Средняя азия в эллинистическую эпоху iv-i веков до н.э. — история России

Эллинистические государства Малой Азии в III веке до н. э

Карта эллинистических государств Малой Азии (территория современной Турции) в III веке до нашей эры

Одной из самых своеобразных частей эллинистического мира была Малая Азия. Наряду с древними центрами культурной жизни в ней были области, которые сохранили формы отношений, восходившие к первобытнообщинной эпохе. Малая Азия имела чрезвычайно пестрый этнический состав. Нередко в пределах сравнительно небольшой территории ее население говорило на нескольких языках.

В III в. до н.э. Малая Азия распалась на несколько частей. Иония, Фригия, Кария, Киликия и часть Каппадокии вошли в состав царства Селевкидов, которые контролировали древнюю дорогу, соединявшую побережье Эгейского моря с Междуречьем и другими странами Востока. Северная полоса Малой Азии, которая граничила с Черным морем, уже к концу IV в. до н.э. стала самостоятельной.

В центре Малоазийского полуострова выделилась независимая область Галатия. На северо-западе образовались Вифиния и Пергамское царство, а на востоке — Понтийское царство. Позднее независимым царством стала отпавшая от Селевкидов Каппадокия.

Ряд областей на юге и юго-западе — Ликия, Кария — находились во владении птолемеевского Египта. Сохранила свою независимость гористая, труднодоступная Писидия. В Карий имел свои владения остров Родос.

Города побережья поддерживали и развивали тесные связи с эллинистическим миром.

Карта Пергамского царства в III веке до н.э.

Пергам (Пергамское царство)

Первоначальная территория Пергама, который был расположен в северо-западной части Малой Азии, была невелика. Плодородные поля, луга и сады в долине реки Каика создавали благоприятные условия для сельского хозяйства, а близость к побережью и островам Эгейского моря открывала возможность для развития и оживленного обмена.

В этих условиях небольшая крепость, какой являлся Пергам в IV в. до н.э., быстро превратилась в главный центр государства. Население Пергамского царства с успехом выдержало борьбу с вторгшимися на его территорию кельтскими племенами галатов и с могущественным эллинистическим государством Селевкидов.

Во время войны диадохов Пергам, как надежный и хорошо укрепленный самой природой пункт, сделался местом хранения казны Лисимаха. Охрана казны была поручена евнуху Филетеру. Воспользовавшись смутами при дворе Лисимаха, Филетер перешел на сторону Селевка. Однако фактически Филетер сделался независимым правителем.

Политическая обстановка побуждала Филетера к проэллинской политике.

Связи с Элладой и греческими полисами Малой Азии служили известной опорой в борьбе Пергама с галатами и могли оказаться полезными при столкновениях с Селевкидами. Преемник Филетера Эвмен одержал в 262 г. до н.э.

решительную победу около Сард над армией Антиоха I. С этого времени Пергам начинает играть более значительную роль в международных отношениях.

Внешняя политика Пергама этого времени ознаменована разрывом с Селевкидами и союзом с Египтом. После смерти Замена в 241 г. до н.э. власть над Пергамом перешла к Атталу I, который правил до 197 г. до н.э.

Аттал I устранил угрозу со стороны галатов. Он отказался от уплаты им дани и в битве у истоков Каика в 228 г. до н.э. наголову разгромил их.

После этой победы Аттал принял царский титул и культовое имя “спаситель”.

Аттал настолько осмелел, что вмешался в борьбу в царстве Селевкидов и достиг здесь больших успехов. Непродолжительное время он господствовал над большей частью Малой Азии.

К концу правления Аттала I Пергам последовательно ориентировался на Рим. До поры до времени Пергам пожинал плоды этой внешней политики в виде крупных территориальных приобретений, торговых преимуществ.

Но вместе с тем Пергам все более и более подпадал под римское влияние.

https://www.youtube.com/watch?v=36esKNQ8_5M

Главной опорой Атталидов являлась армия. По своему составу она была очень разнообразна.

Наряду с наемниками из разных уголков эллинистического мира большое значение в армии имели и местные жители — мисийцы, а также граждане Пергама. Воины обеспечивались земельными наделами.

Часть военных колонистов получала необработанные участки подобно тому, как это позднее осуществлялось в птолемеевском Египте.

По численности пергамская армия уступала войскам Селевкидов или Птолемеев, но по техническому оснащению явно превосходила их. Пергам представлял собой первоклассную крепость с обширным арсеналом. Атталиды широко использовали достижения эллинистической осадной техники в войнах, которые вели.

Главную роль в политической жизни государства играла столица — город Пергам. В Пергаме существовали обычные греческие учреждения — народное собрание, городской совет, выборные должностные лица, филы и демы. Фактическая же власть, контроль за ходом дел, за выборами и за финансами, а также законодательная инициатива находились в руках пяти стратегов, которые назначались непосредственно царем.

