Изменения в общественном сознании. нюрнбергские процессы. — история России

Нюрнбергский процесс

?Прослушала весь Арзамас и Диалоги на Дожде, и стала слушать программы историка Сергея Медведева. Оказалось, очень интересно. В частности интервью с академиком РАН Юрием Пивоваровым о Нюрнбергском процессе и о том, будет ли в России подобный процесс над сталинизмом.

Расшифровала фрагмент, который мне кажется важным для понимания сложности люстрации и изменения общественного сознания и в России, и в Украине.
https://tvrain.

ru/teleshow/medvedev/nurnberg-420266


— Насколько немцы в первые годы после войны приняли приговор Нюрнберга?

— Конечно, не приняли, это естественно. Они были оскорблены тем, что они проиграли войну, огромными переселениями, которые затронули несколько миллионов немцев. Тема Холокоста станет для немецкого сознания — сейчас это, может быть, центральная тема для немецкого сознания, с семидесятых годов, — до этого она уходила в сторону. В 55-м году, практически через 10 лет после Нюрнберга, в Западной Германии был проведен опрос «Как вы относитесь к Гитлеру?» — чуть больше половины сказали «в принципе, парень неплохой». А когда в начале 60-х в крупных немецких городах были восстановлены синагоги, которые были уничтожены в конце тридцатых годов, начались опять поджоги синагог. А ведь экономический бум и демократическая система, и союзники здесь находятся, и вроде бы они покаялись.

Курт Георг Кизингер — канцлер Германии с 63-го по 66-й год был видным нацистом. Есть и целый ряд крупных генералов из Вермахта, ставших генералами Бундесвера и НАТО. То есть процесс денацификации, который сейчас представляется здесь нам в России как блистательный пример освобождения от скверны, — шел очень тяжело.

— Когда он стал укорененным?

— Он укоренялся долго. Была создана система политического образования – людей возили бесплатно в лагеря, и взрослых, и малых, — и показывали. Водили бесплатно по воскресеньям детей на американские фильмы, где шериф побеждает злодеев. Люди с высшим образованием должны были как минимум год проучиться в Штатах, английский язык…


— Кто это делал, кто этим занимался?

— Этим занималась и демократическая общественность Германии, этим занимались и союзники. Но с другой стороны, Вилли Брандт – великий политик, великий миротворец и друг наш, так сказать.

Который сражался против Вермахта сначала в рядах норвежской, потом британской армии, ему долго не возвращали германское гражданство! Потому что воевал против своей страны.

Это будущий великий миротворец, канцлер в Западной Германии, первый социал-демократ. Конечно, всё шло страшно сложно.

По-настоящему взорвало Германию , конечно, этот известный фильм про Холокост, американский четырехсерийный в семидесятые годы с гениальной Мэрил Стрип, которая там еще молодая, блестяще сыгравшая. Это взорвало. Уже в студенческих волнениях 68-69-го года эта тема звучала. Подросли дети, которые родились после войны или во время войны, которые стали отцам своим, так сказать….

Но я вам должен сказать, это не только немецкая история. Французы не любят говорить, что когда в 42-м году начались массовые эвакуации евреев из Парижа и т.д. в концлагеря, этим занималась французская жандармерия, а не гестапо. То же самое было потом в Венгрии.

— Ну, вообще если брать восточно-европейские истории холокостов и геноцидов – Литва, Польша…

— Конечно. Западная Украина…

Источник: https://o-berezinskaya.livejournal.com/1303471.html

Президиум РАН: о Великой Отечественной войне — история профессиональная, история публичная

Академик Александр Чубарьян в своем научном сообщении «Вторая мировая война в современной историографии и общественном сознании» говорил об образе войны в общественном сознании и сугубо научном подходе

О войне известно уже очень многое — о сражениях, тыле, плене, оккупации, партизанах, коллаборационистах… Но дискуссии вокруг Второй мировой войны и Великой Отечественной войны не становятся спокойнее.

В своем научном сообщении, — «Вторая мировая война в современной историографии и общественном сознании», — сделанном 15 сентября на заседании Президиума РАН, академик Александр Чубарьян вычленил два аспекта: война в памяти людей и правящих кругов, т.е.

в общественном сознании и сугубо научный аспект этой же темы. Предлагаем сокращенное изложение этого доклада.

*  *  *

Та война — самое большое событие ХХ века. За 70 лет после Победы изданы тысячи книг и сборников документов, в разных странах — многотомные серии. Однако на протяжении всех прошедших с тех пор десятилетий проблемы войны, ее происхождения и итогов были связаны с общей международной ситуацией и вызывали повышенные идейные споры.

Сегодня особенно обострились оценки и столкновения позиций, причем юбилейные события не вызвали серьезных изменений в позициях общественного мнения и историков в США, Англии, Франции, Италии. А вот наиболее острые политические и идеологические дискуссии разворачиваются в Восточной Европе — это Польша, Украина, прибалтийские страны.

Правда, этого нет в Чехии, почти нет Словакии, побольше в Румынии.

Главные пункты споров

О происхождении войны, т.е. 1939-1941 гг.: предложение поставить на одну доску нацистскую Германию и Советский Союз, как два тоталитаризма — это идея «двух оккупаций». В Польше сейчас вышла книга: одна оккупация сменилась другой оккупацией.

https://www.youtube.com/watch?v=UnaFyxvcVb0

Второй пункт — роль Советского Союза в войне, его роль в Победе. Опять же — эта роль не отрицается в Англии, во Франции, в США, но в странах, о которых я говорил, она подвергается большому сомнению. Идея в том, что вся Восточная Европа была оккупирована Советским Союзом, и им навязано то развитие, которое пошло дальше.

