Стрелецкий «розыск» 1698 года — история России

Годы 1698 и 1699

Стрелецкий бунт 1698

Годы 1689 — 1699

(окончание)

25 августа 1698 г. вернулся Петр в Москву из путешествия. В этот день он не был во дворце, не видел жены; вечер провел в Немецкой слободе, оттуда уехал в свое Преображенское. На следующий день на торжественном приеме боярства в Преображенском он начал резать боярские бороды и окорачивать длинные кафтаны.

Брадобритие и ношение немецкого платья были объявлены обязательными. Не желавшие брить бород скоро стали платить за них ежегодную пошлину, относительно же ношения немецкого платья не существовало никаких послаблений для лиц дворянского и городского сословия, в старом наряде осталось одно крестьянство да духовные лица.

Старые русские воззрения не одобряли брадобрития и перемены одежды, в бороде видели внешний знак внутреннего благочестия, безбородого человека считали неблагочестивым и развратным. Московские патриархи, даже последний – Адриан – запрещали брадобритие; московский же царь Петр делал его обязательным, не стесняясь авторитетом церковных властей.

Резкое противоречие меры царя с давними привычками народа и проповедью русской иерархии придало этой мере характер важного и крутого переворота и возбудило народное неудовольствие и глухое противодействие в массе. Но и более резкие поступки молодого монарха не замедлили явиться глазам народа.

Не медля по возвращении из-за границы, Петр возобновил следствие о том бунте стрельцов, который заставил его прервать путешествие.

Бунт этот возник таким образом. Стрелецкие полки по взятии Азова были посланы туда для гарнизонной службы. Не привыкнув к долгим отлучкам из Москвы, оставив там семьи и промыслы, стрельцы тяготились дальней и долгой службой и ждали возвращения в Москву.

Но из Азова их перевели к польской границе, а в Азов на место ушедших двинули из Москвы всех тех стрельцов, которые еще оставались там. В Москве не осталось ни одного стрелецкого полка, и вот среди стрельцов на польской границе разнесся слух, что их навсегда вывезли из столицы и что стрелецкому войску грозит опасность уничтожения.

Этот слух волнует стрельцов; виновниками такого несчастья они считают бояр и иностранцев, завладевших делами. Они решаются силой противозаконно возвратиться в Москву и на дороге (под Воскресенским монастырем) сталкиваются с регулярными войсками, высланными против них. Дело дошло до битвы, которой стрельцы не выдержали и сдались.

Боярин Шеин произвел розыск о бунте, многих повесил, остальных бросил в тюрьмы.

Стрелецкий бунт 1698, розыск и казни. Учебный видеофильм

Петр остался недоволен розыском Шеина и начал новое следствие. В Преображенском начались ужасающие пытки стрельцов. От стрельцов добились новых показаний о целях бунта: некоторые признались, что в их деле замешана царевна Софья, что это в ее пользу стрельцы желали произвести переворот.

Трудно сказать, насколько это обвинение Софьи было справедливо, а не вымучено пытками, но Петр ему поверил и страшно мстил сестре и карал бунтовщиков. Софья, по показанию современника, была предана суду народных представителей. Приговора суда мы не знаем, но знаем дальнейшую судьбу царевны.

Она была пострижена в монахини и заключена в том же Новодевичьем монастыре, где жила с 1689 г. Перед самыми ее окнами Петр повесил стрельцов. Всего же в Москве и Преображенском было казнено далеко за тысячу человек. Петр сам рубил головы стрельцам и заставлял то же делать своих приближенных и придворных.

Ужасы, пережитые тогда Москвой, трудно рассказать: С. М. Соловьев характеризует осенние дни 1698 г. как время «террора».

Утро стрелецкой казни. Картина В. Сурикова, 1881

Рядом с казнями стрельцов и уничтожением стрелецкого войска Петр переживал и семейную драму. Еще будучи за границей, Петр уговаривал свою жену постричься добровольно. Она не согласилась. Теперь Петр отправил ее в Суздаль, где она, спустя несколько месяцев, была пострижена в монахини под именем Елены (июнь 1699 г.). Царевич Алексей остался на руках у тетки Натальи Алексеевны.

https://www.youtube.com/watch?v=3_8tAnt6HXc

Ряд ошеломляющих событий 1698 г. страшно подействовал и на московское общество, и на самого Петра. В обществе слышался ропот на жестокости, на новшества Петра, на иностранцев, сбивших Петра с пути.

