Правила о крепостных и посессионных рабочих — история России

В чем разница между посессионными и приписными крестьянами?

Каких только крестьян, оказывается, не было в России царской:

  • государственные (считались свободными, хотя к земле прикреплены были);
  • дворцовые (их владельцы – царь и члены его семьи);
  • монастырские, церковные (принадлежали церкви);
  • помещичьи (собственность помещиков разного ранга);
  • удельные (из числа дворцовых, прикреплённые к землям удельным, коими владели монарх и члены царской фамилии);
  • экономические (из монастырских, церковных, переданные во времена Екатерины II во ведение коллегии экономии)!

И все эти крестьяне имели общее название – крепостные, ибо:

  • прикреплены к земле были и находились поэтому в крепостной зависимости от её владельцев, также являясь их собственностью;
  • не имели прав гражданских, включая права на личную свободу, на землю, имущество, тогда как хозяева этих крестьян наделялись правами использовать их труд, продавать их, менять и пр.

И среди этого многообразия были ещё крестьяне, называвшиеся посессионными и приписными. Что же означали эти эпитеты, что общего было у этих крестьян и чем они отличались?

В России века XVIII начинают появляться посессионные мануфактуры, сыгравшие значительную роль в развитии промышленности. Это были частные мануфактуры, большей частью в полотняной, суконной и металлургической промышленности, основанные на праве посессионном (ПП).

ПП закрепило применение в производстве промышленном труда крепостных.

появились в конце века (хотя начало ПП восходит в более раннему периоду: к Строгановым и их уральскими заводам, век XVII).

Царским указом «купецким людям» позволялось создавать заводы и

Населявшие эти деревни крестьяне становились работниками «новосозданных» заводов и фабрик, позже их назвали посессионными, хотя более точное их наименование – крепостные рабочие (в энциклопедиях такое словосочетание встречается).

Крестьяне, коих называли приписными, тоже появились в Петровскую эпоху и тоже работали на мануфактурах, причём не только частных, но и казённых.

Правительство, заинтересованное в промышленном развитии страны, содействовало промышленникам: снабжало их силой рабочей, самой дешёвой, приписывая к мануфактурам крестьян экономических, дворцовых, а также государственных без указания срока, навечно, заменяя такой припиской подушную подать, которую они платили своим владельцам.

Но принадлежали эти крестьяне не мануфактурам, как посессионные, а прежним владельцам, правда, формально, так как фактически полноправными их хозяевами становились промышленники.

Подытожим:

  • и посессионные, и приписные крестьяне трудились на заводах и фабриках, становились той общественной средой, на базе которой формировался молодой рабочий класс;
  • посессионные продавались прежними хозяевами мануфактурам целыми деревнями вместе с землёй, на которой возводились промышленные предприятия, и принадлежали этим мануфактурам;
  • приписные не продавались – они приписывались к мануфактурам не деревнями, а поодиночке, группами, семьями, их владельцами формально оставались прежние хозяева;
  • от зависимости крепостной и те и другие были освобождены в 1861 году.

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/897102-v-chem-raznica-mezhdu-posessionnymi-i-pripisnymi-krestjanami.html

Правовая сторона реформы 1861 года — История | Рефераты

 Общие вопросы реформы

Наиболее тяжкие сословные ограничения были ликвидированы. По Общему положению, крестьяне стали иметь «права свободных сельских обывателей, как личные, так и по имуществу». Крестьяне получили право вступать в брак без разрешения помещика, заключать сделки, принимать обязательства, обращаться в суд, быть свидетелями и поручителями.

В Общем положении были закреплены такие права крестьян, как право открывать и содержать фабрики и другие промышленные предприятия, свободно заниматься ремеслом, торговлей. Следует отметить, что это положение давало возможность выделившейся верхушке крестьянства – кулачеству принимать участи в развитии капиталистических отношений в России.

Общее положение наделяло крестьян довольно полной правоспособностью: крестьяне имели право приобретать в собственность движимое и недвижимое имущество, могли отчуждать его, передавать по наследству и т.д. Следует подчеркнуть, что права «свободных сельских обывателей» крестьяне получили не сразу и не в полной мере.

В течение первых двух лет после отмены крепостного права крестьяне еще оставались в значительной зависимости от своих прежних владельцев, продолжая отбывать в пользу помещика прежние повинности.

Помещики сразу же со дня обнародования Положений теряли права продажи крестьян, отдачи их в услужение или на другие работы и право переселения крестьян и отдачи их в исправительные учреждения.

Временно обязанные крестьяне

После подписания уставной грамоты и получения вслед за этим земельного надела между помещиком крестьянами возникали обязательные поземельные отношения. Помещики сохраняли право собственности на всю прежнюю землю.

Крестьяне же за полученные по реформе в использование земельные наделы отбывали барщинную или оброчную повинность. Эти крестьяне назывались временно обязанными и, по сути, оставались зависимы от помещика.

Только после заключения выкупной сделки или выкупа земли (а это они могли сделать только с разрешения помещика) они переходили в разряд крестьян собственников и переставали отбывать феодальную повинность.

По отношению к временно обязанным крестьянам помещик имел и другие права. Так, гл. 6 Общего положения сохраняла за помещиками права вотчинной полиции: право надзора «за охранением общественного порядка и общественной безопасности».

Кроме того, помещик получал право контроля, надзора за органами крестьянского самоуправления, учрежденными по реформе сельскими и волостными сходами.

