Классовая борьба после отмены крепостничества — история России

Отмена крепостного права

В XIX веке мир уверенно вступал в новую капиталистическую эпоху.

Для того чтобы занять достойное место в ряду передовых европейских государств, России необходимо было покончить с крепостным правом, сословной системой, трансформироваться в правовое государство.

За эти преобразования боролись поколения русских революционеров и правительственных реформаторов, выступавших с различными проектами социально-экономических и политических перемен.

Военная неудача в Крымской войне заставило российское правительство, которому было столь памятно доминирование России в мире после победы над Наполеоном, пересмотреть весь курс экономической и государственной политики. Этому немало способствовало и пробуждение общественной мысли.

Русская разночинная интеллигенция, становление которой произошло в 40-е годы XIX века, к 60-м годам становится серьезной социальной силой.

Именно она, по причине отсутствия в России среднего класса, столь необходимого для проведения кардинальных реформ, стала силой, способной влиять на политику Александра II.

Выразитель этих взглядов историк С.М. Соловьев писал о том времени: «Начались либеральные речи; но было бы странно, если бы первым же, главным содержанием этих речей не стало освобождение крестьян.

О каком другом освобождении можно было подумать, не вспомнив, что в России огромное количество людей есть собственность других людей, причем рабы одинакового происхождения с господами, а иногда и высшего: крестьяне славянского происхождения, а господа татарского, черемисского, мордовского, ни говоря уже о немцах? Какую либеральную речь можно было вести, не вспомнив об этом пятне, о позоре, лежавшем на России, исключавшем ее из общества европейских цивилизованных народов». Справедливости ради стоит отметить, что процесс отмены крепостного права не был далеким прошлым: в разных странах Европы он растянулся на вторую половину XVII — первую половину XIX веков. А в некоторых областях России (Курляндская, Лифляндская, Эстляндская губернии) крепостное право было отменено раньше, чем в некоторых областях Германии (Ганновер, Саксония) и Австро-Венгрии.

Принимая решение, новый российский император руководствовался, прежде всего, государственными интересами. Крепостное право превратилось в тормоз технического прогресса, и Крымская война наглядно это продемонстрировала. Возникла опасность превращения России в третьеразрядную державу.

Таким образом, ко второй половине XIX века стало ясно, что сохранение могущества и политического влияния России невозможно без укрепления финансов, развития промышленности и железнодорожного строительства, преобразования всей политической системы.

В условиях господства крепостного права, которое само по себе могло существовать еще неопределенное время, при том, что само поместное дворянство было неспособно и не готово к модернизации собственных имений, сделать это оказалась практически невозможно.

Именно поэтому правление Александра II стало периодом радикальных преобразований российского общества. Император, отличаясь здравым умом и определенной политической гибкостью, сумел окружить себя профессионально грамотными людьми, понимавшими необходимость поступательного движения России.

Среди них выделялись брат царя, великий князь Константин Николаевич, братья Н.А. и Д.А. Милютины, Я.И. Ростовцев, П.А. Валуев и другие.

Ко второй четверти XIX века уже стало очевидно, что экономические возможности помещичьего хозяйства в обеспечении возросших потребностей в экспорте хлеба полностью исчерпаны. Оно все больше втягивалось в товарно-денежные отношения, постепенно теряя натуральный характер. С этим было тесно связано изменение форм ренты.

Если в центральных губерниях, где было развито промышленное производство, более половины крестьян уже было переведено на оброк, то в земледельческих центрально-черноземных и нижневолжских губерниях, где производился товарный хлеб, продолжала расширяться барщина.

Это было обусловлено естественным ростом производства хлеба на продажу в помещичьем хозяйстве.

С другой стороны, заметно упала производительность барщинного труда. Крестьянин всеми силами саботировал барщину, тяготился ею, что объясняется ростом крестьянского хозяйства, превращением его в мелкотоварного производителя. Барщина тормозила этот процесс, и крестьянин всеми силами боролся за благоприятные условия своего хозяйствования.

Помещики изыскивали способы повышения доходности своих имений в рамках крепостного права.

Например, перевод крестьян на месячину: безземельным крестьянам, которые были обязаны все рабочее время находиться на барщине, выдавалась плата натурой в виде месячного продуктового пайка, а также одежда, обувь, необходимая хозяйственная утварь, при этом помещичье поле обрабатывалось господским инвентарем. Однако все эти меры не могли возместить все возрастающие потери от малоэффективного барщинного труда.

Серьезный кризис переживали и оброчные хозяйства. Ранее крестьянские промыслы, с которых, в основном, и уплачивался оброк, были выгодны, давая помещику стабильный доход.

Однако развитие промыслов породило конкуренцию, что привело к падению крестьянских заработков. С 20-х годов XIX века стали стремительно расти недоимки по уплате оброка. Показателем кризиса помещичьего хозяйства был и рост задолженности имений.

К 1861 году в различных кредитных учреждениях в залоге находилось около 65% из них.

Стремясь повысить доходность своих имений, некоторые помещики стали применять новые методы ведения хозяйства: выписывали из заграницы дорогостоящую технику, приглашали иностранных специалистов, вводили многопольный севооборот и т.п. Но подобные траты были по плечу только богатым помещикам, а в условиях крепостного права эти новшества не окупались, часто разоряя таких экспериментаторов.

