Антон иванович деникин – военачальник и писатель — история России

Деникин, Антон Иванович

Дени́кин, Анто́н Ива́нович (4 (16) декабря 1872, Влоцлавск под Варшавой — 8 августа 1947, Анн-Арбор, штат Мичиган, США) — русский военачальник, герой Русско-японскoй и Первой мировой войн, генерал-лейтенант (1916), один из главных руководителей (1918 − 1920) Белого движения в годы Гражданской войны.

Происхождение

Отец, Иван Ефимович Деникин, крепостной крестьянин, был отдан помещиком в рекруты; прослужив в армии 35 лет, вышел в отставку в 1869 году в звании майора. Участник Крымской, Венгерской и Польской кампаний (подавление восстания 1863 года).

Мать, Елисавета Федоровна Вржесинскоя, — полька, из семьи обедневших мелких землевладельцев. Деникин с детства свободно говорил на русском и польском языках. Материальное положение семьи было очень скромным, а после смерти отца в 1885 году резко ухудшилось.

Деникину приходилось подрабатывать репетиторством.

Служба в русской армии

Деникин с детства мечтал о военной службе. В 1890 году, после окончания реального училища, пошел вольноопределяющимся в армию и был вскоре принят в «Киевское юнкерское училище с военно-училищным курсом». Окончив училище, (1892) служил в артиллерийских войсках, a в 1895? поступил в Академию Генерального штаба (закончил eё в 1899).

Первый боевой опыт получил в русско-японской войне. Hачальник штаба Забайкальской казачьей дивизии, а затем — знаменитой Урало-Забайкальской дивизии генeрала Мищенко, прославившейся дерзкими рейдами по тылам противника. В Цинхеченском сражении одна из сопок вошла в военную историю под названием Деникинской.

На момент начала Первой мировой войны генерал-майор Деникин служит в штабе Киевского военного округа.

В августе 1914 принимает участие в операциях 8-й армии в качестве генерал-квартирмейстера, вскоре добивается перевода из штаба в строй. С сентября 1914 командует знаменитой «Железной» 4-й стрелковой бригадой (затем дивизией), доблестно сражавшейся на самых тяжелых участках фронта. Участник так называемого «Брусиловского» прорыва 1916 года.

За успешные операции и личный героизм был награжден Георгиевским оружием, орденами Святого Георгия 4-й и 3-й степени и Золотым Георгиевским оружием с бриллиантами. В 1916 г. был назначен командовать 8-м корпусом на Румынском фронте, где фактически он руководил и румынскими войсками, заслужив высший орден этой страны — Св. Михаила.

Гражданская война

В апреле — мае 1917 Деникин являлся начальником штаба Верховного главнокомандующего, затем главнокомандующим Западным и Юго-Западным фронтами.

28 aвгуста 1917 был арестован за то, что резкой телеграммой Временному правительству выразил солидарность с генералом Корниловым. Вместе с Корниловым содержался в Быховской тюрьме по обвинению в мятеже (так называемый «корниловский мятеж»).

Корнилов и арестованные с ним офицеры требовали открытого суда, чтобы очиститься от клеветы и высказать России свою программу.

После падения Временного правительства обвинение в мятеже потеряло смысл и 19 ноября (2 декабря) 1917 верховный главнокомандующий Духонин распорядился о переводе арестованных на Дон, однако Общеармейский комитет воспротивился этому.

Узнав о приближении эшелонов с революционными матросами, грозившем самосудом, генералы приняли решение бежать. С удостоверением на имя «помощника начальника перевязочного отряда Александра Домбровскаго» Деникин пробрался в Новочеркасск, где принял участие в создании Добровольческой армии, возглавив одну из её дивизий, а после гибели Корнилова 13 апреля 1918 — всю армию.

8 января 1919 Добровольческая армия вошла в состав Вооружённых сил Юга России (ВСЮР), став их основной ударной силой, а генерал Деникин возглавил ВСЮР. 12 июня 1919 он официально признал власть адмирала Колчака как «Верховного Правителя Русского государства и Верховного Главнокомандующего русских армий».

К началу 1919 Деникину удалось подавить большевистское сопротивление на Северном Кавказе, объединить под своим командованием казачьи войска Дона и Кубани, получить через черноморские порты от стран Антанты большое количество оружия, боеприпасов, снаряжения.

На территориях, контролируемых Вооружёнными силами Юга России, вся полнота власти принадлежала Деникину как главнокомандующему. При нём действовало «Особое совещание», исполнявшее функции исполнительной и законодательной власти.

Обладая по сути диктаторской властью и будучи сторонником конституционной монархии, Деникин не считал себя вправе (до созыва Учредительного собрания)предопределять будущее государственное устройство России. Он старался сплотить как можно более широкие слои Белого движения под лозунгами «Борьба с большевизмом до конца», «Великая, Единая и Неделимая», «политические свободы».

Такая позиция была объектом критики как справа, со стороны монархистов, так и слева, из либерального лагеря.

Призыв к воссозданию единой и неделимой России встречал сопротивление со стороны казачьих государственных образований Дона и Кубани, добивавшихся автономии и федеративного устройства будущей России, а также не мог быть поддержан националистическими партиями Украины, Закавказья, Прибалтики. Расширение помощи странами Антанты также ставилось в зависимость от признания Белым движением новых государств на территории бывшей российской империи.