Помещик имел право требовать смены сельских старост и других лиц сельской администрации; сельский староста обязан был безотлагательно выполнять требования помещика по целому ряду вопросов; помещик имел право требовать отмены мирского приговора и созыва сельского схода и т.д.

Крестьяне-собственники

После выкупа земельных наделов (либо после заключения выкупной сделки) крестьяне переходили в разряд крестьян-собственников. Сроки перехода крестьян на выкуп не были определены Положениями и зависимы от воли крестьян перевод из состояния временно обязанных затянулся на многие годы и десятилетия. В 1870 году количество временно обязанных крестьян составляло 32,54 %.

В 1881 году царское правительство задало закон об обязательном переводе крестьян на выкуп и о прекращении временно обязанного состояния с 1 января 1883 года.

В течение первых 9 лет после объявления реформы крестьяне-собственники не имели права продавать свои земельные наделы, уставные грамоты заключались не с отдельными, а с сельским обществом – миром. Мир отвечал круговой порукой за все платежи, подати и повинности, отбываемых крестьянами.

Крестьянин не имел права свободно уйти из сельского общества. Глава 5 Общего положения дает подробный перечень многочисленных условий выхода из мира.

Органы крестьянского управления

Согласно Положениям в селах для бывших помещичьих крестьян создавались органы крестьянского самоуправления. Все крестьяне – домохозяева сельского общества – составляли сельский сход – низшее звено системы органов крестьянского управления.

Сельский сход избирал сельского старосту и других должностных лиц. кроме того, ведению сельского схода принадлежали вопросы о порядке и своевременности отбывания различного рода повинностей, увольнения членов общества и приеме в него; о пользовании землей, взыскание недоимок и др.

Сельские органы подчинялись волостному управлению, земской полиции и органами администрации.

Несколько сел объединялись в волости, где создавались волостной сход во главе с волостным старшиной, волостное управление и сословный крестьянский волостной суд.

Волостной сход решал хозяйственные и финансовые вопросы, ведал раскладкой повинностей.

Создание сословно-крестьянского суда ярко свидетельствует о сохранении значительных элементов феодального строя. Волостной суд имел право разбирать имущественные споры между крестьянами (до 100 рублей) и судить крестьян за мелкие преступления, совершенные в отношении крестьян же.

В качестве наказания волостной суд мог приговаривать к общественным работам на срок до 6 дней, аресту до 7 дней, штрафу до 3 рублей и телесным наказаниям до 20 ударов розгами.

Согласно Положениям для реализации крестьянской реформы и для контроля над органами сельского управления были созданы специальные учреждения, ведавшие крестьянскими вопросами: мировые посредники, уездные мировые съезды из мировых посредников и губернские присутствия по крестьянским делам.

Мировые посредники назначались из наиболее развитых и богатых помещиков данной местности. Они намечались уездным дворянским собранием, представлялись губернатором и утверждались Сенатом.

Мировым посредникам поручалось наблюдение за органами крестьянского управления. Так, органы сельского и волостного самоуправления обязаны были бесприкословно исполнять все требования мировых посредников. Волостной старшина в своей должности утверждался мировым посредником.

Условия освобождения других категорий крестьян от крепостной зависимости

Реформа 1861 года затронула всех крестьян. В отношении дворовых крестьян было издано специальное положение, по которому они освобождались без земли и без выкупа. Однако и в отношении дворовых крестьян принцип постепенности освобождения от крепостной зависимости был сохранен.

Положение о дворовых крестьянах устанавливало, что названные крестьяне должны были в течении двух лет работать на помещика и только после этого они могли получить освобождение без земли и без выкупа.

Были приняты специальные дополнительные правила об устройстве крестьян без земли в случае, если этой земли у них мало. Они также имели право крестьян такими земельными наделами, размеры которых были меньше душевой нормы.

Специальные дополнительные правила были установлены в отношении посессионных и крепостных рабочих. На них также распространялось Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, однако имелись некоторые особенности.

Крепостные и посессионные рабочие, как правило, не 6наделялись землей. Крепостные рабочие получали усадьбу и полевой надел только в том случае, если они пользовались ими до реформы. Такие же права были и у мастеровых и посессионных рабочих. Почти одновременно с помещичьими крестьянами были освобождены от крепостной зависимости удельные и государственные крестьяне.

Удельные крестьяне были освобождены в 1863 году с наделом несколько большим, чем надел помещичьих крестьян, однако у них отрезали часть земли. Удельные крестьяне были переведены на выкуп сразу.

Государственные крестьяне также были освобождены от крепостной зависимости с земельными наделом, причем государственным крестьянам, как правило, сохранялся тот земельный надел, которым они пользовались ранее.

По специальному указу 1863 года для крестьян западных губерний Украины и Белоруссии прекращалось состояние временно обязанных. Они были переведены в разряд крестьян-собственников, земельные нормы для них были увеличены.

В 1863 году в связи с вспыхнувшим в Польше восстанием царское правительство вынуждено было провести в Польше аграрную реформу на лучших для крестьян условиях, нежели в русских губерниях.

Ключевые слова страницы: как, скачать, бесплатно, без, регистрации, смс, реферат, диплом, курсовая, сочинение, ЕГЭ, ГИА, ГДЗ

Источник: http://ReferatZone.com/load/referaty/istorija_i_pravo/pravovaja_storona_reformy_1861_goda/23-1-0-577

КРЕПОСТНО́Е ПРА́ВО (КРЕПОСТНИЧЕСТВО)

Крепостное право (или крепостничество) – в русской исторической и общественно-политической терминологии распространенное обозначение наиболее суровой формы внеэкономического принуждения и зависимости, прежде всего, крестьян, которая предусматривает прикрепление к земле (месту жительства, общине, владельцу и т.п.), сильное ограничение гражданских, имущественных, семейных и других прав. В своих самых жестких проявлениях крепостная зависимость приближается к рабству. Имеет аналоги в западноевропейской феодальной системе, например, «серваж» во Франции или «вилланство» в Англии, но совпадает с ними по значению не полностью. Принято считать, что государственная система крепостного права в России стала законодательно оформляться в 1497 году и была отменена в 1861 году.

