Священный союз — история России

Александр I и священный союз 1815 года

Священный союз - история России

В нынешнем году исполняется 200-летие одного из ключевых событий в истории Европы, когда по инициативе российского императора Александра I-го или, как его именовали, Александра Благословенного, были предприняты шаги в направлении установления нового мирового порядка. Во избежание новых войн, подобных тем, что вёл Наполеон, была выдвинута идея создания коллективного договора безопасности, гарантом которого стал Священный Союз (la Sainte-Alliance) при руководящей роли России.

Личность Александра Благословенного остаётся одной из самых сложных и загадочных в русской истории. «Сфинкс, неразгаданный до гроба», – скажет о нём князь Вяземский. К этому можно добавить, что и за гробом судьба Александра I столь же загадочна. Мы имеем в виду житие праведного старца Феодора Кузмича Благословенного, причисленного к лику Святых Русской Православной Церкви.

Мировая история знает немного деятелей, сопоставимых по масштабу с императором Александром. Эта удивительная личность остаётся непонятой и сегодня. Александровская эпоха была, возможно, наивысшим взлётом России, её «золотым веком», тогда Петербург был столицей Европы, и судьбы мира решались в Зимнем дворце.

Современники называли Александра I «Царём царей», победителем антихриста, освободителем Европы. Европейские столицы с восторгом приветствовали царя-освободителя: население Парижа встречало его цветами.

Главная площадь Берлина названа его именем – Alexander Platz. На миротворческой деятельности царя Александра я и хочу остановиться. Но вначале напомним кратко исторический контекст Александровской эпохи.

Глобальная война, развязанная революционной Францией в 1795 году, продолжалась без малого 20 лет (до 1815 года) и по-настоящему заслуживает название «Первой мировой», как о своему размаху, так и по длительности. Тогда впервые на полях сражений Европы, Азии и Америки сталкиваются миллионные армии, впервые война велась в масштабах планеты за господство тотальной идеологии.

Рассадником этой идеологии была Франция, а распространителем – Наполеон. Впервые войне предшествовала пропаганда тайных сект и массовая психологическая обработка населения. Просвещенцы-иллюминаты работали не покладая рук, создавая управляемый хаос. Век просвещения, а точнее помрачения, закончился революцией, гильотиной, террором и мировой войной.

Богоборческая и антихристианская основа нового порядка была очевидна для современников.

В 1806 году Святейший Синод Русской Православной Церкви предал анафеме Наполеона за его гонения на Западную Церковь. Во всех храмах Российской Империи (православных и католических) Наполеон был объявлен антихристом и «врагом рода человеческого».

Зато европейская и русская интеллигенция приветствовали Наполеона как нового Мессию, который сделает революцию всемирной и объединит под своей державой все народы. Так, Фихте воспринимал революцию во главе с Наполеоном как подготовку к построению идеального мирового государства.

Для Гегеля во французской революции «явилось само содержание воли человеческого духа». Гегель, несомненно, прав в своём определении, но с уточнением, что этот европейский дух был апостасийным.

Незадолго до французской революции глава баварских иллюминатов Вайсхаупт стремился вернуть человека в его «природное состояние». Его кредо: «мы должны разрушить всё без сожаления, как можно больше и как можно быстрее.

Моё человеческое достоинство не позволяет мне никому повиноваться». Наполеон стал исполнителем этой воли.

После разгрома австрийской армии в 1805 году, тысячелетняя Священная Римская империя была упразднена, и Наполеон – официально «Император Республики» – стал фактически императором Запада. Пушкин скажет о нём:

«Мятежной вольности наследник и убийца,

Сей хладнокровный кровопийца,

Сей царь, исчезнувший как сон, как тень зари».

После 1805 года Александр I, оставаясь единственным христианским императором в мире, противостоял духам злобы и силам хаоса. Но об этом не любят вспоминать идеологи мировой революции и глобалисты. Александровская эпоха необычайно насыщена событиями: в сравнении с ней бледнеют даже Петровское и Екатерининское царствования.

За неполные четверть века император Александр выиграл четыре военные кампании, отразив агрессию Турции, Швеции, Персии и в 1812 году вторжение европейских армий.

В 1813 году Александр освобождает Европу и в Битве Народов под Лейпцигом, где он лично руководит союзными армиями, наносит смертельное поражение Наполеону.

В марте 1814 года Александр I во главе русской армии с триумфом вступает в Париж.

Тонкий и дальновидный политик, великий стратег, дипломат и мыслитель – Александр Павлович был необыкновенно одарён от природы. Его глубокий и проницательный ум признавали даже враги: «Он неуловим как морская пена», – говорил о нём Наполеон. Как же после всего этого объяснить, что царь Александр I остаётся одной из самых оклеветанных фигур русской истории?

Он – победитель Наполеона, объявляется бездарностью, а разбитый им Наполеон (кстати, проигравший за свою жизнь шесть военных кампаний) – военным гением.

Культ людоеда-Наполеона, устилавшего миллионами трупов Африку, Азию и Европу, этого грабителя и убийцы, поддерживается и превозносится уже 200 лет, в том числе и у нас в сожженной им Москве.

Глобалисты и клеветники России не могут простить Александру Благословенному его победы над «глобальной революцией» и тоталитарным мировым порядком.

Это длинное вступление мне потребовалось для того, чтобы обрисовать в общих чертах положение мира в 1814 году, когда после окончания Мировой войны, все главы европейских государств собрались на конгресс в Вене, чтобы определить будущее устройство мира.

Главным вопросом Венского Конгресса стал вопрос о предотвращении войн на континенте, определение новых границ, но, прежде всего, пресечения подрывной деятельности тайных обществ.

Победа над Наполеоном не означала победы над идеологией иллюминатов, которая успела пронизать все структуры общества в Европе и России.

Логика Александра была ясна: кто зло попускает, тот сам зло творит.

Зло не знает ни границ, ни меры, поэтому противостоять силам зла нужно всегда и везде.

Внешняя политика является продолжением политики внутренней, и как не бывает двойной морали – для себя и для других, так нет политики внутренней и внешней.

