Франко-русский союз и ситуация в европе к концу xix века — история России

Международные отношения в конце XIX — начале ХХ веков | Учеба-Легко.РФ — крупнейший портал по учебе

Международные отношения на рубеже ХIХ-ХХ веков определялись нарастанием разногласий между ведущими государствами завершали раздел мира. Повсеместно усиливались националистические настроения.

Формулируя свои интересы, правящие круги каждой из европейских стран стремились представлять их как народные чаяния. Вооруженные столкновения и локальные войны происходили почти непрерывно.

Все более опасными становились конфликты между великими державами через гегемонию в Европе, а также передел колоний и сфер влияния. Они стимулировали гонку вооружений и привели к Первой мировой войны.

Создание Тройственного блока

Главной проблемой европейских государств в их силовом противостоянии были поиски союзников для обеспечения политического равновесия в Европе. В первой половине ХIХ века европейская политика сводилась к созданию коалиций, уравновешивали мощь Франции.

С этой целью, например, в 1815 г., после разгрома Наполеона, Австрия, Великобритания, Пруссия и Россия попытались обеспечить стабильность путем создания континентальной системы безопасности — Священного союза.

Но к середине ХIХ века этот союз распался из-за противоречий между его учредителями.

В последней трети ХIХ века международная нестабильность усилилась. Создание Германской империи (1871 г.), продемонстрировала свою мощь победой над Францией, существенно изменило ситуацию на европейском континенте. В дальнейшем внешняя политика германского правительства была направлена на достижение доминирующего положения Германии в Европе.

Чтобы лишить Францию возможности отомстить за свое поражение, немецкий канцлер О. фон Бисмарк попытался найти надежных союзников. В 1873 г. ему удалось создать Союз трех императоров — Германии, Австро-Венгрии и России. Но этот союз оказался не слишком надежным, поскольку Россия выступила в поддержку Франции.

Ухудшение отношений с Россией подтолкнуло Германию к дальнейшему сближению с Австро-Венгрией. Хотя Бисмарку и не удалось склонить австрийское правительство к поддержке Германии против Франции, но все же в 1879 г. между Германией и Австро-Венгрией был подписан секретный союзный договор о совместной обороне против нападения России.

Впоследствии к этой коалиции удалось привлечь и Италию, у которой были серьезные противоречия с Францией через контроль над Северной Африкой. 1882 г. Германия, Австро-Венгрия и Италия подписали Тройственный союз, направленный против Франции и России (просуществовал до 1915 г.). Германия пыталась привлечь к участию в союзе и Англию, но эти попытки оказались тщетными.

Несмотря на острые колониальные противоречия с Францией и Россией, Англия оставалась верной политике «блестящей изоляции» — не хотела связывать себя долгосрочными договорами с одной из европейских государств.

Таким образом, возникновение Тройственного союза положило начало расколу Европы на группировки, враждовавшие между собой.

Усиление англонимецьких противоречий

После коронации нового императора Германии Вильгельма II (1888 г.) и отставки Бисмарка (1890 г.) Германия стала еще активнее бороться за свое место под солнцем, делать более решительные шаги в политике. Усиливается ее экономическая и военная мощь, начинается строительство мощного флота. Правящие круги Германии стали на путь коренного передела мира в свою пользу.

Это встревожило правительство Великобритании — крупнейшей колониальной империи того времени. Лондон в коем случае не хотел допустить передела колоний. Кроме того, Великобритания слишком зависела от морской торговли и считала свой флот важнейшей гарантией выживания.

Поэтому усиление германского флота создавало реальную угрозу морской гегемонии англичан.

И хотя до конца ХIХ века правительство Великобритании продолжал придерживаться принципа «блестящей изоляции», политическая ситуация в Европе, усложнялась, подталкивала Лондон поисков надежных союзников против Германии.

Создание Антанты

В 80-е гг ХIХ века отношения между Россией и Германией медленно, но неуклонно ухудшались. В 1887 г. Союз трех империй распался. Ростом напряженности в российско-германских отношениях попыталась воспользоваться Франция, которая стремилась преодолеть свою внешнеполитическую изоляцию.

Бисмарк, пытаясь совершить экономическое давление на Россию, закрыл царскому правительству выход на германский денежный рынок. Тогда Россия обратилась с просьбой о займах к французской биржи. И вскоре Франция становится крупнейшим кредитором Российской империи.

Сближение республиканской Франции и царской России облегчалось тем, что между ними не существовало серьезных разногласий ни по вопросам европейской политики, ни с колониальных проблем.

В начале 90-х гг XIX века военно-политическое сближение двух стран нашло свое юридическое оформление. В 1891 г. между Россией и Францией был подписан консультативный пакт, а в 1893 г. — секретная военная конвенция о совместных действиях в войне против Германии. Подписание этой конвенции завершило оформление франко-русского союза.

Казалось, что образование франко-русского союза создавало противовес Тройственному пакту и тем самым стабилизировало ситуацию в Европе. Но реальное возникновение этого союза только подхлестнуло соперничество между двумя блоками, теперь уже вполне определенными, поскольку никто из их руководителей не собирался жертвовать интересами финансовой олигархии своих стран.