Читайте также:  Изменения в общественном сознании. нюрнбергские процессы. - история России

Терминология

Несмотря на звучание, близкое к названию отрасли или области права, а также похожее на юридический термин, понятие «крепостное право» не употреблялось в русском законодательстве. Оно стало использоваться помещиками со второй половины XVIII века для констатации своих прав собственности на землю и крестьянские души.

Является производным от слова «крепость» в значении «документ, удостоверяющий право собственности на недвижимое имущество», и вторичным по отношению к издавна существовавшему определению «крепостной человек», каким обозначали лично зависимых людей (первоначально – холопов).

В сочинениях историков и правоведов, а также в публицистике и художественной литературе в XIX веке выражение «крепостное право» использовалось как выразительный синоним имевших более строгое юридическое значение и употреблявшихся официально сочетаний «крепостное состояние», «крепостная зависимость».

Еще более поздним по происхождению и однозначно негативным было выражение «крепостничество», которое появилось в дискуссиях середины XIX века, сначала использовалось для обозначения взглядов, образа мыслей, поведения «крепостников» — последовательных противников предоставления крестьянам гражданских прав и свобод, а потом приобрело второе значение, синонимичное «крепостному праву». Таким образом, 19 февраля 1861 года не произошло «отмены крепостного права» или «ликвидации крепостничества», несмотря на широкое употребление подобных словосочетаний в научной, учебной, популярной, художественной литературе. Официально царский Манифест 19 февраля даровал «крепостным людям» права, предусмотренные для «состояния свободных сельских обывателей», а Положения 19 февраля дополняли этот Манифест разъяснением порядка и условий выхода крестьян «из крепостной зависимости».

«Крепостное право» и «крепостничество» прочно вошли в русскую юридическую и общественно-политическую терминологию в условиях господства сначала либеральной, а затем марксистской исторической парадигмы, в которых они стали важнейшими понятиями отечественной и всемирной истории. Сохраняют они общеупотребительное значение и в настоящее время. В течение XIX-XX веков эти выражения стали использоваться не только по отношению к лично зависимым от частных владельцев крестьянам России. Они были распространены:

1) на иные территории и страны, чему особенно способствовало употребление этих терминов в выступлениях и сочинениях В.И. Ленина, в переводах на русский язык классиков марксизма, например, известного выражения Ф. Энгельса «второе издание крепостничества»;

2) на более ранние эпохи, предшествующие оформлению крепостных порядков в России, в том числе на Древнюю Русь;

3) на иные категории русских крестьян, которые не попали в личную зависимость к частным владельцам, но на которые, тем не менее, распространялся «государственный феодализм» и «государственное крепостничество»;

4) на основную массу рядового торгово-ремесленного населения городов, которое было «прикреплено» к своим посадам, слободам и прочим местам жительства;

5) на всё население страны, принадлежавшее ко всем сословиям, в том числе привилегированным (дворянство, духовенство), «крепким» своим обязанностям перед государством;

6) другие варианты толкований, предусматривающие, например, существование «крепостного права» или его отдельных «проявлений», «форм», «пережитков» и т.п. после официальной отмены или сближение понятий «крепостничество» и «феодализм» до уровня синонимов.

Многообразие содержания, вкладываемого в понятия «крепостного права» и «крепостничества», приводит к разночтениям и разногласиям среди исследователей. Все перечисленные расширительные толкования этих понятий являются дискуссионными, имеют более или менее широкий круг сторонников и противников.

Так, теория «закрепощения сословий» и соответственно их последующего «раскрепощения» была популярна в русской дореволюционной историографии, была воспринята в зарубежной, но решительно отвергалась в марксистской как недопустимая в отношении к господствующим классам, а на современном этапе она возрождается на новом уровне у ряда отечественных авторов.

Уже в марксистской парадигме развернулись и продолжаются ныне споры о хронологических и территориальных рамках крепостничества, о наличии крепостных отношений в государственной деревне.

В исторической литературе обращено пристальное внимание на то, как посадское население в XVII веке прикреплялось к посадам и государеву тяглу, что посадские люди по Уложению 1649 года потеряли право самовольно покидать место жительства или менять род занятий, что вводился бессрочный сыск беглых посадских людей.

Однако процесс ликвидации крепостных порядков в городах освещен гораздо слабее. Единственной сферой существования крепостничества, фактическую сторону которой можно считать реконструированной и общепризнанной без принципиальных дискуссий, является изменение правового положения зависимых крестьян вотчинников и помещиков, то есть крепостное право – «крепостное состояние» в более узком первоначальном значении.

История крепостного права в России

До XV века внеэкономическое принуждение землевладельцев в отношении крестьян в русских землях не включало запрета на уход от одного владельца к другому при отсутствии долговых претензий, выполнения оговоренных рентных обязанностей или иных условий.

Первые ограничения этого права, видимо, уже существовавшие в отдельных местностях и вотчинах, были зафиксированы на государственном уровне в письменном законе в 1497 году.

