Русско-турецкая война 1828-1829 гг. — история России

Русско-турецкая война 1828-1829 годов

Русско-турецкая война 1828-1829 гг.

История русско-турецких войн уходит в XVII век. Сначала это были войны между Московским государством и Османской империей (Турцией). До XVIII века на стороне Османской империи всегда выступало Крымское ханство. Со стороны России главной причиной войн было стремление получить выход в Черное море, а позже – утвердиться на Кавказе.

Причины войны

Военный конфликт между Российской и Османской империями в 1828 г. возник в результате того, что после Наваринского сражения в октябре 1827 года Порта (правительство Османской империи) закрыла пролив Босфор, нарушив Аккерманскую конвенцию.

Аккерманская конвенция — соглашение между Россией и Турцией, заключённое 7 октября 1826 г. в Аккермане (сейчас это город Белгород-Днестровский). Турция признавала границу по Дунаю и переход к России Сухума, Редут-кале и Анакрии (Грузия).

Она обязалась в течение полутора лет выплатить по всем исковым требованиям русских подданных, предоставить русским подданным право беспрепятственной торговли на всей территории Турции, а русским торговым судам — право свободного плавания в турецких водах и по Дунаю.

Гарантировалась автономия Дунайских княжеств и Сербии, господари Молдавии и Валахии должны были назначаться из местных бояр и не могли быть отстранены без согласия России.

Но если рассматривать этот конфликт в более широком контексте, то необходимо сказать о том, что эта война была вызвана тем, что греческий народ начал борьбу за независимость от Османской империи (еще в 1821 г.), а Франция и Англия стали помогать грекам. Россия в это время проводила политику невмешательства, хотя состояла в союзе с Францией и Англией.

После смерти Александра I и вступления на престол Николая I Россия изменила отношение к греческой проблеме, но в то же время между Францией, Англией и Россией начались разногласия в вопросе раздела Османской империи (дележки шкуры неубитого медведя). Порта тут же объявила о том, что она свободна от договоренностей с Россией.

Русским судам был запрещен вход в Босфор, а войну с Россией Турция предполагала передать Персии.

Порта перенесла свою столицу в Адрианополь и укрепляла дунайские крепости. Николай I в это время объявил войну Порте, а она объявила войну России.

Ход войны в 1828 году

Дж. Доу «Портрет И. Паскевича»

7 мая 1828 г. русская армия под командованием П.Х. Виттгенштейна (95 тысяч) и  Отдельным Кавказским корпусом под командованием генерала И. Ф. Паскевича (25 тысяч) форсировала Прут, оккупировала Дунайские княжества и 9 июня переправилась через Дунай. Один за другим капитулировали Исакча, Мачин и Браилов. Одновременно состоялась и морская экспедиция к Анапе.

Затем продвижение русских войск замедлилось. Лишь 11 октября они смогли взять Варну, но осада Шумлы и Силистрии окончилась неудачей. В то же время попытки турок вторгнуться в Валахию были нейтрализованы победой русских у Баилешти (совр. Бэйлешти).

На Кавказе летом 1828 решительное наступление развернул корпус И.Ф.Паскевича: в июне он овладел Карсом, в июле Ахалкалаки, в августе Ахалцихом и Баязетом; был занят весь Баязетский пашалык (провинция Османской империи).

В ноябре две русские эскадры блокировали Дарданеллы.

Штурм крепости Карс

Я. Суходольский «Штурм крепости Карс»

День 23 июня 1828 года занимает в истории русско –турецкой войны особое место. Перед малочисленной армией пала неприступная крепость, видевшая много раз грозных завоевателей у стен своих, но никогда – в стенах. Три дня шла осада крепости. И Карс склонился перед победителями недосягаемыми вершинами своих башен. Вот как это происходило.

К утру 23 июня русские войска стояли под крепостью, они находились под общей командой генерал-майора Королькова и генерал-лейтенанта князя Вадбольского, генерал-майора Муравьева, Эриванского карабинерного полка и резервных Грузинского гренадерского полка и сводной кавалерийской бригадой. С первыми лучами солнца со всех русских батарей началась канонада по турецкому лагерю.

В ответ на это начался сильнейший огонь со всех ярусов цитадели. Шестнадцать русских орудий с трудом могли отвечать на эту канонаду. «Вряд ли мне случалось во всю мою службу быть в сильнейшем огне, чем в этот день,– говорил Муравьев, участник Бородина, Лейпцига и Парижа.– Продолжись такая пальба еще два часа, и батарея была бы срыта до основания».

Когда батареи турецкого лагеря замолкли, часть неприятельской пехоты спустилась с укрепленной высоты и начала ближний бой. Произошла рукопашная свалка. Русскими солдатами руководили Миклашевский и Лабинцев, их мужество не знало пределов. Разбив врага, солдаты начали преследовать бегущих к лагерю вверх по горе. Это было очень опасно, но офицеры не смогли остановить русских солдат.

«Стойте, братцы! Остановитесь! – кричали они.– Дальше не надо! Это только фальшивая атака!»

«Никак невозможно, ваше благородие,– отвечал на бегу один из солдат,– нам уже не впервой иметь дело с нехристем. Пока его по зубам не треснешь, он никак этой самой фальшивой атаки понять не может».

Ход войны в 1829 году

Весной 1829 г. турки попытались взять реванш и отбить Варну, но 11 июня новый русский главнокомандующий И.И.Дибич разбил вдвое превосходящие силы великого везиря Решид-паши у с. Кулевча. 30 июня сдалась Силистрия, в начале июля русские перешли Балканы, захватили Бургас и Айдос (совр.

Айтос), разбили турок под Сливно (совр. Сливен) и вступили в долину Марицы. 20 августа капитулировал Адрианополь. На Кавказе И.Ф.Паскевич в марте и июне 1829 отразил попытки турок вернуть Карс, Баязет и Гурию, 8 июля захватил Эрзерум, овладел всем Эрзерумским пашалыком и вышел к Трабзону.

Дж. Доу «Портрет И. Дибича»

Многочисленные поражения заставили султана Махмуда II вступить в переговоры. Но турки их всячески затягивали, надеясь на вмешательство Австрии. Тогда И.И.Дибич двинулся на Константинополь. Послы западных держав рекомендовали султану Махмуду принять русские условия.

14 сентября был заключен Адрианопольский мир: Османская империя уступала России Черноморское побережье Кавказа от устья Кубани до форта Св.

 Николая, Ахалцихский пашалык и острова в дельте Дуная, предоставляла автономию Молдавии, Валахии и Сербии, признавала независимость Греции; Босфор и Дарданеллы открывались для судов всех стран; Россия получала право свободной торговли на всей территории Османской империи.

