Святополк окаянный — братоубийца на престоле — история России

События в период правления святополка окаянного

  Князю Святополку довелось родиться в эпоху кардинальных перемен в Киевской Руси, когда страна была впервые ввергнута в княжескую междоусобицу. В той ожесточенной борьбе за первенство победу одержал князь Владимир Святославич.

  Дед Святополка, великий князь Киевский Святослав Игоревич, вынашивал идею создания могущественной русской державы с центром на Дунае. Руси в планах этого блестящего военачальника отводилась роль восточной окраины нового государства.

В 971 году Святослав поделил Отечество на три удела между сыновьями Ярополком, Олегом и Владимиром, нарушив тем самым уже сложившееся государственное устройство Киевской Руси.

Ни один из новых правителей Русской земли не имел главенства над другими, отчего возникла кровопролитная борьба наследников Святослава зa владение престолом в Киеве — «матери городов русских».

  Святополк был единственным сыном князя Ярополка, красивого, образованного и мягкого характером правителя Киева, но волей судьбы он оказался пасынком жестокого и властолюбивого Владимира Святославича, который не останавливался ни перед чем в своей борьбе за господство на Руси.

Воспитанный матерью-христианкой Святополк тяготел к православию, но уже в юном возрасте стал свидетелем учреждения князем Владимиром языческого пантеона, призванного объединить верования людей в равных частях Русской земли.

Когда попытка превратить язычество в государственную религию не увенчалась успехом, Владимир провел новую религиозную реформу, в результате которой Киевская Русь приняла христианство по византийскому образцу.

  Женитьба Святополка на дочери польского князя Болеслава из династии Пястов привела его к активному участию в международной политике стран Западной Европы.

Святополк стал с интересом относиться к Римской церкви, думая вывести свою удельную Туровскую землю из состава Киевского государства и основать собственное государство. Однако стать самостоятельным правителем ему не удалось.

После смерти князя Владимира Святополк попытался захватить власть в Киеве, ради чего совершил многочисленные злодеяния. Побежденный сводным братом Ярославом, он бесславно погиб.

Хронология событий

  1015 г. позже 15 июля Святополк объявил себя великим князем Киевским.

  1015-1019 гг. Междоусобная борьба сыновей Владимира Святославича за киевский стол.

  1015-1016, 1018-1019 гг. Княжение в Киеве Святополка (Окаянного).

  1015 г. 24 июля Убийство на реке Альте подручными Святополка князя Ростовского Бориса Владимировича.

  1015 г. 5 сентября Убийство вблизи Смоленска по приказу Святополка князя Муромского Глеба Владимировича.

  1015 г. осень Убийство в Карпатских горах наемниками Святополка князя Древлянской земли Святослава Владимировича.

  1016 г. Поход новгородского князя Ярослава против Святополка. Победа Ярослава у города Любеча. Бегство князя Святополка в Польшу. Принятие Ярославом Владимировичем великого княжения на Руси.

  1018 г. Поход Святополка и польского князя Болеслава Храброго против великого князя Киевского Ярослава. Поражение войск великого князя Киевского Ярослава на реке Западный Буг. Бегство великого князя Ярослава в Новгород.

  1018 г. 14 августа Взятие Киева объединенным войском Святополка и Болеслава Храброго. Захват Болеславом великокняжеской казны и пленение им матери, сестер и жены Ярослава.

  1019 г. Битва на реке Альте между войсками Ярослава и Святополка. Поражение Святополка. Его бегство и смерть в Богемских горах.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

 Братоубийство

Источник: http://ruhistor.ru/history_rur_svyatopolk_hrono.html

Князь Святополк Владимирович: почему он стал «Окаянным»

В 1019 году в пустынной местности «между ляхи и чехи» брела странная процессия.

Воины несли на носилках разбитого параличом человека, который стенал, рычал, как зверь, и все время твердил: «Дальше, дальше идите! Гонятся за мною!» Когда он, наконец, умер, его в этой же дикой пустыне и закопали. От могилы его еще долго исходил зловонный дым.

Таким страшным был, если верить Повести временных лет, конец жизни одного из первых Рюриковичей, великого князя киевского Святополка Владимировича, прозванного Окаянным. Как же заслужил он свое прозвище и жуткую кончину?

Сын двух отцов

Святополк был третьим сыном князя Владимира Красное Солнышко. Владимир, как известно, до принятия христианства был весьма женолюбив, имел несколько жен и еще больше наложниц.

Матерью Святополка была гречанка («грекыня»), которую брат Владимира Ярополк захватил в одном из военных походов и сделал своей женой, пленившись ее красотой. До брака с Ярополком эта гречанка была даже, по некоторым сведениям, монахиней. Женой Ярополка она пробыла недолго.

Когда между братьями началась междоусобица, Владимир захватил Киев и вместе с другими трофеями взял и «грекыню», которая в то время была уже беременна от Ярополка. Так считают, поскольку за Святополком закрепилось прозвище «сын двух отцов». Он появился на свет около 979 года. При крещении ему дали имя Петр.

По всей вероятности, Владимир считал Святополка своим сыном. Во всяком случае, он ничем не выделял его среди других своих сыновей и дал город Туров на княжение.

Впрочем, у историков есть основания считать, что Святополк все же пытался противопоставить себя другим детям Владимира. Так, в годы своего княжения в Киеве Святополк успел отчеканить монеты с изображением свой княжеской тамги (родового знака). Тамгу он избрал такую же, какая была у Ярополка, а вовсе не ту, что у имелась Владимирова.

Убийца Бориса и Глеба

Еще при жизни великого князя Владимира Святославича Святополк принимал участие в интригах и раздорах киевского двора.

Вроде бы по наущению своей жены-полячки, дочери короля Болеслава Храброго он затеял отвратить русский народ от православия византийского образца и завести латинский обряд.

Так это или нет, но незадолго до смерти Владимира Святополк вместе с женой оказался в Киеве в заточении, куда его отправил отец. Однако возможно причиной отцовской немилости были вовсе не религиозные разногласия.

Владимир, как пишут летописи, очень любил своего сына Бориса и именно его хотел сделать наследником в обход старших братьев. Святополка пришлось «устранить» именно по этой причине, чтобы не вмешивался. Примерно в то же самое время против Владимира взбунтовался и другой его сын, Ярослав, правивший в Новгороде.

