Уложенная комиссия — история России

Уложенная комиссия 1767 г

Определение 1

На протяжении $XVIII$ в. неоднократно созывались временные коллегиальные органы для разработки и систематизации российского законодательства. Они назывались Уложенными комиссиями, всего их было созвано $7.$

Истории наиболее известна комиссия, созванная Екатериной II в $1767$ г. Императрица Екатерина II сильно увлекалась идеями европейского Просвещения, кроме того, созыв комиссии придал дворянству, участвовавшему в этом наиболее активно, дополнительное чувство собственной важности. Таким образом, созывая Уложенную комиссию, Екатерина II, как говорится, убивала двух зайцев одним выстрелом:

  • показывала свою либеральность и образованность,
  • и вместе с тем, повысила доверие дворянства, своей главной опоры.

Существует мнение, согласно которому Уложенная комиссия Екатерины II – фарс от начала до конца, просто желание самовозвышения в глазах потомков, особенно если учесть, что именно Екатерина сформировала эту идею под впечатлением от французских просветителей.

Следующим важным побудительным моментом при созыве Уложенной комиссии было стремление поставить Россию на один уровень с ведущими европейскими странами, ведь сама идея, которую вычитала императрица Екатерина II, содержится в труде Монтескье «О духе законов».

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Деятельность комиссии

Уложенную комиссию созвали в $1767$ г., официальное открытие произошло $31$ июля. Ее состав был довольно пестрым при доминировании элиты. Общее количество депутатов равнялось $564$ человекам. Из правительства в комиссии было $28$ человек.

Дворянство представляли $161$ участника. Города представляли $208$ человек разных сословий (свободных). Кроме того, в Уложенную комиссию вошли и свободные сельские жители – $79$ человек, как правило, зажиточные. Участвовали также $54$ казака и $34$ иноверца – т.е.

представители коренных народов Поволжья, Урала.

Работа комиссии была построена следующим образом: избранные депутаты привозили от своих избирателей т.н. наказы, документы, в которых давалась оценка существующим проблемам. Количество наказов намного превысило число депутатов, всего было подано более $1,5$ тыс. документов.

На открытии Комиссии начали зачитывать Большой Наказ Екатерины II, написанный на манер модных европейских авторов Просвещения, без конкретики советовавший, как и какие вопросы нужно рассматривать. Последующие $10$ заседаний были посвящены опять же Большому Наказу и принятию Екатериной II титула Великой.

У Комиссии был наблюдатель и председатель, генерал-прокурор. Маршалом (тоже руководителем) был назначен Бибиков А.И. Кроме общей комиссии были созданы еще $15$ на отдельные вопросы, в них участвовало по $5$ человек. Однако работа отдельных комиссий была плохо согласована между собой и с общей.

В результате, работа комиссии начала буксовать. Все заседания проходили за зачитыванием огромного количества наказов, привезенных депутатами. Дальше обсуждений наказов дело не шло, предложений не выдвигалось.

Через год после открытия Комиссия стала собираться сначала по $4$ раза в неделю вместо $5$, а затем все реже и реже. Екатерина II была разочарована в этом проекте, либо просто потеряла к нему интерес. С началом Русско-турецкой войны $1768-1774$ гг.

общая комиссия была распущена в связи с необходимостью многих ее участников нести службу на войне, отдельные комиссии некоторое время еще продолжали работу.

Из-за войны заседания Уложенной комиссии постоянно отодвигали, а в последний раз она упоминается в документах в $1773$ г.

Итоги

Роспуск Уложенной комиссии из-за Русско-турецкой войны являлся удачным предлогом завершить бессмысленную деятельность. Этот орган открывался с большими надеждами, но реальных результатов не было достигнуто вообще.

Замечание 1

Отметим, что народ возлагал на Уложенную комиссии большие надежды. Вероятно, закрытие этого органа отчасти спровоцировало восстание под предводительством Емельяна Пугачева.

https://www.youtube.com/watch?v=WjauJBHvZxM

Екатерина II воочию убедилась в невозможности применения в России европейских стандартов и систем. С завершением работы Уложенной комиссии сворачивается и эпоха Просвещенного абсолютизма в Российской империи.

Источник: https://spravochnick.ru/istoriya_rossii/rossiya_v_epohu_ekateriny_ii/ulozhennaya_komissiya_1767_g/

Уложенная комиссия 1767 г

Уложенная комиссия 1767 г .

Весьма существенным звеном в екатерининской политике «просвещенного асболютизма» стал пересмотр обветшавшего средневекового кодекса законов, Соборного Уложения 1649 года.

Актуальность и важность сего дела были всем очевидны, так как над проектами нового Уложения в течение ряда лет трудились еще елизаветинские сановники. Но то была работа безвестная, в тиши кабинетов.

Екатерина II же придала этому мероприятию всероссийский размах и с невероятной пышностью и шумихой поставила его в центр внутриполитической жизни России. Внешние формы, в которые она облекла разработку нового Уложения, напоминали что-то вроде созыва древних земских соборов.

Центром работы должна была стать особая Уложенная комиссия, члены или депутаты которой выбирались от всей страны. Звание депутата давало небывалые привилегии.

Депутаты были под «собственным охранением» императрицы, они освобождались пожизненно от смертной казни, пытки и телесного наказания, «в какое бы прегрешение не впали». Их личная безопасность обеспечивалась двойной карой покушавшемуся. Все это должно было придать работе Комиссии значение «великого дела».

