Сражение на реке шайо: 10-12 апреля 1241 год. — история России

Замалчиваемая история. Битва при Легнице.(9 апреля 1241 года)

Сражение на реке Шайо: 10-12 апреля 1241 год. - история России

Победа монгольского войска открыла монголам дорогу в Европу. Официально всё выглядело следующим образом: Идея дойти до Последнего Моря в головах монголов и прочих татар зрела давно. Еще Чингиз посылал своего темника Субэдэя на кипчаков, Киев и дальше. До Киева Субэдэй не дошел, но дорогу разведал. Умер Чингиз, умер Джучи, империю возглавил Угэдэй.

И вот весной 1236 года войска выступили в поход. Вели его чингизиды: Сыновья Джучи Орда-Ежен, Шибан, Тангкут, Берке, внук Чагатая Бури и сын Чагатая Байдар, сыновья Угэдэя Гуюк и Кадан, сыновья Толуя Мункэ и Бучек, сын Чингисхана Кюльхан, внук брата Чингисхана Аргасун.

Но верховным командующим Угэдей назначил своего самого нелюбимого родственника – Батыя, который, в это время, находился в своей ставке на Волге.

Осенью того же, 1236 года, армия чингизидов соединилась с армией Батыя, и двинулась на запад. К 1237 году пала Волжская Булгария. Чуть позже половцы, во главе с ханом Котяном не приняли сражения и ушли в Венгрию. Монголы пришли на Русь.

Были взяты Рязань (21 декабря 1237), Москва (взята 20 января 1238), Владимир (7 февраля 1238), Переславль-Залесский (15 февраля 1238), Тверь, Торжок (5 марта), Козельск (начало мая 1238 года). Осенью 1239 года был взят Чернигов, Путивль, Глухов, грабят Поднепровье.

В декабре 1240 года монгольское войско разорило Киев (6 декабря, после 3-месячной осады), Ладыжин, Каменец и Владимир-Волынский (Кременец монголам взять не удалось). В 1241 году монголами опустошены Новогрудок, Волковыск, Слоним, Луцк, Пинск. Монголы идут на Польшу.

В январе 1241 года они заняли Люблин и Завихост.

22 марта заняли Краков. 9 апреля они подошли к местечку Легнице. Монгольское войско не было монолитной массой, которое перло, сметая все на своем пути. Учитывая их количество и специфику – конница с большим количеством заводных лошадей, это и понятно. У каждого чингизида была своя дружина.

У каждого крупного военноначальника был освой отряд. Они растекались по территории как вода – выполняя приказы Бату-хана. Брали тот или иной город, грабили ту или иную местность. Потому одновременно отряды монголов жестоко усмиряли восстание половцев и, к примеру, грабили Ополье.

Для бешеной собаки – семь верст не крюк.

Но вернемся в апрель 1241 года.

Предистория битвы

По доброй традиции, сложившейся у монголов в последние десятилетия, Бату написал письмо королю Беле Венгерскому и римскому императору Фридриху II с требованием сдаться и платить десятину от всего, что им принадлежит, для поддержания монгольского войска или же столкнуться с его мощью. Подобных наглых заявлений никто, конечно, не воспринял на западе всерьез, а потому христианские князья — духовные и светские — продолжали заниматься привычным делом, и дальше погрязая в извечных распрях.

Фридрих II, Император Священной Римской империи, вассалом которого являлся Бела, будучи почти атеистом и убежденным государственником, открыто воевал с папой и северными итальянским городами, продолжая дело деда и тезки — Фридриха Барбароссы. (*Примечание- Фридрих вступил в союз с Монголами против Папы)

На севере, где рыцари Тевтонского ордена сражались с князьями Польши, с племенами язычников-литвинов и с православными русичами, вторжение войска Байдара и Кадана достигло эффекта полной внезапности.

Однако король Бела проявлял куда меньше беспечности: он начал укреплять Карпатские перевалы, отправлять вперед разведчиков, чтобы не оказаться застигнутым врасплох приближением монгольских орд.

Но никакие принятые меры не спасли Венгрию.