На голос общественного неудовольствия Петр отвечал репрессиями: он не уступал ни шагу на новом пути, без пощады рвал всякую связь с прошлым, жил сам и других заставлял жить по-новому.

И эта борьба с общественным мнением оставляла в нем глубокие следы: от пытки и серьезного труда переходя к пиру и отдыху, Петр чувствовал себя неспокойно, раздражался, терял самообладание.

Если бы он высказывался легче и обнаруживал яснее свой внутренний мир, он рассказал бы, конечно, каких душевных мук стоила ему вторая половина 1698 г., когда он впервые рассчитался со старым порядком и стал проводить свои культурные новшества.

А политические события и внутренняя жизнь государства шли своим чередом. Обращаясь к управлению государством, Петр в январе 1699 г. проводит довольно крупную общественную реформу: он дает право самоуправления тяглым общинам посредством выборных Бурмистерских палат.

Эти палаты (а за ними и все тяглые люди) изъяты из ведения воевод и подчинены московской Бурмистерской палате, также выборной. В конце того же 1699 года Петр изменяет способ летосчисления.

Наши предки вели счет лет от сотворения мира, а начало года – с 1 сентября (по старому счету 1 сент. 1699 г. было 1 сент. 7208 г.). Петр предписал 1 января этого 7208 года отпраздновать как Новый год и этот январь считать первым месяцем 1700 г. от Рожд. Христова.

В перемене календаря Петр опирался на пример православных славян и греков, чувствуя, что отмена старого обычая многим не понравится.

Так в виде отдельных мер Петр начинал свои реформы. Одновременно с этим намечал он и новое направление своей внешней политики: Подготовительный к деятельности период кончился. Петр сформировался и принимался за тяжелое бремя самостоятельного управления, самостоятельной политики. Рождалась великая эпоха нашей исторической жизни.

Источник: http://rushist.com/index.php/platonov-lectures/1947-streletskij-bunt-1698

Эпизод 43. Стрелецкий бунт 1698 года | Капля света

Главная » Иллюстрированная история России » Эпизод 43. Стрелецкий бунт 1698 года

Рубрика «Иллюстрированная история России»

Автор: Евгений Сусманович

Центральное событие: восстание стрельцов в 1698 году.

Центральная картина: «Утро стрелецкой казни» В.И. Суриков (1881 год)

Перед нами царь Пётр Алексеевич образца 1697 года, фотокопия с гравюры по картине Кнеллера:

Двадцатипятилетний муж за три года до начала Северной войны, набравшийся опыта в Азовских походах (1695 — 1696) и набирающийся знаний в «Великом посольстве» в Европе (1697 — 1698).

В его чуть наивном, но абсолютно уверенном взгляде мы сегодня не можем прочитать затаённого страха, не дававшего покоя несколько лет с той ночи, когда первый раз взбунтовались стрельцы (август 1689 года).

В приводимом Александром Брикнером свидетельстве читаем:

Нелицеприятная, конечно, страничка биографии будущего Петра Великого. И пусть вас не смущает якобы юный возраст (17 лет!). В эти годы он активно соперничал с Софьей, фактической царицей России и известной покровительницей стрельцов. А вот, кстати, и сами стрельцы.

Стрелецкое войско, основанное ещё при Иване Грозном, составляло элиту тогдашнего государства. Новые порядки то ли самозванца, то ли антихриста Петра не вызывали, мягко говоря, доверия со стороны этих служилых людей. Политика Софьи им больше была по нраву:

Царевна Софья угощает стрельцов, с рисунка Дмитриева

Буду краток. После описанного бунта, который закончился мирно, к сентябрю 1689 года Пётр Алексеевич пришёл в себя и, с помощью сподвижников, сумел отстранить свою сестру Софью от власти и удалил её в Новодевичий монастырь.

Ну, можно подумать, раз монастырь, значит монашка. Нет, Софья просто находилась в заточении и, благодаря Илье Репину, мы можем видеть насколько был «сломлен» её дух:

Репин И.Е., «Великая княгиня Софья в Новодевичьем монастыре». Холст, масло. 201,8×145,3 см. 1879

Окружённая многочисленной прислугой, царевна Софья имела возможность быть в курсе всех событий, происходящих в стране; не вызывают сомнений её сношения со стрельчихами, которые, как и подобает женщинам, чутко и методично снабжали царевну информацией о ропоте и недовольстве своих мужей. Тут и понаехавшие иностранцы, и конкуренция с создающейся на базе потешных войск регулярной армией, и притеснения рядовых со стороны начальства, и отправка большинства стрелецких полков вон из Москвы на охрану южных границ. Атмосфера накалялась.