Представительство в Уложенную комиссию внешне выглядело почти всесословным: тут были и дворяне, и горожане, и даже крестьяне, да и Екатерина II уверяла, что выборы организованы так, «дабы лучше нам узнать было можно нужды и чувствительные недостатки нашего народа». Однако это лишь первое впечатление. В Комиссии господствовало дворянство.

Вместе с прочими дворянскими депутатами (от украинских полков и от государственных ведомств) дворянство в целом было представлено 228 депутатами (40% мест в Комиссии). Города избирали по одному депутату от каждого города. Всего от них было избрано 208 человек (из них 12 дворян). Таким образом, от дворянства и городов было избрано 424 депутата, хотя они представляли едва 4% от населения страны.

Основное же население России было крестьянским (93%).

Помещичьи крестьяне (53% всего крестьянского населения) не имели права участвовать в работе Комиссии.

Зато с большой шумихой было заявлено об участии в работе Комиссии представителей нерусских народов Поволжья, При-уралья и Сибири. Число депутатов от этих народов достигало 50.

При максимальном внешнем эффекте участие депутатов от «инородцев» практически сводилось к нулю: ведь почти никто из них не знал русского языка.

Самой большой группой крестьянства, посылавшей своих депутатов, были черносошные крестьяне и однодворцы. Однодворцы имели 43 депутата, а черносошные с приписными крестьянами — 23. Но вместе взятые, они имели лишь около 12% всех депутатских мест.

Не участвовало в работе Комиссии ни дворцовое крестьянство, ни бывшие монастырские (теперь «экономические») крестьяне, ни крестьянство Прибалтики, Дона, Украины. 45 Депутатских мест имело лишь казачество.

Таким образом, в Комиссии подавляющее большинство составили представители господствующего класса дворян и горожане. Это определило и весь характер ее работы.

Процедура выборов депутатов предусматривала составление письменных наказов от их избирателей. В итоге в Комиссию было подано около 1,5 тыс. наказов от дворян, горожан (точнее, от купечества), от черносошных, ясачных, приписных крестьян, однодворцев, от пахотных солдат и т.д.

Этот огромный материал практического применения в работе «Комиссии об Уложении» не нашел, хотя он в известной мере отражал требования и устремления многих сословий тогдашнего общества. Особенно важны наказы различных групп государственных крестьян — это живые свидетельства горестей и чаяний огромных масс сельских тружеников.

Наказы крестьян полны жалоб на произвол и бесправие, гнет тяжелых налогов и повинностей, острое малоземелье, захваты земель дворянами, жесткие ограничения крестьянской торговли и др.

У помещиков тоже были свои «жалобы»: на побеги крестьян из вотчин, разбой и воровство, на недостатки в системе подушной подати. Дворяне требовали расширения своих привилегий в области торговли и промышленности, открытия банков, дворянского самоуправления, выборного дворянского суда, усиления и укрепления власти над крестьянами, сохранения жестоких пыток и наказаний и т.д.

Городские же наказы отражали главным образом сословные требования купечества: предоставления им исключительных монопольных прав на торговлю и промышленность за счет ограничения в этой области прав дворянства и крестьян. Купечество требовало освобождения от многочисленных служб и повинностей, от телесных наказаний, рекрутчины и т.д.

Наказы купцов пестрят требованиями разрешить им покупку крепостных.

Торжественное открытие Комиссии состоялось в Москве 30 июля 1767 г . В Успенском соборе была совершена церемония богослужения и приведения депутатов к присяге.

На другой день в Грановитой палате был избран маршал (председатель) Комиссии. Им стал костромской депутат генерал-аншеф А.И. Бибиков, известный и в прошлом и в будущем жестокими подавлениями крестьянских волнений.

Затем депутатам был прочтен екатерининский «Наказ комиссии».

По прочтении «Наказа» в торжественной обстановке лести и лицемерия (правда, протоколы свидетельствуют, что у многих лились слезы) депутаты преподнесли императрице титул «Великой и Премудрой Матери Отечества».

Скромная государыня приняла лишь титул «Матери Отечества», что было, однако, вполне достаточно для безупречной легитимности императрицы, оказавшейся на троне в результате дворцового переворота.

Представительнейшее собрание «всего Отечества» сделало власть императрицы Екатерины II отныне гораздо более прочной.

Большое собрание провело с 31 июля 1767 г . по 12 января 1769 г . 203 заседания. Оно обсудило целый ряд законодательных проблем (законы о дворянстве с особым выделением проблем остзейского дворянства, законы о купечестве и городском населении, о судоустройстве).

Обсуждены были вопросы о положении государственных крестьян и положении всего крестьянства.

Помимо Большого собрания в Комиссии работало 15 частных комиссий (государственного права, юстиции, о соотношении воинских и гражданских законов, о городах, о размножении народа, земледелии и домостроительстве, о поселении, рукоделии, искусствах и ремеслах и др.).

Большое собрание прекратило работу в январе 1769 г ., последний протокол № 204 был составлен 8 июля 1770 г . Частные комиссии работали до конца 1771 г . До 1776 г . кое-где еще проходили довыборы депутатов. С 1775 до 1796 г . Комиссия существовала как чисто бюрократическая инстанция.