После смерти Владимира в 1015 год, Святополк оказывается на свободе. Он легко занимает престол, его поддерживают знать и народ. Именно в этот период он и успел начеканить монеты с изображением тамги Ярополка.

И тогда же были убиты младшие братья Святополка Борис и Глеб. Борис был тогда взрослым опытным воином, Глеб – 15-летним юношей.

Повесть временных лет и «Житие Бориса и Глеба» повествуют о мрачных подробностях этих убийств. Борис был убит на реке Альт, куда его отправил перед кончиной отец, чтобы дать отпор кочевникам. Бориса предупреждали о том, что Святополк замыслил его убить, однако тот не пытался сопротивляться, а заявил о своей покорности старшему брату и смиренно молился в шатре в ожидании убийц.

В отношении Глеба история выглядит еще драматичнее: Святополк вызвал его к себе из Мурома, где тот княжил, и выслал убийц навстречу. Они встретили Глеба на полдороге и зарезали.

Далее, как сообщает летописная повесть, начался целый ряд междоусобиц, в которых победил Ярослав. Он изгнал Святополка за пределы страны, где тот, парализованный и лишившийся рассудка, нашел свою страшную кончину. Бориса и Глеба по инициативе Ярослава канонизировали и признали святыми мучениками.

При этом мученичество братьев носило специфический, очень характерный именно для Руси характер: они пострадали не за веру, а за покорность старшему в роду.

На православную веру Бориса и Глеба не покушался никто, но Ярослав позаботился о том, чтобы из истории Бориса и Глеба все поколения русских князей могли почерпнуть нравственный урок: каков бы ни был тиран и злодей старший брат, а Бог велит его слушаться, почитать и не затевать распрей.

Не наговор ли это?

Прозвище «Окаянный» закрепилось за Святополком навеки. Однако многие историки полагают, что князь Святополк его не заслужил.

Борис и Глеб, как следует из текста летописи, неоднократно и публично заявляли о своей покорности старшему брату и нежелании с ним бороться.

Зачем же Святополку убивать их? А вот Ярослав, который в момент смерти Владимира находился в Новгороде, очень желал занять великокняжеский престол.

И на пути у него стояли Святополк – по праву старшинства — и Борис — именно его отец желал видеть своим наследником. Так кому была выгодна смерть Бориса?

Кроме того, есть скандинавская сага об Эймунде, в которой повествуется о борьбе конунгов Ярислейфа и Бурислейфа. Чтобы убить Бурислейфа, Ярислейф нанимает варягов и побеждает.

Имя Ярислейф легко интерпретируется как «Ярослав», а Бурислейфа многие читают как «Борис».

Впрочем, это вполне может быть и имя польского короля Болеслава Храброго, и речь в таком случае идет о борьбе с польским тестем.

И, наконец, в пользу невиновности Святополка говорит тот факт, что имя его осталось в списке имен, которые киевские князья давали своим детям. Если бы он действительно был виноват в гибели Бориса и Глеба, то вряд ли Рюриковичи стали бы нарекать своих детей Святополками.

Как бы то ни было, невиновность Святополка не более чем гипотеза. Свидетельства в ее пользу носят исключительно косвенный характер, а единственный письменный источник – Повесть временных лет – прямо и недвусмысленно обвиняет в этом преступлении Святополка. Так что он, безусловно, остается одним из самых отрицательных персонажей ранней русской истории.

Источник: https://cyrillitsa.ru/past/40788-knyaz-svyatopolk-vladimirovich-pochemu.html

Святополк. Окаянная жертва?

6 августа День памяти первых российских святых великомучеников князей Бориса и Глеба, убитых своим старшим братом Святополком, прозванным позднее Окаянным.

Действительно ли Святополк убил своих братьев, либо он лишь жертва в кровавом плане Ярослава Мудрого? На эти и многие другие вопросы ответит эксперт по истории Русской Православной Церкви Алексей СВЕТОЗАРСКИЙ.

Мероприятие проводится в рамках проекта “Осторожно, история!”, организованного агентством “РИА Новости”, радиостанцией “Эхо Москвы” и газетой “Известия”.

Вступительное слово: Здравствуйте, мои уважаемые респонденты. Спасибо вам за ваши вопросы. Я очень рад, что эти исторические события, связанные с именами святых благоверных князей страстотерпцев Бориса и Глеба вызвали столь живой интерес.

Дело в том, что Борис и Глеб это не только первые русские святые, об этом мы еще поговорим, но и подвигоположники, явившие такой уникальный образ святости как страстотерпчество, характерные для традиции русского благочестия.

А сейчас давайте приступим к вопросам.

Андрей, Москва: Почему Святополк бежал в Польшу? Почему польский король поддержал его и помог изгнаннику вернуть киевский престол?

Алексей Светозарский: Дело в том, что Святополк вынужден был бежать в Польшу, поскольку столкнулся с весьма активными действиями Ярослава, который как знамя поднял имена убитых Святополком братьев и начал борьбу за киевский престол под лозунгом священной мести.

Именно поэтому Святополк, потерпев поражение в битве под Любичем, должен был бежать в Польшу, где получил поддержку Болеслава Храброго, польского короля, который был его тестем.

Болеслав чрезвычайно активный политик, боровшийся за Чехию с германским императором, воевавший в свое время с князем Владимиром, не преминул воспользоваться ситуацией, тем более что для этого у него были все основания (помощь близкому родственнику).

Болеслав насылал печенегов на Киев, и от этого набега Ярослав еле отбился. Затем Ярослав в союзе с императором Генрихом Вторым выступил к польской границе, но потерпел неудачу.

В 1017 году Болеслав захватил Киев, а Ярослав должен был с поспешностью отступить. Поляки, немцы, венгры и печенеги, оказавшись в Киеве, вызвали недовольство киевлян своим поведением, в городе началось восстание и Болеслав ушел.

Возможно, восстание спровоцировал Святополк, тяготившейся затянувшимся пребыванием тестя в Киеве. После этого удача от Святополка отвернулась, он был разбит на реке Альте в 1019 году. И затем бежал.

По разным источникам он либо умер от ран в Бресте, либо был убит варягом Эймундом из дружины Ярослава, либо, как считает наша древняя летопись (“Повесть временных лет”), погиб злой смертью где-то между Польшей и Богемией.

