Частновладельческие поселения с укрепленными усадьбами-замками — история России

Типы укрепленных поселений

Города времен Киевской Руси занимали уже значительную территорию и имели мощные оборонительные сооружения, которые обычно состояли из двух линий укреплений. Одна из оборонительных линий окружала небольшую центральную часть города — детинец, а вторая защищала территорию окольного города.

  Замки представляли собой укрепленное жилище феодала, его домочадцев и слуг. Число жителей замка было небольшим, поэтому в отличие от города он занимал существенно меньшую территорию. Если площадь замка часто не достигала даже 1 га, то площадь города была не менее 3—4 га, а в отдельных случаях превышала 40—50 га.

В то же время феодал имел возможность мобилизовать для строительства замка значительные массы крестьян, в связи с чем замок часто имел весьма мощные оборонительные сооружения. Таким образом, характерная черта замка — небольшая территория, окруженная сильными укреплениями. На Руси замки получают наибольшее распространение с XI в.

в связи с ростом феодальной раздробленности.

  Многие замки постепенно разрастались, превращаясь в города. Как правило, если название города происходит от имени князя, можно считать, что он образовался из княжеского замка. Таковы, например, Володимер, Ярославль, Изяславль, Ольгов, Борисов, Михайлов и многие другие.

В пограничных областях строились сторожевые крепости, заселенные исключительно военными гарнизонами. Они играли роль форпостов на границах государства, первыми принимая удар врага и задерживая его до подхода главных сил. Строительство таких крепостей началось со второй половины X в., но особенно развернулось в XII в.

Появляется и своеобразная социальная группа воинов-земледельцев, находившихся в постоянной боевой готовности. Даже в мирное время, занимаясь хозяйством, они должны были иметь наготове боевых коней и необходимое оружие.

Характерной чертой городищ этого типа поселений считается конструктивная связь жилых построек с оборонительными сооружениями всего укрепления.

Такое совместное строительство жилых и оборонительных сооружений исключает возможность постепенной застройки поселения и говорит о том, что оно возникло по единому приказу для какой-то совершенно определенной цели. При этом, в отличие от феодального замка, подобное городище, как правило, не содержит следов одного более богатого жилища.

  Большинство укрепленных поселений Киевской Руси были так же, как и раньше, подчинены рельефу местности. Самым распространенным в то время во всех районах Руси был мысовый тип укреплений. Хорошо защищенные природой мысы при слиянии рек, ручьев, оврагов можно было найти практически повсюду.

Однако наряду с мысовыми поселениями простого типа, защищенными валом только с напольной стороны и, реже, на самом конце мыса, в конце X в. появляются мысовые поселения, с замкнутым валом, проходившим по всему периметру поселения.

При этом с напольной стороны вал обычно был выше, здесь же располагался и ров, отделявший укрепленную часть поселения от прилегающего плато. Такие укрепления получают наибольшее распространение в XI—XIII вв.

  Вместе с тем продолжал использоваться и островной тип поселений. В Полоцкой и Смоленской землях, богатых болотами, часто, как и раньше, использовали болотные островки.

В Новгородско-Псковской земле укрепленные поселения нередко располагали на отдельных холмах. Но наряду со старым типом островных поселений, не имевших земляных укреплений, в XI—XIII вв.

получил распространение и новый тип — островные поселения с замкнутым валом по всему периметру островка.

Сегментный тип (Яготин)

По-видимому, укрепления старого типа редко перестраивали. Если поселение мысового или островного типа было построено до XI в. и продолжало использоваться позднее, то оно, как правило, не получало дополнительных укреплений. Но, если поселение возникло не ранее XI в., оно обычно имело уже новый тип планировки оборонительных сооружений, с замкнутым валом по всему периметру.

  Промежуточным между мысовым и островным типами был так называемый сегментный тип поселения. Поселение занимало перешеек, обычно между водными преградами, и было защищено укреплениями только с двух противоположных напольных сторон.

  Поселения мысового типа как с валом только с напольной стороны, так и с валом по всему периметру относятся к так называемому простому мысовому типу. Наряду с ними примерно в X в.

появляются поселения сложномысового типа. Они состояли из нескольких самостоятельных площадок, защищенных отдельными линиями укреплений.

При этом все линии укреплений находились на мысу и, таким образом, были подчинены рельефу местности.