Православный царь и во внешней политике, в отношениях с неправославными народами, не мог руководствоваться иными нравственными принципами.

Александр по-христиански прощает французам все их вины перед Россией: пепел Москвы и Смоленска, грабежи, взорванный Кремль, расстрелы русских пленных.

Русский царь не позволил своим союзникам разграбить и разделить на части побеждённую Францию. Александр отказывается от репарации с обескровленной и голодной страны.

Союзники (Пруссия, Австрия и Англия) были вынуждены покориться воле русского царя, и в свою очередь отказались от репараций.

Париж не был ни ограблен, ни разрушен: Лувр с его сокровищами  и все дворцы остались в неприкосновенности.

Европа была ошеломлена великодушием царя.

В оккупированном Париже, переполненном наполеоновскими солдатами, Александр Павлович гулял по городу без эскорта, в сопровождении одного флигель-адъютанта. Парижане, узнавая царя на улице, целовали его коня и сапоги. Никому из наполеоновских ветеранов не пришло в голову поднять руку на русского царя: все понимали, что он был единственным защитником поверженной Франции.

Александр I амнистировал всех поляков и литовцев, воевавших против России. Он проповедовал личным примером, твёрдо зная, что изменить другого можно только собой. По словам Святителя Филарета Московского: «Александр наказал французов милостью».

Русская интеллигенция – вчерашние бонапартисты и будущие декабристы – осуждали великодушие Александра и в то же время готовили цареубийство.

Как глава Венского конгресса Александр Павлович приглашает побеждённую Францию к участию в работе на равных и выступает в Конгрессе с невероятным предложением о строительстве новой Европы на основе евангельских принципов. Никогда ещё за всю историю Евангелие не закладывалось в фундамент международных отношений.

В Вене император Александр даёт определение правам народов: они должны покоиться на заветах Священного Писания.

Православный царь предлагает в Вене всем монархам и правительствам Европы отказаться от национального эгоизма и макиавеллизма во внешней политике и подписать Хартию Священного Союза (la Sainte-Alliance). Важно отметить, что сам термин «Священный Союз» по-немецки и по-французски звучит как «Священный Завет», что усиливает его Библейское значение.

Окончательно Хартия Священного Союза будет подписана участниками Конгресса 26 сентября 1815 года. Текст был составлен лично императором Александром и только слегка подправлен императором австрийским и королём прусским.

Три монарха, представлявшие три христианские конфессии: Православие, Католицизм и Протестантизм, обращаются к миру в преамбуле: «Торжественно заявляем, что настоящий акт не имеет другой цели, кроме как желания перед всем миром явить своё непоколебимое намерение избрать правилом, как во внутреннем управлении своими государствами, так и в отношениях с другими правительствами, заповеди Святой религии, заповеди справедливости, любви, миролюбия, которые соблюдаются не только в частной жизни, но должны руководить политикой государей, будучи единственным средством упрочения человеческих учреждений и исправления их несовершенства».

С 1815 по 1818 год устав Священного Союза подписали пятьдесят государств. Не все подписи были поставлены искренне, оппортунизм свойственен всем эпохам. Но тогда, перед лицом Европы правители Запада не посмели открыто опровергнуть Евангелие.

С самого возникновения Священного Союза Александра I обвиняли в идеализме, мистицизме и мечтательности. Но Александр не был ни мечтателем, ни мистиком; он был человеком глубокой веры и ясного ума, и любил повторять слова царя Соломона (Притчи, гл. 8,13-16):

«Страх Господень – ненавидит зло, гордость и высокомерие и злой путь и коварные уста я ненавижу. У меня совет и правда, я – разум, у меня сила. Мною цари царствуют, и правители узаконяют правду. Мною начальствуют начальники и вельможи и все судьи земли».

Для Александра I история была проявлением Промысла Божия, Богоявлением в мире. На медали, которой награждали русских воинов-победителей, были выбиты слова царя Давида: «Не нам, Господи, не нам, но Имени Твоему дай славу» (Псалом 113,9).

Планы устроения европейской политики на евангельских принципах были продолжением идей Павла I – отца Александра I и строились на святоотеческой традиции.

Великий современник Александра I Святитель Филарет (Дроздов) провозглашал Библиоцентризм основой государственной политики. Его слова сравнимы с положениями Устава Священного Союза.

Враги Священного Союза прекрасно понимали, против кого направлен Союз. Либеральная пропаганда и тогда, и после всячески очерняла «реакционную» политику русских царей. По словам Ф.Энгельса: «Мировая революция будет невозможна, пока существует Россия».

Вплоть до смерти Александра I в 1825 году главы европейских правительств собирались на конгрессы для согласования своей политики.

На Конгрессе в Вероне царь сказал министру иностранных дел Франции и знаменитому писателю Шатобриану:

«Считаете ли Вы, что, как говорят наши враги, Союз лишь слово, прикрывающее амбиции? […] Больше нет политики английской, французской, русской, прусской, австрийской, а есть только общая политика, её-то ради общего блага и должны принять народы и цари. Мне первому следует проявить твёрдость в принципах, на которых я основал Союз».

В своей книге «История России» французский поэт и политический деятель Альфонс де Ламартин напишет: «Такова была идея Священного Союза, идея, которую оболгали в её существе, представляя её низким лицемерием и сговором о взаимной поддержке для угнетения народов. Долг истории вернуть Священному Союзу его истинное значение».

В течение сорока лет, с 1815 по 1855 год, Европа не знала войн. В то время митрополит Филарет Московский говорил о роли России в мире: «Историческая миссия России – утверждение нравственного порядка в Европе, на основе Евангельских заповедей».

Наполеоновский дух воскреснет с племянником Наполеона I – Наполеоном III, который при помощи революции захватит трон. При нём Франция в союзе с Англией, Турцией, Пьемонтом, при поддержке Австрии развяжет войну против России. Европа Венского Конгресса закончится в Крыму, в Севастополе. В 1855 году будет похоронен Священный Союз.

