, сильно тронувший царя рассказом о бедствиях Греческой церкви и о печальном состоянии в ней науки, так необходимой для поддержания на Востоке православия. Это подало повод учредить в Москве духовное училище на 30 человек, начальником которого был сделан сам Тимофей, а учителями – два грека.

Целью этого предприятия, было, таким образом, поддержание православия. Но этим небольшим училищем не довольствуются, – и вот появляется проект академии, характер которой выходит далеко за пределы простой школы. В ней должны были преподаваться грамматика, пиитика, риторика, диалектика и философия «разумительная», «естественная» и «правая».

Учителя академии должны были все быть с Востока и, кроме того, с ручательством патриархов. Но этим еще не исчерпывалась задача академии, – академия должна была следить за чистотой веры, быть орудием борьбы против иноверцев, из нее должны были выходить апологеты православия, ей присваивалось право суждения о православии всякого, и иноземца, и русского.

«Московская академия, по проекту царя Федора, – говорит Соловьев, – это цитадель, которую хотела устроить для себя православная церковь при необходимом столкновении своем с иноверным западом; это не училище только, это страшный инквизиционный трибунал. Произнесут блюститель с учителями слова виновен в неправославии, – и костер запылает для преступника» (Ист.

России, XIII, гл. 11). Нужно заметить, что академия была учреждена после смерти Федора, и первыми ее учителями были вызванные с Востока ученые братья Лихуды (Иоаникий и Сафроний).

Другим замечательным актом царствования Федора было уничтожение местничества. В конце 1681 г.

в Москве были собраны две комиссии: одна состояла из выборных от служилого сословия и была призвана с целью обсуждения лучшего устройства военных сил или, как сказано в указе, «для устроения и управления ратного дела», а другая состояла из выборных от тяглых людей и занималась выработкой новой системы податей. Обе действовали под руководством князя В. В. Голицына.

Этот съезд выборных давал полный состав Земского собора, но комиссии тем не менее не соединились в соборе ни разу и заседали в разное время. Тяглая комиссия кончилась ничем, хотя показала лишний раз неудовлетворительность податной системы Московского государства и дала собой лишний прецедент Петру Великому при замене поземельной подати подушным окладом.

Служилая комиссия, напротив, имела важные последствия: кроме того, что ею были проектированы различные реформы в военном устройстве, выборные люди в своих работах пришли к мысли подать государю челобитье об уничтожении местничества. По этому поводу 12 января 1682 г.

государь созвал торжественное собрание духовенства, думы и выборных придворных чинов для обсуждения челобитья и уничтожения «мест».