Читайте также:  Воронежско-харьковская наступательная операция 1943 года (13 января - 3 марта) - история России

Владимир, Москва: В школе каждый для себя извлекает уроки из истории. Какой урок мы можем извлечь из истории со Святополком Окаянным?

Алексей Светозарский: Урок из истории со Святополком Окаянным извлекли уже наши предки. Образы убитых им князей, покровителей княжеского рода, святых сродников в течение многих лет служил светлым идеалом евангельского отношения к политике. Но не только.

Русские князья воспринимали их как своих особых молитвенников. Достаточно вспомнить явление Бориса и Глеба Пелгусию накануне битвы Александра Невского со шведами. Подвиг Бориса и Глеба осветил существовавший порядок государственного устройства, основанный на родовых началах.

А пример Святополка Окаянного (подобного библейскому братоубийце Каину) стал предостережением для других князей.

Почитание Бориса и Глеба стало объединяющим началом для наших предков, переживавших период феодальной раздробленности, их мощи являлись общерусской святыней, в то время как большинство подвижников того времени почиталось лишь местно, в отдельных областях и княжествах.

Светлана, Москва: Откуда появилась уверенность что Бориса и Глеба убил Святополк, очень многие историки приходят ко мнению, что это сделал Ярослав Мудрый.

Алексей Светозарский: Исходя из исторических источников, не могу согласиться с предположением о том, что Бориса и Глеба убили по инициативе Ярослава Мудрого.

Для этого нет решительно никаких оснований.

Более того, Сергей Михайлович Соловьев не без оснований утверждает, что на тот момент Ярослав был крайне заинтересован в том, чтобы Борис остался в живых и активно действовал против Святополка.

Напомню, что перед смертью Владимира Ярослав находился с ним в затяжном конфликте. А после смерти отца столкнулся с очень сильным соперником в лице Святополка. Поэтому, естественно, что он надеялся на длительную борьбу Бориса со Святополком.

Марина, Москва: К сожалению, я впервые услышала это имя – Святополк. Скажите, почему так мало внимания учителя уделяют истории древней Руси, и чем бы это изучение пошло нам на пользу?

Алексей Светозарский: На мой взгляд, действительно в школьном курсе русской истории изучению Древней Руси уделяется не так много внимания и времени.

Но, полагаю, что здесь многое зависит от личности учителя, не случайно многие из нас, проходившие историю в средней школе еще в советские времена, когда изучению русской истории, и в том числе истории Древней Руси, до монгольского периода, уделялось совсем немного места, тем не менее знают эту поучительную историю о первых русских святых и о их коварном убийце.

Несомненно, согласен с Вами, что более подробное изучение истории домонгольского периода пошло нам на пользу, поскольку цивилизация Киевской Руси явилась основой цивилизации трех братских православных восточно-славянских народов – русского, украинского и белорусского, и тех народов, которые связали с ними свою историческую судьбу. Именно в этот период сформировались основы нашего менталитета и многие архетипы национального сознания.

Владислав, Москва: Святополку и Ярославу была выгодна смерть их братьев Бориса и Глеба? Почему тогда большую вину взваливают на Святополка?

Алексей Светозарский: Дело в том, что согласно историческим источникам, именно Святополк осуществил братоубийственный замысел. Несомненно, святой Борис был очень сильным конкурентом для Ярослава. Но обстоятельства сложились так, что Ярослав выступил мстителем за братьев в соответствии с понятиями о родовой мести, характерными для того времени.

Юрий, Москва: Братоубийственные распри были характерны для Руси? Прослеживается ли здесь некая тенденция?

Алексей Светозарский: Братоубийственные распри были характерны, конечно, не только для Древней Руси.

Можно предположить, что Святополк вполне мог руководствоваться примером соседей – своего тестя Борислава Храброго, который изгнал из Польши своих младших братьев, а одного родича даже ослепил, и Борислава Рыжего, в Богемии оскопившего своего брата и пытавшегося убить другого брата. Борьба за власть между князьями-братьями или близкими родственниками (дядя-племянник, отец-сын) была характерной для периода феодальной раздробленности.

https://www.youtube.com/watch?v=2gTwY6m6dd0

Но важно отметить другое. На Руси грех небратолюбия всегда осуждался церковью и народным сознанием. Эта мысль особенно подчеркивается в таком замечательном произведении древнерусской литературы как “Чтение о Борисе и Глебе”, автором которого является Нестор летописец.

Эта мысль постоянно присутствует в общественном сознании, и пример Бориса и Глеба, отказавшихся от междуусобной борьбы ради своих христианских убеждений, играет здесь не последнюю роль.

Более того, наши предки из числа людей книжных воспринимали Батыево нашествие как наказание, посланное свыше именно за княжеские усобицы.

Важно отметить еще один момент – в те времена государственное единство только складывалось, поэтому жители других областей, представляющие собой противоборствующую сторону, воспринимались почти как иностранцы. Таковыми в глазах южан были новгородцы, а в глазах новгородцев – киевляне. В этом, несомненно, ощущалось влияние родового строя.

Олег, Москва: Почему в одних источниках Святополка называют сыном Ярополка, в других – сыном Владимира?

Алексей Светозарский: Вопрос отцовства Святополка затрагивается лишь в одном летописном фрагменте, где проклятый братоубийца для усугубления негативной характеристики именуется сыном двух отцов. Но это скорее риторический прием.

Дело в том, что мать Святополка, гречанка по происхождению, была вдовой Ярополка, неудачливого соперника Владимира, и последним была взята в жены, после того как брат-соперник, то есть Ярополк, проиграл.

От этого брака Владимира с вдовой Ярополка и родился Святополк.

Михаил: Какова роль Святополка в истории? Как вы считаете, является ли он характерным властителем периода феодальной раздробленности?

Алексей Светозарский: Полагаю, что Святополк представил собой негативный пример правителя, переступающего через нравственные заповеди на пути к престолу. К сожалению, подобные явления были не редки.

Но по контрасту с действительно светлыми образами Бориса и Глеба Святополк выглядит особенно негативно.

Свою роль сыграло и то, что трагические события развернулись в особый период нашей истории – на заре начала христианства среди первого, второго поколения русских христиан, осмыслявших события современности через призму нового евангельского учения.

Несомненно, в данной системе координат Святополк и должен был получить самую негативную оценку, о чем ясно свидетельствует его прозвище – Окаянный, подобный Каину.