Король собрал войско в феврале, однако между вельможами царил раздор, многие сами с опаской и отвращением поглядывали на пригретых королем половцев, а тем временем монголы уже шли к цели.

К середине марта они перевалили горы, оставляя за собой пылающие развалины венгерских городов и крепостей. В конце марта монголы стояли у ворот Пешта. Однако не атаковали, но отошли.Королю Беле сидеть бы на месте, он же с огромным, но неслаженным войском двинулся в поход.

На берегах реки Шайо в районе Моги насчитывавшая 100 000 человек венгерская армия в последний раз встала лагерем.

Связанные цепями повозки, окружавшие стоянку, послужили в качестве ловушки после того, как Бату с его четырьмя туменами и Субедей с двумя соединились и с помощью катапульт, стрелявших снарядами с воспламеняющейся жидкостью, уничтожили мосты через реку. Затем началась бойня.

70 000 человек погибло в тот день, а король Бела бежал в Далмацию. На четыре года королевство Венгрия практически перестало существовать.На севере Байдар и Кадан с их войском тоже занимались привычным делом.

К февралю они уже сожгли несколько городов по дороге к Варшаве в районе Люблина, включая и сам Люблин. Затем почти без боя пал Сандомир.

Контингент действовал без какого-то особенного плана, его задача заключалась прежде всего в прощупывании сил противника и в отвлечении всей возможной ратной помощи от Венгрии. Однако никто, похоже, не собирался сражаться с ними — приходилось усилить натиск.

Договорившись соединиться в районе Вроцлава, примерно в 300 км к западу, Байдар и Кадан разделили войско, чтобы сделать каждую из его частей более соблазнительной добычей. Тумен Кадана поскакал на запад и атаковал Мазовию. Байдар же поспешил к Кракову. На сей раз Байдар добился желаемого результата.

Передовые отряды его достигли предместий города, немного пограбили и пожгли их и, захватив некоторую добычу, вернулись назад в лагерь. Польский вельможа, командовавший гарнизоном, не мог сдержать искушения и отправил значительные силы в погоню за врагом.

Увлекая гарнизон все дальше от города, монголы обратились в поспешное и едва ли не паническое бегство, которое, конечно же, оказалось в действительности притворным. Затем в 18 км от городских ворот монголы прекратили отступление и поймали поляков в ловушку.

Многие погибли в ней, однако немалое количество воинов спасалось, чтобы, достигнув Кракова, посеять в нем панику. Когда тумен подошел к Кракову, население поголовно бежало оттуда, и монголы разграбили город, после чего сожгли его дотла.

Байдару затем предстояло перейти реку Одер, мосты через которую неприятель уже уничтожил, а потому монголы задержались на сбор соответствующего количества лодок и изготовление иных плавсредств. К моменту прибытия конницы к Вроцлаву жители уже спалили город и спрятались в крепости.

Тем временем предводитель кочевников узнал, что его «труды» не остались незамеченными. Герцог Силезии Генрих стягивал свои и союзные ему войска к Легнице, находившейся всего в дневном переходе от местоположения монгольского войска.

В поход уже выступил король Богемии Венцеслав (1205—1253) с армией, насчитывавшей не менее 50 ООО человек.

Байдар послал гонцов с вестями Кадану и Бату, а сам с туменом поспешил к Легнице, чтобы не допустить соединения двух вражеских армий.

Несмотря на поражения в битвах под Турском и под Хмельником нашелся таки человек, который собрал довольно большую армию и решил дать монголам решительный бой.

Это был Генрих Силезский (он же Бородатый), который созвал войска с севера и ожидал прибытия Венцеслава II Богемского к Легнице.

В это время, монголы совершили стремительный бросок к Легнице, приготовились напасть на Генриха прежде, чем на помощь ему подтянется Венцеслав со своей армией в 50 000 чел. Богемцы находилась совсем близко — всего в каком-нибудь дневном переходе.

Читайте также:  Первые киевские князья (ix — середина x в.) - история России

И вот 9 апреля 1241 г, под Легницей, разыгралась кровавая битва.

