Сталинская эпоха в украинских школьных учебниках — история России

Как переписывают историю в школьных учебниках народов бывшего СССР

В эстонских учебниках ключевым событием для интерпретации Второй мировой войны является подписание «Пакта Молотова-Риббентропа». Ответственность за неудачу англо-советско-французских переговоров о заключении договора о взаимопомощи, направленного на обуздание гитлеровской агрессии, возлагается исключительно на СССР.

Причиной указываются экспансионистские устремления Кремля. Один из учебников пишет что переговоры об антигитлеровской коалиции начались в Москве в июле 1939 года и зашли в тупик после того, как советские представители потребовали немедленного пропуска советских войск к западным границам Польши и Румынии.

Зачем Советскому Союзу нужно было проводить войска сквозь Польшу, никак не объясняется.

В Эстонии темы начала Второй мировой войны и утраты странами Балтии независимости рассматриваются как взаимосвязанные. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу.

28 сентября 1939 года СССР заставил Эстонию заключить договор о взаимопомощи, по которому на эстонской территории, начиная с октября 1939 года, были размещены советские сухопутные, морские и авиационные военные базы и войска общей численностью 25 000 человек.

Тем не менее, об аннексии и советизации Эстонии и речи не было. Нет никаких документальных подтверждений подобного рода планов.

Замышлялось лишь создание собственных сфер влияния в Восточной Европе в рамках и пределах, допускаемых тогдашним международным правом и обычаем и с учетом разрастающейся войны. Ограниченный контингент Красной Армии располагался в строго отведенных для этого местах. Военнослужащим было категорически запрещено контактировать с местным населением.

События в Эстонии 21 июня 1940 года, когда собравшиеся в столице многочисленные левые активисты потребовали у президента Пятса отставки правительства, в учебниках называются «июньским переворотом».

Для иллюстрации прямого вмешательства Красной Армии в эти события учебник приводит две похожие фотографии с подписью «В сопровождении красноармейских броневиков демонстранты направляются в Кадриорг. Позднее, когда участие Красной Армии в июньском перевороте потребовалось скрывать, такие снимки подверглись «обработке» — броневики исчезли (см. нижнее фото)».

Однако при внимательном рассмотрении видно, что это не фото, подвергшееся ретуши, а две разные фотографии. Тем более, фото с броневиками неоднократно публиковалось и широко известно.

Желание представить СССР лишь «попутчиком», на определенном этапе присоединившимся к антигитлеровской коалиции, учредителями и основными силами которой были США и Великобритания, заставляет манипулировать хронологией.

«Формирование антифашистской коалиции началось с провозглашения Атлантической хартии, подписанной Рузвельтом и Черчиллем 14 августа 1941 года». Через пару абзацев автор вскользь сообщает, что «официальный военный союз между СССР и Англией был заключен ещё 12 июля 1941 года».

А Вашингтонская декларация 26-ти стран (в том числе и СССР) от 1 января 1942 года, официально оформившая антигитлеровскую коалицию, даже не упоминается.

Роль СССР и Красной Армии в разгроме нацистской Германии и ее союзников в эстонских учебниках, как правило, не отрицается, но принижается путем нехитрых риторических приемов.

Так, Феодоров в «Новейшей истории» уклоняется от обнародования факта, что именно советские войска взяли Берлин. Если не знать заранее, то при чтении учебника можно подумать, что это сделали или все союзники вместе, или американцы.

Лишь через несколько страниц, повествуя о Потсдамской конференции, автор отмечает, что «в Берлин, занятый советскими войсками, вводились войска западных союзников…»

За последние два десятка лет официальные представления о роли и месте Эстонии и эстонского во Второй мировой войне радикально поменялись. Первоначальное постсоветское представления для эстонцев о войне как братоубийственной трагедии сменилось утверждением, что Эстония войну проиграла.

Сотрудничество с немецкими оккупантами учебники истории стараются представить скорее вынужденным, чем добровольным и сознательным. Эстонские учебники истории видят такое сотрудничество с фашистамми прежде всего борьбой за независимость.