Восстание стрельцов вспыхнуло в конце мая 1698 года. Один из стрельцов принёс письмо от Софьи, в котором та призывала придти и стать табором под Новодевичий монастырь и просить её на царство, а если не будут пускать их солдаты, то убить их.

Читайте также:  Роль иностранных интервентов в гражданской войне - история России

вот как описывает реакцию стрельцов:

В ответ на выступления «семени Милославского» были посланы войска под предводительством Гордона. 18 июня под Воскресенским монастырём после всевозможных уговоров-переговоров бунтовщики были атакованы, окружены, переловлены и заключены в указанный монастырь. Дальше началось самое интересное — следствие по делу. В лучших традициях.

Сначала просто попытали и повесили 56 стрельцов, а потом за дело взялся сам царь, срочно вернувшийся из-за границы 25 августа. Впродолжение нескольких месяцев стрельцов били кнутом, ссылали, клеймили, вешали и колесовали.

Василий Иванович Суриков писал свою картину по событиям на Красной площади, но до этого состоялась казнь 30 сентября у Покровских ворот.

«В распросе и с пыток все сказали, что было придтить к Москве, и на Москве, учиня бунт, бояр побить и Немецкую слободу разорить, и немцев побить, и чернь возмутить, всеми четыре полки ведали и умышляли. И за то ваше воровство указал великий государь казнить смертию».

Пётр сам рубил головы и других заставлял. 11 октября казнено 144 человека, 12 октября — 205… Всего порешили 2000 человек за всё время преследования, длившегося аж несколько лет.

Суриков В.И. «Утро стрелецкой казни». Холст, масло. 218×379 см. 1881 г. (картинка увеличивается)

Кроме того, жёны и дети убиенных были объявлены врагами народа, ибо запрещено было принимать их в гости. На глазах у народа они помирали тихо от голода и холода. Не причастные к бунту стрелецкие полки были распущены. Ну а царевна Софья пострижена в монахини в том же Новодевичьем монастыре, где и умерла она через пять лет.

Суриков В.И. «Утро стрелецкой казни», фрагмент

ПОЯСНИТЕЛЬНЫЙ КАЛЕНДАРИК

(1672 — 1725) — жизнь Петра 1 (1682 — 1689) — время регентства Софьи (1689 — 1698) — заточение Софьи в монастыре

(1698 май — июнь) — восстание стрельцов

Вам понравилась статья? Поделитесь ею со своими друзьями, нажав кнопку соц. сервиса или «retweet».

Источник: http://kaplyasveta.ru/illyustrirovannaya-istoriya-rossii/epizod-43-streleckij-bunt-1698-goda.html

Как Петр Первый подавлял Стрелецкий бунт. Страшная правда из «пыточной» России — Шабалинский край родной

В пору моего детства в 60-х годах прошлого века в небольшой деревушке Протасы Шабалинского района находилась начальная школа. В здании школы располагался один пустующий класс. Здесь  было холодно и немного страшно от картин, навевающих ужас.   Почему-то особенно запомнилась одна из репродукций, именуемая «Утро стрелецкой казни».

Нет ничего удивительного: картины известных художников долгие годы Министерство образования включало в приложения учебников по истории. Репродукции в то время можно было увидеть в различного рода художественных альбомах и небольших календарях.

До сегодняшнего дня образ Государя – реформатора вызывает у людей противоречивые мнения. Историки — масоны утверждают, что Петр   Первый в дикой необразованной России огнем и мечом прививал цивилизацию.

Сознание россиян будоражат  картины подавления стрелецкого бунта. Надо сказать, что все кровавые события, происходящие в России, трактуются таким образом, что они были совершены во имя интересов страны.

Но так ли это? Или интересы страны – это просто прикрытие для властных особ для сохранения собственной власти?

Об истории стрелецкого  бунта

     Победа над турками после завершения Азовского похода была героической историей всей русской армии. Однако все лавры от победы достались «потешным» полкам Государя.

С почетом они возвращались в Москву с полей боевых сражений, пройдя через триумфальные ворота. Стрелецкие полки, благодаря которым была одержана победа, продолжали в разгромленном Азове нести военную службу.

Они занимались восстановлением городских укреплений, вели строительную работу, несли дозорную службу.