Подвиг брига «Меркурий»

И. Айвазовский «Бриг «Меркурий» атакуют два турецких корабля»

«Меркурий» — 18-пушечный военный бриг русского флота. Был спущен на воду 19 мая 1820 г. В мае 1829 года, во время Русско-турецкой войны, бриг под командованием капитан-лейтенанта Александра Ивановича Казарского одержал победу в неравном бою с двумя турецкими линейными кораблями, за что был награждён кормовым Георгиевским флагом.

В конце русско-турецкой войны 1828-1829 годов Черноморский флот продолжал плотную блокаду Босфора. Отряды русских судов постоянно дежурили у входа в пролив, чтобы своевременно обнаружить любую попытку турецкого флота выйти в море.

В мае 1829 года в крейсерство у входа в Босфор был назначен отряд судов под командой капитан-лейтенанта П. Я. Сахновского. В отряд входили 44-пушечный фрегат “Штандарт”, 20-пушечный бриг “Орфей” и 18-пушечный бриг “Меркурий” под командой капитан-лейтенанта А. И. Казарского.

Корабли вышли из Сизополя 12 мая и взяли курс на Босфор.

Рано утром 14 мая на горизонте показалась турецкая эскадра, шедшая от берегов Анатолии (южное побережье Черного моря) к Босфору. “Меркурий” лег в дрейф, а фрегат “Штандарт” и бриг “Орфей” пошли на сближение с противником для определения состава турецкой эскадры. Они насчитали 18 судов, среди которых были 6 линейных кораблей и 2 фрегата.

Турки обнаружили русские суда и бросились в погоню. Сахновский приказал каждому судну уходить от погони самостоятельно. “Штандарт” и “Орфей” поставили все паруса и быстро скрылись за горизонтом. “Меркурий” тоже уходил на всех парусах, однако два турецких корабля стали нагонять его. Это были 110-пушечный и 74-пушечный  корабли.

Остальные турецкие корабли легли в дрейф, наблюдая, как адмиралы охотятся за маленьким русским бригом.

Около двух часов дня ветер стих и погоня приостановилась. Казарский приказал двигаться на веслах. Но через полчаса вновь поднялся ветер, и погоня возобновилась. Вскоре турки открыли огонь из погонных орудий (орудия, предназначенные для стрельбы прямо по курсу).

Казарский пригласил офицеров на военный совет. Положение было исключительно трудным. По количеству пушек два турецких корабля превосходили «Меркурий» в 10 раз, а по весу бортового залпа — в 30 раз. Поручик Корпуса флотских штурманов И. П. Прокофьев предложил драться.

Совет единодушно решил сражаться до последней крайности, а затем свалиться с каким-либо из турецких кораблей и взорвать оба судна. Ободренный этим решением офицеров, Казарский обратился к матросам с призывом не посрамить чести Андреевского флага.

Все как один заявили, что будут до конца верны своему долгу и присяге.

Команда быстро приготовилась к бою. Казарский был уже опытным морским офицером.

За отличие при взятии Анапы он был досрочно произведен в капитан-лейтенанты, а затем вновь совершил геройский поступок при осаде Варны, за что был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость!» и назначен командиром брига «Меркурий».

Как настоящий морской офицер, он прекрасно знал сильные и слабые стороны своего судна. Оно было крепким и обладало неплохой мореходностью, но из-за малой осадки было тихоходным. В сложившейся ситуации спасти его могли только маневр и меткость канониров.

В течение получаса, используя весла и паруса, «Меркурий» избегал бортовых залпов противника. Но затем туркам удалось все-таки обойти его с двух сторон, и каждый из турецких кораблей дал по бригу по два бортовых залпа.

На него посыпался град ядер, книпелей (два ядра, соединенных цепью или стержнем, применяются для вывода из строя такелажа судна) и брандскугелей (зажигательные снаряды). После этого турки предложили сдаться и лечь в дрейф. Бриг ответил залпом карронад (короткая чугунная пушка) и дружным огнем из ружей. Казарский был ранен в голову, но продолжал руководить боем.

Он прекрасно понимал, что его главная задача лишить турецкие корабли хода, и приказал канонирам целить в такелаж и рангоут турецких кораблей.

И. Айвазовский «Бриг «Меркурий» после победы над турецкими кораблями идет навстречу русской эскадре»

Эта тактика русского брига полностью оправдалась: несколько ядер с «Меркурия» повредили такелаж и грот-мачту одного корабля, и он вышел из строя. А другой продолжал атаки с еще большей настойчивостью. В течение часа он бил бриг жесткими продольными залпами. Тогда Казарский решился на отчаянный маневр.

Бриг резко изменил курс и пошел на сближение с турецким кораблем. На турецком корабле началась паника: турки решили, что русские взорвут оба корабля. Сблизившись на кратчайшую дистанцию, Казарский позволил своим канонирам с максимальной точностью бить по снастям турецкого корабля.

Риск был очень большой, ведь и турки могли теперь в упор стрелять по «Меркурию» из своих огромных орудий. Но наши артиллеристы перебили несколько рей, и паруса стали падать на палубу, турецкий корабль не мог маневрировать. «Меркурий» дал по нему еще один залп и стал уходить.

А «Штандарт» и «Орфей» в тот же день с приспущенными флагами прибыли в Сизополь. Они доложили о появлении турецкого флота и о гибели «Меркурия». Командующий флотом вице-адмирал А. С. Грейг приказал немедленно выходить в море, чтобы отрезать турецкому флоту путь в Босфор.

На следующий день русская эскадра на пути к Босфору встретила бриг «Меркурий». Вид судна говорил сам за себя, но  израненный бриг гордо шел на соединение со своей эскадрой. Казарский поднялся на борт флагманского корабля и доложил о геройских действиях офицеров и команды. Вице-адмирал А. С.

 Грейг в подробном донесении Императору Николаю I подчеркнул, что экипаж брига совершил «подвиг, которому в летописях морских держав нет подобного». После этого «Меркурий» продолжил путь в Севастополь, где его ждала торжественная встреча.

За этот бой Казарский был произведен в капитаны 2 ранга, награжден орденом Св. Георгия 4-й степени и получил звание флигель-адъютанта. Все офицеры брига были повышены в званиях и награждены орденами, а матросы знаками отличия военного ордена. Всем офицерам и матросам была назначена пожизненная пенсия в размере двойного жалования.

Офицерам разрешили внести в свои гербы изображение пистолета, который был подготовлен для взрыва корабля. В честь подвига экипажа «Меркурия была отлита памятная медаль. Бриг вторым из русских судов получил памятный Георгиевский флаг и вымпел.

Известие о небывалой победе нашего небольшого дозорного судна над двумя сильнейшими кораблями турецкого флота быстро облетело всю Россию. Казарский стал национальным героем.

А.И. Казарский

Дальнейшая история «Меркурия»

«Меркурий» прослужил в составе Черноморского флота до 9 ноября 1857 года. После этого три корабля поочередно носили название «Память Меркурия», принимая и передавая его Георгиевский флаг. Казарский скоропостижно скончался в 1833 году в Николаеве, когда ему было неполных 36 лет.

