Прокуратура и фискалитет в российской империи при петре 1 — история России

1. Предмет и задачи истории государства и права России

Прокуратура и фискалитет в российской империи при Петре 1 - история России

— Судебная реформа 1-ой четверти XVIII в. Образование прокуратуры и фискалитета При Петре 1 было 2 органа политического сыска- Преображеснкий приказ, в кот. рассматривались политические дела, поступающие со всей страны и Тайная канцелярия, в которую поступали дела, возникавшие в Петербурге и близлежащих городах. Действовали они не зависимо друг от друга.

При Петре 1 делаются превые попытки отделить суд от администрации. С этой целью на местах создаються надворные и нижние суды, подчиненные Юстиц-коллегии , они рассматривали уголовные и гражданские дела. Кроме того создается военный суд из двух инстанций, духовный суд. Все эти суды находились под контролем административных органов, губернаторов. .

Функции верховного суда получили Сенат и Юстиц-коллегия. Ниже их находились: провинциях — хофгерихты или надворные апелляционные суды в крупных городах , и провинциальные коллегиальные нижние суды. Провинциальные суды вели гражданские и уголовные дела всех категорий крестьян кроме монастырских, а также горожан, не включенных в посад.

Судебные дела горожан включенных в посад с 1721 года вел магистрат. В остальных случаях действовал так называемый единоличный суд (дела единолично решал земской или городорвой судья). Однако в 1722 г. нижние суды были заменены, провинциальными судами, возглавляемыми воеводой.

Вместе с тем, при Петре были окончательно ликвидированы прежние принципы судопроизводства (XVI века), частично сохранившиеся до конца XVII в.

, включая неприкосновенность личности без решения суда, использование суда присяжных (целовальников), которые могли обеспечить какое-то подобие справедливого или независимого суда (и которые позднее Россия пыталась возродить, начиная со второй половины XIX в.). При Петре эти принципы искоренялись самым решительным образом: прежнее судопроизводство было запрещено под страхом каторги .

А новое судопроизводство и законы, введенные Петром, теперь уже не «вершили суд», а «учиняли розыск» — то есть выбивали показания под пытками. Учреждение института фискалов и прокуратуры в системе органов государственной власти в I четверти ХVIII в. было одним из явлений связанных с развитием абсолютизма. Указами от 2 и 5 марта 1711г. предполагалось «учинить фискалов во всяких делах».

Фискалитет создавался как особая отрасль сенатского управления. Глава фискалов (обер-фискал) состоял при Сенате, который «ведал фискалов». Одновременно фискалы были и доверенными лицами царя. Последний назначал обер-фискала, который приносил присягу царю и был ответственен перед ним. Указ от 17 марта 1714 г.

наметил компетенцию фискалов: проведывать про все, что «ко вреду государственному интересу быть может»; докладывать «о злом умысле против персоны его величества или измене, о возмущении или бунте», «не вкрадываются ли в государство шпионы», а также борьба со взяточничеством и казнокрадством. Основной принцип определения их компетенции — «взыскание всех безгласных дел».

Сеть фискалов расширялась и постепенно выделились два принципа формирования фискальства: территориальный и ведомственный. Указом 17 марта 1714г. предписывалось в каждой губернии «быть по 4 человека в том числе провинциал-фискалам из каких чинов достойно, также и из купечества». Провинциал-фискал наблюдал за городовыми фискалами и один раз в год «учинял» контроль за ними.

В духовном ведомстве во главе организации фискалов стоял протоинквизитор, в епархиях — провинциал-фискалы, в монастырях инквизиторы. Со временем предполагалось ввести фискальство во всех ведомствах. После учреждения Юстиц-коллегии фискальские дела перешли в ее ведение и попадали под контроль Сената, а с учреждением должности генерал-прокурора фискалы стали подчиняться ему. В 1723г.

был назначен генерал-фискал, который был высшим органом для фискалов. В соответствии с указами (1724 и 1725гг.) он имел право требовать к себе любое дело. Его помощником был обер-фискал. На практике фискалы не всегда выполняли свои задачи, т.к. сами они были частью бюрократического аппарата. Первым законодательным актом о прокуратуре был указ от 12 января 1722г.А указом от 18 января 1722г.

учреждены прокуроры в провинциях и надворных судах. Если фискалы находились частично в ведении Сената, то генерал-прокурор и обер-прокуроры подлежали суду самого императора. Прокурорский надзор распространялся даже на Сенат. Указ от 27 апреля 1722г.

«О должности генерал-прокурора» устанавливал его компетенцию , в которую входило: присутствие в Сенате («смотреть накрепко, дабы Сенат свою должность хранил..»), осуществление контроля за фискалами, «и ежели что худо будет немедленно доносить Сенату». Генерал прокурор имел право: ставить вопрос перед Сенатом для выработки проекта решения, представляемого императору на утверждение, выносить протест и приостанавливать дело, сообщая об этом императору. Прокурор коллегии присутствал на заседаниях коллегий, чтобы «в судах и расправе правильно и нелицемерно поступали», осуществлял надзор за работой учреждения, контролировал финансы, рассматривал донесения фискалов, проверял протоколы и другую документацию коллегии.

34-35. Уголовное право Российской империи в XVIII в. «Артикул воинский» 1715 г.