Конечно, в какой-то мере его действия характерны, также как и действия многих других властителей периода феодальной раздробленности. Но в борьбе за престол он идет дальше многих, предполагая уничтожить всех потенциальных соперников.

Напомним, что Святополк явился виновником гибели еще одного брата – Святослава, бежавшего из своего удела и погибшего где-то в районе Карпат.

Александр, Москва: Как Вы относитесь к версии, согласно которой в смерти Бориса на самом деле виноват не Святополк Окаянный, а Ярослав Мудрый, позже замаскировавший своё участие в убийстве? Смерть братьев была ему даже более выгодна, чем Святополку. И еще одно.

Профессор Санкт-Петербургского университета Осип Сенковский, переведя на русский язык “Сагу об Эймунде” (“Эймундова прядь”), обнаружил там, что варяг Эймунд (который и убил Бориса по русской версии) вместе с дружиной был нанят Ярославом Мудрым.

В саге рассказывается, как конунг Ярислейф (Ярослав) сражается с конунгом Бурислейфом (Борисом), причём в саге Бурислейфа лишают жизни варяги по распоряжению Ярислейфа.

Одни исследователи предполагают под именем “Бурислейфа” Бориса, другие — польского короля Болеслава, которого сага путает с его союзником Святополком).

Алексей Светозарский: Я бы не стал доверять такому жанру, как сага. Все-таки это произведение особого рода, тем более что и сам автор вопроса отмечает здесь очевидные противоречия.

В качестве аналога приведу в пример изложение истории крещения князя Владимира в другой византийской саге – Саге об Олафе, которая существенно отличается от вариантов, приведенных в русских и зарубежных источниках (западноевропейских, византийских и арабских).

И еще одна аналогия.

Обращение к устному народному творчеству в плане изучения русской истории привело бы к тому, что мы с вами изучали бы историю князя Владимира и его эпохи, например, по русскому богатырскому эпосу, который содержит немало забавных анахронизмов, не замечаемых народным сознанием, но очевидных для историка. Например, князь Владимир сражается с татаро-монголами и так далее.

Светлана, Москва: Когда и, главное, почему Борис и Глеб стали первыми русскими святыми и небесными помощниками русских князей? В чем проявилась их святость? Ведь они погибли не защищая христианство и убиты были христианами, а не язычниками. К этому времени уже было достаточно русских князей погибших в битвах с “погаными”, а их почему то не “произвели” в святые.

Алексей Светозарский: Борис и Глеб не мученики, пострадавшие за Христа, хотя их таковыми именовали. Но страстотерпцы, поставившие следование заповедям Евангелия выше всех земных интересов, в том числе и политических.

Это высочайший идеал, его носителей всегда бывает немного.

Это очень чутко почувствовали наши предки, которые вскоре после страдальческой кончины братьев стали почитать их как святых, что привело к достаточно скорой канонизации (или в 20-е годы 11 века, или в 1072 году).

Еще один важный момент – критерием канонизации явился не только их самоотверженный поступок, но и многочисленные чудеса, совершившиеся у их святых мощей и зафиксированные современниками.

В те времена именно наличие чудес являлось основным критерием для прославления в лике святых.

По причине отсутствия чудес очень долго не канонизировали князя Владимира, княгиню Ольгу, святого Исайю Ростовского и некоторых других подвижников, отличавшихся праведной жизнью и имевших несомненные заслуги перед церковью и христианским народом.

https://www.youtube.com/watch?v=b7pQ4ynQNVE

Из примеров страстотерпцев можно привести уникальный случай со святым Михаилом Черниговским, осознанно отказавшемся выполнять ритуальные действия в ставке Батыя.

Таких людей было немного, большинство русских князей принимало (вынуждено было принимать) основанный на языческих суевериях этикет в ставке монгольских ханов.

Но, тем не менее, каждый из них понимал, что в идеале по-настоящему поступил лишь Михаил.

Из истории княжеской святости известны также случаи жертвенного служения (именно жертвенность, а не факт гибели на поле брани или в ставке врага считался критерием святости), таких князей как Михаил Тверской, Георгий Владимирский, Василько Ростовский и другие. Но это уже другая эпоха, хотя, несомненно, память о Борисе и Глебе сыграла в этом определенную роль.

Завершающее слово: Выражаю благодарность всем своим заочным собеседникам, благодаря которым я вновь обратился к этой давней и поучительной истории, произошедшей на заре нашей национальной истории и в начале истории нашей святости. Спасибо.

Источник: РИА Новости

Источник: http://www.pravmir.ru/svyatopolk-okayannaya-zhertva/

Святополк I Окаянный

СВЯТОПОЛК I ОКАЯННЫЙ Годы жизни: около 979 – 1019

Годы правления: 1015-1016, 1018-1019

Святополк Владимирович (при крещении ему дано имя – Пётр). В древнерусской историографии известен, как Святополк Окаянный. Князь туровский (с 988 года). Правитель Киевской Руси (1015—1016гг., 1018—1019гг.).

Его мать была по происхождению гречанка, вдова киевского князя Ярополка Святославича. Летопись говорит, что когда Владимир убил Ярополка и взял ее в наложницы, она уже была беременна. Таким образом, отцом Святополка был Ярополк.

Несмотря на эти обстоятельства Владимир дал Святополку удел в Турове, считая его своим законным сыном.

Летописцы называют Святополка сыном «от двою отцю» (двух отцов) и намекают на дальнейшую роковую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает»

Отцы Святополка Владимировича Окаянного

Версия о рождении Святополка от двух отцов даёт основание предполагать, что он был рожден спустя 7-9 месяцев после вступления князя Владимира в июне 978 года в Киев, в соответствии с этим год рождения Святополка — начало 979-го.

Некоторые историки  продолжают считать происхождение Святополка дискуссионным. Так, выводы Г.Котельщика основаны на изображении тамги (знака родовой принадлежности, который передавался по наследству) на монетах Святополка. Он пишет, что князь Святополк сам декларировал своё происхождение от Ярополка. Толкование княжеских тамг очень спорная вещь.

Читайте также:  Тайная революционная организация земля и воля - история России

Двузубец изображался и на тамге Мстислава Владимировича. Если версия Г.Котельщика верна, то это является доказательством  желания Святополка отделиться от Владимира и его сыновей. Есть сведения, что в 1018г. Святополком былы взяты в наложницы мачеха и сестры Ярослава, что является едва допустимым, если бы он считал себя сыном именно князя Владимира.

