Прибалтика под гнетом немецких оккупантов. наступление советских войск на прибалтику 1944 г. — история России

Вторая мировая война: обстановка в Прибалтике осенью 1944 г. Подготовка операции

К середине сентября 1944 г. Советские Вооруженные Силы почти полностью освободили территорию СССР и вели боевые действия далеко за пределами страны. Лишь в небольшой части советской Прибалтики и на Крайнем Севере еще хозяйничали гитлеровские захватчики.

Более чем трехлетняя оккупация принесла народам Прибалтийских республик неисчислимые бедствия.

Осуществляя свой изуверский “Генеральный план “Ост”, фашистское руководство стремилось “путем германизации подходящих в расовом отношении элементов, колонизации представителями германской расы и уничтожения нежелательных элементов” превратить советскую Прибалтику в составную часть фашистской Германии. В Литве, Латвии и Эстонии гитлеровцы уничтожили более 1 млн. 100 тыс.

советских граждан, многие десятки тысяч людей томились в концентрационных лагерях и тюремных застенках. Нацисты стремились подорвать дружбу литовцев, латышей и эстонцев с другими народами Советского Союза, лишить их тех благ, которые дала им Советская власть в 1940—1941 гг.

Однако никакие зверства гитлеровских палачей не смогли сломить волю трудящихся советских Прибалтийских республик к освобождению.

Вдохновленные победами Советской Армии, они все активнее выступали против немецко-фашистских оккупантов и их агентуры — местных буржуазных националистов.

Рабочие фабрик и заводов, невзирая на жестокие репрессии, саботировали распоряжения предпринимателей, снижали выпуск продукции. Крестьяне сжигали хозяйства немецких колонистов, срывали поставки продуктов сельского хозяйства. Ширилась партизанская борьба.

Под влиянием побед Советских Вооруженных Сил многие из тех, кто еще недавно по различным причинам сотрудничал с гитлеровцами, стали отходить от них. Возросло дезертирство в местных националистических формированиях. По данным штаба группы армий “Север”, на 10 сентября 1944 г.

в тылу гитлеровских войск находилось около 5 тыс. “местных дезертиров”, которые, по признанию немецко-фашистского командования, представляли для него потенциальную опасность.

Некоторые из них уходили из националистических воинских частей с оружием и, присоединяясь к партизанам, включались в борьбу против немецко-фашистских захватчиков.

Положение гитлеровцев в Прибалтике еще более ухудшилось в результате успешного наступления советских войск в Белоруссии. Группа армий “Север” оказалась глубоко охваченной с юга и прижатой к Балтийскому морю на относительно небольшой территории.

К середине сентября 1944 г. линия фронта протяженностью в 940 км в Прибалтике проходила от Финского залива до реки Неман через Нарвский перешеек и далее в направлении Чудское озеро, Тарту, Гулбене, Гостини, Бауска, Добеле, Расейняй. На рубеже от Финского залива до Добеле оборонялись войска группы армий “Север” под командованием генерала Ф. Шернера.

В нее входили 16-я и 18-я армии, оперативная группа “Нарва”. Южнее, на участке от Добеле до реки Неман, занимали оборону войска 3-й танковой армии группы армий “Центр”. Всего в составе прибалтийской немецко-фашистской группировки было 56 дивизий, в том числе 5 танковых и 2 моторизованные, и 3 моторизованные бригады, в ней насчитывалось 730 тыс. солдат и офицеров, 7 тыс.

орудий и минометов, 1216 танков и штурмовых орудий. С воздуха она поддерживалась 400 самолетами 1-го и частично 6-го воздушных флотов. В августе в состав группы армий “Север” прибыли три дивизии, сотни танков и штурмовых орудий и около 42 тыс. человек пополнения. Численность пехотной дивизии была доведена до 8 тыс. человек.

В Финском заливе действовали легкие силы немецко-фашистского военно-морского флота.

Гитлеровское командование стремилось во что бы то ни стало удержать Прибалтику.

Оно ясно понимало, что утрата этого стратегически важного района еще более ухудшит военно-политическое и экономическое положение Германии, неблагоприятно повлияет на ее взаимоотношения со Швецией, откуда рейх получал высококачественные стали, железную РУДУ и другое стратегическое сырье.

Потеря Прибалтики вела к резкому ухудшению базирования и затруднению боевой деятельности немецко-фашистского флота на Балтийском море. Освободив Литву, Латвию и Эстонию, советские войска получали удобные исходные рубежи для вступления в Восточную Пруссию.

Противник ожидал основных ударов советских войск у Мадоны и Валги и надеялся, что ему удастся сохранить здесь свои позиции. 5 сентября 1944 г. в ответ на вопрос Гитлера о перспективах борьбы за Прибалтику генерал Гудериан заявил: “…

исходя из создавшегося соотношения между силами противника и германскими войсками, можно предположить, что противнику не удастся прорваться ни у Мадоны, ни у Валги”. Вместе с тем руководство группы армий “Север” опасалось наступления войск 1-го Прибалтийского фронта на Ригу из района Елгавы, Добеле.

Продвигаясь здесь по кратчайшему пути, они могли перехватить все сухопутные коммуникации, ведущие в Восточную Пруссию, и изолировать от нее немецко-фашистские войска в Прибалтике.

Учитывая вероятность такого удара, гитлеровское командование сосредоточило юго-западнее Елгавы наиболее сильную группировку, включив в нее все пять танковых дивизий, которыми оно располагало в Прибалтике.