В Судебнике великого князя Ивана III устанавливалась, кроме выполнения всех прочих обязательств, уплата бывшему владельцу специальной платы – «пожилого» за прожитое на его землях время (это могла быть скрытая форма купли-продажи землевладельцами права на эксплуатацию труда данного крестьянина).

Кроме того, все расчеты крестьянина с землевладельцем и сам переход приурочивались к определенному времени по окончании годичного цикла полевых работ – за неделю до и в течение недели после Юрьева дня осеннего, который отмечается как церковный праздник 29 ноября (по юлианскому календарю).

Нормы об уплате «пожилого» и ограничении сроков крестьянского перехода были повторены и уточнены в Судебнике 1550 года, принятого при Иване Грозном. В конце его царствования, предположительно с 1581 года, устанавливается режим «заповедных лет», временно запрещавший переход крестьян даже в Юрьев день.

До сих пор не установлено, вводились ли «заповедные годы» одним указом сразу и на всей территории страны или разновременными распоряжениями по отдельным местностям, например, по мере проведения переписи податного населения.

По крайней мере, указ 24 ноября 1597 года устанавливал окончательное прикрепление крестьян к месту обитания и землевладельцу на основании «писцовых книг», составленных в ходе переписи. Однако сами хозяева сбежавших, самовольно перешедших или насильно вывезенных иными владельцами крестьян могли требовать их возвращения только в течение определенного срока – «урочных лет».

Первоначально продолжительность срока сыска крестьян устанавливалась в 5 лет, но со временем увеличивалась, пока по требованию, прежде всего, дворян-помещиков Соборное уложение, составление и редактирование которого закончилось на Земском соборе 29 января 1649 года, не сделало окончательно сыск крестьян бессрочным, их крепостное состояние — потомственным, а право собственности их владельцев – наследственным. Большинство историков полагают эти нормы свидетельством окончательного закрепощения крестьян в России. Положению крестьян в этом своде законов отводилась не только отельная XI глава «Суд о крестьянах», включавшая 34 статьи, а еще 77 статей, размещенные в 16 главах. За укрывательство беглых вводился штраф в 10 руб. Судебное представительство крепостных крестьян в имущественных спорах отменялось, поскольку их имущество стало рассматриваться как собственность помещика или вотчинника. Однако, и согласно Соборному уложению владелец поместья не имел право посягать на жизнь крестьянина и лишать его земельного участка. Допускалась передача крестьянина от одного владельца к другому, но в таком случае крестьянин должен быть снова «посажен» на землю и наделён необходимым имуществом. Положение крестьян не приравнивалось к положению холопов, которому была посвящена отдельная XX глава «Суд о холопах», состоявшая из 119 статей. Сближение и фактическое слияние этих категорий происходит уже в начале XVIII века, когда те и другие были положены в подушный оклад, стали учитываться вместе в ходе переписей-«ревизий» (1718-1724 годы). Для контроля за крестьянами в 1724 году была введена паспортная система, позволявшая выявлять беглецов и самовольных «сходцев». Это, несомненно, способствовало распространению на крестьян некоторых принципов холопьего права, введению практики перевода крестьян в дворовые слуги и наоборот, лишению части крестьян средств производства и земельного надела, появлению возможности продажи без земли не только дворовых, но и крестьян. Введение рекрутской повинности дало помещику дополнительные возможности принуждения и наказания крестьян, которых он мог сдать в рекруты. Кроме того, он получил право ссылать без суда крестьян в Сибирь. За помещиком установилось право телесного наказания крестьян. Хотя по закону владелец не мог убить крепостного, но нередко истязания заканчивались смертью, нечаянной или преднамеренной, доведением до самоубийства. Ухудшение положения крепостных крестьян до уровня, близкого к рабству, «расцвет крепостничества» в историографии нередко связывают с правлением Екатерины II, точнее со вторым периодом ее царствования после восстания 1773-1775 годов. На самом деле это несправедливо, императрица не отказывалась от политики «просвещенного абсолютизма», но в условиях резкого сопротивления дворянства своим аболиционистским настроениям перенесла их в сферу образования, воспитания, культурного развития, подготавливая почву для будущих практических политических, административных и социальных мер. Эту политику продолжали ее преемники, хотя не отказывались по возможности от принятия частичных мер по смягчению крепостного режима. Указ Павла I в 1797 году о трехдневной барщине рекомендовал дворянам ограничить норму эксплуатации крепостных половиной рабочего времени. Законы Александра I и Николая I стимулировали спонтанный процесс раскрепощения, который шел по инициативе со стороны помещиков и крестьян, но требовал регулирования со стороны верховной власти. В 1803 году указ о вольных хлебопашцах дал помещикам право освобождать целыми деревнями по соглашению с крепостными. В 1844 году правительство разрешило по договору отпускать на волю дворовых. В 1847 году владельческие крестьяне получили право выкупиться во время аукционов, на которых имения помещиков продавались за долги. Вводился запрет на продажу крестьян без земли и членов семьи порознь. В ряде местностей, например, в 1852 году в Самарской губернии вводился запрет на требование паспортов от торговцев и работников на время судовых работ и навигации, уборки и сбыта хлеба, что подрывало всё правовое и полицейское обеспечение крепостного режима на огромной территории. Все это отражало нарастание тех тенденций в социальных и культурных настроениях общества, которые вели к скорой уже отмене крепостного права. Столичная и губернская «просвещенная» бюрократия не только вынашивала планы реформ, она уже приступала к конкретным действиям. Сигналом к решительным действиям стало восшествие на престол Александра II (1855), положившее начало подготовке Великой реформы.