Несмотря на пышно,е торжественное открытие Уложенной комиссии и огромное внимание к ней различных слоев общества, она не была ни парламентарным, ни каким-либо иным законодательным собранием.

Политическая функция Комиссии состояла в приобщении прежде всего дворянства к проблемам государственного управления. По отношению же к обществу в целом основная цель работы Комиссии состояла, по всей вероятности, в «приуготовлении» «умов людских» для введения «лучших законов».

Само по себе устройство такого грандиозного общественного собрания имело весьма существенное значение для укрепления и авторитета и власти самодержицы, создавало ей весьма благоприятный имидж в просвещенной Европе.

Наконец, далеко не последнюю роль работа Комиссии и особенно ее Большого собрания сыграла для глубокого знакомства Екатерины II и ее правительства с «состоянием умов», с расстановкой классовых сил в стране.

Особенно важно отметить, что время от времени в стенах Комиссии раздавались весьма резкие суждения по крестьянскому вопросу. Казак А. Алейников выступил с яркой речью против крепостного права. Белгородский однодворец А.Д.

Маслов, раскрыв перед депутатами картину жестокого угнетения и «безмерного отягощения» крепостных крестьян их господами, попытался дать реальную программу освобождения крестьян. Разумеется, уникальный по своему радикализму проект не нашел никакой поддержки.

Читайте также:  Денежная реформа 1922-1924 гг. - история России

С интересным проектом выступил дворянин от Козловского уезда Г.С. Коробьин. Он предложил дать крестьянам право собственности на часть земли с правом ее продажи и наследования.

Выступления отдельных депутатов против крепостного права сочетались с предложениями мер по ограничению эксплуатации крестьян. Лишь максимум два дня в неделю предлагал установить крестьянскую работу на барщине дворянин Я.Н. Козловский.

Подобные выступления весьма насторожили руководителей Комиссии. А число их тем временем росло. В 1768 г . состоялось 58 антндворянских выступлений. Права дворян и их привилегии подвергались нападкам и критике. Лавирования с повесткой дня заседаний не могли продолжаться бесконечно.

В конце концов создалась такая ситуация, что прений стали просто бояться. В последние три месяца работы выступило всего 16 ораторов, а время их речей заняло не более 2-х часов. На что же ушло остальное? Очень просто. Маршал А.И.

Бибиков распорядился прочитать депутатам на заседаниях все законы об имущественных правах с 1740 по 1766 г . Им читали и Соборное Уложение 1649 г ., им читали и инструкцию о генеральном межевании, им трижды читали «Наказ» Екатерины II, и, наконец, тексты 578 указов.

Бибиков неоднократно предлагал Екатерине прекратить работу Комиссии. И подходящий случай подвернулся — в связи с началом русско-турецкой войны Комиссия была временно распущена.

Таким образом, общение царизма с просветительскими идеями имело, помимо позитивной модернизации в духе «просвещенного абсолютизма», весьма щекотливый побочный итог — в России публично был поставлен вопрос о ликвидации или реформировании системы крепостного права, а идеи французских просветителей стали находить отклик и в более широких кругах русского общества.

Источник: https://alpan365.ru/istoriya-rossii-xviii-xix-vv/ulozhennaya-komissiya-1767-g/

Уложенная комиссия

название временного органа, действовавшего в России в 1767 — 1768 гг. с целью создания нового свода законов на основе Соборного Уложения 1649 г. и правовых норм, вступивших в силу после его издания.

572 депутата представляли дворянство, купечество, казачество, городских жителей. Большинство в Комиссии представляли дворянские депутаты — 45%.

Комиссия работала около двух лет, но выработать новое законодательство не смогла, так как представители каждого сословия отстаивали только свои интересы.

Источник: Краткий исторический словарь

создана Екатериной II с целью систематизации законодательства. Ее членами были выборные представители различных категорий населения (представляли дворянства, горожан, однодворцев, казаков, государственных крестьян, нерусских народов империи).

Созыв Комиссии рассматривается как попытка императрицы упрочить свое положение в русском обществе. Комиссия из избранных представителей различных социальных групп (кроме крестьян и духовенства, 572 депутата) должна была осуществить кодификацию существующего законодательства и выработать новый свод законов.

Деятельность Комиссии свелась к дебатам вокруг депутатских наказов и уже имеющихся законов, некоторых законопроектов, разработанных частными комиссиями, которые выделились из состава У.к. Всего в работе У.к. участвовало около 740 депутатов.

Однако создать новое уложение не удалось: в связи с начавшейся русско-турецкой войной в конце 1768 г. ее работа была прервана.

Источник: Российская государственность в терминах. IX – начало XX века, 2011 г.

созвана в 1767 году. 572 депутата представляли дворянство, купечество, казачество. Ведущую роль в Комиссии играли дворянские депутаты — 45%. В новое законодательство Екатерина II попыталась провести идеи западноевропейских мыслителей о справедливом обществе. Екатерина переработала труды выдающихся мыслителей Ш.Л. Монтескье, Д. Дидро и др.

и составила для Комиссии знаменитый «Наказ императрицы Екатерины». «Наказ» состоял из 20 глав, поделенных на 526 статей.

В общем, он представлял собой цельное произведение, в котором говорилось о необходимости сильной самодержавной власти в России и сословной устроенности русского общества, о законности, об отношениях между законом и нравственностью, о вреде пыток и телесных наказаний.

