Керченско-феодосийская десантная операция (25 декабря 41 г — 2 января 42) — история России

Феодосийский десант

Керченско-феодосийская десантная операция (25 декабря 41 г - 2 января 42) - история России

6 апреля 2015 года Президент России Владимир Путин подписал указы о присвоении почетного звания Российской Федерации «Город воинской славы» Феодосии, Гатчине, Грозному, Петрозаводску и Старой Руссе.

Это почетное звание было установлено федеральным законом 9 мая 2006 года.

Оно присваивается российским городам, на территории которых или в непосредственной близости от них в ходе ожесточенных сражений защитники Отечества проявили мужество, стойкость и массовый героизм.

За какие заслуги почетное звание присвоено Феодосии? В ее военной истории были два ярчайших эпизода, имеющих непосредственное отношение к ратной летописи России.

Первый ­ в 1771 году         27­-тысячная русская армия под командованием генерал-­аншефа Долгорукова-­Крымского в сражении при Кефе разбила 95-­тысячную турецкую армию и заняла город. Еще более известен героический Феодосийский десант в конце декабря 1941 года.

Это была самая крупная десантная операция Великой Отечественной войны: в сложнейших условиях Черноморскому флоту удалось высадить в занятый врагом город целую общевойсковую армию.

В силу различных объективных и субъективных причин тогда не удалось одержать большой победы, поэтому уникальный десант не был оценен по достоинству. Сегодня мы расскажем о нем подробно.

В декабре 1941 года войска группы армий «Центр» были не только остановлены под Москвой, но и покатились на запад под ударами свежих советских резервов. Также немцы потерпели поражение на юге страны, под Ростовом­на­Дону, и на севере, под Тихвином.

Эти неудачи на Восточном фронте вызвали ярость Гитлера и всей нацистской верхушки. Немцам срочно требовался яркий, показательный успех, которым можно было бы символично увенчать уходящий 1941 год.

И именно успеха любой ценой требовал фюрер от командующего 11­-й армии Э. фон Манштейна.

17 декабря фашисты начали решительный штурм Севастополя, поведя дело со свойственной вермахту образца 1941 года сноровкой и напористостью. Защитники города дрались отчаянно, но их силы таяли. Подвоз подкреплений и боеприпасов по морю транспортами и боевыми кораблями не успевал компенсировать убыль. Все шло к тому, что в первую неделю января 1942 года город падет.

Чтобы оттянуть силы врага от Севастополя, советским командованием было решено осуществить высадку морского десанта на Керченский полуостров, открыв тем самым в Крыму новый фронт.

Ставка ВГК утвердила план операции, разработанный штабом Закавказского фронта, дополнив его предложением командования Черноморским флотом ­ кроме намеченных мест высадки в районе Керчи высадить десант также в Феодосийский порт.

Данная операция и вошла в историю как Керченско­-Феодосийская. Это одна из наиболее масштабных десантных операций, проведенных воюющими сторонами в ходе Второй мировой войны, и по ряду параметров крупнейшая десантная операция советского флота.

К ее проведению привлекались львиная доля всех боеспособных сил Черноморского флота и Азовской флотилии, внушительный тоннаж транспортов, ряд частей морской пехоты, две общевойсковые армии (51-­я и 44-­я) и даже танки ­ в состав десантных отрядов вошли несколько танковых рот, укомплектованных легкими танками Т-­26 и плавающими танкетками Т-­38.

26-­27 декабря были высажены десантные отряды на несколько плацдармов к северу и югу от Керчи. Не все прошло гладко. Наши войска понесли ощутимые потери, а главное ­ были запечатаны на плацдармах отчаянно сопротивляющимся противником.

Положение высаженных войск усугубилось в последующие 2 дня, когда сильный шторм и замерзание Азовского моря сорвали доставку подкреплений и снабжения на плацдармы.

В итоге цель высаженных десантов ­ захват Керчи ­ в первые три дня достигнута не была.

Когда ситуация в районе Керчи стала критической, советские корабельные соединения с десантом на борту как раз подходили к Феодосии.

Кораблям эскадры были поставлены следующие задачи: высадить передовой отряд десанта в составе двух полков в Феодосийский порт, подавить артиллерийским огнем противодействие врага на участках высадки, поддерживать артиллерией действия десанта.

Для решения этих задач было сформировано два отряда кораблей под общим командованием капитана 1 ранга Н.Е. Басистого. В отряд высадки и артиллерийской поддержки, которым командовал капитан 1 ранга B.А.

Андреев, вошли крейсеры «Красный Кавказ» и «Красный Крым», эскадренные миноносцы «Незаможник», «Железняков» и «Шаумян», а также транспорт «Кубань».

Отряд высадочных средств под командованием капитан­лейтенанта А.И. Иванова был сформирован из тральщиков «Щит», «Взрыв» и 12 катеров­охотников типа МО-­4. На борту кораблей этих отрядов доставлялся первый эшелон десанта ­ 251-­й горнострелковый и 633-­й стрелковый полки численностью более 5 тыс. бойцов и командиров.

Итого первый (штурмовой) эшелон высадки состоял из 2 крейсеров, 3 эсминцев, 2 тральщиков и 12 катеров МО­4.

После высадки первого эшелона два отряда транспортов с силами охранения должны были доставить в Феодосию основные силы 44-­й армии ­ 263-­ю стрелковую и 63­ю горнострелковую дивизии. Также на транспортах доставлялась бронетехника: 20 легких плавающих танков Т­-38 и 14 танков Т-­26. Т­-38 шли на транспорте «Жан Жорес», Т-­26 ­ на транспорте «Калинин».

В целом планом операции предусматривалось высадить тремя эшелонами в Феодосии 23 тыс. бойцов 44-­й армии.