Отмена крепостного права

С экономической стороны резервы крепостного хозяйства в середине XIX века не были исчерпаны, хотя преимущества вольного труда становились все более осязаемыми.

Крепостничество было отменено в силу модернизационных потребностей государства и общества, под влиянием европейских культурных, политических и социальных стандартов, когда в стране сложилась новая система ценностей, в которой крепостному праву уже не находилось места.

Читайте также:  Реформы петра i великого - история России

На переходе к Великой реформе сказались также факторы воздействия зарубежного общественного мнения и зарождения собственного, возбуждения на страницах книг и журналов социально значимых «проклятых вопросов», активной работы русских университетов и просветительских трудов общеобразовательных школ.

Внеэкономическое принуждение встречало все большее сопротивление крестьян, осознававших свое достоинство, и представало безнравственным в глазах образованной части общества.

По высказыванию В.О. Ключевского, на следующий день после Манифеста о вольности дворянства 18 февраля 1762 года должна была быть отменена крепостная зависимость крестьян. Так и произошло, но с непростительной задержкой.

Долгожданное 19 февраля наступило лишь в 1861 году, через 99 лет, в течение которых крепостное право не имело даже минимальных оправданий.

О вреде, язвах, горьких последствиях крепостного права как раз конца XVIII – первой половины XIX века с болью говорили и писали русские писатели, поэты, критики, публицисты, экономисты, философы, дальновидные общественные и государственные деятели.

О цене материальной, выраженной через подати, повинности, потребительские стоимости, деньги, трудовые затраты, которыми крестьян заставляли поступаться в пользу землевладельцев и душевладельцев, можно спорить.

Насколько именно крепостничество в отличие от других форм экспроприации прибавочного продукта отягощало основную массу населения, препятствовало инициативе и прогрессу в народном хозяйстве, об этом идут дискуссии.

Моральным, культурным, социально-психологическим пагубам этого явления особенно в последнее столетие его существования оправданий не находится. Крепостное право не только унижало зависимых людей, парализовало их активность и способности. Оно развращало само господствующее сословие. Российский опыт свободной социальной конкуренции и попыток налаживания социального партнерства оказался бедным. Полвека пореформенного развития было недостаточно, чтобы россияне разных классов и состояний оказались готовы встретить национальной солидарностью, а не гражданским противостоянием вызовы XX века, когда самодержавие и бюрократия перестали справляться с ролью основного двигателя модернизации.

Литература

  • Аграрно-крестьянский вопрос в России в IX – начале XX вв. СПб., 1995. Ч. 1.
  • Артамонова Л.М. Взаимосвязь крестьянского вопроса и школьной реформы в правление Екатерины II // Русь, Россия. Средневековье и Новое время. 2011. № 2. С. 205-209.
  • Иллерицкая Н.В. Проблема крепостного права в интеллектуальной динамике политической истории России // Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения. Зарубежное регионоведение. Востоковедение. 2015. № 1. С. 30-40.
  • Ключевский В.О. Происхождение крепостного права в России // Русская мысль. 1885. № 8, 9, 10.
  • Литвинов М. А. История крепостного права в России. М., 1897.
  • Миронов Б.Н. Российская империя: от традиции к модерну. Т. 2. СПб., 2015. 912 с.
  • Перхавко В.Б «Круглый стол» на тему «Крепостное право в истории России» // Труды Института российской истории. Вып. 10. М., 2012. С. 475-490.
  • Победоносцев К.П. Заметки для истории крепостного права в России // Русский вестник. 1858. Т. 15. № 6; Т. 16. № 8.
  • Реформа 1861 г. в истории России: (к 150-летию отмены крепостного права): Сб. обзоров и реф. / РАН. ИНИОН; отв. ред. Коновалов В.С. М., 2011.
  • Российское законодательство X-XX веков: в 9 т. Т. 3. Акты Земских соборов / отв. ред. А.Г. Маньков. М., 1985.
  • Российское законодательство X-XX веков: в 9 т. Т. 7. Документы крестьянской реформы / отв. ред. О.И. Чистяков. М., 1989.
  • Смирнов Ю.Н. «Юрьев день» губернского масштаба. Отмена проверки паспортов в Самаре в начале 1850-х гг. // Центр и периферия. 2012. № 1. С. 4-9.
  • Шевченко М.М. История крепостного права в России. Воронеж, 1981.

Источник: http://w.histrf.ru/articles/article/show/kriepostnoie_pravo_kriepostnichiestvo

Посессионные крестьяне — это… что такое посессионные крестьяне?