По мнению Чубарьяна, наблюдается тенденция героизации тех, кто сотрудничал с Германией. Например, в Риге уже ритуальными стали парады, есть известный украинский лейтмотив.

В Германии не ругают подвластного человека, но они осуждают сотрудничество с фашистской Германией, поскольку остаются на позициях осуждения нацизма. Канцлер А. Меркель 10 мая при возложении венка в Москве сказала, что Германия несет всю ответственность за то, что было.

К сожалению, западные союзники хранят молчание по поводу того сотрудничества с фашистской Германией.

Также в последнее время появилась идея. Не самой войны, а — в этой войне.

Это, например, говорит Чубарьян, он услышал лет семь назад в Кишиневе в выступлении президента Молдавской академии наук: мол, Молдавия не участвовала, потому что ее часть — Бессарабия — была оккупирована Советским Союзом.

Теперь на такой позиции стоят украинские коллеги (хотя на Украине есть партнеры-историки, которые в эту кампанию не втянулись) — в общественном мнении подвергается сомнению само участие в Великой Отечественной войне. В других странах СНГ такая позиция не столь сильно выражена.

Словом, подходы к истории войны продолжают оставаться идеологизированными и политизированными.

О научном аспекте. Совсем недавно вышла новая 12-томная история Великой Отечественной войны. Это — крупные многоплановые труды. Академик считает необходимым подумать о продолжении работы по изучению войны с переходом на более конкретные сюжеты.

Во-первых, речь идет о том, что, безусловно, война была выиграна на фронте, и потому у нас большинство работ посвящены военным операциям. Т.е. история войны — это история военных операций.

И впервые в этом 12-томнике была поставлена ключевая проблема — «война и общество»: и в нашей стране, и во всем мире.

Применительно к нашей стране — позиция и роль наших различных социальных слоев: крестьянство в годы войны, позиция интеллигенции, гендерная проблема, повседневная жизнь народа и общества, серьезные сдвиги в настроениях. Тема не такая простая и не такая однозначная.

Второе — «антропология войны»: наш советский человек в разных ситуациях. «Человек на фронте», «Человек в тылу», «Человек в оккупации», «Человек в тылу», «Человек, сотрудничающий с коллаборационистами».

Издаются солдатские письма, дневники — и в нашей стране, и в Германии, делаются попытки социальной стратификации. Очень серьезная проблема — человек на оккупированной территории. Сейчас вышли интересные новые работы с попыткой посмотреть на германскую оккупационную политику.

Она не была так однозначна. Немцы сейчас публикуют работы, в которых рассказывают, что после Сталинграда были заседания в германском руководстве, и они пытались изменить оккупационную политику: разрешили многие колхозы, открыли православные храмы, отпустили много военнопленных.

Сейчас с помощью коллег в Австрии и в Германии найдены списки: не отпускали всех, кто имел отношение к коммунистам, мало отпускали русского населения, но отпускали очень много украинцев, представителей кавказских национальностей, Средней Азии.

Это входило в общее русло осознания в германском руководстве, что война развивается не так, как они хотели. Но это оказывало влияние и на наших людей, которых отпускали.

На Западе делаются попытки довольно сильно дискредитировать партизанское движение. Оно сыграло свою роль, но необходимо изучать состав партизанского движения, его цели не только с военной точки зрения, но и с точки зрения социальных ситуаций и отношений с местным населением.

О национальных проблемах в годы войны.

До 1941-го года превалировала идея мировой революции и идея социализма — в программных выступлениях Молотова и Сталина в 39-40-м годах по поводу событий в Прибалтике, Западной Украине и Западной Белоруссии говорилось о расширении зоны социализма, что соответствовало действительности.

Но во время войны Сталин поменял ориентиры, идея мировой революции вообще ушла, Коминтерн, как известно, был распущен (главным образом, чтобы сделать приятное союзникам). В нашем руководстве произошла смена парадигмы в сторону национальных приоритетов.

Сталин говорил о наших истоках, называл тех, кем должны гордиться: Александр Невский, Дмитрий Донской, Кутузов. Явное преобладание получила идея национальной идентичности в противовес идеям интернационального подхода. Сталин помирился с церковью, и этот элемент тоже был очень сильно поднят. В руководстве у нас поняли значение патриотических традиций для консолидации общества.

Люди воевали за страну, но не обязательно за социализм как строй (это, кстати, сегодня оспаривается некоторыми в нашей стране), воевали за спасение своих жизней, своих семей, своего благополучия. Поэтому обращение к национальным истокам было чрезвычайно важным.

Национальный аспект был противоречив в нашей стране. В частности, были депортации — хотя и осужденные, но спустя только десятилетия. Они коснулись русских немцев Поволжья, чеченцев, ингушей, крымских татар и т.д. Безусловно, это повлияло на мироощущение данного населения, в частности, рассказывали, крымские татары сегодня апеллируют к этим, казалось бы забытым другими народами, событиям.

Читайте также:  Война России за освобождение украины от польского гнета в xvii веке - история России

Пути и формы консолидации общества. Историкам всего мира известно: перед внешним врагом происходит консолидация общества.

У нас, несмотря на то, что во время войны существовал ГУЛАГ и были репрессии, в целом общество было очень консолидированным — ради Победы, ради защиты своей страны люди забывали о своих обидах.

А дальше — как эта консолидация развивалась? Мы только подступаем к этим темам: настроение интеллигенции и настроение советского офицерства к концу войны. Есть единичные известные примеры вроде Солженицына или Копелева, но в целом — тема заслуживает изучения.