В первом эшелоне десанта для штурмовых действий был сформирован отряд морской пехоты численностью 600 человек. Его возглавил старший лейтенант А.Ф. Айдинов. Штурмовой отряд должны были высадить катера МО-­4.

Вместе со штурмовым отрядом Айдинова в первом броске высаживались отряды разведчиков штаба флота и гидрографического отдела флота, а также корректировочные группы кораблей отряда высадки и артиллерийской поддержки.

В ночь с 28 на 29 декабря корабли подошли к Феодосии.

В 3 ч. 48 мин. Н.Е. Басистый приказал начать артиллерийскую подготовку. Корабли открыли огонь по порту и артиллерийским батареям. Первый залп осветительными снарядами дали эсминцы, за ними открыли огонь крейсеры.

В 4 ч. 03 мин. отряду высадочных средств было передано приказание: «Катерам следовать в порт!» Высадка началась.

Первым в акваторию Феодосийского порта ворвался катер MО­-0131 (командир лейтенант И.Г. Черняк), вторым ­ MO-­013 (командир лейтенант Н.Н. Власов) с командиром отряда высадочных средств капитан­лейтенантом А.И. Ивановым на борту. Они высадили морпехов и корректировщиков на Защитный (Длинный) мол.

Эту группу возглавил командир отряда малых охотников старший лейтенант В.И. Чупов. Морпехи стремительно захватили здание маяка на молу, а затем начали наступать вдоль мола к берегу. Находившиеся в составе этой группы гидрографы промерили глубины у мола для определения мест швартовки кораблей.

После захвата маяка с него был передан на корабли сигнал «Вход свободен».

Получив сигнал, Н.Е. Басистый отдал приказ о прорыве в порт тральщиков и эсминцев.

После катеров в порт вошли эсминец «Шаумян» и тральщик «Щит». В 4 ч. 26 мин. «Шаумян» ошвартовался у Широкого мола и начал высадку десантников. Противник сразу сосредоточил огонь на неподвижном корабле.

Высадка десантников заняла всего несколько минут, но дебаркация грузов, в основном боеприпасов, требовала значительно больше времени. В корабль попало несколько снарядов. Осколками было убито и ранено около 20 человек из экипажа. Только через 20 мин.

, закончив полностью выгрузку грузов, «Шаумян» вышел из порта.

В не менее сложных условиях высадили десант в порт эсминцы «Незаможник» и «Железняков».

В соответствии с планом «Красный Кавказ» должен был ошвартоваться левым бортом к внешней стороне Широкого мола, однако из­за сильного отжимного ветра выполнить этот маневр сразу не удалось. В 5 ч. 08 мин. в крейсер попали две мины.

Их взрывом было убито несколько человек. В первой трубе начался пожар. Вражеский снаряд попал в фок­мачту и вызвал пожар в районе штурманской рубки. Аварийные партии начали тушение пожаров. В 5 ч. 23 мин.

артиллерийский снаряд пробил броню и взорвался внутри боевого отделения второй башни.

Только в восьмом часу крейсер был ошвартован и начал высадку десантников.

Все это время «Красный Кавказ» вел огонь. Артиллерия крейсера ­ а это 180-­мм главный калибр, 100­-мм и 76-­мм универсальные пушки ­ подавила батареи противника, расположенные на высотах вокруг города, уничтожила несколько танков, рассеяла колонну автомобилей с пехотой, подходившую к городу.

В 8 ч. 15 мин. «Красный Кавказ» закончил высадку десанта, выгрузку техники и отошел от мола на внешний рейд, откуда продолжал вести огонь по данным корректировочных постов.

Крейсер «Красный Крым» стал на якорь на внешнем рейде в 3 каб от входа в порт и с 4 ч. 50 мин. начал высадку десанта, используя сначала корабельные плавсредства, а затем катера МО-­4 и тральщик «Щит». Крейсер закончил высадку десанта в 9 ч. 30 мин.

В 7.20 в захваченном порту ошвартовался транспорт «Кубань». С него были высажены 627 бойцов, выгружены 9 орудий, 6 минометов, 15 автомашин и порядка 112 тонн грузов ­ боеприпасы, продовольствие и т.д.

Уличные бои, начавшись около 5.00, продолжались весь день 29 декабря примерно до 18.00 (наступление темноты) и закончились овладением городом. Отдельные группы противника продолжали сопротивление и 30 декабря.

Успешная высадка войск 44­-й армии в Феодосии резко изменила обстановку на Керченском полуострове. Для всей группировки противника, находившейся в восточной части полуострова, создалась угроза окружения. Командование     11-­й немецкой армии вынуждено было принять решение о выводе своих войск с полуострова.

30 декабря противник оставил Керчь без боя. Немецко­фашистское командование было вынуждено срочно усилить свои войска на феодосийском направлении. В начале января северо-­западнее и западнее Феодосии кроме 46-­й пехотной дивизии уже действовали части 73-­й пехотной дивизии и румынского горнострелкового корпуса.

Кроме того, на подходе к этому району находились 132-­я и 170­-я пехотные дивизии, переброшенные из­-под Севастополя, где героическими усилиями воинов Севастопольского оборонительного района было сорвано второе наступление немецко­-фашистских войск.

К исходу 2 января советские войска вышли на рубеж Киет, Коктебель, где встретили организованное сопротивление врага. На этом операция по овладению Керченским полуостровом закончилась.

Керченско­Феодосийская десантная операция завершилась захватом важного оперативного плацдарма в Крыму ­ освобождением Керченского полуострова, овладением важными опорными пунктами противника в Крыму ­ городами и морскими портами Керчь и Феодосия, войска продвинулись на запад на 100­-110 км.

В итоге операции упрочилось положение войск Севастопольского оборонительного района. Немецкое командование 1 января 1942 года было вынуждено прекратить свое второе наступление на Севастополь и перебросить оттуда часть сил в район Феодосии.