Следует особо подчеркнуть, что речь идет именно о кризисе помещичьего хозяйства, основанного на крепостном труде, а не экономики вообще, которая продолжала развиваться уже на совершенно другой, капиталистической основе. Крепостное право сдерживало ее развитие, препятствовало формированию рынка наемного рабочего труда, без которого невозможно капиталистическое развитие страны.

Когда император Александр II приехал на коронацию в Москву, то московский генерал-губернатор просил его успокоить местное дворянство, взволнованное слухами о предстоящем освобождении крестьян. Царь, принимая губернского и уездного предводителей дворянства, сказал: «Лучше нам уничтожить крепостное право сверху, нежели дождаться того времени, когда оно начнет уничтожаться снизу».

Подготовка отмены крепостного права началась в январе 1857 года с создания очередного Секретного комитета.

В ноябре 1857 года Александр II разослал по всей стране рескрипт на имя виленского генерал-губернатора Назимова, в котором говорилось о начале постепенного освобождения крестьян и предписывалось создать в трех литовских губерниях (Виленской, Ковенской и Гродненской) дворянские комитеты для внесения предложений в проект реформы.

 21 февраля 1858 года Секретный комитет был переименован в Главный комитет по крестьянскому делу. Началось широкое обсуждение предстоящей реформы. Губернские дворянские комитеты составляли свои проекты освобождения крестьян и отправляли их в главный комитет, который на их основе начал разрабатывать общий проект реформы.

Для переработки представленных проектов в 1859 году были учреждены редакционные комиссии, работой которых руководил товарищ (заместитель) министра внутренних дел Я.И. Ростовцев.

При подготовке реформы среди помещиков шли оживленные споры о механизме освобождения. Помещики нечерноземных губерний, где крестьяне находились, в основном, на оброке, предлагали наделить крестьян землей с полным освобождением от помещичьей власти, но с выплатой большого выкупа за землю. Их мнение наиболее полно выразил в своем проекте предводитель тверского дворянства А.М. Унковский.

Помещики черноземных областей, мнение которых было выражено в проекте полтавского помещика М.П. Позена, предлагали дать за выкуп крестьянам лишь небольшие наделы, ставя целью поставить крестьян в экономическую зависимость от помещика — заставить их арендовать землю на невыгодных условиях или работать батраками.

К началу октября 1860 года редакционные комиссии завершили свою деятельность, и проект поступил на обсуждение в Главный комитет по крестьянскому делу, где подвергся дополнениям и изменениям. 28 января 1861 года открылось заседание Государственного совета, завершившееся 16 февраля 1861 года.

Подписание манифеста об освобождении крестьян было назначено на 19 февраля 1861 года — к 6-й годовщине восшествия на престол Александра II.

Император подписал манифест «О Всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей и об устройстве их быта», а также «Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости», которые включали в себя 17 законодательных актов.

В тот же день был учрежден Главный комитет «об устройстве сельского состояния» под председательством великого князя Константина Николаевича, заменивший собой Главный комитет «по крестьянскому делу» и призванный осуществить высшее наблюдение за проведением в жизнь «Положений» 19 февраля.

По манифесту крестьяне получали личную свободу. Отныне бывший крепостной крестьянин мог свободно распоряжаться своей личностью, ему были предоставлены некоторые гражданские права: возможность переходить в другие сословия, заключать от своего имени имущественные и гражданские сделки, открывать торговые и промышленные предприятия.

Если крепостное право было бы отменено сразу, то урегулирование экономических отношений между крестьянином и помещиком растянулось бы на несколько десятилетий.

Конкретные экономические условия освобождения крестьян были зафиксированы в «Уставных грамотах», которые заключались между помещиком и крестьянином при участии мировых посредников. Однако по закону крестьяне еще в течение двух лет обязаны были отбывать фактически те же повинности, что и при крепостном праве.

Это состояние крестьянина называлось «временнообязанный». Фактически это положение растянулось на двадцать лет, и лишь законом 1881 года последние временнообязанные крестьяне были переведены на выкуп.

Важное место уделялось наделению крестьянина землей. Закон исходил из признания права за помещиком всей земли в его имении, в том числе и на крестьянские наделы. Крестьяне получали надел не в собственность, а только в пользование. Чтобы стать собственником земли, крестьянин обязан был выкупить ее у помещика. Эту задачу государство взяло на себя.

В основу выкупа была положена не рыночная стоимость земли, а размер повинностей. Казна сразу же выплачивала помещикам 80% выкупной суммы, а остальные 20% помещику должны были выплачивать крестьяне по обоюдной договоренности (сразу же или в рассрочку, деньгами или отработками).

Выкупная сумма, уплачиваемая государством, рассматривалась как предоставленный крестьянам заем, который затем взыскивался с них ежегодно, в течение 49 лет в виде «выкупных платежей» в размере 6% от этой ссуды.

Нетрудно определить, что таким образом крестьянин должен был заплатить за землю в несколько раз больше не только ее реальной рыночной стоимости, но и суммы повинностей, которые он нес в пользу помещика. Именно поэтому «временнообязанное состояние» просуществовало более 20 лет.