Следовательно, достигнут баланс в Европе был неустойчивым. Поэтому оба блока стремились привлечь на свою сторону новых союзников.

Новая политическая ситуация сказалась на позиции Великобритании. Территориальные притязания Германии, быстро росли, увеличения ее экономического и военного потенциала, а главное — вытеснение с некоторых рынков английских товаров немецкими заставило руководителей Великобритании пересмотреть свою традиционную политику «блестящей изоляции». В 1904 г.

был подписан англо-французское соглашение о разделе сфер влияния в Африке. Это соглашение получило название Антанта (от франц. «Согласие»). Она открывала возможности для широкого сотрудничества двух стран против Германии (хотя о ней в документе не было сказано ни слова). Рост внешнеполитической активности Германии заставило Францию и Великобританию в 1906 г.

договориться о военном сотрудничестве.

С целью окончательного определения места России в системе европейских союзов необходимо было урегулировать отношения с партнером Франции — Великобританией. В 1907 г.

после длительных переговоров при содействии Франции удалось заключить англо-русское соглашение о разделе сфер влияния на Ближнем Востоке. Это соглашение открыло возможность сотрудничества России и Великобритании против Германии. Англо-русский соглашение 1907 г.

завершила формирование нового военно-политического блока, который вошел в историю как Антанта.

Итак, перегруппировки сил в Европе в основном завершилась. Европа окончательно раскололась на два противостоящих между собой военные блоки.

Международные кризисы и конфликты в начале XX века

Быстрое промышленное развитие ведущих стран мира в конце ХIХ века привел к обострению их соперничества за источники сырья, рынки сбыта и сферы прибыльных капиталовложений.

Государства стали ограничивать конкуренцию на международных рынках и перешли к их разделения. Безудержный колониальный раздел мира подталкивал человечество к военной катастрофы.

Об этом свидетельствовали международные кризисы и локальные войны, участились с конца ХIХ века и пока происходили за пределами или на периферии Европы.

— В 1894-1895 гг произошла японо-китайская война, в результате которой Япония захватила ряд китайских территорий (остров Тайвань и Пескадорские острова).

— В 1898 г. вспыхнула американо-испанская война — первая война за передел мира. В США, которые получили в этой войне победу, отошли бывшие испанские владения — острова Пуэрто-Рико и Гуам. Куба была провозглашена «независимой», но фактически попала под протекторат США. Американцы также захватили Филиппины, заплатив Испании компенсацию в размере 20 млн. долларов.

— В 1899-1902 гг произошла англо-бурская война (буры — потомки голландских, французских и немецких поселенцев на юге Африки), в результате которой Великобритания захватили две бурские республики в Южной Африке — Трансвааль и Оранжевое республику. Эти территории были богаты на алмазы и золото. После победы над бурами англичане объединили в сплошной массив свои владения на юге Африки.

— В 1904-1905 гг произошла русско-японская война. В результате своей победы Япония получила южную часть российского острова Сахалин, а также территории, арендованные Россией в Северо-Восточном Китае. Осенью 1905 г., воспользовавшись победой над Россией, Япония навязала протекторат Корее (в 1910 г. Корея стала японской колонией).

— В 1905-1906 гг возникла первая марокканская кризис — острый конфликт между Германией, Великобританией и Францией за господство в Марокко. Немцам не удалось принять участие в разделении этой страны. Она попала под контроль Франции и частично Испании.

— В 1908-1909 гг возникла боснийский кризис. Австро-Венгрия присоединила в себя давно оккупированы ее войсками Боснию и Герцеговину. Это поставило под угрозу существование независимой сербского государства.

Сербия готовилась дать отпор любому вторжению, рассчитывая на помощь России. Но Россия не была готова к войне с Австро-Венгрией, на стороне которой выступала Германия.

Поэтому российское правительство, а вслед за ним и сербский, были вынуждены признать власть Австро-Венгрии над Боснией и Герцеговиной.

— В 1911 г. возникла вторая марокканская кризис. Она была вызвана тем, что Германия направила к берегам Марокко свой военный корабль и заявила о намерении захватить часть территории этой страны, где уже хозяйничала Франция. Конфликт мог привести к войне. Но Германия не решилась на столкновение с Антантой и была вынуждена отказаться от вмешательства в марокканскую проблему.

— В 1911 г. состоялась итало-турецкая (Триполитанська) война. Пользуясь слабостью Османской империи, Италия захватила последние турецкие владения в Северной Африке — Триполитании и Киренаику. На базе этих территорий была создана итальянская колония Ливия.

Й В 1912-1913 гг произошли два Балканские войны (см. раздел «Возникновение независимых государств на Балканах»).

Гонка вооружений

Напряженность, нарастала в отношениях ведущих государств, сопровождалась бешеной гонкой вооружений. С 1883 г. по 1903 г. только в европейских странах военные расходы выросли почти вдвое, а численность солдат увеличилось на 25%.

Наиболее активно шел процесс наращивания военно-морских сил. Так, в конце ХIХ века немецкий военный флот занимал пятое место в Европе и был предназначен для обороны морского побережья. Однако с 1898 г.