В занятых белыми областях принимались меры к налаживанию нормальной жизни. Возобновлялась регулярная работа железнодорожного и водного транспорта, начинали работу парализованные заводы и фабрики, открывались банки, оживала торговля. Устанавливались твердые цены на сельскохозяйственные продукты, был принят закон об уголовной ответственности за спекуляцию.

Ни в одном из районов, подвластных белым, не было голода. На землю возвращалась законность — возрождались суды, прокуратура и адвокатура. Почти без ограничений выходила пресса, избирались органы городских самоуправлений, свободно действовали политические партии вплоть до эсеров и социал-демократов.

Деникинским Особым Совещанием было принято прогрессивное рабочее законодательство с 8-часовым рабочим днем и мерами по охране труда.

Деникинское правительство не успело полностью осуществить разработанную им земельную реформу, в основу которой должно было лечь укрепление мелких и средних хозяйств за счет казенных и помещичьих земель.

Действовал временный колчаковский закон, предписывающий, до Учредительного Собрания, сохранение земли за теми владельцами, в чьих руках она фактически находилась. Насильственный захват прежними владельцами своих земель резко пресекался.

Тем не менее подобные инциденты, а также случаи грабежей в прифронтовой зоне давали пищу красной пропаганде, распространявшей слухи о возврате белыми земли помещикам и о наказании крестьян за её прежний захват.

Сентябрь-октябрь 1919 были временем наибольшего успеха противобольшевистских сил. Войска Деникина заняли Донбасс и обширную область от Царицына до Харькова и Екатеринослава. 6 октября деникинцы заняли Воронеж, 13 октября — Орёл и угрожали Туле. Большевики готовились к уходу в подполье. Был создан подпольный Московский комитет партии, правительственные учреждения начали эвакуацию в Вологду.

В середине октября положение белых армий Юга заметно ухудшилось. Тылы были разрушены махновским восстанием, а большевики заключили перемирие с поляками и с петлюровцами. В октябре Красная Армия перешла в контрнаступление. После ожесточённых боёв белогвардейцы начали отступать на юг.

В январе 1920, после гибели Верховного Правителя адмирала Колчака, всероссийская власть должна была перейти к генералу Деникину. Однако Деникин, учитывая тяжелое военно-политическое положение белых сил, не принял эти полномочия официально. В конце марта 1920 Деникин с остатками армии эвакуировался из Новороссийска в Крым.

2 апреля 1920 генерал Деникин, столкнувшись с активизацией оппозиционных настроений в среде белого движения, принял решение назначить себе преемника. 4 апреля он оставил пост Главнокомандующего ВСЮР и передал командование барону Врангелю. В тот же день Деникин отбыл в Англию с промежуточной остановкой в Константинополе.

Эмиграция

Деникин пробыл в Англии лишь несколько месяцев. Осенью 1920 вместе с семьей покинул ее, убедившись, что Великобритания взяла курс на признание Советской России и отказ от поддержки белого движения. С 1920 по 1922 жил в Бельгии, затем — в Венгрии, а с 1926 — во Франции.

Занимался литературной деятельностью, выступал с лекциями о международном положении, издавал газету «Доброволец». Оставаясь убежденным противником советского строя, призывал эмигрантов не поддерживать Германию в войне с СССР (лозунг «Защита России и свержение большевизма»).

После окупации Франции Германией отказался от предложений гитлеровцев о сотрудничестве и переезде в Берлин.

Усилившееся после Второй мировой войны советское влияние в странах Европы вынудило А. И. Деникина переехать в США в 1945, где он продолжил работу над книгой «Путь русского офицера», выступал с публичными докладами.

В январе 1946 Деникин обратился к генералу Д. Эйзенхауэру с призывом остановить насильственную выдачу в СССР советских военнопленных. Скончался в 1947.

Перед смертью просил, чтобы его останки перевезли на Родину, когда Россия станет свободной.

Писатель и военный историк

С 1898 года Деникин пишет рассказы и остропублицистические статьи на военную тематику, публикуется в журналах «Разведчик», «Русский инвалид» и «Варшавский дневник» под псевдонимом И. Ночин.

В эмиграции приступает к созданию документального исследования о Гражданской войне «Очерки Русской Смуты». Издает сборник рассказов «Офицеры» (1928), книгу «Старая Армия» (1929—1931), не успевает завершить автобиографическую повесть «Путь русского офицера» (впервые издана посмертно в 1953 г).

Возвращение

2 октября 2005 года прах генерала Деникина и его жены был перевезён в Москву для захоронения в Свято-Донском монастыре. Перезахоронение было осуществлено по просьбе дочери Деникина, Марины, и по указанию российского президента Владимира Путина.

Библиография

Сочинения А. И. Деникина

  1. Очерки русской смуты, в 5-ти тт., Париж, 1921—1923.
    • Москва, «Вагриус», 2002 ISBN 5-264-00809-4
  2. Старая армия. 1929

Источник: http://mediaknowledge.ru/d6de8f1b6349a599.html

Антон Иванович Деникин | Русская Вандея

Вся биография Антона Ивановича Деникина – это послужной список мужественного и талантливого командира. Деникин родился 4 (16) декабря 1872 года в селении Шпеталь Дольный, пригороде Влоцлавека, уездного городка Варшавской губернии Российской державы.