Около 1013 года Святополк женился на дочери польского князя Болеслава Храброго (польск. Bolesław I Chrobry). Она родилась в  третьем браке с Эмгильдой (между 991-1001 гг.), а умерла после 14 августа 1018 года. Большинство историков считают, что брак Святополка был последствием мира, который заключили с Польшей после неудачного похода Болеслава.

Но есть и другая версия. Владимир  выбрал Святополка на роль кандидата для бракосочетания с польской принцессой  потому, что туровские земли, где был престол Святополка, граничили с Польшей.

Вместе с юной княгиней прибыл в Туров и ее духовник, епископ Рейнберн, который символизировал своим прибытием отторжение русской церкви от греческой и подчинение ее Риму.

В начале XI в. Святополк,  недовольный отцом и подстрекаемый женой и епископом, стал вести подготовку восстания против князя Владимира, заручившись поддержкой тестя. Но заговор был раскрыт, и Владимир посадил его с женой и Рейнберном в тюрьму.

Причиной ареста князя Святополка скорее всего было намерение Владимира завещать своему любимому сыну Борису престол.

Примечателен и тот факт, что новгородский князь Ярослав, другой старший сын Владимира, тоже восстал против отца в тот же временной период.

Годы правления Святополка Окаянного

Незадолго до смерти Владимира 15 июля 1015 года Святополк был освобожден и получил в удел Вышгород, около Киева.

Окружающие скрыли смерть отчима от Святополка, который, по старшинству, мог претендовать на киевский престол, но Святополк был в это время в Киеве, и узнав важную для себя новость, принял быстрые меры к тому, чтобы занять место Владимира.

Святополк стал раздавать горожанам подарки с целью привлечения симпатии киевлян. Летописцы писали, что киевляне принимали подарки, но сердца их не лежали к новому князю.

https://www.youtube.com/watch?v=UjMgNsPFEvE

В Киеве Святополк выпустил сребреники (историкам известно 50 таких монет), которые похожи на сребреники князя Владимира. На лицевой стороне находилось изображение князя с надписью: «Святополк на столе [престоле]».

На обратной стороне: княжеская тамга в виде двузубца, на левом конце которого находился крест, и надпись: «А се его серебро».

Существовали и монеты, на которых Святополк значится под своим христианским именем Петор  или Петрос.

Все ожидали действий со стороны Бориса, любимого сына Владимира, которому принадлежала многочисленная дружина отца.

Но в виду того, что незадолго до своей кончины Владимир послал Бориса против печенегов, войско находилось вдали от Киева. Святополк понимал неустойчивость своего положения.

Поэтому, помимо подкупов киевлян и бояр, он выбрал другое средство для укрепления власти — убийство братьев.

Почему Святополк «Окаянный»

В течение 1015 года по его приказу были убиты три сводных брата — Борис (убит на реке Альта вышгородцами), муромский князь Глеб (убит по дороге в Киев) и древлянский Святослав (при побеге от преследователей в Венгрию, был убит в Карпатских горах). В Повести временных лет Святополк обвиняется в организации убийства Бориса и Глеба, которые причислены к лику святых, как невинно убиенные. После произошедших расправ над родственниками  Святополку было дано прозвище «Окаянный».

По мнению некоторых исследователей, прозвище «Окаянный» Святополк получил  незаслуженно, потому что рассказ об убийствах Бориса и Глеба был вставлен в летопись позднее.

Также, в  хронике Титмара Мерзебургского говорится, что Святополк бежал в Польшу, и  в ней нет упоминаний о княжении Святополка на киевском престоле. Однако этому противоречит существование монет Святополка.

Узнав об убийстве братьев, новгородский князь Ярослав при поддержке варягов  и новгородцев  в 1016 году пошел войной на Святополка. Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом.

Войска встретились на Днепре при Листвене. Ярослав пошел в атаку, воспользовавшись моментом, когда шел пир Святополка с дружиной. Войска Святополка Окаянного были разгромлены и брошены в реку.

Ярослав захватил престол в Киеве.

Князь Святополк бежал в Польшу и призвал на помощь короля Болеслава I Храброго, своего тестя. В 1017 г. при поддержке печенежских  и польских  войск они двинулись походом на Киев. Встреча дружин произошла  на Буге, Ярослав потерпел поражение и бежал в г.Новгород.

Киевский престол стал принадлежать снова Святополку. Чтобы не содержать войска своего тестя Болеслава, которые были поставлены  в русских городах, он изгнал поляков.

Вместе с Болеславом Храбрым ушло и большинство киевских бояр.

Менее,  чем через год, будучи лишен военной силы, князь Святополк Окаянный вынужден был бежать из Киева от Ярослава, который пришел с варягами.

Битва на берегу реки Альты, на том самом месте, где был убит Борис, стала решающей. Святополк получил рану, от которой и умер. Летописцы писали: «…и расслабишася кости его не можааше седети, несяхут и на носилех». Всеми покинутый, он умер в 1019 году по дороге где-то между Польшей и Чехией в каком-то пустынном месте.

Источник: http://kremlion.ru/praviteli/svyatopolk1/

Тайна убийства Бориса и Глеба

Веками убийство святых Бориса и Глеба приписывалось князю Святополку Окаянному. По просьбе Arzamas историк Савва Михеев рассказывает, как изучение шведских легенд и исландских саг позволило распутать детективную историю XI века и предположить, что в смерти Бориса виновен не Святополк, а Ярослав Мудрый

Подготовил Савва Михеев

Борис и Глеб с житием. Вторая половина XIV века.

 Государственная Третьяковская галерея © Heritage Images / Hulton Archive / Getty Images

В летописи князь Святополк, правивший Киевом, играет откровенно негативную роль: он вел долгую кровавую вражду с Ярославом Мудрым и заработал прозвище Окаянный — вероятно, за то, что, как считается, подослал убийц к своим братьям Борису, Глебу и Святославу. Однако, по всей видимости, этот образ был создан пристрастным летописцем,
а в реальности дело обстояло не столь однозначно.

Святополк наследовал титул правителя Киева от своего отца — или, точнее, отчима — Владимира Святославича, крестителя Руси, умершего 15 июля 1015 года. Владимир был очень женолюбив, и до крещения у него родилось множество детей от разных жен и наложниц.

