Судьбоносный для руси «путь из варяг в греки» — история России

Путь из варяг в греки

Судьбоносный для Руси «путь из варяг в греки» - история России

Путь «из варяг в греки» — водный путь из Балтийского моря через Восточную Европу в Византию. Само выражение «путь из варяг в греки» взято из Повести временных лет и звучит на самом деле немного не так. У Нестора-летописца написано: «путь из варяг в греки и из грек…». То есть, подразумевалось двустороннее движение — не только из Скандинавии в Византию, но и из Византии на север.

Сам путь без конкретных деталей описан в летописи во введении, рассказывающем о полянах и путешествии легендарного апостола Андрея, побывавшего у северных народов: «Когда же поляне жили отдельно по горам этим тут был путь из Варяг в Греки и из Греков по Днепр, а в верховьях Днепра волок до Ловати, а по Ловати можно войти в Ильмень, озеро великое; из этого же озера вытекает Волхов и впадает в озеро великое Нево, и устье того озера впадает в море Варяжское». Как мы знаем, река Волхов впадает в Ладожское озеро, которое соединено с Финским заливом рекой Невой. Но в те времена Нева была не просто рекой, а гораздо более широким водным протоком. Поэтому некоторые письменные источники X-XI веков вообще не разделяли Ладожское озеро и Финский залив, у них озеро Нево — это просто часть Финского залива и Ладоги одновременно.

Маршрут из варяг в греки для скандинава мог начинаться и на острове Готланд (Висбю), и в одном из древних торговых центров Скандинавии (Сигтуна, Бирка) и южного берега Балтики (Винета, Старигард, Ральсвик, Щецин).

Начало путешествия с севера на юг в большинстве случаев приходилось на весну и лишь иногда на осень — в таком случае путешественникам приходилось на время прерывать свой путь и зимовать, оставаясь, например, в Ладоге до следующей весны.

2Финский залив

По Балтийскому морю скандинавы плыли к Финскому заливу. Путешествие по морю могло осуществляться на корабле (ладье) довольно больших размеров — не менее 16 метров в длину при ширине более 2 метров. Такая ладья имела не менее 8−10 пар весел и обязательно парус.

3Волхов

Из Финского залива суда попадали в Неву, преодолевали там пороги, а затем оказывались в штормовом Ладожском озере. Из Ладоги ладьи попадали в реку Волхов. До низовьев Волхова варяги могли плыть на тех же больших кораблях, что они использовали для плавания по морю.

Но морские ладьи не могли проходить по речкам: они были слишком большие и тяжелые. Поэтому в Ладоге скандинавские торговцы или воины пересаживались на ладью меньшего размера. Речные ладьи также могли иметь парус, но количество гребцов было меньшим.

Их размер был не больше 10−12 метров в длину, а осадка — не более полуметра.

Двигаясь от Ладоги вверх по Волхову, судам надо было преодолеть Волховские и Пчевские пороги, которые сильно затрудняли передвижение по воде в общей сложности на протяжении почти 20 километров.

4Озеро Ильмень

Из Волхова через Рюриково городище суда попадали в озеро Ильмень, а оттуда вверх по реке Ловать с дальнейшим переходом в Днепр.

5Путь от Ловати до Днепра

Как именно проходил путь от Ловати до Днепра точно неизвестно. Возможно, маршруты были разными. Один из возможных вариантов пути пролегал через Западную Двину: из Ловати волоком через водораздел до озёр Усвятское и Узмень, откуда по реке Усвяче в Западную Двину.

Наиболее удобные переходы из Западной Двины к Днепру были на участке между Витебском и Суражем, с одной стороны, и Смоленском и Оршей, с другой стороны, где расстояние между Днепром и Западной Двиной доходит до 80 км, а притоки этих рек подходят друг к другу на расстояние до 7−15 км, что делало возможным переправлять суда и грузы волоком.

Предполагается, что существовало два главных пути между Западной Двиной и Днепром. Первый — через реку Касплю и одноименное озеро, по рекам Удре и Клец, волоком через деревню Ермаки, через озеро Купринское и реку Катынку. Второй — через реку Касплю в реку Рутавечь, через озеро Большое Рутавечь, волоком через деревню Переволочье и по реке Березине до Днепра.

6Днепр

Днепр в верхней части течет с востока на юго-запад, и плыть по нему можно было относительно спокойно до того места, где он резко поворачивает на юг (примерно в районе Орши), вблизи этого места располагаются Кобеляцкие пороги.

А в низовьях Днепра было еще девять серьезных порогов, описанных византийским императором Константином Багрянородным в середине X века.

Достаточно выразительны имена этих порогов, приведенные императором: Не спи, Сверкающий, Бушующий, Ненасытный и т. д.