1. В XVII—XVIII вв. суды при разборе уголовных дел руко¬водствовались Соборным уложением 1649 г., Новоуказными статьями о разбойных, татебных делах и убийствах 1669 г. и последующим законодательством. Новая систематизация уго ловно-правовых норм была произведена Петром I в 1715 г. при создании Артикула воинского.

Кодекс состоял из 24 глав, разделенных на 209 артикулов (статей), и был включен в качестве части 2 в Воинский устав. Артикулы содержали основные принципы уголовной ответст¬венности, понятие преступления, цели наказания, положения о необходимой обороне и крайней необходимости, перечень смягчающих и отягчающих обстоятельств.

2. Преступлением являлось общественно опасное деяние, причинявшее вред государству. Государство же защищало ин¬тересы дворян. Преступления разделялись на умышленные, не¬осторожные и случайные. Уголовная ответственность наступа¬ла только при совершении умышленных или неосторожных преступлений. 3. Преступление делилось на стадии: умысел, покушение на преступление и законченное преступление. В ряде случаев зако¬ном устанавливалось наказание уже за умысел (например, го¬сударственные преступления). Покушение на преступление могло быть оконченным и неоконченным. 4. К смягчающим обстоятельствам относились: состояние аффекта; душевная болезнь; малолетство преступника; слу¬жебное рвение, в пылу которого совершено преступление; не¬ведение и давность. Состояние опьянения, прежде бывшее смягчавшим вину обстоятельством, стало относиться к отяг¬чающим обстоятельствам. Законодатель вводил понятия крайней необходимости и необходимой обороны. Преступления, совершенные в этих условиях, не наказывались. 5. Институт соучастия в преступлении был недостаточно разработан. Соучастники обычно наказывались одинаково независимо от степени виновности каждого. 6. Артикулы включали следующие виды преступлений: • религиозные преступления: чародейство, идолопоклонст¬во, богохульство, несоблюдение церковных обрядов, церков¬ный мятеж; • государственные преступления: умысел убить или взять в плен царя, оскорбление словом монарха, бунт, возмущение, измена и др.; • должностные преступления;. ВЗЯТОЧНИЧЕСТВО, казнокрад¬ство, неплатежи налогов и др.; • воинские преступления: измена, уклонение от службы или вербовки, дезертирство, неподчинение воинской дисциплине и т. д.; • преступления против порядка управления и суда: срывание и истребление указов, подделка печатей, фальшивомонетни¬чество, подлог, лжеприсяга, лжесвидетельство; • преступления против благочиния: укрывательство пре¬ступников, содержание притонов, присвоение ложных имен и прозвищ с целью причинения вреда, распевание непристой¬ных песен и произнесение нецензурных речей; • преступления против личности: убийство, дуэль, нанесе¬ние увечий, побои, клевета, оскорбление словом и др.; •имущественные преступления: кража, грабеж, поджог, истребление или повреждение чужого имущества, мошенни¬чество; • преступления против нравственности: изнасилование, мужеложство, скотоложство, блуд, кровосмешение, двоежен¬ство, прелюбодеяние, занятие проституцией. 7. Главными целями наказания по артикулам являлись уст¬рашение, возмездие, изоляция преступников и эксплуатация тру¬да преступников. Основные виды наказаний: смертная казнь; телесные нака¬зания, подразделявшиеся на членовредительные, клеймение и болезненные; каторжные работы; тюремное заключение; ли¬шение чести и достоинства; имущественные наказания (кон¬фискация имущества, штраф, вычет из жалованья). Артикулы также предусматривали церковное покаяние — наказание, за¬имствованное из церковного права. Наказания назначались в соответствии с классовой при¬надлежностью преступника. Казни совершались публично, о них предварительно объявлялось.

36 — Суд и процесс Российской империи в 1 XVIII в. «Краткое изображение процессов или судебных тяжеб» 1715 г.

Высшей судебной инстанцией был монарх. Его компетенция в сфере судопроизводства была неограниченной. Следующей инстанцией был Сенат, подчинявший себе Юстиц-коллегию (в числе всех других) и всю систему судебных учреждений. Сенат являлся высшей апелляционной инстанцией и его решения были окончательными.

Судебными функциями (по делам своих чиновников) наделялись приказы и коллегии. Коммерц-коллегия рассматривала торговые и вексельные споры. Вотчинная коллегия рассматривала земельные споры. Мануфактур-коллегия разбирала дела членов цехов (мастеров, рабочих и учеников). Камер-коллегия рассматривала финансовые правонарушения.

Юстиц-коллегия была апелляционной инстанцией для нижестоящих судов. Проводила для них работу по обобщению судебной практики и подбор кадров. Судебные органы были многообразными. В 1713 г. в губерниях учреждались ландрихтеры. С 1719 г.

страна была разделена на судебные округа, в которых учреждались надворные суды, состоявшие из президента, вице-президента и двух — шести членов суда. Надворный суд рассматривал дела по доносам фискалов, уголовные и гражданские дела города, где он учреждался. Он руководил и выступал в качестве апелляционной инстанции к нижним судам. В 1720 г.

при надворных судах учреждались прокуроры. Надворному суду подчинялись нижние суды двух видов: коллегиальные и единоличные. Их юрисдикция распространялась на дворянское сословие. Крестьян по малозначительным делам судили помещики. Горожане судились в магистратах. Духовенство в консистории при епархиальных архиереях, в духовных дел управлениях и в Синоде.