Может показаться странным с первого раза, почему в заседании участвовала не служилая комиссия, а только выборные высших чинов, но дело в том, что, во-первых, государь знал из самого челобитья мнение комиссии относительно этого вопроса, а, во-вторых, именно в высших слоях местничество и было крепко; высшие слои преимущественно практиковали его и были наиболее заинтересованы в вопросе об уничтожении этого обычая. На вопрос царя духовенству о местничестве патриарх отвечал: «Аз же и со всем освященным собором не имеем никоея достойныя похвалы принести великому вашему царскому намерению за премудрое ваше царское благоволение». Бояре же и придворное дворянство сами просили уничтожить «места» – «для того: в прошлые годы во многих ратных посольствах и всяких делах чинились от тех случаев великия пакости, нестроения, разрушения, неприятелям радование, а между нами (служилыми) богопротивное дело – великия, продолжительныя вражды». Руководствуясь подобными ответами, царь указал сжечь разрядные книги, в которых записывались местнические дела, и отныне всем быть без мест. На это собрание единодушно отвечало: «Да погибнет в огне оное богоненавистное, враждотворное, братоненавистное и любовь отгоняющее местничество и впредь – во веки». Так передает «Соборное уложение» 1682 г. об уничтожении местничества. Но еще за 70-80 лет перед тем боярство очень крепко держалось за право местничества, а бояре говорили: «То им смерть, что им без мест быть». По какой же причине нарушился старый обычай без малейшего сопротивления со стороны тех, которые шли когда-то под опалу и в тюрьму, отстаивая родовую честь? Дело в том, что места были относительны; само по себе низкое место не бесчестило родовитого человека, если только такие же места занимали с ним одинаково родовитые люди. Поэтому, чтобы считаться местами, надо было помнить относительную честь стародавних честных родов. Но в XVII в, родовитое боярство или повымерло (одними из знатнейших в то время считались князья Одоевские, которые в XVI в. далеко не были такими), или же упало экономически (у некоторых из тех же Одоевских не было ни поместий, ни вотчин). Вследствие этого при частных пробелах в рядах боярства и при многих захудалых линиях считаться местами было очень трудно. Далее, в счеты родовитой знати в XVII в. впутывается постоянно неродовитое дворянство, поднявшееся по службе благодаря упадку старого боярства. (В 1668 г., например, из 62 бояр и думных людей только 28 принадлежали к тем старым родам, которых предки в XVI в. были в думе). Но хотя это новое дворянство и местничалось, однако оно вряд ли могло дорожить этим обычаем: для него было выгоднее заменить повышение помощью местничества началом выслуги. Старое же боярство, затрудненное в своих счетах убылью и понижением своих членов, проигравшее на службе при столкновении с новыми передовыми чинами московской администрации, равнодушно смотрело на частые отмены «мест», которые постоянно были в XVII в. Местничество практически становилось неудобным вследствие распадения старого боярства и именно поэтому теряло свою ценность для этого боярства, не приобретая живого смысла для новой служебной аристократии. Проф. Ключевский по этому поводу справедливо отмечает, что «не боярство умерло, потому что осталось без мест, чего оно боялось в XVI в., а места исчезли, потому что умерло боярство, и некому стало сидеть на них». В связи с уничтожением местничества тот же ученый ставит возникший при Федоре так называемый «Проект устава о служебном старшинстве бояр». Этот проект впервые ясно выразил необычную в Московском государстве мысль о полном разделении гражданских и военных властей. С другой стороны, этот проект предлагал учреждение постоянных наместничеств (Владимирского, Новгородского и др.) и устанавливал строго старшинство одного наместника над другим. Однако все эти предначертания не были осуществлены, и замены родового старшинства (в местничестве) старшинством служебным (по должности) не последовало.

Читайте также:  Борьба за власть в 1953 - 1957 гг. возвышение н. с. хрущева - история России

https://www.youtube.com/watch?v=N8M-x8NcwSE

В научных трудах очень часто XVIII и XIX вв. представляются особым периодом в историческом развитии нашей государственной жизни. Этому периоду усвоено несколько названий: одни зовут его «Императорским», другие «Петербургским», третьи просто называют это время новой русской историей.

Новую русскую историю обыкновенно начинают с так называемой эпохи преобразований нашего общественного быта. Главным деятелем этих преобразований был Петр Великий.

Поэтому время его царствования представляется нашему сознанию той гранью, которая отделяет старую Русь от преобразованной России.

С этой грани нам и должно начать свое изучение последней и прежде всего, стало быть, познакомиться с сущностью преобразований и с преобразовательной деятельностью Петра.

Но деятельность Петра до сих пор не имеет в нашем общественном сознании одной твердо установленной оценки. На преобразования Петра смотрели разно его современники, смотрим разно и мы, люди XIX и начала XX в.

Одни старались объяснить себе значение реформы для последующей русской жизни, другие занимались вопросом об отношении этой реформы к явлениям предшествовавшей эпохи, третьи судили личность и деятельность Петра с нравственной точки зрения.

Источник: https://profilib.net/chtenie/44706/sergey-platonov-polnyy-kurs-lektsiy-po-russkoy-istorii-131.php

Местничество как гениальное изобретение русского народа — Православный журнал «Фома»

Больше трехсот лет назад молодой русский царь Федор Алексеевич решил искоренить в своей державе нечто дьявольское, а именно местничество. В речи перед собранием властей духовных и светских он с гневом обличил это порождение преисподней: «Сие местничество… благословенной любви вредительно, миру и братскому соединению искоренительно… паче же всевидящему оку мерзко и ненавистно!».