Есть основания предполагать, что он был отравлен проворовавшимися чиновниками порта, чтобы скрыть следы своих преступлений. На следующий год на Мичманском бульваре Севастополя был поставлен памятник одному из первых героев города. С инициативой его установки выступил командующий Черноморской эскадрой М. П. Лазарев. Автором проекта стал известный архитектор А. П. Брюллов.

На гранитном постаменте памятника высечена очень краткая, но такая многозначительная надпись: “Казарскому. Потомству в пример”.

Памятник А.И. Казарскому

Итог войны

14 сентября 1829 года между двумя сторонами был подписан Адрианопольский мир, в результате которого к России перешла большая часть восточного побережья Чёрного моря (включая города Анапа, Суджук-кале, Сухум) и дельта Дуная.

Османская империя признала переход к России Грузии, Имеретии, Мингрелии, Гурии, а также Эриванского и Нахичеванского ханств (переданных Ираном по Туркманчайскому миру).

Турция подтверждала принятые по Аккерманской конвенции 1826 года обязательства по соблюдению автономии Сербии.

Молдавии и Валахии предоставлялись автономии, и на время проведения реформ в Дунайских княжествах оставались русские войска.

Турция согласилась также с условиями Лондонского договора 1827 года о предоставлении автономии Греции.

Турция обязывалась в течение 18 месяцев уплатить России контрибуцию в размере 1,5 млн голландских червонцев.

Медаль за участие в Русско-турецкой войне 1828-1829 гг.

Источник: http://www.rosimperija.info/post/1655

Русско-турецкая война 1828–1829 гг

После Венского конгресса (1814–1815 гг.) Россия вернулась к разрешению «балканского вопроса», не потерявшего своей актуальности в результате русско-турецкой войны 1806–1813 гг.

Видя слабость оппонента, Александр I даже выдвинул идею о предоставлении независимости православной Сербии.

Турки, рассчитывая на помощь Англии и Австрии, проявили неуступчивость и потребовали вернуть им Сухум и несколько других крепостей на Кавказе.

В 1821 г. в Греции вспыхнуло национально-освободительное восстание, которое было жестоко подавлено турецкими властями.

Россия решительно выступила за прекращение насилия над христианами и обратилась к европейским странам с предложением оказать совместное давление на Османскую империю.

Однако европейские государства, опасаясь резкого усиления российского влияния на Балканах, не проявили особого интереса к судьбе греков.

В 1824 г. Александр I выступил с инициативой предоставить Греции автономию, но получил решительный отказ. Более того, Турция высадила в Греции большой карательный корпус.

Николай I продолжил политику своего старшего брата. В 1826 г. Россия высказывается за создание антитурецкой коалиции европейских государств. На свою сторону он планировал привлечь Великобританию и Францию.

Царь отправил турецкому султану Махмуду II ультиматум, в котором требовал восстановления в полной мере автономии Сербии и Дунайских княжеств. Николай II сообщил об этом британскому посланнику – герцогу А.У.

Веллингтону (победителю при Ватерлоо) и заявил, что теперь, если Англия его не поддержит, то он будет против Турции в одиночку. Разумеется, Великобритания не могла допустить, чтобы такие важные вопросы решались без ее участия. Вскоре в коалицию вступила и Франция.

Стоит заметить, что создание русско-англо-французского союза, призванного поддержать «мятежных» греков в их борьбе против «законной власти» турецкого султана, было серьезнейшим ударом по легитимистским принципам священного союза.

25 сентября 1826 г.

Турция приняла условия ультиматума Николая I и подписала в Аккермане конвенцию, в которой подтверждала автономию Дунайских княжеств и Сербии, а также признавала за Россией право покровительства славянским и православным народам Балканского полуострова.

Однако в греческом вопросе Махмуд II не хотел отступать. В апреле 1827 г. греческое Национальное собрание заочно избрало главой государства российского дипломата И. Каподистрию, который не замедлил обратиться к Николаю I за помощью.

20 октября 1827 г. англо-франко-руская эскадра под командованием британского адмирала Э. Кодрингтона разгромила турецкий флот в Наваринской гавани. Особенно отважно бился русский крейсер «Азов», капитаном которого был М.П. Лазарев, а его помощниками П.С. Нахимов, В.И. Истомин и В.А. Корнилов – будущие герои Крымской войны.

После этой победы Великобритания и Франция заявили, что отказываются от дальнейших военных действий против Турции. Более того, английские дипломаты подталкивали Махмуда II к обострению конфликта с Россией.

14 апреля 1828 г. Николай I объявил войну Османской империи. Существовало два фронта: Балканский и Кавказский. На Балканском полуострове 100-тысячная русская армия под командованием П.Х. Витгенштейна заняла Дунайские княжества (Молдавию, Валахию и Добруджу).

После этого, русские стали готовить наступление на Варну и Шумлу. Численность турецких гарнизонов этих крепостей значительно превышала численность осаждающих их русских войск. Осада Шумлы оказалась неудачной. Варну удалось взять в конце сентября 1828 г., после длительной осады. Военная операция затягивалась.

На Кавказе корпус генерала И.Ф. Паскевича блокировал Анапу, а затем двинулся к крепости Карс. Летом ему удалось отвоевать у турок Ардаган, Баязет и Поти. К началу кампании 1829 г. отношения России с Англией и Австрией значительно ухудшились. Возросла опасность их вмешательства в войну на стороне Турции.

Необходимо было ускорить завершение войны. В 1829 г. командование балканской армией было поручено генералу И.И. Дибичу. Он активизировал наступательные действия. В сражении у дер. Кулевча (май 1829 г.

) Дибич разгромил 40-тысячную турецкую армию, а в июне овладел крепостью Силистрия, после чего перешел Балканские горы и захватил Адрианополь. В это же время Паскевич занял Эрзерум.

20 августа 1829 г. к генералу И.И. Дибичу прибыли турецкие представители с предложением о мирных переговорах. 2 сентября был подписан Адрианопольский мирный договор. По его условиям Россия приобрела часть дельты Дуная и восточную Армению, к ней также перешло побережье Черного моря от устья Кубани до г. Поти.

Была установлена свобода торгового судоходства через Босфор и Дарданеллы в мирное время. Греция получила полную автономию, а в 1830 г. стала независимым государством. Подтверждалась автономия Сербии, Валахии и Молдавии. Турция обязалась выплатить контрибуцию (30 млн. золотом).

Попытки Англии добиться смягчения условий Адрианопольского мира были решительно отклонены.

В результате войны возрос престиж России на Балканах. В 1833 г. Николай I оказал Османской империи помощь в борьбе с мятежным правителем Египта – Муххамедом-Али. В июне этого года командующий русскими войсками, А.Ф.