Столица царства была расположена в нескольких милях от моря. Город соединял типичные черты эллинистического полиса и пышное великолепие царской резиденции восточного государства. Многочисленные статуи, картины, искусно сделанные мозаики служили украшением дворцов и храмов. В Пергамской библиотеке хранилось свыше 200 тысяч рукописей, а также велись научные исследования.

Карта Вифинии в III веке до н.э.

Вифиния (Вифинийское царство)

Территория Вифинии, которая была расположена в северо-западной части Малой Азии, от берегов Пропонтиды и далее вдоль побережья Понта, также отличалась благоприятными природными условиями. Плодородная почва, обилие лесов и пастбищ соединялись здесь с возможностью развивать обмен по суше и по морю.

Этот обмен в значительной мере сосредоточивался в руках граждан греческого города Гераклеи, древней колонии Мегар на понтийском побережье. Гераклея и другие греческие полисы — Халкедон, Астак, Кизик — контролировали выходы к морю.

Политическая власть в Вифинии оказалась в руках местной династии. Правивший здесь Зипоит захватил Астак и Халкедон. Он успешно отразил попытки Лисимаха подчинить себе Вифинию и в 297 г. до н.э. провозгласил себя царем. Преемник Зипоита Никомед I сосредоточил все усилия против главной угрозы — царства Селевкидов, которое стремилось поглотить все независимые области Малой Азии.

С этой целью Никомед заключил союз с крупнейшими эллинистическими городами на побережье — Византием и Гераклеей, с правителем Египта Птолемеем Филадельфом, а затем заключил договор и с галатами.

Новые» союзники Никомеда не особенно отличали его территорию от территории его врагов, подвергая их опустошениям с одинаковым усердием.

Но все же союз с галатами отвел от Вифинии угрозу подчинения Селевкидам.

При Никомеде I, который правил до 255 г. до н.э., и его преемниках развивалась эллинизация страны. В 264 г. до н.э.

недалеко от разрушенного Лисимахом Астака была основана Никомедия, которая стала столицей Вифинии. В особенности благожелательную политику по отношению к этому городу и эллинам проводил преемник Никомеда Зиаелис.

Одновременно он продолжал поддерживать традиционные дружественные связи с птолемеевским Египтом.

Карта Галатии в III веке до н.э.

Галатия

Совсем иной характер имела Галатия — область, некогда являвшаяся центральной частью Фригийского царства с древним фригийским культовым центром, городом Пессинунтом, а также городами Гордием и Анкирой. Пессинунт считался священным городом великой матери богов — Кибелы.

В начале III в. в этой области осели галаты после поражения, которое нанесли им войска Антиоха I. К этому времени галаты еще находились на стадии разложения первобытнообщинного строя.

Их племенное устройство сохранилось и после поселения в Малой Азии. Во главе трех галатских племен — толистоагов, текто-сагов и трокмов — стояли племенные вожди.

Условия для дальнейшего развития этих племен оказались мало благоприятными.

https://www.youtube.com/watch?v=WDFYmqTgZVQ

Зажатая между владениями гигантского государства Селевкидов и территориями быстро развивавшихся Пергама, Понта и Вифинии, Галатия оказалась отрезанной от выходов к морю и от путей, по которым осуществлялся торговый обмен.

Карта Каппадокии в III веке до н.э.

Каппадокия

В этот период Каппадокией называлась вся восточная часть Малой Азии к северу от Тавра. Позднее узкая полоса между хребтами, расположенными на севере, и Черным морем стала называться Понтийской Каппадокией, или просто Понтом. Эллинских колонистов мало привлекал этот скудный и расположенный вдалеке от важнейших торговых путей край.

В 260 г. до н.э. Каппадокия стала независимой от Селевкидов. Правителем Каппадокии стал перс Ариарат, потомок одноименного сатрапа, которого победил Пердикка.

Поначалу взаимоотношения Каппадокии с Селевкидами были враждебными. Но в 245 г. до н.э. правитель Каппадокии был признан Селевком II и получил руку его сестры. В середине III в. до н.э. западные области Каппадокии были захвачены галатами. Несмотря на то что галаты представляли постоянную угрозу для Каппадокии, каппадокийские и понтийские цари часто использовали их в качестве наемников.

Карта Понтийского царства в III веке до н.э. (севернее, в районе Крыма — Боспорское царство, в то время — часть Понта)

Понт (Понтийское царство)

В конце IV в. до н.э. образовалось еще одно эллинистическое царство в Малой Азии — Понтийское. Оно объединяло понтийское побережье, гористую область к югу от него и часть Каппадокии к востоку от реки Галиса. Область между Понтом и Вифинией — Пафлагония — долгое время оставалась независимой.