7Черное море

Путь по Днепру выходил в Чёрное море, минуя Днепровские пороги. Перед тем как выйти в море, судам требовалась дополнительная оснастка. Близ устья Днепра на острове Березань либо на острове Хортица на Днепре купцы делали остановку для этих целей. Выходя в море, суда двигались на запад, шли вдоль черноморского побережья (Румелийского берега).

8Константинополь

Таким образом варяги прибывали в Константинополь. Скандинавские торговцы везли туда железо-сырец, амбру, моржовую кость, изделия из китовой кожи (корабельные канаты и др.), оружие, янтарь. Из Северной Руси они везли меха, льняные ткани, лес, мёд, воск, кожи, смолу. Обратно из Византии везли вина, пряности, ювелирные и стеклянные изделия, иконы, книги.

Источник: http://diletant.media/excursions/36908055/

Путь «из варяг в греки»

Русская земля лежала на перекрестках водных и сухопутных путей. Для развития страны была важна торговля с соседями. А соседями Руси были скандинавы — северяне и южане — греки.

Нападение викингов

В I тыс. хорошие дороги в Европе сохранились только на западе, там, где некогда существовала мощная Римская империя. Главными путями тогда были реки. И воины, и купцы двигались на своих ладьях по рекам с севера, из Скандинавии, на юг.

Путь, ведший из Скандинавии в Византию, так и назывался — «из варяг в греки», потому что варяги в большинстве своем пришли из Скандинавии, а основу Византийской империи составляли греческие земли. И начинался этот путь там, где сегодня расположился город Санкт-Петербург, в устье Невы.

В те времена всю реку называли Невским устьем, или устьем озера Нево. Это озеро сегодня называется Ладожским. Из Ладоги путешественники попадали в реку Волхов, а из Волхова — в озеро Ильмень.

Не удивительно, что именно неподалеку от этого озера вырос богатеющий на торговле Новгород, где сходились купцы из разных племен и вели оживленный торг. Но до Черного моря было еще очень далеко. В Ильмень впадала река Ловать, и по ней ладьи двигались на юг. Это был нелегкий путь — все время на веслах против течения.

Но главные трудности ожидали людей впереди. Их целью были верховья Днепра, впадающего в Черное море, но путь к Днепру шел через Западную Двину. И тогда корабельщики волоком по суше перетаскивали свои ладьи в эту реку.

Подойдя по ней и ее притокам как можно ближе к Днепру, они снова выбирались на сушу и достигали цели, перетягивая свои корабли волоком. На Днепре купцы и воины устраивали привал, чинили и смолили свои ладьи. Местные жители издавна добывали и гнали смолу для этих целей. Со временем там вырос город, который теперь носит имя Смоленск.

Трогаясь в дальнейший путь, путешественники знали, что впереди, за Киевом, их ждет серьезная опасность — Днепровские пороги. Из-за этих каменных выступов, преграждавших путь ладьям, суда приходилось снова перетягивать волоком. Сегодня Днепровских порогов пет — они были затоплены в 1920-х гг. при строительстве Днепрогэса. Но в те времена, только миновав пороги, ладьи могли вниз по течению Днепра спуститься к Черному морю.

Таким был торговый путь «из варяг в греки».

Так поддерживали связь между собой растущие государства Северной Европы и старые центры цивилизации, где некогда существовала блестящая античная Эллада, повлиявшая на весь ход мировой истории и уступившая свое место новой христианской культуре Византии. Постепенно росли города и на Руси, ставшей перекрестком дорог между севером и югом, востоком и западом.

Что такое волок?

Участок суши между двумя реками, через который в старину перетаскивали суда для продолжения пути по воде, назывался волоком.

Перетягивание корабля волоком было тяжелым трудом, требующим неусыпного внимания и немалой силы. На пути, по которому тащили ладью, выкладывали бревна, наподобие шпал. С помощью крепких веревок корабль вытаскивали на сушу и катили по этим бревнам.

Волоки охранялись. Люди, жившие в тех местах, нанимались к корабельщикам в помощь. Таким образом там вырастали поселения, становившиеся городами и селами. Некоторые из них сохранились до наших дней (города Вышний Волочёк в Тверской области, Волоколамск в Московской области, деревни Волоковая и Переволочье в Смоленской области).

Поделиться ссылкой

Источник: http://SiteKid.ru/istoriya/istoriya_rossii/put_iz_varyag_v_greki.html

Древняя торговля на Руси на пути из варяг в греки | Факты обо всем

Категория: НародОпубликовано: 22.04.2015 14:24Автор: В.Ершов

Вода связывала воедино первоначальную торговлю и экономику Древней Руси. Среди бескрайних вековых лесов племена охотников и землепашцев терялись.