Что современный образованный русский знает о местничестве?

Портрет Фёдора Алексеевича, первая половина XIX в.

Существует абсолютно неверный стереотип, согласно которому местничество — пустая игра спесивых вельмож. Будто бы местнические споры и тяжбы лишь отнимали у них время, необходимое для полезной государству деятельности. Будто бы местничество — нелепый плод «кондовой толстозадой» Руси, не сумевшей достойным образом организовать жизнь высших сословий.          

Так, на первый взгляд может показаться глупым и даже неприличным поведение военачальников, отказывающихся идти в поход под началом недостаточно знатного воеводы. И, несомненно, с колокольни XXI века трудно одобрить ситуацию, когда более знатный человек ставится выше, чем более одаренный или же более заслуженный.

Всё это — плоды местничества.

Почему же при таких «рисках» русское общество цеплялось за местничество, а русское государство долгое время не решалось его ликвидировать? Ведь оно существовало более полутора столетий! В одной ли «косности» тут дело?

На протяжении века местничество давало огромную пользу. Столь значительную, что его следовало бы считать гениальным плодом социального творчества русского народа.

В конце XV — начале XVI века из крошева маленьких независимых княжеств появилось огромное единое русское государство, Россия. Москва, ставшая столицей колоссальной державы, оказалась до отказа наполненной высокородными аристократами — как своими, так и явившимися с разных концов страны.

Это было одновременно и очень ценное, и очень беспокойное приобретение для монархов. С одной стороны, в их распоряжении оказалось великое количество людей, с детства обучавшихся двум искусствам: водить полки и управлять землей. «Мужей брани и совета» можно было щедрой рукой черпать из неиссякаемого запаса и расставлять на ключевые должности «от Москвы до самых до окраин».

Однако многие из них еще очень хорошо помнили те славные времена, когда их отцы или деды являлись самостоятельными государями — объявляли войны, заключали договоры, вводили новые законы, ставили на монетах свои имена.

Рябушкин А. Сидение царя Михаила Фёдоровича с боярами в его государевой комнате. 1893 г.

Вся это шумное, горделивое, воинственное собрание людей богатых, знатных, владеющих навыками войны и правления, следовало не только рационально использовать на благо страны, но также удерживать от двух крайне опасных действий. Во-первых, от интриг и заговоров против самого государя московского. Во-вторых, от междоусобных конфликтов. Последние могли обойтись чрезвычайно дорого.

Великие князья московские располагали целым набором способов, как избавиться от подобных угроз. Они могли просто-напросто использовать вооруженную силу. Но предпочитали более тонкий подход.

А именно — всеобъемлющую систему «гарантий». Ведь местничество и представляет собой, по сути, именно систему «гарантий».

Всякий знатный род, заняв когда-то высокое положение при дворе государя московского, послужив ему на войне или в мирном управлении, мог рассчитывать на столь же высокие назначения в будущем.

Такова глубинная сущность местничества: 70-100 родов, добившихся высокого положения в конце XV — первой половине XVI века, закрепляли за собой этот статус на много поколений вперед.

Время шло, а им по-прежнему давали солидные должности, их жаловали землями, они находились, как тогда говорили «у государя в приближении».

Принадлежность к такому роду, то есть «высокая кровь», обеспечивала превосходные стартовые позиции.

Молодой человек, придя на службу, знал: если он не окажется совершенным глупцом или трусом, если он не заработает монаршую опалу «изменными делами», то войдет, как и его предки, в «обойму» великих людей царства.

Сложности вызывало одно: не столь уж просто определить, какое место занимает данный конкретный род среди прочих родов знати. Кто выше? Кто ниже? Кому положено больше?

За свое положение в «иерархии мест» знатные люди сражались отчаянно и непримиримо. Местническая «находка», то есть победа в тяжбе с другим аристократом, считалась успехом, равным обретению высокого чина.

Что же касается местнической «потерьки», то есть проигрыша дела, то ее воспринимали крайне болезненно.