Среди стрельцов стал возникать ропот из-за того, что пришло распоряжение командования перевести четыре полка в г. Великие Луки. Необходимо было заняться укреплением западной границы. Стрельцы денежного довольствия не получали. Тягловых лошадей катастрофически не хватало. Командование дало приказ стрельцам тащить на себе пушки.

Всe эти проблемы вызвали неудовольствие у служивых людей. 

В марте 1698 г. они решили в Москве найти правду-матушку. Для этой цели 175 солдат из пресловутых четырех полков оставили расположение гарнизона и отправились в столицу. 

     Государь Петр Первый находился в этот период времени  в Англии. Стрельцов никто не соизволил принять во дворце. И тогда, как к последней своей надежде, служивые обратились за помощью к царевне Софье.

Царевна решить проблему солдат не смогла просто в силу своих возможностей.

Факт обращения стрельцов послужил в дальнейшем их грозному обвинению! Якобы имел место быть заговор царевны и стрельцов, цель которого была свержение с престола Петра Первого.

     Несолоно хлебавши, воины вернулись на оставленные ранее позиции. 

Стрельцы были жителями столицы. В Москве проживали их семьи, родители, жены, дети. Они не были бунтарями, просто хотели добиться элементарной справедливости – получить положенное жалование и вернуться домой после войны.

Для осуществления этой цели они решили направить своих представителей,  дабы просить о государевой милости.     Драматическое событие произошло 18 июня 1698 года.

Представителей стрелков у Новоиерусалимского монастыря поджидали дворянское кавалерийское ополчение и «потешные» полки в количестве 2300 человек. Руководил этой грозной силой А. С. Шеин и П. Гордон. Стрельцы шли не с войной, а с миром.

Воеводу Алексея Семеновича они считали за «своего». Это был боевой товарищ, участник азовских походов. Генералиссимус Шеин был, по свидетельствам историков, первым генералиссимусом русской армии. 

Совсем неожиданно для просителей оказался обстрел артиллерии со стороны «потешных». Кавалерия разбегавшихся стрельцов согнала в одну кучу. Суд состоялся прямо в поле. Шеин и Ромодановский вели дознание. 57 стрельцов было повешено. Им предъявили обвинение в возникшей смуте и отказе подчиняться требованиям полковых командиров.

Продолжение истории

В 1698 году в конце августа вернулся из-за границы царь. В тот период времени Петр Первый прославился тем, что принялся с особым рвением брить боярам бороды. Когда это занятие государю наскучило, он вспомнил о стрельцах и решил их проучить.

Сохранились свидетельства этой истории в воспоминаниях  Патрика Гордона, который был участником тех далеких трагических событий в русской истории.

Свита надеялась, что пьяный Петр, протрезвившись, забудет о своих угрозах по отношению к стрелцам. Но всё оказалось иначе. Царь явился в хозяйство Преображенского приказа, в обязанность которого входило сыск неугодных власти людей по всей стране. Эти-то служивые люди и получили грозный приказ Петра Первого.

   Он приказал немедля соорудить 14 пыточных камер. В непосредственном подчинении Ромодановского находилось 10 человек, которых можно окрестить «заплечных дел мастера». В Преображенском для быстроты дознания сформировали следственный конвейер: в одной пыточной камере велся допрос с составлением протокола.

В другой камере раздавались мучительные крики стрельцов от жесточайших пыток. 

    Петр Первый самолично вел допрос сестры Софьи. Царевну  подвергли мучительной пытке. Её пороли кнутом и вздернули на дыбу. Наверное, не все наши современники имеют представление о том, а что собой представляло это орудие пыток? 

 Патрик Гордон в своих воспоминаниях делится о жестокосердности  «великого» Государя. Царевна Софья во время пыток вела себя с царским достоинством, ни единым словом не оклеветала стрельцов. 

Царь заключил непокорную сестру навечно в монастырь. Отправил Петр в заточение и другую сестру — Царевну Марфу. Вся её вина заключалась в том, что она была на стороне Софьи.  Сестры были разлучены. Софья находилась в Москве, а Марфа коротала своё заключение во Владимире.

«Великий сыск» 

    В сентябре начался «великий сыск».  Это значит, московских стрельцов стали повально арестовывать. За неделю в результате облав удалось арестовать приблизительно 4 тыс. человек. Всем им была уготована трагическая участь «на конвейере» в Преображенском приказе. 