Рассказывали случай из заседаний сталинского Комитета по премиям: обсуждалась работа академика М.В. Нечкиной о декабристах. Сталин вдруг высказался: кто были декабристы — офицеры, которые после наполеоновской войны набрались вольного духа и идей из Европы, и вышли на Сенатскую площадь.

И на этом Сталин не остановился, сказал: надо подумать и сегодня — как настроены наши офицеры, которые приехали из Германии? А так и было: они, приехав туда, увидели жизнь, которая часто не соответствовала тем постулатам, которые были в нашей пропаганде. Т.е. речь идет о сюжете, который требует отдельного изучения.

О «коллаборационизме». Академик Чубарьян считает важным напомнить, в связи с 70-летием Нюрнбергского процесса, что все, кто сотрудничал с фашистами, были осуждены решением Нюрнбергского трибунала. Только что в России вышли три тома «История предательства.

Власов»: следственное дело Власова; все, что касается российской освободительной армии; все, что касается перехода Власова к немцам, его переговоров. Вы знаете, Гитлер его не принимал, и немцы не очень признавали его, речь шла в основном о Розенберге — только его круги использовали власовцев.

Мне кажется, тема коллаборационизма жителей нашей страны очень интересна: настроение людей, причины их ухода в армию Власова — по некоторым подсчетам это почти 1,5 млн. Это — также сюжет для изучения.

Архив ФСБ издал книгу об украинском национальном движении и обо всем бандеровском движении в годы войны — сегодня, считает Чубарьян, вокруг этого движения буквально некая шизофрения на Украине. Надо продолжить изучение архивов в этом отношении.

Бандеровцы, как выяснилось — довольно разноплановая организация, меняла свои ориентиры: то они сотрудничали с немцами, то с нашими органами, то они были против нас. Все это требует изучения. В любом случае, это люди, которые сотрудничали с нацизмом и попадают под Нюрнбергский трибунал.

Если в Норвегии казнили Квислинга и французы казнили всех, кто был с фашистами, совершенно очевидно, ситуация с бандеровцами мало чем отличается.

Существенный вопрос — отношение к немцам и немцев к русским.

Два-три года назад в Европе, в разных странах проводили выборочное анкетирование «Как смотрятся россияне за рубежом?». Оказалось, что наиболее позитивное отношение к нашим у немцев.

Индивидуальный опыт докладчика подтверждает эти результаты: «я очень связан с Германией и свидетельствую, что у них большого отрицательного отношения к нам нет», — сказал он. Странный феномен ХХ века: две войны, миллионы жизней с обеих сторон. Он также не замечает и в России антигерманского синдрома.

Люди старшего поколения знают, что и после войны это не было особенно распространено, что в значительной мере было связано с сигналом сверху. Известно, что у нас появились статьи — Эренбурга «Убей немца» и Симонова, который об этом же сказал.

Но после в «Правде» появилась статья Александрова, инициированная Сталиным, что гитлеры приходят и уходят, а германский народ остается. Это должно было пресечь антигерманские, этнические выступления.

Полгода назад мы выпустили первое российско-германское учебное пособие для учителей, которое вызвало огромный резонанс — немцы его вручили А. Меркель, мы передали В.В. Путину, а С.В. Лавров вручал немецкому министру иностранных дел Штайнмайеру.

Разве не парадокс: 20 глав этой книги по истории ХХ века, из них по 14 главам общие авторы. Немецкий автор написал статью в духе немецкий оценки войны: что немцы совершили преступление, они несут ответственность, Гитлер ответственен за то, что столько немцев погибло под Сталинградом.

Сотрудничество с немцами, я думаю, у нас имеет перспективу — мы сейчас совместно с ними делаем XVIII и ХIХ век.

К сожалению, несколько иные подходы в Казахстане и в Киргизии, их меньше в Таджикистане и почти нет их в Армении. Авторы пытаются показать свою национальную идентичность, в том числе, и применительно к их роли в Великой Отечественной войне. Но для научных исследований есть хорошие перспективы, надо продолжать издание документов.

Далее, указал докладчик, мы все-таки не знаем, что было в Кремле весной 41-года. Недооценка угрозы, опасности? Или были закрытые совещания? Говорят, что было какое-то специальное заседание Политбюро.

Мы оказались неподготовленными к войне — и, все-таки, что было? По данным академика, с ноября 1940-го года в стране менялось отношение — до этого была запрещена, как вы знаете, антигерманская пропаганда, не выпускали фильм «Александр Невский», не разрешали роман Эренбурга.

А в ноябре все стало меняться, каждое заседание Политбюро сопровождалось докладом о новых видах оружия. Страна, конечно, готовилась, ориентируясь примерно на 1942 год. Нужно, конечно, внимательное документальное изучение.

По поводу 70-летия Ялтинской конференции также большой фронт столкновений, и, опять же, отрицания идут из Восточной Европы. Поляки обвиняют американцев, что Польшу отдали Советскому Союзу, что итоги войны оказались в нашу пользу.

Кстати, у нас были некоторые коллеги, которые говорили, что как только освободили Советский Союз, на этом надо было остановиться — конечно, это абсолютный нонсенс. В издательстве «Наука» вышла прекрасная книга (МГИМО) — переписка Сталина, Черчилля и Рузвельта.

В ней видна роль 1945-го года в возникновении холодной войны.

Думаю, было бы полезно, все-таки, увидеть за Ялтой глобальную готовность к компромиссу абсолютно разных по менталитету людей: Черчилля, для которого главное — Британская империя, демократа (это совершенно очевидно) Рузвельта и Сталина, человека совершенно другого типа. Многое достигалось путем просто личных отношений, личного доверия — это пример для сегодняшнего дня.