В войско Генриха входили его собственные силы из Силезии плюс контингенты военных орденов: по большей части тевтонские рыцари, но также и небольшие отряды тамплиеров и госпитальеров, несмотря на незначительную численность, как всегда, готовых драться.

Имелись в нем отряды пехотного ополчения, присутствовали в армии немцы из поселений в Польше и Литве и те, кто уцелел после побоища под Краковом. По разным источникам говорят о 30-40 тысячах человек.

В авангарде стояла силезская легкая конница, тевтонцы, в силу количества, опыта и пафоса расположились в центре, фланговые отряды состояли из дружин феодалов а пехотное ополчение защищали армию от коварного нападения врагов сзади, в арьергарде.

Монголами командовал хан Кайду, внук Удэгея.

Его задача, в стратегическом плане Бату и Субэдэя была проста – сеять хаос, грабить, убивать закатных людей и отвлекать их внимание от движения основной армии, которая двигалась по направлению к Буде.

Зайдя чуть вперед, скажу, со своими задачами справился он замечательно. Кайду располагал в битве двумя туменами – это приблизительно 20 тысяч всадников. По центру и на флангах монголов стояла легкая конница, позади стояла тяжелая.

Утром 9 апреля началось сражение. Легкая конница Силезии ударила на монголов, была отражена, и в дело вступил второй эшелон — вперед устремились рыцари. Когда же центр монголов обратился в притворное бегство, основные силы силезцев и их союзников кинулись преследовать противника.

Чтобы и вовсе изолировать атакующую тяжелую кавалерию врага от остальной армии, монголы устроили позади ударного конного клина дымовую завесу, подожгли тростник (где они взяли сухой тростник в апреле месяце и в таком количестве – не знаю, но все источники о нем говорят). Вслед за тем монгольские фланги выдвинулись на соединение друг с другом, и на рыцарей обрушился град стрел.

После этого на поредевшие ряды израненных и измотанных христиан хлынула тяжелая конница врага.

Довольно быстро воины Генриха начали отступать. Пехота, отрезанная дымовой завесой, ничего не знала о происходящем, пока не увидела появившихся из клубов дыма бегущих рыцарей и преследовавших их монголов, после чего бросилась врассыпную. Сражение превратилось в резню. Генрих погиб в свалке конного боя. Позднее монголы насадили его голову на пику и пронесли у стен Легницы.

Узнав о поражении союзных войск, Венцеслав вернулся домой и монголы принялись бесчинствовать в долине Одера и не остановили кровавого пира до тех пор, пока не опустошили все окрестности, уничтожив или угнав в плен всех, кто попался им на пути.

Разгром немецких рыцарей при Легнице, считавшихся лучшей армией в Европе, убедительно доказал, что старый континент не в состоянии организовать отпор монгольской кавалерии, способной победоносно пройти вплоть до «последнего моря». Возможно, после такого оглушительного поражения, считает Я. Халбай, немецкие рыцари навсегда сбросили с себя громоздкие доспехи.

Впоследствии немецкие рыцари во весь голос заявляли, что ложное отступление монголов противоречит чести и достоинству воина, что они, рыцари, никогда бы не снизошли до такого постыдного поступка. Однако за 1600 лет до Легницкой битвы царь-полководец воинственной Спарты Агесилай Второй говорил: «Обмануть врага не только справедливо, но и даже приятно».

Венцеслав же, прослышав о случившемся, поспешил убраться восвояси, а монголы принялись бесчинствовать в долине Одера и не остановили кровавого пира до тех пор, пока не опустошили все окрестности, уничтожив или угнав в плен всех, кто попался им на пути.

Меньше чем за неделю монголы уничтожили три армии, убив до 150 000 воинов. Путь в Европу, далее на запад лежал открытым.

Только преждевременная смерть великого хана Угэдея остановила монгольские орды, поскольку предводители поспешили назад для решения вопроса наследования престола.

ПОСЛЕДСТВИЯ

Польские области по реке Одер буквально вымерли. Великий магистр Тевтонского ордена сумел избежать гибели, однако герцогу Генриху повезло меньше. Для подсчета мертвецов монголы отрезали уши убитых и складывали их в мешки.