Политические дела рассматривались в Преображенском приказе или в Тайной канцелярии. В 1722 г. была проведена радикальная судебная реформа. Были упразднены нижние суды. В провинциях учреждались новые провинциальные суды, состоявшие из провинциального воеводы и асессоров.

В отдаленных от провинциального центра городах воевода назначал судебного комиссара, получавшего право рассматривать незначительные уголовные и гражданские дела. В качестве апелляционной инстанции для провинциальных судов сохранялись надворные суды, исключительным правом которых являлось рассмотрение дел, по которым назначалась смертная казнь.

Параллельно с гражданской судебной системой образовывались военные суды. Высшей инстанцией в этой системе являлся генеральный кригсрехт, рассматривавший наиболее важные дела, связанные с государственными и воинскими преступлениями. Нижней инстанцией стал полковой кригсрехт, рассматривавший все остальные дела.

Читайте также:  Патриотизм - история России

Военные суды также были коллегиальными, при каждом из них состоял аудитор, наблюдавший за законностью правосудия. Приговоры генерального кригсрехта выносились на утверждение в военную коллегию. 1. В 1697 г.

был принят указ «Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных распросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесви-детелей и о пошлинных деньгах», который нанес большой удар по состязательной форме процесса. Таким образом, с конца XVII в. в области судебного процесса доминировала розыскная форма процесса (инквизиционная).

Детальная регламентация инквизиционного процесса да¬валась в специальном Кратком изображении процессов или судебных тяжб, принятом в 1715 г. 2.

Процесс делился на три стадии (части): первая начина¬лась оповещением о начале судебного процесса и заканчива¬лась получением показаний ответчика; вторая представляла собой собственно судебное разбирательство и продолжалась до вынесения приговора; третья длилась от вынесения приго¬вора до его исполнения. 3. Первая стадия процесса — оповещение о явке в суд за¬интересованных лиц — делалась официально и в письменной форме. Претензии челобитчика и объяснения ответчика тре-бовали письменной формы и протоколировались. Судебное представительство по уголовным делам не допус¬калось. При рассмотрении гражданских дел представители могли участвовать только в случае болезни стороны.

Закон устанавливал основания для отвода судей: нахожде¬ние судьи в сговоре с одной из сторон, наличие между судьей и стороной враждебных отношений или долговых обяза-тельств.

Источник: http://topuch.ru/1-predmet-i-zadachi-istorii-gosudarstva-i-prava-rossii/index8.html

Становление прокуратуры в Российской Империи

Славный и многотрудный путь российской прокуратуры начался почти три сотни лет назад в январе далекого 1722 года указом Петра Великого.
Предыстория появления этого указа такова.

Петр I, отправляясь в Прусский поход, указом от 22 февраля 1711 года ввел вместо бывшей консилии министров новый Правительствующий сенат, главной задачей которого на первоначальном этапе было объединение местного центрального управления в единую государственную систему.

Второго марта того же года сенаторы были приведены к присяге в верном исполнении своей должности:

«Обещаюся аз перед господом богом, сотворившим всяческая, что мне честно и чисто, неленостно, но паче ревностно исполнять звание свое, в чем да поможет мне господь бог всемогущий:во-первых, верность моему государю и всему государству;

второе, правду и правый суд, как между народом, так и в деле государственном…»

Первоначально Сенат возник как орган с монолитной структурой. В его внутренней организации различались только присутствия, куда входили весь личный состав и канцелярия.

Однако в дальнейшем, ввиду того, что Сенат являлся высшим общегосударственным учреждением, имевшим исключительно широкое поле деятельности, возникла потребность в создании вспомогательных органов, которые должны были способствовать Сенату в осуществлении его функций.

С 1711 по 1722 год в Сенате появились прообразы будущей прокуратуры Российской империи: Расправная палата для расследования служебных преступлений и злоупотреблений и для контроля над местными чиновниками в области суда; обер-фискал для негласного надзора за нижестоящими учреждениями и должностными лицами, а также для защиты казенных интересов при судебных исках; генерал-рекетмейстер для приема и рассмотрения жалоб на центральные учреждения; позднее генерал-ревизор и штаб-офицеры гвардии. Однако все эти учреждения и должности не смогли решить единого и общего контроля над чиновничьим аппаратом в центре и на местах, более того, имели место даже злоупотребления самих наблюдателей.

В связи с этим 12 января 1722 года Петр Великий издал указ об учреждении прокуратуры:
«Быть при Сенате Генерал-прокурору и Обер-прокурору, а также при всякой коллегии по прокурору, которые должны будут рапортовать Генерал-прокурору».

Спустя несколько дней были введены должности прокуроров и при надворных судах. Государь, создавая прокуратуру, ставил задачу «уничтожить или ослабить зло, проистекающее из беспорядков в делах, неправосудия, взяточничества и беззакония».
Прокурорский надзор был распространен и на Правительствующий сенат.

Прокурор контролировал финансовую отчетность и ведомости коллегий. В соответствии с указом от 18 января 1722 года «Об установлении должности прокуроров в надворных судах и о пределах компетенции надворных судов в делах и по доносам фискальским и прочих людей» прокуратура была поставлена над фискальскими органами.

18 января 1722 года Петр I назначил Павла Ивановича Ягужинского первым генерал-прокурором Сената. Представляя сенаторам генерал-прокурора, император произнес крылатую фразу: «Вот око мое, коим я буду все видеть». Эту же мысль он повторил и в указе от 27 апреля 1722 года «О должности генерал-прокурора»: «И понеже сей чин — яко око наше и стряпчий о делах государственных».