Читайте также:  Вопрос о престолонаследии - история России

В состав Понтийского царства вошли как греческие торговые города на побережье — Трапезунт, Амис, Синопа, так и сельские местности, в которых главную социальную силу составляли потомки ахеменидской знати. Огромное значение имели старинные храмовые центры, которые возникли в незапамятные времена на скрещениях торговых путей.

Храмы владели обширными землями и тысячами гиеродулов. Типичным для этого рода храмовых центров являлся город Комана в Каппадокии с культом богини Ма.

В состав населения Команы входили “одержимые” богом — жрецы, а также храмовые служители и храмовые рабы в числе 6 тысяч человек. Во главе этого города-святилища стоял верховный жрец.

Такой же характер имели храм богини Анахиты в Зеле и храм Зевса в Венасе.

Основателем династии в Понте стал потомок знатного иранского рода Митридат, который утвердил свою власть в 302 г. до н.э. Как и цари Вифинии, понтийская династия проводила политику эллинизации страны, но эта эллинизация была крайне поверхностной и ограниченной.

Вскоре, возвысившись, Понтийское царство во главе с Митридатом бросило вызов Риму.

Сперва удача улыбалась Митридату, и римляне потерпели ряд поражений, однако развернувшись во всю мощь, римская военная машина сокрушила Понтийское царство, которое вошло в состав Римской империи на правах провинций Вифиния и Понт (западная часть), в то время как восточная часть (Боспорское царство) оставалось некоторое время не зависимым (фактически полузависимым от Рима) государством, но в итоге также было поглощено Римом.

Источник: http://ageiron.ru/byit-proshlogo/kak-zhili-v-byilyie-vremena-v-gretsii/ellinisticheskie-gosudarstva-maloy-azii-v-iii-veke-do-n-e

Античный период Средней Азии-1

В продолжении рубрики Древняя Средняя Азия выкладываю отрывки из трёх источников «Древние Цивилизации» под общей редакцией Г.М.Бонгард-Левина; «История искусств Узбекистана» Г.А.Пугаченкова, Л.И.Ремпель; Статья «Искусство народов Средней Азии» автор М.Дьяконов из сайта http://artyx.ru/books/

В 331 году до н. э. войска Александра Македонского вступили на территорию Ахеменидской державы и год спустя положили конец этому грандиознейшему восточно-деспотическому государству, крушение которого принесло греческому военачальнику триумфальную славу и богатейшую добычу.

Значительно труднее далось ему завоевание восточных владений Ахеменидов, где в течение трех лет (с 330 по 327 г. до н. э.) македонские армии огнем и мечом приводили к повиновению непокорное и свободолюбивое, пестрое по своему этническому составу население среднеазиатских земель.

В конечном счете Александр подчинил области Парфиены и Маргианы (Южный Туркменистан), Бактрианы (территории право- и левобережья Аму-Дарьи в среднем ее течении), Согдианы (бассейны Кашка-Дарьи и Зеравшана).

Но вскоре же после его смерти провинции эти отпадают от македонской империи, а к концу IV века до н. э. ненадолго входят в состав Селевкидской державы.

Владычество Селевкидов также оказалось непрочным, и уже в середине III столетия до ‘н. э. мятеж Диодота кладет начало самостоятельному Греко-Бактрийскому царству, а восстание Аршака и Тиридата —парфянской державе Аршакидов; в северных районах Средней Азии оформляется племенной союз Кангюй, или Кангха.

Области Греко-Бактрийского царства с конца I века до н. э. постепенно поглощаются Кушанами, империя которых, с I по III век простиравшаяся от Кашмира до Аму-Дарьи, со временем включила кангюйские земли. На протяжении веков границы этих крупных государственных образований нередко взаимно перемещаются.

Уже к середине 1-го тысячелетия до н. э. социальную основу общества здесь определяли рабовладельческие отношения.

Походы Александра, принесшие на первых порах народам Средней Азии большие бедствия войны, имели своим позитивным результатом включение среднеазиатских областей в сферу обширных международных сношений, особенно окрепших ко времени формирования местных грандиозных рабовладельческих империй.

В искусство проникают передовые для своего времени достижения эллинистической и римской художественной культуры.

Но и домакедонский этап развития местной культуры отнюдь не являл собою плод незрелого творчества полуварварских народов, якобы лишь после проникновения греков в азиатские страны вступивших на путь высоких художественных достижений.

Здесь уже существовали самобытные приемы зодчества и своеобразные формы изобразительного искусства.

Наивысший расцвет античной художественной культуры на почве Узбекистана падает на время с III века до н. э. по III век н. э.