     Стрельцы не чувствовали за собой никакой вины и не хотели себя понапрасну оговаривать. Их мучили в застенках пыточных камер: жгли тело раскаленными щипцами,  вздергивали на дыбу, секли с животным остервенением кнутами.

     Достаточно было совершить нескольких рывков на дыбе и 10 — 15 ударов кнутом, как человека буквально выводили из строя. Происходил  разрыв сухожилий, наступал болевой шок. У пожилых стрельцов возникал инсульт или инфаркт. Палачи в этом случае прекращали пытки, так как уже физически невозможно было пытать полутруп, который уже никак не мог реагировать на болевые воздействия.

 Пытки были столь изощренными, что некоторые стрельцы оговаривали себя, лишь бы прекратились мучения. Они сознавались во всех смертных грехах, что ненавидят иноземцев и мечтают свергнуть с престола царя.

Читайте также:  Горлицкий прорыв 1915 года - история России

Среди стрельцов попадались особо стойкие воины, которые не желали себя оговаривать. Их подвергали пытке до семи раз, т.е. пытали столько, пока не умерщвляли свою жертву, но так и не получив слова покаяния. Этот факт особенно приводил в неистовство царя, что он не может даже под пытками сломить дух воина.

О чем гласила официальная версия? Стрелки желали возвести на российский престол царевну Софью, Петра же Первого свергнуть. Иностранцев выгнать из Москвы, немецкую слободу сжечь.

Кровавый шлейф расплат

     Первая казнь состоялась 30 сентября 1698 г. Колонну истерзанных после пыток стрельцов, состоящую из 200 человек,  вывели из Преображенского приказа. Их доставили на Лобное место в Москве. Петр Первый, обезумевший от все дозволенной власти, приказал отрубать головы жертвам прямо на проезжей дороге.

 Пятерых мужчин, наобум выхваченных из строя осужденных,  обезглавили тут же. Потоки крови, отрубленные головы, ужас застыл в глазах подданных… 

Петр Первый на Лобном месте сам решил позабавиться. И на глазах народа, словно на поле боя, отрубал безжалостно головы стрельцам. Головы рубил, как капусту… И это ужасно… Закрадывается мысль, что наследник российского престола был психически больным человеком…

Не отрубленных голов было много, на помощь государю пришла свита. От расправы, по свидетельству историков, отказались иностранные подданные, не желая вызывать к себе ненависть простого народа.

Следующая массовая казнь осужденных состоялась 11 октября 1698 г. На лобное место было привезено две корабельные сосны. 50 мучеников укладывали на бревна свои шеи.

Палач быстрее исполнял свою грязную работу, только летели головы одна за другой, нескончаемым потоком крови заливая мостовую… В этот день подверглись казни 144 человека. Пьяный монарх и на этот раз с удовольствием махал своим  топором.

Умаявшись, велел на подмогу выкликать из толпы народа  желающих. И находились помощники…  Это было жуткое зрелище! Грандиозное шоу! Народу бесплатно наливалась водка! А как же – праздник…

12 октября 1698 г. – снова праздник, снова казнь! Летят головы у  205 стрельцов.

13 октября казнили 141 человека.

Наряду с палачами, царем рубили головы стрельцам и люди из простонародья. Петр Первый как бы желал разделить свой грех с народом. Красная площадь обагрялась кровью, лилась рекой водка, пьяный народ заверял царя в любви и преданности.

     Казнено около  800 человек. Шоу продолжается!

 Осенью 1698 г. в столице выпал первый снег. По приказу Петра Первого осужденных везли к Лобному месту в черных санях. Жертвы сидели по два человека в повозке. В руках горели зажженные свечи. 

17 октября 1698 г. предали казни 109 человек. В последующий день отрубили головы у 65 стрельцов,  19 октября — у 106. 

     К счастью царь уехал в Воронеж. Стрельцов оставили в покое.

    Вернувшись в столицу в январе 1699 года, царь продолжил свой беспредел, проявив при этом определенную изобретательность.    В январе — феврале 1699 года 215 стрельцов повесили на стене.

Виселицы были установлены вокруг  Новодевичьего монастыря в Москве. И не случайно, именно в этом монастыре находилась царевна Софья.

Казненные до самой весны болтались на виселицах, внушая подданным царя страх и неподдельный ужас!

В общей сложности с сентября 1698 года по февраль 1699 года подверглось казни 1182 стрельца, свыше 600 человек отправили на поселение в Сибирь. 2000 человек послали служить в отдаленные стрелецкие полки.