Плотность населения была ничтожно малой. Рабочих рук в суровой стране не хватало для того, чтобы обеспечивать пропитание роду. Что уж говорить про прокладку широких и мощеных дорог, выправление гатей, осушение болот.

Торговые пути пролегли на Руси по рекам. И речные артерии связали области русской земли в единую страну, по которой вели свои корабли из варяг в греки предприимчивые смельчаки.

Уже в IX веке русских купцов, доставлявших меха и рабов, железо и воск,  янтарь и смолу  на рынки Востока, хорошо знали торгаши  Византии и арабского мира.
Русские торговцы установили крепкие связи с коллегами в Германии и Венгрии, в Балтике, в Хазарии.

Упоминание о купцах из Руссии находится в немецком Раффенфельштадском таможенном установлении 906 года. В XI и XII столетиях главный пункт торговли с немцами в Ратисборне. Здесь даже существовала особая корпорация  деловых людей, которые вели дела с русскими — «рузарии».

Читайте также:  Иосифляне и нестяжатели. максим грек - история России

Промышленники из Новгорода  отправлялись на торги в Волин, а еще и в Ригу, Ревель. Сотни кораблей стояли у причалов на Волхове. И по качеству эти суда не  уступали датским или германским.
В 12-м столетии новгородцы  прочно обосновались в торговой колонии на шведском Готланде. В городке Висби они возвели даже православный храм со звонницей.

Древняя торговля на Руси развивалась стремительно, несмотря на опустошительные войны и разруху, возникавшую после разборок ссорившихся князей, после набегов степняков.

Конечно, путешествия  новгородских мореплавателей не всегда бывали удачны. Суда подстерегало море, случались  крушения. Летописи  торговой республики свидетельствуют: в  1131 году  при возвращении из датских пределов погибло сразу 7 кораблей с товаром и людьми. Шведы не прочь были попользоваться дармовщинкой.

Пиратство поощрялось в разные века шведским королем.
В 1157 году решил поправить свои дела за счет русских купцов шведский король Свейн III, который захватил почти 80 судов из Новгорода.
Какие западные товары особо ценили в лавках Новгорода? Прежде всего сукно из Ипра, где существовали прекрасные мастерские, выделывавшие шерстяные материи.

Из Дании везли железные изделия, клинки, латы. Хотя восточное оружие, доходившее до Новгорода из среднеазиатских ханств, с Волги по качеству превосходило то, что могли предложить немцы и датчане.
Немецкие купцы были постоянными гостями в Смоленске, многие владели там недвижимостью, вели дела через приказчиков.

Молились  немцы в  церкви Святой Девы, построенной на подношения купечества. В 1229 году состоялось подписание  торгового договора между Смоленском и немецкими городами: Дортмундом, Бременом, Сестом, Гронингеном, Мюнстером, Любеком.
С конца XII века в Новгороде построен торговый  Немецкий двор, действует официальное  посольство Ганзейского союза.

А предшественником его было сообщество купцов Готского двора, которое объединяло торговых людей из Скандинавии.

Источник: http://drevnrus.ru/narod/206-drevnyaya-torgovlya-na-rusi-na-puti-iz-varyag-v-greki

Русь. Путь из варяг в греки

?navimann (navimann) wrote,
2013-08-20 15:48:00navimann
navimann
2013-08-20 15:48:00Оригинал взят у biboroda в Путь викингов на Восток: через Древнюю Русь до Византии и Арабского Халифата (ч.

2)Продолжение статьи 

Кроме меха, пожалуй, наиболее важным товаром, поступавшим с севера, были рабы.

В Халифате рабы использовались как рабочая сила в большинстве общественных секторов, и скандинавы, как и другие народы, могли добыть рабов во время своих военных и грабительских походов.

Ибн Хордадбех рассказывает, что рабы из страны «Саклаба» (примерно означает «Восточная Европа») служили как переводчики для русов в Багдаде.

Клад серебряных дирхемов Арабского халифата. Х в. 7660 монет общим весом около 20 кг. Найден около деревни Козьянки под Полоцком в апреле 1973 г.

Поток серебра из Халифата иссяк в конце X века. Возможно, причиной явилось то обстоятельство, что добыча серебра в рудниках на востоке сократилась, возможно, повлияли война и смута, царившие в степях между Восточной Европой и Халифатом.

Но вероятно и другое — что в Халифате начали проводить эксперименты по уменьшению содержания серебра в монете, и в связи с этим интерес к монетам в Восточной и Северной Европе был потерян. Эономика на этих территориях не была денежной, стоимость монеты считалась по ее чистоте и весу.