Читайте также:  Комитет 6 декабря и его проекты - история России

, когда был принят первый морской закон, в Германии началась гонка морских вооружений, целью которой было преодоление преимущества Англии на морях. К 1914 г.

в Германии было принято еще четыре программы военно-морских вооружений.

Наращивала свою военную мощь и Англия. В 1905 г. там был заложен броненосец нового типа, названный «Дредноут». От обычных он отличался и размерами, и скоростью хода, и более мощным вооружением (10 артиллерийских орудий крупного калибра вместо прежних 4).

В дальнейшем однотипные корабли стали называться дредноутами. Правительство считает, что, создав эти мощные корабли, он усилит морское преобладание Великобритании. Он считал, что Германия в течение нескольких лет не сможет начать строительство таких кораблей. Но уже в 1907 г.

Германия спустила на воду сразу 5 дредноутов.

В 1912 г. рейхстаг принял дополнения к закону о флоте, согласно которому военно-морской флот Германии был существенно увеличен за счет крупных боевых кораблей. Англия ответила на это решением строить дальнейшем два корабля в ответ на один немецкий («два киля против друга»).

Росла численность сухопутных вооруженных сил. В 1913 г.

Франция приняла закон о переходе от двухлетнего на трехлетний срок военной службы, что должно было увеличить численность французской армии мирного времени на 50%. Расширяла свой кадровый состав русская армия.

Лихорадочно увеличивала свою сухопутную армию Германия. Вместе со своей сообщницей Австро-Венгрией в 1914 г. она располагала 8 млн. человек, обученных военному делу.

Происходило перевооружение армий развитых стран. Для создания новейших систем вооружений широко использовались достижения научно-технического прогресса. Благодаря развитию металлургии и химии стало возможным совершенствование огнестрельного оружия.

В конце ХIХ века появился первый станковый пулемет, изобретен Х. Максимом, различные скорострельные и дальнобойные орудия, разрывные шрапнельные снаряды, бездымный порох. Русский конструктор С. Мосин в 1891 г. создал магазинную трехлинейную винтовку.

Производство и внедрение новых видов вооружений вызвали значительное увеличение военных расходов.

За период с 1901 г. по 1913 г. великие державы потратили на военные нужды 90 млрд. марок. Лидерство в гонке вооружений оставалось за Германией. Немецкая армия была технически лучше оснащена, чем французский и русский. Опираясь на свой экономический потенциал, Германия успела лучше и быстрее других стран подготовиться к войне.

Источник: http://uclg.ru/education/zarubeznaya_istoriya/lecture_mejdunarodnyie_otnosheniya_v_kontse_XIX_-_nachale_hh_vekov.html

ActionTeaser.ru — тизерная реклама

К началу 90‑х гг. на западе Российской империи противостоял мощный политический и военно‑стратегический германо‑австрийский блок. Все иллюзии времен князя A. M.

Горчакова и Александра II о приоритетах династической «сердечной дружбы» перед всеми прочими политическими факторами окончательно развеялись.

Вена являлась для Берлина главным, ближайшим и надежнейшим партнером и союзником.

В этих условиях Россия пошла на шаг, который трудно было еще недавно и представить: она заключила военно‑политический союз с республиканской Францией, страной, где находили прибежище многие русские диссиденты и престолоненавистники. Но государственные интересы возобладали над консервативными убеждениями Александра III, и две столь непохожих страны стали партнерами, определив тем самым расстановку сил в мире в последующие десятилетия.

https://www.youtube.com/watch?v=Z2h2R8UblpM

Первым шагом к образованию союза стало политическое соглашение августа 1891 г., в котором стороны обязывались прилагать все силы к поддержанию мира и для этого проводить консультации по всем острым международным вопросам. Через год, в августе 1892 г. Россия и Франция заключили военную конвенцию.

Ее основной смысл содержался в первой статье: «Если Франция подвергнется нападению со стороны Германии или Италии, поддержанной Германией, Россия употребит все войска, какими она может располагать, для нападения на Германию.

Если Россия подвергнется нападению Германии или Австрии, поддержанной Германией, Франция употребит все войска, какими может располагать, для нападения на Германию».

В конвенции говорилось, что Франция должна выставить против Германии армию в 1300 тыс. человек, Россия от 700 до 800 тыс. Обе стороны обязывались ввести эти силы в действие «полностью и со всей быстротой», с тем чтобы Германии пришлось одновременно сражаться и на западе, и на востоке.

Положения франко‑русского союза являлись секретными. На этом настаивали в Петербурге, чтобы не форсировать военно‑стратегическое сближение между Берлином и Веной.

Но сохранять долго в тайне столь важный международный договор было сложно, и через несколько лет Франция и Россия официально признали свои союзнические обязательства.

Когда в апреле 1894 г.

наследник престола цесаревич Николай Александрович был помолвлен с гессенской принцессой Алисой, то в Париже возникли опасения за судьбу союза, тем более что в Берлине умышленно раздували этот факт, стараясь придать ему некое политическое значение.

Но эти опасения были совершенно безосновательными. Россия твердо была намерена придерживаться заключенного соглашения. Александр III недвусмысленно заявил, что пока будет существовать Тройственный союз, «наше сближение с Германией невозможно».