Керченская группировка противника понесла большие потери. Эти результаты были достигнуты благодаря героическим действиям сухопутных войск и флота.

Операция, проводившаяся как часть контрнаступления Красной армии, развернувшегося в декабре 1941 года, была самой крупной морской десантной операцией в ходе Великой Отечественной войны.

Главное ее значение заключалось в том, что противник лишился возможности использовать Керченский полуостров как плацдарм для проникновения на Кавказ. Вместе с тем она отвлекла часть сил врага из­под Севастополя, облегчив его защитникам отражение второго вражеского штурма.

Читайте также:  Реформа русской армии при минихе - история России

Когда фашисты пришли на крымскую землю, многие феодосийцы ушли в партизаны. За проявленное мужество во время Великой Отечественной войны и значительный трудовой вклад крымчан в восстановлении своего родного города Феодосия была награждена орденом Отечественной войны I степени.

События современного периода показали, что нынешнее поколение жителей города достойно хранит память своих земляков. 19 марта 2014 года Республика Крым и город Севастополь на правах новых субъектов вошли в состав России. Признанием героических заслуг защитников Феодосии стало присвоение ей почетного звания Российской Федерации «Город воинской славы».

Олег СКИРА

Источник: http://orientir.milportal.ru/feodosijskij-desant/

Первое освобождение крыма: история керченско-феодосийской десантной операции

Как планировали и воплощали в жизнь одну из самых крупных десантных операций времен Великой Отечественной войны

Мы привыкли воспринимать декабрь 1941-го как время, отмеченное единственным, но очень крупным успехом Красной армии: контрнаступлением под Москвой. Большинство из нас помнит, что в последний месяц первого, самого страшного года войны красноармейцы освобождали только подмосковные города. В действительности же — не только их: 30 декабря 1941 года были освобождены Керчь и Феодосия.

Это результат одной из самых крупных и знаменитых десантных операций в истории Великой Отечественной войны: Керченско-Феодосийской. И хотя возвращение наших войск в Крым в первый раз было недолгим, десант сыграл огромную роль.

Во-первых, он позволил осажденному Севастополю отразить второй, самый жестокий штурм, во-вторых, навсегда отбил у командования вермахта желание использовать Керченский полуостров как плацдарм для наступления на Тамань и Северный Кавказ.

Враг подставился под удар

Фашистские войска вошли в Крым в конце сентября 1941-го, прорвав оборону Перекопского перешейка. Всего за месяц немцам удалось взять под контроль весь полуостров, и только главная база Черноморского флота — Севастополь — продолжала сопротивляться.

Первый штурм города, который его жители вместе с военными успели превратить практически в неприступную крепость, начался 30 октября и продолжался до 21 ноября, но успеха не достиг.

Отведя от севастопольских рубежей потрепанные передовые части, командующий немецкими войсками в Крыму Эрих фон Манштейн начал готовиться ко второму штурму.

Чтобы сломить сопротивление севастопольцев, Манштейн стянул к городу почти все наличные силы. Фактически полуостров оказался не прикрытым немцами: он контролировался единственной пехотной дивизией, поддерживаемой несколькими кавалерийскими, горнострелковыми и артиллерийскими подразделениями.

Между тем в Тамани в боевой готовности находились сразу две советские армии — эвакуированная из Крыма 51-я и 44-я, переброшенная из Ирана, где она участвовала в совместной советско-британской операции по нейтрализации прогерманского правительства этой страны.

В распоряжении советского командования был и Черноморский флот, активно поддерживавший осажденный Севастополь, и Азовская военная флотилия.

В таких условиях мысль о высадке стратегического десанта на Керченский полуостров не родиться не могла.

И 26 ноября командование Закавказского фронта, которым руководил генерал-лейтенант Дмитрий Козлов и где начальником штаба был будущий маршал, а тогда генерал-майор Федор Толбухин, направило в Ставку Верховного главнокомандования доклад с изложением основных идей операции.

Два дня спустя из Ставки пришел ответ с требованием изложить идею подробнее и сопроводить расчетом необходимых сил и средств. Развернутый доклад ушел в Москву 30 ноября.

В тот момент советское командование не ждало существенных результатов. План предполагал всего лишь овладение восточной частью Керченского полуострова, откуда десантные отряды должны были двинуться на Феодосию.

Но и в таком виде план явно гарантировал, что Манштейну придется снять с севастопольского направления хотя бы часть сил. Одно это оправдывало идею десанта.

В «облегченном» виде план Закавказского фронта и был утвержден директивой Ставки от 7 декабря 1941 года, и на Тамани немедленно приступили к подготовке.

И умением, и числом

Чтобы гарантировать успех и реально помочь севастопольцам, готовившимся к отражению очередного штурма, командование Закавказского фронта постаралось добиться существенного перевеса в силах.

К началу декабря было точно известно, что на всем Керченском полуострове находятся около 11 тысяч солдат и офицеров противника.

Это были части 46-й пехотной дивизии 42-го армейского корпуса 11-й армии вермахта (сама армия почти полностью сосредоточилась в районе Севастополя), а также 8-я румынская кавалерийская бригада и 4-я горнострелковая бригада вермахта плюс два танковых батальона, два полка полевой артиллерии и пять дивизионов зенитной артиллерии. Кроме того, керченская группировка немцев могла рассчитывать на поддержку истребительной и бомбардировочной авиации, базировавшейся на аэродромах в Симферополе и Саках.

В распоряжении командования десантной операцией были куда более существенные силы.