  • Посессионные крестьяне — Посессионные крестьяне  категория крепостных крестьян в Российской империи XVIII первой половине XIX века, закреплённых за посессионными мануфактурами. Категория посессионных крестьян была введена при Петре I в 1721 году в связи с… …   Википедия
  • Посессионные крестьяне — крестьяне, принадлежавшие к фабрикам и заводам. Об истории их до ХПХ стол. см. Горнозаводские крестьяне. От крепостных они отличались тем, что принадлежали не отдельному лицу, а фабрике или заводу и не могли быть отчуждаемы отдельно от них.… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона
  • Посессионные крестьяне — (англ possession peasants) в России в XVIII 1 й половине XIX в. крепостные крестьяне, закрепленные за посессионными мануфактурами. К П.к. относились купленные «к фабрикам» крестьяне, «вечноотданные» по указу от 7.01.1736 г. (прикрепившему всех… …   Энциклопедия права
  • ПОСЕССИОННЫЕ КРЕСТЬЯНЕ — крестьяне в России 18 19 вв., крепкие фабрике , неотчуждаемые от данного предприятия. Появление П. к. было связано с необходимостью обеспечить рабочими растущую крупную мануфактуру. В отличие от частновладельч. крестьян, к рые являлись… …   Советская историческая энциклопедия
  • Посессионные крестьяне —         в России 18 1 й половине 19 вв. Крепостные крестьяне, закрепленные за посессионными мануфактурами (См. Посессионные мануфактуры). П. к. не могли продаваться отдельно от предприятия (см. Посессионное право). Категория П. к. была введена… …   Большая советская энциклопедия
  • посессионные крестьяне — в царской России с 1721 г. крестьяне, прикрепленные для работы к определенной фабрике или заводу, фактически крепостные рабочие. Окончательно разряд П. к. был ликвидирован вскоре после реформы 1861 г. (в 1863 г.). * * * (англ possession peasants) …   Большой юридический словарь
  • Посессионные крестьяне — в России XVIII 1 й пол XIX в. категория крестьян, принадлежащих на посессионном праве частным предприятиям …   Краткий словарь историко-правовых терминов
  • Посессионные мануфактуры — (англ possession manufactories) в России в XVIII XIX вв. частные мануфактуры, основанные на посессионном праве. Обслуживались трудом подневольных («крепких фабрике») работников или получали пособие от казны деньгами, землями и др. См. также… …   Энциклопедия права
  • Посессионные заводы — горные заводы, построенные частными людьми, но получившие от правительства лес, землю, рабочих или рудники. Начало посессионного права можно найти уже в XVI в., когда Строгановы получили на Урале земли с правом варницы ставить, соль варить и рыбу …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона
  • Крестьяне — …   Википедия

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/lower/17275

Два лика крепостничества-2

3. Превращение крепостных в рабов в Петербургской империи

С реформами Петра Первого на крестьян легла воинская повинность, они стали обязаны поставлять государству рекрутов от определенного количества дворов (чего раньше никогда не было, в Московской Руси воинская служба была лишь обязанностью дворян).

Холопов обязали платить государственные подушные налоги, как и крепостных крестьян, тем самым, уничтожив различие между холопами и крепостными.

Причем, было бы неправильно говорить, что Петр сделал крепостных холопами, скорее, наоборот, он сделал холопов крепостными, распространив на них как обязанности крепостных (выплата тягла), так и права (например, право на жизнь или на обращение в суд). Таким образом, закрепостив холопов, Петр освободил их из рабства.

Далее, большая часть государственных и церковных крестьян при Петре была передана помещикам и тем самым лишена личной свободы.

К сословию крепостных крестьян были приписаны так называемые «гулящие люди» — бродячие торговцы, люди, промышляющие каким-либо ремеслом, просто бродяги, которые раньше были лично свободными (большую роль в закрепощении всех сословий сыграла паспортизация и петровский аналог системы прописки).

Были созданы крепостные рабочие, так называемые посессионные крестьяне, приписанные к мануфактурам и заводам.

Но ни крепостные помещики, ни крепостные заводчики при Петре так и не превратились в полноправных владельцев крестьян и рабочих. Напротив, их власть над крестьянами и рабочими была еще больше ограничена.

Согласно законам Петра помещики, разорявшие и утеснявшие крестьян (включая теперь и дворовых, бывших холопов), наказывались возвращением их поместий с крестьянами в казну, и передачей их другому владельцу, как правило, разумному, благонравному родственнику растратчика.

По указу от 1724 года было запрещено вмешательство помещика в заключение браков между крестьянами (до этого помещик рассматривался как своего рода второй отец крестьян, без благословения которого брак между ними невозможен).

Крепостные заводчики не имели права продавать своих рабочих, разве что вместе с заводом.

Это, кстати, породило интересный феномен: если в Англии заводчик, нуждающийся в квалифицированных рабочих, увольнял имеющихся и нанимал других, более высококвалифицированных, то в России заводчик должен был отправить рабочих учиться за свой счет, так, крепостные Черепановы учились в Англии за деньги Демидовых.

Петр последовательно боролся против торговли крепостными.

Большую роль сыграло при этом упразднение института вотчинников, все представители служилого сословия при Петре стали помещиками, находящимися в служилой зависимости от государя, а также уничтожение различий между крепостными и холопами (дворней).

Теперь землевладелец, пожелавший продать даже холопа (например, повара или горничную), вынужден был продать вместе с ними и участок земли (что делало такую торговлю убыточной для него). Указом Петра от 15 апреля 1727 г. запрещалась также продажа крепостных врозь, то есть с разлучением семьи.

Опять же субъективно усиление крепостной зависимости крестьян в петровскую эпоху облегчалось тем, что крестьяне видели: дворяне не в меньшей, а в еще большей мере стали зависеть от государя.

Если в допетровскую эпоху русские дворяне выполняли служебную воинскую повинность от случая к случаю, по призыву царя, то при Петре они стали служить регулярно. На дворян легла тяжелая пожизненная воинская или гражданская повинность.

С пятнадцатилетнего возраста каждый дворянин обязан был либо отправиться служить в армии и во флоте, причем, начиная с низших чинов, с рядовых и матросов или отправиться на гражданскую службу, где тоже должен был начать с низшего чина, унтер-шрайбера (за исключением тех дворянских сыновей, которые назначались отцами распорядителями поместий после смерти родителя).Служил он практически безотлучно, годами и даже десятилетиями не видя своего дома и своей семьи, оставшейся в поместье. И даже полученная инвалидность зачастую не освобождала его от пожизненной службы.