Строго говоря, борьбой за свободу именуются лишь бои, которые вели эстонские подразделения СС, вермахта, частей охраны тыла, люфтваффе и т.д. на территории Эстонии.

Но и участие эстонцев-добровольцев в сражениях под Сталинградом, карательных операциях в Белоруссии и Псковской области, охране концлагерей в Донбассе и оборонительных боях в Польше тоже агрессией и оккупацией не называется.

Источник: https://nstarikov.ru/blog/50730

Школьная история в учебниках народов бывшего СССР и общественное мнение

Как отображается прошлая общая история в общественном сознании народов новых независимых государств.

Краткий пересказ исследования 2009 года «Освещение общей истории России и народов постсоветских стран в школьных учебниках истории новых независимых государств», часть вторая.

Пересказ исследования 2009 года «Освещение общей истории России и народов постсоветских стран в школьных учебниках истории новых независимых государств» для удобства чтения поделён на две части.

В первой части исследования были рассмотрены ключевые вопросы по истории совместного существования народов в едином Российском государстве: как на все эти вопросы отвечают авторы учебников новых независимых государств, входивших ранее в состав СССР.

Во второй части будет показано, как эта общая история отображается в общественном сознании народов новых государств. Эта часть исследования наполнена диаграммами, полученными в ходе проведённых социологических опросов.

История, преподаваемая в школе, — далеко не единственный источник знаний о прошлом и далеко не единственный фактор, формирующий историческую память общества.

Однако среди прочих составляющих, участвующих в складывании коллективной памяти, школьная история выделяется своей целенаправленностью — она призвана сформировать определенный, чётко заданный образ.

Прежде всего, это сказываетcя на различии восприятия собственной истории между старшим и младшим поколениями.

Во всех постсоветских странах на смену советской версии истории пришли новые национальные версии.

Новые образы прошлого неизбежно сталкиваются со старыми советскими, которые не могли исчезнуть в одночасье вместе с породившим их государством.

Каковы образы прошлого, живущие сегодня в обществах новых независимых государств, позволяет понять опрос общественного мнения, проведенный весной 2009 года международным исследовательским агентством «Евразийский монитор».

Исследователи задавали вопросы, предлагавшие респондентам оценить ряд исторических деятелей, ряд исторических событий и сформулировать свое отношение к ряду касающихся прошлого идеологем.

Зная советскую версию прошлого и версии, преподаваемые ныне в школах новых независимых государств, мы можем оценить, насколько общество каждой из стран следует той или иной версии, предлагаемой государством, или же отвергает ее.

Особый интерес для нас представляет отношение к новым положительным героям национальных версий истории — вооруженным борцам против советской власти.

Как можно видеть, в Латвии нет большой разницы в отношении к «лесным братьям» между старшими поколениями и молодежью. Напротив, на Украине, в Узбекистане и Кыргызстане молодежь и старшие поколения заметно расходятся в оценке ОУН-УПА и басмачей.

Усилия школьных учителей, доносящих до учеников позитивные образы новых национальных героев, сказываются прежде всего в значительном (на 10% и более) сокращении доли негативных оценок басмачей и «бандеровцев» среди молодежи по сравнению со старшими, многие из которых учились в советской школе.

Вытеснение советской версии истории выражается в забвении.

Как показал опрос, молодежь в возрасте от 18 до 30 лет значительно хуже, чем старшее поколение, знает и деятелей, и события истории Российской империи и Советского Союза.

События советской истории для граждан новых независимых государств перестают быть общими событиями, так как значительная часть жителей о них уже ничего не знает.

Как видно, общую историческую память лучше всех сохраняют Россия, Беларусь и Украина. А больше других забывают Узбекистан, Армения, Азербайджан и Грузия.

Важно не только то, о чем говорится в школьных учебниках. Не менее важно, о чем умалчивается. Кратко можно сказать — обо всем хорошем, что получили народы бывшего СССР от проживания бок о бок с великим русским народом.