К ее проведению привлекались 44-я «иранская» армия под командованием генерал-майора Алексея Первушина и незадолго до того эвакуированная из Крыма и спешно пополненная 51-я армия под командованием генерал-лейтенанта Владимира Львова в составе девяти стрелковых дивизий и трех стрелковых бригад, а также средства усиления: пять артиллерийских полков, мотопонтонные и инженерные батальоны, две авиадивизии дальнего действия и два авиаполка (в общей сложности около 42 000 человек личного состава). Кроме того, в резерве находились 400-я и 398-я стрелковые дивизии и 126-й отдельный танковый батальон, который в конце декабря 1941-го отдельными подразделениями участвовал в десанте. 156-я стрелковая дивизия (из состава Закавказского фронта) была выделена для обороны побережья Азовского моря. Доставлять войска и технику в районы высадки должны были суда Черноморского флота, которым командовал вице-адмирал Федор Октябрьский, и Азовской военной флотилии под командованием контр-адмирала Сергея Горшкова. В их распоряжении было свыше 250 кораблей и судов, в том числе два крейсера, шесть эсминцев и 52 сторожевых и торпедных катера. Флот должна была прикрывать с воздуха авиация Черноморского флота, на тот момент располагавшая 161 самолетом.

Второй штурм Севастополя ломает все планы

На подготовку Ставка отвела 12 дней: дать больше в условиях крепнущего натиска на Севастополь означало многократно усилить риск того, что вермахт добьется успеха.

К тому же, согласно имевшимся у Верховного главнокомандования разведданным, выведенный из себя поражением под Москвой фюрер, досаду которого усиливали неудачи под Ростовом-на-Дону и Тихвином, потребовал от Манштейна любой ценой взять Севастополь до конца года. И было понятно, что генерал постарается выполнить приказ.

Так что по плану подготовка должна была закончиться 19 декабря 1941 года, а уже через два дня первые группы десантников должны были высадиться на керченском побережье. Но за два дня до окончания подготовки фон Манштейн внезапно перешел в наступление, начав второй штурм.

Это смешало карты советским генералам. Пришлось спешно перебрасывать в Севастополь наиболее подготовленные части, которые должны были участвовать в десанте, — 345-ю стрелковую дивизию и 79-ю бригаду морской пехоты.

Чтобы не оголить десант, эти подразделения заменили гораздо менее опытными горными стрелками из Закавказья.

Все это привело к тому, что начало операции пришлось перенести на пять дней. Но, что удивительно, это никак не повлияло на готовность немецкой группировки на Керченском полуострове организовать противодействие десанту.

После войны выяснилось, что за несколько дней до начала Керченско-Феодосийской операции фон Манштейн получил от перебежчиков информацию о готовящемся ударе.

Но поскольку точной численности сил, участвующих в операции, перебежчики не знали, а места высадки могли назвать приблизительно, генерал, сосредоточенный на необходимости как можно скорее взять Севастополь, не уделил этим сведениям должного внимания.

В послевоенных мемуарах военачальник писал: в тот момент ему казалось, что еще немного и осажденный город падет, потому распылять силы для отражения отвлекающего, как он думал, удара русских, Манштейн не собирался.

Решение немецкого генерала, о котором на Тамани никто в тот момент не знал, в итоге сыграло на руку советским командирам. Поздно вечером 25 декабря первые корабли и суда с десантниками отошли от причалов на восточном берегу Азовского моря. На рассвете 26 декабря они уже подходили к западному берегу Крыма…

Бросок с Тамани в Крым

В первой волне десанта, которая направлялась в сторону Керчи, шли подразделения морской пехоты и части 51-й армии.

Рассчитывать на то, что им удастся высадиться непосредственно в керченском порту, не приходилось: во время боев за город, закончившихся его сдачей, взорвались боеприпасы, складированные на причалах, и портовое хозяйство было в значительной степени уничтожено. Поэтому десантники направлялись чуть в сторону от города: в район Камыш-Буруна, мыса Хрони, мыса Зюк и мыса Опук.

В первый день наиболее удачно обстояли дела у отрядов, шедших на Камыш-Бурун и в район мыса Хрони. Другие отряды из-за шторма и постоянных налетов немецкой авиации (Манштейн переложил обязанность по отражению десанта на летчиков) вынуждены были вернуться в Темрюк.

Лишь через два дня, 28 декабря слегка утихший шторм позволил возобновить переброску. Она продолжалась до 30 декабря, и за это время в район Керчи удалось перебросить около 12 000 человек.

Увы, у них было слишком мало артиллерии и танков: для их доставки плохо подходили имевшие малую осадку десантные плавсредства, на которых только и можно было подойти к берегам вне керченского порта.

К тому же многим пришлось выпрыгивать на мелководье и добираться до берега по грудь в ледяной воде, а то и вплавь, что существенно обессилило десантировавшиеся подразделения.

Так что вместо планировавшегося наступления и взятия Керчи переброшенные в район города подразделения вынуждены были оборонять захваченные плацдармы. Ситуация изменилась 29 декабря, когда началась вторая фаза операции — высадка Феодосийского десанта.

Она началась в четыре утра с короткой артподготовки, настолько ошеломившей оборонявших порт немцев, что они не смогли организовать достойного сопротивления.

Так что довольно быстро штурмовые отряды, состоящие в основном из моряков-черноморцев, овладели портом, что позволило второй волне десанта высаживаться уже не под огнем и не где попало, а с пришвартованных кораблей и судов прямо на сушу.

Однако, потеряв порт, немцы сумели организовать сопротивление в городе, так что полностью взять Феодосию удалось только к утру 30 декабря.

В этот же день части вермахта, оборонявшие Керчь, несмотря на приказ Манштейна стоять до последнего, оставили позиции и скорым маршем двинулись на запад, в сторону основных сил.

Если бы они не успели сделать этого, то оказались бы в окружении: хотя керченская группировка немцев была достаточно сильна, после освобождения Феодосии и поступления к десанту подкреплений у них не было никаких шансов.