В октябре 1894 г. в России появился новый правитель – Николай II, и сразу возникли вопросы о том, насколько молодой монарх будет следовать прежним курсом в вопросах внешней политики. Здесь узловым пунктом являлся франко‑русский союз.

За несколько дней до похорон Александра III, состоявшихся 7 ноября, русским дипломатическим представителям за границей был разослал циркуляр, опубликованный затем и в газете «Правительственный вестник», где говорилось: «Россия ни в чем не уклонится от вполне миролюбивой, твердой и прямодушной политики, столь мощно содействовавший всеобщему успокоению». Это служило подтверждением неизменности внешнеполитического курса.

Вступив на престол, Николай II не был посвящен во многие подробности дипломатической деятельности, а содержание статей франко‑русского союза ему было известно в самой общей форме.

Но очень скоро император был введен в курс дела, ему были сообщены все детали дипломатических переговоров и условия заключенных Россией соглашений и конвенций. Принимая главу официальной делегации Франции генерала Р.

 Буадефра, прибывшего на похороны Александра III, Николай II заверил его, что и во внутренней, и во внешней политике он «будет свято продолжать дело отца».

Общий внешнеполитический курс России не изменился: союз с Францией и поддержание как можно более дружеских отношений с другими державами.

Особенно велика была роль подобных отношений с Германией, экономическая и военная мощь которой росли год от года, а ее международное влияние постоянно усиливалось.

Берлин был заинтересован в политическом сближении с Петербургом, и Вильгельм II, осознавая значение России, стал пропагандировать идею о необходимости возобновить альянс двух монархий для поддержания равновесия в мире и «укрепления консервативных принципов в политике».

Эти сигналы не находили отклика в России. В начале 1895 г.

русский МИД отправил послу в Берлине директиву, где говорилось, что в случае проявления попыток кайзера возобновить существовавший ранее политический договор («договор перестраховки») необходимо недвусмысленно дать понять, что Николаю II «не угодно возобновлять какое‑либо письменное соглашение», поскольку оно оказалось бы «в некотором противоречии с установившимися отношениями нашими и Франции». Послу предписывалось «поддерживать и развивать самые дружеские отношения лично с Вильгельмом II и берлинским кабинетом, не поощряя, однако, его стремление к заключению секретного соглашения».

Великобритания, находившаяся к концу XIX в. в политическом «блистательном одиночестве», тоже проявляла признаки внимания к России. Приход к власти нового правителя давал возможность изыскать обоюдоприемлемую формулу сосуществования двух империй.

Эта стратегическая цель манила и Россию: во всех отношениях представлялось гораздо более выгодным иметь с Альбионом если уж не дружеские, то хотя бы невраждебные отношения. Королева Виктория была готова отойти от своей традиционной русофобии.

Династические матримониальные связи открывали большие возможности. Правда, первоначально она без всякого энтузиазма отнеслась к брачной партии своей внучки Алисы с русским престолонаследником, но когда познакомилась с ним лично, то предубеждение почти сошло на нет.

В день бракосочетания Николая II, 14 ноября 1894 г. королева устроила пышный прием в Виндзорском замке, на который впервые за время ее правления были приглашены все члены русской дипломатической миссии.

«Королева Великобритании и Ирландии и Императрица Индии» была необычайно любезна с гостями, удостоила многих из них беседой, а на банкете провозгласила тост «за здоровье моих дорогих внучат».

Николай II испытывал большое уважение к престарелой королеве: ведь она была так любима его женой, которой еще в раннем детстве заменила мать. Однако родственные симпатии – симпатиями, а интересы государства – прежде всего.

В одном из своих посланий в Англию «любимый внук» заметил: «Увы! Политика – это не то, что частные или домашние дела, и в ней нельзя руководствоваться личными чувствами и отношениями. Подлинный учитель в этих вещах – история, а передо мной лично, кроме этого, всегда священный пример моего любимого Отца, как и результаты его деяний!» Британский монарх все это знал как никто.

Упоминание же имени умершего царя не могло не воскресить в ее памяти неприятные минуты и дипломатические неудачи, которые королева всегда остро переживала.

Николай II отправил «дорогой Бабушке» несколько писем, и каждое из них полно изъявлений нежных чувств. Но рядом с этим встречаются пассажи уже совсем иного свойства. В октябре 1896 г. царь писал: «Что касается Египта, дорогая Бабушка, то это очень серьезный вопрос, затрагивающий не только Францию, но и всю Европу.

Россия весьма заинтересована в том, чтобы были свободны и открыты ее кратчайшие пути к Восточной Сибири. Британская оккупация Египта – это постоянная угроза нашим морским путям на Дальний Восток; ведь ясно, что у кого в руках долина Нила, у того и Суэцкий канал.

Вот почему Россия и Франция не согласны с пребыванием Англии в этой части света и обе страны желают реальной независимости канала».

К концу XIX в. позиции России на мировой арене были прочны и общепризнаны. У нее была самая большая сухопутная армия в мире (около 900 тыс. человек), третий в мире флот (после Англии и Франции). И хотя вооруженные силы России уступали ведущим мировым странам по уровню военно‑технического оснащения, но с конца XIX в. этот разрыв начал стремительно сокращаться.