Городища сложномысового типа: 1 — из двух площадок, каждая из которых с напольной стороны защищена валом (у с. Осовик); 2 — с замкнутым валом на первой площадке и валами и рвами с двух сторон на второй (Кветунь);

3 — с замкнутым валом на первой площадке и валами и рвами с напольной стороны на двух других (Китаево)

  Не ранее конца X — начала XI в. получают распространение и поселения со сложным типом планировки.

Они также состояли из нескольких укрепленных площадок, обычно детинца и окольного города, но укрепления внешних площадок, в отличие от городищ сложномысового типа, не были подчинены рельефу местности.

В поселениях сложного типа вал окольного города никогда не примыкает вплотную к валам детинца, так как последний всегда отделен от окольного города рвом. Более того, окольный город никогда не защищали валом со стороны детинца.

Городище сложного типа (Коршовское)

Не вызывает сомнения, что городища сложного типа — это остатки крупных городов, для которых выдержать мысовую схему обороны было почти невозможно.

Детинец обычно строился как мысовое (реже как островное) укрепление, отгороженное валом и рвом с напольной стороны от окольного города. Оборонительные же стены окольного города часто не имели какой-либо определенной схемы.

Главной их задачей было прикрыть всю площадь торгово-ремесленного посада, порой достигавшую очень больших размеров, хотя при их возведении старались максимально использовать естественные препятствия — овраги, ручьи, склоны и пр.

Так, детинец Галича прикрыт с напольной стороны двумя мощными валами и рвами, а окольный город — тремя параллельными линиями валов и рвов. Подобную систему обороны имели и такие города, как Киев, Переяславль, Рязань, Суздаль, и многие другие.

Город Мстиславль в XII в.
Рисунок по реконструкции П.А. Раппопорта

  В XII в. на всей территории Древней Руси широкое распространение получают также круглые в плане крепости. В западнорусских землях они известны еще с X в., в Киевской земле и Среднем Поднепровье — со второй половины XI в. Примерами могут служить города Мстиславль, Микулин, Дмитров и Юрьев-Польской.

Иногда такие крепости располагались на холмах, но многие из них не подчинены рельефу местности и находятся на незначительные размеры — их диаметр 50—100 м.

Близки к ним и полукруглые крепости, примыкающие одной стороной к берегу реки или крутому склону (например, Перемышль-Московский, Кидекша, Городец на Волге, Романово-Борисоглебское городище).

Полукруглое городище с тремя параллельными валами
(Романово-Борисоглебское городище)

  Так как основной тактикой захвата укреплений в тот период был внезапный налет, а сторожевых вышек еще почти не строили, укрепленное поселение старались расположить так, чтобы местность вокруг него хорошо просматривалась и противник не мог внезапно подойти к стенам и особенно к воротам.

Таким требованиям отвечало укрепление на возвышенности, либо, наоборот, в низменной ровной местности, где на большом расстоянии от него не было никаких лесов, оврагов или других укрытий. Именно эти требования и вызвали к жизни круглые в плане крепости, расположенные на плоской и ровной местности.

Кроме того, крепость, находящаяся на равнине, позволяла устраивать внутри колодцы — крайне важный фактор на случай длительной осады.

Островное поселение, окруженное замкнутым валом и тыном
по всему периметру, XI—XIII вв.

  Таким образом, в XII—XIII вв.

на Руси сосуществовали следующие типы планировки укрепленных поселений: — островные поселения более ранней постройки без земляных укреплений; — поселения простого мысового типа более ранней постройки с валом только с напольной стороны и, реже, на конце мыса; — островные поселения, окруженные замкнутым валом по всему периметру; — простые мысовые поселения, окруженные замкнутым валом по всему периметру; — поселения круглой формы, не связанные с рельефом местности и защищенные замкнутым валом; — поселения полукруглой формы, только частично связанные с рельефом местности и защищенные валом с напольной стороны; — поселения сегментного типа с валами с двух напольных сторон; — сложномысовые поселения, состоявшие из нескольких площадок, подчиненных рельефу местности;

Читайте также:  Общеевропейская война против франции и наполеона 1892 - 1814 гг - история России

— поселения сложного типа, состоявшие из нескольких площадок. При этом укрепления внешних площадок не были подчинены рельефу местности.

Источник: http://ruhistor.ru/war_arm_rur001_04_01.html

Причины разрушения дворянских усадеб

Департамент образования и науки администрации Липецкой области

Мир дворянской усадьбы меня интересует давно.

В моём селе сохранилась одна небольшая усадьба, а точнее, часть этой усадьбы, потому что надворные постройки с замечательным садом уничтожены.

А сколько же всего усадеб было на территории нашей Введенской администрации, и почему они не сохранились? Я задала себе этот вопрос, и поиск начался.