Для служилого аристократа лучше было попасть в опалу, уйти в монастырь, лишиться выгодного назначения, если альтернативой становилась утрата частички родовой чести.

Но как выводить аристократов из состояния серьезного местнического столкновения? У соседей — поляков, литовцев — конфликт между двумя знатными людьми приводил к череде взаимных «наездов». Иначе говоря, нападений на села неприятеля и кровавых стычек с его бойцами, заканчивающихся порой разорением и сожжением его усадьбы.

Во Франции дворянство истребляло себя на дуэлях… Способы, мягко говоря, не самые цивилизованные. К тому же, направлявшие боевую активность дворянства не наружу, против общего врага, а внутрь, против собратьев — людей одного языка и одной веры. Для государства крайне нерасчетливо поддерживать подобную практику.

И у нас, в России, научились решать «разводить» тяжущихся аристократов с помощью особого, местнического суда.

Итак, местничество давало нашей знати способ мирно решать проблемы, связанные с конкуренцией при дворе. Судиться, а не устраивать кровопролитные «наезды». Вести тяжбы, а не поднимать восстания.

Сколько человеческих жизней спасло местничество! В стране, где аристократов оказалось слишком много, оно не дало им передраться. С другой стороны, монарх, даже такой самовластный, как Иван IV, не мог разрушить местническую систему.

Она гарантировала сотням родов права на участие в распределении власти. А значит, служила препятствием для тиранического произвола.

Выходит, не столь уж плох порядок, при котором «кровь» ставилась выше «службы». На протяжении века он избавлял страну от великих потрясений. Отчего же к концу XVII века для царя и Церкви он превратился в орудие бесовских козней?<\p>

Любой общественный порядок может с течением времени устареть.

Устарело и местничество. Середина XVII века, правление первых Романовых, — время, когда достоинства местничества свелись к скромным величинам, а недостатки стали весьма заметны.

Прежде всего, от какой «фронды» могло в XVII веке оборонить местничество? Ушли в небытие рода величайшие, «честнейшие» — князья Бельские, князья Мстиславские, князья Шуйские, князья Воротынские, князья Телятевские-Микулинские… Да и память о временах, когда недавние предки высшей знати играли роль самостоятельных правителей, исчерпалась. В коллективном сознании нашей знати Московское государство стало единственно возможной политической реальностью. Она уже не мечтала вновь разделить его на суверенные лоскутки, она, скорее, желала шляхетских вольностей, как у поляков, но только в рамках единой державы.

Скверно относилось к местничеству Церковь: когда-то спасительное для России, оно пронизало все русское общество снизу доверху и наполнило его бесконечными сварами, грызней, интриганством.

Оно отводило людей от идеала христианской любви и заставляло смотреть на ближних прежде всего как на соперников в борьбе за «место».

Патриарх Иоаким высказался на этот счет ясно: «Всякому разумно есть, яко идеже любовь, тамо и Бог, тамо и вся благая… А до сего настоящего времени от отечественных местничеств, которыя имелись меж высокородными, велие противление той заповеданной Богом любви чинилось… аки от источника горчайшего».

Наконец, местничество мощно тормозило преобразования, проводившиеся в армии.

Первые Романовы начали постепенно ограничивать местничество. Окончательно отменил его в 1682 году царь Федор Алексеевич — третий в этой династии.

В «соборном деянии» об уничтожении местничества говорилось: «Быти всем во всех чинах без мест…» А кто нарушит это постановление, того «…лишить данные ему милости государской, чести, в каковой он тогда будет, а поместья его и вотчины взять на великого государя».

Источник: https://foma.ru/mestnichestvo-kak-genialnoe-izobretenie-russkogo-naroda.html

Время царя Федора Алексеевича (1676-1682)

     В  борьбе старого и нового  порядка победа скоро склонилась  на сторону новшеств,  получивших право гражданства в  умах  и перешедших  в  жизнь  при сыновьях Алексея Михайловича.