Читайте также:  Наступление советский войск. освобождение польши - история России

Многие важные истины могут постигаться от противного. Попытки отрицания часто приводят к утверждению.

Последствия нарушения мирового порядка хорошо известны: Пруссия разбивает Австрию и, объединив германские государства, громит Францию в 1870 году. Продолжением этой войны будет война 1914 – 1920 годов, а следствием Первой мировой – Вторая мировая война.

Священный Союз Александра I остался в истории благородной попыткой возвысить человечество. Это единственный пример бескорыстия в области мировой политики в истории, когда Евангелие стало Уставом в международных делах.

В заключение хочется привести слова Гёте, сказанные в 1827 году по поводу Священного Союза, уже после смерти Александра Благословенного:

«Миру необходимо ненавидеть что-нибудь великое, что и подтверждалось его суждениями о Священном Союзе, хотя ещё не задумывалось ничего более великого и более благодетельного для человечества! Но чернь этого не понимает. Величие ей нестерпимо».

Александр IСвященный союзхристианство

Источник: https://politconservatism.ru/articles/aleksandr-i-i-svyashchennyy-soyuz-1815-goda

Образование «Священного Союза» монархов России, Австро-Венгрии и Германии для взаимопомощи в борьбе против революции :: Издательство Русская Идея

14.09.1815 (27.09). — Образование «Священного Союза» монархов России, Австро-Венгрии и Германии для взаимопомощи в борьбе против революции

«Священный союз» – русская попытка спасения христианской Европы

Священный Союз монархов России, Австрии и Пруссии возник в 1815 г. после освобождения Русской армией Европы от «узурпатора» Наполеона. Предистория Священного Союза такова.

1 апреля 1814 г. (н.ст.) союзные войска во главе с Императором Александром I вошли в Париж. Наполеон был отправлен в ссылку на остров Эльба. На французский престол вернулась свергнутая революцией династия Бурбонов в лице Людовика XVIII, брата казненного короля Людовика XVI.

Итоги войны подвел Венский конгресс 1814–1815 гг. под главенством России, которая проявила редкое великодушие по отношению к союзникам.

Конгресс санкционировал включение в состав нового королевства Нидерландов территории Австрийских Нидерландов (современная Бельгия), однако все остальные владения Австрии вернулись под контроль Габсбургов, в том числе Ломбардия, Венецианская область, Тоскана, Парма и Тироль.

Австрия получила также южную часть Малой Польши и большую часть Червонной Руси. Пруссии досталась часть Саксонии (которая активно поддержала Наполеона), значительная территория Вестфалии и Рейнской области, западные земли Великой Польши с городом Познанью и польским Поморьем.

Дания, также бывшая союзница Наполеона, лишилась Норвегии, переданной Швеции. В Италии была восстановлена власть Папы Римского над Ватиканом и Папской областью, а Бурбонам вернули Королевство Обеих Сицилий. Был также образован Германский союз.

Российская империя присоединила лишь часть созданного Наполеоном Герцогства Варшавского, поскольку поляки были самыми активными участниками наполеоновского вторжения. Эти польские земли вошли в состав Российской империи под названием Царство Польское, при этом русский Император даровал полякам конституцию с широкой автономией, согласно которой формально становился и польским королем.

По условиям Парижского мирного договора, подписанного в мае 1814 г., Франция оставалась в своих естественных границах и не платила никакой контрибуции. С нее даже не потребовали оплатить расходы на содержание французских военнопленных.

Союзники считали, что воюют не против Франции, а против узурпатора Наполеона. Но и ему они обеспечили вполне комфортные условия существования на острове Эльба.

Французский министр иностранных дел Талейран, который представлял Францию на Венском конгрессе, добился того, что его признали в качестве уважаемого участника послевоенного урегулирования.

Однако 1 марта 1815 г. Наполеон с небольшим отрядом высадился во Франции в бухте Жуан. Французские войска отказывались стрелять в Наполеона и переходили на его сторону. 20 марта он без единого выстрела вступил в Париж, откуда накануне бежал в Брюссель король Людовик XVIII.

В кабинете Людовика Наполеон нашел составленный в январе 1815 г. текст секретного договора о союзе Англии, Австрии и Франции против России и Пруссии – такова была верность союзников! Наполеон отослал этот документ Александру I в Вену.

Русский Император предъявил этот документ сконфуженному австрийскому канцлеру Меттерниху, а затем бросил бумагу в огонь и заверил изменника, что после возвращения Наполеона «наш союз должен быть крепче, чем когда-либо».

13 марта Россия, Англия, Австрия, Пруссия, Испания, Португалия, Швеция и Франция Бурбонов своей декларацией объявили Бонапарта вне закона как «врага рода человеческого». После окончательного поражения Наполеон был сослан на далекий остров св. Елены, где и умер в 1821 г.

Инициатором Священного союза стал Император Александр I, его поддержали австрийский император Франц I и прусский король Фридрих Вильгельм III. 14 сентября они подписали в Париже «Акт Священного Союза».

В ноябре к этому Союзу присоединился король Франции Людовик XVIII, затем многие другие страны Европы.

Формой действия Священнного Союза были общеевропейские встречи на уровне монархов, менее важные – на уровне министров иностранных дел, на уровне послов.

Целью Союза была взаимопомощь в подавлении в Европе революционных антимонархических выступлений – отголосков антихристианской Французской революции – и укрепление устоев христианской государственности. Александр I намеревался посредством такого Союза устранить также возможность военных столкновений между монархическими христианскими государствами.

Заключившие союз монархи поклялись соблюдать незыблемость границ в Европе и подчинить весь порядок взаимных отношений «высоким истинам, внушаемым вечным законом Бога Спасителя», «руководствоваться не иными какими-либо правилами, как заповедями святой веры» и «почитать всем себя как бы членами единого народа христианского».

Акт Священного Союза был символично подписан в православный праздник Воздвижения Креста Господня.

Таким образом, Русский Император, будучи освободителем Европы и сильнейшим Государем в ней, не стал диктовать европейцам свою волю, аннексировать их земли, а великодушно предложил мирное христианское братство для служения Божией правде.