На этом участке проводились большие мероприятия по инженерному усилению обороны. Сюда также нацеливалась значительная часть авиации.

Эта группировка получила задачу прочно удерживать оборонительные рубежи, расширить коридор южнее Тукумса и обеспечить свободу сообщений группы армий “Север” с Курляндией и Восточной Пруссией.

Гитлеровцы опасались также за участок фронта, примыкавший непосредственно к реке Даугава с севера, где советские войска могли нанести удар на Ригу с востока. Беспокоило их и положение оперативной группы “Нарва”. На случай крайнего обострения обстановки планировался отвод ее войск на оборонительный рубеж “Цесис”.

Стремясь сорвать наступление советских войск, гитлеровское командование создавало глубокую позиционную оборону.

Особенно большое развитие она получила на рижском направлении севернее Даугавы, где были подготовлены четыре оборонительных рубежа, два из которых имели по две полосы.

При этом использовались обилие рек, озер, лесисто-болотистых участков местности, а также многочисленные усадьбы и хутора с каменными постройками. Все полосы и позиции были прикрыты минными полями и проволочными заграждениями.

К разгрому прибалтийской группировки немецко-фашистских войск советское командование привлекало силы левого крыла Ленинградского фронта и войска 3, 2 и 1-го Прибалтийских фронтов — 14 общевойсковых, 1 танковую и 4 воздушные армии.

Всего эти фронты имели 125 стрелковых дивизий, 7 укрепленных районов и 5 отдельных танковых и механизированных корпусов. Стрелковые дивизии Прибалтийских фронтов насчитывали в своем составе в среднем по 4 — 4,5 тыс. человек. В операции участвовали также силы Краснознаменного Балтийского флота.

Советские войска превосходили противника: в людях — в 1,3 раза, в артиллерии, танках и самоходно-артиллерийских установках — в 2,5 раза и в самолетах — в 6,6 раза.

Войска трех Прибалтийских фронтов 29 августа получили задачу сокрушить противостоявшие силы противника и продолжать освобождение территории Литовской, Латвийской и Эстонской советских республик. Общее руководство их операциями возлагалось на представителя Ставки, начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза А. М. Василевского.

Задача войск 3-го Прибалтийского фронта, которым командовал генерал И. И. Масленников, состояла в том, чтобы нанести удар главными силами из района Сангасте в направлении Валмиера, Рига. Одновременно они должны были развернуть наступление навстречу войскам 2-го Прибалтийского фронта.

2-му Прибалтийскому фронту под командованием генерала А. И. Еременко, наносившему основной удар в направлении Нитауре, Рига, предстояло во взаимодействии с другими Прибалтийскими фронтами разгромить противника непосредственно севернее реки Даугава и овладеть Ригой.

Перед войсками 1-го Прибалтийского фронта, которым командовал генерал И. X.

Баграмян, Ставка поставила задачу силами правого крыла наступать из района Бауска в направлении Вецмуйжа, Иецава, устье реки Даугава, во взаимодействии с другими Прибалтийскими фронтами разгромить рижскую группировку врага, действовавшую южнее Даугавы, и выйти на Даугаву и к побережью Рижского залива в районе Риги, перерезав пути отхода войскам группы армий “Север” в сторону Восточной Пруссии. На левом крыле они должны были в оборонительных боях измотать танковую группировку гитлеровцев и ни в коем случае не допустить ее прорыва на елгавском и шяуляйском направлениях. Кроме того, чтобы достигнуть наибольшей прочности кольца окружения прибалтийской группировки противника, командующий 1-м Прибалтийским фронтом с согласия представителя Ставки принял решение подготовить дополнительный удар в общем направлении на Джуксте, Кемери с задачей разгромить тукумскую группировку гитлеровцев, перерезать железную и шоссейную дороги Рига — Тукумс и выйти на побережье Рижского залива.

2 сентября 1944 г. была поставлена задача Ленинградскому фронту, которым командовал Маршал Советского Союза Л. А. Говоров.

Ему предстояло, передислоцировав одно армейское управление и восемь стрелковых дивизий с нарвского участка фронта в район Тарту, нанести удар из района Тарту в направлении Раквере, выйти в тыл нарвской группировке противника и в дальнейшем наступать на Таллин.

В решении этих задач содействие фронту оказывал находившийся в его оперативном подчинении Краснознаменный Балтийский флот под командованием адмирала В. Ф. Трибуца.

style=»display:block» data-ad-client=»ca-pub-7206746909524663″ data-ad-slot=»9127896632″

data-ad-format=»auto»>

Начало наступления Прибалтийских фронтов Ставка назначила на 14 сентября, а Ленинградского фронта в связи с осуществлением крупной и сложной перегруппировки войск на тартусский участок — на 17 сентября.

Сжатые сроки подготовки наступления устанавливались с целью не дать противнику времени на дальнейшее усиление обороны, преодоление которой в условиях надвигавшейся осенней непогоды и труднопроходимой лесисто-болотистой местности, пересеченной множеством рек и озер, было весьма сложной задачей.

Таким образом, главные усилия советских войск в операции сосредоточивались на разгроме рижской группировки противника. Три Прибалтийских фронта, наступая в общем направлении на Ригу, должны были охватить и уничтожить основные силы группы армий “Север”.

Наступление планировалось в полосе шириной до 500 км, что составляло около половины всей протяженности линии фронта в Прибалтике.