При определении норм крестьянских наделов учитывались особенности местных природных и экономических условий. Вся территория Российской империи была разделена на три части: нечерноземную, черноземную и степную.

В черноземной и нечерноземной частях устанавливались две нормы наделов: высшая и низшая, а в степной одна — «указная» норма.

Закон предусматривал уменьшение крестьянского надела в пользу помещика, если его дореформенные размеры превышали «высшую» или «указную» норму, и прирезку, если надел не достигал «высшей» нормы. На практике это привело к тому, что отрезание земли стало правилом, а прирезки исключением.

Тяжесть «отрезков» для крестьян состояла не только в их размерах. В эту категорию часто попадали лучшие земли, без которых нормальное ведение хозяйства становилось невозможным. Таким образом, «отрезки» превратились в эффективное средство экономического закабаления крестьян со стороны помещика.

Наконец, земля предоставлялась не отдельному крестьянскому двору, а общине. Такая форма землепользования исключала возможность продажи крестьянином своего надела, а сдача его в аренду ограничивалась пределами общины.

ДАННЫЕ О КОЛИЧЕСТВЕ КРЕСТЬЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ СОГЛАСНО 10-Й «ДУШЕВОЙ РЕВИЗИИ» 1858 ГОДА

Помещичьи крепостные крестьяне

Удельные крестьяне

Государственные крестьяне

Рабочие заводов и шахт, приравненные к государственным крестьянам

Государственные крестьяне, приписанные к частным заводам

Крестьяне, освобожденные после военной службы

20 173 000
2 019 000
18 308 000
18 308 000
518 000
1 093 000
Читайте также:  Царица савская - история России

Несмотря на все свои недостатки, отмена крепостного права была важным историческим событием.

Она не только создала условия для дальнейшего экономического развития России, но и привела к изменению социальной структуры российского общества, вызвала необходимость дальнейшего реформирования политической системы государства, вынужденной приспосабливаться к новым экономическим условиям.

После 1861 года был проведен ряд важных политических преобразований: земская, судебная, городская, военная реформы, которые коренным образом изменили российскую действительность. Не случайно отечественные историки считают это событие переломным моментом, гранью между Россией феодальной и Россией нового времени.

УМЕНЬШЕНИЕК РЕСТЬЯНСКИХ НАДЕЛОВ ПРИ ОСВОБОЖДЕНИИ ПОМЕЩИЧЬИХ КРЕСТЬЯН 
(в 36 губерниях Европейской части России, в тыс. десятин)

 Количество землив распоряжении крестьяндо 1861 года

15 нечерноземных губерний

21 черноземная губерния

Уменьшение площадейДоля (%) уменьшения
14 550 1 437 9,90
14 619 3 825 26,20
Всего в 36 губерниях 29 169 5 262 18,10

ВЫКУПНЫЕ ПЛАТЕЖИ КРЕСТЬЯН (в млн руб.)

 Рыночная стоимость земельСуммы выкупных площадей

1854–18581863–1872Черноземные земли

Прочие земли

Западные земли (провинции, взятые у Польши)

Прибавочная стоимость
219 284 342 23
155 180 342 187
170 184 183 13

Литература

Мироненко С.В. Самодержавие и реформы: политическая борьба в России в начале XIX в. М., 1989.

Российские консерваторы XIX — начала ХХ в. М., 1997.

Российские реформаторы XIX — начала ХХ в. М., 1995.

Зайончковский П. А. Кризис самодержавия на рубеже 1870 — 1880-х годов. М, 1964.

Захарова Л. Г. Александр II и отмена крепостного права в России. М, 2011.

Источник: https://histrf.ru/mediateka/videos/infograficheskie-roliki/f/otmiena-kriepostnogho-prava

Trojden | Социально-экономическое развитие после отмены крепостного права: Данилов А. А. — 8 класс

Развитие сельского хозяйства. В первые годы после реформы 1861 г. в России наблюдался экономический спад, вызванный коренной перестройкой хозяйственной жизни.

Больнее всего реформа ударила по помещикам. Быстрый переход к новым формам ведения хозяйства, на который надеялись многие сторонники преобразований, в реальной жизни затянулся.

Для ведения хозяйства с помощью наемных рабочих помещикам нужно было иметь значительные денежные суммы. Ведь надо платить работникам заработную плату, приобрести собственный инвентарь и рабочий скот.

Ничего этого у большинства дворян не было.

До отмены крепостного права крестьяне обрабатывали барскую землю своими орудиями и с использованием своего скота, и, следовательно, после освобождения и скот, и орудия остались у крестьян, а помещикам приходилось все приобретать вновь.

Правда, по условиям реформы 1861 г. помещики получили большие суммы денег. Но большинство из них быстро промотали эти деньги и не сумели использовать их для перестройки своих хозяйств. К тому же при выдаче выкупа правительство удерживало из него все помещичьи задолженности. Поэтому многие дворяне получили не так уж много денег.