Орлов от имени Российской империи подписал с султаном дружественное соглашение (сроком на 8 лет), которое вошло в историю под названием Ункяр-Искелесийского договора. Россия гарантировала безопасность Турции, а та, в свою очередь, обязалась закрыть черноморские проливы для всех иностранных (за исключением русских) военных судов.

Бурное негодование европейских держав заставило Россию пойти в 1840 г. на подписание Лондонской конвенции и убрать свой флот из пролива Босфор.

Дата добавления: 2016-06-05; просмотров: 1259;

Источник: http://poznayka.org/s10051t1.html

Русско-турецкая война 1828-1829 гг. и воспоминания о Болгарии и болгарах ее русских участников

в стане турок воцарилось уныние, участились случаи дезертирства. Комендант Варны Юсуф-паша был вынужден отправиться на переговоры к графу Воронцову и объявить о капитуляции. Но остававшийся в крепости другой военачальник, Капудан-паша, и слышать не хотел о капитуляции — он настаивал на праве турок покинуть город, оставив при себе личное оружие.

Упорство его было сломлено после того, как по приказу Воронцова русские пехотинцы взломали ворота и стройными колоннами вошли в город. Официальная сдача Варненской крепости была подписана 29 сентября 1828 г. -70 дней спустя после начала осады.

По этому случаю в присутствии государя в окрестностях города состоялся молебен всеобщим коленопреклонением, завершившийся залпами корабельных и полевых орудий11.

Для успеха в войне против турок необходимо было завоевать господство нашего флота на Черном море. С помощью военных и транспортных кораблей можно было эффективно осуществлять снабжение русской армии в Болгарии боеприпасами, амуницией, провиантом для солдат и фуражом для лошадей и волов.

Суда могли быть использованы для переброски живой силы и создания численного преимущества войск в «узком» для неприятеля месте.

Благодаря высадке русских десантов и захватов ими турецких гаваней на западе Черного моря можно было перерезать военные коммуникации противника, лишая гарнизоны его крепостей военной и материальной поддержки России по морю.

Кроме того, черноморские эскадры имели на своем вооружении около 1000 орудий различного калибра и, при умелом сосредоточении и маневрировании судов, могли быстро подавлять артиллерию турецких приморских крепостей и принуждать их непрерывными обстрелами к капитуляции.

Прекрасно понимая важность роли флота в будущих боевых действиях против Османской империи, Россия в 10-20-х годах XIX в. интенсивно вела строительство больших, средних и малых военных судов. В 1816— 1828 гг. в строй было введены 11 линейных кораблей, 4 фрегата, 31 канонерская лодка и 17 других судов военного назначения12.

Русскому флоту удалось установить господство на Черном море после взятия крепости Анапа и переброски эскадры адмирала А. Грейга на запад. В то время, как на суше зимой наступило некоторое затишье, на море развернулась ожесточенная борьба за турецкие гавани. 11 февраля 1829 г.

русская эскадра во главе с контр-адмиралом Кумани снялась с Варненского рейда и отправилась к Созополю, но прибыла туда только через четыре дня, задержавшись вначале из-за наступившего штиля, а затем и густого тумана.

Приблизившись к Созополю 15 февраля на расстояние выстрела, Кумани потребовал капитуляции турок, но получил отказ коменданта Халил-паши.

После непрерывной ночной бомбардировки русских канонерских лодок и высадки десанта нашего флотского экипажа турецкий гарнизон выбросил белый флаг, а более 1,5 тыс. находившихся в Созополе албанцев бежали в направлении Константинополя13.

Но победа не всегда давалась легко: иногда турки защищали свои гавани очень упорно, нанося русским судам из своих орудий существенный

русским в открытом поле. В Шумене удалось сконцентрировать 25 тыс. солдат, с которыми можно было попытаться отбросить русских за Дунай и отбить Варну.

В ожидании турецкого наступления войска генерала Рота возвели дополнительные укрепления в Провадии и Эски-Арнаутларе, и натолкнувшиеся на них две 10-тысячные колонны Решид-паши после 15-ти часового кровопролитного боя вынуждены были возвратиться в Шумен.

Провалилась и последующая попытка Решид-паши перехватить инициативу путем наращивания турецкой военной силы. Присоединив к себе отряды рущук-ского коменданта Гуссейн-паши, он довел численность своего войска до 40 тыс. человек и вооружил его 60 орудиями.

Русские же силы насчитывали всего 26 тыс. человек (44 батальона генералов Рота, Палена и Ридигера плюс 2 тыс. казаков), но превосходили турок почти в 2,5 раза по орудиям.

Решающее сражение произошло близ селения Кулевча 30 мая (11 июня) 1829 г.

: попав в турецкую засаду на марше, русские войска из-за сильного картечного огня и неожиданных фланговых ударов из леса пехоты и конницы вынуждены были повернуть вспять и даже очистить селения Церковна и Кулевча.

Окруженный турками батальон Муромского полка почти полностью был изрублен. Развивая успех, турки пошли в атаку на занятые русскими высоты к востоку от Кулевчи, но были встречены таким огнем, что теперь уже сами решили отступить к месту первоначальной засады.

Они оборонялись очень вяло (хотя фронт наступления русскихпродолжал сужаться из-за усиливавшейся тесноты ущелья) и после взрыва нескольких зарядных ящиков панически бежали18. Турецкие поражения на суше и на море открывали русской армии дорогу на Адрианополь и Константинополь.

Но война 1828-1829 гг. несла в себе не только победы русского оружия, но и огорчительные поражения. Причем виной их становились не столько турки, сколько эпидемии, болезни, хроническое недоедание русских солдат, их физическое истощение. Ведение войны осложнила чума, вспыхнувшая почти сразу вслед за объявлением похода на Балканы.

Отдельные случаи заболевания ею наблюдались еще до вступления войск в Дунайские княжества. В войсках, осаждавших Шумен и Варну, объявили карантин, что дало заметный положительный эффект. Но ряды русской армии косили лихорадка, кровавый понос и цинга, убыль личного состава от которых в десять раз превышала последствия заболеваний чумой.

С мая 1828 по февраль 1829 гг. заболело 210 тыс. человек, из которых умер каждый седьмой19. Боевые потери русской армии в ходе военных действий — убитые в сражениях, пропавшие без вести и замерзшие от лютой стужи — составляли 40 тыс. человек, то есть всего на 10 тыс. больше, чем убыль от болезней.

Людей мучила цинга, весной ею было заражено 600 человек, в пяти лазаретах находилось более 1000 больных, из которых ежедневно умирали около 20 человек20. Служивший в русской армии немец из Ревеля, доктор К. Зейдлиц считал, что всего около полутысячи наших солдат и офицеров сумели избежать лихорадки.

Многие заболевали ею даже после возвращения в Россию и не смогли преодолеть эту, заканчивающуюся смертью, болезнь. Только

серые утесы, которые при утреннем солнце красиво оттеняют на темной зелени деревьев низкие, плоские красные крыши и белые минареты мечетей. Для оживления картины, считал он, городу не хватает только моря или реки.