Оборона немецко-фашистских войск прорывалась на семи участках, составлявших 76 км, где советское командование сосредоточило около 80 процентов наступающих стрелковых дивизий со средствами усиления.

Выполняя указания Ставки, фронты развернули подготовку операции. Они сосредоточивали основные свои силы на участках прорыва. Артиллерийская подготовка атаки планировалась продолжительностью от одного до двух часов.

Однако созданная плотность артиллерии была невысокой — на 1 км прорываемого фронта в большинстве армий приходилось лишь по 120 — 160 орудий и минометов.

Читайте также:  Славяне из источников: занятия, быт, верования, взаимоотношения с соседями - история России

Танковые и механизированные войска составляли подвижные группы фронтов и некоторых армий, часть танков и САУ выделялась для непосредственной поддержки пехоты.

Задачи авиации заключались в том, чтобы вести воздушную разведку, прикрывать ударные группировки фронтов как в исходных районах, так и в ходе наступления, наносить удары по резервам гитлеровцев, дезорганизовывать управление войсками и работу транспорта противника, бороться с вражеской авиацией, сохранять свое господство в воздухе.

Ударным группировкам фронтов и армий предстояло в ходе наступления форсировать ряд водных преград. Поэтому инженерному обеспечению их действий было уделено должное внимание.

Советские войска усиленно вели разведку, и командование располагало довольно полными данными о противнике. Фронты проводили также оперативно-маскировочные мероприятия.

Однако достигнуть внезапности наступления и ввести гитлеровцев в заблуждение о направлении главного удара удалось лишь 1-му Прибалтийскому фронту.

В подготовительный период фронты провели значительную перегруппировку войск. Ленинградскому фронту большую помощь в этом оказала 25-я отдельная бригада речных катеров Краснознаменного Балтийского флота на Чудском озере.

Она переправила через пролив между Чудским и Псковским озерами более 100 тыс. человек, свыше 1 тыс. орудий и минометов и до 4 тыс. автомашин. Тем самым намного ускорилась переброска 2-й ударной армии с нарвского участка в район Тарту.

Это оказалось для противника неожиданным и в последующем поставило его нарвскую группировку в тяжелое положение.

Фронты накапливали боеприпасы, горючее и смазочные материалы, продовольствие; широкую подготовку к обеспечению операции развернула медико-санитарная служба.

В боевой подготовке личного состава главное внимание уделялось отработке быстрого прорыва вражеской обороны, форсирования водных преград. Занятия проводились на местности, схожей с той, на которой предстояло действовать войскам.

Партийно-политическая работа в частях и на кораблях велась под девизом “Освободим Советскую Прибалтику от немецко-фашистских захватчиков!”.

Она строилась с учетом обстановки, которая складывалась на фронтах, боевых задач, стоявших перед войсками, и была направлена на воспитание у воинов высокого наступательного порыва, мобилизацию их усилий на окончательный разгром врага в Прибалтике, преодоление настроений самоуспокоенности и беспечности.

Командиры, политработники, коммунисты и комсомольцы разъясняли личному составу, что для полного и окончательного разгрома немецко-фашистских захватчиков еще потребуется огромное напряжение сил.

Большое место в партийно-политической работе занимали вопросы обеспечения тесного взаимодействия сухопутных войск, авиации и флота.

Так, в войсках Ленинградского фронта в период подготовки Таллинской наступательной операции политорганы танковых, артиллерийских и авиационных соединений и частей установили тесный контакт с политорганами общевойсковых соединений, что благотворно сказалось на выполнении боевых задач.

https://www.youtube.com/watch?v=wGJs9s1KX3s

Добиваясь усиления влияния коммунистов на личный состав, политорганы проявляли заботу о росте партийных рядов за счет передовых бойцов, отличившихся в боях. В результате в войсках значительной стала партийная прослойка.

К началу наступления на 1-м Прибалтийском фронте насчитывалось 173 190 коммунистов, на 2-м Прибалтийском фронте — 113 970 и на Ленинградском — 173 433 члена и кандидата в члены ВКП(б).

Командиры и политработники много внимания уделяли подготовке к предстоящей операции нового пополнения, особенно воинов, призванных из западных областей Украины, Белоруссии и из Прибалтики, которые долгое время подвергались влиянию фашистской пропаганды. Вновь прибывавших солдат знакомили с целями и задачами предстоявших боев, героическими традициями частей и соединений. Бывалые воины делились с ними своим боевым опытом.

Учитывая характер готовившейся операции, политорганы издавали специальные листовки и памятки, в которых обобщался боевой опыт и содержались советы и рекомендации воинам. Политотдел 2-й ударной армии Ленинградского фронта, в частности, выпустил “Памятку бойцу в наступлении в лесисто-болотистой местности” и “Памятку бойцу при форсировании водных преград”.

На освобожденной территории советской Прибалтики политорганы вели большую агитационно-массовую работу среди местного населения. Они разъясняли трудящимся внутреннее и международное положение Советского Союза, разоблачали человеконенавистническую политику фашистской Германии и лживость нацистской пропаганды.

Войска фронтов всесторонне готовились к выполнению новых боевых задач. В целом они имели необходимые возможности для успешного осуществления операции.