Его отец — Иван Ефимович Деникин, был крестьянского происхождения, но после 22 лет солдатской службы смог стать офицером и закончил карьеру майором пограничной стражи. Мать — Елизавета Фёдоровна (Францисковна) Вржесинская была из семьи обедневших мелких землевладельцев, по профессии швея, а по национальности полячка.Семья жила весьма скромно, на пенсию отца.

Читайте также:  Болгария перед вступлением на её территорию красной армии - история России

Антон, поступив во Влоцлавское реальное училище,  показал хорошие способности и уже во втором классе в возрасте 13 подрабатывал репетиторством. Затем учился в Ловичском реальном училище. Антон с детства мечтал пойти по стопам отца и после окончания училища, в 1890 году поступил вольноопределяющимся в 1-й стрелковый полк.

В этом же году он поступил в Киевское пехотное инженерное юнкерское училище. После завершения двухлетнего курса обучения был произведён в подпоручики и назначен во 2-ю полевую артбригаду, дислоцированную в уездном городе Бела Седлецкой губернии. После нескольких лет подготовки, летом 1895 года смог сдать конкурсный экзамен и поступил в Академию Генерального Штаба.

В конце первого года учёбы был отчислен из Академии, не сдав экзамен по истории военного искусства, но через три месяца Деникин выдержал экзамен и снова был зачислен на первый курс.

Весной 1899 года был произведён в капитаны, но накануне его выпуска  начальник Академии генерал Николай Сухотин произвольно изменил списки выпускников, которых причислили к Генштабу, в результате чего провинциальный офицер не попал в их число. Деникин, подал на Сухотина жалобу на имя императора.

Собранная комиссия признала действия генерала незаконными, но решила не «поднимать пыль». Деникину предложили забрать жалобу, пообещав, зачислить в офицеры Генштаба. Но офицер проявил «характер», отказавшись сделать это. В результате его жалобу отклонили. В эти годы Деникин проявил талант писателя, издавался под псевдонимом Иван Ночин и писал в основном на тему военного быта.

Снова стал служить во 2-й артиллерийской бригаде. В 1902 году Деникин написал письмо венному министру Куропаткину, попросив разобраться в ситуации. Куропаткин во время аудиенции у государя Николая «выразил сожаление, что поступил несправедливо, и испросил повеления» на зачисление Антона Деникина офицером Генштаба, что и произошло летом 1902 года.

Он был зачислен в штаб 2-й пехотной дивизии расположенной в Брест-Литовске, где он в течение года командовал ротой 183-го Пултусского полка, стоявшего в Варшаве. В 1903 году был переведён во 2-й кавалерийский корпус, где служил до 1904 года. Ещё задолго до революции Деникин обжёгся на «либерализме» в своей роте. Он не только вывел рукоприкладство, но и отменил дисциплинарные взыскания, рассчитывая на «сознательность» солдат. Внушал подчиненным, что они должны сами следить за собой. Результат был печальным. Рота разболталась, дисциплина упала.

Когда началась русско-японская война, добился личного  быть откомандированным в действующую армию, т. к. его часть не была отправлена на фронт. Служил начальником штаба 3-й бригады Заамурского округа отдельного корпуса пограничной стражи, которая боролась с бандитскими отрядами.

Отличился как начальник штаба Забайкальской казачьей дивизии генерала Ренненкампфа и знаменитой Урало-Забайкальской дивизии генерала Мищенко, которая совершала глубокие рейды в тыл противника.

Был отмечен чином полковника и орденами Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантами и Святой Анны 2-й степени с мечами. В 1905 году приобрёл первый опыт борьбы с революционным хаосом – дорогу из Манчжурии в Европейскую часть России перекрыли несколько анархических «республик».

Деникин с группой офицеров собрали отряд из надёжных бойцов и в эшелоне пробились через бунтующую Сибирь.

Вернулся на службу во 2-й кавалерийский корпус, затем получил под начало батальон 228-го пехотного резервного Хвалынского полка. В 1906 году в  туриста посетил ряд стран Европы. В начале 1907 года вступил в должность начштаба 57-й пехотной резервной бригады, которая располагалась в Саратове, где служил до января 1910 года.

Деникин продолжал писать, критикуя командира своей бригады и начальника Казанского военного округа генерала Александра Сандецкого. В целом полковник подвергал критике бюрократизм, подавление самостоятельности офицеров, грубое отношение к низшим чинам. Выступал за улучшение подготовки командного состава, писал о необходимости  развития автотранспорта, военной авиации.

Обратил внимание на рост германской и австрийской угрозы, необходимость скорейшего проведения военной реформы. В 1910 году предложил созвать съезд офицеров Генштаба для обсуждения проблем армии и выработки путей их решения. Ни к каким политическим партиям Деникин не принадлежал, но по взглядам относил себя к либералам.

Он считал, что в России необходимо установить конституционную монархию, провести радикальные реформы, мирным путём модернизировав страну.

Летом 1910 года принял командование 17-м пехотным Архангелогородским полком, который базировался в Житомире. В нём Деникин учредил музей истории полка, который стал одним из первых музеев воинских частей в Русской Императорской армии.