Наконец, последнее. Нужен междисциплинарный подход для изучения войны. Политологи все больше рассматривают войну как систему, как часть системы, и это, по словам докладчика, для политологии предмет очень важный. Существенна и роль психологов: тема — психология людей во время войны, во время глобального конфликта.

Есть проблемы, которые требуют кооперации историков со специалистами, исследующими общественное сознание. Вот в Прибалтике, да и в других местах требуют покаяния — почему-то это требование вошло в общественное сознание. Например, предъявляют счет к англичанам за бомбардировки Дрездена и других городов.

Но почему японцы не требуют покаяния от американцев за их ядерные бомбардировки? Это поразительный элемент общественного сознания, требующий осмысления.

Прошло уже 75 лет после начала войны и 70 лет после Победы, вполне можно ставить острые дискуссионные вопросы, которые абсолютно не подвергают сомнению то, что мы победили в этой великой войне. Это так и останется в нашей истории.

Вы знаете, мы писали учебник по поручению Президента, это святое для всех, кто участвовал: война как историческая память и как событие для нашего общества, для людей — осталась. Конечно, для современной молодежи это уже далекая история.

Уже и родители их родителей многие ушли, но пример шествия «Бессмертного полка», когда люди шли с фотографиями своих погибших близких — очень яркое событие исторической памяти.

Сейчас во всем мире обсуждается: есть история профессиональная и есть история публичная. Например, у нас был взлет дискуссии вокруг панфиловцев. Появилась большая статья в американской газете под заголовком «Дегероизация в России» насчет панфиловцев — что по документам их было не 28.

Академик Чубарьян, историк, считает, что это опасная тенденция: ученые могут продолжать изучать — сколько было панфиловцев, как они действовали. Но для общественного сознания эти люди стали символами Победы. Для общественного сознания и для публичной истории такие символы Победы важны.

Источник: https://scientificrussia.ru/articles/o-velikoj-otechestvennoj-vojne-istoriya-professionalnaya-istoriya-publichnaya

Тайны Нюрнбергского процесса

Впервые о создании Международного военного трибунала Советское правительство заговорило в 1942 году. Никто из руководителей Третьего Рейха в период наступательных побед не мог тогда представить себя в роли подсудимых.

В дни, когда немецкие фашисты успешно занимали наши города, Кавказ, продвигались к Сталинграду, Геббельс выступил на митинге в Баварии: «Враги заблуждаются, утверждая, что, так называемые, военные преступники, предстанут перед судом. Они уже готовы представить устав этого суда. Не будем им препятствовать в этом.

Кто знает, не понадобится ли нам данный устав после войны против его создателей?»

Однако рейхсминистр пропаганды просчитался. Советское правительство не заблуждалось, и уже через три года, 20 ноября 1945 года, начался Нюрнбергский процесс, самый крупный суд в истории человечества, который часто называют судом истории. Нюрнбергский процесс юридически закрепил окончательный разгром фашизма, оставив немало тайн и загадок.

Однако сам процесс мог и не состояться. Первый суд решено было провести в городе, который считался цитаделью фашистов, где проводились парады, фе­ерические шоу, гипнотизирующие толпу, которая бесновалась от восторга. Нужно было найти в центре Германии подходящее место для суда с надежной тюрьмой.

Такое место нашлось в Нюрнберге, где Дворец правосудия не пострадал от бомбежек. Демократический Запад настаивал на казни без суда, а тоталитарный Советский Союз требовал гласного процесса с полноценной защитой. Черчилль неоднократно выступал с этой инициативой, пытаясь навязать свое мнение Сталину.

Сталин настаивал, говоря, что на все должно быть судебное решение, иначе люди скажут, что Черчилль, Рузвельт и Сталин просто отомстили своим политическим врагам.

29 августа 1945 года был опубликован первый список, состоящий из 24 военных, политических преступников, идеологов фашизма.

В списке обвиняемых были: Герман Вильгельм Геринг, Рудольф Гесс, Иоахим фон Риббентроп, Роберт Лей, Вильгельм Кейтель, Эрнст Кальтенбрунер, Альфред Розенберг, Ганс Франк, Вильгельм Фрик, Юлиус Штрейхер, Вальтер Функ, Гельман Шахт, Густав Крупп фон Болен унд Гальбах, Карл Дениц, Эрих Редер, Бальдура фон Ширах, Фриц Зау­кель, Альфред Иодуль, Мартин Борман, Франц фон Папен, Артур Зейсс-Инкварт, Альберт Шпеер, Константин фон Нейрат, Ганс Фрич. Все они обвинялись в преступлении против мира.

До суда дошли не все Мартин Борман таинственно исчез. Густав Крупп был признан неизлечимо больным, и дело его прекращено до суда. В камере покончил с собой Роберт Лей, глава трудового фронта. По официальной версии, он повесился на полотенце, зацепив его за канализационную трубу. Задолго до этого он говорил, что не знает ничего о предъявляемых ему обвинениях.

Читайте также:  Лекции т. н. грановского - история России

В предсмертной записке написал, что не может больше выносить чувство стыда. По другой версии, Лей и Борман были доверенными лицами Гитлера и знали, куда вывезено золото Рейха. Если Борман погиб, то Лей был единственным хранителей золотой тайны, о чем узнали американцы.

Из его писем жене следует, что Лея постоянно возили в госпиталь, где делали ему уколы, возможно, вводили наркотики, чтобы узнать, где находится золото Рейха. Если Лей, в конце концов, все рассказал, то он уже не представлял никакой ценности для британцев или американцев, его могли просто убрать, инсценируя самоубийство. Исключая Лея и Бормана, остальные предстали перед судом.