Указ устанавливал основные обязанности и полномочия генерал-прокурора по надзору за Сенатом и руководству подчиненными органами прокуратуры:

«Генерал-прокурор повинен сидеть в Сенате и смотреть накрепко, дабы Сенат свою должность хранил и во всех делах, которые к сенатскому рассмотрению и решению подлежат, истинно, ревностно и порядочно, без потери времени, по регламентам и указам отправлял, разве какая законная причина к отправлению ему помешает, что все записывать повинен в свой журнал….Также должен накрепко смотреть, дабы Сенат в своем звании праведно и нелицемерно поступал….А ежели что увидит противное сему, тогда в тот же час повинен предлагать Сенату явно, с полным изъяснением, в чем они или некоторые из них не так делают, как надлежит, дабы исправили.

…И ежели в чем поманит, однако, каким образом ни есть, должность свою ведением и волею преступит, то, яко преступник указа и явный разоритель государства, наказан будет».

То, что выбор Петра I пал на Павла Ивановича Ягужинского, было вполне закономерно. Тот свободно владел несколькими иностранными языками, отличался красноречием и был наделен дипломатическими способностями.

По приказу Петра он вел переговоры с королями Дании и Пруссии, участвовал в ряде конгрессов, часто сопровождая царя в его заграничных поездках.

Умный и деятельный, Павел Иванович умел жестко отстаивать свою позицию, за что светлейший князь Меньшиков «от души ненавидел его».

Находясь в должности генерал-прокурора, П. И. Ягужинский довольно быстро занял ключевые позиции в государственных делах. По существу, он был вторым человеком в империи после Петра I. Как писал известный русский историк В. О. Ключевский, генерал-прокурор стал «маховым колесом всего управления».

Царь не мог нахвалиться своим генерал-прокурором, не раз повторяя приближенным: «Что осмотрит Павел, так верно, как будто я сам видел». А 7 мая 1724 года, в день коронации императрицы Екатерины Алексеевны, П. И. Ягужинский был удостоен ордена Св. Андрея Первозванного.

Пост генерал-прокурора Павел Ягужинский сохранил вплоть до самой своей смерти в 1736 году, хотя при преемниках Петра I в полной мере познал как взлеты, так и падения. Во время «заговора верховников» был даже обвинен в измене и арестован, но из кратковременного заточения вышел еще более могущественным.

Он достиг чина действительного тайного советника, был пожалован в сенаторы и обер-шталмейстеры. При императрице Анне Иоанновне даже получил титул графа и стал ее кабинет-министром.

Однако в последние годы своего пребывания на посту генерал-прокурора Ягужинский несколько отошел от собственно прокурорских дел, чему в немалой степени способствовала и изменившаяся политическая обстановка.

«Новое дыхание» российская прокуратура ощутила при следующем генерал-прокуроре — князе Никите Юрьевиче Трубецком.

Получив образование за границей, в молодости он состоял членом так называемой ученой дружины, объединявшейся вокруг знаменитого Феофана Прокоповича, который был одним из образованнейших людей своего времени и сразу же решительно поддержал преобразовательную деятельность Петра I.

Трубецкой участвовал в военных кампаниях против Польши и Турции, дослужился до чина генерал-майора.
28 апреля 1740 года Н. Ю. Трубецкой был назначен генерал-прокурором и оставался в этой должности в течение 20 лет.

Возглавил прокуратуру не в самое лучшее для нее время, так как преемники Петра I значительно ее ослабили. По его словам, он нашел, что «в сенатской конторе и ее многих коллегиях и прочих судебных местах, и в губерниях прокуроров почти никого нет, а в некоторых, малых, хотя и есть, токмо люди уж зело престарелые и к тому неспособные».

Преодолевая большие трудности, генерал-прокурор стремился подбирать себе «добрых и надежных помощников». Только после восшествия на престол дочери Петра Великого, Елизаветы Петровны, Н. Ю. Трубецкой получил все прежние «прерогативы верховной власти», что позволило ему значительно возвыситься.

Трубецкой был довольно жестким прокурором, искренне радея за государственные дела, он, при необходимости, смело опротестовывал решения Сената.

От подчиненных ему прокуроров он требовал, чтобы они с «наиприлежнейшим трудом крепкое и неослабное смотрение имели» за всеми делами, решения «чинили по указам» и «безволокитно», а на все нарушения и отступления от закона делали вначале устный, а если не «возымеет действие», то и письменный протест.

По поручению императрицы Н. Ю. Трубецкой выступал иногда и в роли высшего судьи в государстве. Так, он председательствовал в комиссиях, судивших Б.-Х. Миниха, А. И. Остермана, М. Г. Головкина (1741), А. П. Бестужева-Рюмина (1759).

5 сентября 1756 года за вы дающиеся заслуги императрица произвела его в генерал-фельдмаршалы. В 1760 году Н. Ю. Трубецкой покинул высший прокурорский пост, став президентом Военной коллегии. Спустя три года вышел в отставку с «полным пансионом».

По мнению современников, Н. Ю.

Трубецкой «видел падение многих своих милостивцев и благоприятелей, сам нередко участвовал в гибели их и, ловко соображаясь с переменой обстановки, всегда умел своевременно оставить ослабевшую и перейти на сторону усилившейся партии». Эти качества помогли ему в течение восьми царствований удерживать за собой посты в ряду «наиболее значительных государственных лиц».