Набралось девять мешков — и довольно объемистых. Для того чтобы потом населить опустошенные территории, пришлось привлекать туда колонистов из других мест.

В результате одержанных всего за неделю побед монголы оказались на позициях, которые позволяли им совершить дальнейший бросок в Западную Европу.

Вроде бы всё понятно, но почему тогда монголы не пошли дальше? Почему ограничились побережьем Адриатического моря? Или их так пугала оставленная в тылу Русь? Но в течение предшествующих нашествию пятидесяти лет её разрывали на части собственные князья, творившие над населением такое насилие, которое не снилось монголо-татарам в самом страшном сне. Наследники Всеволода Большое Гнездо сами поставили Русь на грань катастрофы. Чего её было бояться? На Руси, как раз с приходом «захватчиков» междоусобицы кончились.

А может быть и не было никаких монголов? Посмотрите на миниатюры, уцелевшие от жёсткой цензуры реформаторов. Посмотрите внимательно и попробуйте найти там монголов….

Я монголов найти не смог. Да и были ли они, монголы. Я на миниатюрах вижу русских воинов, бьющихся с объединённым европейским воинством. И может быть не случайно, ровно через год это же воинство попытается взять реванш на берегу Чудского озера….

PS: Если внимательнее присмотреться к той эпохе, то можно увидеть что накануне вторжения монголов на Русь, последнюю разрывала на части усобица князей, а кроме того, с Запада уже готовились к нападению армии крестоносцев Папы Римского (Венгры, Поляки и т.д.

) Часть западно-русских князей стремительно переходили под власть папы… Именно в этой обстановке логичен приход белых монголов (могулов) Тартарии, разгромивших предателей князей на Руси и уничтоживших объединенные армии крестоносцев в Восточной Европе…

Использованы материалы:

http://maxpark.com/community/8…

http://blogrev.livejournal.com…

  • История
  • Древняя Русь
  • Великие войны
  • Тайны и Мифы

Источник: https://cont.ws/post/513744

Битва при Легнице – одно из ключевых сражений Западного похода монголов

Битва при Легнице – одно из ключевых сражений Западного похода монголов

Завоевательная деятельность Чингисхана, стремившегося к максимальному территориальному расширению, стала программой для его преемников. Основатель Монгольской империи, крупнейшего государства за всю историю человечества, умер в 1227 году, но как отметил историк Георгий Вернадский, «даже после своей смерти Чингисхан продолжал жить в монгольской истории как путеводный дух и воплощение нации».

Завет Чингисхана устанавливал, что монголы, «должны подчинить себе всю землю и не должны иметь мира ни с каким народом, если прежде им не будет оказано подчинение», и потомки исполняли его.

Завоевав огромные территории в Китае, Центральной Азии, на Кавказе, подчинив многие народы и государства, в том числе русские княжества, монголы свой взор обратили на запад. Поход в Европу был неизбежным.

К тому же там, в Венгрии, укрывался их враг – половецкий хан Котян с 40-тысячным войском, и в этом случае, как отмечает Лев Гумилев, включался монгольский принцип: «Друзья наших врагов — наши враги».

Покоренные русские княжества для кочевников стали тылом, а в Венгрии, они собирались устроить центральную базу для господства на континенте. В завоевательных планах, как сообщает доминиканский монах Юлиан, была экспедиция и на Апеннинский полуостров: «Ибо у них, говорят, есть намерение идти на завоевание Рима и дальнейшего».

Читайте также:  14 пунктов вудро вильсона - история России

Поход возглавил Батый, такой же амбициозный правитель, как и его дед Чингисхан, а стратегию похода разработал полководец Субэдей.

В январе 1241 года монгольские войска, разделившись, продолжило поход на запад. В Польшу выдвинулось войско под руководством другого внука Чингисхана, царевича Байдара. Были заняты города Люблин и Завихвост, в феврале был захвачен главный опорный пункт поляков на Висле Сандомир. В сражении под Турском было разгромлено малопольское рыцарство, 28 марта был взята столица Малой Польши Краков.