Развитию рабовладельческой системы отвечает подъем различных сторон материальной и духовной жизни общества, и новые социальные запросы находят образно выразительное воплощение в различных сферах искусства…

…Соединение самых различных интересов и устремлений вело к созданию в Средней Азии самостоятельных государств. Около 250 г. до н. э. бактрийский сатрап Диодот объявил себя независимым правителем. Почти одновременно от Селевкидов отпала Парфия.


Особое место среди независимых среднеазиатских государств занимала Греко-Бактрия. Здесь сохранялась типичная эллинистическая структура общества—власть принадлежала завоевателям: грекам и македонянам.

На территории современного Афганистана был открыт крупный греко-бактрийский город — городище Ай-Ханум, материалы которого позволили получить ясное представление о многих чертах греко-бактрийской культуры.

Интересные памятники греко-бактрийской культуры были обнаружены и в Таджикистане. Это прежде всего городище Саксоно-хур. Еще более убедительны находки, сделанные на городище Тахти-Сангин (Каменное городище).

Здесь выявлен храм, построенный по канонам «иранской» сакральной архитектуры: квадратная целла, окруженная коридорами, в целле — четыре колонны. Найдено значительное число великолепных произведений искусства — в качестве пожертвований их приносили в храм верующие.

Среди них — парадное оружие и статуи; первое в большинстве случаев чисто греческого характера, с исключительными по красоте рельефами.

Здесь найден и небольшой алтарь с бронзовой фигуркой силена Марсия и греческой надписью на нем — посвящением богу реки Окс.

В 80-е гг. II в. до н. э. греки Бактрии начали движение на юг — перевалили через Гиндукуш и предприняли завоевание областей Индии.

Во взаимодействии постепенного расширения владений греко-бактрийцев на индо-пакистанском субконтиненте и постоянного дробления некогда единого государства на отдельные мелкие владения — и разворачивается вся дальнейшая история Греко-Бактрии.

В отличие от Греко-Бактрийского царства история Парфии пошла по иному пути. Первоначально независимость Парфии от Селевкидов провозгласил, как это было и в Бактрии, местный сатрап по имени Андрагор.

Но вскоре страна была захвачена кочевавшими поблизости племенами, предводитель которых Аршак в 247 г. до н. э. принял царский титул. По имени основателя династии последующие правители Парфии принимали в качестве тронного имени имя Аршак.

Первоначально новое государство было сравнительно небольшим и объединяло помимо собственно Парфии соседнюю Гирканию, область на юго-востоке Каспия. Но уже при Митридате I (171 —138 гг. до н. э.) началась активная экспансия на запад вплоть до Месопотамии.

Парфия становится мировой державой.

В середине II в. до н. э. Средняя Азия пережила серьезные события. Движение кочевых племен привело к гибели Греко-Бактрии и провинций, во главе которых стояли члены рода Аршакидов или представители других знатных парфянских семей.

Гиркания, стремящаяся к независимости, направляет своих послов прямо в Рим; утверждается особая династия в Маргиане, первый представитель которой едва не уничтожил Парфию. В 198/199 тяжелой борьбе с кочевниками пали два парфянских царя, и лишь при Митридате II (123—87 гг. до н. э.

) эта угроза была локализована, а вторгшимся племенам была предоставлена для поселения провинция Сакастан (совр. Систан).

С конца I — начала II в. н. э. происходит ослабление Парфянской державы. В 20-х гг. аршакидская Парфия полностью теряет свою самостоятельность под ударами основателя новой могущественной династии Арташира Сасанида.

Для ряда областей Средней Азии парфянский период был временем интенсивного развития городской жизни, подъема ремесленных производств и расширения сферы денежного обращения.

В самой Парфиене наиболее известным городом была Ниса, руины которой расположены около современного Ашхабада.

Многолетние раскопки советских археологов выявили замечательные памятники архитектуры, скульптуры и, как уже отмечалось, парфянский архив.

Было обнаружено около 2 тыс. документов первичной хозяйственной отчетности царского хозяйства.

Благодаря найденным документам получены новые данные об административной структуре Парфянского царства, о системе налогообложения и землепользовании. Большой интерес представляет анализ многочисленных имен, календарной системы.

Один из черепков представляет собой «памятную записку» о восшествии на престол царя. Исследование этих документов позволило восстановить «родословное древо» первых Аршакидов.

Своеобразнейшее явление представляет собой парфянская культура. Синтез местных и греческих начал в ней проявляется гораздо сильнее, чем в культуре Греко-Бактрии…

Для периода 3 — 1 вв. до н.э. мы можем на основании дошедшей до нас мелкой пластики и по изображениям на монетах с полной определенностью утверждать, что в этот период существовала монументальная скульптура, а возможно, и монументальная живопись.

В скульптуре этого времени заметно влияние средиземноморских и переднеазиатских художественных представлений и образов, а также и технических приемов.