Помещики были вынуждены сдавать большую часть земли в аренду крестьянам. Поэтому развитие помещичьего хозяйства в 60—70-х гг. в большинстве земледельческих губерний происходило по так называемой отработочной системе: крестьяне обрабатывали оставшиеся не сданными в аренду помещичьи земли своим инвентарем, что и являлось их платой за арендованные участки.

К тому же у большинства помещиков не было и причин стремиться вести свои хозяйства по-новому: реформа 1861 г. сохранила многочисленные крепостнические пережитки.

Основная часть угодий принадлежала помещикам, в их руках остались пашни, луга, леса, водопои.

У помещика остались и возможности принуждать крестьян работать на господской земле в законном порядке: временнообязанное положение крестьян, круговая порука в общине, неравноправное положение крестьян и т. д.

Русский крестьянин второй половины XIX в.

В этот период сложилась благоприятная ситуация для развития хлебопашества. За границей значительно повысились цены на хлеб, увеличился спрос на русское зерно.

Но даже это обстоятельство не смогло подтолкнуть русских помещиков к более активной хозяйственной деятельности.

Кризис переживало и крестьянское хозяйство. Аренда земли привязывала крестьянские хозяйства к помещичьим. Но иного выхода у крестьян не было, так как по реформе они получали недостаточные наделы.

Кроме того, несмотря на значительный рост цен на хлеб (более чем на 100%), арендная плата за землю росла еще быстрее (на 300 и даже на 400%).

Крестьянские хозяйства были обременены и всякого рода сборами (выкупные платежи, государственные и земские налоги и т. д.).

По подсчетам современников, на среднюю семью приходилось около 30 рублей в год различных платежей, что для большинства крестьян являлось непосильной суммой.

К тому же реформа, освободив крестьян от личной зависимости, не уравняла их с помещиками в гражданских правах. Она перевела крестьян из разряда крепостных в разряд так называемого податного сословия. Государство облагало представителей этого сословия подушной податью, т. е. налогом не на имущество, а на человека вне зависимости от его доходов.

После реформы 1861 г. сохранилась и даже укрепилась крестьянская община. Она помогала крестьянам выплачивать подати, поддерживала примерно равный достаток своих членов. Однако община, в которой существовала круговая порука и ограничения в свободе передвижения, сковывала хозяйственную деятельность крестьян.

Развитие промышленности. В первые годы после реформы 1861 г., вопреки ожиданиям многих, в России не наблюдалось и быстрого роста промышленного производства, увеличения количества фабрик и заводов.

Промышленники ждали крестьянской реформы, сознавая, что для развития фабричного и торгового дела нужны свободные рабочие руки, широкий рынок труда. Реформа, казалось бы, решила эту проблему, поскольку крестьяне, с одной стороны, освобождались от личной зависимости, а с другой — многие из них готовы были идти в город на заработки.

Однако на первых порах решающими стали иные обстоятельства. На многих фабриках и заводах к моменту отмены крепостничества работали не наемные, а прикрепленные к ним рабочие.

Как только эти люди получили свободу, ненависть к подневольному труду заставила их толпами бросать работу и уходить с заводов, продавая за бесценок дома и огороды. Не помогла вернуть рабочих и выросшая в несколько раз заработная плата.

Поэтому в первое время после реформы многие предприятия сократили производство.

Это было особенно характерно для железоделательных заводов и суконных фабрик, в широких масштабах применявших труд крепостных. Лишь через 10 лет, освоившись в новых условиях, они начали увеличивать свое производство.

Неблагоприятная картина наблюдалась и в хлопчатобумажной промышленности. Правда, она была связана с другой причиной, совпавшей по времени с крестьянской реформой.

Значительная часть этих фабрик, применявших в основном вольнонаемный труд, работала на ввозимом из-за границы хлопке. В 1861 г.

разразился мировой торгово-промышленный кризис, цены на хлопок резко возросли, что привело к сокращению производства.

Несмотря на трудности, российская экономика сумела достаточно быстро перестроиться. Это случилось во многом благодаря экономической политике государства.

Финансовая политика. Экономические реформы правительство начало с изменений в деятельности банков. В 1860 г. был открыт Государственный банк, который предназначался для финансирования частных предприятий. Он должен был «содействовать силой кредита» развитию наиболее важных отраслей промышленности: металлургической, машиностроительной, сахарной, текстильной; поддерживать частные банки.

В 60—70-х гг. стали возникать частные банки, в первую очередь в Петербурге, а затем в Москве и других городах. Их создание оказало огромное влияние на экономическое развитие России. Без них было бы невозможным становление новых форм предпринимательства.

Одним из зачинателей банковского дела стал разбогатевший на винных откупах В. А. Кокорев. В конце 60-х гг. по его инициативе был создан Московский купеческий банк, в 1870 г.

— Волжско-Камский банк для финансирования промышленных предприятий, ставший вскоре одним из крупнейших в стране.

Железнодорожное строительство. Становление банков было теснейшим образом связано с железнодорожным строительством, которое также всячески поощрялось правительством. Заинтересованность властей в развитии этой отрасли хозяйства объяснялась двумя причинами. Во-первых, Крымская война показала серьезное отставание системы связи в России.

Во-вторых, правительство стремилось для получения дополнительных доходов увеличить вывоз хлеба за границу. Поэтому строились железные дороги из хлебных губерний к морским портам.