Святополк был единственным русским князем, у которого оказался отчим Рюрикович, так как после гибели Ярополка Святославича в 978 году его победитель и единокровный брат Владимир взял в жены вдову своего брата, вероятно, уже беременную Святополком. Таким образом, по словам летописца, Святополк «был от двух отцов».

Новый киевский князь был женат на дочери польского короля Болеслава Храброго и имел налаженные связи с печенегами.

Примерным ровесником Святополка был Ярослав Владимирович (позднее прозванный Мудрым), который княжил в тот момент в Новгороде.

Согласно русской летописи, написанной через пару десятилетий после этих событий, Ярослав собирался воевать с Владимиром, так как не хотел платить дань Киеву. После смерти отца Ярослав решил побороться за власть со Святополком.

При этом в борьбе за власть Ярослав опирался на новгородцев и варягов-наемников, а вскоре взял в жены дочь могущественного шведского конунга Олава Ингигерд.

Между братьями (или двоюродными братьями) состоялось несколько сражений, победу одерживал то один, то другой.

То Святополк бежал в Польшу и приходил на Киев с могучей польско-немецкой подмогой во главе со своим тестем Болеславом, польским королем, то Ярослав бежал в Новгород и нанимал варягов из-за моря, то Святополк отправлялся за помощью к печенегам.

Около 1019 года окончательная победа досталась Ярославу, который правил Киевом до своей смерти в 1054 году, с небольшим перерывом на усобицу с братом Мстиславом, а Святополк полностью исчез со страниц летописей, получив впоследствии прозвище Окаянный. 

Среди множества жертв усобицы Ярослава и Святополка были и несколько их братьев: летопись донесла до нас имена князей Бориса, Глеба и Святослава Владимировичей, павших от рук убийц. К середине XI века у мест захоронения Бориса и Глеба в Вышгороде уже происходило поклонение и для их мощей была построена церковь.

Новая редакция летописи, составлявшаяся, по‑видимому, в 1070-е годы, вскоре после торжественного перенесения мощей Бориса и Глеба в новую церковь в 1072 году, не могла не упомянуть об обстоятельствах гибели святых братьев. Согласно летописи, вскоре после смерти Владимира Святополк подослал к братьям убийц.

На Бориса напали, когда он возвращался в Киев из похода на печенегов и молился перед сном в своем шатре. Князя ранили, а его слуге отрубили голову, чтобы снять золотую гривну (обруч), которая была у него на шее. Пока Бориса везли в Киев, Святополк узнал о том, что брат еще жив, и отправил двух варягов прикончить его, что и было исполнено.

Глеба убили под Смоленском, когда он ехал в Киев, а Святослава убили по дороге в Венгрию, куда он пытался бежать.

Борис и Глеб. Псковская икона. Середина XIV века. Русский музей © Heritage Images / Hulton Fine Art Collection / Getty Images

Однако память об усобице Владимировичей сохранилась не только на Руси, но и в Скандинавии, куда вернулись после службы Ярославу наемные варяги.

В исландской пряди (маленькой саге), известной по единственной рукописи конца XIV века, рассказывается о русских приключениях мелкого норвежского конунга Эймунда. В тексте есть следы более ранней редакции, в которой Эймунд, судя по всему, был представлен шведом, а не норвежцем.

Эймунд и его побратим Рагнар с большим войском норманнов прибывают к Ярислейву (Ярославу) в Хольмгард (Новгород) вскоре после смерти его отца, ожидая столкновения Ярислейва с его братьями Буриславом, которому достался Кенугард (Киев), и Вартилавом, княжащим в Пальтескье (Полоцке).

Побратимы нанимаются на службу к Ярислейву и активно помогают ему в борьбе с Буриславом.

После первого столкновения с Буриславом Ярислейву достаются владения брата, затем он успешно защищается от нападения Бурислава, а накануне следующего нападения Эймунд убивает Бурислава при помощи хитрости: он отправляется навстречу приближающемуся войску Бурислава, угадывает место, где конунг установит шатер, пригибает веревкой дуб, стоящий над этим местом, дожидается прихода Бурислава, пробирается в его стан переодетым и привязывает веревку к золотому шару на флюгере шатра конунга, воспользовавшись опьянением его людей. Когда все засыпают, он дает знак перерубить веревку, дуб выпрямляется и срывает шатер, Эймунд нападает на спящих людей и убивает Бурислава, отрубая ему голову. Далее в пряди следует рассказ о службе Эймунда Вартилаву, не имеющий прямых связей с событиями, известными по русским источникам.

Пытаясь сопоставить версии летописи и Эймундовой пряди, исследователи перебрали все возможные и невозможные варианты.

Высказывались предположения, что под именем Бурислава скрывается Болеслав, Борис, Святополк вместе с Болеславом.

Одни историки видели в описании убийства Бурислава рассказ об убийстве Бориса по поручению Ярослава, а другие, напротив, думали, что в пряди повествуется о гибели Святополка. Никакого достоверного вывода сопоставление не дало.

Как оказалось, ключ к разгадке крылся в одной древней шведской легенде, которую, несомненно, знали и Ярослав, и Ингигерд, и Эймунд.

Легенда гласит, что шведский конунг Агни, реальный прототип которого должен был жить за несколько веков до усобицы сыновей Владимира, погиб в результате повешения на золотой гривне: в строфе из поэмы «Перечень Инглингов» конца IX — начала X века норвежского скальда (поэта) Тьодольва из Хвинира образно говорится о том, что женщина по имени Скьяльв подвесила Агни на веревку за золотую гривну, а согласно анонимной латинской «Истории Норвегии», написанной во второй половине XII века, Агни «убила собственными руками его жена, повесив на дереве на золотой цепи». Исландец Снорри Стурлусон, живший в начале XIII века, пересказал историю Агни несколько подробнее в «Саге об Инглингах», первой части своей книги «Круг земной». По словам Снорри, Агни возвращался из удачного похода в Страну финнов, где захватил Скьяльв, дочь убитого им конунга, на которой он хотел жениться. На берегу пролива Стокксунд, на месте современного Стокгольма, Агни разбил шатры под высоким деревом на опушке леса, справил там тризну по убитому им отцу Скьяльв и пьяный лег спать, накрепко навязав на шею свою золотую гривну. По приказу Скьяльв спящего конунга подвесили на дерево при помощи веревки, привязав ее к золотой гривне. Эта гривна досталась Агни от его предка Висбура, род которого был навечно проклят из-за отказа вернуть эту гривну законным владельцам. Колдунья Хульд, наложившая проклятье, предрекла, что «убийство родича будет постоянно совершаться в роду Инглингов».