На пятом заседании Комиссия преподнесла императрице Екатерине II титул «Великой, премудрой матери Отечества». Комиссия работала более двух лет, но ее работа не увенчалась успехом, так как дворянство и депутаты от других сословий стояли на страже только своих прав и привилегий.

Работа Уложенной Комиссии показала, что дворянство не смогло стать выразителем интересов всех сословий. В России не было силы, кроме монархии, способной подняться выше своих узко эгоистических интересов и действовать в интересах всех сословий. Попытка просвещенного абсолютизма Екатерины II перенести на русскую почву западноевропейские либеральные идеи окончилась неудачей. Комиссия была распущена.

Источник: Краткий исторический словарь

Источник: http://interpretive.ru/termin/ulozhennaja-komissija.html

ActionTeaser.ru — тизерная реклама

14 декабря 1766 г. появился манифест о сочинении проекта нового Уложения. Страна уже точно не могла нормально жить и развиваться по средневековому кодексу законов – Соборному Уложению 1649 г.

Потому цель Комиссии определена ясно: «Мы созываем [депутатов] не только для того, чтобы от них выслушать нужды и недостатки каждого места, но и допущены они быть имеют в Комиссию, которой дадим наказ и обряд управления для заготовления нового Уложения к поднесению нам для конфирмации». Императрица преисполнена оптимистическими надеждами.

В Комиссию был избран 571 депутат от разных сословий – дворян, горожан, однодворцев, казачества, государственных крестьян, нерусских народов Поволжья, Приуралья и Сибири.

По одному депутату выделили центральные учреждения – Сенат, Синод, канцелярии. Лишь крепостные крестьяне, составлявшие большинство  жителей страны, были лишены права выбирать своих депутатов.

Довод, с точки зрения императрицы, неоспорим – их интересы представляют помещики. Не было депутатов и от духовенства.

Кажущаяся всесословность состава Комиссии разрушается при сопоставлении численности представителей разных сословий. Больше всего депутатов от дворян – 205, купечества – 167. Вместе они составили 65 % всех депутатов, хотя представляли менее 4 % населения страны.

Преобладание в Комиссии представителей «первейшего» сословия и горожан в конечном счете определило направленность и характер ее работы. Депутаты от других сословий погоды не делали: 44 места имело казачество, 42 – однодворцы, 29 – государственные крестьяне, 54 – «инородцы» и прочие – 26.

Из‑за того что почти никто из «инородцев» не владел русским языком, их участие в работе Комиссии ограничилось лишь внешне эффектным (по одеждам) присутствием.

Потеря для них едва ли сколько‑нибудь значимая, ценнее было другое – всем депутатам предоставлялось множество льгот и привилегий; они навсегда освобождались от смертной казни, пыток, телесного наказания, конфискации имущества. Им полагалось и жалованье (заметим – далеко не равное), сверх получаемого по службе (дворянам по 400 руб.

, горожанам – по 122, всем прочим – по 37 руб.). Естественно, замечает А. Т. Болотов, «выбирали и назначали не тех, которых бы выбрать к тому надлежало и которые к тому были способны… а тех, которым самим определиться в сие место хотелось несмотря нимало, способны ли они к тому были или неспособны».

Правила выборов депутатов предполагали составление наказов от избирателей. Всего в Комиссию подано 1,5 тыс. наказов от всех сословий, отражавших их запросы и чаяния. Однако они, по существу, никак не сказались на работе Комиссии, ибо их содержание не планировалось ни анализировать, ни обобщать: это дело будущего.

Торжественное открытие Уложенной комиссии состоялось 30 июля 1767 г. богослужением в Успенском соборе в Кремле. В дальнейшем ее работа проходила в Грановитой палате. Маршалом (председателем) Комиссии избран костромской депутат генерал‑аншеф А. Б. Бибиков.

Потом депутатам был зачитан «Наказ комиссии» (сама Екатерина скрытно зорко наблюдала за происходящим с антресолей Грановитой палаты, при необходимости посылая записочки Бибикову с наставлениями, как вести обсуждение того или иного вопроса).

И тут выявилось, что депутатские наказы своей приземленностью, не выходившей за пределы интересов города, уезда, резко контрастировали с «Наказом» императрицыным, наполненным чудны́ми для депутатов суждениями об устроении нового общества, о государстве в целом, о законопослушных его гражданах, о том, что есть «вольность», «равенство всех граждан» и пр., и пр. В ответ депутаты, тронутые торжественным открытием Комиссии и не сумевшие на слух все понять из мудреного для них «Наказа», стали думать, «что сделать для государыни, благодеющей своим подданным». Поскольку ничего продуктивного в их головы не пришло, потому решили преподнести ей, по примеру с Петром I, титул «Великой, Премудрой Матери Отечества». Екатерина «скромно» приняла лишь титул «Матери Отечества», сказав, что «любить Богом врученных ей подданных она за долг звания своего почитает», «быть любимою от них» есть ее желание. Так неожиданно (а возможно, и по заготовленному сценарию) решился самый неприятный для Екатерины муссировавшийся в части общества (особенно за рубежом) вопрос о незаконности ее восшествия на престол. Отныне ее положение на троне, после такого подарка представительного собрания, стало куда более прочным.

С избранием 18 частных комиссий для сочинения законов начались рабочие будни депутатов, окончательно отрезвившие Екатерину: вместо ожидаемого спокойного делового обмена мнениями – бурные дебаты вокруг наказов избирателей, когда ни одна из сторон не хотела ни в чем уступать.