Отношения между народами в националистической историографии понимаются только как игра с нулевой суммой.

Если Россия, русские, империя прилагали усилия для социально-экономического развития окраин, инвестировали ресурсы, прокладывали каналы и железные дороги, строили заводы и города, создавали театры и университеты, то в логике проанализированных учебников это лишний раз доказывает, что они эти окраины русифицировали и эксплуатировали в своих целях. Если какие-то положительные изменения в жизни нерусских народов все же происходили и не упомянуть о них никак нельзя, то они совершались исключительно вопреки «имперскому центру» и его политике.

Читайте также:  Создание колхозно-совхозной системы в ссср - история России

Из 10 деятелей истории ХХ века, известность и отношение к которым изучали социологи, существенная разница в известности младшему и старшему поколению отсутствует только у Ленина и Сталина.

Отношение населения новых независимых государств к Ленину можно рассматривать как индикатор разрыва с советской версией истории, в которой Ленин был объектом культа. В этом случае выделяются три группы стран:

1) страны, радикально порвавшие с советским мифом (Грузия, Литва, Эстония, Латвия);

2) расколотые по отношению к нему (Россия, Украина, Беларусь, Молдова, Армения, Азербайджан);

3) и сохраняющие почти что былую приверженность (Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан).

Отметим, что позитивное отношение к Ленину отчасти поддерживается школьными курсами истории Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана — Октябрьская революция остановила репрессии против повстанцев в Туркестане; в кыргызской школе революции прямо приписывается спасение кыргызского народа от истребления «колонизаторами».

Отношение к Октябрю, подобно отношению к Ленину, дает распределение на те же группы стран: радикально порвавших с советским мифом, колеблющихся и сохраняющих приверженность.

Вопрос о причинах победы в гражданской войне большевиков (за исключением Латвии) вновь дает результаты, укладывающиеся в рамки гипотезы о борьбе «старой» и «новой» памяти.

Аналогичную картину дают нам оценки индустриализации и коллективизации. Однако в ответах на вопрос об индустриализации Латвия вновь оказывается в группе стран, общественное мнение которых по отношению к советскому мифу расколото на примерно равные части.

В школьных учебниках Грузии, Латвии, Литвы, Молдовы, Украины и Эстонии «пакт Молотова-Риббентропа» рассматривается как соглашение агрессоров о начале Второй мировой войны.

В учебниках других стран с теми или иными коррективами излагается версия о договоре как вынужденном со стороны Советского Союза шаге по обеспечению своей безопасности, что полностью совпадает с советской версией истории.

Как мы можем видеть, в тех странах, где версия «преступного сговора» преподается в школах, ее популярность значительно выше, чем в тех странах, где она официально не одобряется.

Однако степень признания общественным мнением версии «преступного сговора» в Грузии, Латвии, Литве, Молдове, Украине и Эстонии очень различны (25% на Украине и 55% в Эстонии).

Вместе с тем в остальных странах версия «преступного сговора» не присутствует ни в старых, ни в новых учебниках истории, и тем не менее довольно распространена в общественном мнении этих стран (включая Россию, с 16%).

Любопытно, что было обнаружено несколько исторических образов, коллективная оценка которых никак не объяснима простой гипотезой о борьбе в общественном сознании новых независимых государств старой советской и новой национальной версий истории.

И в советской, и в новых национальных версиях истории тезис о Российской империи как «тюрьме народов», в которой все нерусские страдали от национального гнета, принадлежит к числу краеугольных камней всей исторической конструкции.

В современных школьных учебниках новых независимых государств этот тезис излагается гораздо более развернуто, чем в советских изданиях, и с несравненно большим эмоциональным накалом.

Однако лишь в Эстонии, Грузии и Литве большинство опрошенных согласны с этим положением.