Весной 1914 года ему поручили исполнять обязанности генерала для поручений при Командующем войсками Киевского военного округа. Деникин переехал в Киев.

Накануне Первой мировой войны, был произведён в чин генерал-майора и получил должность генерал-квартирмейстера 8-й армии, которой командовал генерал Алексей Брусилов.

Когда началась война, попросился в командиры строевой части. Брусилов назначил его командиром 4-й стрелковой бригады. Намного позднее, Брусилов писал, что Деникин «на строевом поприще выказал отличные дарования боевого генерала». Бригада, впоследствии развёрнутая в дивизию, по праву получила почётное название – «Железная».

Слава этого соединения гремела по всей империи, а её командир за военное мастерство и личное мужество был дважды награждён Георгиевским оружием, орденами Св. Георгия 4-й и 3-й степени. Осенью 1915 года получил чин генерал-лейтенанта. 27 августа (9 сентября) 1916 года был назначен командиром 8-го  и вместе с ним направлен на Румынский фронт, где он фактически возглавил и румынские войска.

Был отмечен высшей румынской наградой — орденом Михая Храброго 3-й степени.

После Февральской революции, был назначен начальником штаба при Верховном Главнокомандующем генерале Михаиле Алексееве. Вместе с Алексеевым он ушёл из Ставки, после того как Керенский подписал «Декларацию прав солдата». Командовал Западным, а затем Юго-Западным фронтами.

Подвергал резкой критике действия Временного правительства по «демократизации» армии. За то, что выразил моральную поддержку генералу Корнилову, был заключён в тюрьму Бердичева. Этот период был очень опасен, т. к. в любой день его могли растерзать «революционные» солдаты.

Осенью 1917 года был переведён в Быхов, где содержалась «группа Корнилова». Во время транспортировки он с другими офицерами едва не стал жертвой самосуда солдатской толпы. Их спас Виктор Бетлинг, который служил под началом Деникина.

Позднее, уже во время Гражданской войны, он стал командиром Особой офицерской роты при Ставке Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России.

Вскоре после падения Временного правительства, Верховный Главнокомандующий Николай Духонин освободил генералов из тюрьмы Быхова. Деникин прибыл на Дон, где принял участие в создание Добровольческой армии под началом Алексеева и Корнилова.

Фактически Деникин как один из главных и наиболее энергичных организаторов добровольческих частей часто воспринимался на этом этапе как командующий белой армией. Кроме того, он выполнял задачи командующего в периоды отсутствия Корнилова.

Официально первоначально он был командиром 1-й стрелковой дивизии, а армию возглавил, после смерти Корнилова.

Во время Первого Кубанского похода (или Ледяного похода), который длился 80 дней (из них 44 с боями) и белые прошли 1100 км, Добровольческая армия под началом Деникина оторвалась от противника и вышла к границам Дона и Ставрополья. Ледяной поход стал своего рода крещением Белой армии, её легендой. В нём родились белые герои и белые традиции.

Летом 1918 года Добровольческая армия совершит Второй Кубанский поход, который завершится разгромом кубанской группировки красных войск и захватом столицы кубанского казачества, Екатеринодара.

После смерти генерала Алексеева 25 сентября (8 октября) 1918 года Деникин примет пост Главнокомандующего Добровольческой армией.

На протяжении второй половины 1918 года белые войска под его началом разобьют силы Северокавказской советской республики и займут всю западную часть Северного Кавказа.

В начале 1919 года Деникин возглавит Вооружённые силы Юга России (ВСЮР), подчинив себе Донскую армию и отстранив от власти атамана Краснова. Во ВСЮР также войдут Кавказская (Кубанская) армия и белый Черноморский флот.

Генерал проявит в это время свои военно-организаторские качества, большое стратегическое и оперативно-тактическое мышление.

Белые войска в кампании поздней весны и начала лета 1919 года овладеют Каменноугольным районом — топливно-металлургической базой Южной России, войдут на территорию Украины, а также займут обширные районы Северного Кавказа.

В летней кампании 1919 года ВСЮР достигнет максимальных успехов, взяв Харьков, Екатеринослав, Царицын. 3 (16) июля 1919 года белым войскам была поставлена задача взять Москву. Одновременно белые достигли больших успехов на Украине: заняты города Полтава, Николаев, Херсон, Одесса и Киев.

Были разгромлены петлюровские и галицийские войска (Деникин не признавал независимости Украины). С галичанами был подписан мир и военный союз, Галицкая армия перешла вошла в состав ВСЮР. 30 сентября (13 октября) 1919 года деникинцы взяли Орёл и планировали занять Тулу. Однако это был пик побед ВСЮР, в силу ряда причин поход на Москву провалился и белые откатились на юг.

К началу 1920 года остатки Белой армии отступили в пределы казачьих областей, где Деникин, уже обладая полученным от адмирала Колчака титулом Верховного Правителя России, попытался сформировать южнорусскую модель государственности, которая была основана на объединении государственных начал добровольческих, донских и кубанских властей. Было учреждено Южнорусское правительство. Однако попытка контрнаступления, предпринятая зимой – весной 1920 года провалилась. Остатки войск были эвакуированы из в Крым (т. н. Новороссийская катастрофа). Под давлением недовольных генералов, Деникин 4 (17) апреля 1920 года назначил главнокомандующим ВСЮР генерал-лейтенанта Петра Врангеля, а сам вместе с бывшим начальником штаба и ближайшим сподвижником Романовским на британском корабле выехал в Константинополь, а затем в Англию, навсегда покинув пределы России.