Усадеб было много, об этом я узнала из докладной записки агента УГРО Илюшина от 1919 г.

(в уголовном деле № 49 священника Симонова), в которой говорится, что в районе Введенского сельского совета, в селениях Ильино, Введенка, Никольское «густая сеть помещичьих имений».

Кому же принадлежали эти имения и почему они разрушены? На карте Липецкого уезда Тамбовской губернии, составленной в 1911 году Липецким уездным земством, указаны следующие усадьбы:

— усадьба Татарниковой в селе Воскресеновка, — усадьба Фёдорова в селе Введенка, — усадьба Романовского в селе Ильино,

— усадьба Кохлевского и усадьба Натаровой в селе Большая Кузьминка.

Из всех указанных усадеб сохранилась только усадьба Романовского в селе Ильино. В селе она известна под другим названием — как усадьба Голеновского, потому что улицу, идущую от этого дома, в народе называют Голеневкой.

Дом действительно принадлежал поручику Дмитрию Ивановичу Голеновскому, жившему здесь со своей женой Александрой Петровной Голеновской (урождённой Плехановой, тёткой Георгия Валентиновича Плеханова) и детьми в начале XIX века. После смерти жены (в 1839 году) Голеновский ещё долго жил в усадьбе.

Когда дети подросли и уехали из Ильино, он продал дом священнику Михаилу Григорьевичу Романовскому. Романовский владел домом с 1851 по 1912 годы — до переезда в село Сокольское.

Дом арендовали под агрономический пункт и прокатную станцию, а с 1919 года в нём располагался медико-санитарный отдел. Сейчас в здании находится стационар Введенской участковой больницы.

Усадьба сохранилась только потому, что до революции она уже не была частновладельческой. Следовательно, остальные не сохранились потому, что во время революции принадлежали частным лицам.

Была ли попытка сохранения усадеб? Что предпринималось в этом направлении? Понимало ли новое правительство ценность этих усадеб? Да, с первых же дней советской власти, уже 12 февраля 1918 года, в Липецком уезде образовывается уездный земельный отдел Совдепа (совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов), основными функциями которого являлась социализация землепользования, национализация и трудовое использование бывших частновладельческих усадеб. Кроме того, было составлено специальное распоряжение № 4 Земельного отдела от 30 марта 1918 года «О сохранении бывших частновладельческих усадеб», в котором говорилось о том, что по Тамбовской губернии широкой волной прокатилось погромное движение. Давалось очень подробное разъяснение необходимости сохранения высококультурных имений, представляющих большую ценность для народного хозяйства:

1. Погромщики должны знать, что громят не частного владельца, а народное хозяйство и, следовательно, громят самих себя.

2. Не допускать продажу с торгов таких ценных пород скота, как чистокровные рысаки, тонкорунные овцы, племенные коровы и другие, так как в руках простого крестьянина они погибают от недостаточного ухода и плохого корма.

3. Не допускать продажи с торгов надворных построек на слом или снос, так как они пригодятся для устройства школ, детских домов, больниц и др.

4. Выполнять приведённые в документе 11 пунктов по сохранению усадеб. Вот некоторые пункты:

• Всеми средствами, вплоть до применения вооружённой силы, прекратить расхищение усадеб. • Доложить обо всех расхищенных усадьбах в Земельный отдел. • Отобрать у спекулянтов всё, ими похищенное.

• Привлекать к ответственности и суду всех, не подчиняющихся этим указаниям и т. д.

Это распоряжение очень мудрое и правильное, но усадьбы всё же были разрушены. Почему это произошло? Наверное, потому, что это распоряжение не выполнялось. Или были какие-то другие причины?

Проследим историю разрушения усадьбы С.А. Фёдорова в селе Введенка. После революции, в 1918 году в этой усадьбе открылась Школа садоводства, огородничества и пчеловодства, заведующим которой был Михаил Георгиевич Шуваев.

По разрешению культурно-просветительного отдела и земельного комиссариата под школу было отдано всё имение С.А. Фёдорова. Что же именно было передано школе? Земля, пасека, надворные постройки, животные.

Всем этим занимался Шуваев, но 29 ноября 1918 года он был арестован за растрату казённых денег в сумме 2053 р. 73 коп. Шуваев не считал себя виновным и неоднократно писал оправдательные письма и записки в Уземотдел (в ведении которого находилась школа).

По-моему, Шуваев был очень грамотным человеком, раз он смог организовать школу, и его арест был большой потерей для неё.