В Молдове, Азербайджане, Украине и Латвии респонденты раскололись при ответе на вопрос почти пополам; в Казахстане, Узбекистане, Армении и Кыргызстане заметное и даже подавляющее большинство считает, что национального гнета в Российской империи не было.

В советской истории и личность Николая II («Николая Кровавого», «Николашки»), и его политика оценивались исключительно негативно, ничего положительного в них не усматривалось вовсе.

В новых национальных версиях истории негативные оценки сохранены и порой даже усугублены — так, подавление восстания мусульманского населения Туркестана 1916 г. ныне трактуется как геноцид, в Латвии отступление русской армии в 1915 г.

объясняется нежеланием царского правительства защищать «чужую» латышскую территорию и т.д.

Исключением здесь является лишь Армения — наступление русской армии на Закавказском фронте во время Первой мировой войны позволило освободить от турецких войск территорию значительной части Западной Армении и давало надежду на решение «армянского вопроса».

Ни из старой советской, ни из новых национальных версий школьной истории положительной оценки Николая II почерпнуть нельзя. Тем парадоксальнее выглядит преобладание позитивных оценок над негативными в Кыргызстане, Казахстане, Узбекистане (то есть территориях бывшего Туркестанского края), Грузии, Латвии, Украине, Беларуси и Молдове.

Ныне во всех национальных версиях истории Сталин — отрицательный персонаж, злодей, кровавый тиран и жестокий диктатор, проводивший политику истребления народа.

В советской версии истории четкого и однозначного отношения к Сталину не было. Вопрос о Сталине на протяжении последних 35 лет существования СССР дебатировался в советском обществе; отношение к Сталину служило одной из линий размежевания общественных сил. Только влиянием советского мифа нельзя объяснить раскол в общественном мнении по отношению к этой фигуре.

Отметим, что белорусское общество значительно больше осуждает Сталина, чем азербайджанское или украинское, хотя учебники истории в Беларуси более снисходительны к генералиссимусу, чем любые другие на постсоветском пространстве.

В общественном мнении новых независимых государств в настоящее время присутствуют разные образы прошлого: происходящие из советской версии, сформированные новой национальной версией и, наконец, имеющие какое-то иное происхождение, не связанное со школьным преподаванием истории. Популярность тех или иных образов не имеет прямой и однозначной связи с тем, какие образы преподаются в школе. Однако в целом усилия учителей не пропадают даром: суждения молодежи, как правило, являются более «антисоветскими», чем старших поколений.

По мнению авторов схем национальных историй, «тоталитарная империя» жестоко угнетала, эксплуатировала и использовала в своих корыстных целях несчастные нерусские народы СССР.

Интерпретации национальной истории зачастую закреплены в новых национальных государствах законодательно.

(Концепция «советской оккупации» в Грузии, Латвии, Литве, Эстонии зафиксирована в актах о восстановлении независимости, имеющих конституционную силу, концепция «геноцида азербайджанцев» изложена в указе президента «О геноциде Азербайджанцев» и т.д.

) Получается, будто ничего, совершенно ничего хорошего народы СССР от совместного проживания бок о бок с русским народом не получили. Только насилие, террор, эксплуатацию. Исключением из этого правила являются учебники истории Армении и Беларуси, стремящиеся к объективной оценке прошлого.

Таким образом, становится очевидным, что тенденции в разработке учебной литературы по истории в странах, возникших на постсоветском пространстве, в корне отличаются от тех, которые преобладают в большинстве стран ЕС.

Здесь в последние годы в школьных учебниках по национальной истории возобладал «объективистский» подход к изучению истории своих стран и народов в ХХ веке. Их авторы стремятся объяснить, почему события происходили именно так, а не иначе, показывают исторический характер этих явлений, взаимосвязь различных этапов развития своей страны.

При этом главным вектором этого развития они называют сложный путь своих народов от несвободы к свободе и демократии.

В учебниках же большинства стран, возникших на постсоветском пространстве, имеет место иная тенденция. В рамках объективного стремления к историческому обоснованию государственного суверенитета, здесь в большей или в меньшей степени обосновывается исторический путь этих народов к «свержению сталинского тоталитаризма», к «борьбе с российской оккупацией» и т.п.