«Татары вступили в Краков, подожгли храм и увели бесчисленное множество жителей», — сообщает Краковская хроника. Разорение малопольских земель вызвало тревогу в соседних государствах. Призыв Генриха II Благочестивого, князя Кракова, Силезии и Великой Польши был услышан, к городу Вроцлаву стали стекаться воины и ополченцы.

Генрих возглавил нижнешленское войско, брат краковского воеводы Сулислав – воинов из Малой Польши и южной части Великой Польши, верхнешленское войско – князь Мешко, отрядом, в который вошли французские рыцари – тамплиеры, золотоискатели из Злотой Гожи, рыцари Тевтонского ордена командовал Болеслав, сын моравского маркграфа Дипольда.

На помощь полякам шло многотысячное войско чешского короля Вацлава I.

Но монголы, узнав от разведки о выходе чешского войска, не дали ему соединиться с польским. 9 апреля 1241 года у Легницы (сегодня это город в Нижнесилезском воеводстве в Западной Польше) они атаковали противника.

Польский историк Герард Лябуда оценивает численность корпуса Байдара в 8-10 тысяч человек (советский историк Владимир Пашуто считает эти данные несколько завышенными), примерно столько же было у объединенного польско-немецкого войска.

При наступлении монголы подожгли тростник, создали дымовую завесу и начали осыпать противника дождем стрел. Ответная стрельба не приносила результата, поскольку монголы скрывались в дымовой завесе.

Наступая, они кричали по-польски: «Спасайся, спасайся!», чем вызвали замешательство в рядах союзных войск. Общая энергичная атака тяжелой конницы, вынудила конных рыцарей отступить, возникла свалка, опрокинувшая войска Генриха II.

Князь погиб в этой битве, кочевники, отрезав голову Генриха, водрузили ее на шест и подступили к крепости Легница, надеясь запугать горожан. Но те, не пали духом и ворот крепости не распахнули. Приступ врага они отбили.

Вероятно, Генрих допустил ошибку, ему нужно было укрыться за стенами Вроцлава и дожидаться подхода чешского войска, тогда исход битвы мог быть иным.

Однако победителями из боя вышли монголы, битва под Легницей стала одной из главных побед Западного похода. А спустя два дня, в битве на реке Шайо, в Венгрии, уже венгеро-хорватские войска потерпели сокрушительное поражение от войск Батыя.

В Венгрии наступил «тартарярас», этот короткий период венгры называют самым тяжелейшим в своей истории. Путь к «последнему морю» был продолжен в последующее время, до Адриатики кочевники дошли в 1242 году. Однако, завоевав половину Европы, весной 1242 года монголы из нее ушли.

Из европейских государств только русские княжества еще двести с лишним лет оставались под властью степняков.

Комментарий историка, доктора исторических наук Владимира Кучкина, руководителя Центра по истории древней Руси, Институт российской истории РАН

Совершенно ясно, что завоевания Восточной и Средней Европы потребовало от монголов гораздо большего времени, чем они рассчитывали. Необходимо было закрепиться на юге русских земель, и закрепление на этой территории потребовало около трех лет. Борьба с русскими княжествами действительно замедлила движение монгольского войска на Запад. 

Источник: http://rusplt.ru/sub/history/bitva-legnitse-odno-33770.html

Монголы в Европе, 1241

Военный поход внука Чингисхана Батыя на Запад начался в 1235 году. Тогда прошёл курултай, военный совет, давший начало выступлению на Восточную Европу. Довольно быстро монголы смогли покорить раздробленную Русь. Европу могла ждать та же участь.

Пройдясь по Руси, опустошив крупнейшие центры, монголы не долго праздно радовались. Они скрупулёзно собирали сведения о Западной Европе. Монголы знали всё, что физически можно было узнать: экономическое, политическое, социальное положение Европы того времени. До европейцев же доходили лишь слухи о монголах, рассказываемые беженцами.

Расстановка сил перед нашествием

Прославленный монгольский полководец Субудай, командовавший армией монголов, для контроля над Русью оставил лишь 30 тысяч воинов, 120-тысячное войско же готовилось для вторжения в Центральную Европу. Он осознавал, что совместно Венгрия, Польша, Богемия и Силезия могу выставить армию, намного превосходящую по численности монгольское войско.