После Шуваева заведующим стал Иван Васильевич Миронов. Он был очень хозяйственным, много заботился о школе. Но в это время началось разграбление школы и школьного сада. Всеми средствами Миронов пытался предотвратить грабёж. 14 февраля 1919г.

в Липецкий Уземотдел пришёл циркуляр из Губземотдела о сохранении бывших частновладельческих садов. В ответ на это Уземотдел обещал принять самые строгие меры по охране садов от всяких повреждений и порубок. Несмотря на это обещание, разграбления в школе не прекращались.

Миронов заболел тифом и в начале апреля 1919 г. умер. Некоторое время школа оставалась без директора.

1 мая 1919 г. сокольский агрономический участок во главе с агрономом М.Добрыниным переехал в бывшую усадьбу Фёдорова по приказу Уземотдела, так как усадьба Романовского, где участок раньше располагался, занята медико-санитарным пунктом. Добрынин тоже оказался очень хозяйственным — уже через несколько недель Уземотдел выделил агрономическому пункту кибитку.

В это время в школу прислали новую заведующую — Евгению Александровну Кучерову. Её отношения с Добрыниным сразу не сложились, начались склоки по поводу жилплощади и разборки за право быть хозяином. В конечном результате агрономический пункт переехал из этой усадьбы, а Кучерова осталась заведующей.

Но она не смогла управлять огромным хозяйством. Оно стремительно разрушалось: не было фуража и сена для лошадей, которые погибали от бескормицы и чесотки; не было возможности содержать других животных, находящихся в школе (кур, цыплят, павлинов). Был расхищен почти весь сельскохозяйственный инвентарь.

Сад, огород, поле, питомник, пасека, теплицы – все то, что могло приносить доход, — не обрабатывалось и было запущено. На все просьбы заведующей выделить деньги на содержание школы Уземотдел отвечал отказом и пытался передать содержание школы Губземотделу, а он, в свою очередь, передал школу в ведение Унаробраза.

Такая частая смена руководства тоже отрицательно влияла на состояние школы.

В сентябре 1920 года в школе была ревизия, которая показала, что школа находится в отвратительном состоянии: учащиеся буквально разуты и раздеты, помещения для классов ужасны, постройки и сельхозинвентарь растащены.

Во всём этом винят Кучерову, которая представляется для ревкомиссии взбалмошной, мелочной и неопытной в сельском хозяйстве делах женщиной. Заведующую сменили на т.Нещеретова, но им были недовольны ученики школы.

Заведующего опять сменили, им стал Константиновский.

Что же осталось от этого, хорошо оснащённого и прекрасно налаженного хозяйства к 1920 году? Вот что об этом говорилось в докладе Константиновского в Липецкий Унаробраз: «Состояние Ильинской сельскохозяйственной школы в настоящий момент самое безобразное.

Всюду видны следы преступной бесхозности: здания школы загажены до самой крайней степени, дорогая мебель испорчена и побита. Общежитие совершенно не устроено, кухня страшно дымит. Продовольственное дело в школе не налажено: нет ни капусты, ни картофеля, хлебные продукты получаются в недостаточном количестве.

Читайте также:  Золотая орда - история России

Держать детей в таком положении преступно. Необходимо снабдить немедленно всех учащихся одеждой, обувью, постельными принадлежностями, продовольствием, или сразу их всех из школы убрать. Хозяйство школы пришло в окончательный упадок.

При своём огороде школа страдает от недостатка овощей, при своей полевой пасеке школа не имеет фуража, и кони дохнут от бескормицы. Одна за другой пали в короткое время жеребёнок и вороная кобыла, оставшиеся две лошади загнаны и заморены, нужны покой и хороший уход, чтобы сохранить их живыми.

При своей, наконец, кузнице, школа не умеет исправить сельхозинвентарь и самых необходимых железных изделий. При своём столяре школа не умеет исправить мебель и оконные рамы, при своём пчельнике школа не имеет ни мёду, ни пчёл. Из всех имеющихся ульев на зиму остался только один улей пчел. Дров в школе нет.

Для того чтобы восстановить школьное хозяйство, школе необходима широкая помощь деньгами, строительными материалами и технической силой». Эти средства не были получены, и школа прекратила своё существование.

Всё хозяйство Фёдорова уже разрушено, и причина этого разрушения — вопиющая бесхозяйственность новых владельцев усадьбы. И всё, что осталось от неё в настоящее время — это высохший пруд и несколько сохранившихся деревьев.