Правительство разработало программу привлечения к железнодорожному строительству частных лиц и иностранного капитала, предусмотрев для них существенные льготы и поощрения.

1868—1872 годы вошли в историю нашей страны как период «железнодорожной горячки». Если к 1861 г. протяженность железных дорог в России составляла 2 тыс. км, то к началу 80-х гг. — свыше 22 тыс. км.

На этом строительстве выросло новое поколение предпринимателей, тесно связанных с чиновниками и государственными заказами. Военный министр Д. А.

Милютин писал, что «с ведома высших властей раздаются концессии на железные дороги фаворитам и фавориткам прямо для поправления финансового положения, для того именно, чтобы несколько миллионов досталось в виде барышей тем или другим личностям».

Строительство железной дороги во второй половине XIX в.

Построив железнодорожную ветку в 500—600 верст, капиталист клал себе в карман 25—30 млн рублей. Особенно щедро платило правительство за строительство железных дорог, связанных с военными нуждами. Кроме того, оно разрешило некоторым предпринимателям приобретать за границей за государственный счет вагоны и паровозы, беспошлинно ввозить рельсы и другие необходимые для строительства материалы.

Большинство новых дорог строилось непосредственно в интересах промышленности и торговли (Новки — Шуя, Кинешма — Иваново — Москва — Нижний Новгород). С 1861 по 1877 г. перевозка грузов по железным дорогам увеличилась в 25 раз, в то время как на речном транспорте — лишь на 59%.

Железнодорожное строительство стало мощным фактором развития промышленности, так как предъявляло огромный спрос на изделия из металла (рельсы, вагоны, паровозы), топливо, предметы широкого потребления для целой армии рабочих-строителей.

Читайте также:  Система жалованных грамот великого московского князя - история России

Промышленный подъем. Во второй половине 60-х гг. в России начался быстрый промышленный подъем. К 80-м гг. в наиболее важных отраслях промышленности завершился промышленный переворот — фабричное производство восторжествовало над ремесленным и мануфактурным.

Главным районом металлургического производства продолжал оставаться Урал. Быстрыми темпами шло и создание нового металлургического района на юге России.

В районе реки Северский Донец (Донбасс) были разведаны промышленные залежи железной руды и угля, а неподалеку, в Кривом Роге, — железной руды. В Донбассе английский промышленник Джон Юз основал металлургический завод, получив правительственный заказ на производство рельсов.

По добыче каменного угля Донбасс вышел на первое место в России. На Кавказе в районе Баку сосредоточилась добыча нефти.

Промышленные районы на юге России были свободны от пережитков крепостничества и развивались гораздо быстрее старых центров промышленного производства.

В 60—70-х гг. началось становление машиностроительной промышленности (до 1861 г. в России производились лишь сельскохозяйственные машины).

В первые пореформенные годы были построены два крупнейших завода: Путиловский в Петербурге обеспечил российские дороги рельсами, а на Коломенском в Московской губернии впервые в стране было организовано строительство мостов для железнодорожного транспорта, производство паровозов, товарных вагонов и платформ. Петербург и Москва стали центрами крупного машиностроения.

Как и в дореформенный период, ведущие позиции в промышленности занимала хлопчатобумажная отрасль. Рост цен на хлопок на мировом рынке заставил промышленников обратить внимание на внутренние возможности.

Текстильные компании стали скупать земельные участки в недавно присоединенной к России Средней Азии. Первым «движение в Среднюю Азию» начал промышленник Т. С. Морозов.

Его представители раздавали местным жителям качественные сорта египетского и американского хлопка и заключали договоры на покупку будущих урожаев. Продукция хлопчатобумажной промышленности выросла за 30 лет в 4 раза.

Больших успехов достигла свеклосахарная промышленность, развивавшаяся в черноземных губерниях Европейской России. Она увеличила свою продукцию с 1,9 млн пудов в 1862 г. до 12,5 млн пудов в 1880 г.

Завод второй половины XIX в.

Развитие промышленности способствовало росту численности рабочих. За неполных 15 лет (с 1865 по 1879 г.) количество промышленных рабочих выросло в полтора раза и достигло почти миллиона человек.

Пополнение шло за счет крестьян, приходивших в город на заработки и постепенно отрывавшихся от сельского хозяйства.

Первым крупным выступлением российских рабочих за свои права стала стачка на Кренгольмской мануфактуре в 1872 г.

Тем не менее российская промышленность, несмотря на мощный рывок, значительно отставала от передовых капиталистических стран по масштабам и размерам производства на душу населения, в техническом оснащении и особенно по темпам роста производительности труда.

Бурное экономическое развитие 70-х гг. сменилось резким замедлением темпов роста в начале 80-х. Основными причинами этого явились: война с Турцией, поглотившая огромные средства; угнетенное состояние крестьянства, задавленного выкупными платежами, налогами и повинностями, что сильно ограничивало его покупательные способности; снижение цен на зерно и другие российские товары за границей.

Отмена крепостного права способствовала бурному росту капиталистического уклада в экономике России. Быстрее всего развитие новых форм хозяйства происходило в промышленности. Рост товарного производства в сельском хозяйстве был затруднен наличием крепостнических пережитков.