Читайте также:  Новороссийск-таманская наступательная операция 1943 года (10 сентября -9 октября) - история России

Победа, обернувшаяся поражением

Казалось бы, надо развивать успех, гнать врага до самого Перекопа, деблокируя осажденный Севастополь! К сожалению, в декабре 1941-го наша армия еще только училась всерьез, не по учебникам, а по обстановке бить вермахт.

И далеко не всегда командиры решались на действия, которые не успели получить одобрения Ставки или шли вразрез с ее распоряжениями.

А в отношении Керченско-Феодосийской операции они требовали соединения наступающих армий и полного освобождения полуострова.

«Если бы противник использовал выгоду создавшегося положения и быстро стал бы преследовать 46 пехотную дивизию от Керчи, а также ударил решительно вслед отходившим от Феодосии румынам, то создалась бы обстановка, безнадежная не только для этого вновь возникшего участка…

— писал позже в воспоминаниях фон Манштейн. — Решалась бы судьба всей 11-й армии. Более решительный противник мог бы стремительным прорывом на Джанкой парализовать все снабжение армии… Но противник не сумел использовать благоприятный момент.

Либо командование противника не поняло своих преимуществ в этой обстановке, либо оно не решилось немедленно их использовать… Противник явно видел перед собой только свою тактическую цель — уничтожение наших сил на Керченском полуострове — и совершенно упустил из виду оперативную цель — пересечение основной жизненной артерии 11-й армии».

Все это, увы, совершенно справедливо. Освободив Феодосию, 44-я армия двинулась не на запад, за отступающим врагом, а на восток, на соединение с 51-й.

Немцы воспользовались этой ошибкой, и, когда советские войска уже заканчивали подготовку к наступлению вглубь Крыма, нанесли контрудар, 18 января вновь захватив Феодосию.

Правда, развить успех вермахт уже не смог, да и потеря феодосийского порта не стала критичной для Крымского фронта, образованного 28 января из 44-й и 51-й армий, к которым в начале февраля присоединилась переброшенная с иранской границы 47-я армия под командованием генерал-майора Константина Колганова.

Его войска сумели даже в конце февраля организовать наступление с целью деблокирования Севастополя, но потерпели неудачу. А через два месяца немецкое командование начало печально знаменитую операцию «Охота на дроф», закончившуюся 18 мая 1942 года полным разгромом Крымского фронта и оккупацией всего Крыма.

Несмотря на то, что отдаленный финал Керченско-Феодосийской операции был неудачным, в истории Великой Отечественной она сыграла колоссальную роль.

И сорванный второй штурм Севастополя, и нарушенные планы немцев использовать Керчь и Феодосию как плацдарм для броска на Тамань и Северный Кавказ, и несколько перемолотых дивизий врага — все это можно и нужно поставить в заслугу солдатам и морякам, участвовавшим в десанте.

Источник

Источник: https://bazaistoria.ru/blog/43842923254

Керченско-Феодосийская десантная операция 1941-1942 годов

Планируя Керченскую операцию, командование Закавказского фронта первоначально ставило перед войсками весьма узкую задачу, сводящуюся, в сущ­ности, к занятию лишь восточного побережья Кер­ченского полуострова с последующим методическим наступлением на запад с целью выхода на фронт Джантара, Сейтджеут. Первоначально эта операция мыслилась в виде выброски морскими транспортными самолетами парашютных десантов на восточный берег Керчен­ского полуострова (мыс Хорни, маяк Кизаульский) с последующей переброской на полуостров главных сил для развития наступления на фронт Тулумчак, Феодосия.

Операцию предполагалось осуществить с 26 декабря 1941 г. по 5 января 1942 г. силами 56-й и 51-й армий (7-8 стрелковых дивизий, 3-4 ар­тиллерийских полка резерва Главного командования, 3-4 танковых батальона, авиация обеих армий и 2 авиадивизии дальнего действия). Морской флот должен был содействовать вы­садке десанта и обеспечивать фланги наступающих армий.

В дальнейшем план операции претерпел некото­рые изменения. Окончательный вариант операции был выработан к 13 декабря командованием За­кавказского фронта после согласования с командо­ванием Черноморского флота.

Предусматривалось одновременно с форсированием Керченского пролива произвести высадку нескольких десантов — морско­го (2 дивизии и бригада со средствами усиления) в районе Феодосии, авиадесанта в районе Владиславовки, вспомогательного морского десанта в районе Арабата и Ак-Моная.

Керченско-Феодосийская десантная операция, переход кораблей к местам высадки, декабрь 1941 г.

Задача десантов — овладеть Ак-Монайским перешейком и нанести удар в тыл керченской группировке противника. Осуществление этого плана должно было при­вести к оперативному окружению противника в за­падной части Керченского полуострова.

В операции должны были участвовать 51-я и 44-я армии (в составе 9 стрелковых дивизий и 3 стрелко­вых бригад) и средства усиления — 5 артиллерийских полков, мотопонтонные и инженерные батальоны, 2 авиадивизии дальнего действия и 2 авиаполка. 51-й армией командовал генерал-лейтенант Львов В.Н., а 44-й — генерал-майор Перву­шин А.Н. В резерве находились 400, 398-я сд и 126-й отдельный танковый батальон, который в конце декабря 1941 г. отдельными подразделе­ниями участвовал в десанте.

Суда отряда высадки, затёртые во льдах у Керченского побережья, 1941 г.

Общее руководство операцией осуществлял командующий Закавказским фронтом (с 30 дека­бря — Кавказским фронтом) генерал-майор Козлов Д.Т. Высадка войск была возложена на Черномор­ский флот под командованием вице-адмирала Октябрьского Ф.С. и входившую в его состав Азовскую военную флотилию, возглавлявшуюся контр-адмиралом Горшковым С.Г.

Керченско-Феодосийская десантная операция (26 декабря 1941 г. — 3 января 1942 г.)