Источник: https://agesmystery.ru/rubriki/vojny-i-tajny/vtoraya-mirovaya-vojna-obstanovka-v-pribaltike-osenyu-1944-g-podgotovka-operacii/

Прибалтика в годы Великой Отечественной войны

Прибалтика в годы Великой Отечественной войны

Воскресенье 22 июня 1941 года должно было стать приятным выходным днем. Накануне по всему Советскому Союзу прошли выпускные балы. Однако раннее утро было разорвано визгом пикирующих бомбардировщиков и приближающимися взрывами.

На рассвете войска нацистской Германии пересекли границу, началась Великая Отечественная война.

План войны с СССР получил наименование «Директива № 21. План «Барбаросса»». Планировалось в кратчайшие сроки разгромить противостоящие силы, захватить европейскую часть СССР. Группа армий «Центр» должна была взять Москву до наступления зимы.

Прибалтика стала одной из первых территорий СССР, куда пришла война.

Фрагмент немецкой карты с планом Барбаросса.

В центре план захвата Каунаса

Полная версия карты доступна для скачивания по этой ссылке
Удар вермахта оказался сокрушительным. Пограничники оказались смяты, авиация уничтожена на аэродромах, фронт прорван. В течение месяца немецким войскам удалось захватить всю Прибалтику. 24 июня был оккупирован Вильнюс, 1 июля — Рига, 28 августа — Таллин.

Объявление о начале войны

Таллинский прорыв. Трагедия у мыса Юминда

Не было никаких признаков целеустремленного и планового руководства войсками противника в целом — сопротивление оказывалось отдельными разобщенными друг от друга вражескими группами.

Многочисленные укрепления были недостаточно обеспечены гарнизонами или же не имели их вовсе. Там, где противник встречался, он оказывал ожесточенное и храброе сопротивление, стоял насмерть.

Отчёт командования 3-й танковой группы вермахта

За первые 2 месяца войны с Советским Союзом германская армия потеряла убиты­ми и пропавшими без вести более 100 тысяч человек. Это столько же, сколько во всех предшествующих кампаниях, начиная с сентября 1939 г.

К декабрю 1941 года было убито и ранено уже 740 тыс. солдат и офицеров.

Солдаты вермахта берут в плен советского пограничника

https://www.youtube.com/watch?v=xOxuoElXcr0

План ОСТ

«Вы посланы сюда не за тем, чтобы работать на благо вверенных вам народов,

а для того, чтобы выжимать все возможное…»

Страны Прибалтики играли в планах Гитлера заметную роль. Контроль над регионом позволил немецкому флоту установить контроль над большей частью Балтийского моря. Прибалтика стала крупной базой снабжения Германии. Отсюда в Рейх поступали большие объемы продовольствия и нефтепродуктов.

Предполагалось, что эстонцы, латыши и литовцы могут пригодиться при колонизации захваченных территорий, поскольку «усвоили по меньшей мере основные понятия европейской культуры». Впрочем, это относилось не ко всем. 100% евреев планировалось убить, аналогичная судьба должна была постичь 40–50% поляков.

Мы в высшей степени заинтересованы в том, чтобы ни в коем случае не объединять народы восточных областей, а наоборот дробить их на возможно более мелкие ветви и группы. Что же касается отдельных народностей, то мы не намерены стремиться к их сплочению и численному росту, а тем более к постепенному привитию им национального сознания и национальной культуры.

«Долгосрочный план онемечивания «Остланда» не должен вести к общему повышению жизненного уровня всего живущего там населения. Привилегиями в этом отношении могут пользоваться только живущие и поселяющиеся там немцы, а также онемечивающиеся элементы…

Необходимо сделать все для того, чтобы производить там как можно больше сельскохозяйственной продукции и поставлять ее в войска и в рейх…

Новое будет заключаться только в том, что жизненный уровень местного населения должен быть максимально низким»

Меморандум совещания Германа Геринга , 8 ноября 1941 года

«Хотя латыши в большинстве по своей расовой субстанции представляют в общем и целом пригодный материал для онемечивания (преимущественно «нордический тип»), они по своему национальному складу обладают многими негативными чертами и поэтому требуют настороженного отношения к себе со стороны немцев.

Они нуждаются в перевоспитании и до завершения процесса германизации ни в коей мере не могут приравниваться к немцам».

«Двадцатилетний план должен включать полное онемечивание Эстонии и Латвии… Я лично убежден, что это можно сделать… Хуже обстоит дело с Литвой. Здесь мы в меньшей степени можем рассчитывать на онемечивание населения. Более того, нам следует разработать общий план колонизации этой территории»

«При всей своей интеллигентности и при всех организаторских способностях латыши в политическом отношении являются незрелыми. Их политическую самостоятельность нужно с самого начала свести к минимуму… Латыши не способны подчинить свою жизнь другим идеалам, кроме как интересам своей выгоды. Используя это качество латышей, мы сможем легко манипулировать ими и тем самым препятствовать их национальному единению. До тех пор, пока не осуществлена ассимиляция, между всем немецким и латышским должна в этой стране проводиться резкая разграничительная черта. Немцы всегда должны держать латышей на расстоянии от себя.. Важную роль в онемечивании латышей должна играть их армейская служба… Через десяток лет, а возможно и раньше, онемечивание латышей уже не будет составлять проблему… Высшим принципом обращения с латышами должно быть проведение последовательной линии»

«Наша задача – не германизация Востока в старом смысле слова, не обучение местного населения немецкому языку и немецким законам. Наша задача обеспечить, чтобы на Востоке жили только люди действительно немецкой, германской крови…»

«…Латыши, литовцы и эстонцы — это низшие расы, в связи с этим обстоятельством необходимо обозначить степень отношения к этим народам».