Для того чтобы узаконить новшества, необходимо было, чтобы московский государь склонился на сторону нового порядка, стал за него сам, —  и  мы  видим, что оба сына  Алексея Михайловича, Федор и Петр, стояли очень определенно на его стороне.

Но  история культурной реформы  при Федоре Алексеевиче очень отличается от последующей преобразовательной эпохи.

      При  Федоре  Алексеевиче реформа  не выходила из  Москвы и  придворного мира, она касалась только верхних слоев московского  общества и только в них развивалась. В глазах народа в это  время государственные мероприятия еще не были реформацией.

      Затем,  при Федоре  Алексеевиче,  и  характер реформы был иной, чем при Петре.

  При первом мы наблюдаем влияние  киевское и греческое,  и культурные новшества служат преимущественно интересам церкви, а заимствование  с запада идет, как прежде при Алексее Михайловиче, еще без системы, удовлетворяя лишь частным  практическим  нуждам  государства,   что  мы  видим,  например,   в устройстве войска  по европейскому  образцу.

При Петре  Великом действует не только  киевское влияние,  но  и западное; в то  же время  и область реформы расширяется, не ограничиваясь  одной  церковной  сферой  и  высшим  классом, новшества  систематически охватывают все стороны жизни, весь государственный организм.

      Но и  при Федоре, и  при Петре, как  уже  замечено, для успеха новшеств необходима  была  не одна санкция, но  и  почин  верховной власти.

Хотя само русское  общество  в  значительной  своей  части  и  понимало  необходимость реформы, тем не менее своими силами оно не могло идти ей навстречу,  так как не  представляло в  себе  никаких  крепких  и  самостоятельных  общественных союзов,   которые   могли  бы   осуществить   реформу;   местные  же  союзы, установленные  государством, все  существовали  в  интересах последнего,  не проявляя  самостоятельной  деятельности. Только отдельные  лица  в  пределах своей частной  жизни могли вводить новшества, но это так и оставалось личным делом (как это  и было при Алексее Михайловиче) и не развивалось далее, если правительство не сочувствовало этому делу. Поэтому осуществить реформу могло одно только правительство своим авторитетом.

      Слабый и больной Федор  Алексеевич немного сделал в в этом направлении, но драгоценно и то, что он личными  симпатиями определеннее своего отца стал на  сторону  реформы.

  Воспитанник  Симеона  Полоцкого, знавший  польский  и латинский языки, слагавший  вирши, Федор сам стал киевлянином по духу и  дал простор киевскому  влиянию, которое вносило к нам с собой и некоторые, мало, впрочем, заметные, польские черты.

        Федор Алексеевич вступил на престол четырнадцати лет. Еще мальчиком был он  чрезвычайно хилым и  болезненным.

В царской  семье господствовал раздор, происходила  борьба между двумя  партиями:  с одной стороны,  стояла  партия Наталии Кирилловны Нарышкиной,  мачехи Федора, с  другой  — сестер  и теток царя, около которых группировалась  родня  первой  жены царя  Алексея, Марии Ильинишны, —  Милославские.

Последние  одержали верх, результатом чего было падение Артамона Сергеевича Матвеева.  За приверженность к западной науке он был  обвинен в  чернокнижии  и  отправлен  в  ссылку в  город Пустозерск.

Но влияние  Милославских, погубивших  Матвеева, недолго  длилось:  их  заменили любимцы  царя  Федора,   постельничий  Языков   и   стольник  Лихачев,  люди образованные, способные  и добросовестные. Близость их к  царю и влияние  на дела были очень велики.  Немногим меньше было значение князя В. В. Голицына. В  наиболее важных внутренних  делах времени  Федора  Алексеевича непременно нужно искать почина этих именно лиц, как руководивших тогда всем в Москве.

      В первое время  царствования  Федора  московское правительство  всецело было поглощено внешними делами — вмешательством турок в малороссийские дела и беспорядками  в самой  Малороссии. С большими  только усилиями удалось  (в 1681  г.) удержать за  собой  новоприсоединенный  край.