Конечно, нельзя отрицать проникновения в Среднюю Азию уже готовых, выкристаллизовавшихся художественных образов, идущих из материковой Греции и главным образом из эллинистической Малой Азии и с Переднего Востока, образов, являвшихся для той эпохи высшим достижением искусства.

Однако произведения среднеазиатского искусства как предшествовавшего так и этого периодов говорят о высоком уровне развития культуры народов Средней Азии.

Ярким свидетельством этого являются превосходные реалистические портреты на греко — бактрийских монетах.

Найденная на Афрасиабе (городище древнего Самарканда)скульптурная группа, изображающая трех граций на колеснице, управляемой уродливым карликом, является местной, вероятно согдийской, переработкой широко известной эллинистической статуарной группы, имевшей распространение от Северной Африки до Центральной Азии.

Юлно-Туркменской экспедицией в парфянской Нисе открыты многочисленные ритоныиз слоновой кости,украшенные в нижней части скульптурой животных, а вверху прекрасными, реалистически выполненными рельефами. Изображены греческие божества и музы.

Исследователи отмечают, что изображенные персонажи по костюму и прическам имеют облик людей из парфянской придворной знати.

Реалистической формой, близкой памятникам восточно-эллинистической пластики, обладают серебряные и бронзовые фигурки, найденные в Нисе, в частности бронзовая массивная фигурка крылатого сфинкса с женской головой, служившая, вероятно, одной из ручек большой металлической вазы.

https://www.youtube.com/watch?v=SfVeDo_Td54

Среди художественных памятников Нисы выделяется также мраморная женская статуя 2 в. до н.э.

Мотив обнаженной женщины, ноги которой задрапированы покрывалом, напоминает знаменитую статую Афродиты Милосской, несомненно послужившую прототипом для парфянского скульптора.

Пластически прекрасно изваянная фигура женщины наделена своеобразием, позволяющим предполагать, что перед нами местная интерпретация образа античной богини.

Интересным образцом скульптуры Хорезма этой эпохи, в искусстве которого воздействие греческой и эллинистической культуры почти не сказалось, является терракотовая голова старухи, найденная в 1952 г.

около Койкрылган-кала — памятника 4 — 3 вв. до н.э.

Особенностью этой скульптуры является своеобразная экспрессия, лицо с большими, как бы слепыми глазами и жизненно переданными старческими морщинами вокруг рта и подбородка.

В 3 — 1 вв. до н.э. развивались городские ремесла, в том числе н художественные. Об этом свидетельствует многочисленная гончарная посуда из Парфии, Маргианы, Бактрии, Согда, Хорезма, отличающаяся прекрасной отделкой, стройностью и изяществом форм, но почти полностью лишенная орнаментации.

Одна из наиболее бросающихся в глаза особенностей парфянской культуры — явный разрыв в уровне культуры между крупными городскими центрами и деревней (округой).

Проведенные в последние годы исследования сельских поселений в подгорной полосе Копетдага показали, что общинники жили в очень простых, небольших по размерам жилищах, сделанных из сырца, лишенных даже малейших элементов декора.

В быту они пользовались незамысловатой керамикой. Ни в одном из этих поселений пока не найдено ни одного произведения искусства.

Благодаря раскопкам и исследованию парфянских документов можно проследить постепенное усиление роли зороастрийских верований в духовной жизни Парфии.

Как показали нисские остатки, в Парфии использовался зороастрииский календарь, встречается много имен, связанных с зороастрийской традицией.

Постепенно греческие надписи на монетах заменяются парфянскими, начинают появляться на них и зороастрийские религиозные символы.

Культура Маргианы в первые века нашей эры довольно сильно отличалась от культуры Парфиены.

Наиболее разительное отличие состоит в том, что в Маргиане популярны были небольшие терракотовые статуэтки, видимо представлявшие собой изображения божеств местного пантеона, в то время как в Парфиене этих статуэток нет.

Наиболее распространенными были изображения женских божеств, причем в первые века нашей эры происходит знаменательный переход от типов, навеянных изобразительными канонами эллинизма (обнаженная богиня, переданная в свободной позе), к типам более иератическим: неподвижное, прямое тело, одежды, богато украшенные нашивками, величественное лицо. Постепенно, однако, качество воспроизведений ухудшается, статуэтки вырождаются в чисто ремесленную продукцию.

Вторая особенность историко-культурного развития Маргианы — более сложный характер религиозной жизни, чем в Парфиене. Здесь господствовал зороастризм. Сюда же в первые века нашей эры начал проникать и буддизм.

В самом конце парфянского времени в пределах городских стен Мерва (городище Гяур-Кала) была построена буддийская ступа. Культура Маргианы, как и в более раннее время, больше тяготела к культуре Бактрии, чем Парфиены.