Кроме того, дворянские дети обязаны были до прихода на службу получить за свой счет образование, без чего им запрещалось жениться (отсюда и заявление фонвизинского Митрофанушки: «не хочу учиться, хочу жениться»).

Крестьянин, видя, что дворянин пожизненно служит государю, рискуя жизнью и здоровьем, годами будучи разлученным с женой и детьми, мог посчитать справедливым, что и он должен со своей стороны «послужить» — трудом.

Тем более личной свободы у крепостного крестьянина в Петровскую эпоху было все же чуть больше, чем у дворянина и положение его было полегче дворянского: крестьянин мог заводить семью, когда захочет и без разрешения помещика, жить со своей семьей, жаловаться на помещика в случае обиды…

Читайте также:  Этапы перестройки и итоги политики перестройки - история России

Как видим, Петр все-таки не вполне был европейцем. Он использовал для модернизации страны исконные русские институты служилого государства и даже ужесточил их.

Вместе с тем Петр же и заложил основы для их разрушение в ближайшем будущем.

Поместная система при нем стала заменяться системой пожалований, когда за заслуги перед государем дворянам и их потомках жаловали земли и крепостных с правом наследовать, покупать, продавать, передавать в дар, чего ранее помещики были лишены по закону.

При преемниках Петра это привело к тому, что постепенно крепостные превратились из государственных тяглецов в самых настоящих рабов.

Причин такой эволюции было две: приход на место правил русского служилого государства западной системы сословий, где права высшего сословия – аристократии не зависят от службы, и приход на место поместного землевладения в России — частной собственности на землю. Обе причины укладывались в тенденции распространения в России западного влияния, начатого реформами Петра.

Уже при первых преемниках Петра – Екатерине Первой, Елизавете Петровне, Анне Иоанновне наметилось стремление высшего слоя российского общества сложить с себя государственные повинности, но сохранить при этом права и привилегии, которые с этими повинностями ранее были неразрывно связаны.

При Анне Иоанновне, в 1736 году был выпущен указ, ограничивающий обязательную военную и государственную службу дворян, которая при Петре Первом была пожизненной, 25-ю годами.

При этом государство стало закрывать глаза на массовое невыполнение петровского закона, требовавшего, чтобы дворяне служили, начиная с низших должностей.

Дворянских детей с рождения записывали в полк и к 15-ти годам они уже «дослуживались» до офицерского звания.

В царствование Елизаветы Петровны дворяне получили право иметь крепостных, даже если у дворянина не имелось земельного участка, помещики же получили право ссылать крепостных в Сибирь вместо отдачи их в рекруты.

Но апогеем конечно стал манифест от 18 февраля 1762 года, выпущенный Петром Третьим, но реализованный Екатериной Второй, по которому дворяне получали полную свободу и уже не должны были в обязательном порядке служить государству на военном или гражданском поприще (служба становилась добровольной, хотя, безусловно, те дворяне, что не имели достаточного количества крепостных и мало земли, были вынуждены идти служить, так как их поместья прокормить их не могли).

Этот манифест фактически превратил дворян из служилых людей в аристократов западного типа, которые имели и землю, и крепостных крестьян в частной собственности, то есть безо всяких условий, просто по праву принадлежности к сословию дворян.

Тем самым был нанесен непоправимый удар по системе служилого государства: дворянин был свободен от службы, а крестьянин оставался прикрепленным к нему, причем, не только как к представителю государства, но и как к частному лицу.

Такое положение вещей вполне ожидаемо было воспринято крестьянами как несправедливое и освобождение дворян стало одним из немаловажных факторов для крестьянского восстания, которое возглавили яицкие казаки и их вождь Емельян Пугачев, выдававший себя за покойного императора Петра Третьего.

Историк Платонов так описывает умонастроения крепостных крестьян накануне пугачевского восстания: «волновались и крестьяне: в них ясно жило сознание того, что они обязаны государством работать на помещиков именно потому, что помещики обязаны служить государству; в них жило сознание, что исторически одна обязанность обусловлена другой.

Теперь снята дворянская обязанность, следует снять и крестьянскую».

Оборотной стороной освобождения дворян стало превращение крестьян из крепостных, то есть государствообязанных тяглецов, имевших широкие права (от права на жизнь до права защищать себя в суде и самостоятельно заниматься коммерческой деятельностью) в настоящих рабов, практически лишенных прав.

Это началось еще при преемниках Петра, но получило логическое завершение именно при Екатерине Второй.

Если указ Елизаветы Петровны разрешал помещикам ссылать крестьян в Сибирь за «предерзостное поведение», но ограничивал их при этом тем, что каждый такой крестьянин приравнивался к рекруту (а это значит, сослать можно было только определенное число), то Екатерина Вторая разрешила помещикам ссылать крестьян без ограничений.

Более того, при Екатерине по указу от 1767 года крепостные владельческие крестьяне лишились права жаловаться и обращаться в суд на помещика, злоупотребляющего своей властью (интересно, что такой запрет последовал сразу же за делом «Салтычихи», которую Екатерина была вынуждена отдать под суд по жалобам родных убитых Салтыковой крестьянок).

Право судить крестьян теперь стало привилегией самого помещика, что развязало руки помещикам-самодурам.

Согласно жалованной грамоте 1785 года крестьяне даже перестали считаться подданными короны и по словам Ключевского приравнивались к сельскохозяйственному инвентарю помещика.