Такое поведение победителя в тяжелой оборонительной, фактически Мiровой, войне (ведь в нашествии на Русь вместе с французами участвовали и «двунадесят языков» – вся Европа) – уникально в истории международных отношений! Этот высокий духовный смысл Священного Союза отражен и в необычной редакции союзного договора, написанного самим русским Императором и не похожего ни по форме своей, ни по содержанию на международные трактаты:

«Во имя Пресвятой и Нераздельной Троицы! Их Величества, Император Австрийский, король Прусский и Император Всероссийский, вследствие великих происшествий, ознаменовавших в Европе течение последних трех лет, наипаче же вследствие благодеяний, которые Божию Провидению было угодно излиять на государства, коих правительство возложило свою надежду и уважение на Единаго Бога, восчувствовав внутреннее убеждение в том, сколь необходимо предлежащих держав образ взаимных отношений подчинить высшим истинам, внушаемым вечным законом Бога Спасителя, объявляют торжественно, что предмет настоящаго акта есть открыть перед лицом вселенныя их непоколебимую решимость, как в управлении вверенными им государствами, так и в политических отношениях ко всем другим правительствам, руководиться не иными какими-либо правилами, как заповедями сея святыя веры, заповедями любви, правды и мира, которыя не ограничивались приложением их единственно к частной жизни, долженствуют, напротив того, непосредственно управлять волею царей и водительствовать всеми их деяниями, яко единое средство утверждающее человеческиея постановления и вознаграждающия их несовершенство. На сем основании Их Величества согласились в следующих статьях:

I.

Соответственно словам священных писаний, повелевающим всем людям быть братьями, три договаривающиеся монарха пребудут соединены узами действительнаго и неразрывнаго братства, и почитая себя как бы единоземцами, они во всяком случае и во всяком месте станут подавать друг другу пособие, подкрепление и помощь; в отношении же к подданным и войскам своим, они, как отцы семейств, будут управлять ими в том же духе братства, которыми они одушевлены для охранения веры, мира и правды.

II.

По сему единое преобладающее правило да будет, как между помянутыми властями, так и поданными их, приносить друг другу услуги, оказывать взаимное доброжелательство и любовь, почитать всех себя как бы членами единаго народа христианскаго, поелику три союзные государя почитают себя, яко поставленными от Провидения для укрепления тремя единаго семейства отраслями, а именно Австрией, Пруссией и Россией, исповедая, таким образом, что Самодержец народа христианскаго, коего они и их подданные составляют часть, не иной подлинно есть, как Тот, Кому собственно принадлежит держава, поелику в Нем едином обретаются сокровища любви, ведения и премудрости безконечныя, т.е. Бог, наш Божественный Спаситель, Иисус Христос, Глагол Всевышняго, Слово Жизни. Соответственно сим, Их Величества с нежнейшим попечением убеждают своих подданных со дня на день утверждаться в правилах и деятельном исполнении обязанностей, в которыя поставил человеков Божественный Спаситель, яко единозвенное средство наслаждаться миром, который истекает от доброй совести, и который один прочен.

III. Все державы, желающия торжественно принять изложенныя в сем Акте священныя правила, и кои почувствуют сколь нужно для счастья колебленных долгое время царств, дабы истины сии впредь содействовали благу судеб человеческих, могут всеохотно и любовно быть приняты в сей Священный Союз».

Великую миссию Священного Союза Александр I пояснил также в Высочайшем Манифесте 25 декабря 1815 г.: «…

Познав из опыта о бедственных для всего света последствиях, что ход прежних политических между державами соотношений не имел основанием тех истинных начал, на коих Премудрость Божья в Откровении Своем утвердила покой и благоденствие народов, приступили Мы, совокупно с Их Величествами Августейшим Императором Францем-Иосифом I и Королем Прусским Фридрихом-Вильгельмом, к установлению между нами союза, приглашая к тому и прочие державы, в котором обязуемся Мы взаимно, как между собою, так и в отношении к подданным Нашим, принять единственным ведущим к оному средством правило, почерпнутое из словес и учения Спасителя нашего Иисуса Христа, благовествующего людям жить, аки братьям, не во вражде и злобе, но в мире и любви. Мы желаем и молим Всевышняго о ниспослании благодати Своей, да утвердится Священный Союз сей между всеми державами, к общему их благу, и да не дерзнет никто, единодушием всех прочих воспрещаемый, отпасть от него. Сего ради, при сем список сего Союза. Повелеваем обнародовать оный и прочесть в церквах».

Фактически Русский Царь, предлагая европейским государям «жить, аки братьям, не во вражде и злобе, но в мире и любви», надеялся совершить «реакционный» христианский переворот в европейских делах, – что для «передовой» Европы было «дико» и неприемлемо.

Ведь Французская революция была не случайным срывом антихристианской злобы и насилия, а выросла из общеевропейского процесса апостасии, которую не могло остановить сокрушение «узурпатора» Наполеона.

Европейская «общественность», питаемая еврейскими газетами, отнеслась к Священному Союзу именно как к «реакции», подозревая в этом также и интриги Русского Царя.

Австрийские и прусские дипломаты-специалисты с самого начала отнеслись к этому многообязывающему и «непрофессиональному» тексту отчужденно и даже неприязненно. Сами подписавшие Акт европейские монархи толковали его не как договор международного права, а лишь как простую декларацию подписавших его лиц.

Фридрих-Вильгельм подписал Акт из вежливости, чтобы не огорчать Александра I, освободителя Пруссии; присоединившийся позже Людовик XVIII – чтобы приравнять Францию к ведущим державам Европы.

Австрийский же император Франц-Иосиф откровенно заявил: «Если это документ религиозный, то это дело моего духовника; если политический – то Меттерниха», министра иностранных дел.