История Бактрии после падения власти греков и завоевания кочевниками (40-е гг. II в. до н. э.) условно «распадается» на два этапа. Вначале на ее территории существовало несколько мелких владений, созданных вождями кочевых племен.

Эти вчерашние кочевники довольно скоро восприняли традиции оседлой культуры и проявили себя рачительными хозяевами.

Ими в I в. до н. э. на территории Бактрии проводятся новые каналы, создаются земледельческие оазисы, строятся города.

Вскоре один из таких правителей, по имени Герай, помещает на крупных серебряных монетах свое изображение в виде вооруженного всадника и сопровождает его надписью, сделанной греческим алфавитом, как бы символизируя связь двух начал — традиций кочевой степи и эллинистической государственности. Еще более показательно само название этого правителя — он именует себя кушанием. Дальнейший рост этого небольшого владения Герая привел в конечном счете к созданию Кушанской державы. Так было положено начало второму этапу в истории Бактрии—уже в составе Кушанского царства…

Источник: http://art-blog.uz/archives/1456

Всемирная история. Том 4. Эллинистический период

Четвертый том «Всемирной истории» посвящается такому мощному пласту общественной жизни как эллинизм, во многом перевернувшему исторические, философские, эстетические традиции человечества.

Содержание:

Одним из древнейших центров рабовладельческого мира являлась Передняя Азия. В течение веков политическая карта этого обширного района не раз менялась. В результате внутренних потрясений, войн и захватов рушились одни государства, а на их месте возникали другие.

В начале I тысячелетия до нашей эры здесь образовалась первая крупная рабовладельческая империя — Ассирийская держава, включившая в свой состав большую часть Передней Азии и Египет. Захват чужих территорий обеспечивал приток массы материальных ценностей и рабов, огромной дани. Все это обогащало военнослужилую знать и жречество Ассирии.

Создание обширной державы, по территории которой проходили важнейшие караванные пути, отвечало и интересам торгово-ростовщической верхушки крупных городов.

Вместе с тем внутри гигантского государства росли противоречия.

Варварская политика ассирийских царей, массовые переселения покоренных народов, разрушение ремесленных центров порождали сопротивление различных общественных сил в завоеванных областях.

Лишенное общей экономической основы и представлявшее собой насильственное объединение различных по уровню своего развития стран и областей, это государство не могло быть устойчивым и прочным. Военные неудачи только ускорили распад Ассирийской империи.

В конце VII в. до н. э. Ассирия пала под ударами Вавилонии и Мидии. Победители разделили между собой ассирийское наследство, но, в свою очередь, уступили место новой, нарождающейся Персидской империи.

В связи с появлением рабовладельческих империй возникли новые черты в развитии экономики, социальных отношений, а также в политическом строе государств Передней Азии. Создание крупных государств сопровождалось насильственным уводом в плен части населения завоеванных территорий. Это вело к громадному росту рабства.

Не только цари, не только храмы, но и значительная прослойка тесно связанных с войском и царской администрацией людей превратились в крупных рабовладельцев, которые обладали сотнями, а иногда и тысячами рабов. В I тысячелетии начинают широко практиковаться поселения пленных-рабов небольшими разрозненными группами.

В связи с тем что осуществлять постоянное наблюдение за этими поселенцами практически было невозможно, рабам, которые по-прежнему были лишены личной свободы, предоставляли известную долю самостоятельности.

Они вели хозяйство господскими средствами и вынуждены были отдавать рабовладельцу значительную часть продуктов своего труда. Такой же характер носила и эксплуатация рабов-ремесленников в немногих крупных городах.

Вся земля на покоренных территориях по праву завоевания переходила в собственность царя. Это было еще одним важным следствием образования военных империй. Исключение из правила составляли лишь те города и земли храмов, которые добровольно подчинялись завоевателям.

Большое распространение получила раздача земель и целых территорий представителям крупной рабовладельческой знати господствующей державы в награду за службу или в порядке дарения. Коренным образом изменилось положение рядовых общинников.

Раньше — независимо от того, существовала ли номинальная верховная собственность царя на землю или нет, — общинники рассматривали землю, которой они фактически обладали, как собственную. Теперь же собственность царя на обрабатываемую общинниками землю приобрела для последних реальное значение.

Этому, в частности, способствовали массовые переселения, производимые как ассирийскими царями, так и их преемниками.

Долговые обязательства, бесконечные поборы и повинности — все эти факторы низвели общинников до положения, немногим отличавшегося от рабов, с которыми они часто жили в одних селениях.

До сих пор Древний Восток не знал городов в подлинном смысле слова, т. е. торгово-ремесленных центров.

То, что именовалось здесь городом, представляло собой, в основном, сельскохозяйственное или сельскохозяйственно-ремесленное укрепленное поселение.

Горожане были общинниками и выполняли обычные для общинников повинности. Наряду с этим существовали царские административные центры — мощные крепости с царским гарнизоном.