Характерно при этом, что вся вина и ответственность за происшедшее в нашей общей истории в рамках единого государства возлагается на Санкт-Петербург и Москву, на Зимний дворец и Кремль.

Российская империя и Советский Союз, Российская Федерация как правопреемница СССР в данном контексте выступает в такой литературе как главный и едва ли не единственный виновник всех бед и несчастий этих народов.

Если существующие тенденции продолжатся, то через 15–20 лет события XX века будут прочно забыты населением. В сознании народов бывшего СССР будет сформирован образ России как зловещей империи, которая веками уничтожала, подавляла и эксплуатировала их.

Источник: https://medium.com/history-and-geopolitics/-f9295c417758

Чему учат белорусские учебники истории

То, что на нашем сайте уделяется много внимания, и даже заведена отдельная рубрика, историческому приоритету (о понятии приоритеты см. «Первая Мировая гибридная война XXI века») – понятно, так как легко объясняется его важностью, как одного из самых эффективных обобщённых средств управления обществом.

Читайте также:  Переговоры в бресте - история России

Видеоролик о роли истории в жизни общества:

Вот и в этой статье мы предлагаем нашим читателям рассмотреть один из имеющих принципиальное значение аспектов этой тематики – содержание белорусских учебников истории. Актуальность этой темы – сомнений не вызывает, так как, вспоминая расхожий афоризм, приписываемый Бисмарку:

можно смело утверждать, что будущее страны зависит напрямую от того, какая информация доводится о прошлом до новых поколений именно в учебниках истории.

После распада СССР, вновь образовавшиеся государства, не имевшие  преемственности непрерывной линии развития и нуждающиеся в базовых несиловых основаниях, одним из которых является история, занялись конструированием прошлого как государствообразующего фактора, в том числе и в учебном формате.

При этом процесс мистификации истории охватил, в той или иной степени, все без исключения республики постсоветского пространства. Испытывая своеобразный комплекс  легитимности,  национальные историки  репродуцируют в учебной и особенно  в историографической литературе даже мифологические конструкции, расходящиеся не только с исторической действительностью, но и со здравым смыслом.

За всем этим – и это необходимо подчеркнуть — скрывается реальный политический курс государственного строительства.

Белорусские учебники истории – как они есть

Не будем их  идеализировать, однако отметим, что в отличие от абсолютного большинства учебной литературы, изданной в бывших республиках Советского Союза, в целом, в белорусских школьных учебниках по истории  присутствует взвешенный академический взгляд на прошлое.

Нет, конечно, идеологическая компонента  представлена и в белорусской школьной исторической литературе, но   она в сравнении с учебниками других бывших союзных республик демонстрирует гораздо большую объективности в изложении исторического материала, к тому же рассматриваемого с позиций толерантности по отношению к России и русским, хотя, безусловно, без «шероховатостей» и здесь не обошлось.

Особого внимания заслуживает то обстоятельство, что учебники истории Беларуси единственные в своем роде на всём постсоветском пространстве, в которых советизация страны оценивается как историческое благо.

Красная Армия периода Гражданской войны рассматривается как союзник белорусского народа в отражении иностранной интервенции. Подчеркивается, что идея о создании собственного государства, выразившаяся в учреждении в 1918 г.

Белорусской народной республики, массовой поддержки не приобрела.

Материалы по теме: «25 марта — что празднуем?»

Как главная угроза для белорусов определяется колонизация края. Подчеркивается безусловное преимущество существования белорусов в Белорусской ССР в сравнении с теми их соотечественниками, территория проживания которых оказалась в составе Польши.

В отличие от прибалтийских, украинских и молдавских учебников расширение советских границ в 1939–1940 гг. на Запад трактуется положительно.

Вхождение Западной Белоруссии в СССР определяется не как оккупация, а как исторически закономерное воссоединение белорусского народа.