Много раз я пыталась представить себе, как выглядела эта усадьба, но полной картины не получалось из-за отсутствия описи мебели и внутреннего расположения комнат. И такое описание я нашла, правда, по другому имению, не относящемуся к Введенской администрации.

Это усадьба Расторгуева в селе Свинино Плавицкой волости Липецкого уезда (ныне Тамбовская обл.). Фамилию Расторгуева я нашла в одном из документов по школе. Она упоминалась в связи с переездом агрономического пункта в эту усадьбу.

Мне повезло, в описи по этой усадьбе подробнейшим образом было описано всё имеющееся по этой усадьбе, на сумму 260 тыс. 915 руб. Только после этого описания я смогла понять, как много потеряно.

А почему погибли усадьбы Кохлевской и Натаровой в селе Большая Кузьминка и усадьба Татарниковой в селе Воскресеновка? Эти имения были менее богаты, они принадлежали обедневшим дворянам и к 1918г. находились в ветхом состоянии. Документы это подтверждают.
Усадьба Кохлевской Евдокии Дмитриевны к 1918г.

принадлежала её сыну, Сергею Николаевичу Кохлевскому. Жили они небогато, дом их был одноэтажный, деревянный и уже к 1919г. требовал ремонта, да и опись личного имущества, выполненная Евдокией Дмитриевной после смерти её мужа Николая Карловича 25 июня 1888г. об этом говорит. Всё личное имущество умершего штабс-капитана оценили в 27 руб.

90 коп.! Но при усадьбе имелся великолепный сад и пруд. Сейчас на месте этой усадьбы стоит дом, в котором живут внуки и племянники С.Н.Кохлевского. Этот дом перестроен из сарая бывшей усадьбы.

Сохранился только пруд, хотя он и находится в запущенном состоянии и принадлежит теперь другим людям, которые не разрешают родственникам Кохлевских даже подходить к нему.

Натаровы, у которых в Кузьминке был небольшой дом, там не жили, а держали управляющего, который распоряжался землёй и торфоразработками. Старожилы вспоминают, что ещё у Натаровых была мельница на реке Кузьминка, а осушить болота и добывать торф ему так и не удалось, потому что торфа не было.

Рабочие копали канавы (осушали местность), до пояса были в воде. Управляющий расплачивался талонами, отоварить которые можно было только в Липецке в магазине Натарова. В 1918г. дом Натаровой, из-за угрозы затопления талой водой, был продан вместе с инвентарём жителям села. Дом был деревянный, и, по сути дела, был просто растащен жителями села.

Такая же участь постигла и дачу Татарниковой в с. Воскресеновка.

Подводя итоги всему вышесказанному, можно сделать вывод, что в разрушении усадеб не было злого умысла, а была обыкновенная халатность, бесхозяйственность, неразбериха, безответственность, неумение управлять, неосознанность совершаемого. Всё это и привело к тому, что мы не сохранили мир дворянской усадьбы, не сумели воспользоваться накопленным веками опытом разумного ведения хозяйства и утратили невосполнимую ценность.

Оксана Комаричева, СОШ с. Ильино Липецкого района.
Руководитель: Р.Н. Целищева.

  • Липецкий © 2018
  • Работает на InstantCMS Иконки от FatCow

Источник: http://lipetsky.ru/articles/69-prichiny-razrushenija-dvorjanskih-usadeb.html

Средневековые замки на территории России

Впервые Шаакен упоминается в хронике Тевтонского ордена за 1258 год, когда по договору о разделе территорий между Орденом и Замландским епископом Хайнрихом фон Стриттбергом местность вокруг Шаакена осталась за Орденом. Деревянная крепость начала строиться в 1261 году, примерно в 4 км от Куршского залива.

Для строительства была запружена река Шаакен (теперь Большая Моряна), и на топком болотистом грунте было построено оборонительное укрепление. Замок использовался во время походов Ордена вглубь прусских территорий в Надравию, Судавию и далее в Шалавию.

Он также предназначался для обороны побережья Куршского залива, по льду которого часто совершали свои набеги прусские племена скаловов, а позднее литвинов.

Строительство каменного замка началось в 1328 году. К тому времени в Ордене сложилась своя традиция постройки замков. Как правило, это были четырехугольные замки, имеющие от одного до четырех флигелей с бергфридом и высокими оборонительными стенами. Эти замки в обязательном порядке имели предзамковые укрепления (форбурги).

Замок Шаакен, в отличие от большинства замков Ордена, имел почти круглый периметр, так как из-за срочности возведение каменной крепостной стены велось по старому периметру окружавших ее валов. После секуляризации Тевтонского ордена в 1525 году замок Шаакен на короткое время оказался в руках восставших крестьян.