 Эта история наглядно показывает, на какие народные жертвы могут пойти правители ради сохранения собственной власти.

Источник: http://vshabalino.ru/rossiya-i-mir/233-kak-petr-pervyj-podavlyal-streletskij-bunt-strashnaya-pravda-iz-pytochnoj-rossii

Читать

Думаем, что нет необходимости представлять читателям автора этой книги – имя петербургского писателя-историка Евгения Викторовича Анисимова хорошо известно всем, кто интересуется отечественной историей. Большинство его книг по истории России XVIII века написаны в лучших традициях научно-популярного жанра. И все же книга, которую вы держите в руках, уникальна.

Точнее, у нее есть один аналог: знаменитый «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Исаевича Солженицына. В книге «Русская пытка» Е. В. Анисимов рассматривает всю «технологию» политического сыска XVIII века, весь трагический путь человека от ареста до казни на эшафоте или ссылки. Историк не проводит прямых параллелей между далеким XVIII и столь близким нам XX веком.

Но читатель, возможно, с удивлением, увидит, что методы и приемы органов НКВД-ОГПУ-КГБ и политического сыска XVIII века поразительно совпадают.

Слежка за подозреваемым с помощью тайных агентов, перлюстрация писем, провокация, внезапный арест, нередко обманный под видом приглашения в гости или вызова на службу, обыск, изъятие «улик» (личных писем, дневников, книг с «отметкой резкою ногтей»), выявление сообщников (во все времена следователи мечтали раскрыть крупный заговор), запугивание подследственного, унижение его человеческого достоинства, страшные пытки – все для того, чтобы сломать человека и вырвать у него признание. Такая преемственность закономерна, ведь «политический сыск рожден режимом самодержавия, это его проявление, опора, инструмент», это – основа самовластия, в какие бы одежды оно ни рядилось.

https://www.youtube.com/watch?v=RrXDiRZAtHY

Автор рассказывает не только о громких политических делах и знаменитых преступниках, но и о тех, чьи судьбы оставили след только в документах тайного сыска. Именно они, простые люди, которые обычно в исторических сочинениях предстают как безликие «народные массы», являются главными героями этой книги.

Историк изучил сотни следственных дел и пришел к поразительному выводу: «органы сыска были заняты не столько реальными преступлениями, которые угрожали госбезопасности, сколько по преимуществу «борьбой с длинными языками»».

Большинство дел политического сыска XVIII века посвящено так называемым «непристойным словам» – так закон называл любое высказывание подданного о государе,– и почти все дела начинались с доносов.

Не будем останавливаться на том, что толкало русского человека «донести куда надлежит» – этому автор посвятил целую главу, – отметим только, что донос, или извет, как тогда его называли, был делом непростым. За правдивость своего извета доносчик отвечал собственной шкурой, согласно старинному правилу «Доносчику – первый кнут», или головой.

Спасти его мог только буквальный, подтвержденный свидетелями, пересказ «непристойных слов» и точное воспроизведение обстановки, в которой они прозвучали. И вот благодаря этому (язык не поворачивается сказать – счастливому) обстоятельству мы получили возможность услышать живые голоса наших предков, узнать, о чем они говорили и спорили.

Удивительно, что при отсутствии привычных для нас средств массовой информации ни одно важное политическое событие не проходило мимо внимания дворян, горожан, крестьян самых глухих деревень.

Повсюду люди осуждали политику власти, ругали правителей, сплетничали об их нравах и пороках, пересказывали скабрезные истории и слухи о том, кто государыню «попехивает».

Они прекрасно понимали, чем могут кончиться подобные разговоры, ведь доносчики были всюду, но все равно не могли удержаться от желания высказаться, обсудить «политический момент», пересказать слух или вспомнить подходящий к случаю смешной анекдот. Многие сыскные дела начинались с откровений за стопкой водки, стаканом браги, «покалом» венгерского…

Мы перелистываем вместе с автором страницы следственных дел и словно сами оказываемся в пыточных застенках, слышим слова доносчиков, «выкрутки» их жертв, хруст выворачиваемых на дыбе суставов, свист кнута, видим, как ломают людей страх и боль, становимся свидетелями низости и подлости, предательства и вероломства.

Узнает читатель и о редких примерах стойкости, когда самые страшные пытки не могли заставить человека признаться в несуществующей вине, подтвердить ложный донос, и о том, как русские люди жили в тюрьме, в ссылке, на каторге, как они встречали смерть на эшафоте.