Серебряные монеты и слитки рубили на куски и взвешивали на весах, чтобы получить ту цену, которую человек готов был заплатить за товар. Серебро разной чистоты затруднило или сделало практически невозможным такой тип платежных транзакций.

Поэтому взгляды Северной и Восточной Европы обратились в сторону Германии и Англии, где в поздний период эпохи викингов чеканилось большое количество полновесной серебряной монеты, которая распространялась в Скандинавии, а также в некоторых районах Русского государства.

Однако еще в XI веке случалось, что скандинавы доходили до Халифата, или Серкланда, как они называли это государство. Наиболее известный поход шведских викингов в этом столетии возглавлял Ингвар, которого исландцы называли Ингвар Путешественник.

О нем написана исландская сага, весьма, однако, недостоверная, но около 25 восточно-шведских рунических камней рассказывают о людях, которые сопровождали Ингвара. Все эти камни свидетельствуют о том, что поход закончился катастрофой. На одном из камней неподалеку от Грипсхольма в Сёдерманланде можно прочесть (по И. Мельниковой):

«Тола велела установить этот камень по своему сыну Харальду, брату Ингвара.Они отважно уехалидалеко за золотоми на востокекормили орлов.Умерли на юге

в Серкланде».

Рунический камень из Грипсхольма в Сёдерманланде, поставленный в память о Харальде, брате Ингвара Путешественника. Государственное управление по охране памятников культуры.

Так и на многих других рунических камнях, эти гордые строки о походе написаны в стихах. «Кормить орлов» — поэтическое сравнение, означающее «убивать врагов в бою».

Используемый здесь стихотворный размер является старым эпическим размером и характеризуется двумя ударными слогами в каждой стихотворной строке, а также тем, что стихотворные строки попарно связаны аллитерацией, то есть повторяющимися начальными согласными и меняющимися гласными.

Хазары и волжские булгары

В эпоху викингов в Восточной Европе существовали два важных государства, в которых доминировали тюркские народы: государство хазар в степях к северу от Каспийского и Черного морей, и государство волжских булгар на Средней Волге.

Хазарский каганат прекратил свое существование уже в конце Х века, но потомки волжских булгар живут сегодня в Татарстане — республике в составе Российской Федерации. Оба эти государства играли важную роль в передаче восточных влияний в Древнерусское государство и страны Балтийского региона.

Подробный анализ исламских монет показал, что приблизительно 1/10 их часть является имитацией и отчеканена у хазар или, еще чаще, у волжских булгар.Хазарский каганат рано принял иудаизм в качестве государственной религии, а государство волжских булгар официально приняло ислам в 922 году.

В связи с этим страну посетил Ибн Фадлан, написавший рассказ о своем посещении и о встрече с купцами из Руси. Наиболее известно его описание погребения хёвдинга русов в корабле — погребального обычая, характерного для Скандинавии и встречавшегося также в Древнерусском государстве.

В погребальную церемонию входило жертвоприношение рабыни, которую насиловали воины из отряда, прежде чем убить ее и сжечь вместе со своим хёвдингом. Это рассказ, полный жестоких подробностей, о которых едва ли можно догадаться по археологическим раскопкам погребений эпохи викингов.

Воины дружины Святослава в Болгарии,вторая половина X века.

Варяги у греков в Миклагарде

Bизантийская империя,которая в Восточной и Северной Европе называлась Грецией или греками, согласно скандинавской традиции воспринималась как основная цель походов на восток. В русской традиции связи между Скандинавией и Византийской империей также занимают видное место.

В Повести временных лет содержится подробное описание пути: «Был путь из Варяг в Греки, и из Греков по Днепру, а в верховьях Днепра — волок до Ловоти, а по Ловоти можно войти в Ильмень, озеро великое; из этого же озера вытекает Волхов и впадает в озеро великое Нево (Ладога), и устье того озера впадает в море Варяжское (Балтийское море)».Упор на роль Византии является упрощением действительности. Скандинавы приходили прежде всего в Древнерусское государство и оседали там. А торговля с Халифатом через государства волжских булгар и хазар должна была иметь самое важное значение с экономической точки зрения для Восточной Европы и Скандинавии в течение IX-X веков.

Олег Федоров «Атака дружины древних русских воинов, X век.»

Однако в течение эпохи викингов, и в особенности после христианизации Древнерусского государства, значение связей с Византийской империей возросло. Об этом свидетельствуют прежде всего письменные источники.

По неизвестным причинам число находок монет и других предметов из Византии относительно невелико как в Восточной, так и в Северной Европе.Примерно в конце Х века константинопольский император учредил при своем дворе особый скандинавский отряд — варяжскую гвардию.