Читайте также:  Пушкин, лермонтов, гоголь - история России

Противоречия между Россией и европейскими державами на Балканах, в Турции (старая и больная проблема черноморских проливов), в Средней Азии и на Дальнем Востоке сохранялись и порой приводили к острым конфронтациям в различных географических пунктах, но до рубежа военного столкновения дело не доходило. Россию боялись и с ней считались.

Русско‑японская война и последовавшие затем социальные волнения сильно поколебали эти представления, и некоторые политические лидеры, например германский император Вильгельм II, буквально начали воспринимать Россию как «колосса на глиняных ногах». Это опасное заблуждение непосредственно повлияло на развитие последующих событий в мире.

Источник: http://moitvoru.ru/index.php/istoriya-rossii/15157-franko-russkij-soyuz-i-politicheskaya-situatsiya-v-evrope-k-kontsu-19-veka

История.ру

Иначе стали складываться взаимоотношения России и Франции.

Непрерывно возрастал объем внешней торговли между обеими странами. Значительные французские капиталовложения в России и крупные кредиты, предоставляемые французскими банками, способствовали сближению правящих кругов Франции и России.

Львиную долю предоставленных французскими капиталистами сумм составляли государственные займы царскому правительству. Первый заем в 500 млн. фр. был размещен на парижской бирже в 1887 г.

За ним последовала серия других займов, и к исходу 1889 г. задолженность русского правительства французским банкам достигла 2600 млн. фр.

Царская Россия попадала, таким образом, в определенную зависимость от французского капитала.

Для французской буржуазии это было чрезвычайно выгодно и важно. Усилившиеся экономические связи с Россией открывали перспективу и для политического сближения. Угроза «превентивной» войны со стороны Германии, колониальные противоречия с Англией настоятельно требовали от правящих кругов Франции выхода из состояния международной изоляции.

Все более ясно проявлявшаяся враждебность Германии по отношению к России, в частности последовавший в 1890 г. отказ от возобновления «перестраховочного договора», побуждала и царское правительство к изменению курса внешней политики.

style=»display:inline-block;width:300px;height:250px» data-ad-client=»ca-pub-0791478738819816″

data-ad-slot=»5810772814″>

style=»display:inline-block;width:300px;height:250px» data-ad-client=»ca-pub-0791478738819816″

data-ad-slot=»5810772814″>

Серьезное беспокойство русского правительства вызвали попытки правящих кругов Германии прийти к соглашению с Англией (договор 1890 г. об обмене Занзибара на Гельголанд).

С другой стороны, восстановление мощи французской армии повышало значение Франции как потенциального союзника России. Царское правительство пошло поэтому навстречу предложениям о союзе, исходившим от Франции, однако проявляло в переговорах сдержанность и неторопливость.

В августе 1891 г. Россия и Франция заключили договор консультативного типа, обязывавший обе страны в случае нападения Германии или хотя бы «угрозы европейскому миру» вступить в переговоры друг с другом для согласования своей политики и установления общей линии поведения.

Через год, в 1892 г., была заключена секретная военная конвенция.

Она предусматривала, что если Франция подвергнется нападению Германии или Италии, поддержанной Германией, то Россия употребит все свои наличные силы для нападения на Германию; равным образом, если Россия подвергнется нападению Германии или Австрии, поддержанной Германией, то Франция употребит все свои наличные силы для нападения на Германию.

Конвенция обязывала Францию и Россию в случае мобилизации сил Тройственного союза или одной из входящих в его состав держав немедленно и одновременно мобилизовать все свои силы и сосредоточить их по возможности ближе к границам.

Франция должна была выставить против Германии 1300 тыс. человек, а Россия — от 700 до 800 тыс. человек.

При этом особо оговаривалось, что «силы эти будут введены в действие полностью и возможно скорее, чтобы Германия была принуждена одновременно бороться на востоке и на западе».

Франко-русская военная конвенция 1892 г. была подписана представителями генеральных штабов и носила вначале лишь «технический характер». Превращение ее в политический договор о союзе со всеми вытекающими из него обязательствами произошло в форме обмена письмами между французским министром иностранных дел Рибо и русским министром иностранных дел Гирсом 27 декабря 1893 г.— 4 января 1894 г.

Подобно Тройственному союзу франко-русский союз был оформлен в виде оборонительного. Но по существу они оба носили агрессивный характер. Создание этих военно-политических блоков было важной вехой на пути к европейской войне.

Для Германии и Австро-Венгрии создание франко-русского союза явилось серьезным ударом. За ним последовал отказ Англии подтвердить средиземноморское соглашение 1887 г.

Италия, экономически ослабленная таможенной войной с Францией и потерпевшая в 1896 г. сокрушительное поражение в Эфиопии (Абиссинии), стала отходить от австро-германского блока.

Подобная эволюция произошла и в политике Испании после испано-американской войны 1898 г.

Также в буржуазных кругах Румынии в связи с проникновением английского и французского капиталов (главным образом, в нефтяную промышленность) замечалось постепенное усиление влияния Англии и Франции, хотя король Карл Гогенцоллерн продолжал сохранять ориентацию на Германию.