В наиболее развитых областях, особенно в узловых пунктах караванных и морских торговых путей, некоторые городские общины к началу I тысячелетия превращаются в настоящие города с высоким уровнем ремесел. Господствующее положение в них занимают торгово-ростовщические слои рабовладельцев.

Жители этих городов продолжали нести общинные и царские повинности, платить налоги, но на отработку повинностей рабовладельцы посылали уже своих рабов. Важнейшие храмы становятся средоточием ремесла, торговой и ростовщической деятельности. Такие города, как Урук в Вавилонии, получали храмовую организацию, а вместе с ней и те привилегии, которые издавна предоставлялись храмам.

И все же рабовладельцы стремились добиться освобождения городов от налогов и повинностей, несмотря на то, что сами они слабо ощущали тяжесть деспотической власти царей. К VIII веку до н. э. полной автономией в Передней Азии пользовались Урук, Ниппур, Сиппар, Вавилон с пригородами Борсиппой и Куту, Ашшур, Харран.

В таком же положении оказались и подчиненные ассирийскими, а затем вавилонскими царями торговые финикийские города-государства — Арвад, Сидон, Тир. В привилегированном положении находилось и население храмовых территорий в Египте, Малой Азии и в других областях.

Происшедшие в социальных отношениях и хозяйстве изменения нашли отражение и в политической истории этих государств. Уже в VIII–VII веках до н. э. в пределах Ассирийской державы, а позднее и в Вавилонской империи наблюдается борьба двух группировок внутри правящей элиты.

Одна из них защищала интересы военно-служилой знати. Она стремилась ко всемерному усилению царской власти и армии, к продолжению политики завоевания и грабежей. Другая была связана с жречеством и торгово-ростовщическими центрами и выступала за отказ от широких завоеваний и за предоставление привилегий храмам и городам.

В Вавилонском государстве в правящих кругах преобладала вторая партия. Однако политика жречества и торгово-ростовщических кругов привела к ослаблению военной мощи Вавилонии, поэтому при столкновении с возникшим в VI веке более сильным в военном отношении Персидским государством Вавилонская держава не сумела устоять.

В конце VII — начале VI веков до н. э. в результате разгрома Ассирии и Урарту Мидийская держава овладела обширными пространствами Передней Азии от реки Галиса в Малой Азии до пустынь Центрального Ирана.

В состав созданного ею объединения наряду с областями старых цивилизаций был включен и ряд территорий, которые населяли племена, жившие в условиях первобытнообщинного строя или совсем недавно перешедшие к классовому обществу.

Среди таких территорий была и Персида (современный Фарс), располагавшаяся на юго-западе Иранского плоскогорья. Здесь сложилось раннеклассовое общество с характерным для него превращением родоплеменной знати в рабовладельцев, которые стремились к военной добыче и захватам.

Воспользовавшись конфликтом между мидийским царем Астиагом и мидийской знатью, недовольной его политикой централизации власти, персидский царь Кир II (Куруш) в результате трехлетней войны в 550 году захватил власть над всей страной. Таким образом, Индийскую империю сменила Персидская.

Источник: https://profilib.net/chtenie/33479/a-badak-vsemirnaya-istoriya-tom-4-ellinisticheskiy-period.php

«КЛАССИЧЕСКАЯ ЭПОХА». Южная Азия во II в. до н. э.—V в. н э

Категория: Индия 12.01.2014

В начале II в. до н. э. последний представитель династии Маурьев был убит собственным военачальником. С этого времени начался длительный период политической неустойчивости и постепенного распада державы. В I в. до н. э. власть правителей Магадхи уже не распространялась за ее пределами.

Между тем Северо-Западная Индия испытывала мощный напор извне — вторжение иноземцев. Первыми появились греко-бактрийцы, прочно обосновавшиеся в Гандхаре.

Подробности истории греко-индийских государств неизвестны —г лишь в общих чертах удается восстановить последовательность правлений царей по выпускавшимся ими монетам.

В индийской литературе о греках сохранилась память как о жестоких завоевателях, походы которых достигали бывшей маурийской столицы Пата-липутры. В качестве свидетельства культурной ассимиляции можно рассматривать сведения об их обращении к индийским религиям, главным образом к буддизму.

Вслед за греко-бактрийцами в I в. до н. э. в Индию проникли восточноиран-ские племена — саки (шаки). На северо-западе образовалось несколько мелких индо-сакских государств. Сакские правители, получавшие гегемонию над небольшими соседними царствами, начинали именовать себя «великими» и «царями царей». В

более крупных государственных образованиях вводилась система наместничеств — сатрапий. Сатрапы (кшатрапы) пользовались значительной самостоятельностью и довольно быстро добивались полной независимости. Анализ изображений и надписей на монетах сакских царей и кшатра-пов показывает смешение собственно индийских черт с иранскими и греческими.