Меттерних же подтвердил, что эта «затея», долженствовавшая «даже по мысли своего виновника быть лишь простой моральной манифестацией, в глазах других двух государей, давших свои подписи, не имела и такого значения». Меттерних писал в своих мемуарах, что «этот Союз  был единственно выражением мистических стремлений императора Александра и приложением к политике принципов христианства».

Впоследствии Меттерних лишь искусно пользовался Священным Союзом для своих эгоистичных целей.

Читайте также:  Установление советской власти в москве - история России

Ведь, обязывая Государей всегда «подавать друг другу пособие, подкрепление и помощь», документ не уточнял, в каких именно случаях и в какой форме должно осуществляться это обязательство, – это давало возможность толкования его в том смысле, что помощь обязательна во всех тех случаях, когда подданные будут выказывать неповиновение своим «законным» государям.

Подавление революционных выступлений имело место в Испании (1820–1823) – при участии Франции; в Неаполе (1820–1821) и Пьемонте (1821) – при участии Австрии. Но с одобрения европейских держав было подавлено и восстание греков против турецкого господства (1821), хотя турецкий султан не был принят в члены Союза как государь нехристианский.

В этом случае предложение России поддержать христианский греческий народ против иноверных оккупантов не было принято во внимание союзниками (ведь в Австрии могло случиться подобное восстание порабощенных славян) и Царь Александр I был вынужден подчиниться формальному общему толкованию, хотя при этом утрачивался христианский дух Союза.

(Лишь при Императоре Николае I Россия поддержала греческое восстание и внесла решающий вклад в обретение Грецией независимости.) Казалось, Союз обречен на провал. Однако низвержение монархии во Франции в 1830 г. и взрыв революций в Бельгии и Варшаве заставили Австрию, Россию и Пруссию вернуться к традициям Священного Союза.

Россия подавила революцию в Венгрии в 1849 г.

Тем не менее геополитические и нравственные противоречия между участниками Союза оказались столь велики, что его сохранение оказалось невозможно. Крымская война (1853–1856), в которой европейские государства выступили против России (или отказали в помощи) в союзе с мусульманской Турцией, похоронила все надежды на возможность Союза христианских монархов.

Западная христианская апостасийная цивилизация и русская христианская удерживающая – окончательно разошлись. «Страна святых чудес» (А.С. Хомяков), каковой еще идеализировали Европу первые славянофилы, надеясь спасти ее от гибели братским русским влиянием (И.В. Киреевский), – перестала для них существовать. Констатацией этого стала книга Н.Я.

Данилевского «Россия и Европа».

В дальнейшем внешняя политика России исходила в основном из того, что в Европе «у России нет друзей и союзников, кроме Русской армии и флота» (Александр III).

Участие России в коалициях одних европейских держав против других диктовались прагматическими соображениями: сдерживать наиболее агрессивного соперника (каким, в конечном счете, еврейские СМИ и деньги «сделали» соседнюю Германию) в союзе с менее агрессивными (какими выглядели территориально отдаленные Англия и Франция).

Но «менее агрессивные» демократические союзники оказались более лукавы и предали Россию в развязанной ими Міровой войне с целью столкновения главных европейских монархий, бывших участников Священного Союза.

Их взаимное сокрушение и торжество жидо-масонской власти в Европе стало наглядным уроком и логичной «альтернативой» неосуществившемуся стремлению русской монархии «подчинить высоким истинам, внушаемым законом Бога Спасителя» международные отношения христианских держав.

Ныне демократизированная и «мультикультурализированная» объединенная Европа, исключившая упоминание о христианстве из своей конституции, демонстрирует полное торжество масонских идей Французской революции. Торжественное празднование ее 200-летия в 1989 г.

в Париже стало сюрреалистическим спектаклем, репетицией парада воцарения антихриста.

Европа стала колонией своей бывшей колонии или, по выражению Бжезинского, «вассалом» и «геополитическим плацдармом» США (прообраза царства антихриста) в завоевании Евразии как «главного приза» для Америки.

М. Назаров

См. также в книге «Вождю третьего Рима» (гл. VI-8: Похищение Европы)

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25092706Оставить свой комментарий

Источник: https://rusidea.org/25092706

Священный союз России с Европой

Священному союзу, созданному Россией после освобождения Европы от Наполеона, исполняется двести лет. Его целью было не допустить новых войн и подрывающих развитие стран революций, на практике же Петербург столкнулся с предательством европейских союзников и клеймом «главного жандарма Европы». К сожалению, этот урок был выучен нами плохо.

От провозвестника ООН или хотя бы Лиги наций до замешанного на религиозном мистицизме реакционного альянса монархов, подавляющих любые ростки свободы , — так трактуется сегодня Священный союз, созданный Александром I ровно 200 лет назад, 26 сентября 1815 года.

Союз Пруссии, Австрии и Российской империи, к которому за годы существования присоединились практически все христианские монархии того времени. И который они сами же – с удовольствием и в кратчайшие по историческим меркам сроки расчленили, ополчившись, как водится, на Россию.

В то время Российской империи не удалось объединить европейский мир на принципах братства, фактического стирания границ и христианской добродетели в отношениях между державами.

Хотя условия складывались благоприятные: Европа пребывала в шоке от только что закончившихся наполеоновских войн, и была полна решимости предотвратить их повторение. Кроме того, попытка, предпринятая российским императором, была довольно решительная, а подход был избран нестандартный.

Договор о создании Священного союза предусматривал «Во имя Пресвятой и Нераздельной Троицы» взаимные отношения между державами «подчинить высоким истинам, внутренним законам Бога Спасителя», а в мировой политике «руководиться заповедями сей священной веры, заповедями любви, правды и мира».

Так как Священное писание повелевает всем людям быть братьями, подписавшие договор монархи «пребывают соединенными узами действительного и неразрывного братства» «почитая себя как бы единоземцами».

Они оказывают «друг другу услуги», протягивают руку помощи, проявляют «взаимно доброту и любовь», почитая во всем себя «как бы главами единого народа христианского».

Это буква и суть договора о создании Священного союза, и остается только недоумевать, почему сегодня, например, его не пытаются трактовать — в том числе — как попытку создания Россией Евросоюза еще в начале XIX века.