Как можно видеть, легенда об Агни сочетает в себе уникальные мотивы летописного рассказа об убийстве Бориса и скандинавского сказания о гибели Бурислава: кажущиеся здесь неуместными подробностями золотая гривна слуги Бориса и привязывание веревки к золотому шару на верхушке шатра Бурислава обретают смысл в легенде об Агни.

Можно уверенно утверждать, что рассказ об убийстве Бурислава в Эймундовой пряди и описание гибели Бориса в русской летописи восходят к повествованию, обыгрывавшему своим сюжетом древнюю легенду о гибели Агни. Это повествование, несомненно, было посвящено реальному событию — заказному убийству одного из сыновей Владимира.

При этом не подлежит сомнению, что в убийстве принимали участие скандинавы, коль скоро об этом говорится в обеих версиях рассказа. Мог ли убитый, названный в скандинавской пряди Буриславом, а в русской летописи Борисом, быть не Борисом, а Святополком? Мог, но это крайне маловероятно.

Мог ли убийцей быть Святополк, как говорит летопись? Мог, но это тоже маловероятно, ведь никакими данными о связях Святополка со Скандинавией мы не располагаем.

Читайте также:  Начало крымской войны - история России

Проще всего совокупность известных нам данных объясняется при помощи следующего предположения: заказ на убийство Бориса поступил от его брата Ярослава Владимировича, прозванного в XIX веке Мудрым. Вопрос же о том, кто приказал убить Глеба и Святослава, остается открытым.  

Источник: https://arzamas.academy/materials/704

Святополк Окаянный

Известно, что уже первые русские летописи подвергались редактированию, в соответствии с личными пожеланиями правителей Руси.

Действительно ли Святополк был повинен в жестокой гибели всех трёх сыновей Владимира? Известно, что в день смерти князя Владимира Святополк (в то время князь туровский) находился в Киеве. Как и находились там и муромский князь Глеб — его, как и Бориса, отец держал при себе.

Глеб после смерти отца — ему, может быть, не было и двадцати — был сразу же оттеснен в сторону своим 35-летним сводным братом Святополком.

Узнав, что великий князь скончался, Святополк сразу же въезжает в княжеский Дворец. Первое, что он пытается сделать — заручиться поддержкой горожан. Князь приглашает известных в Киеве людей и, желая привлечь их на свою сторону, раздает богатые подарки.

https://www.youtube.com/watch?v=s354a2V56pg

Между тем Борис Владимирович приближался к Киеву, не встретив в степи печенегов, он возвращается с войском домой — от Переяславля не больше трех дней пути. И когда Святополку сообщили, что тот уже недалеко от столицы, новоявленный великий князь, бросив все, бежал из города.

Утвердившись на киевском столе, Борис вскоре начинает войну с братом, новгородским князем Ярославом. Инициатива шла от новгородского князя: он теперь старший в роде, и великий стол по праву, казалось бы, должен был принадлежать ему.

Ярослав привел под стены Киева 40-тысячное новгородское ополчение да еще тысячу профессиональных воинов-варягов. Два войска — киевское и новгородское — встретились на Днепре, недалеко от Любеча.

Три недели, по другим сведениям — три месяца, не решались противники напасть друг на друга. Наконец новгородский князь решился. Ночью, переправившись через реку, он внезапно атаковал. Войско Бориса было разгромлено.

Это произошло осенью 1015 года или, что вероятнее, весной следующего.

Потерпев поражение, Борис Владимирович направился в Ростов.

В следующем, 1017 году, Борис, собрав новое войско, снова идет на Киев против старшего брата. Только огромным напряжением сил Ярославу удалось выбить из города войско Бориса, а потом и разгромить.

Борис Владимирович, потерпев снова поражение, на этот раз не стал возвращаться в Ростов, он отправился к печенегам или к каким-то другим кочевникам.

Как оказался он там: еще вчера враги, сегодня – союзники? Но вряд ли стоит удивляться этому. Будущих святых братьев родила Владимиру жена — волжская булгарка.

Возможно для укрепления своих позиций Борис намеревался воспользоваться услугами родичей по материнской линии и привести к Киеву тюркскую орду.

Скоро, вероятно, в том же 1017 году, Борис снова идет на Ярослава. Но на этот раз дело до сражения не дошло. По некоторым данным во время внезапное нападение, Борис был убит наемниками-варягами, сделав это — с ведома князя — они принесли его голову Ярославу.

Святополк — виновник (возможно!) гибели не трех, а одного брата — Глеба: Борис погибает в междоусобной войне с Ярославом.

Летом 1018 года Святополк со своим тестем Болеславом Храбрым, который к тому времени закончил войну с германским императором, выступили против киевского князя. 22 июля Ярослав Владимирович был разбит на реке Бут, на Волыни. А в середине августа союзники уже вступили в русскую столицу.

Таким образом, снова, спустя три года, Святополк утвердился на великокняжеском столе. Но и на этот раз долго править ему не пришлось. Между ним и Болеславом вскоре произошел серьезный конфликт.

Не без ведома Святополка поляков, расквартированных по ближайшим селениям, стали уничтожать. И польский князь, забрав добычу, спустя непродолжительное время оставил Киев. В качестве компенсации он увез с собой восемь дочерей Владимира Святославича.

Под власть Польши снова отошли и «Грады Червенские».

Ярослав после поражения на Буте пытался бежать в Скандинавию — он зять короля Швеции. Однако новгородцы не позволили ему этого: они изрубили суда, на которых он собирался отплыть.

Тогда он нанимает варягов, — может быть, продлен договор со старыми наемниками, — и скоро князь снова выступает в поход против Святополка. На этот раз Ярослав занимает Киев без боя. Святополк лишившись поддержки поляков, не решился вступить в сражение.

На следующий год он делает еще одну попытку — последнюю — захватить киевский престол, но терпит поражение на реке Альте и спустя некоторое время умирает.

Следует заметить, что рассказ о гибели братьев-князей (в летописи он выделен отдельно — «Об убиении Бориса») — позднейшая вставка в «Повесть временных лет».