Более того, вторжение в Центральную Европу вполне могло привести к конфликту со Священной Римской империей.

Но сведения, добытые монгольскими шпионами, обнадёжили Субудайя и Батыя — в Европе того времени были слишком сильные противоречия между центрами силы: Папой и императором, Англией и Францией.

Да и Балканы с восточной границей Центральной Европы не были бесконфликтным пространством. Монголы рассчитывали разобраться со всеми по очереди.

До нашествия монголов восток Центральной Европы и север Балкан постоянно воевал. Сербия еле сдерживала агрессию Венгрию, Болгарии и того, что до четвёртого крестового похода называлось Византией. Экспансия Болгарии же была остановлена только из-за нашествия монголов.

Разгром у Легницы

Читая подробные сводки боевых действий поражаешься стремительности монголов. В считанные недели с января по март 1241 года пали десятки городов Польши. Сея ужас и панику монгольские тумены (отряды по 10 тысяч воинов) дошли до Силезии. Европейцы посчитали, что монгольское войско насчитывает больше 200 тысяч человек.

В северо-восточной Европе верили в жуткие рассказы о монголах, но всё же были готовы сражаться до последнего. Силезский князь Генрих Благочестивый собрал 40 тысяч немцев, поляков и тевтонских рыцарей. Они заняли позиции у Легницы. Богемский король Вацлав I спешил соединиться с Генрихом и также направил к Легницу 50 тысяч воинов.

Вацлав I не успел к решающей атаке монголов. Не хватило всего двух дней. Король Польши был убит, войско Генриха было разбито, а его остатки бежали на запад, монголы их не преследовали. Северные отряды монголов, действовавшие на Балтийском побережье, одержали там победу и повернули на юг, чтобы соединиться в Венгрии с основным войском. По пути они опустошили Моравию.

Поражение венгров

Армия Вацлава двинулась на северо-запад, чтобы там соединиться с поспешно набиравшими отрядами немецких рыцарей. В то же время на юге монголы действовали не менее эффективно. После трех решительных сражений к середине апреля 1241 года всякое сопротивление европейцев в Трансильвании было сломлено.

Битва на реке Шайо. Миниатюра XIII век

Венгрия в то время была однйо из главный военно-политических сил в Восточной Европе. 12 марта основные войска монголов прорвались через венгерские заслоны в Карпатах.

Узнав об этом король Бела IV созвал 15 марта военный совет в городе Буде, чтобы разработать план по отражению набега. Пока совет заседал, монгольский авангард уже прибыл на противоположном берег реки.

Не поддаваясь панике и учитывая, что продвижение монголов сдерживали широкий Дунай и укрепления города Пешт, король ценой неимоверных усилий собрал почти 100 тысяч воинов.

Венгерский король Бела IV бежит от монгольского войска

В начале апреля Бела IV вышел с войском на восток от Пешта, уверенный, что сумеет прогнать захватчиков. Монголы притворно отступали. После нескольких дней осторожного преследования Бела столкнулся с ними возле реки Шайо, почти в 100 милях к северо-востоку от современного Будапешта.

Венгерское войско неожиданно быстро отбило мост через Шайо у малочисленного и слабого монгольского отряда. Соорудив укрепления, венгры укрылись на западном берегу. От преданных людей Бела IV получил точную информацию о силах врага и знал, что его войско намного больше монгольского. Незадолго до рассвета венгры оказались под градом камней и стрел.

После оглушительной «артподготовки» монголы устремились вперед. Им удалось окружить оборонявшихся. И через короткое время венграм показалось, что на западе появилась брешь, куда они под натиском атаки начали отступать. Но эта брешь была ловушкой.

Со всех сторон неслись на свежих лошадях монголы, вырезая измученных солдат, загоняя их в болота и нападая на деревни, где те пытались укрыться. Буквально через несколько часов венгерская армия была практически полностью уничтожена.