Десантирование возлагалось на Азовскую воен­ную флотилию, Керченскую военно-морскую базу и Черноморский флот. Планом предусматривалось высадку десантов начать: силами 51-й армии — на рассвете 26 декабря, силами 44-й армии у горы Опук — 26 декабря, а у Феодосии — 29 декабря.

На 1 декабря 1941 г. в обороне на Керченском полуострове находились 46-я пехотная дивизия вер­махта и 8-я кавалерийская бригада румын.

В период с 11 по 13 декабря немецкое командование пере­бросило сюда 73-ю пехотную дивизию и дивизионы штурмовых орудий.

Общая численность войск противника на Керчен­ском полуострове составляла 10-11 тысяч человек. Они входили в состав 11-й немецкой армии.

Десантники водружают Красное знамя на горе Митридат, декабрь 1941 г.

Оборона противника состояла из укреплений полевого и долговременного типа. Глубина оборони­тельной полосы равнялась 3-4 км. Город Феодосия и прилегающий к нему район были оборудованы как сильный узел сопротивления. Наиболее сильно был укреплен район Еникале, Капканы, Керчь. Здесь было максимальное количе­ство пехоты и огневых средств.

С 3 по 25 декабря войска 51-й и 44-й армий, средства усиления и военно-воздушные силы, пред­назначенные для участия в предстоящей операции, производили перегруппировку и сосредоточение в районы погрузки, на корабли и суда. Плохие метеорологические условия этого периода осложнили проведение перегруппировки и особенно перебазирование авиации с аэродромов Кавказа.

Советские поддерживающие военно-воздушные силы были недостаточно укомплектованы материальной частью. На вооружении состояли устаревшие типы самолетов. Скоростных истребителей и бомбардировщиков в составе военно-воздушных сил было не более 15 % .

Кроме этого, аппарат военно-воздушных сил Северо-Кавказского округа не был использован в помощь командованию. Военно-воздушные силы Черноморского флота сразу не были подчинены фронту оперативно и в основном продолжали обеспечивать оборону Сева­стополя.

Активное участие в действиях на Керчен­ском полуострове они принимали только от случая к случаю.

Вследствие плохой организации и тяжёлых метеорологических условий перебазирование сопро­вождалось многочисленными авариями и вынуж­денными посадками.

В начальной стадии операции смогло принять участие фактически только 50 % авиа­частей, предназначавшихся для её проведения. Остальные 50 % продолжали оставаться на тыловых аэродромах и на трассе.

Необходимых транспортных средств для высадки десанта во Владиславовке фронт к началу операции не получил.

Тренировка войск к предстоящим действиям (по­грузка, выгрузка, действия десанта) была проведена наспех и недостаточно организованно.

А эффект специальных тренировочных занятий был сильно снижен, так как часть соединений, прошедших эту специальную подготовку, затем была отстранена от участия в операции (345-я стрелковая дивизия, 79-я стрелковая бригада, которые были переброшены на усиление Севастопольского гарнизона) и заменена соединениями, которые пройти специальной под­готовки не успели,

Инженерные части проделали огромную работу по устройству путей, ремонту пристаней, изысканию ресурсов и подготовке плавучих средств, а также средств погрузки и выгрузки войск (сходни, лестни­цы, лодки, плоты и т.д.).

Войска получили большое количество средств заграждения — мины, малоза­метные препятствия, взрывчатые вещества — для закрепления занятых рубежей по высадке десанта. Для усиления льда Керченского пролива были со­браны и подготовлены местные средства – камыш.

В первые и последующие эшелоны войск обяза­тельно включались саперные подразделения.

Коман­дующий 51-й армией высадку передовых десантов со стороны Азовского моря решил произвести в следующих пунктах: у Ак-Моная — 1340 человек, у мыса Зюк — 2900 человек, у мыса Тархан — 400 человек, у мыса Хрони — 1876 человек, у мыса Еникале — 1000 человек.

Всего намечалось выса­дить 7616 человек, 14 орудий, 9 минометов калибра 120 мм, 6 танков Т-26. Посадка десанта должна была производиться ночью, высадка — за 2 часа до рассвета.

Каждому от­ряду были приданы боевые корабли, которые должны были огнем своих орудий поддержать высадку.

Районом погрузки для соединений 51-й армии назначался Темрюк и частично Кучугуры. Керченская военно-морская база силами 10 групп трех отрядов должна была высадить десант из состава 302-й стрел­ковой дивизии (3327 человек, 29 орудий, 3 миномета) в районе маяк Нижне-Бурунский, станции Карантин, Камыш-Бурун, Эльтиген и коммуны «Инициатива».

В состав первого броска входило 1300 человек. Высадка должна была производиться внезапно, без артиллерийской подготовки, под прикрытием дымо­вой завесы с торпедных катеров. Погрузка войск на суда производилась в Тамани и в Комсомольской.

Решением командующего Черноморским флотом наличные силы флота были разделены на 2 группы. Группа «А» предназначалась для высадки десанта в Феодосии, и группа «Б» — у горы Опук.

Пункты погрузки — Новороссийск, Анапа и Ту­апсе.

Погрузка должна была производиться только ночью, высадка первого броска — до рассвета, после мощного огневого шквала судовой и корабельной артиллерии по порту и городу Феодосия.

25 декабря 5 отрядов, посаженных на суда Азов­ской военной флотилии в районах Кучугуры и Темрюк, вышли в море для выполнения поставленной задачи.

Несмотря на сильный шторм при подходе к берегу и противодействие со стороны противника, отрядам удалось 26 декабря высадиться в районе мыса Зюк (1000 человек) и в районе мыса Хрони (1500 человек). В последующие дни из-за шторма высадка не производилась.

Лишь 31 декабря началась массовая высадка десантов. За 26 и 31 декабря было высажено 6000 человек, 9 танков Т-26, орудия и 10 миноме­тов.