С 1526 года в замке располагалась герцогская судебная палата, с середины XVI века — Земельное управление Замланда.

Древняя крепость в 1606 году была разрушена сильным пожаром. В 1684 году замок начали восстанавливать, за время этих работ во внешний вид внутренней части замка были внесены серьезные архитектурные изменения.

В 1697 году в Шаакен прибыла часть Великого посольства Российского, следовавшего в Западную Европу. А 11 ноября 1711 года в Шаакене по пути в Россию останавливался на ночевку Петр I с Екатериной.

В 1815—1819 гг. Шаакен был резиденцией сельской администрации. Вероятно, в этот период было перестроено главное здание, через которое в орденское время проходили ворота. После перестройки, ворота были заложены и с западной стороны в древней стене были устроены новые ворота.

Во время боевых действий в 1945 году замок не пострадал. На его территории расположилась колхозная конюшня, которая просуществовала до начала 1960-х годов. Затем замок было отдан под жилье, а подсобные помещения использовались под хозяйственные нужды.

В 1980-х годах в замке жила только одна семья, которая использовала еще пригодные для жилья комнаты. Отсутствие своевременного ремонта привело к разрушению потолка и стен. Сейчас здание замка и сохранившиеся постройки превратились в руины.

На территории замка Шаакен организован частный музей.

2Замок Тапиау (Гвардейск, Калининградская область)

Замок Тапиау впервые упоминается в 1258 году как владение принявшего христианскую веру и присягнувшего на верность Тевтонскому ордену прусского нобиля Запелле.

В 1262 году на берегу Деймы была построена небольшая деревянно-земляная орденская крепость. В 1265 году была захвачена и разрушена литовским войском.

В том же 1265 году магистр Тевтонского ордена Арно фон Зангерсхаузен повелел заложить крепость на северном берегу реки Прегеля.

В 1275 году крепость Тапиау подверглась штурму войска литвинов. Крепость устояла, но ее положение на местности показалось защитникам не вполне удачным. Было решено ее перенести на другое место. В 1280—1290 годах под руководством комтура Ульриха фон Бауера была построена новая деревянную крепость на восточном берегу Деймы.

В 1340—1351 годах под руководством маршала Ордена Зигфрида фон Даненфельде в излучине Прегеля был построен каменный двухэтажный замок с четырьмя флигелями и форбургом, защищенный подковообразным рвом и земляным валом. Это укрепление в перестроенном виде сохранилось до наших дней.

В середине XVI века по приказу герцога Пруссии Альбрехта Бранденбург-Ансбахского в замке Тапиау была проведена масштабная реконструкция.

В правление короля Фридриха Вильгельма III, начиная с 1786 года, в замке Тапиау действовал приют для бедных, а в 1793 году дом презрения принял первых дряхлых, убогих, больных и сирот.

В эти годы были снесены три флигеля замка.

В 1879 году при реставрации замка Тапиау были надстроены два этажа, в верхнем этаже разместилась домовая церковь, после чего замок стал использоваться в качестве административного здания.

В 1902 году на территории замка был построен комплекс зданий из красного кирпича. В период Веймарской республики и при нацистах в замке Тапиау размещалась тюрьма. С апреля 1945 года в замке размещался следственный изолятор для содержания военных преступников, позже — снова тюрьма.

Читайте также:  Присоединение средней азии к России - история России

3Замок Вальдау (поселок Низовье, Калининградская область)

Первое орденское деревянно-земляное укрепление в Вальдау было построено в 1258—1264 годах. Расширение территории, подконтрольной Тевтонскому ордену, привело к тому, что замок Вальдау потерял свое оборонительное значение.

В 1457 году старые укрепления были перестроены, после чего замок стал использоваться в качестве летней резиденции великих магистров Тевтонского ордена. После секуляризации Ордена в 1525 году замок Вальдау стал герцогским доменом.

17−18 мая 1697 года в замке Вальдау останавливалась основная часть Великого русского посольства во главе с адмиралом Францем Яковлевичем Лефортом, 17 мая в замке побывал царь Петр I. С 1720 года королевским правительством Пруссии замок Вальдау сдавался в аренду.

В 1858 году в замке разместилась сельскохозяйственная школа. В 1860-х годах здание было основательно перестроено, окончательно разобраны башни и крепостные стены. С 1945 года здание замка находилось в ведении сельскохозяйственного училища (СПТУ № 20). Левый флигель с 1947 года использовался под общежитие сельхозучилища. На данный момент в западном флигеле функционирует музей.