Но здесь имеется много колодцев и фонтанов, вода к которым проведена, очевидно, с плоской возвышенности. С нее открывается величественный вид на Айтос и на обширную долину с дорогой, вьющейся по направлению к Адрианополю.

Улицы города, судя по его описанию, узкие и кривые, с проложенными по обеим их сторонам тропинками для пешеходов. На некоторых более широких улицах есть тропинки и для верховых. Окна всех домов, за исключением резиденции великого визиря, смотрят во двор.

На базарной площади возвышается главная мечеть с прекрасным источником, вокруг нее — многочисленные дощатые лавочки с узкими проходами между ними3 .

Город Сливен, согласно описанию К. Зейдлица, лежит у подножья Балкан в ущелье со склонами, покрытыми лесами, фруктовыми садами и виноградниками.

Ущелье расходится к югу, а в самом его начале распложена прекрасная платановая роща. Посреди этого небольшого чистенького городка протекает ручей, но идиллию нарушали дома, уничтоженные пожаром во время войны.

Сливен, по сообщению К. Зейдлица, слывет местом производства лучшего в Болгарии розового масла38.

Месемврия, по данным К. Зейдлица, расположена на косе, которая выдается в море на полверсты и соединена с твердой землей узким, невысоким перешейком. По обеим сторонам от города находятся бухты, удобные для стоянки кораблей.

Вид берега с выступами очень напоминает Италию, где также часто можно видеть предгорья, опускающиеся прямо в море. Однако в отличие от живописных итальянских городов, Месемврия весьма некрасива, в ней полностью отсутствует зелень, а вокруг нет ничего, кроме песков.

Здесь размещался 4-тысячный турецкий гарнизон, который после получасовой бомбардировки нашего флота сложил оружие, причем часть турецкой кавалерии сумела спастись бегством. Пленным позволили продавать личное имущество, и знаменитому в будущем филологу В.

Далю удалось задешево купить у турка прекрасную лошадь с седлом39.

Больше всего сведений о географии, климате, хозяйственной жизни Болгарии можно было почерпнуть из книги полковника генерального штаба русской армии Энсгольма40.

Автор, по его утверждению, сумел побывать во всех занятых русскими болгарских городах и собрать у местных жителей самые разнообразные сведения о болгарских землях. Книга начинается с исторических преданий и легенд, некоторые из которых заслуживают упоминания.

Так, например, название Фракия Энсгольм увязал с легендой о любимой дочери древнегреческого бога Марса, а название Филиппополь (Пловдив) — с царем Филиппом II, отцом Александра Македонского.

Несколько ошибался он, утверждая, что протоболгары пришли на Балканский полуостров раньше славян, но это вполне объяснимо уровнем исторических знаний того времени. Не оставил Энсгольм без внимания войны болгарского хана Крума и походы русского князя Святослава за Дунай, крестовые

Филибе — Адрианополь — Константинополь. Одновременно, Энсгольм отметил, что, несмотря на наличие хороших каменных мостов и дорог, последние каким-то непостижимым образом после таяния снегов и дождей становятся рыхлыми и непроходимыми, вопреки местному «хрящеватому» грунту43.

Энсгольм оставил нам также заметки о ряде болгарских городов, описания которых не встречаются в воспоминаниях его современников: Тырнове, Ахтополе, Созополе, Бургасе, Карнобате, Ямболе и других. О Тырнове он, например, писал, что название села происходит от слова «терн», что оно сравнительно невелико и насчитывает 650 домов.

В нем имеются небольшой базар, три постоялых двора, именуемых «ханами», 50 колодцев и греческая школа. Его жители, которых насчитывается 3500 чел., занимаются в основном скотоводством, пшеницу сеют мало, но выращивают рожь, ячмень, овес и кукурузу. Овощи и виноград здесь почти не растут из-за сурового климата44.

Созополь, по его словам, является древней Аполлонией; он образован отрогом гор Шайтан, который, врезаясь острым углом в море, образует полуостров, соединенный с материком узким перешейком. Далее в море виднеются три острова св. Иоанна Его бухта превосходна: она может вместить одновременно до 600 кораблей.

В городе находится две бедные греческие церкви и 950 греческих домов, в нем нет фонтанов, но вода в колодцах пресная45.

Бургас, по свидетельству Энсгольм а, также образован отрогом Шайтан и двумя мысами Баглар-Бурну и Эмине-Даг. Здесь имеется большая бухта Фо-рос и глубоко вдающиеся внутрь берега озера Чингане и Анастасское. Сам город лежит на болотистом лугу, которое с запада окаймляет озеро Мунтрис-гёль, за которым начинаются покрытые лесом горные возвышения.

Хорошая пресная вода здесь отсутствует — в колодцах она солоновата. В городе почти нет болгар, преобладают турки (212 домов) и греки (116 домов), имеются и армяне (29 домов). На две мечети приходится всего одна греческая церковь. На севере в шести верстах от города находится греческий монастырь св.

Анастасия с прекрасным каменным колодцем и чистейшей водой46.

Город Анхиало, по словам Энсгольма, связан узким перешейком с берегом, по которому идет дорога из Айтоса в Месемврию. Примыкающая к морю часть города заливается морскими приливами. В нем находится одна большая мечеть и большой дом паши.

В Анхиало преобладают греки (2300 домов), имеется митрополит, 6 полуразрушенных греческих церквей и руины двух десятков других храмов. Турецких домов — около 300, есть мечеть и базар, 4 фонтана и много колодцев.

Особую живописность, по его словам, придает Анхиало множество ветряных мельниц47.

Гораздо меньше сведений в воспоминаниях и дневниках участников войны 1828-1829 гг. встречается о коренных задунайских жителях болгарах. И это не случайно, потому что возможности увидеть их воочию были относительно невелики.

Турки при отступлении стремились угнать с собой местное болгарское население, а тех, кому удавалось ускользнуть, в расположение русских войск не допускали из-за опасения заразиться чумой.

Страх перед чумой был настолько сильным, что наши подразделения часто

Примечания

'Международные отношения на Балканах. 1815-1830 гг. М, 1983; Слава русских воинов в Европе и Азии или исторический взгляд на победы оных во время кампании против турок в 1829 г. С присовокуплением анекдотов, в сие время случившихся, и краткого описания некоторых городов, покоренных победоносным оружием русских, почерпнутых из разных официальных известий и донесений. М, 1828. С. 7.

2 Епанчин Н. Очерк похода 1829 г. в Европейской Турции. Ч. 2. До перехода через Балканы. СПб, 1906. С. 10-12.

3 Там же. С. 15; Ляхов В.А. Русская армия и флот в войне с Оттоманской Турцией в 1828-1829 годах. Ярославль, 1972. С. 99.

4 Там же. С. 108.