После образования франко-русского союза континент Европы раскололся на два военно-политических блока, приблизительно равные по своей мощи. Соотношение сил между ними во многом зависело от того, к какому из них в конце концов присоединится Англия — обладательница мощного военного флота, огромных финансовых, экономических и сырьевых ресурсов.

Правящие круги Англии до определенного времени считали для себя выгодным продолжать политику «блестящей изоляции». Но Англии приходилось сталкиваться со все возрастающими трудностями на международной арене.

В 90-е годы Англия имела серьезные конфликты с Россией — на Дальнем Востоке, в Китае, Иране; с Францией — в Африке, Сиаме; с Соединенными Штатами, которым она принуждена была сделать крупные уступки, в Латинской Америке. В самом конце 90-х годов на авансцене мировой политики начали все более ясно обозначаться глубокие англо-германские противоречия.

Острая борьба с Францией и Россией поддерживала стремления части правящих кругов Англии прийти к компромиссному соглашению с Германией. Английское правительство дважды, в 1898 и 1899 гг., пыталось купить поддержку Германии обещанием колониальных компенсаций.

Однако германское правительство запрашивало столь непомерную цену, что Англия отказалась от этой сделки. Традиционная английская политика «блестящей изоляции» вступила в полосу кризиса.

Образование двух мощных военно-политических блоков, завершение территориального раздела мира и начавшаяся борьба за его передел побуждали Англию искать союзников для подготовки к неизбежному столкновению со своим главным империалистическим антагонистом — Германией.

С такими итогами в области международных отношений европейские державы вступали в эпоху империализма.

Источник: http://www.istoriia.ru/konec-xix-v-nachalo-xx-v/franko-russkij-soyuz.html

Рефераты, дипломные, курсовые работы — бесплатно: Библиофонд!

Франко-русский союз

Русское правительство без замедления сделало свои выводы из отказа правительства Каприви от возобновления договора перестраховки и из попыток Германии сблизиться с Англией. Франция отныне должна была стать не только кредитором, но и союзником Российской империй. Гирс, правда, по мере своих сил тормозил сближение с Францией.

Когда весной 1891 г. французское правительство, оправившись от испуга, объявшего его в 1887 г., поставило в Петербурге вопрос о союзе, оно сначала получило уклончивый ответ.

Царскому правительству скоро пришлось об этом пожалеть: парижский Ротшильд тут же отказал ему в очередном займе, вдруг вспомнив об участи своих единоверцев-евреев в Российской империи.

В военном союзе Франция нуждалась больше, чем Россия. При этом финансовую зависимость царизма от французского капитала она могла использовать, чтобы побудить Россию связать себя союзными обязательствами. Не следует, однако, видеть в этой зависимости единственную основу франко-русского союза.

Хотя и не так сильно, как Франция, но и царское правительство тоже боялось остаться изолированным перед лицом Германии. Особенно встревожилось оно после того, как 6 мая 1891 г. состоялось возобновление Тройственного — союза, сопровождавшееся демонстрациями дружбы между его участниками и Англией.

В июле 1891 г. французский флот прибыл с визитом в Кронштадт; при встрече эскадры царь Александр III с непокрытой головой прослушал “Марсельезу”. То было невиданным зрелищем: самодержец всероссийский обнажил голову при звуках революционного гимна.

Одновременно с кронштадтской демонстрацией был заключён франко-русский консультативный пакт (самый термин, впрочем, в ту пору ещё не употреблялся). Пакту была придана довольно сложная форма. 21 августа 1891 г. Гирс послал русскому послу в Париже Моренгейму письмо для передачи французскому министру иностранных дел Рибо.

Письмо начиналось с указания на причины, которые ближайшим образом вызывали заключение франко-русского соглашения. Гирс указывал на “положение, создавшееся в Европе благодаря открытому возобновлению Тройственного союза и более или менее вероятному присоединению Великобритании к политическим целям, преследуемым этим союзом”.

В письме далее констатировалось, что “в случае, если бы мир оказался действительно в опасности, и в особенности в том случае, если бы одна из двух сторон оказалась под угрозой нападения, обе стороны уславливаются договориться о мерах, немедленное и одновременное проведение которых окажется в случае наступления означенных событий настоятельным для обоих правительств”. 27 августа Рибо ответил письмом на имя Моренгейма. В нём он подтверждал согласие французского правительства со всеми положениями Гирса и, кроме того, ставил вопрос о переговорах, которые заранее уточнили бы характер предусмотренных данным соглашением “мер”, по существу, Рибо предлагал заключение военной конвенции. Летом 1892 г. в Петербург приехал заместитель начальника французского генерального штаба. Во время его пребывания в русской столице военная конвенция была предварительно подписана представителями генеральных штабов. После этого по приказу царя её текст был послан на политическую апробацию министру иностранных дел.

Гирс считал, что обмена прошлогодними письмами о взаимной консультаций вполне достаточно. Он положил проект конвенции под сукно. В таком положении дело оставалось до декабря 1893 г. Панамский скандал, создавший некоторую неустойчивость внутреннего положения Франции, помогал Гирсу тормозить оформление военной конвенции.