Трудно назвать счастливой судьбу двух преемников Н. Ю. Трубецкого — Якова Петровича Шаховского и Александра Ивановича Глебова.

Читайте также:  Атаман василий ус - история России

Князь Я. П. Шаховской, за плечами которого были Русско-турецкая война, посты генерал — полицмейстера и обер — прокурора Святейшего синода, пробыл в должности генерал-прокурора немногим более года.

Указом от 16 августа 1760 года Елизавета Петровна поручила Шаховскому и Сенату содействовать ей в восстановлении в государстве «надлежащего порядка, правосудия, благосостояния и обильного добра». А 25 декабря 1761 года новый император Петр III отправил генерал-прокурора в отставку.

И хотя Екатерина II вновь призвала Я. П. Шаховского на службу, назначив его сенатором, к исполнению прежней должности он не вернулся.

Александр Иванович Глебов также числил в своем послужном списке должность обер-прокурора Синода, прежде чем 25 декабря 1761 года Петр III назначил его генерал-прокурором Сената. Будучи очень дружен с императором, А. И.

Глебов быстро занял прочное положение среди приближенных к монарху вельмож. Ему поручалась подготовка целого ряда важных узаконений.

Он являлся одним из авторов известных манифестов: от 18 февраля 1762 года «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» и от 21 февраля 1762 года об уничтожении Тайной канцелярии.

Как опытный царедворец генерал-прокурор А. И. Глебов тонко оценил обстановку во время дворцового переворота 1762 года, сразу же поддержав Екатерину II.

Он обладал исключительными способностями и трудолюбием, поэтому Екатерина, хотя и знала о его дурных наклонностях и корыстолюбии, но оставляла на высшем прокурорском посту.Более того, она поручила ему вместе с графом Н. И.

Паниным руководство только что созданной Тайной экспедицией, занимавшейся всеми политическими делами. Однако вскоре положение Глебова при дворе заметно пошатнулось, чему в немалой степени способствовали сомнительные коммерческие сделки.

После проведенного расследования Екатерина II нашла, что он в этом деле оказался «подозрительным и тем самым уже лишил себя доверенности, соединенной с его должностью». Поэтому 3 февраля 1764 года А. И. Глебов был смещен с поста генерал-прокурора с предписанием императрицы «впредь ни на какие должности его не определять».

При пятом генерал-прокуроре князе Александре Алексеевиче Вяземском началась административная реформа Российской империи, затронувшая и деятельность прокуратуры.3 февраля 1764 года Екатерина II, убедившись в исключительной честности князя Вяземского, назначила его генерал-прокурором.

Она лично написала «секретнейшее наставление», в котором четко определила его обязанности. Императрица напоминала А. А.

Вяземскому, что генерал-прокурор должен быть совершенно откровенен с государем, поскольку «по должности своей обязывается сопротивляться наисильнейшим людям», и в этом только власть императорская «одна его подпора».

Она подчеркивала, что не требует от него «ласкательства», но «единственно чистосердечного обхождения и твердости в делах». Екатерина II предостерегала генерал-прокурора от ввязывания в интриги при дворе и предлагала иметь только «единственно пользу отечества и справедливость в виду, и твердыми шагами идти кратчайшим путем к истине».

А. А. Вяземский строго придерживался данного наставления и пользовался полным доверием императрицы, что позволило ему удерживать высший прокурорский пост в течение почти 29 лет.

В отличие от своего предшественника, он деятельно руководил подчиненными ему прокурорами.

При нем были введены в действие в 1775 году Учреждения для управления губерний, которые подробно регламентировали права и обязанности местной прокуратуры.

При проведении реформы 1775 года вся территория России была разделена на 40 губерний, в каждой из которых, помимо административно-полицейских, судебных, финансово-хозяйственных учреждений, введены и должности губернских прокуроров.

В области войска Донского, которая в определенной степени служила административной моделью для создающейся Черномории, будущей Кубанской области, указом Павла I от 11 июня 1800 года в штат войсковой канцелярии была введена должность войскового прокурора.

Приняв должность, войсковой прокурор, коллежский советник и кавалер Миклашевич отметил, что в войсковую канцелярию поступает огромное число дел, с которыми она при сохранении существующего порядка не в состоянии правильно разобраться. В конце августа 1800 года прокурором совместно с войсковым атаманом был составлен проект переустройства войсковой канцелярии.

В сентябре 1800 года подготовленный проект был рассмотрен Сенатом, вследствие чего издан указ от 2 сентября 1800 года, по которому при войсковой канцелярии учреждались три экспедиции: криминальных дел, гражданских и тяжебных дел, казенных дел.

Указом от 8 октября 1800 года были введены еще три экспедиции: межевых дел, полиции и сыскное начальство.Однако эти нововведения Павла I имели недолгую жизнь. Уже в 1802 году, по ходатайству войскового атамана М. И.

Платова, войсковая канцелярия была вновь преобразована по образцу «Войскового гражданского правительства», хотя и не получила этого названия.

Председателем войсковой канцелярии являлся войсковой атаман, в ней также состояли два непременных члена и четыре асессора (по выбору). Последние избирались на три года.

Указом от 6 февраля 1804 года канцелярия войска Донского для удобства ведения дел подразделялась на три экспедиции: гражданскую, экономическую и воинскую.Воинская экспедиция рассматривала все воинские дела: списки служащих и отставных, командированных на службу, уголовные дела воинских чинов, дела походной (атаманской) канцелярии.