Многие полагают, что начало этой гвардии было положено теми варягами, которых прислал императору киевский князь Владимир в связи с принятием им христианства в 988 г. и его женитьбой на дочери императора.

Слово вэринги (vringar) означало первоначально люди, связанные клятвой, но в поздний период эпохи викингов оно стало обычным наименованием скандинавов на востоке. Вэринг в славянском языке стал называться варяг, в греческом — варангос (varangos), в арабском — варанк (warank).

Константинополь, или Миклагард, великий город, как называли его скандинавы, был для них невероятно привлекательным. Исландские саги рассказывают о многих норвежцах и исландцах, служивших в варяжской гвардии. Один из них, Харальд Суровый, стал по возвращении домой королем Норвегии (1045-1066).

Шведские рунические камни XI века чаще говорят о пребывании в Греции, чем в Древнерусском государстве.На старой тропинке, ведущей к церкви в Эде в Уппланде, есть большой камень с руническими надписями на двух сторонах. В них Рагнвальд рассказывает о том, что эти руны высечены в память о его матери Фастви, но прежде всего он заинтересован в том, чтобы рассказать о самом себе:

Читайте также:  Письмо белинского гоголю - история России

«Эти руны велелвысечь Рагнвальд.Он был в Греции,

был предводителем отряда воинов.»

Солдаты из варяжской гвардии охраняли дворец в Константинополе и принимали участие в военных походах в Малую Азию, на Балканский полуостров и в Италию. Страна лангобардов, упоминающаяся на нескольких рунических камнях, подразумевает Италию, южные области которой входили в состав Византийской империи.

В портовом пригороде Афин, Пирее, раньше стоял огромный роскошный мраморный лев, который в XVII веке был перевезен в Венецию. На этом льве один из варягов во время отдыха в Пирее вырезал руническую надпись змеевидной формы, которая была типичной для шведских рунических камней XI века.

К сожалению, уже при обнаружении надпись была столь сильно повреждена, что прочесть можно только отдельные слова.

Скандинавы в Гардарике в поздний период эпохи викингов

В конце Х века, как уже было сказано, поток исламского серебра иссяк, а вместо него на восток, в русское государство, хлынул поток немецких и английских монет. В 988 г.

киевский князь и его народ принял количествах на Готланде, где они также копировались, и в материковой части Швеции и в Дании. Несколько поясов было обнаружено даже в Исландии.

Возможно, они принадлежали людям, которые служили у русских князей.

Клад викингов, найденный на берегу Днепра. X — XI вв.

Связи между правителями Скандинавии и Древнерусского государства в течение XI-XII веков были весьма оживленными. Двое из великих князей Киевских взяли себе жен в Швеции: Ярослав Мудрый (1019-1054, ранее княжил в Новгороде с 1010 по 1019 г.

) женился на Ингегерд, дочери Олава Шётконунга, а Мстислав (1125-1132, ранее княжил в Новгороде с 1095 по 1125 г.) — на Кристине, дочери короля Инге Старого.

Византийский император Константин Багрянородный описывал, как рос добирались на кораблях до Константинополя. Наиболее опасным был путь через Днепровские пороги на полпути между Киевом и Черным морем.

Константин приводит названия порогов на росском и славянском языках, и росский обозначает здесь язык скандинавов . Теперь пороги скрыты под плотиной электростанции. Фотография начала XX века.

Новгород — Хольмгард и торговля с саамами и готландцами

Восточное, русское влияние достигло в XI-XII веках также саамов в северной Скандинавии. Во многих местах в шведской Лапландии и Норрботтене имеются места жертвоприношений на берегах озер и рек и у скал, имеющих причудливую форму; там сложены оленьи рога, кости животных, наконечники стрел, а также украшения из бронзы и олова.

Многие из этих металлических предметов происходят из Древнерусского государства, скорее всего, из Новгорода — например, нательный крест и оковка русских поясов того же рода, что были найдены в южной части Швеции.

Подвеси-амулеты скандинавского происхождения, найденные на территории Древней Руси. X — XI вв.

Аналогичные украшения находят на территории современных скандинавских стран.

Новгород, который скандинавы называли Хольмгард, приобрел за эти столетия огромное значение как торговая метрополия. Готландцы, продолжавшие в XI-XII веках играть важную роль в балтийской торговле, создали торговую факторию в Новгороде. В конце XII века на Балтике появились немцы, и постепенно главная роль в балтийской торговле перешла к немецкой Ганзе.

Конец эпохи викингов

На простой литейной форме для дешевых украшений, сделанной из бруска и найденной в Тимансе в Руме на Готланде, два готландца в конце XI века высекли свои имена, Урмига и Ульват, и, кроме того, названия четырех дальних стран.