Д. С. Лихачев, например, считал, что рассказ составлен в годы правления Ярослава Мудрого, вскоре после 1037 года, когда русская церковь окончательно сложилась как организация.

А сам рассказ, в свою очередь, является частью условно названного им «Сказания о распространении христианства на Руси».

При этом за образец автор взял жития чешских святых, князей Людмилы и Вячеслава, живших в начале X века и погибших, как и русские князья, от рук своих родственников.

Под чьим же недружеским пером, в каком из этих сводов, редакций, сказаний исчез живой человек — князь Святополк и превратился в мифического злодея, жестокого убийцу трех братьев — Окаянного?

Вспомним о третьем брате — древлянском князе. «Святополк же окаянный и злой, убил Святослава, послав к нему, к горе Угорской, когда тот бежал в Угры». Больше нам ничего о его гибели, да и о нем самом, неизвестно.

Святополк вряд ли имел какое-либо отношение к гибели древлянского князя.

Почему, собственно, Святослав Владимирович должен был бежать в Венгрию (по некоторым сведениям, его жена была венгерской княжной)? У него ведь была дружина, какой, кстати, у Святополка не было, способная, надо полагать, защитить своего князя.

И, почему, если он убит по приказу Святополка, Святослав не канонизирован, как и его братья Борис и Глеб? За что же, простите, такая несправедливость!

Вероятно Борис и Глеб, открывшие пантеон русских святых — впоследствии весьма обширный, — попали туда случайно. Они стали ими, пишет, в частности, известный дореволюционный историк церкви Е. Е. Голубинский, «по причинам политическим, не имеющим отношения к вере».

Кому и зачем потребовалось превращать князей, погибших, может быть, в заурядной усобице за право владения киевским столом, в святых? Ответ на вопрос самым тесным образом связан с интересами русского общества того времени — второй половины XI — начала XII веков.

Канонизация братьев-князей, — произошла ли она в годы правления Ярослава Мудрого или несколько позже, не так уж важно, — сам по себе факт знаменательный. Русская церковь получила собственных святых, ее «защитников перед богом».

Это был большой успех в борьбе Руси с Византией за самостоятельность своей церкви, — а по существу, все эти годы речь шла о сохранении суверенитета молодого государства. Приняв христианство от Византии, Русь приобщалась к ее высокой культуре.

Но с другой стороны, существовала постоянная опасность попасть под влияние этой могущественной державы средневекового мира.

Рассказав о кончине Святополка, Нестор пишет: «Все это Бог явил в поучение князьям русским, чтобы если еще раз совершат такое же, уже слышав обо всем этом, то такую же казнь примут (видимо, летописец имеет в виду его страшную смерть — он сошел с ума) и даже еще большую той, потому что совершат такое злое убийство, уже зная обо всем этом». Вот идея — «в поучение князьям русским», — во имя которой Святополк по воле древнего автора, стал убийцей, а его двоюродные братья — святыми. Ее родило время. И перефразируя известное выражение, мы можем сказать: если бы Святополка не было, его пришлось бы выдумать.

И уже почти тысячу лет носит Святополк, словно позорное клеймо, прозвище, которое, не заслужил…

В. ГОРОБИНСКИЙ 

Приложение

1)Тайные общества 

9)С широко закрытыми глазами 11)Тайные общества скрывают внеземные технологии 

Источник: http://antimason.ru/vse-stati/history/nations/rusi/3132-svyatopolk-okayannyy.html

Кто это такой князь Руси Святополк Окаянный, даты правления?

Вокруг киевского престола кипели еще те страсти, в то время братоубийство было обычным делом. Так и Святополк был не исключением, но до этого таким же способом убили его родного отца.

Но начнем все по — порядку.

Мать его была греческого происхождения и являлась вдовой Ярополка, а убил его брат Владимир I ( будущий креститель Руси, хотя его роль в этом вопросе спорна, но он мог отдать такой приказ, когда Ярополк пришел на переговоры). Владимир стал княжить в Киеве, а жену Ярополка взял к себе в наложницы ( по одной из версий будучи уже беременной Святополком). Как бы то ни было, но Владимир признал его своим сыном.

Кроме Святополка у него было еще сыновья: Борис, Глеб, Святослав и Ярослав ( его прозвали Мудрым).

Святополк по принуждению отчима женился на польской принцессе, и видимо она и повлияла на его решение взбунтоваться против Владимира. Тот в свою очередь, прознав об этом, бросил пасынка в тюрьму, но вскоре Владимир умер, а Святополк, оказавшийся в это время в стольном граде ( он уже был на воле к этому времени) , захватил престол.

В свое время Владимир желал передать бразды правления своему сыну Борису, тот был умен и пользовался уважением, но Бориса в Киеве не оказалось.

Он в это время воевал с печенегами, которые досаждали своими набегами и возвращаться в Киев не пожелал, надеясь избежать конфликта со своим сводным братом.

Тем более, что Святополк обещал ему дружбу, но обманул брата и приказал убить его в тот момент, когда дружина Бориса, успокоенная дружеским обещаниями, разошлась.

Глеба ждала та же участь, поддавшись на обманное сообщение от брата, что отец при смерти завещал,и не зная истинного положения вещей, тот поспешил в Киев из Мурома. Людей с собой он взял немного и когда получил предупреждение от Ярослава, то было уже поздно, и сделать ничего не успел.

Святослав, прознав про козни против его братьев, справедливо подумал, что и его ждет такая же участь, и попытался сбежать в Венгрию, но был настигнут своими убийцами в горах Карпатии.

Вот за эти свои деяния, Святополк и был назван ОКАЯННЫМ.

Он, конечно же, в последствии был разбит войсками Ярослава Мудрого. Но доподлинная дальнейшая судьба его так и неизвестна, то ли он погиб в бою, то ли сбежал и умер от ран.О потомстве Святополка ничего не известно.

  • А правил он на Киевском престоле всего навсего один год 1015 по 1016 гг. , потом был разбит Ярославом, бежал, вернулся с подмогой, победил Ярослава и снова просидел на троне год с 1018 по 1019 гг., пока его Ярослав вновь не разбил.

Так что история правления Киевской Руси запутана и кипит страстями.

Предлагаю заглянуть сюда и узнать:

Источник: http://vovet.ru/q/kto-eto-takoj-knyaz-rusi-svyatopolk-okayannyj-daty-pravleniya-k6b.html

Ссылка на основную публикацию