 Гражданская экспедиция рассматривала дела тяжебные, следственные, уголовные, крепостные, межевые и дела земской полиции.Экономическая экспедиция ведала денежным сбором по войску, вела приходы и расходы, подряды, откупы, оборочные статьи, ревизские книги и всякие денежные отчеты. За решением дел в гражданской и экономической экспедициях наблюдал прокурор. Согласно п.

11 указа «за точным сохранением обрядов и закона особенно надзирает прокурор». В соответствии с утвержденным Александром I «Штатом канцелярии войска Донского» войсковому атаману полагалось жалованье по чину в размере 1500 рублей (всего «ему на стол» — 6000 рублей), непременным членам канцелярии —  по 1800 рублей, асессорам — по 900 рублей.

Прокурору было установлено жалованье в размере 750 рублей.

Источник: http://prokuratura-krasnodar.ru/stanovlenie-prokuratury-v-rossiyskoy-imperii

Глава 2 История развития прокуратуры | Читать онлайн, без регистрации

Глава 2 История развития прокуратуры

§ 2.1. Возникновение прокурорского надзора в России

Предназначение и роль прокуратуры, ее место в системе государственных органов, принадлежащие ей функции можно проследить на основе ее исторического развития, начиная с момента ее создания как государственного органа в дореволюционной России, а затем в СССР и в РФ.

Анализ истории развития прокуратуры позволяет выделить следующие важные этапы:

дореволюционная прокуратура (1722—1917 гг.), история развития которой включает этапы:

а) возникновения и становления прокуратуры с 1722 по 1864 г.;

б) реформирования и развития ее вплоть до 1917 г. (с 1864 по 1917 г.);

прокуратура советского периода (1917—1993 гг.);

прокуратура постсоветского и современного периодов.

Считается, что прокуратура появилась в XIII—XIV веках во Франции в связи с борьбой королевской власти против своеволия феодалов и сепаратизма (ордонанс короля Филиппа IV 1302 г.).

Она была инструментом становления и укрепления абсолютизма. С первых лет существования это был сугубо обвинительный, карательный орган.

Поэтому не случайно, что именно прокуратура Франции послужила образцом для создания аналогичных правовых институтов в других странах, в том числе в России.

Основателем прокуратуры как органа надзора за соблюдением законности в России является Петр I, который проводил активное реформирование всей структуры государственного управления, целенаправленную деятельность по созданию единого централизованного государства.

Конец XVII и начало XVIII веков характеризовались значительным ростом должностных злоупотреблений, казнокрадства и взяточничества, неисполнением царских указов со стороны органов государственного управления, всемерным возрастанием всякого рода поборов и усилением бесправия населения, что и вызывало насущную потребность в создании государственной службы по борьбе с этими негативными явлениями. В связи с этим 17 марта 1714 г. Петр I издал указ «О фискалах» – предшественниках прокуратуры, выполнявших, в сущности, прокурорские функции. За образец указанной службы Петр I взял государственные органы Германии. Обер-фискал состоял при Сенате, созданном в 1711 г. вместо Боярской думы, и доносил о деятельности Сената царю. Фискалы были учреждены и в провинции. Фискалам вменялись в обязанность борьба с казнокрадством, надзор за исполнением указов и регламентов и участие в делах, где нет челобитчика. Таким образом, уже здесь зарождались по нынешним понятиям общенадзорные функции, которые потом отошли к прокуратуре. Однако фискальная служба являлась службой сугубо тайной, поэтому она была весьма непопулярной в общественном мнении, слабо влияла на создание обстановки законности и правопорядка. Подчинение фискалов Юстиц-коллегии знаменует начало новых форм надзора, в том числе надзора за самим Сенатом. Для этих целей в 1715 г. была введена должность генерал-ревизора (для надзора за исполнением указов Сената). Дежурившие в Сенате гвардейские офицеры унаследовали некоторые функции сенатского обер-секретаря: надзор за порядком производства и законностью при решении дел Сенатом и право доносить царю о злоупотреблениях и упущениях сенаторов.

Итак, появлению прокуратуры в России предшествовало несколько различных форм надзорной власти: фискалы, генерал-ревизоры, обер-секретарь Сената, дежурные гвардейские офицеры в Сенате, не считая того, что надзорные функции в той или иной мере осуществляли и сам царь, и Сенат.

В 1722 г. Петр I ввел новый государственный институт, ранее не существовавший в России, – прокуратуру. 18 января 1722 г. Петр I издал указ «Об установлении должности прокуроров в надворных судах». Основные цели, которые преследовал Петр I, создавая в России органы прокуратуры, – недопущение и борьба с казнокрадством и волокитой в государственных делах.

Средства, используемые прокурорами, носили уже тогда чисто надзорный характер. По замыслу императора прокурорский надзор был сформулирован как институт контроля за деятельностью государственного аппарата, и в первую очередь – за Сенатом.

В Именном Высочайшем Указе Петра I Правительствующему Сенату отмечалось: «Надлежит быть при Сенате Генерал-прокурору и Обер-прокурору, а также во всякой Коллегии по Прокурору, которые должны будут рапортовать Генерал-прокурору». Спустя несколько дней были введены должности прокуроров и при надворных судах. Вслед за этим 27 апреля 1722 г. Петр I издал указ «О должности Генерал-прокурора».