5 Kíoltke G. Der Russisch-Türkische Feidung inder Europäischen Türkei 1828 und 1829. Berlin, 1845. S. 88.

6 Слава русских воинов в Европе и Азии…. С. 66-68.

7 Ладыженский. Осада Силистрии в 1829 г. (Письма к другу). СПб., 1829.

8 Атлас сражений XIX века. Период времен с 1820 по настоящее время, План важнейших сражений, боев и осад с объяснительным текстом и приложением общих карт, с кратким изложением хода кампаний в Европе, Азии и Америке. Перевод с немецкого генерального штаба полковника Чекмарева. Вып. XI. СПб. Русско-турецкая война 1828-1829. № 3. Осада Варны.

9 Глебов П.Н. Осада Варны в 1828 г. Из воспоминаний армейского офицера // Отечественные записки. Т. 29. № 8. Отд. 2. СПб, 1843.

10 Лукъянович H.A. Три месяца за Дунаем в 1828 году // Сын отечества и северный архив (COCA). Т. XXXIII. № 1. СПб, Ч. I. Замечания по пути от Дуная до Варны. С. 159-174; Ч. III. С. 219-239. — См. также: Император Николай I в 1828-1829 гг. (Из записок графа А.Х Бенкендорфа). Сообщил Н.К. Шильдер//Русская старина. XXVII. Т. 86. Апрель-июнь. СПб, 1896. С. 498.

11 Атлас сражений XIX века. Период времен с 1820 по настоящее время… Вып. XI. СПб. Русско-турецкая война 1828-1829 № 3. Осада Варны.

12 Ляхов В.А. Указ. соч. С. 84.

п Журнал военных действий Черноморского флота в турецкую кампанию 1828-1829 гг. Ч. 1-3. Николаев, 1832-1833. С. 32-33.

14 Там же. С. 46-^7.

15 Там же. С. 52-53.

16 Ляхов В.А. Указ, соч. С. 52-53; Журнал военных действий Черноморского флота… Там же.

17 Энсгольм. Записки о городах забалканских, занятых российскими войсками в достопамятную кампанию 1829 года, генерального штаба полковника Энсгольма. СПб, 1830. С. 124-126.

18 Атлас сражений XIX века. Период времен с 1820 по настоящее время План важнейших сражений, боев и осад с объяснительным текстом и приложением общих карт, с кратким изложением хода кампаний в Европе, Азии и Америке. Перевод с немецкого генерального штаба полковника Чекмарева. Вып. XI. СПб. Русско-турецкая война 1828-1829. Сражение при Кулевче.

19 Епанчин И. Указ. соч. С. 52-53.

20 Купреяное П.Я. Действия Праводского отряда в 1828-29 гг. (Посмертные записки генерала Купреянова с планом)//Военный сборник. № 3. Т. 102. СПб, 1875. С. 17.

21 Зейдлиц К.К. Воспоминания доктора Зейдлица о турецком походе 1829 г. М, 1878.

22 Купреяное П.Я. Указ. соч. С. 10. 2? Зейдлиц К.К. Указ. соч. С. 23.

24 Макавеев А. Извлечения из походных записок русского офицера, веденных во время войны с Турцией в 1828-1829 гг. // Военный сборник. Т. XI. № 2. Февраль. СПб, 1860. С. 431.

25 Купреяное П.Я. Указ. соч. С. 17.

26 Зейдлиц К.К. Указ. соч. С. 31.

27 Макавеев А. Указ. соч. С. 441-442.

28 Зейдлиц К.К. Указ. соч. С. 24.

29 Купреяное П.Я. Указ. соч. С. 166.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/russko-turetskaya-voyna-1828-1829-gg-i-vospominaniya-o-bolgarii-i-bolgarah-ee-russkih-uchastnikov

Русско-турецкая война 1828-1829 годов

В 20-х гг. XIX в. у России вновь сложилась конфликтная ситуация с Османской империей. В 1821 г. восставшие против султана греки оказались перед угрозой полного истребления.

Император Александр I, а затем и Николай I по­нимали необходимость помощи греческому народу. Российская обще­ственность горячо сочувствовала грекам и требовала от правительст­ва активных действий.

Кроме того, султан ввел свои войска в Ду­найские княжества, что нарушало русско-турецкие соглашения о Молдове и Валахии.

Россия, совместно с другими европейскими державами, оказала дипломатический нажим на Турцию. Однако та была непреклонна и продолжала с особой жестокостью подавлять Греческое восстание.

В связи с этим Россия, Англия и Франция подписали договор, в котором при­знавалось право Греции на автономию. В случае отказа Турции пре­доставить её грекам державы условливались о совместном выступле­нии против султана. Порта упорствовала. В октябре 1827 г.

русско-английская эскадра в Наваринской бухте полностью уничтожила ту­рецкий флот. Русско-турецкие отношения резко обострились.

Последними акциями были пиратские действия османов — задержка судов под торговыми флагами, высылка русских куп­цов и захват их грузов. Для рус­ских торговых кораблей Турцией были закрыты черноморские про­ливы.

Затянувшийся конфликт на Балканах подрывал русскую черноморскую торговлю и в целом затруднял экономиче­ское развитие южных районов страны. Эти обстоятельства вынудили Николая I в апреле 1828 г.

вы­ступить с Манифестом о начале войны с Турцией.

Причём Николай I особо подчеркнул, что он всегда бу­дет готов вступить в мирные перего­воры с Портой. Турция находилась в сложном положении: ослабленная предшествующими войнами, с рас­строенными финансами, почти без военно-морского флота, она каза­лась лёгкой добычей. Предполага­лось, что кампания будет закончена к наступлению зимы.

Русские войска штурмуют Варну, 1828 г.

Военные действия разво­рачивались в Закавказье и на Балканах. Турция была подготовлена к войне хуже, чем Россия.

Русское коман­дование планировало переправиться через Прут и Дунай и занять Варну, Браилов и другие турецкие крепости, а затем решительными действиями под Константинополем принудить турок к миру на русских условиях.

Предвкушая близкую и лёгкую побе­ду, император сам отправился на Ев­ропейский театр военных действий, где 95-тысячной армией командовал  престарелый и в силу этого нерешительный, особенно в присут­ствии государя, фельдмаршал Вит­генштейн П.X.

В Закавказье к войне с Турцией готовился 25-тысячный корпус гене­рал-адъютанта Паскевича И.Ф., на­местника на Кавказе. На Черномор­ском побережье была блокирована принадлежавшая туркам крепость Анапа. Султан располагал 80-тысячной армией, созданной по европейскому образцу, и приблизительно 100-ты­сячными иррегулярными войсками, в основном кавалерией.

Офицеры турецкой армии, первая треть XIX в.

Витгенштейн, форсировав Прут и Дунай во время одного из главных мусульманских праздников — Байрама, практически без сопротивления занял Молдавию и Валахию. Затем завязал упорные бои за хорошо ук­реплённую крепость Браилов.