Они дают нам понять, что мир для скандинавов в эпоху викингов имел широкие границы: Греция, Иерусалим, Исландия, Серкланд.

Датируемые XI — XII вв. подвески, подражающие скандинавским аналогам, встречаются по всей территории Древней Руси.

Вероятно таким образом простые люди надеялись получить хотя бы толику силы, присущей неистовым и беспощадным воинам.

https://www.youtube.com/watch?v=nYWn2bQZneA

Назвать точную дату, когда этот мир сжался, и эпоха викингов закончилась, невозможно. Постепенно в течение XI и XII веков пути и связи меняли свой характер, и в XII веке путешествия вглубь Древнерусского государства и в Константинополь и Иерусалим прекратились.

Когда число письменных источников в Швеции в XIII веке увеличилось, походы на восток стали лишь воспоминаниями.В Старшей редакции Вестгёталага, записанной в первой половине XIII века, в Главе о наследовании есть, среди прочего, следующее установление, касающееся того, кто обретается за границей: Он никому не наследует, пока он сидит в Греции.

Действительно ли по-прежнему в варяжской гвардии служили вестгёты, или же этот параграф остался с давно минувших времен?В Гутасаге, рассказе об истории Готланда, записанном в XIII или на- чале XIV века, сказано, что первые церкви на острове освящались епископами по пути в Святую Землю или обратно. В то время шел путь на восток через Русь и Грецию в Иерусалим.

Когда записывалась сага, пилигримы шли в обход через Центральную или даже Западную Европу.

Схема путешествия отрядов викингов.

Источник: https://navimann.livejournal.com/363255.html

Юрий Звягин — Великий путь из варяг в греки

Карта 2а. Район Смоленской области с истоком Днепра

И ещё, если вернуться к летописи: Днепр действительно от истоков течёт на юг, но Двина и Волга сперва отправляются туда же и лишь потом заворачивают на запад и восток соответственно. Причём Волга – довольно далеко от истоков. Так что летописец на самом деле рисует сугубо абстрактную картину, никак не демонстрируя реальных знаний обстановки.

Наконец, последнее: в летописи, выше текста о пути из варяг в греки, есть уже упоминание о реках, текущих по территории Руси. Кстати, это тоже русская вставка в изначально греческий текст, переписанный летописцем. Так вот, там перечислены: Днепр, Двина, Волхов, Волга.

Но… никакой Ловати, а тем более Невы нет. Зато есть Припять и Десна. Интересно, что первая ведёт от Днепра на запад, к Бугу и Висле, а вторая (плюс Сейм) – на восток, к рекам бассейна Северского Донца, а стало быть, и Дона.

Не напоминает ли это как раз описание реальных водных путей?

И ещё: если уже писал о реках, с чего бы повторять всё это в другом месте? Между прочим, о Волге в описании рек сказано «яже идешь на восток, в часть Симову», а во вставке об Волковском лесе – «на восток дойти въ жребий Симовъ» . Опять имеем явное повторение, заставляющее предполагать, что здесь был разрыв текста.

Так что, откуда ни взгляни, описание пути из варяг в греки в ПВЛ – текст крайне сомнительный. И написан поздно, и реального соответствия топографии не демонстрирует, и пропусками и повторами странными грешит.

Тем не менее, именно на существовании большого торгового пути из Балтики на Чёрное море по маршруту Балтика – Волхов – Ловать – Днепр – Чёрное море строилась, да и до сих пор строится вся идеология становления Русского государства. Особенно после В.О. Ключевского, сформулировавшего «торговую» теорию.

«…Племена или города, охотно признавшие над собой киевскую власть – кривичи, северяне, поляне, – жили по главной речной торговой дороге, шедшей по Днепру с его северным водным продолжением – бассейном Ильменя… Напротив, население, жившее вдали от этого речного пути и не разделявшее этого общего материального интереса, – племена древлян, радимичей и вятичей, не чувствовали охоты признавать власть киевского князя и упорно с ней боролись», – писал он[24]. А по В. В. Святловскому, мировой рынок вообще был для Киевской Руси всем: «Ему она обязана тем, что незатёрласьсреди бесчисленных… народцев тогдашней эпохи»[25].

В общем, Рюрик (не важно, рассматривался ли он авторами научных работ как скандинав или поморский славянин) пришёл в Новгород (Ладогу) потому, что это важный пункт на торговом пути с севера на юг. Олег отправился покорять Киев, поскольку стремился установить власть над всем русским участком трассы. Владимир и Ярослав это дело продолжили. И в дальнейшем Киевская Русь по преимуществу вдоль данной торной дороги складывалась.