Вопросы и задания

1. Чем капиталистическое сельское хозяйство отличается от крепостнического? Почему помещичьи хозяйства медленно перестраивались на новый лад? 2. Какие причины тормозили развитие крестьянских хозяйств? 3. Что было характерно для развития пореформенной промышленности? 4.

Какую роль в подъеме экономики сыграли финансовые реформы, проведенные правительством? 5. Какими причинами была обусловлена «железнодорожная горячка»? Каковы роль и место железнодорожного строительства в российском промышленном перевороте? 6.

Какие новые слои общества возникли в результате промышленного переворота?

Документы

А. Н. Энгельгардт. Письма из деревни. 1879 г.

…Первое, что бросается в глаза, это то, что во многих деревнях крестьяне получили в надел менее того количества земли, какое у них было в пользовании при крепостном праве. Вся лишняя за указанным наделом земля была отрезана во владение помещика и составила так называемые отрезки…

Где есть отрезки, там крестьяне беднее и недоимок более.

Очень часто можно видеть, что деревни, даже не имеющие полного надела, но получившие то количество земли, каким они пользовались при крепостном праве, живут зажиточнее, чем те деревни, которые хотя и получили полный надел, но у них были отрезки…

https://www.youtube.com/watch?v=SS5oCZvCdhM

У нас повсеместно за отрезки крестьяне обрабатывают помещикам землю — именно работают… как при крепостном праве, то есть на своих лошадях, со своими орудиями производства…

Добро бы еще эти отрезки сдавались крестьянам за арендную плату деньгами, а то нет — непременно под работу.

И что всего нелепее, очень часто вся эта работа не приносит помещику, вследствие его неумелого хозяйства, никакой пользы и бесплодно для всех зарывается в землю.

В нашей местности я один только пример знаю, что крестьяне платят за отрезки деньгами, да и то только потому, что имение находится в аренде у купца, который хозяйством не занимается и в крестьянской полевой работе не нуждается…

Для многосемейных зажиточных крестьян, у которых во дворах много работников и работниц, много лошадей и исправная снасть, отработать за отрезки… еще ничего, но для одиночек-бедняков… отработка… чистое разорение.

Из программной записки министра финансов М. X. Рейтерна. 1866 г.

Сооружение железных дорог можно назвать не только настоятельной потребностью, но и положительно важнейшею для будущности России задачею правительства.

Увеличенный посредством железных дорог вывоз за границу представляется единственно возможным исходом для расстроенного нашего денежного обращения и, следовательно, для кредита государственного и финансов вообще; экономическое положение России может быть существенно улучшено также лишь посредством железных дорог, которые дадут ценность ее произведениям и, следовательно, достаточное вознаграждение труду и безбедный доход с земли; в финансовом отношении можно ожидать существенного увеличения доходов лишь от улучшения экономического быта, который находится в зависимости от улучшения путей сообщения; наконец, даже в политическом отношении возможность скорого передвижения от центра к окраинам должна умножить силу России.

Вопросы к документам: 1. Что такое отрезки? 2. Какую выгоду извлекали из отрезков помещики? 3. Как существование отрезков отражалось на положении крестьянских хозяйств? 4. В чем видится министру финансов России финансово-экономическое и политическое значение развития железнодорожной сети в стране?

Расширяем словарный запас:

Аренда — получение земли, строений и прочего во временное пользование.

Гражданские права — права, определяющие возможность участия гражданина государства в политической, общественной и культурной жизни своей страны.

Концессия — договор, заключенный государством с частным предпринимателем, иностранной фирмой на использование промышленных предприятий, природных богатств, постройку железных дорог и других хозяйственных объектов.

Кредит — предоставление денег или товаров в долг с последующим их возвращением с процентами.

Пошлина — денежный сбор, взимаемый государственными органами. Таможенная пошлина — сбор за ввозимые или вывозимые из страны товары.

Стачка (забастовка) — организованное прекращение работы с целью добиться выполнения требований.

Товарное производство — производство изделий, ориентированное на рынок, т. е. изготовление товаров специально для продажи.

Источник: https://trojden.com/books/russian-history/russian-history-8-class-danilov-2012/22

© OCR — А.В. Беликович, 2004. Воспроизводится по тексту

История земельных отношений в России тесно связана с эволюцией общин. После отмены крепостного права в 1861 г. общины оживились, многие из них возродились заново. Часть дворянских земель была предложена на продажу, крестьян из крепостной зависимости от барина освободили. В 70-80-х гг.

прошлого века шел медленный рост количества кулаков на селе. В 1900 г. 77 % населения России составляли крестьяне [92]. Община традиционно играла в их жизни очень большую роль, решая на своих сходах все вопросы, связанные с внутрикрестьянскими отношениями.

Община также являлась коллективным юридическим лицом и во всех отношениях с государством.

https://www.youtube.com/watch?v=mkrBWnWKwMM

Отмена крепостного права, разумеется, не означала отмены эксплуатации крестьян. Напротив, эксплуатация стала еще более жесткой капиталистически. Крепостничество для безземельных крестьян было просто заменено батрачеством.