Разумеется, на скамье подсудимых союзники хотели бы видеть и других фашистских главарей: Геббельса, Гимлера, Мюллера, Бормана и, конечно же, Гитлера. Если о первых двух достоверно известно, что они покончили с собой, то что стало с остальными? Загадка. По официальной версии, Адольф Гитлер вместе с Евой Браун свели счеты с жизнью 30 апреля 1945 года в бункере.

По другим данным, им удалось бежать в Испанию, затем в Аргентину. К сожалению, нельзя доверять ни одной из версий из-за того, что нет стопроцентной доказательной базы. А что же случилось с Мюллером и Борманом? Как они сумели скрыться от Международного военного трибунала? Судьба Генриха Мюллера неизвестна. Последний раз его видели 27 апреля 1945 года. Существует несколько версий его смерти.

Мюллер неоднократно заявлял, что он настолько связан с режимом, что не сможет его пережить. Это объясняло, почему он в бункере Гитлера появился в белом костюме со всеми наградами, т. е. он готовился к смерти. Останки были найдены, но не идентифицированы. Но останки были в мундире Мюллера.

По другой версии, Мюллер скрылся в Латинской Америке, назывались различные места его пребывания: Аргентина, Чили, Парагвай. Высказывали даже версии о том, что его завербовало НКВД, жил в Москве, умер в 1948 году. Есть и американская версия. Если ей верить, то его завербовало ЦРУ, и умер он в Калифорнии в 1982 году.

Генрих Мюллер – единственный в мире человек, смерть которого была зарегистрирована, а после регистрации смерти выдан ордер на его же арест. Что же касается Мартина Бормана, то он постоянно находился в бункере Рейхс-канцелярии. Перед смертью Гитлер назначил Бормана рейхсминистром по делам партии, хотя ранее такого поста не существовало.

1 мая Борман с Геббельсом и начальником штаба германских сухопутных войск Гансом Крепсом приняли решение прорваться из окружения Берлина вместе с последними обитателями бункера. По свидетельству очевидцев, Борман был ранен снарядом, попавшим в танк, за которым он шел. Тело Бормана не было обнаружено, и он был заочно привлечен к суду Международным военным трибуналом в Нюрнберге.

Все руководители представляли разные структуры управления нацистского режима. И, как оказалось, к началу процесса лидеры партии покончили с собой. Но нужен был человек, который бы олицетворял нацистскую партию, им оказался Мартин Борман. Другие свидетели уже в 1946 году так же говорили о смерти Бормана, вроде он раскусил ампулу с цианистым калием. Но и эти показания не были приняты достоверными.

В 1946 году в Нюрнберге его судили заочно и приговорили к смертной казни, оговорив, что если его задержат, он имеет право подать просьбу о помиловании в установленные сроки. Версий было много, то его видели в Берлине, то в Аргентине, что он завербован английской, советской разведкой, работал на ЦРУ и т. д.

Несмотря на то, что некоторым прес­тупникам удалось уйти от ответственности, в 10 часов 20 ноября 1945 года начался Нюрнбергский процесс. Международный военный трибунал был сформирован на паритетных началах СССР, США, Англией и Францией. Процесс длился 10 месяцев, всего проведено 216 слушаний.

Нюрнбергский международный военный трибунал стал первым в мире процессом, осуждавшим преступления государственного масштаба. При этом Трибунал не судил германский народ, а судил представителей той страшной системы, которая существовала в Германии и принесла столько бед всему человечеству. Не судили солдат, и многие генералы скончались в преклонном возрасте.

Судили гестапо, СД, нацистскую партию, опять же только руководство. Подсудимым дано было право защищаться, все они имели немецких адвокатов, некоторые даже по два. Пользовались такими же правами для защиты, которых были лишены обвиняемые в фашистской Германии.

Когда Черчилль выступил с речью в Фултоне, осуждая Советский Союз, и появился как бы железный занавес, немецкие преступники всполошились и в то же время обрадовались. Однако Нюрнбергский процесс действовал, как одна команда, отгородившись от веяний холодной войны, и продолжал свое дело. 1 октября 1946 года на последнем 403 заседании председатель Трибунала объявил приговор каждому обвиняемому в отдельности. Нюрнбергский военный трибунал приговорил: Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Йодля, Зейсс-Инкварта, Бормана (заочно) – к смертной казни через повешение. Гесса, Функа, Редера – к пожизненному заключению. Шираха, Шпеера – к 20, Нейрата – к 15, Деница – к 10 годам тюремного заключения. Фриче, Папен, Шахт были оправданы. Переданный суду Лей незадолго до начала процесса повесился в тюрьме.

Смертные казни были приведены в исполнение в ночь на 16 октября 1946 года в спортзале Нюрнбергской тюрьмы. Геринг отравился в тюрьме незадолго до казни. Существует версия, что капсулу с ядом ему передала жена во время последнего свидания при поцелуе. После казни последнего осужденного в зал внесли носилки с телом Геринга, чтобы он занял символическое место под виселицей.

Суд над врачами Нюрнбергский процесс не единственный. После главного международного трибунала состоялось еще 12 судебных процессов над нацистами ниже рангами. Однако их зверства переходят все пределы человеческой морали. Суд над врачами открыл миру новые грани зла. Одной из обвиняемых нацистских врачей стала Герта Оберхойзер, в 1942–1943 гг.

занимавшаяся экспериментами над заключенными концлагеря Роверзблюк по трансплантации мышечных тканей. Жертвами стали 84 женщины, 74 из которых были из Польши. Оберхойзер умертвляла людей с помощью нефтяных и обертуратных инъекций, затем ампутировала конечности для исследований.