А транзитная торговля между Балтикой и Чёрным морем стала основой могущества государства. Одновременно (это уже с точки зрения исключительно норманистов) привлекая на Русь воинов и торговцев из Скандинавии. «Уже в 825 – 839 гг. по нему (пути из Варяг в Греки) могли осуществляться сквозные контакты между Скандинавией и Византией.

Эти контакты имели определяющее значение для социально-экономического развития как древнесеверного, так и славянских обществ раннего Средневековья.

Те и другие во взаимодействии с соседствующими балтскими и финскими народами образовали в результате этого развития своеобразное ранне-европейское культурное единство, которое может быть определено как балтийская цивилизация раннего Средневековья», – писал главный, пожалуй, отечественный норманист современности Глеб Сергеевич Лебедев[26].

Читайте также:  Жизненный путь василия чапаева - история России

Интересно, что и многие антинорманисты вопросом реального существования пути из варяг в греки не занимались. Это представляется достаточно странным для того же Гедеонова, к примеру. Ведь его варягам – поморским славянам, для того, чтобы попасть в Византию, Волхов и Днепр были не нужны.

Как раз в их землях располагались старые водные пути Европы по Одеру и Висле к Дунаю. Но даже современный последователь и продолжатель дела Гедеонова А. Г. Кузьмин только отмечал в своих работах наличие таких вариантов путешествия, однако не отказывался и от существования летописного.

Пожалуй, до недавнего времени лишь Д. И. Иловайский, ярый сторонник южного происхождения Руси, выступал с доказательствами невозможности подобного хождения.

«Между Днепром и Ловатью лежит поперечный бассейн Западной Двины; следовательно, надобно было перейти два волока. Притом гораздо короче был другой путь из Варяг в Греки, по Западной Двине; а Волхов и Нева представляли длинный крюк. Мы сомневаемся, чтобы лодки, поднимавшиеся из Балтийского моря по Двине или Волхову, действительно перетаскивались потом волоком до Днепра. Гораздо естественнее предположить, что торговцы должны были везти свои товары по этим волокам на телегах или, что вероятнее, зимой на санях и, достигши Днепра, пересаживались в лодки, которые они нанимали или покупали у туземцев», – пишет он[27].

И дальше развивает свою мысль, опираясь на известия Константина Багрянородного о плавании русских караванов в Чёрное море. По словам византийского императора, обитатели приднепровских областей в течение зимы рубили лодки-однодеревки.

Весной, во время разлива вод, они сплавляли их в Днепр к Киеву. Здесь торговцы покупали лодки, оснащали их и снаряжали караваны. Из Константина Багрянородного мы знаем, с какими усилиями эти караваны проходили сквозь Днепровские пороги.

«Но замечательно, что об их обратном плавании мы ничего не знаем», – отмечает Иловайский.

И у него рождается вопрос: каким образом купцы проходили против течения Днепра? Отмечает историк и то, что скандинавские саги, столь много рассказывающие о жизни и деятельности норманнов, совершенно молчат об их плавании по Днепру и его порогам. Точно так же молчат о том и западные летописцы.

«Адам Бременский замечает, что путь из Швеции в Византию по Русской земле был мало посещаем по причине варварских народов, и что ему предпочитали плавание по Средиземному морю», – указывает Иловайский. Но всему этому очень далеко до серьёзной доказательной базы.

С некой промежуточной версией выступал ещё в XVIII веке Татищев. Он существование пути из варяг в греки признавал, но не то чтобы в водном варианте. Вот что об этом сказано в примечаниях ко второй части его «Истории Российской»:

«Хотя между Днепром и рекой Золотой, или Ловатью, указывает волок или переезд сухим путём, однако ж сие имеет быть у верховий тех рек, где, кроме малых лодок, употреблять не можно, и волок сей не близок; к тому же Ловать летом имеет перекаты великие, что может Нестору недовольно известно было»[28].

Правда, далее «первый русский историк» начинает перечислять древних писателей, которые, кроме Нестора, тоже упоминали о езде через Русь в Грецию и в Индию. Сперва следует ссылка на главу 1 Помпония Меля, который в книге III, гл.

5 «из Корнелии Непота сказывает, что Метеллю Целеру некоторое количество индиан от короля швабского, взятых на море близ устья Ельбы, прислано было» . Это не сильно, что говорит о пути «индиан», но, как указывает Татищев, Страленберг в своём труде утверждает: они приехали через Русь.

И хотя Страленберг указывает путь по Печере и вокруг Скандинавии, но, полагает отечественный историк, удобнее это сделать из земель Волжской Болгарии вверх по Волге в Новогородскую землю и дальше Балтийским морем.