Барские усадьбы и земли остались почти по всей средней и южной России, только барин теперь должен был нанимать крестьян к себе на работу. Это породило смуту и в среде дворян, и в среде крестьян. Участились случаи крестьянских бунтов, когда крестьяне жгли барские усадьбы, пытаясь вернуть себе таким способом землю.

Половинчатая отмена крепостного права недаром называлась экономической авантюрой — она породила необходимость борьбы за землю и разрушила вековое равновесие в деревне.

В 1907-1911 гг. П. А. Столыпин начал с размахом осуществлять реорганизацию общинного типа сельского хозяйства в подворное (фермерское) — аграрную реформу, задуманную Витте еще в 1893 г.

Витте считал, что община распределяет пахотные земли и луга по принципу социальной уравнительности, в результате чего крестьяне не заинтересованы в улучшении обработки земли. Многие экономисты [88, 93] до сих пор думают, что в конце XIX в. именно общинная структура была главным тормозом перестройки сельского хозяйства в России.

Читайте также:  Социально-экономические изменения в казахстане в первой половине 19 в. - история России

В то время (как и сейчас) доминировало мнение, что именно частная собственность на землю обеспечила технический прогресс в странах Европы и Америки, и что России необходимо повторить этот опыт.

Витте-Столыпинская реформа превратила почти 20 % всего населения в частных собственников [93], однако не смогла полностью ликвидировать общинный уклад в деревне: даже в это время воссоздание общин чуть-чуть превышало их разрушение [92].

Главным значением реформы была не победа принципа частной собственности на землю, а расселение большого количества безземельных крестьян на свободные земли. Это сильно снизило накал страстей в деревне.<\p>

Смута в деревне фактически длилась до 1918 г.

Мятежное и великое нечто ликующе и дерзко обрушилось на сельскую Россию, окатив ее дробной волной новых надежд. Большевики победили только потому, что стали опираться на общинную деревню, пообещав дать крестьянам землю. Они действительно выполнили свое обещание. Земля была отдана крестьянам, но в виде общинной, а не частной собственности, то есть с правом пользования, но без права продажи и передачи по наследству. Переезжая в город, крестьянин должен был сдать эту землю общине.

В северных нечерноземных землях опять вводилась система чересполосицы.

Известно, что в этот период российская деревня быстро расцвела: многие крестьяне из города вернулись к себе в деревню на землю, вчерашний батрак получил надел и отстроил крестьянское хозяйство.

В период НЭПа на рынке было все, что душа пожелает. Россия стала главным экспортером зерна, масла, льна, других сельскохозяйственных продуктов в Европу [93].

Однако в условиях бурного товарного производства общинная собственность на землю не оптимальна. Община начинает разлагаться [94], расслаиваться на богатых и бедных, удачливых и неудачников, трудяг и лентяев.

НЭП выявил и диспропорцию в ценах: сельская продукция стала не по карману рабочему и служащему. Горожанин был недоволен «зажравшимися кулаками». Общее недовольство и стимулировало смену НЭПа коллективизацией. Она началась в 1929 г., причем к 1931 г.

уже стали видны первые ошибки, и от полного обобществления всего и вся начали отказываться.

Коллективизация тогда была весьма прогрессивным делом в том смысле, что позволяла колхозам (а поначалу они включали 15-20 дворов) совместно возделывать землю, рационально и экономично управлять хозяйством. Эти маленькие колхозы были очень полезным явлением на селе, а фактически они являлись аналогами традиционных общин.

Колхозы были обязаны сначала поставлять государству всего 30-40 % своей продукции (тот же оброк), и этот оброк был вполне осуществим. Остальная часть продукции либо распределялась между колхозниками по труду, либо продавалась по свободным ценам на рынке, и цену эту устанавливали сами колхозы.

Однако такой благоприятный период длился очень недолго.

Уже в начале 30-х гг. государственная политика на селе снова изменилась, причем произошло это довольно-таки незаметно.

Управление колхозом перешло от коллектива к государственному чиновничьему аппарату: колхозам стали спускать жесткий план — где, когда и сколько сеять и выращивать, и обязали их сдавать государству практически ВСЮ произведенную продукцию. Никакой свободный рынок уже не допускался. Оброк теперь составлял 100 %.

Такого не было даже при Екатерине II и Пугачеве. При этом юридически земля у крестьян и не изымалась из пользования: на вооружение был взят принцип «земля, крестьяне, будет ваша, но хлеб будет наш». Крестьяне потеряли право собственности не на землю, а на результаты своего труда.

При этом функцию перераспределения всего отнятого у колхозов полностью брало на себя государство в лице огромной армии чиновников. Таким образом, все крестьяне превращались в рабов, полностью зависимых от власти чиновничьего аппарата.

Главным стержнем государственной политики Советского Союза была индустриализация и на словах установление власти пролетариата. Из этого исходили и при установлении закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию.

Во время НЭПа в нашем обществе была заложена некая несправедливость по отношению к рабочему классу: у рабочих государство забирало всю произведенную продукцию, а потом перераспределяло ее по своему усмотрению, у крестьян же значительная часть продукции поступала на свободный рынок.