Многие страницы этой книги невозможно читать без содрогания, но, как и в нашей абсурдной действительности, так и тогда трагическое порой соседствовало с комическим, о чем автор повествует со свойственным ему юмором.

Мы надеемся, что эта книга поможет читателю лучше понять психологию наших предков и глубже осознать связь времен.

Понятие «политическое (государственное) преступление» появилось в русской жизни не раньше XIV века, но поначалу его не выделяли среди других тяжких преступлений. Только знаменитое Соборное Уложение царя Алексея Михайловича (1649 год) четко отделяет политические преступления от других.

Читайте также:  Золотая орда - история России

Время Петра I – переломная эпоха во многих смыслах, в том числе и для сыска: тогда произошло резкое расширение рамок преступлений, называемых государственными.

Еще в 1713 году царь провозгласил на всю страну: «Сказать во всем государстве (дабы неведением нихто не отговаривался), что все преступники и повредители интересов государственных… таких без всякие пощады казнить смертию…» Десять лет спустя Петр I разделил все преступления на «партикулярные» (частные) и государственные, к которым отнесли «все то, что вред и убыток государству приключить может», в том числе и все служебные проступки чиновников. Царь был убежден в том, что чиновник-преступник наносит государству ущерб даже больший, чем воин, изменивший государю на поле боя («Сие преступление вяще измены, ибо, о измене уведав, остерегутца, а от сей не всякой остережется…»), поэтому такой чиновник подлежал смертной казни «яко нарушитель государственных праф и своей должности». В петровское время государственным преступлением стало считаться все, что совершалось вопреки законам. В законодательстве возник обобщенный тип «врага царя и Отечества» – «преслушник указов и положенных законов».

Умысел на жизнь и здоровье государя (то, что ныне называют покушением) считался самым страшным преступлением. Речь идет о разных способах нанесения ущерба здоровью государя – от убийства его до «порчи».

В XVIII веке фактически не было реальных (а не придуманных следствием) покушений на правящего монарха.

Легендой кажется рассказ Якоба Штелина о злодее, который в 1720 году якобы пробрался в Летний дворец Петра I, чтобы его убить, но, столкнувшись лицом к лицу с государем, выронил от неожиданности из-за пазухи «превеликий нож».

Впрочем, допускаю, что часть покушений была пресечена на раннем этапе их подготовки. Так как угроза убийства монарха существовала потенциально всегда, а определить, насколько она реальна, можно было только при расследовании, то власти, при малейшем намеке на подобный умысел, хватали каждого подозрительного.

https://www.youtube.com/watch?v=pVKE-9GBG04

ИЗ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЛ

27 июня 1721 года во время празднования в Петербурге годовщины Полтавского сражения, когда Петр I стоял на Троицкой площади в строю Преображенского полка как его полковник, к нему подошел пьяный мужик и трижды поклонился.

Когда его попытались арестовать, он начал яростно сопротивляться. В завязавшейся драке на поясе у него вдруг обнаружили нож.

На допросе в Тайной канцелярии арестованный утверждал, что подошел к царю без всякого умысла, спьяну, «от шумства», а нож служит ему «для употребления к пище», но ему не поверили. К тому же на спине у него обнаружили следы от кнута, то есть он уже побывал в застенке.

Оказалось, что он беглый, раньше разбойничал, словом, человек подозрительный. В итоге признали, что его попытки подойти к государю поближе не были случайны, и сослали его в Сибирь «в вечную работу».

В 1744 году забрали в Тайную канцелярию и допрашивали там со всей суровостью придворного шута императрицы Елизаветы Петровны. Преступление шута состояло в неловкой шутке: он напугал государыню, принеся ей, как он объяснял на допросе, в шапке «для смеху» ежика. Поступок шута следователи расценили как попытку напугать императрицу, то есть вызвать у нее опасный для здоровья страх и ужас.

В 1762 году некий пойманный беглый солдат на допросе в Тайной канцелярии показал: какой-то польский ксендз «научил его учинить злое дело к повреждению высочайшаго Ея и. в. здравия и дал ему для того порошки и говорил-де, чтобы оные, где государыня шествие иметь будет, высыпать на землю».

Внимание следователей привлек не только рассказ солдата о том, как он испытывал взрывной порошок на курах, которым оторвало ноги, но и та легкость, с какой преступник проникал в места, где пребывала государыня Елизавета Петровна.