Читайте также:  Политическая история государства селевкидов - история России

Об упорство дворян, отстаивавших свое единоличное право на владение крестьянами, разбивались все доводы депутатов от горожан (купечества) и государственных крестьян. В свою очередь, купечество рьяно отстаивало монополию на занятие торговлей и промышленностью и ставило вопрос о возвращении отнятого у них в 1762 г. права покупать крестьян к заводам.

Оно так же непримиримо выступало против наносившей им материальный ущерб торговой деятельности крестьян, существенная часть прибыли которых к тому же уходила в руки все тех же паразитирующих на чужом труде дворян. Жалобы богатых купцов, желавших дворянских льгот, отвел ссылкой на действительно имевшее место их собственное нерадение самый активный из депутатов князь М. М.

 Щербатов: «Отвечали ли русские купцы попечениям Петра Великого; учредили ли они конторы в других государствах, имеют ли они корреспондентов для получения сведений, какие куда надобятся товары и в каком количестве; посылали они своих детей учиться торговле? Они ничего этого не сделали.

Поэтому напрасно жалуются, будто бы крестьяне и прочие разночинцы отнимают у купцов все способы к торговле». Щербатов и дальше стыдил купцов за неповоротливость, за отсутствие, как у «гамбургцев и голландцев», должной хватки в делах. Депутатам от купцов возразить было нечего.

Не было единства и в самом господствующем сословии – противоречия открылись между дворянством центральных губерний и национальных окраин. Представители последних либо желали уравняться в правах с первыми (Сибирь, Украина), либо отстоять приобретенные ранее привилегии (Прибалтика). Депутаты от родовитого дворянства во главе со своим лидером М. М.

 Щербатовым – прирожденным оратором и полемистом – выступали за отмену тех положений петровской Табели о рангах, по которым дворянское звание могли получать представители других сословий. Раздались и голоса о необходимости восстановления майората.

Однако наибольший гнев дворян‑крепостников вызвали робкие призывы части своих же депутатов ограничить произвол помещиков, следуя в этом за «Наказом»: «Надо относиться к крестьянам так, чтобы человеколюбивыми поступками предупредить грядущую беду».

Большинство дворянских депутатов не пожелали прислушаться и к рекомендации «Наказа» помещикам, чтобы они «c большим рассмотрением располагали свои поборы». Слова депутата от козловских дворян Г. С.

 Коробина, что крестьяне являются основой благополучия государства («разоряя крестьян, разоряется и все прочее в государстве») и их поэтому надо беречь, потонули в хоре возмущенных его призывом коллег‑крепостников. Более того, последние все смелее требовали расширения своего права на личность крестьянина и результаты его труда. Ряд дворянских депутатов, не удовлетворенных указом 1765 г., позволявшим помещикам ссылать в Сибирь и на каторгу непокорных крестьян, выступили даже с требованием применения к ним смертной казни.

Росло и число антидворянских выступлений – в 1768 г. их было около шести десятков. В них все более острой критике подвергались недоступные для других сословий привилегии дворян. Это не могло не обеспокоить руководство Комиссии, откровенно боявшейся продолжения прений.

Придумали достойный для неорганизованного и невежественного большинства депутатов выход: по распоряжению маршала А. И. Бибикова (читай – Екатерины) депутатам на заседаниях медленно и внятно читают все законы об имущественных правах с 1740 по 1766 г., читают Соборное Уложение 1649 г.

, трижды зачитывают «Наказ» и еще около шестисот указов. Работа Комиссии фактически парализована, искали только благозвучного повода для ее прекращения. И он нашелся: в конце 1768 г. с началом Русско‑турецкой войны Комиссия «временно» распущена (некоторые частные комиссии продолжали работу вплоть до 1774 г.

, но общее собрание более не созывалось, потому и утвердилось название – «Уложенная комиссия 1767–1768 гг.»).

Причина роспуска Комиссии не только и не столько в росте антидворянских выступлений, а в разочаровании императрицы: нет реальных результатов работы депутатов, когда основные принципы выношенного  ею «Наказа» остались вроде бы и не замеченными, их просто‑напросто как бы и не было.

Как справедливо замечает современный историк А. Б. Каменский, «она явно переоценила своих подданных. Не имевшие опыта законодательной парламентской работы, в большинстве плохо образованные, они… в целом отражали общий низкий уровень политической культуры народа и не в состоянии были подняться над узкосословными интересами ради интересов общегосударственных».

Все же при общем неуспехе работы Комиссии исследователи отмечают ряд бесспорно положительных результатов ее деятельности. Во‑первых, была выполнена поставленная в Манифесте от 14 декабря 1766 г. задача созыва Уложенной комиссии: «дабы лучше нам узнать нужды и чувствительные недостатки нашего народа».

Наказы избирателей своим депутатам, их выступления в Комиссии и прения по ним дали богатейший материал для определения планов на будущее. Как известно, в последующем законодательстве были реализованы многие из высказанных дворянством и горожанами претензий.

Тем самым заключение императрицы: «Комиссия Уложения, быв в собрании, подала мне свет и сведения о всей империи, с кем дело имеем и о ком пещися должно», отнюдь не дежурная фраза. Во‑вторых, работа Комиссии сыграла уникальную роль в распространении в широких кругах общества идей французских просветителей.