Жизнь населения прибалтийских стран во время войны сложилась по-разному. Эвакуироваться успели немногие, оказавшиеся на оккупированной территории приняли разные стороны: одни ушли воевать на стороне СССР, другие приняли сторону Германии.

Большинство просто пыталось выжить.

Именно Прибалтика стала местом, где фашисты наиболее активно решали «еврейский вопрос».

Представителей этой национальности уничтожали не только карательные части немцев, но и добровольцы из числа местных жителей.

Именно на этих территориях нацистский геноцид евреев впервые стал тотальным. Открытое и зверское уничтожение евреев — их убивали прямо на улицах и в собственных домах, топили в воде и сжигали — были одной из особенностей Холокоста в Прибалтике.

Читайте также:  Роль иностранных интервентов в гражданской войне - история России

Уничтожением «расово неполноценных» людей занимались военизированные эскадроны смерти нацистской Германии — Айнзацгруппы, солдаты вермахта, а также местные добровольцы.

КАРТА ИЗ ОТЧЕТА АЙНЗАЦГРУППЫ А, НА КОТОРОЙ ЭСТОНИЯ ПОКАЗАНА КАК «ОЧИЩЕННАЯ ОТ ЕВРЕЕВ». ЦИФРЫ — ЧИСЛО УНИЧТОЖЕННЫХ ЕВРЕЕВ.Балтийские охранные батальоны были созданы зимой 1941–1942 годов. Предполагалось разместить их в тылу, а немецкие подразделения отправить на фронт.

Позже планы частично изменились — с 1942 года эстонские батальоны отправились воевать с Красной Армией.

Охранные батальоны получали немецкое обмундирование и армейское вооружение, проходили военную подготовку под руководством немецких офицеров и затем выполняли боевые задачи — от охраны объектов до проведения карательных экспедиций в партизанских районах.

В Литве был сформирован 21 полицейский батальон численностью до 350400 человек в каждом. Все батальоны находились в ведении войск СС.

Части из добровольцев активно привлекались к уничтожению еврейского населения, причем не только в Прибалтике, но и в Белоруссии, Польше, Украине, а также прилегающих областях России.

На фото: жители стран Прибалтики воюют на стороне Германии

За годы войны миллионы людей погибли в концлагерях. Несколько из них были расположены в Прибалтике.

Наиболее известен расположенный неподалеку от Риги лагерь Саласпилс (Polizeigefängnis und Arbeitserziehungslager Salaspils).

В сутки узник получал одну чашку супа из овощных отходов и 150–300 граммов хлеба из зерна и опилок. Обязательная трудовая смена длилась 14 часов

Неподалеку от города Саласпилс находилось несколько концлагерей. В одном из них содержались пленные советские солдаты. В другом, более известном как «детский лагерь смерти», содержались малолетние узники. Сначала, в 1942 году, фашисты свозили в лагерь евреев. Позже в лагерь стали доставлять военнопленных Красной Армии.

В 1943 году в Салапилс стали помещать крестьян, женщин и детей, вывезенных во время карательных операций из Белоруссии, а также Псковской и Ленинградской областей. Взрослых фашисты отправляли в Германию на принудительные работы, детей — в Саласпилс. По рассказам очевидцев, в лагере детей использовали в качестве доноров крови для лечения немецких солдат.

Чтобы увидеть другие фотографии, потяните за фото мышкой ↔.

Схема концлагеря Саласпилс

В марте 1943 года сразу пригнали 20 тысяч советских граждан вместе с детьми. Эсэсовцы сразу же отбирали детей у родителей. Происходили ужасные сцены.

Матери детей не отдавали, немцы и латышские полицаи буквально вырывали детей из их рук… Грудных младенцев и детей до 5 лет помещали в отдельный барак, где они умирали в массовом порядке.

Только за один год таким образом погибло более трёх тысяч детей

«…детей, начиная с грудного возраста, держали в отдельных бараках, делали им впрыскивание какой-то жидкости, и после этого дети погибали от поноса. Давали детям отравленную кашу и кофе. От этих экспериментов умирало до 150 человек детей в день»

Обследовав территорию у лагеря Саласпилс в 2500 м² и при раскопках только пятой части этой территории, комиссия обнаружила 632 детских трупа предположительно в возрасте от 5 до 9 лет, трупы располагались слоями В 150 метрах от этого захоронения по направлению к железной дороге комиссия обнаружила, что на площади в 25х27 м грунт пропитан маслянистым веществом и перемешан с пеплом, содержащим остатки несгоревших человеческих костей детей 5—9 лет — зубы, суставные головки бёдерных и плечевых костей, рёбер и др

Документальный фильм «Саласпилсский шталаг»

Воспоминания узницы концлагеря Саласпилс

26 ноября 1942 г. по постановлению Государственного комитета обороны СССР был создан Литовский штаб партизанского движения во главе со Антанасом Снечкусом.

К лету 1944 г. в Литве действовало около 10 000 советских партизан и подпольщиков, сведенных в 67 партизанских отрядов. За время оккупации они уничтожили около 10 тысяч оккупантов и коллаборационистов.

В Эстонии за время оккупации были убиты, арестованы и погибли в концлагерях и тюрьмах 5600 партизан, подпольщиков и членов их семей

Самым многочисленным партизанское движение было на территории Латвии.