4Замок Лаукен (поселок Саранское, Калининградская область)

Около 1260 года в местечке Ловке, на месте будущего замка, были построены орденские вальные укрепления. С 1270 года крепость Лаукен являлась плацдармом на правом берегу Лабы для натиска Тевтонского ордена на Надровию.

В 1327 году был построен каменный замок. Лаукен упоминается в 1466 году в документах II Торнского мира и Краковском договоре 1525 года. Во времена герцога Альбрехта замок использовался как охотничий дом.

По указанию герцога Георга Фридриха в 1581—1584 годах Лаукен был перестроен архитектором Блазиусом Бервартом. После этого замок получил название Фридрихсбург.

Вскоре после перестройки Георг Фридрих дал в замке аудиенцию шведскому послу.

В последующие годы замок, став рыцарским имением, неоднократно перестраивался. В конце XIX века Лаукен стал собственностью семьи фон Биберштайн, последним владельцем был Людвиг фон Биберштайн.

После окончания Второй мировой войны здание замка осталось в хорошем состоянии. В первые послевоенные годы его переделали под школу, позднее с северной стороны пристроили еще одно здание. В таком виде здание сохранилось до начала XXI века. Сохранились подвалы орденских времен.

5Георгенбург (Черняховск, Калининградская область)

В 1264 году на высоком северном берегу Инстера на месте старого прусского городища Капзовин рыцарь Немецкого ордена Хартман фон Грумбах построил укрепление, названное в честь святого Георга Георгенбургом. В 1337 году здесь был заложен замок, в 1351 году по приказу великого магистра Тевтонского ордена Винриха фон Книпроде началась его перестройка в камне.

В 1364 и 1376 годах замок был разрушен литовцами, в 1385—1390 годах был восстановлен, позднее с западной стороны был пристроен форбург. В 1403 году Георгенбург был взят литовским войском под предводительством князя Витовта. В 1657 году замок был сильно поврежден при набеге татар, а в 1679 году — был занят шведами.

С 1709 года замок с имением сдавались в аренду. В 1752—1799 годах семья фон Койделл начала здесь разводить лошадей. Последним владельцем замка Георгенбург, с 1937 года, был доктор Мартин Гелинг.

В 1994—1995 годах Георгенбург был арендован Русским страховым банком на 99 лет для создания культурно-развлекательного центра. На его территории проводились археологические раскопки до кризиса 1997 года, когда банк отказался от этого проекта. В настоящее время замок на грани разрушения.

6Выборгский замок (Выборг, Ленинградская область)

Выборгский замок был основан в 1293 году во время третьего шведского крестового похода. Шведы высадились на побережье Финского залива в районе нынешнего Выборга и разорили поселение карел и карельский сторожевой пункт на небольшом острове.

Шведы заложили на острове замок и назвали его Выборгом (в переводе со старошведского — «Святая крепость»). Вокруг центральной возвышенной части острова была сооружена каменная стена. А в центре острова — возведена четырехугольная каменная башня-донжон.

Шведы назвали ее башней Святого Олафа в честь короля Олафа II Харальдссона, утвердившего христианство в Норвегии.

Замок стал резиденцией наместника шведского короля. Долгие годы Выборгский замок был основной пограничной крепостью Швеции на востоке и административным центром Выборгского лена.

Наивысшего расцвета Выборгский замок достиг в середине XV века, в годы наместничества Карла Кнутссона Бунде, ставшего впоследствии королем Швеции Карлом VIII.

В это время был перестроен главный корпус, где располагались покои наместника и апартаменты, в которых во время визитов в Выборг останавливались короли и высокопоставленные чиновники.

Перед главным корпусом и башней Святого Олафа построили южную оборонительную стену с четырьмя башнями: Новой, Караульной, Пожарной и Тюремной. На северо-восточной стороне острова возвели башню Сапожника, на юго-востоке — Райскую башню. Главные ворота устроили в проездной арке Пожарной башни.

В 1555 году Выборгский замок посетил король Густав I Ваза, лично инспектировавший королевские замки Швеции. Недовольный состоянием укреплений и башен король приказал начать масштабную реконструкцию крепости, мало приспособленной к ведению артиллерийской обороны. Работы начались в 1559 году.

На Замковом острове сооружались новые опорные стены, перестраивались башни замка и его главный корпус. Реконструкция замкового донжона началась в 1561 году и длилась четыре года. Башню Святого Олафа разобрали до уровня второго яруса, а затем надстроили кирпичом: третий и четвертый ярусы — четырехгранные, три верхних получили восьмигранную форму.