Теперь же после коллективизации эта асимметрия устранялась, и все вроде бы оказывались в одинаковых условиях: и у рабочих, и у крестьян результаты труда изымались государством. Однако именно это «восстановление справедливости» в конечном итоге и разрушило до основания деревню.

Оказалось, что сельский и заводской виды труда уравнивать нельзя. Крестьянский труд в принципе более творческий, более индивидуальный, чем труд рабочего у станка. Для того, чтобы у крестьянина оставался стимул в этом творчестве, необходимо было хотя бы 40 % продукции оставлять в его руках.

Однако случилось не только уравнивание, но и перекос в сторону города: закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию были установлены на порядок ниже, чем стоимость товаров, произведенных на заводах и фабриках.

У индустриальной державы не хватило чувства меры в установлении правильной пропорции между городом и селом.

Началось массовое обнищание деревни. Правда, за счет этого обнищания деревни страна смогла в быстрые сроки завершить индустриализацию и выйти на передовые рубежи во многих отраслях производства. Поистине, за все надо платить, и Россия за индустриализацию заплатила своим сельским хозяйством, своей культурой и историей.

Только лишь казалось, что этот устойчивый деревенский мир с его неспешным круговоротом хозяйства был неуязвим. Только лишь из города виделось, что у него нет индивидуального лица, нет сердца, нет ума, а есть лишь руки и глотки.

Понадобилось всего два десятилетия, чтобы фальшивые истины промышленных побед на стройках социализма отняли у этого мира сначала свободу, потом красоту и, наконец, душу.

Положение в деревне было еще поправимо даже в середине 50-х гг., когда следовало бы начать отдавать селу долги — отстроить дороги, помочь с техникой, увеличить закупочные цены на сельхозпродукцию. Однако в 1953-56 гг.

была сделана огромная ошибка: все силы и появившиеся средства были брошены на освоение целинных и залежных земель. В результате технику, предназначенную для российской деревни, загнали на целину и там быстро вывели из строя.

Земли же среднерусской полосы были окончательно заброшены, усугубилось разорение нечерноземья.

Таким образом, по нашему мнению, в советское время были допущены три крупные ошибки в политике по отношению к деревне, которые во многом определили истинные причины краха Советского Союза в 1991 г.

: (1) введение диктата государственного и чиновничьего аппарата и жесткие регламентации колхозам и совхозам, не позволяющие им самостоятельно вести хозяйство и распоряжаться произведенной продукцией; (2) освоение целины, приведшее к нерациональному использованию в масштабе государства резерва средств, техники и людей; (3) укрупнение хозяйств, при котором сельскому хозяйству навязывались принципы организации заводского производства (индустриализация) и совсем не учитывалась его экологическая специфика. Первая ошибка была допущена при И. В. Сталине, вторая — при Н. С. Хрущеве, третья — во времена Л. И. Брежнева. В 70-е гг. началась промышленная интенсификация сельского хозяйства — создание тысячных стад, вложение огромных средств в строительство сельхозкомплексов, укрупнение деревень. Эти огромные структуры малоподвижны, нечувствительны к нововведениям, ими сложно управлять. Более того, в итоге стали недоиспользоваться угодья, забрасываться удаленные поля, пастбища и сенокосы, народ концентрировался в крупных поселках, пошло на убыль личное огородничество, начался массовый отток сельских жителей в город.

Если в 60-е гг.

еще можно было как-то возродить крестьянство и сельскохозяйственное производство, так как оставалось еще поколение людей, выросших в деревне, помнящих, каким должно быть самостоятельное хозяйство, и главное, не утративших надежду и веру в свои силы, то в 80-х гг. крестьянство в средней полосе России оказалось фактически уничтожено. Безнадежность плотно давила на последние остатки сельского социума, заставляя его растекаться по стране в поисках лучшей жизни.

В эпоху перестройки наша деревня вступила окончательно разбитая и разуверившаяся в своих силах. Ликвидация колхозов еще больше усугубила деградацию села, а фермеризация не привела, да и не могла уже привести к тем результатам, которые от нее ожидали.

В фермеры, как правило, пошли городские жители — романтики, но утратившие знания и навыки сельского труда. Это были попросту смельчаки-идеалисты. Так и не получив той поддержки и техники, что обещало государство, фермерство уже не влачит жалкое существование — оно умирает.

Большинство же из оставшихся крестьян, поняв, что от государства они не получат ничего, кроме еще более жестокой эксплуатации своего труда, поумнели и переходят на натуральное хозяйство и меновую торговлю.

Чиновничий аппарат делает какие-то попытки отодрать свои оцепеневшие руки от сельского хозяйства, однако до сих пор это ему не удавалось. Мертвые сухие ветки этого столь некогда могучего и цветущего дерева России теперь только скользко бьют по лицу политиков (и по национальному бюджету).

Сейчас много говорится о развитии деревни, однако надо честно признать, что развивать там уже нечего — все требуется начинать заново. Для того, чтобы возродить и отладить тот сельскохозяйственный механизм, что кормил некогда огромную страну, понадобится 100-200 лет, как потребовалось древней Руси после набегов кочевников в XIII-XIV веках.

Источник: http://landclaim.narod.ru/arctic16.htm

Ссылка на основную публикацию