Оказалось, что он, «для учинения онаго злого намерения, наряжаясь в офицерское платье, ходил во дворец и ездил в Царское Село, токмо-де того злого своего намерения не учинил он от страху».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=1759&p=8

Стрелецкий бунт 1698

ПланВведение

1 Предыстория

2 Ход бунта
3 Казни стрельцов
4 Казни стрельцов в изобразительном искусстве

Список литературы

Стрелецкий бунт 1698 года — восстание московских стрелецких полков, вызванное тяготами службы в пограничных городах, изнурительными походами и притеснениями со стороны полковников.

В марте 1698 года в Москве появились 175 стрельцов, дезертировавших из 4 стрелецких полков, участвовавших в Азовских походах Петра I 1695—1696. Оставленные в Азове в качестве гарнизона стрельцы вместо ожидаемого возвращения в Москву в 1697 были направлены в Великие Луки.

Попытка московских властей арестовать в Москве их челобитчиков на полковое начальство не удалась.

Стрельцы укрылись в слободах и установили связь с царевной Софьей Алексеевной, находившейся в заточении в Новодевичьем монастыре; 4 апреля 1698 года против стрельцов были посланы солдаты Семёновского полка, которые при содействии посадских людей «выбили» мятежных стрельцов из столицы. Стрельцы вернулись в свои полки, в которых началось брожение.

6 июня стрельцы сместили своих начальников, избрали по 4 выборных в каждом полку и направились к Москве. Восставшие (около 4 тыс. человек) намеревались возвести на престол царевну Софью или в случае её отказа В. В.

 Голицына, находившегося в ссылке. Правительство выслало против стрельцов Преображенский, Семёновский, Лефортов и Гордонов полки (всего 2300 человек) и дворянскую конницу под командованием А. С. Шеина и П. Гордона.

14 июня после смотра на реке Ходынка полки выступили из Москвы. 17 июня, опередив стрельцов, войска Шеина заняли Новоиерусалимский (Воскресенский) монастырь. 18 июня в 40 верстах к западу от Москвы восставшие были разбиты.

22 и 28 июня по приказу Шеина были повешены 56 «пущих заводчиков» бунта, 2 июля — ещё 74 «беглеца» в Москву. 140 человек были биты кнутом и сосланы, 1965 человек разосланы по городам и монастырям.

Срочно возвратившийся из-за границы 25 августа 1698 года Пётр I возглавил новое следствие («великий розыск»). В Москве казни начались 10 октября 1698 года[1][2]. Всего было казнено около 2000 стрельцов, биты кнутом, клеймены и сосланы 601 (преимущественно малолетние). Пятерым стрельцам Петр I отрубил головы лично.[1][2][3]

О массовых пытках и казнях стрельцов, в том числе и с личным участием царя Петра I, пишут многие историки.[1][4][5].

Тела казненных стрельцов долгое время находились у мест расправ с ними и только в конце февраля 1699 г. их распорядились похоронить около дорог, ведущих из Москвы.

Специальным указом Петра на Красной площади и около могил были воздвигнуты каменные четырехгранные «столпы» с укрепленными чугунными плитами на каждой из сторон.

На них был выбит текст приговора стрельцам, зачитывавшийся перед казнями, с перечислением их «преступлений».

Дворовые места стрельцов в Москве были розданы, строения проданы. Следствие и казни продолжались до 1707 года. В конце XVII — начале XVIII в. 16 стрелецких полков, не участвовавших в восстании, были расформированы, а стрельцы с семьями высланы из Москвы в другие города и записаны в посадские.

Эти события были изображены на знаменитой картине Василия Сурикова «Утро стрелецкой казни», которая была написана в 1881 году.

  1. Костомаров Н. История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.// Глава 13. Царевна Софья

  2. Синодальный Отдел Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями.// 10 октября 1698 года началась казнь мятежных стрельцов Петром I

  3. Борис Башилов. История русского масонства.// Начало разгрома национальной Руси

  4. Сергей Соловьев. История России с древнейших времен. Том 14. Глава 3.// Стрелецкий розыск и казни

  5. Корб, Иоганн Георг. Дневник путешествия в Московское государство Игнатия Христофора Гвариента, посла Императора Леопольда I к царю и великому князю Петру Алексеевичу в 1698 г., веденный секретарем посольства Иоганном Георгом Корбом // Рождение империи. — М.: Фонд Сергея Дубова, 1997. С. 170—187, 224

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Стрелецкий_бунт_(1698)

Источник: http://globuss24.ru/doc/streleckii-bunt-1698

Ссылка на основную публикацию