Указ устанавливал основные обязанности и полномочия Генерал-прокурора по надзору за Сенатом и руководству подчиненными органами прокуратуры. Прокуроры были учреждены в каждой коллегии, а также на периферии.

Так возникла надзорная функция прокуратуры, которая многие годы доминировала в ее деятельности. Появилась и функция надзора за судом, которая затем получила дальнейшее развитие. Надзор имел важный отличительный признак, позволяющий выделить его из иных видов государственной деятельности.

Читайте также:  Россия и европа в xvii веке - история России

Этот признак заключался в том, что прокурор не пользовался решающим голосом ни по одному административному вопросу: средства прокурора носили чисто надзорный характер, и основным среди них являлась так называемая протестанция, т. е. принесение протеста в орган, нарушивший закон, или в вышестоящий орган.

Генерал-прокурор непосредственно надзирал за тем, чтобы высший государственный орган – Сенат – рассматривал все относящиеся к его компетенции дела, действовал в строгом соответствии с Регламентом и императорскими указами.

Генерал-прокурор наделялся полномочиями и в сфере правотворчества: предлагал Сенату принимать решения по вопросам, не урегулированным правом. Ему подчинялись обер-прокурор, прокуроры коллегий Сената, провинций. Он же был подотчетен только императору.

Надзирала прокуратура за законностью деятельности и других государственных органов и структур. Так, она вела наблюдение за интересами казны, вела надзор по арестантским делам, за местами содержания заключенных под стражей.

Прокуратура с момента ее создания и до судебных реформ Александра II была преимущественно органом общего (административного) надзора, а судебная, обвинительная или исковая деятельность составляла лишь одно из частных дополнений к функции надзора, едва намеченное в законе, слабое и незначительное на практике.

Петр I полагал, что прокуратура должна стоять на страже интересов государя, государства, церкви и всех граждан.

Создавая прокуратуру, возлагая на генерал-прокурора надзор за соблюдением интересов государства и исполнением законов, Петр I уже 17 апреля 1722 г. издал Указ «О хранении прав гражданских».

Защищая и охраняя права гражданские, Петр I, наряду с другими задачами, возлагал решение этой проблемы на прокуратуру как орган надзора.

По мнению историков, в России институт надзора включал элементы французской прокуратуры, шведских омбудсменов и немецких фискалов и чисто русские изобретения. Из Франции была заимствована главная функция – надзор за точным исполнением закона тем органом, при котором находится прокурор.

По своему назначению русский генерал-прокурор был ближе шведскому омбудсмену, основной задачей которого была защита прав и свобод населения от нарушений со стороны властей.

Однако в истории высказывалось и иное мнение о причинах возникновения прокуратуры как одного из проявлений борьбы двух начал в государственном строительстве Петра I – коллегиальности и единоначалия. Н.В. Муравьев усматривал причины учреждения прокуратуры главным образом в недостатках фискальной формы надзора.

Причина возникновения и развития органов надзора вообще и прокуратуры в частности в период петровских реформ виделась историкам и в крайнем упадке нравственности в обществе.

Никаких особых личных требований для службы в прокуратуре в тот период не определялось. Прокуроры назначались на должности Сенатом по предложению генерал-прокурора. За те или иные проступки они могли быть наказаны только Сенатом.

Сам же генерал-прокурор или обер-прокурор несли ответственность только перед императором.

При этом в Табели о рангах прокурорам были присвоены высокие классы: генерал-прокурору – третий, соответствующий генерал-лейтенанту; обер-прокурору – четвертый; коллежским прокурорам – шестой, прокурорам надворных судов – седьмой наравне с обер-фискалом.

Надзор прокуратуры, а также средства реагирования прокуроров заключались в следующем. Обнаружив нарушение, прокурор вначале устно предлагал устранить его, а если его обращение не помогало, он приносил протест.

Письменный протест поступал в тот орган, который нарушил закон и от которого зависело либо принять его или же остаться при своем мнении. При этом руководитель учреждения обязан был направить в вышестоящую инстанцию или Сенат вместе с протестом прокурора свои объяснения о причинах несогласия с прокурором.

Принесение прокурором протеста приостанавливало действие того постановления, которое опротестовывалось. Непосредственное уголовное преследование прокуратурой не осуществлялось: прокуроры наблюдали только за ходом расследования дела и имели «попечение» об арестантских делах.

В круг ведения прокуроров входил также надзор за фискалами, которые доносили обо всех замеченных ими злоупотреблениях прокурорам. Кроме того, прокуратура обладала правом законодательной инициативы.

Таким образом, по мнению историков, прокуратура создавалась в России как представительный орган императорской власти, осуществляющий от ее имени и по ее поручению повсеместный и постоянный надзор и контроль за действиями и решениями Правительствующего Сената, других центральных и местных учреждений.

Во время правления Екатерины Iвласть постепенно сосредоточилась в руках аристократии, что, соответственно, не могло не сказаться на положении генерал-прокурора, а затем и всей прокуратуры.

При Екатерине I отмечается значительный отход от установленного Петром I порядка осуществления высшего надзора прокуратуры за соблюдением законов в государстве, сужается государственное значение прокуратуры и возглавляющего ее генерал-прокурора.

Во главе правительства был установлен Верховный тайный совет, а затем Кабинет, что привело к существенному ограничению полномочий Сената. В некоторых сферах деятельности государственных органов вновь возрождается фискальная служба.