Высота башни (без кровли) составила 38 метров. У бойниц верхних этажей установили пушки крупного калибра. В 1580-е годы реконструкции подверглась южная оборонительная стена. В 1582 году началось возведение каменной наружной стены, дугой охватившей остров с запада и с севера.

В 1606—1608 годах Пожарная башня и привратный дом при въезде на остров были перестроены и объединены в одно здание — Дом наместника, ставший позднее резиденцией выборгского губернатора.

В 1710 году, в период осады Выборга войсками Петра I, стены и постройки крепости ощутимо пострадали от российской артиллерии. На протяжении всего XVIII столетия замковые сооружения многократно ремонтировались и перестраивались.

В этот период появились сооружения Казарменного корпуса и арсеналов. В 1834 и в 1856 годах в Выборгском замке случились два разрушительных пожара.

В 1891—1894 годах замок был восстановлен силами Выборгского крепостного военно-инженерного управления.

С 1944 по 1964 год Выборгский замок использовался советскими военными. В замке были размещены 71-й отдельный гвардейский батальон связи и 49-й отдельный гвардейский саперный батальон 45-й гвардейской дивизии.

В помещениях замка жили семьи военнослужащих. В 1964 году Министерство обороны СССР передало Выборгский замок Государственной инспекции по охране памятников.

В 1970 году здесь открылись первые экспозиции Выборгского краеведческого музея.

7Замок Прейсиш-Эйлау (Багратионовск, Калининградская область)

В 1325 году по приказу гроссмейстера Тевтонского ордена Вернера фон Орзельна мастер Арнольд фон Эйленштайн на окруженном болотами и речкой холме, на месте прусской крепости Сутвирт, начал строительство укрепленного дома, получившего название замок Иле.

На речке орденцы построили плотину с мельницей, уровень воды поднялся и замок оказался на острове. К 1330 году было построено каменное укрепление квадратной формы, окруженное рвом, с подъемным мостом и воротами с решеткой.

С восточной стороны к укреплению был пристроен форбург.

В исторических документах первое упоминание о замке относится к 1326 году, где он называется «Иле», в записях 1342 года — «Иладия», в 1400 году — «Пруще Илов» (Прейсиш-Эйлау). До 1347 года Прейсиш-Эйлау являлся резиденцией орденского пфлегера, затем в нем разместилась администрация каммерата, входящего в комтурство Бальги.

В феврале 1454 года, во время Тринадцатилетней войны, замок Прейсиш-Эйлау был захвачен восставшим населением и частично поврежден.

Орден организовал активное сопротивление, и большинство городов Натангии вновь перешли под его власть.

Прейсиш-Эйлау занял орденский гарнизон, состоявший из нескольких рыцарей и 60 человек ополчения, все повреждения устранили. В 1455 и 1456 годах прусские войска пытались завладеть замком, но им это не удалось.

После реформации в 1525 году орденский замок становится резиденцией ведомственного имения гауптмана Прейсиш-Эйлау. В 1814 году имение купил Генрих Сигизмунд Валентини. В 1817 году оно было названо Генриеттенхоф в честь жены владельца.

Усадьба располагалась на территории старого форбурга, еще хорошо сохранившегося. Замок же из-за отсутствия крыши активно разрушался. Жить рядом с руинами было неприятно, и вскоре в километре на северо-запад от замка построили новый дом.

Туда же перевели почти все хозяйство.

В 1932 году в старом особняке, расположенном у стен бывшего орденского замка, был открыт окружной краеведческий музей. Во время Второй мировой войны территория замка не сильно пострадала.

После войны жилые помещения бывшего особняка постепенно пришли в полную негодность и к началу 1960-х годов уже не эксплуатировались.

Территорию замка и форбурга 27 ноября 1961 года передали по акту Багратионовской конторе райпотребсоюза, после чего подвалы замка и строения форбурга использовались в качестве складов.

В сохранившемся здании форбурга из-за прогнивших стропил стала разрушаться крыша, к 1989 году в кровле появились дыры. В августе 1990 года средняя секция здания сгорела. В начале 1990-х годов принято решение провести незначительные раскопки и переоборудовать форбург в гостиницу с баром. Но на последних этапах форбург забросили.

Источники: prussia39.ru, zamok39.ru, vyborgmuseum.org, pr-eylau.ru

Источник: http://diletant.media/excursions/35238358/

Ссылка на основную публикацию