В действительности все аналогии в истории скорее ложны, чем способны действительно приблизить к пониманию процессов, происходивших сотни лет назад. Естественно, Священный союз не являлся аналогом ни ЕС, ни ООН, ни Лиги наций своего времени.

Но он также не являлся реакционным объединением монархов с целью подавления революционных настроений в Европе, как однозначно характеризовала его советская историография. Чем он являлся на самом деле, не вполне поняли даже сами монархи, которым текст договора был предложен на подпись.

Австрийский император поначалу недоуменно заявил: «Если это документ религиозный, то это дело моего духовника, если политический, то это дело Меттерниха» (австрийский министр иностранных дел).

В свою очередь, король Пруссии явно подписал документ из вежливости, не желая расстраивать спасителя королевства в наполеоновских войнах – своего царственного брата Александра I.

Договор был не более чем декларацией, не содержащей конкретных обязательств, зато с обилием странной, густо замешанной на религии фразеологии, существенно отличающейся от общепринятого дипломатического языка.

Обычно это объясняют впадением Александра I в мистицизм.

Но скорее следовало бы говорить о впадении российского императора в идеализм, — в отличие от своих коллег, он действительно придавал этому внешнеполитическому акту серьезное значение.

Какой-либо угрозы в создании Священного союза никто не увидел. Британское внешнеполитическое ведомство по требованию парламента даже проводило специальное исследование по данному вопросу, выискивая скрытые смыслы как в документе, так и в самом факте создания нового объединения. Его выводы можно охарактеризовать одним жестом — пожатием плечами.

https://www.youtube.com/watch?v=bqf6lZ1EnyU

Вне пределов моральной сферы договор действительно ничего не значил. Другой вопрос, что подписавшие его монархи договорились периодически встречаться для обмена мнениями и согласования позиций. Так на полях Священного союза возникла, выражаясь современным языком, дискуссионная площадка, быстро ставшая центром принятия решений европейского масштаба.

Достаточно взглянуть на повестку дня первого же – Ахенского – конгресса держав и на состав участников, чтобы понять – «площадка для обмена мнениями» явно вышла за рамки как Священного союза, так и, собственно, обмена мнениями. Участвовали: Великобритания, Австрия, Пруссия, Российская империя, Франция.

Обсуждали: вывод оккупационных войск из Франции, вопрос о датско-шведско-норвежских разногласиях, баварско-баденский территориальный спор, безопасность торгового мореплавания, меры по пресечению торговли неграми, гражданские и политические права евреев, умиротворение восставших испанских колоний в Южной Америке — и так далее.

Всего Священный союз за годы своего существования успел провести четыре конгресса – со все более широким составом участников и все более серьезными, мирового масштаба проблемами в повестке дня.

Именно на этих конгрессах принимались решения о подавлении революции в Неополитанском королевстве (силами Австрии), подавлении революции в Испании (силами Франции), отказе в помощи восставшей против османского владычества Греции (освободительная борьба была сочтена революционной, Россию убедили на время отказаться от вмешательства), об интервенции в американские колонии Испании (здесь воспротивилась уже Великобритания, признав, исходя из своих интересов, их независимость). На конгрессах же выявились существенные разногласия между державами-участницами.

Несмотря на то, что с 1820-х годов Священный союз был раздираем противоречиями, Французская революция 1830 года, революции в Бельгии и Варшаве вдохнули в объединение новую жизнь.

Летом 1849 года по просьбе императора Австрии Франца-Иосифа I пришедший на смену Александру I российский император Николай I подавил революцию в Венгрии.

В благодарность за это Россия (одна Россия – из всех участников Священного союза и всех участников подавления европейских революций) и получила прозвище «жандарма Европы».

Еще раз отблагодарили Николая I во время Крымской войны 1853 года.

Англия, Франция и Сардинское королевство выступили против России на стороне Турции, а Австрия и Пруссия, возглавляемые братскими монархами, предпочли нейтралитет, угрожая, впрочем, ближе к концу войны, выступить против Петербурга.

В один миг все договоры перестали существовать, надежды Николая I на пророссийский настрой европейских монархов не оправдались: черноморские интересы воюющих держав оказались важнее европейских коалиций с участием России.

Зато неудачная для России Крымская война породила новую коалицию: Османская империя, Франция, Британская империя, Австрия, Сардиния и Пруссия в 1856 году на Парижском конгрессе выступали как союзники с солидарной антироссийской точкой зрения, гарантируя целостность Турции и демилитаризацию Черного моря.

Так бесславно закончился для России Священный союз – не первый и не последний в истории нашей страны союз с европейскими державами, имеющий громкое название, неясную суть и печальные последствия.

Достаточно вспомнить, что участие империи в антинаполеоновских коалициях вначале явилось причиной заключения позорного Тильзитского мира, а невозможность соблюдать его условия определило нападение Франции на Россию в 1812 году.

Дальше – хуже: «сердечное согласие» Антанты в начале XX века обернулось дележом российских ресурсов и территорий во время революции 1917 года и прямой военной  интервенцией.

В конце XX века мы вновь пытались упасть в объятья Европы, «вернуться на столбовую дорогу цивилизации», «в общий европейский дом». И делали это с таким шокирующим энтузиазмом, как будто уроки истории просто забыли.

Великий князь Александр Михайлович писал: «Каждый раз, когда Россия принимала участие в борьбе каких-либо европейских коалиций, ей приходилось впоследствии лишь горько об этом сожалеть.

Александр I спас Европу от Наполеона I, и следствием этого явилось создание на западных границах Российской империи могучих Германии и Австро-Венгрии. Его дед Николай I послал русскую армию в Венгрию для подавления революции 1848 г.

и восстановления Габсбургов на венгерском престоле, и в благодарность за эту услугу император Франц-Иосиф потребовал себе политических компенсаций за свое невмешательство во время Крымской войны.