  И  благодаря  таким внешним осложнениям  во  внутренней  деятельности правительства  при  Федоре незаметно  никакого почти движения до последних лет его царствования.

Зато в самом его конце  под влиянием  новых любимцев царя оживилась  эта внутренняя деятельность и оставила по себе несколько любопытных мер и проектов.

      В самые последние дни царствования Федора  Алексеевича  был,  например, составлен  проект  высшего  училища.  или  так  называемой   Греко-Латинской академии  (этот проект напечатан в VII  томе Древней Российской Вивлиофики).

Он возник таким  образом: с Востока в Москву  приехал монах Тимофей,  сильно тронувший  царя  рассказом  о  бедствиях  Греческой  церкви  и  о  печальном состоянии  в   ней  науки,   так  необходимой  для  поддержания  на  Востоке православия.  Это  подало  повод учредить в Москве духовное  училище  на  30 человек, начальником  которого  был сделан  сам  Тимофей, а учителями — два грека.

   Целью  этого   предприятия,  было,   таким   образом,   поддержание православия.  Но  этим  небольшим  училищем  не  довольствуются,  —  и  вот появляется  проект  академии,  характер которой  выходит  далеко за  пределы простой  школы.  В  ней  должны  были   преподаваться  грамматика,  пиитика, риторика, диалектика и философия «разумительная», «естественная» и «правая».

Учителя  академии  должны  были  все   быть  с  Востока  и,  кроме  того,  с ручательством патриархов. Но  этим еще не исчерпывалась  задача академии, — академия  должна была следить за чистотой  веры, быть  орудием борьбы против иноверцев,   из   нее   должны  были  выходить  апологеты  православия,   ей присваивалось право суждения о православии всякого, и иноземца,  и русского.

«Московская академия, по проекту царя  Федора,  —  говорит Соловьев, — это цитадель,   которую  хотела  устроить  для  себя  православная  церковь  при необходимом столкновении своем с иноверным  западом; это  не училище только, это  страшный инквизиционный  трибунал. Произнесут  блюститель  с  учителями слова виновен в  неправославии, — и костер запылает для  преступника» (Ист.

России,  XIII, гл. 11). Нужно заметить,  что академия  была  учреждена после смерти Федора, и первыми ее учителями были вызванные с Востока ученые братья Лихуды (Иоаникий и Сафроний).

      Другим  замечательным   актом  царствования   Федора  было  уничтожение местничества.  В конце  1681  г.

в Москве  были  собраны две  комиссии: одна состояла  из  выборных  от  служилого  сословия  и  была  призвана  с  целью обсуждения  лучшего  устройства  военных  сил или, как сказано в указе, «для устроения  и управления  ратного  дела»,  а другая  состояла  из выборных от тяглых людей  и занималась выработкой новой системы податей. Обе действовали под руководством  князя  В. В.

  Голицына. Этот съезд  выборных давал  полный состав Земского собора, но комиссии тем не менее не  соединились в соборе ни разу  и  заседали в  разное  время.

  Тяглая  комиссия кончилась  ничем, хотя показала  лишний  раз  неудовлетворительность  податной  системы Московского государства  и  дала  собой  лишний  прецедент  Петру  Великому  при  замене поземельной  подати подушным  окладом.

  Служилая  комиссия, напротив,  имела важные последствия: кроме того, что  ею были проектированы различные реформы в военном устройстве,  выборные люди  в своих работах пришли к  мысли подать государю челобитье об  уничтожении  местничества. По этому поводу  12 января 1682 г.

государь созвал  торжественное собрание духовенства, думы и выборных придворных  чинов для  обсуждения  челобитья  и  уничтожения  «мест».