Керченская военно-морская база действовала тремя отрядами.

За период до 30 декабря, несмотря на сложные условия десантирования и выгрузки войск, она высадила в районах Камыш-Буруна, Эльтигена и Старого Карантина 13 225 человек и выгрузила 47 пушек и 198 минометов.

Черноморский флот десантировал два отряда «А» и «Б». Действия отряда «Б» не были достаточно орга­низованными, и вместо высадки в районе горы Опук отряд лишь 30 декабря произвел высадку десанта в районе Камыш-Буруна (2000 человек).

В 13 часов 28 декабря в Новороссийске нача­лась посадка десанта отряда «А» для следования в район Феодосии. В 3 часа 29 декабря отряд был уже в районе порта Феодосия.

С 4 часов 30 минут до 11 часов 30 минут 29 декабря было высажено на берег 1700 человек.

Читайте также:  Воюющие коалиции в начале 1918 г. - история России

К 31 декабря в район Феодосии было высажено 40 519 человек и выгружено 43 танка, 184 орудия и 52 миномета.

В период с 26 по 29 декабря противник огнем и контратаками стремился сбросить в море высадив­шиеся десанты советских войск. Для этого он исполь­зовал ближайшие резервы и подтянул в восточную часть полуострова соединения из района Феодосии и даже из внутренних районов Крыма.

В течение 28 и 29 декабря наша разведывательная авиация отмечала непрерывное движение колонн пехоты противника, артиллерии, машин и обозов с за­пада к району Керчи и пунктам высадки наших войск. Движение войск противника проходило не беспрепят­ственно. Наша бомбардировочная авиация бомбила колонны противника, нанося им большой урон.

Высаженные на побережье Керченского полуос­трова десанты были относительно малочисленны, часто не имели средств усиления, даже тяжелого оружия пехоты.

Поэтому, встречая ожесточенное со­противление противника, они не были в состоянии расширять захваченные плацдармы и переходили к обороне.

К исходу 29 декабря высаженные десанты за­нимали небольшие участки территории вдоль всего побережья Керченского залива и на южном берегу Азовского моря севернее и северо-западнее Керчи.

Обстановка в восточной части Керченского по­луострова резко изменилась в нашу пользу 29 де­кабря, когда нашими частями, высаженными в Феодосийском порту, была взята Феодосия. Захват Феодосии и дальнейшее продвижение наших частей к северу от города создали реальную угрозу окруже­ния всей группировки противника в восточной части полуострова.

Поэтому командование 11-й немецкой армии ре­шило любой ценой удержать за собой район к северу от Феодосии и тем самым выиграть время, необхо­димое для вывода войск с Керченского полуострова. В ночь на 30 декабря немцы без боя оставили город Керчь и в последующие дни поспешно отводили свои части в западном направлении.

Недостаточно хорошо организованная разведка, плохое состояние дорог и исключительно тяжелые в конце декабря метеорологические условия, не позво­лившие продолжать высадку десантов на Азовском море, дали противнику возможность оторваться от наших войск и организовать арьергардными частями оборону ряда промежуточных рубежей.

Противнику удалось ускользнуть на запад из на­мечавшегося окружения. Но Керченский полуостров был освобожден, и противник вынужден был перейти к обороне на рубеже Киет, Изюмовка. Обе стороны закрепились на занимаемых рубежах до конца января 1942 г.

За 9 суток активных боевых действий в Керченско-Феодосийской операции на фронте в 250 км было вы­сажено свыше 42 тысяч войск, которые продвинулись на 100-110 км. В итоге десантной операции был захвачен важный в оперативном отношении плац­дарм.

Керченская группировка противника понесла значительные потери.

Переоценив возможности сил фронта и одновременно недооценив возможности противника к маневру и созданию прочной обороны, советское командование приняло ошибочное решение о подготовке к проведению нового наступления на Керченском полуострове, с целью полного освобождения Крыма.

Перед Великой Отечественной войной в теории и практике обучения Красной армии и флота десанты не превышали одной дивизии.

Таким образом, ни тео­ретически, ни практически войска не были подготов­лены к высадке такого крупного десанта как в Керченско-Феодосийской операции.

Не обладая специальными десантными судами и высадочными средствами, флот не был готов к подобному десанту и в техническом отношении.

Командование фронта не имело полноценного штаба в ходе планирования и управления десантной операцией, так как основной состав штаба оставал­ся в Тбилиси, а в Краснодаре находилась лишь его оперативная группа. Штабы флота и фронта недооценили проблему сбора транспортных (плавучих) средств и их подго­товки к операции.

Не было даже ориентировочного плана перевозки войск, техники и снабжения в Сева­стополь, Керчь, Феодосию и между портами Кавказа.

В связи с общим недостатком морского транспорта было принято решение перевозить дивизии на плац­дарм в уменьшенном составе, оставляя на Кавказском побережье тяжелые орудия, танки и, как тогда гово­рили, обозы.

Это обстоятельство главным образом и определило малый оперативный успех войск 51-й и 44-й армий после их высадки в Крыму.

Источник: http://voynablog.ru/2013/03/09/kerchensko-feodosijskaya-desantnaya-operaciya-1941-1942-godov/

КРЫМ-1942. Часть 1. Керченско-Феодосийская десантная операция, проходившая в период с 24-го декабря 1941 по 20-е мая 1942 года (продолжение…)

Продолжение. Начало — здесь.

Последовательность введения частей в ходе проведения наступательной операции – это те основные рекомендации, которые были разработаны «видным советским теоретиком» Владимиром Кириаковичем Триандафилловым. Эти рекомендации были изложены им в его основном «трактате»:

«Характер операций современных армий» 1926 года (на самом деле это перевод с английского несколько статей немецкого теоретика фон Темпельхофа начала ХХ века и дополненные Триандафилловым).