Сдвинуть с мёртвой точки дело франко-русского сближения помогло германское правительство. Оно совершило по отношению к России новые враждебные акты. Стремясь завоевать для своей промышленности русский рынок, оно явно клонило дело к таможенной войне. В 1893 г. такая война, наконец, разразилась.

Таможенная война должна была способствовать экономическому закабалению России германским капиталом. В том же году в Германии был принят закон о новом значительном усилении армии. В результате в 1893 г, русская эскадра демонстративно отдала визит французскому флоту в Тулоне. 27 декабря 1893 г.

Гирс был вынужден сообщить французам, что Александр III одобрил проект франко-русской военной конвенции. 

Статья 1 конвенции гласила:

Читайте также:  Городская экономика. особенности национального рынка - история России

“Если Франция подвергнется нападению Германии или Италии, поддержанной Германией, Россия употребит все свои наличные силы для нападения на Германию.

Если Россия подвергнется нападению Германии или Австрии, поддержанной Германией, Франция употребит все свои наличные силы для нападения на Германию”.

Статья 2 устанавливала, что “в случае мобилизации сил Тройственного союза или одной из входящих в него держав Франция и Россия по поступлении этого известия и не ожидая никакого предварительного соглашения мобилизуют немедленно и одновременно все свои силы и придвинут их как можно ближе к своим границам”. Далее определялось количество войск, которое будет двинуто Россией и Францией против Германии как сильнейшего члена враждебной группировки. Французы очень добивались, чтобы Россия поменьше сил направляла на австрийский фронт. Для французов было очень важно, чтобы возможно большее количество русских войск было брошено против Германии. Это вынудило бы германское командование перебрасывать на восток свои войска с французского фронта. С апробацией военной конвенции франко-русский союз был окончательно оформлен.

Германское правительство пожинало плоды своего отдаления от России. Страшной ценой расплачивалось оно за близорукость и самонадеянность своей дипломатии: расплатой явился франко-русский союз.

Хотя соглашения 1891 и 1893 гг. и оставались строго секретными, но Кронштадт и Тулон достаточно ясно говорили о том, что происходило за кулисами.

Германия осложнила отношения с Россией, но не добилась взамен союза с Англией.

Германское правительство попыталось было исправить свою сшибку и вновь сблизиться с Россией. В 1894 г. таможенная война закончилась заключением русско-германского торгового договора. Это отчасти открывало путь и для нормализации политических отношений.

Потребность восстановить неосторожно нарушенные нормальные отношения с Россией была тем сильнее, что влиятельные капиталистические круги Германии всё решительнее требовали приобретения обширных колоний; это означало, что внешняя политика Германии должна вступить на антианглийский путь.

Опасность одновременного отчуждения и от России и от Англии была слишком очевидна. За восстановление прежних отношений с Россией агитировал и опальный Бисмарк: он развернул энергичную борьбу против правительства Вильгельма II.

Но франко-русский союз стал уже фактом; устранить его Германия не могла.

При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru

Источник: https://www.BiblioFond.ru/view.aspx?id=69882

Первая мировая война: раскол Европы

I августа 1914 года человечество вступило в новую эпоху — эпоху кровавых мировых войн, потрясших до основания нашу планету в XX веке.

Последствия Первой мировой войны были ужасны: уничтожены десятки миллионов людей, стерты с лица земли сотни цветущих городов и деревень, перестали существовать четыре некогда могучие империи.

Вот почему выяснение причин этой глобальной катастрофы еще долгое время будет будоражить умы не только историков, но и простых обывателей во многих странах мира.

Первая мировая война имеет глубокие исторические корни. Она вызревала в течение многих десятилетий.

В Крымскую войну 1855–1856 годов против России выступили Англия и Франция, и последняя за свое участие расплатилась унизительным поражением в войне один на один против Пруссии в 1871 году.

С тех пор французским политикам, каких-бы политических взглядов они бы ни придерживались, стало совершенно очевидно, что без помощи России Франция в любой будущей войне против Германии будет разгромлена ровно столько раз, сколько того захотят в Берлине.

Создание канцлером О. Бисмарком «железом и кровью» в центре Европейского континента мощнейшей Германской империи, чьи земли простирались от берегов Немана до Альпийских гор, от Бреслау на востоке и Лотарингии на западе, сформировало в Европе абсолютно новую геополитическую ситуацию.

Франкфуртский мир положил конец войне между Францией и Германией, но не только не решил всех проблем, а углубил пропасть между двумя странами.

Правда, на ближайшие годы ситуация в Европе оставалась как бы «замороженной»: чтобы вновь начать войну Франция нуждалась в более или менее продолжительном мире для залечивания ран и поиска союзников, а творца немецкой внешней политики канцлера Бисмарка, наоборот, преследовал «кошмар коалиций», и он делал все, чтобы не допустить сближения Санкт-Петербурга и Парижа и сохранить завоеванное. «Весь восточный вопрос не стоит костей одного померанского гренадера», — любил повторять «железный» канцлер. Англия же продолжала оставаться в Европе в состоянии «блестящей изоляции».

Подобная ситуация status quo в Европе не могла продолжаться долго. Победа русского оружия в войне с Турцией 1877–1878 годов привела к повышению авторитета России на Балканах и в Европе в целом.