Под крепостные стены подвели подкопы, и русская армия двинулась на при­ступ. Турки встретили штурмующих градом картечи, расстреливая их в упор. Несмотря на кинжальный огонь, атакующие оседлали стены, но взять крепость им не удалось.

Од­нако положение турецкого гарнизо­на было безнадёжным, и 7 июня 1828 г. Браилов капитулировал.

Тем временем на Кавказе корпус Паскевича всё лето продвигался впе­рёд, русские войска захватили Анапу и важнейшие турецкие крепости Карс, Ардаган, Ахалцих, Поти и Баязет. Все­го за три месяца были полностью заняты пашалыки (турецкие адми­нистративные области) — Карский, Ахалцихский и Баязетский. Кроме того, специально выделенные отряды оккупировали Черноморское побе­режье от Анапы до Поти.

Между тем положение дел на Дунайском фронте ухудшалось. Пер­вые победы сменились неудачами: русской армии пришлось бороться с эпидемиями, лазареты оказались не готовы принять огромное ко­личество больных. Из-за недостат­ка фуража начался массовый падёж лошадей.

Безрезультатно окончилась из­нурительная осада другой крепо­сти — Силистрии. Более успешно шла борьба за приморскую крепость Варну. Её осаждали и с суши, и с моря. 29 сентября 1828 г. Варна сда­лась: 6 тыс.

турок были взяты в плен; победителям досталась вся артилле­рия — 178 орудий разных калибров. Взятие Варны — наиболее крупный успех русских войск в кампании 1828 г.

На зимние квартиры русская армия расположилась по обоим берегам Дуная, оставив гарнизоны в захваченных крепостях.

Генерал от инфантерии Дибич И.И., гравюра XIX в.

Европейские державы с боль­шой тревогой следили за событиями, не скрывая своего сочувствия султа­ну. Туркам оказывалась моральная, дипломатическая и финансовая под­держка.

Английские агенты подстре­кали иранского шаха к новой войне с Россией: в январе 1829 г.

было со­вершено злодейское нападение на российское посольство в Тегеране, во время которого погиб полномоч­ный министр-резидент, поэт и дра­матург Грибоедов А.С.

Надо отметить, что в 1826 г. Персия без объявления войны вторглась в русские вла­дения в Закавказье. На помощь командующему русскими военными силами генералу Ермолову А.П. было направлено подкрепление под ко­мандой генерала Паскевича.

Паскевич разбил главные силы против­ника и овладел крепостью Эриван, затем перешел реку Аракс, занял Тавриз и направился прямо на столицу Персии — Тегеран. Шах за­просил мира. В 1828 г.

в деревне Туркманчай, что между Тавризом и Тегераном, был заключен мир, по которому России отошли Эриванское и Нахичеванское ханства. Персия уплатила также большую контрибуцию.

В декабре 1828 г. русское посоль­ство прибыло в Тегеран. Несмотря на все трудности, сопровождавшие дипло­матическую деятельность Грибоедова А.С.

, ему удалось удержать Персию от разры­ва отношений с Россией: союз с турец­ким султаном так и не был заключён.

Кроме того, русский посланник упорно добивался уплаты очередной «доли» контрибуции, а также в соответствии с договором способствовал возвращению на родину российских подданных.

Русские войска переходят Балканы, 1829 г.

Враждебность окру­жения шаха по отношению к русской миссии росла с каждым днём. Значи­тельную роль в провоцировании кро­вавой драмы, произошедшей 30 января 1829 г., сыграли английские резиден­ты в Тегеране.

Разъярённая толпа мусульманских фанатиков ворвалась на терри­торию российского представитель­ства. Бесчинствуя, она устроила там небывалый погром.

Была вырезана вся миссия, за исключением счаст­ливо спасшегося секретаря посольст­ва Мальцова И.С.

Австрия усиленно вооружалась на границе с Дунайскими княжествами. Николаю I приходилось спе­шить, чтобы не очутиться перед ли­цом новых противников.

Существовали две точки зре­ния на дальнейшее развитие кам­пании.

Витгенштейн и его сторон­ники предлагали действовать не спеша, брать турецкие крепости одну за другой и окончить войну у Балканского хребта, перейти через который с армией, по их мнению, было невозможно.

Оппоненты Вит­генштейна стояли за решительное наступление: они предлагали идти к Балканам, оставив в тылу дунайские крепости, и, перевалив через горы, двинуться на турецкую столицу. Приняли последний, более ради­кальный план. Его сторонник гене­рал Дибич И.И.

сменил нереши­тельного Витгенштейна на посту главнокомандующего. Затем Нико­лай I сделал то, что ему следовало сделать с самого начала. Заявив приближённым: «При мне всё идёт дурно», — он удалился из действую­щей армии.

Присутствие императо­ра более не связывало рук военно­му командованию.

Весной генерал Дибич, реорга­низовав и усилив армию до 125 тыс. человек, возобновил военные дейст­вия. Тогда же турки перешли в контр­наступление, которое в конце концов оказалось неудачным. 37-тысячный корпус русских войск вновь окружил Силистрию, и 7 мая 1829 г. начались осадные работы. Крепость сражалась больше месяца.

Тем вре­менем турецкий визирь Решид-паша вознамерился захватить Варну.

Что­бы предотвратить подобный пово­рот событий, Дибичу пришлось с частью войск покинуть Силистрию, не снимая её блокады, и ударить в тыл наступавшим войскам визиря.

У деревни Кулевчи произошло гене­ральное сражение, завершившееся решительным поражением турец­кой армии, которая обратилась в па­ническое бегство. В середине июня капитулировал гарнизон Силистрии, крепость пала.

Отдельно хочу рассказать о подвиге русских моряков. Во время крейсирования 18-пушечный бриг «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта Казарского А.И. 14 (26) мая 1829 г.

был настигнут двумя турецкими кораблями: 110-пушечным «Селимие» и 74-пушечным «Реал-беем», имевшими в сумме десятикратное превосходство в количестве орудий.

Экипаж «Меркурия» принял неравный бой и сумел одержать победу над двумя турецкими линейными кораблями, которые получили повреждения, вышли из боя и отказались от преследования.

Русский корпус в 35 тыс. чело­век совершил замечательный пере­ход через Балканские горы.

Сначала в  непривычную жару, когда казалось, что «плавятся камни», затем в про­ливные дожди, размывшие дороги, с тяжёлой амуницией за плечами, пре­одолевая крутые подъёмы и голово­кружительные спуски, порой падая от изнеможения, русские солдаты упорно двигались по горным перева­лам. Тщетно небольшие отряды ту­рок пытались преградить в горах путь русским полкам — они неук­лонно стремились к цели…

Российские части спустились с горных перевалов на приморскую низменность и с ходу взяли ряд кре­постей и город Бургас.