Переход через Альпы

Читайте также:  Война России за освобождение украины от польского гнета в xvii веке - история России

Поражение венгров позволило монголам закрепиться во всей Восточной Европе от Днепра до Одера и от Балтийского моря до Дуная. Всего за 4 месяца они разбили христианские армии, превышавшие по численности их собственную в 5 раз.

Потерпев сокрушительное поражение от монголов, король Бела IV вынужден был скрываться, найдя убежище на прибрежных островах Далмации. Позднее ему удалось восстановить центральную власть и даже увеличить могущество страны.

Правда, ненадолго — вскоре он потерпел поражение от австрийского маркграфа Фридриха Бабенберга Сварливого и так и не добился успехов в длительной войне с Богемским королем Оттокартом II. Затем монголы вторглись в земли Буковины, Молдавии и Румынии. Серьезно пострадала Словакия, находившаяся тогда под властью Венгрии.

Помимо этого, Батый еще продвинулся и на запад до Адриатического моря, вторгся в Силезию, где разбил войско герцога Силезского. Казалось, что путь в Германию и Западную Европу открыт…

Летом 1241 года Субудай укреплял власть над Венгрией и разрабатывал планы вторжения в Италию, Австрию и Германию. Отчаянные усилия европейцев по сопротивлению были плохо скоординированы, а их оборона оказалась крайне неэффективной.

В конце декабря монголы выступили через замерзший Дунай на запад. Их передовые отряды перешли Юлийские Альпы и направились в Северную Италию, а разведчики подошли по Дунайской равнине к Вене. Все было готово к решающему штурму.

И тут случилось непредвиденное… Из столицы Великой Монгольской Империи Каракорума пришло известие о том, что умер сын и преемник Чингисхана Угедей.

Закон Чингисхана недвусмысленно гласил, что после смерти правителя все потомки рода, где бы они ни находились, пусть даже за 6 тысяч миль, должны вернуться в Монголию и принять участие в выборах нового хана.

Так, в окрестностях насмерть перепуганных Венеции и Вены монгольские тумены вынуждены были развернуться и двинуться обратно в Каракорум. По дороге в пределы Монголии их волна прокатилась по Далмации и Сербии, затем на восток через северную Болгарию. Смерть Угедея спасла Европу.

Источник: http://diletant.media/articles/39279297/

Поход Батыя в Европу: битва на реке Шайо и разгром венгров

На днях мы вспоминали «Западный поход Батыя»… так вот – 11 апреля 1241 года произошла битва на реке Шайо (называемой также Слана), в которой Батый и Субэдэй разгромили превосходящую армию венгерского короля Бэлы IV и хорватского герцога Коломана – собственно, не разгромили, а практически уничтожили… В наших учебниках принято повторять, вслед за Пушкиным, что российские « …необозримые равнины поглотили силу монголов, и остановили нашествие на самом краю Европы –  варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощённую Русь, и возвратились в степи своего востока», – но в данном случае наше всё не то лукавит, не то заблуждается!.. Ордынцы размашисто прошлись по этой самой Европе – причём есть веские основания полагать, что наши принимали в походе самое деятельное участие… Впрочем – по порядку.

(Для начала, ещё раз констатируем – русские князья совершенно никого не собирались «останавливать на краю Европы», а ордынцы отнюдь не опасались за свой тыл. Более того – сохранился удивительный совет, якобы данный Батыю пленным командиром князя Даниила Галицкого: «Не задерживайся в земле этой долго, время тебе на угров уже идти!» Заметим – одновременно сын Даниила безуспешно сватается к дочери Бэлы… в общем – всё непросто…)

…Как мы помним, формальным поводом для первого столкновения Руси с Ордой на Калке послужила крайняя неприязнь монголов к половцам – в данном случае ситуация повторится: те прибились под покровительство Бэлы, Батый потребует их выдачи!..

(Неутомимое преследование половцев – вообще какой-то идефикс чингизидов).