Восстановление статуса российской прокуратуры пришлось на период правления императрицы Анны Иоанновны. В сентябре 1733 г.

учреждена должность губернского прокурора, который был вправе опротестовывать незаконные действия местных властей и судов с одновременным уведомлением об этом генерал-прокурора.

Однако влияние прокуроров на местах было утрачено, и придать прокуратуре статус, какой она имела при Петре I, не удавалось.

Вторично прокуратура была отменена в регентство Анны Леопольдовны. 15 декабря 1740 г. был издан Указ об утверждении обер-прокуроров в Сенате и Святейшем Синоде, которым упразднялась должность генерал-прокурора, а обер-прокурора оставлена без подчиненных.

Попытка восстановить статус прокуратуры была предпринята императрицей Елизаветой Петровной. Однако существенной проблемой того периода истории развития прокуратуры стал недостаток и подбор надлежащих кадров. В докладе императрице Елизавете Петровне генерал-прокурор Н.Ю.

Трубецкой проблему отсутствия кадров характеризовал следующим образом: «Ныне в сенатской конторе и во многих коллегиях и в прочих судебных местах и губерниях прокуроров почти никого нет, а в некоторых малых, хотя и есть, токмо люди уже зело престарелые и к тому неспособные».

И только при Екатерине II роль прокурора вновь стала возрастать.

С разделением Сената на департаменты генерал-прокурор охватывает своим контролем всю их деятельность, а к концу XVIII века, продолжая оставаться органом надзора, фактически становится высшим органом управления общей компетенции.

Перед прокуратурой ставились задачи защиты государства и справедливости, в том числе и защиты интересов подданных Российского государства. Генерал-прокурору было поручено ведение важнейших государственных дел, включая в ряде случаев и вопросы отправления правосудия.

В «Учреждении для управления губерний Российской империи» от 7 ноября 1775 г.

предусматривалась специальная глава «О прокурорской и стряпческой должности», в которой устанавливались широкие полномочия прокуроров по общему и судебному надзору, а также надзору за местами лишения свободы, конкретизировались должностные обязанности.

Согласно указанному акту, прокуроры осуществляли: 1) охранение общего благоустройства в губернии; 2) надзор по казенному управлению; 3) надзор по суду и расправе. Следовательно, у прокуроров сохранялась общенадзорная функция и вводилась функция надзора за судами.

В целом в период правления Екатерины II основными задачами российской прокуратуры были: осуществление надзора за соблюдением законов, за деятельностью присутственных мест, судебного надзора, защиты прав граждан, охраны интересов государства (императорского величества), борьбы со взяточничеством, надзора за местами лишения свободы и соблюдением прав лиц (на гуманные условия содержания), пребывающих в них.

В период правления Павла Iштаты прокуратуры были значительно сокращены. Однако в целом статус прокуратуры сохранял первостепенное значение в государстве. Это был активно действующий правительственный орган, а генерал-прокурор был одновременно министром юстиции, министром финансов и министром внутренних дел.

Таким образом, в отдельные периоды российской истории генерал-прокурор выступал не только как блюститель законов, но и как министр финансов, внутренних дел. Особенно наглядно это проявилось во времена царствований Екатерины II и Павла I. Начиная же с 1802 г. генерал-прокурор стал одновременно и министром юстиции.

Во время царствования Александра I(1801—1825 гг.) деятельность органов прокуратуры была существенно усилена. Согласно Циркулярному ордеру от 22 сентября 1802 г.

были расширенны полномочия губернских прокуроров: им были прибавлены «подробные ведомости по делам о должностных и общеуголовных преступлениях», а в ведомостях о «колодниках» должны были уточняться сведения о режиме их содержания и состоянии тюрем.

Ордер впервые возлагал на прокуроров надзор за следствием как особую сферу контроля. В надзоре по делам гражданским главное внимание прокуроров должно было быть сосредоточено на соблюдении подсудности и пресечении волокиты.

В целом, оценивая роль дореформенной (до судебной реформы 1864 г.) прокуратуры, следует отметить, что идея учреждения института прокуратуры в качестве универсального органа государственного контроля себя оправдала, чему может служить почти трехсотлетняя история существования и деятельности данного государственного органа в России.

Однако к первой половине XIX века прокуратура, как и большинство государственных органов царской России, находилась в сложном положении: система надзора в России сохраняла лишь относительное единство.

Наряду с генерал-прокурором высший надзор осуществлял Сенат, а на местах – губернаторы. Обер-прокуратура, осуществлявшая надзор за решением дел в Сенате, была связана с губернской прокуратурой лишь подчинением генерал-прокурору.

Не было и единого законодательного акта о прокурорском надзоре.

По мнению историков, беспомощность прокуратуры и низкий уровень законности в тот период были обусловлены не только пороками всей системы общества и бюрократического аппарата самодержавия в целом, но и недостатками самого этого института.

Во-первых, прокурорский надзор был подчинен исполнительной власти в лице одного из министров. Во-вторых, сфера надзора и функции прокуроров стали к тому времени столь обширны и неопределенны, что их добросовестное исполнение было нереально.

Все это привело к тому, что прокуратура, как и общество в целом, требовала серьезных преобразований.

Источник: http://velib.com/read_book/laskina_natalja/prokurorskijj_nadzor/glava_2_istorija_razvitija_prokuratury/

Ссылка на основную публикацию