Генерал Ди­бич сообщал в Петербург: «Балканы, считавшиеся непроходимыми в те­чение стольких веков, пройдены ими (русскими воинами) в три дня, и победоносные знамёна Вашего Величества развеваются на стенах Миземврии, Ахиолы и Бурга­са, среди населения, которое встре­чает наших храбрецов как освободи­телей и братьев».

Моральный дух турецких войск был сломлен. На стороне русских в борьбу вступили и болгарские опол­ченцы. Генерал Киселев П.Д., нахо­дившийся со своими солдатами у Шипкинского перевала, предлагал графу Дибичу двинуться к столице Болгарии Софии, до которой было рукой подать, но получил отказ, поскольку главнокомандующий опа­сался подъема национального дви­жения в Болгарии.

https://www.youtube.com/watch?v=qX-1lDAlvj0

Русская армия продолжала на­ступление: на пути к Константино­полю ей оставалось взять последний оплот османов — Адрианополь, вторую столицу империи. За неделю пройдя 120 км, части армии Дибича внезап­но появились у стен старинной кре­пости, которую ошеломлённые тур­ки сдали без боя.

При султанском дворе царила растерянность, почти паника: ведь и на Кавказском фрон­те русские войска овладели к это­му времени хорошо укреплённой крепостью Эрзерум, а затем взяли Байбурт; готовилось наступление на Батум и Трапезунд. Флот России блокиро­вал проливы Босфор и Дарданеллы. Русские аван­гардные отряды вошли в глубь ту­рецкой территории. Их можно бы­ло видеть в нескольких километрах от стен Константинополя.

Порта вынуждена была признать своё поражение. Пытаясь предот­вратить взятие русскими войсками Константинополя, султан Махмуд II запросил мира, санкционировав на­чало переговоров в Адрианополе. Переговоры шли трудно. И вот в сентябре 1829 г. стороны, наконец, подписали мир­ный трактат.

Согласно Адрианопольскому мирному договору, Россия полу­чила устье Дуная с прилегающими островами, на Кавказе — восточное побережье Чёрного моря от Анапы до пристани Святого Николая (Поти), а также территорию Ахалцихского па­шалыка с крепостями Ахалцих и Ахалкалаки.

Кроме того, Турция подтвер­дила отказ от претензий на ранее отошедшие к России земли на Кавка­зе. Проливы Босфор и Дарданеллы объявлялись свободными для прохо­да всех иностранных торговых судов, в том числе и российских.

Крупным достижением России стало оконча­тельное признание Турцией права русских подданных свободно торго­вать в пределах Османской империи.

Греция приобрела право на ши­рокую внутреннюю автономию в соответствии с Лондонской конвен­цией 1827 г., а в 1830 г. Греция по ре­шению международной конферен­ции обрела полную независимость. Подтверждалось право Сербии на автономию. Болгары получили право эмигрировать в Россию, и в 1829-1830 гг. началось их массовое переселение в южные районы империи.

Адрианопольский договор — крупный успех России, позиции которой на Ближнем Востоке чрезвы­чайно упрочились.

Стабилизирова­лись русско-турецкие отношения, торговля на Чёрном море и в Среди­земноморье стала развиваться в бла­гоприятных условиях. Победа России в войне 1828-1829 гг.

имела большое историческое значение и для Закав­казья: прекратилась османская экспансия, часть территории, занимае­мой армянским и грузинским народа­ми, присоединилась к России.

Османская импе­рия уплачивала 33 млн. контрибуции. Однако главным всё-таки было решающее участие России в начавшемся осво­бождении греков, румын, молдаван, болгар, сербов, черногорцев и других балканских народов от многовеково­го турецкого владычества.

Заключение о войне 1828-1829 гг

Война 1828-29 гг. явилась новым этапом в вековой борьбе между Россией и Турцией. Эта война показала, что Турция не так слаба в военном отношении, как казалось нам и Европе. Понадобилось два года упорной борьбы на Балканах и на Кавказе, чтобы сломить сопротивление государства, терзаемого внутренними смутами, да притом еще в эпоху коренной реорганизации вооруженных сил.

Война обнаружила многие дефекты нашей армии, на которые, однако, не было обращено должного внимания, так как окончательный результат войны был для нас благоприятен.

Эффектный поход за Балканы, быстрый захват Адрианополя, непосредственная угроза столице Турции, растерянность турок — все это заставило нас позабыть о злоключениях под Браиловом и Шумлой, о тяжелых тревожных днях, пережитых армией в кампанию 1828 года.

После войны лишь немногие одиночные голоса участников старались доказать наши ошибки, разоблачить наши заблуждения, но эти голоса не были услышаны. Только впоследствии ряд горьких испытаний в тяжкие годы Крымской кампании заставил нашу армию отказаться от роковых заблуждений и стать на правильный путь.

Разбираясь в обстоятельствах войны 1828-29 гг., можно отметить следующее. Силы, предназначенные нами для ведения войны на Европейском театре, не соответствовали поставленной важной цели. Армия наша долго готовилась к походу.

Между началом явных приготовлений к войне и началом военных действий проходит два года. Турки отлично воспользовались этим большим промежутком времени, чтобы организовать оборону страны.

Несмотря на продолжительный срок подготовки, мы не собрали достаточных сведений о противнике.

Во время войны сказалась неудовлетворительность тактической подготовки армии. Конница не умела разведывать; во время войны сведения о противнике добывались не кавалерийской разведкой, а от лазутчиков и пленных.

Артиллерия, несмотря на увлечение строем в мирное время, проявила большую подвижность и уменье как стрелять, так и маневрировать. Командный состав армии оказался не на должной высоте.

У начальников всех степеней отсутствовали инициатива и уменье разобраться в обстановке.

Неблагоустройство армии в продовольственном и санитарном отношениях привело к тому, что убыль от болезней намного превысила убыль от вражеского оружия. Энергичная работа черноморских моряков много облегчила тяжесть похода для нашей армии, особенно при операциях под Варной и после перехода через горы.

Нельзя не отметить, в заключение, что успешный исход кампании 1829 года во многом зависел от решительности главнокомандующего, который, очутившись с горстью русских войск во вражеской стране, в 10 переходах от столицы падишаха, сохранил твердое и непоколебимое намерение довести до конца начатое дело.

Изучая же подробности выполнения русскими войсками похода 1828-29 гг., нельзя не прийти к заключению, что, при всей неудовлетворительности в подготовке и при всех ошибках в стратегических комбинациях, наша армия сделала гораздо больше того, что от нее можно было требовать.

В этом, как всегда, сказались исключительные природные боевые качества наших войск; их беззаветная храбрость, их исключительная выносливость, их самоотверженная преданность Государю и Родине.

Такие войска и при ложной системе воспитания и обучения сделают свое дело честно и самоотверженно — история похода 1828-29 гг. это красноречиво подтверждает.

Источник: http://voynablog.ru/2012/11/18/russko-tureckaya-vojna-1828-1829-godov/

Ссылка на основную публикацию