Триандафиллов вводит понятие «глубокая наступательная операция», а ее проведение рекомендует проводить последовательным введением в операцию соединений и частей.

Образно это можно представить как ряды зубов в челюсти акулы, которые растут, применяются и расходуются на протяжении всей жизни акулы.

Вторая фаза: неудачная, как и предыдущая 27-е и 28-е декабря 1941 года (схемы 4 и 5)

 Схема 4. (27 декабря 1941г)

Планирование последующей операции под воздействием «ставки ВГК». Можно только догадываться о том, как проходило планирование высадки советского десанта в порту Феодосии. Скорее всего, утром 27-го декабря Сралин лично вел по телефону разговор с командующим Закавказским фронтом Д.Т. Козловым и Ф.И. Толбухиным.

Схема 5. (28 декабря 1941г)

На вопрос о том, как проходит десантная операция, ответ был дан честный (советское классическое): «… Операция успеха не имеет, прикладываем все возможные усилия по ее развитию». Поскольку до 27-го декабря «ставка ВГК» в процесс проведения операции не вмешивалась, то (скорее всего) после 27-го декабря вмешиваться стала, очень часто и очень жестко. Об этом можно только догадываться.

Но я не поверю, что решение на высадку 44-й армии (первая волна 4-е стрелковых дивизии – это 43 432 человека) в порту Феодосии принимали Козлов с Толбухиным. Ответ на вопрос, почему не они принимали решение, кроется в том, как и с помощью чего Закавказский фронт в этом случае будет вести снабжение этой армии.

Для этих целей у Закавказского фронта просто не было соответствующих средств.

И получается, что Закавказский фронт – это не более чем передаточное звено в советской цепи, которое не планирует операцию и не контролирует ее ход, и даже не занимается вопросами обеспечения, а не более чем – является представителем «ставки ВГК» в ходе самой операции.

Что такое 43 432 человека? Внешне это много или мало? Казалось бы – сухая статистика. Для того, чтобы понять и представить, что такое высадка 43 432 человек, можно произвести следующее. Например. Две семьи (8-мь человек) решили в выходные провести поход на природу. Лодка есть продукты есть, весла есть тоже.

Теперь представьте, что отцы семейств переправили на лодке (в первой партии) детей и жен, а вот рюкзаки с продуктами в лодку не поместились. Теперь нужно отцам грести обратно, найти рюкзаки и снова плыть к своим семьям.

Сколько на это может быть потрачено времени? Сколько нервов.

И получается, что даже внешне простой туристический поход требует детальной продуманности, умения читать карту, делать соответствующие выводы из нее, а самое главное – иметь соответствующую походу тренировку, хотя бы минимальную.

Но в нашем случае речь идет не о 8-ми, а о 43 432 человек. И речь не идет о туристической прогулке, а имеется армейская наступательная операция. Для того, чтобы такое количество людей могло воевать каждый день требуются:

  • ‒ 24 тонны продовольствия;
  • ‒ 14 тонн боеприпасов стрелкового оружия;
  • ‒ 6 тонн минометных мин;
  • ‒ 7 тонн артиллерийских боеприпасов калибров 37-мм, 45-мм, 76-мм и 122-мм;
  • ‒ 4 тонн боеприпасов калибра 152-мм.

Итого: минимальный расчет – 55-ть тонн, только продовольствия и боеприпасов. Каждый день.

Эта цифра без учета таких мелочей, как: горючее, смазочные материалы и запчасти для высаживаемых автомобилей; фураж для лошадей; а также элементов тылового имущества – палаток (для штабов, а также столы и стулья для них), полевых кухонь (для начальства), полевых печей и дров или угля для них же. Это же, в свою очередь, без учета инженерного имущества: малых пехотных лопат (запасных, для каждого солдата), больших саперных лопат, чтобы было удобнее окопы рыть.

Кирок, топоров, кувалд, гвоздей и пил, а также всех видов мин: противопехотных и противотанковых. И в качестве довеска – мотков колючей проволоки. При этом возможности доставки каждый день такого минимума, как 55-ть тонн продовольствия и боеприпасов будут не всегда одинаковыми.

Декабрь – январь это период штормов на черном море. Таким образом, первая волна десанта, должна вести с собой вообще все, и как можно больше.

Кроме того, дело все в том, что при проведении такой десантной операции как в Феодосию, туда доставлять необходимо было вообще  и решительно все (в буквальном смысле) – не только воду для питья, но и дрова для полевых кухонь.

Потому как в порту, который уже более чем год, как порт не использовался, ровным счетом вообще и ничего не было. Включая питьевой воды.

В это же время, немецкие офицеры в штабе 42-го корпуса анализируют обстановку и выносят рекомендации командующему об отводе частей с керченского полуострова.

Днем 27-го декабря командующий немецкого 42-го корпуса генерал Graf Hans Emil Otto von Sponeck, получив рекомендации своего штаба, оставляет в порту совместный полк из немецких частей и от 4-й румынской горной дивизии, всего – 3 000 человек.

Основная задача совместного полка – сдерживание основных сил десанта и постепенный отход на позиции в предгорья (надо отметить, что эта задача была выполнена).

Остальным частям своего корпуса генерал Otto von Sponeck приказывает произвести немедленный отход. Это и спасло 42-й корпус от разгрома, но не спасло самого генерала.

А что самое удивительное (и одновременно трудно понимаемое, даже в настоящее время) ‒ этого отхода не заметила советская разведка.

Продолжение следует…

Источник: http://sgs-mil.org/vtoraya-mirovaya-voyna/228-kerchensko-feodosiyskaya-desantnaya-operaciya-prohodivshaya-v-period-s-24-go-dekabrya-1941-po-20-e-maya-1942-goda-chast-1-prodolzhenie.html

Ссылка на основную публикацию