Там были крупные партизанские соединения Вилиса Самсонса, которые осуществляли серьезные военные мероприятияАлександр Чапенко, историкСпустя 3 года, к лету 1944 года ситуация в корне изменилась.

Войска Красной Армии нанесли ряд чувствительных поражений немецкой армии, освободили большую часть ранее захваченной территории СССР и приблизились к Прибалтике. Оборону здесь держала группа армий «Север».

Силы сторон

СССР против Германии в битве за Прибалтику:
пехота, танки, артиллерия…

1 200 единиц бронетехники

Призыв к соотечественникам

«Все, кому дорога Родина, поднимайтесь на борьбу против фашистских угнетателей! Всемерно помогайте Красной Армии, несущей освобождение латышскому народу!

Срывайте все мероприятия оккупационных властей! Уклоняйтесь от мобилизации в армию и на трудовую повинность, проводимую гитлеровскими захватчиками! Не допускайте угона населения в фашистское рабство! Препятствуйте разграблению врагом народного богатства Советской Латвии! Не допускайте демонтирования оборудования предприятий! Срывайте погрузку и отправку в Германию награбленного добра!»

Источник: https://www.rubaltic.ru/specialprojects/pribaltika-v-ogne/

Чёрный миф о «советской оккупации» Прибалтики

Как известно, нынешние страны Балтии — Эстония, Латвия и Литва, судьба которых в 20 веке почти одинакова, — придерживаются в настоящий момент и одинаковой историографической политики в отношении этого периода.

Прибалтийские государства свою независимость де-юре отсчитывают не с 1991 года, когда отделились от СССР, а с 1918, — когда получили независимость впервые. Советский период — с 1940 по 1991 год — трактуется не иначе как советская оккупация, в период которой с 1941 по 1944 была также «более мягкая» немецкая оккупация.

События 1991 года трактуются как восстановление независимости. На первый взгляд, всё логично и очевидно, но при детальном изучении можно прийти к выводу о несостоятельности этой концепции.

Для того, чтобы суть рассматриваемой проблемы была более понятна, необходимо привести предысторию и обстоятельства становления государственности всех трёх стран в 1918 году.Независимость Латвии была провозглашена 18 ноября 1918 года в оккупированной немецкими войсками Риге, независимость Эстонии — 24 февраля 1918 года, Литвы — 16 февраля 1918 года.

Во всех трёх странах после этого два года шли гражданские войны, или, в традиции самих стран Балтии — войны за независимость. Каждая из войн завершилась подписанием договора с Советской Россией, согласно которому она признавала независимость всех трёх стран и установила с ними границу.

Договор с Эстонией был подписан в Тарту 2 февраля 1920 года, с Латвией — в Риге, 11 августа 1920, и с Литвой — в Москве, 12 июля 1920 года. Позже, после аннексии Польшей Виленского края, СССР продолжал считать его территорией Литвы.Теперь о событиях 1939-1940 годов.

Для начала следует упомянуть о документе, который современная прибалтийская историография напрямую связывает с присоединением Прибалтики к СССР, хотя имеет он к нему лишь косвенное отношение. Это — договор о ненападении между СССР и нацистской Германией, подписанный народным комиссаром иностранных дел СССР В. М.

Молотовым и министром иностранных дел Германии И. Риббентропом в Москве 23 августа 1939 года. Договор также известен под названием «Пакт Молотова-Риббентропа». В нынешнее время принято осуждать не столько сам пакт, сколько приложенный к нему секретный протокол о разделе сфер влияния.

Согласно этому протоколу, в сферу влияния СССР отошли Финляндия, Эстония, Латвия и восточные территории Польши (Западная Белоруссия и Западная Украина); позднее, — при подписании 28 сентября 1939 года Договора о дружбе и границе в сферу влияния СССР отошла и Литва.
Молотов подписывает договор о ненападении. 23 августа 1939Значит ли это, что СССР уже спланировал включение Прибалтики в свой состав? Во-первых, чего либо из ряда вон выходящего ни в самом договоре, ни в секретном протоколе не содержится, это обычная практика тех лет. Во-вторых, пункты секретного протокола, упоминающие о разделе сфер влияния, упоминают лишь следующее:

«

В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

»

Как видим, пункт, ставящий вопрос о потенциальном вхождении территорий советской сферы влияния в состав СССР, — отсутствует. Вместе с этим, обратимся к другому подобному прецеденту — разделению сфер влияния в Европе между СССР и Великобританией после Второй Мировой войны.

Как известно, почти 50 лет в сферу влияния СССР входили государства Восточной Европы — Польша, ГДР, Чехословакия, Венгрия, Румыния и Болгария. Однако включить их в свой состав СССР не стремился, — более того, он отказал Болгарии в принятии в состав Союза. Следовательно, присоединение Прибалтики к СССР к пакту Молотова-Риббентропа никакого отношения не имеет.

Но что повлияло на данное решение советского правительства? Повлияла сильная прогерманская ориентация властей Эстонии, Латвии и Литвы и, как следствие, потенциальная угроза превращения этих стран в форпост нацистской Германии в результате добровольного допуска властями этих стран немецких войск на свою территорию, в связи с чем немцы могли бы атаковать не из-под Бреста, как это произошло 22 июня 1941 года, а из-под Нарвы, Даугавпилса, Вильнюса. Граница с Эстонией проходила в 120 км от Ленинграда, и существовала реальная угроза падения Ленинграда в первые дни войны. Приведу некоторые факты, обосновавющие опасения советского руководства.