Именно на заседаниях Комиссии впервые в России гласно встал вопрос о необходимости реформирования существующей системы.

И все это под прямым воздействием «Наказа» Екатерины II, хотела или не хотела этого она сама. Надо помнить, что в 1767–1796 гг. не раз переиздававшийся «Наказ» (общий его тираж составил до 5 тыс.

экземпляров), по специальному указу должен был обязательно читаться в правительственных учреждениях наравне с «Зерцалом правосудия» петровской эпохи.

В‑третьих, созыв и работа такого представительного собрания имели большое значение для укрепления власти Екатерины II, разрушения представления о незаконном захвате ею трона.

Наконец, в‑четвертых, принимая все утверждения исследователей о том, что Комиссия «не была ни парламентарным, ни каким‑либо иным законодательным собранием», все же это был первый опыт создания представительного учреждения в истории России нового времени. Пусть и неудачный в решении главной своей задачи – создания отвечающего требованиям времени Уложения.

Источник: http://moitvoru.ru/index.php/istoriya-rossii/15112-ekaterina-2-ulozhennaya-komissiya-1767-1768-gg

Весьма существенным звеном в екатерининской политике «просвещенного абсолютизма» стал пересмотр обветшавшего средневекового кодекса законов — Соборного уложения 1649 года.

Актуальность и важность этого были всем очевидны, так как над проектами нового Уложения в течение ряда лет трудились еще елизаветинские сановники. Но то была работа безвестная, в тиши кабинетов.

Екатерина II же придала этому мероприятию всероссийский размах и с невероятной пышностью и шумихой поставила его в центр внутриполитической жизни России.

Внешние формы, в которые облекла Екатерина II разработку нового Уложения, напоминали что-то вроде созыва древних земских соборов.

Центром работы должна была стать особая Уложенная комиссия, члены, или депутаты, которой выбирались от всей страны. Звание депутата давало небывалые привилегии.

Депутаты были объявлены под «собственным охранением» императрицы, они освобождались пожизненно от смертной казни, пытки и телесного наказания, «в какое бы прегрешение не впали». Их личная безопасность обеспечивалась двойной карой покушавшемуся.

Наконец, депутатам комиссии даны были особые нагрудные знаки, которые впоследствии дворянские депутаты могли включать в свои гербы. Все это должно было придать работе комиссии значение «великого дела».

     Представительство в Уложенную комиссию внешне выглядело почти всесословным: тут были и дворяне, и горожане, и даже крестьяне, да и Екатерина II уверяла, что выборы организованы так, «дабы лучше нам узнать было можно нужды и чувствительные недостатки нашего народа». Однако это лишь первое впечатление.

В Комиссии господствовало дворянство. От каждого уезда в Комиссию дворяне выбирали одного своего депутата, и это сразу давало дворянам 142 депутатских места.

Вместе с прочими дворянскими депутатами (от украинских полков и от государственных ведомств) дворянство в целом было представлено 228 депутатами (40 % мест в Комиссии). Города избирали по одному депутату от каждого города независимо от его размеров. Всего от них было избрано 208 человек (из них 12 дворян).

Таким образом, от дворянства и городов было избрано 424 депутата, хотя они представляли едва 4 % от населения страны. Основное же население России было крестьянским (93 %).

     Помещичьи крестьяне (53 % всего крестьянского населения) не имели права ни выбирать депутатов, ни участвовать в работе Комиссии. Зато с большой шумихой было заявлено об участии в работе Комиссии представителей нерусских народов Поволжья, Приуралья и Сибири.

Число депутатов от этих народов достигало 50. Подоплека подобной заботы об опекаемых государыней народах была довольно проста.

При максимальном внешнем эффекте участие депутатов от «инородцев» практически сводилось к нулю: ведь почти никто из них не знал ни русского языка, ни законодательства.

     Самой большой группой крестьянства, посылавшей своих депутатов, были черносошные крестьяне и однодворцы (бывшие когда-то служилые люди «по прибору»). Однодворцы имели 43 депутата, а черносошные с приписными крестьянами — 23. Но, вместе взятые, они имели лишь около 12 % всех депутатских мест.

     Не участвовали в работе Комиссии ни дворцовое крестьянство, ни бывшие монастырские (теперь «экономические») крестьяне, ни крестьянство Прибалтики, Дона, Украины. Сорок пять депутатских мест имело лишь казачество.

     Таким образом, в Комиссии подавляющее большинство составили представители господствующего класса дворян и горожане. Это определило и весь характер ее работы.

     Процедура выборов депутатов предусматривала составление письменных наказов от их избирателей. В итоге в Комиссию было подано около 1,5 тыс.

наказов от дворян, от горожан (точнее, от купечества), от черносошных, ясачных, приписных крестьян, от однодворцев, от пахотных солдат и т. д.

Этот огромный материал практического применения в работе «Комиссии об Уложении» не нашел, хотя он в известной мере отражал требования и устремления многих сословий тогдашнего общества.

Особенно важны наказы различных групп государственных крестьян — это живые свидетельства горестей и чаяний огромных масс сельских тружеников. Наказы крестьян полны жалоб на произвол и бесправие, гнет тяжелых налогов и повинностей, полны жалоб на острое малоземелье, захваты земель дворянами, жесткие ограничения крестьянской торговли и т. д.