Время от инъекции до смерти составляло от 3 до 5 минут, при этом человек находился в полном сознании. Другим направлением ее работы было нанесение заключенным страшных ран с последующим введением туда инородных предметов: кусков дерева, ржавых гвоздей, битого стекла, грязи, опилок для исследования защитных свойств организма.

Другой доктор Бранд первый разрешил умертвить ребенка-инвалида по фамилии Кнауэр, чем положил начало эвтаназии. Были отобраны больницы, в которых убивали инвалидов, в основном, с помощью инъекции, большей частью использовался люминал, иногда просто морили голодом. В ходе подобного чудовищного эксперимента только детей было убито около 5 тыс.

В 1939 году Бранд был назначен одним из ответственных за программу умерщвления Т-4, главной задачей которой было полное уничтожение душевнобольных людей из психиатрических лечебниц. Сюда же попадали солдаты и гражданские лица, получившие увечья в ходе военных действий. Профессор анатомии Август Хирт по заданию Гимлера занимался поиском противоядия против иприта.

Хирт ставил опыты на собаках и на себе, в результате чего сам оказался в больнице с кровоизлиянием в легкие. После начала Второй мировой войны Хирт стал проводить испытания на узниках концлагерей. Многие из подопытных ослепли или умерли.

В 1941 году Хирт возглавил специально созданный под него экспериментальный анатомический институт СС в Страсбурге, где «трудился» над обоснованием нацистских расовых теорий. Хирт создал обширную антропологическую коллекцию из скелетов, черепов и отдельных фрагментов тел, которые позже обнаружили союзные вой­ска в кладовой его лаборатории.

В качестве рабочего материала использовались узники Освенцима разных национальностей. Анатомический институт работал под покровительством Аненербе. Аненербе – самая могущественная структура Третьего Рейха, детище Генриха Гимлера, тесно связанная с другим его детищем – СС.

Научный институт занимался исследованиями: селекцией растений, практической черной магией, историей германской культуры, поиском древних артефактов, разработкой ядерного оружия и изучением сверх возможностей человеческого организма. Сложно сказать, чем Аненербе не занимался и в какой области достиг успехов, но то, что успели, очевидно.

Поэтому понятен интерес союзников к Аненербе. Все, что не было уничтожено после победы, попало в руки американцев, англичан и русских. В ходе операции «Скрепка» вместе со всеми своими работами был вывезен в Америку инженер-ракетчик Вернер фон Браун, будущий покоритель космического пространства. Какие операции проводили наши разведчики, советская история умалчивает.

Но они, конечно же, были. Косвенно это подтверждается тем, что были успехи в послевоенные годы во время прорыва в область ракетостроения, космических исследований, создания атомного и ядерного оружия.

Генеральный секретарь этого института Вольфрам Зигерс, по некоторым данным, хотел огласить некий список сотрудников, занимавшихся… А вот чем занимавшихся, это остается загадкой. Допрос Зигерса немедленно прервали, а его самого, несмотря на то, что он был участником антигитлеровского подполья, приговорили к смертной казни по делу нацистских врачей.

В 2017 году мы, возможно, узнаем еще об одном загадочном происшествии, случившемся намного позже Нюрнбергского процесса, но непосредственно связанного с ним. В 1987 году покончил с собой последний нацистский преступник Рудольф Гесс, приговоренный к пожизненному заключению. Впоследствии экспертиза доказала, что это было не самоубийство. Гесса собирались помиловать и выпустить на свободу. Кому мог помешать 93-летний старик? Что он мог рассказать, и о чем? В таких случаях говорят: он слишком много знал. Все материалы по делу Гесса были засекречены до 2000 года, но затем срок продлили до 2017 года. Осталось только ждать…

Пройдет время, и будут рассекречены документы. У исследователей появится много новой и, скорее всего, неожиданной информации. Но преступления против человечества срока давности не имеют.

Нюрнбергский процесс осудил агрессию и агрессоров, вскрыл социальную и политическую сущность фашизма.

Исторические решения Нюрнбергского процесса до сих пор являются предупреждением всем современным неонацистским кругам, напоминая им о неизбежности расплаты.

Надежда Cтепанова

Читайте также:  Реформы п. а. столыпина - история России

Источник: http://mysl.kazgazeta.kz/?p=10280

Нюрнбергский процесс: исторические и правовые аспекты

Международная научная конференция «Нюрнбергский процесс: исторические и правовые аспекты», состоявшаяся 9–10 ноября 2010 года, была приурочена к 65-летию начала процесса над главными нацистскими военными преступниками.

Её подготовили Институт всеобщей истории РАН, Институт государства и права РАН, Московский государственный институт международных отношений (МГИМО-Университет) МИД Российской Федерации. В конференции приняли участие учёные из Российской Федерации, США, Великобритании, Германии, Польши.

С докладами выступили учёные академических институтов и МГИМО, представители МИД РФ, Генеральной прокуратуры, Историко-мемориального управления ФСБ, общества «Холокост», Аппарата уполномоченного Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.

Процесс над военными преступниками в Нюрнберге длился более 10 месяцев: с 20 ноября 1945-го по 1 октября 1946 года. То был самый крупный и значительный судебный процесс, довершивший военный крах гитлеризма его морально-политическим разгромом.

Нюрнбергский процесс – важная веха в истории мировой цивилизации. Его нормы – юридические и моральные – прочно вошли в общественное сознание.

Процесс и завершивший его приговор явились адекватным ответом на беспрецедентные в истории преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности.