Продолжим цитирование: «Лешер, Литература келтическая сказывает, что русы через море Балтийское до рождества Христова ездили. Гельмольд, гл. 1, сказывает, что северные народы морем Балтийским и через скифские народы в Грецию плавают; но Кранций, книга 2, гл. 17 и 20, сказывает, что во время Гельмольдово и Грецию Русью, а Русь Грецию именовали, приводя слова Адама Бременского, кн. 2, гл. 13: Хиве (Киев), руссов стольный град, преизрядное греков украшение; равное же видится и Библиотека шведская, часть I, страница 14, о езде в судах в Грецию упоминает. Байер показывает езду оную Двиною и Днепром, гл. 17, н. 57, а некоторые море Балтийское с Меотисом соединённым полагали, гл. 17, н. 58; но лучше можно разуметь, что водою в Гардарики, а оттуда сухим путём и Днепром снова водою до Греции, как в Прологе ноября 30 написано, что между Волотью, или Ловотъю, и Днепром есть волок, чрез который Андрей землёю перешёл, или, вероятнее, что Русь Грециею разумели»[29].

Источник: https://profilib.net/chtenie/128666/yuriy-zvyagin-velikiy-put-iz-varyag-v-greki-6.php

Юрий Звягин. Великий путь из варяг в греки

Прочитал книгу.Пишу краткую аннотацию точки зрения автора, как я ее понял — просто себе для памяти.

Юрий Звягин

Великий путь из варяг в греки

Автор утверждает, что именно такой путь, который описан в классической летописи (Балтийское море – р. Нева – Ладожское оз. – р. Волхов – оз. Ильмень – р. Ловать – р. Западная Двина с притоками – р. Днепр – Черное море), не имел экономического смысла, был непроходим физически и исторически не существовал.

В действительности же из Балтики в Черное море с древности действовал путь по Висле / Одеру – Дунаю. Для территории Руси важнейшее значение имел путь с востока на запад – по Волге и Западной Двине. Этот путь связывал Европу с Арабскими странами. На юг от него существовало ответвление по Дону – в Азовское море.

С этого же Волжского пути существовали ответвления по Оке – Десне – в Днепр и по Тверце – Мсте – на Ильмень. Но не по Ловати. Грубо говоря – Валдайскую возвышенность проще было обходить со всех сторон, чем лезть через нее напрямик.

И еще – если в Западную Двину можно попасть непосредственно из Балтики – зачем лезть в нее таким кругом?

Вообще – торговые отношения с арабским Востоком имели огромное значение для территории Руси. С Западной Европой – менее. С Византией – еще менее, так как именно в это время (IX век) Византия была в глубоком упадке. А Скандинавия сама была в таком же становлении, как и Русь, и ее роль в торговых отношениях была совсем незначительна.

Что касается летописей и политической ситуации. Личность Рюрика, по-видимому совершенно легендарна (в той же мере, как и его братьев).

Князья Олег, Игорь и Святослав, вероятно, были личностями историческими, но мы вряд ли можем что-то знать про их происхождение, про связи между ними и про то, в каких конкретно городах они правили. Первой безусловно исторической фигурой в истории Руси был князь Владимир. И он был князем Новгорода.

Киев он захватил и сделал столицей. Даже в летописи его считают незаконнорожденным, а в реальности он, вероятно, не имел никакого отношения к предыдущим киевским правителям. Затем, при Ярославе, Киев снова был захвачен новгородским князем.

И спустя полвека после этого – в конце XI – начале XII века начинают составляться русские летописи. В то время политически важно было обосновать важность и древность связей Киева и Новгорода. Составитель летописи, по-видимому, очень хорошо был знаком с византийскими хрониками.

Он выбирал из них всех персонажей, могущих иметь отношения к России, и придумывал для них генеалогические связи, а также распределял их по городам. Рюрик, вероятно, был найден в какой-то северной хронике. При этом возникало немало накладок. Так, по летописи, Игорь женился на Ольге в 903 году, а сын Святослав родился у них 40 лет спустя, что маловероятно.

В это же время в летопись появился и фрагмент о пути из варяг в греки, который должен был доказывать древность политического и экономического единства Новгорода и Киева.

В действительности же, экономически территория Руси представляла собой три мало связанных между собой региона – Приильменье с Новгородом, Подвинье с Полоцком и Поднепровье с Киевом. Политически был ряд попыток объединить их вместе, но эти попытки никогда не были долговечны.

Собственно говоря, уже с этих времен возможно первоначальное разделение восточных славян на будущих русских, белорусов и украинцев.

Источник: https://eurer.livejournal.com/12771.html

Ссылка на основную публикацию