И хотя Россия на Берлинском конгрессе 1878 года была лишена значительной части плодов своей победы, война привела к фактическому распаду «союза трех императоров» — российского, германского и австро-венгерского.

Обострение противоречий между Россией и Австро-Венгрией на Балканах, острая борьба между двумя странами за влияние на славянские народы, населявшие этот полуостров, перевесили идеологические принципы «монархической солидарности», на которых зиждилась дружба между Романовыми, Габсбургами и Гогенцоллернами.

К началу 80-х годов XIX века совершенно новый характер приняли и германо-австрийские отношения.

После завершения процесса объединения Германии под эгидой Пруссии сохранение австро-венгерской монархии стало для Берлина жизненной необходимостью, и все прежние распри с Веной были преданы забвению.

Военный разгром или политический распад монархии, в которой господствующая немецкая нация составляла меньшинство, означали бы по меньшей мере создание нескольких независимых славянских государств, ориентированных на Россию.

Двуличное поведение немцев во время Берлинского конгресса привело к охлаждению русско-германских политических отношений. Следствием недружественной России позиции Бисмарка, занятой им на Берлинском конгрессе, стала шумная антинемецкая кампания, поднятая славянофилами в прессе.

Мотив о коварстве Бисмарка, таким странным образом отплатившего России за ее поддержку Пруссии в войне с Францией, был подхвачен и правительственными кругами. С ответными обвинениями в неблагодарности в немецких правительственных газетах выступил сам канцлер.

Так в прессе двух стран началась нашумевшая на всю Европу «газетная война».

Еще одним источником охлаждения русско-германских отношений стали конфликты между двумя странами в области экономики. Русско-германские экономические противоречия в те годы характеризовались как конкуренцией русского и прусского сырья и хлеба на германском рынке, так и острой борьбой между русской и германской промышленностью на внутреннем рынке Российской империи.

Между двумя странами началась настоящая таможенная война. Германия первой ввела почти полный запрет на ввоз из России мяса, а затем и драконовские пошлины на хлеб, что очень больно ударило по русскому сельскому хозяйству — ведь в те годы Германия поглощала почти 30 % русского экспорта и была вторым после Англии торговым партнером нашей страны.

Закономерным итогом такого развития внешнеполитической ситуации в Европе стало заключение 7 октября 1879 года австро-германского союза. Будучи по своей форме как бы оборонительным, он предусматривал обоюдную военную помощь в случае нападения России на одного из союзников.

По мнению отечественных историков «австро-германский договор стал становым хребтом возглавляемого Германией агрессивного милитаристского блока. Австро-германский союз оказался источником неисчислимых международных осложнений и послужил впоследствии одним из главных дипломатических орудий развязывания первой мировой империалистической войны в 1914 г.».

[1] Так было положено начало формированию военных коалиций, участники которых в августе 1914 года сошлись в смертельной схватке на полях Европы.

В конце 1880-х годов в недрах немецкой дипломатии начал формироваться «новый курс» в европейской политике. Бисмарк был приверженцем предотвращения непосильной для его страны войны на два фронта путем дипломатической изоляции Франции и подготовки локальной войны против нее.

Следуя этой задаче и воспользовавшись острым конфликтом между Францией и Италией из-за Туниса, Бисмарку в 1882 году удалось присоединить к австро-германскому договору Рим, и таким образом был создан Тройственный союз.

Но новый немецкий канцлер Каприви счел задачу предотвращения войны на два фронта невыполнимой для германской внешней политики.

Теперь немцы стали исходить из предпосылки о неизбежности войны против франко-русского союза на два фронта, а посему поставили цель создать под своей эгидой такую группировку европейских держав, которая по своей мощи превзошла бы объединенные силы России и Франции. Ключ к решению этой задачи находился, однако, в руках Лондона.

Объективной предпосылкой для германо-английского сближения, казалось, могли послужить проблемы между Россией и Англией на Балканском полуострове, в Персии и Афганистане и в некоторых других частях света.

Воплощением политики Каприви стал договор между Германией и Англией, заключенный летом 1890 года. По нему Германия уступала Лондону ряд важных территорий в Африке, в том числе и в верховьях Нила, а в обмен Лондон передавал Берлину остров Гельголанд — ключ к воротам Северного моря.

Одновременно в Берлине демонстративно отказались возобновить «договор о перестраховке» с Россией, который предусматривал некие взаимные обязательства на случай войны в Европе. Политика эта, надо отметить, потерпела полный крах.

Англичане напрочь отвергли все попытки втянуть их в Тройственный союз, а в 1894 году и сам Каприви был отправлен в отставку.

Грубая политика преемника Бисмарка заставила сделать соответствующие выводы в Санкт-Петербурге. Расплатой за близорукость и самонадеянность для германского правительства стал франко-русский союз, заключенный в 1891–1893 годах.

Итак, к концу XIX веке Европа разделилась на два лагеря — с одной стороны, Франция и Россия, а с другой — Германия и Австро-Венгрия плюс Италия.

В. Шацилло. Первая мировая война. Факты и документы

Источник: http://www.oboznik.ru/?p=35871

Ссылка на основную публикацию