Император Александр II остался в 1870 году нейтральным, сдержав таким образом слово, данное императору Вильгельму I, а восемь лет спустя на Берлинском конгрессе Бисмарк лишил Россию плодов ее побед над турками. Французы, англичане, немцы, австрийцы — все в разной степени делали Россию орудием для достижения своих эгоистических целей».

Читайте также:  Политический строй древнерусского государства - история России

Материал создан: 26.09.2015

создано на основе этого материала

Источник: http://iamruss.ru/svyaschenniy-soyuz-rossii-s-evropoy/

Роль России в Священном союзе в 1815 году

Наступил момент окончательного разгрома Наполеона. 6(18) июля 1815 г. в 18 километрах от Брюсселя при Ватерлоо Наполеон дал свое последнее сражение и потерпел окончательное поражение. Государи-союзники вновь торжественно вступали в Париж. Пребывание их в Париже на этот раз ознаменовалось новым актом, положившим основание так называемому Священному союзу.

Этот акт, подписанный 14(26) сентября 1815 г. тремя государями — русским, прусским и австрийским, к которым призывались присоединиться и другие государи, носил несколько необычный в международно-правовой практике характер.

Декларация заявляла, что отныне «предлежащий державам образ взаимных отношений» должен быть подчинен «высоким истинам, внушаемым вечным законом бога спасителя».

Монархи должны считать себя связанными «узами действительного и неразрывного братства» и подавать друг другу «во всяком случае и во всяком месте… пособие, подкрепление и помощь».

Монархи и их подданные должны считать себя членами «единого народа христианского», а государи-союзники — «постановленными от провидения для управления тремя единого семейства отраслями, а именно Австриею, Прусснею и Россиею». Все эти принципы провозглашались «священными».

Некоторые исследователи усматривали здесь в первую очередь влияние идей, проповедуемых женой русского дипломата баронессой Крюденер, которая увлекла русского государя столь модными тогда мистическими теориями.

Другие исследователи видели здесь чуть ли не проявление либеральных наклонностей русского царя, который намеревался руководствоваться во внешней политике идеями братской любви, заложенной в христианской религии.

Но те и другие, в конце концов, расценивали этот документ лишь как декларацию и не придавали ему значения международно-правового акта, связывавшего его участников определенными и при этом весьма конкретными обязательствами.

Между тем за религиозной терминологией этого акта таилось весьма земное содержание, объединявшее воедино и православного—русского императора, и католика — австрийского императора, и протестанта — короля прусского. Это был союз реакционных правителей для борьбы с прогрессивными идеями, союз абсолютных монархов для борьбы с революционным движением.

И не мадам Крюденер, а страх перед революцией, и не «либеральные наклонности», а реакционное мировоззрение сделали Александра одним из организаторов Священного союза.

Анализируя декларацию Священного союза, следует отметить в ней две стороны. Прежде всего, это постоянный или во всяком случае длительный союз реакционных государей для борьбы с революционными и национально-освободительными движениями. В этом отношении Союз не являлся чем-то необычным в международно-правовой практике, и пальма первенства в данном случае не принадлежала Александру.

Мысль о том, что революционные идеи обладают способностью «переходить» через государственную границу и что для борьбы с народными движениями необходим союз монархов, высказывалась некоторыми представителями международной реакции еще задолго до провозглашения идей Священного союза.

По существу, каждая коалиция держав против революционной Франции по своим целям была не чем иным, как тем же Священным союзом. Но в декларации Священного союза следует отметить еще одну сторону.

Отныне задача сохранения существующих династий и привилегий господствующих классов, равно как и борьба с национально-освободительными движениями, маскировалась пышным облачением христианской морали.

Опять-таки следует отметить, что мысль об опасности вести борьбу с революционным движением в неприкрытой форме иностранной интервенции, осуществляемой во имя реставрации старого порядка, также высказывалась давно.

Но во втором десятилетии XIX в., в период нового подъема революционного и национально-освободительного движения, вопрос маскировки истинных целей коалиции приобрел особую актуальность.

С начала французской революции до образования Священного союза прошло 25 лет. Этот период ознаменовался в Европе колоссальными сдвигами. Развитие капиталистических отношений, революционные и национально-освободительные движения и войны — все это значительно подняло роль народных масс, которые все решительнее «вмешиваются в разговор дипломатов».

Вопрос «оправдания» той или иной войны, того или иного соглашения государей перед широкими массами становится первостепенной задачей. Для того чтобы бороться с революцией, теперь было уже недостаточно объявить, что во главе ее находится «антихрист» и «богоотступник».

Идеям буржуазной революции надо было противопоставить какую-то концепцию феодального абсолютизма.

Выполнил ли свою задачу акт Священного союза или нет — это другая сторона дела. Но для нас важно подчеркнуть, что именно эту задачу он перед собою ставил.

Что касается стремления придать контрреволюционной коалиции форму какого-то постоянного органа, собирающегося для решения определенных вопросов, то это также было следствием изменившихся обстоятельств. Теперь очагом революции была не одна только Франция.

В этих условиях, когда революционная угроза нависла над всеми европейскими государствами, постоянно находящийся на страже союз монархов казался наиболее целесообразной формой объединения для борьбы с революцией.

Таким образом, явившись декларацией основных принципов феодального абсолютизма, акт Священного союза одновременно становился и чисто правовым документом, налагавшим на государства определенные обязательства. В этом отношении он дополнялся мирным договором с Францией, подписанным 8(20) ноября 1815 г. в Париже. Договором предусматривалась необходимость дальнейших совещаний между государствами-победительницами.

Безусловно, что идеи христианской морали были привнесены в декларацию Священного союза Александром I. Но это не являлось отражением лишь его индивидуальных симпатий и настроений, а знаменовало определенную направленность русской внешней политики. Не случайно акт Священного союза вызвал столь большой переполох и в Англии, и в Австрии, и в Пруссии.

Англия отказалась подписать этот документ. Формально это мотивировалось тем, что конституционная форма правления не дает возможности английскому королю присоединиться к акту, проникнутому духом абсолютизма.

Впоследствии лорд Кестльри не раз ссылался на общественное мнение, которое не давало возможности Англии открыто присоединиться к акту Священного союза.