Изоражение: karty.by

Нельзя вместе с тем сказать, что советский период истории преподносится в Беларуси исключительно в позитивной тональности. Указывается, в частности, на постепенный выход из обращения национального языка, русификацию образования.

 Особое внимание уделяется фигуре первого секретаря компартии Белоруссии П.М. Машерова, обстоятельства гибели которого в 1980 г. усиливают его героизацию как национального лидера.

Популярностью пользуется версия, что он рассматривался в качестве реального кандидата на пост председателя Совета Министров СССР, что и послужило мотивом заговора по его устранению.

Позитивно следует оценить, что  белорусские учебники большое внимание уделяют культурной компоненте, которая занимает от пятой части до половины всего содержания пособий и является особо значимым фактором определения национальной идентичности.

По объективности в определённых деталях учебная литература Беларуси может служить примером для других учебных пособий.

Недаром в интернете чрезвычайной популярностью пользуется  выдержка из белорусского учебника, в котором при описании «сталинского»  периода в истории СССР подчёркивается, что «десятки миллионов жертв политических репрессий в СССР, про которые рассказывается в публикациях последних десятилетий, не что иное, как миф, запущенный в общественное сознание для дискредитации социалистической системы».

Источник: https://4esnok.by/mneniya/chemu-uchat-uchebniki-istorii/

Обзор учебников истории стран бывшего СССР: Россия предстает оккупантом

С обретением политической независимости страны бывшего СССР переписывают школьные учебники, взглянуть на прошлое сквозь призму национальной истории.

Газета «Комсомольская правда» провела беглый обзор нынешних тенденций в образовательной сфере начальной школы в этих странах глазами россиянина.

Общее впечатление от них сложилось однозначное: Россия предстает оккупантом, Гитлера победили румыны, а Наполеона — украинцы.

Прокомментировать прочитанное «КП» попросила Михаила Мягкова, кандидата исторических наук, заведующего кафедрой Института Всеобщей истории РАН.

УКРАИНА

Русские и евреи — это перекупщики

Последнее упоминание даже не современной России, а СССР в украинских учебниках истории датируется 1991-м годом: тогда произошел распад Союза. После этого Россия из школьных учебников пропадает вовсе. Зато за все предыдущие века «москали», согласно этим учебникам, сильно досадили Киеву.

В 5-м классе украинскому школьнику сообщают, что «Иван Мазепа стремился сделать Украину великим европейским государством, освободить из-под гнета Московского царства».

В 9-м классе картина становится более абсурдной, пишет «КП». Оказывается, что Кутузов не имеет отношения к победе над Наполеоном в 1812 году: это «украинские полки преследовали противника до Парижа». Еще одна цитата: «Практически вся торговля на Украине… находилась в руках русских и евреев, которые нередко выступали не как цивилизованные торговцы, а как варварско-хищнические перекупщики».

Комментарий российского историка

«Факты свидетельствуют как раз об обратном: гетман Мазепа мечтал об Украине, вассальной Швеции. Мы, конечно, ценим вклад других наций в победу над Наполеоном. Но армия победителей все-таки называлась русской».

АЗЕРБАЙДЖАН

Отныне изучаем Турцию

Истории России в азербайджанских школах выделяется 18 часов. Для сравнения: над историей Турции ученики корпеют значительно больше. Войнам России с Османской империей дана характеристика «конфликта империй», без предпочтения той или иной стороне.

Противостояние России и Ирана, большая часть которого велась на территории Азербайджана, характеризуется теперь как «нанесшее существенный вред развитию страны». Во времена Советского Союза эти войны подавались под видом «спасительных».

Рассказы о главной исторической «мозоли» — Нагорном Карабахе — выдержаны в строгих дипломатических тонах. Но между строк читается, что и СССР, и ее наследник — Россия, все-таки поддерживали и поддерживают армян.