Читайте также:  Первобытность славян - история России

     У помещиков тоже были свои «жалобы»: на побеги крестьян из вотчин, на разбой и воровство, на недостатки в системе подушной подати.

Дворяне требовали расширения своих привилегий в области торговли и промышленности, открытия банков, дворянского самоуправления, выборного дворянского суда, усиления и укрепления власти над крестьянами, сохранения жестоких пыток и наказаний и т. д.

Городские же наказы отражали главным образом сословные требования купечества: предоставления им исключительных монопольных прав на торговлю и промышленность за счет ограничения в этой области прав дворянства и крестьян.

Купечество требовало освобождения от многочисленных служб и повинностей, от телесных наказаний, от рекрутчины и т. д. Наказы купцов пестрят требованиями разрешить им покупку крепостных, поскольку свободный найм, по преимуществу краткосрочный, лишал купцов уверенности в своих приказчиках.

     Торжественное открытие Комиссии состоялось в Москве 30 июля 1767 г. В Успенском соборе была совершена церемония богослужения и приведения депутатов к присяге.

На другой день в Грановитой палате был избран маршал (председатель) Комиссии. Им стал костромской депутат генерал-аншеф А. И. Бибиков, известный и в прошлом и в будущем жестокими подавлениями крестьянских волнений.

Затем депутатам был прочтен екатерининский «Наказ Комиссии».

     По прочтении «Наказа» в торжественной обстановке лести и лицемерия (правда, протоколы свидетельствуют, что у многих лились слезы) депутаты преподнесли императрице титул «Великой и Премудрой Матери Отечества». Скромная государыня приняла лишь титул Матери Отечества, заявив о том, что двух первых титулов она недостойна.

Однако одного лишь титула Матери Отечества, как справедливо отмечают некоторые историки, было достаточно для безупречной легитимности императрицы, оказавшейся не столь давно на троне в результате дворцового переворота.

Представительнейшее собрание «всего Отечества» сделало власть императрицы Екатерины II отныне гораздо более прочной.

     Большое собрание провело с 31 июля 1767 г. по 12 января 1769 г. 203 заседания. Оно обсудило целый ряд законодательных проблем (законы о дворянстве с особым выделением проблем остзейского дворянства, законы о купечестве и городском населении, о судоустройстве).

Обсуждены были вопросы о положении государственных крестьян и положении всего крестьянства.

Помимо Большого собрания в Комиссии работало 15 частных комиссий (государственного права, юстиции, о соотношении воинских и гражданских законов, о городах, о размножении народа, земледелии и домостроительстве, о поселении, рукоделии, искусствах и ремеслах и др.

) — Большое собрание прекратило работу в январе 1769 г., последний протокол № 204 был составлен 8 июля 1770 г. Частные комиссии работали до конца 1771 г. До 1776 г. кое-где еще проходили довыборы депутатов. С 1775 до 1796 г. Комиссия существовала как чисто бюрократическая инстанция.

     Несмотря на пышное торжественное открытие Уложенной комиссии и огромное внимание к ней различных слоев общества, она не была ни парламентарным, ни каким-либо иным законодательным собранием.

Политическая функция Комиссии состояла в приобщении прежде всего дворянства к проблемам государственного управления. По отношению же к обществу в целом основная цель работы Комиссии состояла, по всей вероятности, в «приуготовлении» «умов людских» для введения «лучших законов».

Само по себе устройство такого грандиозного общественного собрания имело весьма существенное значение для укрепления и авторитета и власти самодержицы, создавало ей весьма благоприятный имидж в просвещенной Европе.

Наконец, далеко не последнюю роль работа Комиссии и особенно ее Большого собрания сыграла для глубокого знакомства Екатерины II и ее правительства с «состоянием умов», с расстановкой классовых сил в стране.

     Депутаты осуждают крепостное право. Особенно важно отметить, что время от времени в стенах Комиссии раздавались весьма резкие суждения по крестьянскому вопросу. Казак А. Алейников выступил с ярким протестом против крепостного права.

Резко возражая против владения крепостными казацкой старшины, он приводил в пример, как это часто случалось и в будущем, практику европейских государств: «Мы видим целую Европу, которая в крепостных крестьянах никакой нужды не имеет». Белгородский однодворец А. Д.

Маслов, раскрыв перед депутатами картину жестокого угнетения и «безмерного отягощения» крепостных крестьян их господами, попытался дать реальную программу освобождения крестьян (отобрать у помещиков крестьян и землю, а управляемые особой коллегией крестьяне платили бы государственные налоги и сбор в пользу бывших владельцев).

Разумеется, этот уникальный по своему радикализму проект не нашел никакой поддержки. С интересным проектом выступил дворянин от Козловского уезда Г. С. Ко-робьин. Он предложил дать крестьянам право собственности на часть земли с правом ее продажи и наследования.

Выступления отдельных депутатов против крепостного права сочетались с предложениями мер по ограничению эксплуатации крестьян. Лишь максимум два дня в неделю предлагал установить крестьянскую работу на барщине дворянин Я. Н. Козловский.

     Подобные выступления весьма насторожили руководителей Комиссии. А число их тем временем росло. В 1768 г. состоялось 58 антидворянских выступлений. Права дворян и их привилегии подвергались нападкам и критике. Лавирования с повесткой дня заседаний не могли продолжаться бесконечно.

В конце концов создалась такая ситуация, что прений стали просто бояться. В последние три месяца работы выступило всего 16 ораторов, а время их речей заняло не более двух часов. На что же ушло остальное? Очень просто. Маршал А. И.