Правда, ко времени, о котором идёт речь, венгры успеют прирезать половецкого хана Котяна, а его подданные выйдут из королевского повиновения – но сути дела это не изменит…

…Итак – монголы двинутся тремя армиями. «Северная» группа зачистит территорию от Балтики до Карпат; возьмёт Люблин, Сандомир, Краков – и, за два дня до описываемых событий, учинит польско-немецкому войску недавно нами упомянутый феерический разгром при Легнице. Батый и Субэдэй пройдут перевалами – и двинутся на Пешт.

…Надо сказать (в очередной раз разрывая исторический шаблон) – войско Бэлы существенно превосходило силы захватчиков – по иным источникам, вдвое: шестьдесят тысяч против тридцати).

Потому венгерский король  хладнокровно двинется навстречу неприятелю.

По стечению обстоятельств, передовым ордынским отрядом командовал лично Батый – и, показавшись венграм, он отступает в течение целой недели – в то время как на соединение спешат главные силы Субэдэя.

В конечном счёте, противники оказываются по разным сторонам реки Шайо – причём венгры сооружают в долине укреплённый лагерь, и берут под контроль единственный мост; после чего, утомлённые долгим преследованием, располагаются на ночлег – в то время как монголы бодрствуют и разрабатывают план нападения…

…Претворяться в жизнь он начал ещё до рассвета: сначала ордынцы втихую устраняют венгерскую охрану на мосту – а затем обрушивают на вражеский лагерь всю мощь своих осадных орудий!..

Источники говорят о каменных ядрах, пороховых бомбах, горшках с горящей нефтью, петардах… ясно одно – пробуждение Бэлы вышло неприятным, а в его временной крепости воцарятся беспорядок и паника – не говоря уж о потерях, которые при такой скученности, несомненно, были велики… Одновременно с артподготовкой начинается атака моста – завязывается бой; но, кое-как придя в себя, венгры обнаруживают – это, скорее, отвлекающий манёвр!.. На самом деле, хитрый Субэдэй загодя и незаметно переправил бо́льшую часть войска в отдалении – и теперь ордынцы заходят во фланг и тыл, осыпая и без того основательно разгромленный лагерь тучами стрел!.

…Воинство Бэлы пришло в полное расстройство – но пока ещё венгры могут отбиваться, прикрывшись возами (не будем забывать и о двукратном перевесе). Впрочем, монголы продолжают свои коварные штучки – неожиданно в их кольце  обнаруживается довольно широкий просвет… нечего и говорить, что противник доверчиво в него кинется, надеясь то ли сменить позицию и продолжить бой – то ли банально унести ноги… Вот тогда-то и начнётся преследование – и настоящая резня… венгерская армия будет перебита, практически, в полном составе… правда, король сбежит к австрийскому герцогу – вместе с казной, чтобы было чем заплатить за гостеприимство…

PS: …Ордынцы займут Пешт, двинутся дальше, разоряя Венгрию, Далмацию и Хорватию, дойдут до Адриатики – и выйдут на границы Священной Римской империи. Перед ними лежали Вена и Рим!..  Император Фридрих II воззовёт: «Время пробудиться от сна, открыть глаза духовные и телесные.

Уже секира лежит при дереве, и по всему свету разносится весть о враге, который грозит гибелью целому христианству. Уже давно мы слышали о нём, но считали опасность отдаленною, когда между ним и нами находилось столько храбрых народов и князей.

Но теперь, когда одни из этих князей погибли, а другие обращены в рабство, теперь пришла наша очередь стать оплотом христианству против свирепого неприятеля!»

PPS: …Однако, гроза рассеется само собой – в начале следующего года монголы без всяких видимых причин двинутся восвояси. Причина, конечно, была (если не считать фантастической версии, что они испугались) – в декабре умер сын Чингиза, Угэдэй; предстояли выборы верховного хана… Впрочем, это – совсем другая история.

Напоследок. 11 апреля 1971 года родился Оливер Ридель, басист германской команды «Rammstein».

И ещё. 11 апреля 1987 года родилась Джоселин Ив Стокер, более известная как Джосс Стоун – успешная британская певица и  обладательница «Grammy».  Появлялась она и в кино – например, в «Эрагоне» и «Тюдорах».

__

Источник: https://skeptimist.livejournal.com/1585951.html

Ссылка на основную публикацию