Комментарий российского историка

«Ну, входил бы он сейчас в Иран или Турцию. Пережил бы с ними все кризисы и катаклизмы минувших столетий. А присоединение к России — это, между прочим, появление технологий, которые позволили найти нефть в Баку».

ПРИБАЛТИКА

Новые герои — эсэсовцы и «лесные братья»

Ни в одном латышском учебнике истории нет ни слова о современной России. Зато, пишет «КП», штампов о русификации и мрачном советском прошлом предостаточно.

В разделе «От оккупации к свободе» «Истории Латвии» Вилниса Пуренса для 12-классников даже фотография новых домов подается как свидетельство преступлений режима. Подпись под снимком гласит: «Новые микрорайоны города, которые в других странах свидетельствуют о росте благосостояния государства, в Латвии стали символом оккупации».

В учебниках подробно описываются ужасы сталинских репрессий и замалчиваются данные о карательных экспедициях латышских полицейских батальонов в Латвии, России и Белоруссии. Не говорится и о том, что ввод Красной Армии в Латвию происходил в 1940 году по личному приглашению тогдашнего президента Улманиса. В Латвии теперь новые герои — легионеры «СС» и так называемые «лесные братья».

Вот выдержка из гимназического учебника «История Эстонии» Андреса Адамсона и Сулева Валдмаа: «Наибольший вред народам Балтийских губерний нанесла русификация в области культуры.

В 1887 году русский язык был объявлен единственным дозволенным языком обучения в народных школах. Дети зачастую не понимали, о чем идет речь на уроках. Многие учителя были уволены за слабое владение русским языком».

Как отмечает «КП», ситуация похожа на день сегодняшний, только страдают уже те, кто говорит по-русски.

Для сравнения: глава, описывающая период пребывания Эстонии в составе Швеции, носит название «старое, доброе, шведское время», несмотря на то, что в то время «быть эстонцем значило быть крепостным».

Читайте также:  Племенные города - история России

Комментарий российского историка

«Нельзя говорить об оккупации этих территорий: Прибалтика вошла в состав Советского Союза и получила те же права, что и остальные республики. Латыши стали гражданами СССР, а не второсортными чужаками. И большая часть населения Прибалтики приветствовала русских в 1940 году, считая, что лучше они, чем немцы».

Историк допускает, что русификация школ местному населению «могла не понравиться», и там действительно были «какие-то перегибы». «Но в 80-е годы XIX века по всей России шли контрреформы Александра III, в том числе и в сфере образования».

БЕЛОРУССИЯ

Москва шантажировала газом

Учебник истории за 11-й класс. Здесь все стандартно: указаны даты подписания белорусско-российских соглашений, важные события в отношениях двух стран. Лаконично сказано, что «Россия — важный торговый партнер», что «народ поддержал действия президента Лукашенко, направленные на экономическую интеграцию с Россией».

Зато в учебном пособии для 11-классников акценты расставлены гораздо жестче, из которых, считает «КП», следует, что Россия с Белоруссией не союзники. В частности, пишется, что Россия не единожды шантажировала Белоруссию энергопоставками. Таким образом Москва «осуществляла свои имперские планы».

Дальше краски, по мнению газеты, еще больше сгущаются. «Введение в феврале 1995 года единого таможенного пространства с Россией привело к нехватке продуктов питания. Как более дешевые, они в массовом порядке вывозились в Россию». Правда, «в январе 1995 года Россия списала Белоруссии все долги за газ и нефть».

Заканчивается пособие на философской ноте: «В Белоруссии существуют два варианта достижения цивилизованности — через белорусскую культурно-историческую традицию и через советско-российский провинциализм. До 1995 года перевешивал первый вариант, после 1995-го — второй».

Комментарий российского историка

«Очень жаль, что существуют такие нападки, ведь Белоруссия внесла огромный вклад в Победу в войне и сама восстановилась после ее окончания только к 70-м годам. И мы это помним».