Читайте также:  Советско-германский пакт - история России

В Англии Деникина приняли хорошо, он начал заниматься литературной деятельностью.

Однако в знак протеста против желания Лондона заключить мир с Советской Россией, генерал в августе 1920 года переехал в Бельгию, где поселился с семьёй в Брюсселе и приступил к работе над основательным документальным исследованием о Гражданской войне — «Очерков русской смуты».

Деникин почти целиком отошёл от политики, посвятив себя литературе и научно-исследовательской работе. В 1922 году он переехал в Венгрию, в 1925 вернулся в Бельгию, а в 1926 году переселился во Францию.

С приходом к власти в Германии национал-социалистов Деникин выступил с осуждением политики Адольфа Гитлера.

В отличие от ряда белых деятелей, которые планировали участвовать в боевых действиях против Советского Союза на стороне Германии и её союзников, Деникин выступал за необходимость поддержки СССР и Красной Армии в борьбе против любого внешнего агрессора. Он считал, что такая война может привести к пробуждению русского духа в рядах Красной Армии и перерождению СССР.

После вторжения немецких войск во Францию, пытался выехать в Испанию, но был арестован. Немцы предложили Деникину сотрудничество и содействие в литературной деятельности, но он отказался. Был отпущен и поселился под контролем немецкой комендатуры и гестапо в окрестностях Бордо.

В 1942 году немецкие власти предложили Деникину переехать в Берлин и возглавить антибольшевистские силы из числа русских эмигрантов, но он отказался.

В ходе Второй мировой войны Деникин призывал русских эмигрантов не поддерживать Рейх, называя всех сотрудничающих с немцами представителей белой эмиграции «мракобесами» и «пораженцами».

В 1945 году Деникин переехал в США, продолжая заниматься литературной деятельностью.

7 августа 1947 года Деникин скончался от сердечного приступа в больнице Мичиганского университета в Энн-Арборе и был захоронен на кладбище в Детройте.

Американцы похоронили его как главнокомандующего союзной армией с полагающимися ему воинскими почестями. 3 октября 2005 года прах генерала Антона Деникина был перевезён в Москву для захоронения в Свято-Донском монастыре.

Источник: http://vandeya.ru/blog/archives/513

Литературно-исторические заметки юного техника

Персонаж романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Золотой теленок» инженер Птибурдуков.По данным первоисточника:

  • Имя: Сашук (очевидно — Александр);
  • Профессия: инженер. Судя по наличию в его библиотеке двух томов сопромата — инженер с приличным дореволюционным образованием;
  • Ближайшие родственники: брат-военврач;
  • Семейное положение: в гражданском браке с Варварой Птибурдуковой (бывш. Лоханкина);
  • Хобби: выпиливание лобзиком по дереву;
  • Возраст: немолодой;
  • Особые приметы: носит усы, на службе — фуражку, дома — синюю пижаму с шнурками.
Птибурдуков — персонаж, объеди­няющий в себе интерес авторов этого сайта к литературе, истории и технике. Несмотря на всю скудность и комичность сведений о нем, предоставленных нам Ильфом и Петровым, мы все же рискнем предположить основные вехи его биографии:Александр Прибурдуков родился и получил техническое образование в России. Если бы революция не прервала его карьеру, он служил бы техническому прогрессу своей страны. Но — случилось то, что случилось: империя рухнула, а Птибурдуков не уехал в эмиграцию и стал на службу новой власти. В период НЭПа он был достаточно высоко­опла­чиваемым специалистом, и мы можем предположить, что и индус­триализа­ция лишь увеличила бы его вос­требо­ванность.Однако не за горами 1937 год: специалист «из бывших» имел все шансы «встать к стенке» за «шпионаж в пользу Антанты», погибнуть «заключенным каналоармейцем», или пропасть на валке леса. Однако, при некотором везении, он мог и выжить, продолжив работу на благо страны инженером в «шарашке» — закрытом КБ, подведомственном НКВД.Его семейная жизнь с Варварой, вероятнее всего, завершилась бы в годы первых пятилеток: стране нужны были кадры, свободные от личных привязанностей, и эти привязанности безжалостно рубились. Хоть Варвара, не первый взгляд, совершенно не похожа на «жену декабриста», однако русские женщины не раз ломали общепринятые стереотипы. « — Была у нас Россия, великая держава…— И будет. Ну как тебе объяснить… Взять вот этот ломберный стол: он как есть стол, так и будет стол. И что бы ты с ним ни делал, все равно он будет стол. Ты можешь его перевернуть, опрокинуть вверх ножками, и все равно он будет стол. И более того: настанет время, и он встанет в свое нормальное положение, потому что стоять вверх ножками ему несвойственно. Вот так же и Россия: ее, вон, переверни вверх ножками, а настанет время, и она встанет в свое нормальное положение. Обязательно встанет!»Спектакль театра им. Моссовета «Белая гвардия»по пьесе М.А. Булгакова «Дни Турбиных» Сайт — о человеке на переломе истории. Нас интересуют люди, волею истории лишенные привычной жизни, вырванные из обжитых гнезд и брошенные на произвол судьбы, но не сломавшиеся, сумевшие приспособиться, укорениться на новом месте и выжить.Такая судьба настигала в нашей стране людей каждого поколения: кому-то на долю досталась Гражданская война и кол­лек­ти­ви­за­ция, их детям — Великая Оте­чес­твен­ная, внукам — пе­ре­строй­ка. А как назовут то, что переживут более молодые — покажет История.
Оратор римский говорил Средь бурь гражданских и тревоги: «Я поздно встал — и на дороге Застигнут ночью Рима был!» Так!.. Но, прощаясь с римской славой, С Капитолийской высоты Во всем величье видел ты Закат звезды ее кровавый!.. Блажен, кто посетил сей мир В его минуты роковые! Его призвали всеблагие Как собеседника на пир. Он их высоких зрелищ зритель, Он в их совет допущен был — И заживо, как небожитель, Из чаши их бессмертье пил! Федор Тютчев, «Цицерон»