  Может показаться странным с  первого  раза,  почему  в  заседании  участвовала  не служилая комиссия, а  только выборные высших  чинов,  но  дело  в том,  что, во-первых, государь знал  из самого  челобитья мнение  комиссии относительно этого вопроса, а,  во-вторых,  именно в  высших слоях  местничество  и  было крепко;  высшие  слои  преимущественно  практиковали  его  и  были  наиболее заинтересованы в  вопросе  об  уничтожении  этого  обычая.  На  вопрос  царя духовенству о местничестве патриарх отвечал:  «Аз  же  и со  всем освященным собором не имеем  никоея достойныя похвалы принести великому вашему царскому намерению за премудрое  ваше царское  благоволение». Бояре  же  и придворное дворянство сами просили уничтожить «места» — «для того: в прошлые  годы  во многих  ратных посольствах  и  всяких делах чинились от  тех случаев великия пакости,   нестроения,  разрушения,  неприятелям  радование,  а  между  нами (служилыми)   богопротивное   дело  —  великия,  продолжительныя   вражды». Руководствуясь подобными  ответами,  царь  указал сжечь  разрядные  книги, в которых записывались местнические дела, и отныне всем быть без  мест. На это собрание  единодушно  отвечало: «Да  погибнет в  огне  оное богоненавистное, враждотворное, братоненавистное и любовь отгоняющее местничество и впредь — во  веки».  Так   передает  «Соборное  уложение»   1682  г.  об  уничтожении местничества. Но еще за 70—80 лет перед тем боярство очень крепко держалось за право местничества,  а  бояре  говорили: «То им  смерть, что им  без мест быть».  По  какой   же  причине  нарушился   старый   обычай  без  малейшего сопротивления со стороны  тех, которые шли когда-то  под опалу и  в  тюрьму, отстаивая родовую  честь? Дело в  том, что места  были относительны; само по себе  низкое место не бесчестило родовитого человека,  если только  такие же места  занимали  с ним одинаково родовитые  люди.  Поэтому, чтобы  считаться местами, надо было помнить относительную честь стародавних честных родов. Но в XVII в, родовитое боярство или повымерло (одними из  знатнейших в то время считались князья Одоевские, которые в XVI  в. далеко не были такими), или же упало экономически (у некоторых из тех же Одоевских не было  ни поместий, ни вотчин). Вследствие этого при частных пробелах в рядах боярства и при многих захудалых  линиях считаться  местами  было  очень  трудно.  Далее,  в  счеты родовитой знати в  XVII  в.  впутывается постоянно  неродовитое  дворянство, поднявшееся  по  службе  благодаря  упадку  старого  боярства.  (В 1668  г., например, из 62  бояр и думных  людей  только 28 принадлежали  к тем  старым родам, которых предки в XVI в. были в думе).  Но хотя это новое дворянство и местничалось, однако  оно вряд ли могло дорожить этим обычаем: для него было выгоднее заменить повышение помощью местничества началом выслуги. Старое  же боярство, затрудненное  в своих  счетах  убылью и понижением  своих  членов, проигравшее на службе при столкновении с новыми передовыми чинами московской администрации,  равнодушно  смотрело   на  частые   отмены  «мест»,  которые постоянно были  в  XVII  в. Местничество  практически становилось  неудобным вследствие распадения старого боярства и именно поэтому теряло свою ценность для  этого  боярства,  не  приобретая  живого  смысла  для  новой  служебной аристократии. Проф. Ключевский по этому поводу справедливо отмечает, что «не боярство умерло, потому  что осталось без мест, чего оно боялось в XVI в., а места исчезли, потому что умерло боярство, и некому стало  сидеть на них». В связи с уничтожением  местничества тот же ученый ставит возникший при Федоре так называемый «Проект  устава о служебном  старшинстве  бояр». Этот  проект впервые  ясно  выразил  необычную в Московском  государстве  мысль о  полном разделении  гражданских и военных властей.  С другой  стороны,  этот  проект предлагал учреждение  постоянных наместничеств (Владимирского, Новгородского и  др.)  и  устанавливал  строго старшинство одного наместника  над  другим. Однако  все  эти  предначертания  не  были осуществлены,  и замены  родового старшинства  (в  местничестве)  старшинством  служебным  (по  должности)  не последовало.

Источник: http://www.examen.ru/add/manual/school-subjects/social-sciences/history/istoriya-rossii/vremya-czarya-fedora-alekseevicha-1676-1682

Ссылка на основную публикацию