Бибиков распорядился прочитать депутатам на заседаниях все законы об имущественных правах с 1740 по 1766 г. Им читали и Соборное уложение 1649 г., им читали и инструкцию о Генеральном межевании, им трижды читали «Наказ» Екатерины II и, наконец, тексты 578 указов. А. И.

Бибиков неоднократно предлагал Екатерине II прекратить работу Комиссии. И подходящий случай подвернулся — в связи с началом русско-турецкой войны Комиссия была временно распущена.

     Таким образом, общение царизма с просветительскими идеями имело помимо позитивной модернизации в духе «просвещенного абсолютизма» весьма щекотливый побочный итог — в России публично был поставлен вопрос о ликвидации или реформировании системы крепостного права, а идеи французских просветителей стали находить отклик и в более широких кругах русского общества.

Источник: http://www.veselyy-ranets.ru/index.php/istoriya-rossii/istoriya-rossii-xviii-xix-vekov/2196-ulozhennaya-komissiya-1767-g

История.ру

Одним из наиболее ярких проявлений «просвещенного абсолютизма» в царствование Екатерины II был созыв Комиссии по составлению нового уложения.

Эту меру правительство объясняло необходимостью кодификации законов, так как действовавшее «Соборное уложение» 1649 г. к этому времени совершенно устарело.

Выборы депутатов Комиссии носили сословный характер.

Дворяне (помещики) выбирали депутата от каждого уезда, горожане выбирали одного депутата от каждого города, кроме того, в состав Комиссии входило по одному депутату от Синода, Сената, от каждом коллегии.

Инструкция предусматривала также выборы депутатов от казачества, от нерусских народностей (по одному депутату от каждой провинции). Имелись депутаты и от государственных крестьян, для которых был установлен повышенный возрастной ценз и трехстепенность выборов.

Помещичьи и посессионные крестьяне не получили права избрания депутатов в Комиссию. Каждый депутат привозил с собой один или несколько наказов. В своей деятельности Комиссия должна была руководствоваться специальным наказом, написанным Екатериной.

Этот наказ изобиловал модными либеральными фразами, заимствованными из сочинений западноевропейских просветителей.

Летом 1767 г. в Москве под председательством А. И. Бибикова, будущего усмирителя восстания Пугачева, началась деятельность Комиссии.

style=»display:inline-block;width:300px;height:250px» data-ad-client=»ca-pub-0791478738819816″

data-ad-slot=»5810772814″>

style=»display:inline-block;width:300px;height:250px» data-ad-client=»ca-pub-0791478738819816″

data-ad-slot=»5810772814″>

После чтения наказов Комиссия приступила к обсуждению прав «благородных», т. е. дворянства, затем прав городского населения.

Расширение как дворянских, так и купеческих привилегий означало ущемление интересов самого многочисленного класса непосредственных производителей — крестьянства.

Поэтому крестьянский вопрос, хотя его и не включили в повестку дня работы Комиссии, был центральным.

Помещики жаловались на массовое бегство и «непослушание» крестьян и требовали принятия соответствующих мер.

Но кое-кто из дворянских депутатов, например депутат от Козловского уезда Г. С. Коробьин, выступил с критикой жестокостей крепостнической системы. Он заявлял, что причиной бегства крестьян «по большей части суть помещики, отягощающие толь много их своим правлением».

Коробьин считал необходимым точно определить размер крестьянских повинностей в пользу помещика и предоставить крестьянам право иметь недвижимую собственность.

Но даже эти умеренные предложения, лишь смягчавшие, а не уничтожавшие крепостной глет, встретили самый решительный отпор со стороны подавляющего большинства дворянских депутатов.

Дворянство требовало исключительного права владения крестьянами, землями и недрами, монополии промышленной деятельности, добивалось создания своей сословной политической организации с передачей в ее руки местной администрации.

Наиболее видным представителем реакционной дворянской идеологии был депутат ярославского дворянства князь II. М. Щербатов.

Растущее значение купечества в экономической и политической жизни страны сказывалось в настойчивых требованиях депутатов от городов не только закрепить старые нрава купечества, но и расширить их, создать условия для роста промышленности и торговли, защитить купцов от конкуренции торгующих дворян и крестьян.

Более того, купечество домогалось права владеть крепостными.

Депутаты от государственных крестьян просили облегчить налоги и повинности, покончить с произволом властей и т. д. По мере развертывания деятельности Комиссии все яснее становилась цель ее созыва — выяснить настроение различных социальных групп.

Сохраняя незыблемым крепостничество, самодержавная государыня только делала вид, что заботится о «народе».

Впоследствии А. С. Пушкин назвал работу Комиссии «непристойно разыгранной фарсой».

В 1768 г. Екатерина воспользовалась в качестве предлога начавшейся войной с Турцией, чтобы распустить Комиссию.

Тем но менее самодержавие вынуждено было ограничить произвол отдельных заводчиков и помещиков; было издано предписание применять пытки к колодникам «с крайней осторожностью и рассмотрением».

Существовавшие порядки «просвещенный абсолютизм» пытался укрепить более гибким применением репрессий и либеральной фразеологией.

Источник: http://www.istoriia.ru/seredina-xvii-xviii-v/ulozhennaya-komissiya-1767-g.html

Ссылка на основную публикацию