   «…А не кажется ли вам иногда, Князь, что мы сейчас живем на переломе истории? Никогда не появляется у вас это ощущение? На переломе истории ужасно неуютно: сквозит, пахнет, тревожно, страшно, ненадежно, но с другой стороны — счастлив, кто посетил сей мир в его минуты роковые…

   …В самом деле, каково это — жить на переломе истории? Надо подумать. Что это такое, собственно, — перелом истории? Когда на перекрестках стоят броневики и чадят костры, на которых догорают старые истины, — это уже не перелом истории, это уже началась новая история.

А перелом — это производная по времени. Говорят, сердечники реагируют не на плохую погоду, а на изменение хорошей. Вокруг еще солнышко сияет, тепло благорастворение воздухов, но давление начало меняться, и сердечник хватается за сердце. Может быть, и с историей так же?…

»

Борис & Аркадий Стругацкие, «Отягощённые злом или Сорок лет спустя»

«…Будь я мыслителем, я бы не сидел всю жизнь согнувшись.»Геннадий Малкин

   «… Человек каменного века был значительнее, несомненно… Бесплатно, только из внутренней потребности, разрисовывал пещеры, думал, сидя у огня, о мамонтах, о грозах, о странном вращении жизни и смерти и о самом себе. Черт знает, как это было почтенно!.. Мозг еще маленький, череп толстый, но духовная энергия молниями лучилась из его головы…

А эти, нынешние, на кой черт им летательные машины? Посадить бы какого-нибудь франта с бульвара в пещеру напротив палеолитического человека. Тот бы, волосатый дядя, его спросил: «Рассказывай, сын больной суки, до чего ты додумался за эти сто тысяч лет?.. — «Ах, ах, — завертелся бы франт, — я, знаете ли, не столько думаю, сколько наслаждаюсь плодами цивилизации, господин пращур…

Если бы не опасность революций со стороны черни, то наш мир был бы поистине прекрасен. Женщины, рестораны, немножко волнения за картами в казино, немножко спорта… Но, вот беда, — эти постоянные кризисы и революции — это становится утомительным…

» — «Ух ты, — сказал бы на это пращур, впиваясь в франта горящими глазами, — а мне вот нравится ду-у-у-умать, я вот сижу и уважаю мой гениальный мозг… Мне бы хотелось проткнуть им вселенную…» »

Алексей Толстой, «Гиперболоид инженера Гарина»

Источник: http://ptiburdukov.ru/%D0%A1%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%B8%D0%BA/%D0%91%D0%B8%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%B8/%D0%94%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D0%BD_%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%BD_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

ДЕНИКИН, АНТОН ИВАНОВИЧ

ДЕНИКИН, АНТОН ИВАНОВИЧ (1872–1947), российский военный и политический деятель, один из руководителей Белого движения. Родился 4 (17) декабря 1872 в пригороде г. Влоцлавска Варшавской губ. Отец И.Е.Деникин – крепостной крестьянин, дослужившийся до майора пограничной стражи; мать Е.Ф.Вржесинская – обедневшая польская дворянка.

Закончил Ловичское реальное училище (1890), Киевское пехотное юнкерское училище (1892), Академию Генерального штаба (1899). В 1892 и 1900–1901 служил во 2-й полевой артбригаде в чине подпоручика (1892), затем капитана (1900). В 1901 причислен к Генеральному штабу. В 1902–1910 (с небольшими перерывами) занимал различные штабные должности бригадного, дивизионного и корпусного уровня.

В 1904 произведен в подполковники. Участник Русско-японской войны; за боевые заслуги досрочно получил звание полковника (1905). В 1910–1914 командовал 17-м пехотным Архангелогородским полком на австрийской границе. Во время Первой мировой войны в чине генерал-майора (1914) служил в 8-й армии А.А.Брусилова (генерал-квартирмейстер, начальник 4-й стрелковой «Железной» бригады, затем дивизии).