«Нам опаснее казаться в Союзе,— заявил Кестльри,— потому, что это будет Союз правительств против народа, и с тех пор падение первых будет неизбежно».

Но австрийский император Франц, равно как и прусский король Фридрих Вильгельм, последовать примеру Англии не могли. Влияние России на международной арене в этот период было столь велико, что ни австрийский император, ни прусский король не могли открыто выступить против предложения Александра.

Однако не контрреволюционная сущность предложенного Александром документа смутила представителей трех держав-победительниц.

Все они впоследствии принимали до определенного момента активное участие в работе Священного союза — Австрия и Пруссия как державы, подписавшие его акт, а Англия как подписавшая договор от 8(20) ноября 1815 г., предусматривавший необходимость дальнейших совещаний держав-победительниц.

В борьбе с революционными и национально-освободительными движениями никаких принципиальных расхождений между правителями этих держав не было и быть не могло.

Что же в таком случае заставило Англию, принимавшую активное участие в работе Священного союза, отказаться от подписания его акта, что же в таком случае заставляло Австрию и Пруссию, подписавших этот документ, всячески подчеркивать его декларативный характер и отрицать за ним всякое международно- правовое значение? Когда австрийский император Франц получил от Александра проект акта Священного союза, он передал его для ознакомления Меттерниху, заявив при этом, что «лично ему бумага эта не нравится» и что «изложенные в ней мысли наводят даже на весьма серьезные размышления». Меттерних в свою очередь пришел к выводу, что «акт этот не имеет иного значения и смысла, как лишь филантропического порыва, прикрытого покровом религии, что он не может составить предмет договора между государями» и что «в нем содержится несколько мыслей, могущих быть дурно истолкованными с религиозной точки зрения». С этим мнением согласился и король прусский. В своих мемуарах Меттерних вновь подчеркивает, что Священный союз «в предубежденном уме своего основателя должен был быть лишь нравственною манифестацией, тогда как в глазах прочих государей он не имел даже и того значения».

Во всех этих замечаниях совершенно очевидно сказывается стремление Меттерниха свалить всю ответственность за деятельность Священного союза на Александра, показать его единственным виновником контрреволюционной политики держав в послевоенный период и тем самым дискредитировать Россию в глазах общественного мнения Западной Европы.

Но Меттерних, безусловно, был прав, когда утверждал, что акт Священного союза «лишь наполовину улыбался императору Францу». И не только Францу, добавим мы. Он точно так же наполовину улыбался королю Фридриху Вильгельму, равно как и руководителям английской внешней политики.

И все дело в том, что в христианской морали акта Священного союза заключалась не только антиреволюционная направленность.

Именно то обстоятельство, что Священный союз, как союз христианских государей, должен был, по замыслу Александра, стать на путь радикального разрешения ближневосточной проблемы, и вызвало столь двойственное к нему отношение. Он признавался как центр борьбы с революционными движениями, он игнорировался как центр объединения христианских государей во имя защиты христианских народов от ига мусульман.

Уже на Венском конгрессе Александр высказался о необходимости поставить христианские народы Турции под защиту всей Европы. Но поддержки со стороны других государств он не встретил, и русская нота по Ближнему Востоку осталась без последствий. В России все более начинает усиливаться тенденция к самостоятельному решению этой важной для нее проблемы.

Источник: https://KnowHistory.ru/journal/rol-rossii-v-svyashchennom-soyuze

Священный союз

Священный союз — союз европейских монархов, заключенный после крушения наполеоновской империи для борьбы против революционного и национально-освободительного движения и обеспечения незыблемости решений Венского конгресса 1814-1815 гг.

Так называемый акт Священного союза был подписан 26 сентября 1815 в Париже русским императором Александром I, австрийским императором Францем Иосифом I и прусским королем Фридрихом Вильгельмом III.

19 ноября 1815 к Священному союзу присоединился французский король Людовик XVIII, а затем и большинство монархов Европы. Великобритания, которая не присоединилась к Священному союзу, поддерживала его политику по ряду вопросов, особенно в первые годы после создания союза, и принимала активное участие в его конгрессах. Ведущую роль на конгрессах играли Александр I и Меттерних.

На первом Ахенский конгрессе 1818 был решен вопрос о досрочном выводе союзных оккупационных войск из Франции, приняты меры по сохранению в Европе государственных границ, установленных Венским конгрессом, и абсолютистских режимов.

В ноябре 1820 на Троппаусском конгрессе Россия, Австрия и Пруссия подписали протокол, провозглашавший право их вооруженного вмешательства в дела других государств в целях борьбы с революцией. Согласно решениям этого конгресса Австрия подавила Неаполитанский революцию 1820-1821 и революцию 1821 в Пьемонте.

Лайбасский конгресс 1821 г., был продолжением конгресса в Троппау, санкционировал австрийскую интервенцию в Неаполе и Пьемонте.

На Веронском конгрессе 1822, последнем конгрессе Священного союза, было принято решение о вооруженном вмешательстве в испанские дела. (1823 г. французская армия вторглась в Испанию, восстановив в ней абсолютизм).

Конгресс осудил восстание против турецкого господства в Греции и отказался принять греческую делегацию, приехали за помощью в Верону.

Обострялись противоречия между Священным союзом и Великобританией (в частности, в связи с виявившимися на Веронском конгрессе различием их позиций в отношении войны за независимость испанских колоний в Латинской Америке), а также внутри союза — между Россией и Австрией по вопросу об отношении к греческому национально-освободительного восстания 1821-1829 гг

Революционный и освободительное движение продолжало развиваться, вопреки всем усилиям европейских монархов. В 1825 г. в России произошло восстание декабристов. В 1830 г. вспыхнули революции во Франции и Бельгии. Началось восстание против царизма в Польше (1830-1831 гг.) Это нанесло тяжелый удар самому существованию союза, попытки его восстановления окончились неудачей.

Источник: http://regesty.ru/svjashhennyj-sojuz/

Ссылка на основную публикацию