Нюрнбергский процесс был гласным в самом широком смысле этого слова. В ходе него состоялось 403 открытых судебных заседания. В зал суда было выдано 60 тысяч пропусков, многие из них – немцам. Радио, кино, печать позволили миллионам людей во всём мире следить за ходом процесса. Для этого представителям прессы была отдана большая часть мест – 250 из 350.

Открывая 20 ноября 1945 года первое судебное заседание Международного военного трибунала, его председатель Джеффри Лоуренс указал: «Процесс, который должен теперь начаться, является единственным в своём роде в истории мировой юриспруденции, и он имеет величайшее общественное значение для миллионов людей на всём земном шаре».

Главные обвинители и их помощники, предъявляя доказательства и свидетельства очевидцев, отмечали, что судебное разбирательство в Нюрнберге отражало стремление народов использовать международное право для того, чтобы противодействовать величайшей угрозе нашего времени – агрессивной войне. На скамье подсудимых сидели морально сломленные люди, но они являлись символами расовой ненависти, террора и насилия, национализма и милитаризма, которые повергли Европу в пучину войны. На Нюрнбергском процессе были проанализированы события целого десятилетия, происходившие на европейском континенте и касавшиеся ряда стран, бесчисленного количества людей. Предъявленные же суду доказательства оказались столь неопровержимыми и ужасающими, что подсудимые были не в состоянии их отрицать, но лишь твердили о своей непричастности или что они не знали об этих преступлениях.

Показательно, что ни одна из делегаций не воспользовалась возникавшими на процессе время от времени щекотливыми ситуациями, чтобы представить политику правительств союзных стран в неблагоприятном свете. Так было при обсуждении аншлюса Австрии, мюнхенских маневров, так по большей части было и в моменты, когда всплывали вопросы советско-германских отношений 1939–1941 годов.

Устав и приговор Нюрнбергского суда народов и сегодня служат делу борьбы с фашизмом, агрессией, национальной нетерпимостью и терроризмом, торжеству международного права и права каждой личности на свободу и безопасность.

Источник: http://rus-istoria.ru/component/k2/item/727-nyurnbergskiy-protsess-istoricheskie-i-pravovye-aspekty

Международная научная конференция «нюрнбергский процесс: исторические и правовые аспекты»

Научная жизнь

Международная научная конференция «нюрнбергский процесс: исторические и правовые аспекты»

9-10 ноября 2010 г.

в Москве в рамках памятных акций в связи с 65-летием Нюрнбергского процесса, подготовка и проведение которых было инициировано Комиссией при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России, прошла международная научная конференция «Нюрнбергский процесс: исторические и правовые аспекты». Ее организаторами явились Институт всеобщей истории (ИВИ) Российской академии наук (РАН), Институт государства и права (ИГП) РАН и Московский государственный институт международных отношений (МГИМО-Университет) Министерства иностранных дел (МИД) Российской Федерации (РФ).

В конференции приняли участие историки, правоведы, представители органов государственного управления, общественные деятели, журналисты из России, США, Великобритании, Германии, Бельгии. С приветствиями к участникам обратились вице-президент РАН академик А.Д.

Некипелов, председатель Комитета по международным делам Государственной Думы Федерального Собрания РФ К.И. Коса-чёв, прокурор Международного трибунала по бывшей Югославии С. Браммерц. Были оглашены приветствия министра иностранных дел РФ С.В.

Лаврова, первого заместителя Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ А.П. Торшина, Генерального прокурора РФ Ю.Я. Чайки.

По общим вопросам Нюрнбергского процесса выступили: директор ИВИ РАН академик А.О. Чубарьян «Нюрнбергский процесс в контексте истории ХХ века»; заместитель Генерального прокурора РФ А.Г.

Звягинцев1 «Нюрнбергский процесс: воспоминания о прошлом и обращение к будущему (известные и неизвестные страницы Нюрнберга)»; депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ д.п.н. В.Р.

Мединский «Идеи Нюрнбергского

1 На конференции была представлена его новая книга: Звягинцев А.Г. Главный процесс человечества. Нюрнберг: документы, исследования, воспоминания. М., 2011.

процесса сегодня»; действительный государственный советник юстиции д.ю.н. А.Я. Сухарев «Уроки Нюрнбергского процесса».

О Нюрнбергском процессе, Холокосте и антифашистской борьбе народов рассказали: начальник Управления регистрации и архивных фондов ФСБ России д.ю.н. В.С. Христофоров «Показания германских военных разведчиков о подготовке агрессии против СССР (по материалам Центрального архива ФСБ России)»; сопредседатель Центра и Фонда «Холокост» к.и.н.

И.А. Альтман «Документы о Холокосте на территории СССР в подготовительных материалах Нюрнбергского процесса»; Л.И. Ан-типова (университет г. Эрланген-Нюрнберг, ФРГ) «1945-1946 гг. — время перемен? Советский Союз, Нюрнбергский процесс и Хо-локост»; к.ю.н. Б.Ф. Калачёв «Фашизм после Нюрнбергского процесса: новые тенденции старой проблемы».

Правовым аспектам Нюрнбергского процесса посвятили свои доклады: проф. д-р Р.Дж. Овери (университет г. Экзетер, Англия) «Нюрнбергский процесс и формирование международного права»; директор Правового департамента МИД РФ К.Г.

Геворгян «Нюрнбергский процесс и современное международное право»; директор Научно-исследовательского института Академии Генеральной прокуратуры РФ д.ю.н. А.Г. Халиулин «Нюрнбергский процесс и формирование уголовной юстиции»; д.ю.н. А.В.