В 1792 году указ Екатерины разрешил продавать крепостных за помещичьи долги с публичного торга. При Екатерине был увеличен размер барщины, он составлял от 4 до 6 дней в неделю, в некоторых областях (например, в Оренбуржье) крестьяне могли работать на себя лишь ночью, по выходным и в праздники (в нарушение церковных правил).

Многие монастыри были лишены крестьян, последние были переданы помещикам, что значительно ухудшило положение крепостных.

Итак, Екатерине Второй принадлежит сомнительная заслуга полного порабощения помещичьих крепостных крестьян. Единственное, что помещик не мог сделать с крестьянином при Екатерине – продать его за границу, во всем остальном власть его над крестьянами была абсолютной.

Интересно, что сама Екатерина Вторая даже не понимала различий между крепостными и рабами; Ключевский недоумевает, почему она в своем «Наказе» именует крепостных рабами и почему считает, что у крепостных нет имущества, если на Руси издавна установилось, что раб, то есть холоп, в отличие от крепостного не платит тягло, и что крепостные – не просто владеют имуществом, но и могли вплоть до второй половины 18 века без ведома помещика заниматься коммерцией, брать подряды, торговать и т.д.

Думаем, объясняется это просто – Екатерина была немкой, она не знала стародавних русских обычаев, и исходила из положения крепостных на родном ей Западе, где они действительно были собственностью феодалов, лишенными своего собственного имущества.

Так что напрасно наши либералы-западники уверяют нас, что крепостное рабство есть следствие недостатка у русских начал западной цивилизации.

На самом деле все обстоит наоборот, пока русские имели самобытное служилое государство, не имеющее аналогов на Западе, никакого крепостного рабства не было, потому что крепостные являлись не рабами, а государственнообязанными тяглецами со своими правами, охраняемыми законом.

А вот когда элита русского государства стала подражать Западу, то крепостные и превратились в рабов. Рабство в России было просто перенято с Запада, тем более, что там во времена Екатерины оно было широчайшим образом распространено.

Вспомним хотя бы известный рассказ о том, как британские дипломаты просили у Екатерины Второй продать крепостных, которых они хотели использовать как солдат в борьбе с мятежными колониями Северной Америки.

Англичан удивил ответ Екатерины – что по законам Российской империи крепостные души нельзя продавать за границу.

Обратим внимание: англичан удивил не тот факт, что в Российской империи людей можно купить и продать, напротив, в Англии того времени это было рядовым и обычным делом, а то, что с ними нельзя сделать что угодно. Англичан удивило не наличие рабства в России, а его ограниченность…

4. Свобода дворян и свобода крестьян

Между прочим, существовала определенная закономерность между степенью западничества того или иного русского императора и положением крепостных. При императорах и императрицах, которые слыли обожателями Запада и его порядков (как Екатерина, которая даже переписывалась с Дидро), крепостные становились настоящими рабами – бесправными и забитыми.

При императорах же, ориентированных на сохранение русской самобытности в государственных делах, напротив, участь крепостных улучшалась, а вот на дворян ложились определенные обязанности.

Так, Николай Первый, которого у нас в свое время не уставали клеймить как реакционера и крепостника, выпустил ряд указов, которые существенно смягчили положение крепостных: в 1833 было запрещено продавать людей отдельно от их семейств, в 1841 — покупать крепостных без земли всем не имеющим населённых имений, в 1843 — запрещено покупать крестьян безземельным дворянами.Николай Первый запретил помещикам ссылать на каторгу крестьян, разрешил крестьянам выкупаться из продаваемых имений. Он прекратил практику раздач крепостных душ дворянам за их услуги государю; впервые в истории России крепостные помещичьи крестьяне стали составлять меньшинство.Николай Павлович реализовал разработанную графом Киселевым реформу, касающуюся государственных крепостных: всем государственным крестьянам были выделены собственные наделы земли и участки леса, а также повсеместно были учреждены вспомогательные кассы и хлебные магазины, которые оказывали крестьянам помощь денежными ссудами и зерном в случае неурожая.Напротив, помещики при Николае Первом снова стали преследоваться по закону в случае их жестокого обращения с крепостными: к концу царствования Николая около 200 имений были арестованы и отобраны у помещиков по жалобам крестьян.

Ключевский писал, что при Николае Первом крестьяне перестали быть собственностью помещика и вновь стали подданными государства. Иначе говоря, Николай снова закрепостил крестьян, а это значит в определенной степени освободил их от своеволия дворян.

Если выражаться метафорически, то свобода дворян и свобода крестьян были подобны уровням воды в двух рукавах сообщающихся сосудах: увеличение свободы дворян приводило к закабалению крестьян, подчинение дворян закону смягчало участь крестьян.Полная же свобода тех и других была просто утопией.

Освобождение крестьян в период с 1861 по 1906 год (а ведь по реформе Александра Второго крестьяне освободились только от зависимости от помещика, но не от зависимости от крестьянской общины, от последней их освободила лишь реформа Столыпина) привела к маргинализации и дворянства и крестьянства.

Дворяне, разоряясь стали растворяться в сословии мещан, крестьяне, получив возможность освободиться от власти помещика и общины, пролетаризировались. Чем все это окончилось напоминать не надо…

***

…В 1861 году была отменена не крепостная зависимость – как видим, таковая с регулярностью возникает в истории России — было отменено рабство крестьян, учрежденное либеральными и западническими правителями России.

Источник: https://ss69100.livejournal.com/3481792.html

Ссылка на основную публикацию