Читайте также:  Государственные деятели: а.а. аракчеев м.м. сперанский н.н. новосильцев - история России

Участник Карпатского сражения, Львовской и Луцкой операций (1915); за взятие Луцка досрочно произведен в генерал-лейтенанты. Участник Брусиловского прорыва (1916). В сентябре 1916 стал командиром 8-го армейского корпуса на Румынском фронте, в феврале 1917 – помощником начальника Генерального штаба. С 5 апреля по 31 мая занимал должность начальника Генерального штаба.

31 мая назначен главнокомандующим Западного фронта, 2 августа – главнокомандующим Юго-Западного фронта.

Февральскую революцию встретил враждебно. Всячески противодействовал демократизации армии, боролся против солдатских комитетов. Резко критиковал военную политику Временного правительства. Поддержал Корниловский мятеж (август 1917), 29 августа арестован и почти три месяца провел в заключении.

Октябрьский переворот встретил враждебно. 19 ноября освобожден по приказу верховного главнокомандующего генерала Н.Н.Духонина и бежал на Дон, где вместе с генералами М.В.Алексеевым и Л.Г.Корниловым сформировал Добровольческую армию. В феврале 1918 назначен заместителем командующего этой армией и генерал-губернатором Кубанской области.

Участник «Ледового похода» на Екатеринодар (февраль–апрель 1918). После гибели Л.Г.Корнилова 13 апреля 1918 стал командующим Добровольческой армией; снял осаду Екатеринодара и увел армию в Донскую область, где казачество симпатизировало белым. В июне-сентябре 1918 ликвидировал Советскую власть на Кубани, в Ставропольской и Черноморской губерниях.

31 августа стал первым заместителем председателя Особого совещания, созданного для управления занятыми территориями. Попытка Деникина установить военный и политический контроль над казачьими областями Дона и Кубани привела к конфликту с кубанскими автономистами и с донским атаманом П.Н.Красновым.

После смерти Алексеева 8 октября 1918 был провозглашен Верховным руководителем Добровольческой армии. Поражение Германии в ноябре 1918 усилило позиции Деникина, ориентировавшегося на страны Антанты, которые, сделав на него ставку, начали оказывать Добровольческой армии значительную материальную и политическую поддержку.

Под их нажимом Краснову пришлось согласиться на подчинение Донской казачьей армии Деникину, который 8 января 1919 объявил себя главнокомандующим Вооруженными силами Юга России.

В конце 1918 – начале 1919 Добровольческая армия полностью вытеснила большевиков с Северного Кавказа. Это позволило Деникину перебросить войска на Дон, что предотвратило разгром казачьих отрядов и устранило угрозу захвата красными Ростова и Новочеркасска.

Весной 1919 деникинцы начали широкое наступление на Центральную Россию. В мае-июне они взяли Харьков и Царицын, овладели Донбассом и Донской областью; в июле-октябре заняли Центральную Украину (31 августа пал Киев), Воронежскую, Курскую и Орловскую губернии.

На подконтрольных территориях установился режим военной диктатуры. Все властные функции были сосредоточены в руках Деникина; при нем действовал распорядительный и законосовещательный орган (Особое совещание). Отдельными областями управляли генерал-губернаторы с неограниченными полномочиями.

По своим убеждениями Деникин был либеральным монархистом, сторонником ограниченной демократии (имущественного ценза); ориентировался на кадетов. В условиях войны, однако, считал несвоевременным ставить вопрос о восстановлении монархии.

Главным для него было сохранение единой России.

Решительно подавлял автономистские движения, отказывался признать независимость образовавшихся на территории России государств, что подрывало возможность создания широкого антибольшевистского фронта (конфликты с Украинской Директорией, меньшевистским правительством Грузии).

Успешное контрнаступление красных в октябре 1919 – марте 1920 привело к развалу деникинской армии, потере большей части территорий Юга и политическому кризису в белом движении (новая вспышка казачьего сепаратизма, усиление право-монархической и эсеро-меньшевистской оппозиции).

Чтобы переломить ситуацию, Деникин попытался, с одной стороны, укрепить тыл, сочетая репрессии против лидеров кубанских самостийников с некоторой либерализации режима (создание Законодательной комиссии), а с другой – получить помощь от «окраинных» правительств (Польши, закавказских республик), признав их де-факто. Однако новый конфликт с кубанским казачеством и приближение Красной армии заставили Деникина 25–27 марта 1920 эвакуировать остатки своих войск из Новороссийска в Крым. Падение авторитета главкома и давление правых (П.Н.Врангель, А.С.Лукомский, А.В.Кривошеин) заставили его 4 апреля передать власть Врангелю и эмигрировать в Англию.

В 1920–1922 жил в Бельгии, в 1922–1926 в Венгрии, где написал мемуары Очерки русской смуты. В 1926 обосновался во Франции; занимался литературной и общественной деятельностью.

Активно выступал против планов новой вооруженной интервенции в Россию; осуждал ту часть эмиграции, которая пошла на сотрудничество с Гитлером. Во время оккупации Франции отверг предложение немцев переехать в Германию.

В конце 1945, опасаясь насильственной депортации в СССР, перебрался в США; жил в основном в Нью-Йорке. Издал ряд книг – Путь русского офицера, Вторая мировая война, Россия и зарубежье, Навет на Белое движение. Умер 7 августа 1947 в госпитале Мичиганского университета (г.