Гриненко (МГИМО-Университет МИД РФ) «Вопросы доказывания в деятельности Нюрнбергского трибунала»; к.ю.н. С.В. Глотова (юридический факультет МГУ) «Международно-правовые аспекты Нюрнбергского процесса».

Исторические аспекты Нюрнбергского процесса затронули: д-р Дж.К. Барретт (университет Св.

Джона, Нью-Йорк, США) «Союзники в войне, коллеги по Международному военному трибуналу, геополитические противники: американское восприятие советских представителей в Нюрнберге в 1945-1946 гг.»; д.и.н. С.В.

Мироненко (директор Государственного архива РФ) «Комиссия Политбюро ЦК ВКП (б) по руководству Нюрнбергским процессом. Новые документы»; к.и.н. Н.С. Лебедева (ИВИ

РАН) — «Разработка приговора Нюрнбергского процесса»; к.и.н. Ю.М. Коршунов (ИВИ РАН) «Нюрнбергский процесс и Советская военная администрация в Германии».

Влияние Нюрнбергского процесса на международное право и историческое сознание охарактеризовали: д.ю.н. Г.Г. Шинкарецкая (ИГП РАН) «Значение Нюрнбергского процесса для последующего развития международного права»; д.ю.н. А.Г.

Волеводз (МГИМО-Уни-верситет МИД РФ) «Нюрнбергский процесс и современная система международного уголовного правосудия»; к.ю.н. П.В. Саваськов (МГИМО-Университет МИД РФ) «Нюрнбергский процесс: история и современное право»; П.Р.

Измайлова (ИГП РАН) «Нюрнбергский процесс и современная ответственность должностных лиц государств».

По проблеме игнорирования и искажения решений Нюрнбергского процесса были заслушаны выступления: А.Е. Гербер (сопредседатель Центра и Фонда «Холокост», член Общественной палаты РФ) «Игнорирование

в наши дни решения Нюрнбергского процесса о Холокосте»; д.ю.н. Г.В. Игнатенко, д.ю.н. А.Н. Вылегжанин, к.ю.н. А.Ю. Скуратова (все -МГИМО-Университет МИД РФ) «Юридические итоги Великой Победы над фашистской Германией и современные попытки их искажения»; д.ю.н.

Н.Г. Михайлов (заместитель руководителя аппарата Уполномоченного РФ при Европейском Суде по правам человека) «Применение Большой Палатой Европейского Суда положений, содержащихся в Уставе и приговоре Нюрнбергского трибунала, в деле «Кононов против Латвии»».

В докладах и выступлениях в дискуссии подчеркивался тот факт, что принципы и нормы Нюрнберга продолжают служить правовой основой оценки острых проблем, возникающих во взаимоотношениях между государствами, попыток исказить итоги Второй мировой войны, принизить роль Советского Союза в победе над фашизмом.

Ю.М. Коршунов

ВСТРЕЧА РОССИЙСКИХ И НОРВЕЖСКИХ ИСТОРИКОВ В КИРКЕНЕСЕ

С 23 по 25 августа 2010 г. в норвежском городе Киркенес, расположенном у самой границы с Россией, на базе Баренц-института состоялась очередная встреча российских и норвежских историков в рамках двустороннего проекта «Россия — Норвегия: асимметричное соседство, 1814-2014″1.

В «круглых столах» и открытом семинаре участвовали ученые-историки из Норвегии (Осло, Тромсё, Берген, Ста-вангер, Киркенес) и России (Москва, Санкт-Петербург, Архангельск, Мурманск). Активное участие в мероприятиях принял старейшина отечественной нордистики проф. А.С. Кан, проживающий в Швеции (Стокгольм).

Всего на семинаре и в ходе заседаний «круглых столов» выступило 28 человек. Рабочим языком был английский.

Первые два дня участники обсуждали двухтомную коллективную монографию по истории и современности российско-норвежских отношений, которая должна выйти в результате проекта «Асимметричное соседство» к 2014 г. «Круглый стол» открыла приветственной речью директор Баренц-института Э. Эспириту. Первое заседание было посвящено общим и

1 Подробнее о проекте см.: Касиян А.С. Россия и Норвегия. 1814-2014 гг. — Новая и новейшая история, 2009, № 6, с. 223-224.

организационным вопросам, в частности структуре первого тома (отв. ред. проф. Й.П. Нильсен, Университет Тромсё) и концепции второго (отв. ред. проф. С. Хольтсмарк, Институт оборонных исследований, Осло). Кроме того, участники затронули вопрос о состоянии источников, о политических оценках исторического материала монографии.

С. Бунес и секретарь и художественный редактор проекта «Асимметричное соседство» П. Манкова (оба — Университет Тромсё) представили совместно подготовленный сборник статей по материалам конференции, прошедшей на Шпицбергене (Свальбарде) 25-28 августа 2009 г.

2 Дискуссию вызвала рекомендация А.С. Кана сделать основной акцент на втором томе, охватывающем период 1917-2014 гг. Проф. Э.

Ниеми (Университет Тромсё) подчеркнул равноценность обеих частей монографии, поскольку большая часть современных вопросов российско-норвежских отношений уходит своими корнями в XIX в. С ним согла-

2 Norway and Russia in the Arctic: Conference proceedings from the international conference «Norway and Russia in the Arctic», Longyearbyen, 25-28 August 2009. The Publication Series of the Department of History and Religious Studies University of Tromso. Speculum Boreale no. 12. Tromso, 2010.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/mezhdunarodnaya-nauchnaya-konferentsiya-nyurnbergskiy-protsess-istoricheskie-i-pravovye-aspekty

Ссылка на основную публикацию