19 марта 1939 года Германия предъявляет Литве ультиматум с требованием передачи Клайпедской области. Литва соглашается, и 22 марта подписывается договор о передаче города Клайпеды (Мемеля) и прилегающей территории Германии. Согласно тексту внутреннего меморандума шефа немецкой Службы новостей для заграницы Дертингера от 8 июня 1939 года, Эстония и Латвия согласились координировать с Германией все оборонительные меры против СССР — в соответствии с тайными статьями из договоров о ненападении между прибалтийскими странами и Германией. Помимо этого, «Директива о единой подготовке вооружённых сил к войне 1939-1940», утверждённая Гитлером, сообщала следующее: Позиция лимитрофных государств будет определяться исключительно военными потребностями Германии. «С развитием событий может возникнуть необходимость оккупировать лимитрофные государства до границы старой Курляндии и включить эти территории в состав империи».

Читайте также:  Внешняя политика ивана грозного - история России

20 апреля 1939 года в Берлине на торжествах по случаю празднования 50-летия Адольфа Гитлера присутствовали начальник штаба латвийской армии М. Хартманис и командующий Курземской дивизией О. Данкерс, а также начальник Эстонского генерального штаба генерал-лейтенант Н. Реек. Помимо этого, летом 1939 года Эстонию посетили руководитель Генштаба сухопутных войск Германии генерал-лейтенант Франц Гальдер и руководитель Абвера адмирал Вильгельм Франц Канарис.Помимо этого, Эстония, Латвия и Литва ещё с 1934 года состояли в антисоветском и прогерманском военном союзе под названием «Балтийская Антанта».

Дабы не допустить появление немецких войск в Прибалтике, СССР сначала на время добивается у Германии отказа от претензий на эти территории, а затем стремится поставить там свои войска. Через месяц после подписания Договора о ненападении Советский Союз последовательно заключает со странами Балтии договоры о взаимопомощи.

Договор с Эстонией был заключён 28 сентября 1939 года, с Латвией — 5 октября, с Литвой — 10 октября. С советской стороны их подписывал Молотов, со стороны прибалтийских республик — их министры иностранных дел: Карл Сельтер (Эстония), Вильгельмс Мунтерс (Латвия) и Юозас Урбшис (Литва).

Согласно условиям этих договоров, государства обязывались «оказывать друг другу всяческую помощь, в том числе и военную, в случае возникновения прямого нападения или угрозы нападения со стороны любой великой европейской державы».

Военная помощь, которую оказывал СССР Эстонии, Латвии и Литве, заключалась в снабжении армий этих стран оружием и боеприпасами, а также в размещении на их территории ограниченного контингета советских войск (20-25 тысяч человек для каждой страны). Это положение было взаимовыгодным, — СССР мог обезопасить как свои границы, так и границы Эстонии, Латвии и Литвы.

Согласно договору с Литвой, СССР также передавал Литве Виленский край, как бывшую территорию Польши (как упомянуто выше, СССР признавал его территорией Литвы, оккупированной Польшей), занятую советскими войсками в сентябре во время Польской операции.

Стоит упомянуть, что при подписании договоров на министров стран Балтии советской стороной оказывалось определённое дипломатическое давление. Однако, во-первых, если исходить из реалий времени, — это логично, ведь, когда начинается мировая война, любой рассудительный политик будет действовать жёстко по отношению к неблагонадёжным соседям, а во-вторых, даже факт имевшего места давления не отменяет законности подписанных договоров.

Подписание Договора о взаимопомощи между СССР и Латвией. 5 октября 1939 года

Размещение ограниченного контингента советских войск на территории соседних государств с согласия их правительств, пусть и в результате дипломатического давления, — не противоречит нормам международного права.

Из этого следует, что, с юридической точки зрения, вхождение республик Прибалтики в состав СССР не является следствием ввода на их территорию советских войск. В соответствии с этим, можно утверждать и об отсутствии у советского правительства планов по советизации Прибалтики.

Любые попытки доказать наличие подобных планов у советского руководства, как правило, сводятся к пространным рассуждениям об «имперской сущности» России и СССР. Я, конечно, не могу исключать возможность наличия намерений Сталина присоединить Прибалтику к СССР, однако и доказать их наличие невозможно.

Зато обратное свидетельство существует. Слова Сталина из частной беседы с генеральным секретарём исполкома Коминтерна Георгием Димитровым: «Мы думаем, что в пактах о взаимопомощи (Эстония, Латвия, Литва) нашли ту форму, которая позволит нам поставить в орбиту влияния Советского Союза ряд стран.

Но для этого надо выдержать — строго соблюдать их внутренний режим и самостоятельность. Мы не будем добиваться их советизации».

Однако весной 1940 года ситуация изменилась. Сторонники тезиса о «советской оккупации» Прибалтики предпочитают вырывать события в Прибалтике из исторического контекста и не рассматривать происходившее в то время в Европе.

А происходило следующее: 9 апреля 1940 гитлеровская Германия молниеносно и без сопротивления оккупирует Данию, после этого в течение 10 дней устанавливает контроль над большей частью Норвегии. 10 мая войска Третьего Рейха оккупируют Люксембург, после 5 дней военной операции капитулируют Нидерланды, 17 мая сдаётся Бельгия.