 Анн-Арбор) и похоронен с воинскими почестями на кладбище Эвергрин в Детройте. В 1952 его останки были перенесены на русское кладбище Св. Владимира в Нью-Джерси. 3 октября 2005 прах генерала Деникина был перезахоронен в Донском монастыре в Москве.

Иван Кривушин

Литература:

Черкасов-Георгиевский В.Г. Генерал Деникин. Смоленск, 1999
Венков А.В. Белые генералы: Корнилов, Краснов, Деникин, Врангель, Юденич. Ростов-на-Дону, 2000
Ипполитов Г.М. Деникин. М., 2000
Карпенко С.В. Деникин Антон Иванович (1872–1947) // Новый исторический вестник. 2002, № 1

Источник: http://www.krugosvet.ru/enc/istoriya/DENIKIN_ANTON_IVANOVICH.html

Деникин антон иванович

(1872-1947) русский военачальник

Когда семидесятичетырехлетний генерал Деникин скончался в США, его похоронили, отдав ему такие же воинские почести, какие полагались генералам американ­ской армии. Почему же правительство другой страны от­дало дань почета отставному генералу несуществующей армии?

Деникин был едва ли не единственным в русской ар­мии генералом, не имевшим дворянского происхождения Он родился в небольшом польском городке Вроцлавеке неподалеку от Варшавы. Семья Деникиных жила в посто­янной нужде на одну небольшую пенсию отца, отставно­го майора. Уже в 13 лет Антону пришлось подрабатывать, давая уроки младшим школьникам.

После окончания Варшавской гимназии он поступил в Киевское юнкерское училище и два года спустя полу­чил первое офицерское звание.

Получив назначение в войска, Деникин начал обычную жизнь русского офице­ра, отличаясь от своих товарищей лишь тем, что интере­совался литературой и пробовал писать сам.

В 1897 году он опубликовал свой первый рассказ и с тех пор начал ре­гулярно печататься, подписываясь различными псевдони­мами. Выступить под своим именем он не мог, поскольку это противоречило этическим нормам поведения офицера.

В 1899 году Деникин закончил Академию Генштаба, что предполагало последующую блестящую карьеру. Но талантливый офицер продолжал служить в войсках, мед­ленно продвигаясь по служебной лестнице. Причина зак­лючалась в его недворянском происхождении и слишком мягком характере. Он практически никогда не наказывал солдат.

Только в 37 лет Деникин стал командовать полком, а генеральское звание было присвоено ему уже во время Первой мировой войны.

Он получил под начало стрелко­вую бригаду, а затем и дивизию, которая за храбрость ста­ла именоваться «Железной». Под командованием Дени­кина она взяла город Луцк и захватила 10000 пленных.

За этот подвиг Деникин был награжден Георгиевским крестом и Георгиевским оружием, украшенным брилли­антами.

Февральскую революцию он встретил спокойно, но вскоре увидел, что в России начались процессы, которые вели к развалу страны и армии. Деникин хотел сохранить сильную и боеспособную армию. Весной 1917 года на офицерском съезде в Могилеве генерал выступил с двумя речами, в которых призывал навести в армии порядок. Присутствовавший при этом Керенский молча встал и пожал Деникину руку.

После того как генерала Корнилова объявили мятеж­ником, Деникин счел своим долгом отправить Керенско­му телеграмму, в которой заявил о том, что не может при­нимать участие в разрушении русской армии.

За это 29 августа он был снят с поста командующего Западным фронтом и заключен в тюрьму. После прихода к власти большевиков Деникин бежал из-под стражи и отправил­ся на Дон, где в Новочеркасске формировалась Доброволь­ческая армия.

Вскоре он стал главнокомандующим всеми вооруженными силами юга России.

Первое время военные действия развивались успеш­но для белогвардейцев. Под командованием Деникина была освобождена огромная территория. В ходе военных действий в полной мере раскрылся его военный талант, умение управлять огромными массами людей.

К октябрю 1919 года войска Деникина намеревались захватить Москву, однако под натиском красных белой армии пришлось отступить. Вскоре она оказалась под уг­розой полного поражения. Для русского офицерства это было настоящей трагедией.

Вот почему один из участни­ков событий, писатель Р.Гуль, назвал это выступление «Ледовым походом». Он имел в виду не только время года, но и состояние души многих русских офицеров, вынуж­денных после поражения уехать из России.

Командующий последовал за своими войсками, передав бразды правле­ния барону П.Врангелю.

Судьба же самого Деникина сложилась не так плохо. Он оказался в Париже и почти сразу начал писать воспо­минания о пережитом, считая своим долгом правдиво рас­сказать о том, что произошло в России. Так появился мно­готомный труд «История русской смуты». Литературный талант стал для Деникина источником дохода.

Следует сказать, что в начале Второй мировой войны он наотрез отказался сотрудничать с гитлеровцами и, по­кинув Францию, эмигрировал в США.

Там он некоторое время продолжал научную работу и даже преподавал в различных учебных заведениях. До самой смерти он ос­тавался горячим патриотом России.

Деникин радовался победе в Великой Отечественной войне и надеялся, что русская армия когда-нибудь станет свободной от больше­визма. Но увидеть это ему не довелось.

Источник: http://biography-peoples.ru/index.php/d/item/210-denikin-anton-ivanovich

Ссылка на основную публикацию