На рубеже новой эры некоторые области Северо-Западной Индии покорились парфянам. Среди индо-парфянских царьков наибольшей известностью пользовался правивший в Таксиле Гондофар.

Позднейшая легенда повествует о том, что он был обращен в христианство апостолом Фомою. Индийские христиане впоследствии относились с особым почтением к святому Фоме.

В легенде о его миссионерской деятельности, очевидно, нашли отражение активные связи между Индией и Римской империей.

Первые века новой эры характеризуются политическим преобладанием в Центральной Азии Кушанской державы. По настоящему прочно Кушаны обосновались лишь в северо-западной части Индии, но в некоторые периоды, возможно, распространяли свою власть и на значительные территории в долине Ганга (например, надпись с именем знаменитого кушанского царя Ка-нишки обнаружена возле города Варанаси)

Находки кушанских монет вплоть до Ориссы свидетельствуют о широте экономических связей в Кушанский период. Существование этой огромной державы способствовало культурному взаимодействию Индии с восточноиранским и эллинистическо-римским миром.

Власть кушанских правителей в Западной Индии была Е значительной мере номинальной. Сакские кшатрапы этого региона нередко именовали себя царями.

К первым векам новой эры далеко зашел процесс культурной ассимиляции саков — на монетах постепенно перестали помещать надписи на каких-либо иных языках, кроме индийских.

Резиденция «великих кша-трапов» находилась в старинном городе У джайне — бывшей столице царства Аван-ти. В другом древнем городе — Матхуре пришла к власти династия индийского происхождения.

Наконец, в IV— V вв. новый подъем переживала Магадха под властью династии Гуптов (все правители этой династии носили имена, оканчивающиеся на -гупта,— очевидно, обозначение всего рода). Один из первых Гуптов в начале IV в, заключил союз с самым могущественным немонархическим объединением Северной Индии (государством личчхавов).

Настоящим основателем крупной державы был Саму драгу пта, правивший в середине TV в. О его военных подвигах подробно говорится в высеченном на камне панегирике. В нем утверждается, что Самудрагупта «искоренил» в Северной Индии власть девяти правителей, а в Декане — пятнадцати.

В своем южном походе царь достиг тамильского города Какчи, на севере зависимость от него признавали пограничные области Непала и Ассама. Следует учитывать, впрочем, что автор составленной по царскому приказу надписи допускает значительные преувеличения. Явно недостоверны, например, сведения о том, что гуптскому царю подчинялись Кушаны и даже Ланка.

Видимо, и Декан, несмотря на победоносный поход Самудра-гупты, не вошел в состав его державы. Тем не менее впервые после Маурьев основная территория Северной Индии была объединена, а ядром государства вновь стала Магадха.

Расцвет Гуптской державы относится ко времени правления Чандрагупты II (380— 415 гг.), но уже вскоре после смерти этого царя усилилась тенденция к ее распаду. Ослабленное внутренними усобицами государство не могло противостоять внешней опасности.

В конце V ~ начале VI в. страшное разорение было вызвано нашествием так называемых гукнов-эфтали-тов, пришедших из Центральной Азии.

Северная Индия затем распалась на мнОг жество мелких государств, в которых правили местные династии (одной из таких династий оставались и Гупты).

В послемаурийский период происходило становление независимых государств в областях к югу от Индо-Гангской равнины. Порою они даже опережали страны Севера в своем социальном и политическом развитии. Найденная в Калинге (совр. штат Орисса) большая наскальная надпись свидетельствует о расцвете этой области в I в. до н. э.

Местный правитель сообщает о работах на строительстве огромного канала, начатого еще при Нандах, а также о своих многочисленных победоносных походах. Слухи об огромной армии царя Калинги дошли даже до Рима — об этом говорится в «Естественной истории» Плиния Старшего (I в. н. э.).

Но судьба государства в последующую эпоху практически неизвестна — очевидно, оно распалось на несколько мелких княжеств.

Описание политической истории большинства древнеиндийских государств основано на случайно сохранившихся источниках, главным образом немногочисленных царских надписях. Запечатленные в них отдельные яркие эпизоды не всегда иэгут быть представлены в виде последовательных событий.

Да и сама политическая ситуация отличалась крайней нестабильностью. При удачном стечении обстоятельств внезапно возвышался тот или другой царь, обеспечивший себе поддержку.

Но затем эти непрочные альянсы столь же быстро распадались, уступая место иным комбинациям политических сил, а потомки основателей обширных держав продолжали править лишь в своих крохотных исконных владениях.

Источник: http://vladhistory.com/klassicheskaya-epoxa-yuzhnaya-aziya-vo-ii-v-do-n-e-v-v-n-e/

Ссылка на основную публикацию