В течение месяца под контроль Германии попадает Франция. В связи с этим советское правительство выражает опасения относительно возможности скорого открытия Германией восточного фронта, то есть нападения на страны Прибалтики, а затем, через их территорию, на СССР.

Находившегося к тому моменту в Прибалтике контингента советских войск было недостаточно для успешного противостояния Вермахту. Осенью 1939 года, когда в странах Прибалтики были размещены советские военные базы, руководство СССР на такой поворот событий не рассчитывало.

Для исполнения условий Договоров о взаимопомощи, заключённых осенью 1939 года, необходимо было ввести на территорию Эстонии, Латвии и Литвы дополнительный контингент войск, который будет в состоянии оказать сопротивление Вермахту, и, соответственно, оказать таким образом помощь странам Балтии, которая предусматривалась в договорах.

При этом, прогерманская ориентация властей этих государств продолжалась, что по существу могло рассматриваться как несоблюдение этими государствами договоров о взаимопомощи. Из Балтийской Антанты эти государства не вышли.

Помимо этого, Латвия и Эстония во время Советско-финской войны оказывали помощь Финской армии, перехватывая советские радиосигналы (несмотря на то, что суда РККФ, участвовавшие в военных действиях против Финляндии, выходили в Финский залив из военно-морской базы возле города Палдиски в Эстонии).

В связи с вышеизложенными обстоятельствами, Советский Союз предпринимает довольно жёсткие, но совершенно обоснованные действия по отношению к прибалтийским соседям.

14 июня 1940 года СССР предъявляет Литве ноту, где в ультимативной форме требует в течение 10 часов сформировать дружественное СССР правительство, которое исполнит Договор о взаимопомощи и организует свободный пропуск на территорию Литвы дополнительного контингента советских вооружённых сил.

Литовское правительство отвечает согласием, и 15 июня дополнительные советские части входят в Литву. 16 июня аналогичные требования были предъявлены Эстонии и Латвии. Согласие также было получено, и 17 июня советские войска входят и в эти страны. Именно ввод дополнительных войск в июне 1940 года принято считать началом «советской оккупации».

Однако действия Советского Союза абсолютно правомерны, так как соответствуют записанному в договорах о взаимопомощи положению, согласно которому страны «обязуются оказывать друг другу всяческую помощь, в том числе и военную, в случае возникновения прямого нападения или угрозы нападения со стороны любой великой европейской державы».

В июне 1940 года угроза нападения сильно возросла, значит и войска, предназначенные для оказания помощи в случае возникновения потенциальной угрозы, должны были быть увеличены соответствующим образом! Данное обстоятельство обосновывает действия советского правительства по направлению ультиматумов. Что касается того, были ли эти действия оккупацией (ряд политиков использует и понятие «вооружённая агрессия» или даже «нападение»), — на ввод дополнительных войск было дано пусть и не вполне добровольное, но согласие правительств Эстонии, Латвии и Литвы. Выбор у них в данном случае был, — они могли не принять ультиматумы и оказать Красной армии сопротивление. А могли даже не оказывать, — в этом случае всё равно получилось бы так, что Красная армия вошла на их территорию без согласия. Тогда ещё можно было бы говорить о советской оккупации. Но получилось иначе. Войска были допущены с официального согласия. Следовательно, и об оккупации речи быть не может.

                Советские войска входят в Ригу. 17 июня 1940 года

Перед вводом войск были заключены дополнительные соглашения между СССР и странами Прибалтики, в которых был определён порядок ввода и расположения советских воинских частей, а в координации войск участвовали офицеры Эстонской, Латвийской и Литовской армий.

Президент Латвии Карлис Ульманис 17 июня в 22 часа обратился по радио к народу Латвии, где сообщил, что ввод советских войск происходит «с ведения и согласия правительства, что следует из дружественных отношений между Латвией и Советским Союзом».

Исполняющий обязанности президента Литвы Антанас Меркис аналогичным образом известил литовцев.

Сторонники обратной точки зрения предпочитают здесь провести параллель с немецкой оккупацией Чехословакии в марте 1939 года. Схема та же: вечером 14 марта 1939 года Гитлер предъявил президенту Чехословакии Эмилю Гахе ультиматум с требованием до 6 часов утра 15 марта подписать акт о ликвидации независимости Чехословакии.

При этом Гаха был поставлен перед фактом, — ночью немецкие войска перейдут границу с Чехословакией. На президента оказывалось давление и угроза расстрела в случае отказа. Рейхсминистр авиации Герман Геринг угрожал стереть Прагу с лица земли ковровой бомбардировкой. Через четыре часа Эмиль Гаха подписал согласие. НО!..

Во-первых, ультиматум был предъявлен тогда, когда немецкие войска уже получили приказ перейти границу, а советские войска не получали приказ, пока не последует ответ на ультиматум. Во-вторых, когда Гаха согласие подписал, немецкие войска границу уже перешли. Разница, думаю, очевидна.

Население Прибалтики, просоветские настроения которого были чрезвычайно сильны, встречало советские войска с ликованием. Настроения эти, благодаря произошедшим событиям, усилились, в ряде городов прошли митинги за присоединение к СССР.

Современные прибалтийские политики, занимающиеся фальсификацией истории, предпочитают утверждать, что эти демонстрации якобы были организованы и профинансированы «оккупантами», а население в массе своей якобы оказывало сопротивление.

Демонстрации в Каунасе, Риге и Таллине. Июль 1940 года

Источник: https://aloban75.livejournal.com/224961.html

Ссылка на основную публикацию