ГРУЗИЯ

Пострадала от когтей «северного орла»

Учебников по истории Грузии написано немало. Позиция в них четкая: Россия дважды отняла независимость у Тбилиси. Сначала — в 1801 году, затем — в 1921-м. А российская внешняя политика — это «когти северного двуглавого орла».

В последние годы позиция стала более корректной. Многие острые фразы об аннексии Россией территории Грузии изъяты. Даже говорится и о положительных моментах этого присоединения.

Что касается периода после 1991 года, то тут позиция более жесткая. Москва играет негативную роль в абхазском и осетинском конфликтах, а заодно наставила своих военных баз на территории Грузии. «В последнее время сформировалась новая модель «скрытой агрессии» России по отношению к Грузии. Жителям Абхазии и Южной Осетии выдается российское гражданство», — пишется в учебнике за 11-й класс.

Комментарий российского историка

«Грузины забывают еще и о 1783 годе, когда сами попросились под протекторат России. Восточные провинции Грузии были тогда лакомым кусочком, как для Турции, так и Ирана. Взяв Грузию под защиту, мы привнесли туда европейскую культуру и образование».

КИРГИЗИЯ

От полного истребления киргизов спас Ленин

О России в учебниках истории Киргизии вспоминают дважды: когда говорят о вхождении киргизских племен в состав Российской империи и о восстании киргизов 1916 года. Россия в них — это захватчик чужих земель. В учебнике для пятого класса сообщается: «В Кыргызстан потянулись переселенцы из России. Киргизов изгоняли из речных долин, с низменных мест, густо поросших зеленой травой».

По мнению авторов учебника, под предлогом борьбы с бунтовщиками в 1916 году царская власть на самом деле «поставила цель физически уничтожить киргизский народ». От полного истребления киргизов спасли лишь свержение русского царя в феврале 1917 года и Октябрьская революция».

Рядом же написано, что присоединение Киргизии к России «имело прогрессивное значение для внутриполитического, экономического и социального развития киргизского общества».

Комментарий российского историка

«При нашей поддержке они превратились со временем из отсталых территорий в аграрно-промышленные республики. Англичане же и французы, кстати, из своих колоний пытались выжать как можно больше. Мы же скорее больше отдавали национальным окраинам».

МОЛДАВИЯ

Великой Отечественной здесь не было

Предмета «История Молдавии» вообще не существует. Дети с малого возраста изучают «Историю румын». Поэтому в учебниках о России упоминается от случая к случаю.

Например, когда речь идет о подписании в 1812 году договора о передаче Бесарабии (нынешней Молдовы) России. Великой Отечественной войны в Молдавии, по мнению авторов, вообще не было.

Только Вторая мировая, которую удалось выиграть только благодаря тому, что Румыния перестала поддерживать фашистскую Германию.

Комментарий российского историка

«В Молдавии, видимо, совсем забыли, что Румыния во второй мировой войне выступала на стороне фашистской Германии. И оккупационный режим, установленный румынами в Одессе и соседних районах, иначе как геноцидом не назовешь. А немцев они перестали поддерживать только после ударов Красной Армии в 1944 году».

Источник: https://www.newsru.com/world/01sep2005/fsu.html

Учебник русской истории от Петра до Иосифа

Учебник русской истории от Петра до Иосифа

После появление в РФ концепции единого учебника истории полезно рассмотреть аналоги этого явления в нашем прошлом. Тем более что история учебника истории интересна сама по себе, а «политика, опрокинутая в прошлое» придумана не сегодня и даже не вчера.

Учебник истории для Петра I

Первым учебником истории в России считается так называемый «Синопсис». Этот древнегреческий термин означает «общий взгляд», «обзор» какой-либо темы. Напечатанная в 1674— году в Киевско-Могилянской академии книга и была первым обзором истории Руси и России — не летописью, призванной фиксировать прошлое, а именно кратким описанием истории в просветительских и учебных целях.

Киево-Могилянская академия в то время была единственным на территории православного мира университетом в европейском понимании этого слова. Именно отсюда, из Киева, в ходе воссоединения Украины с Московией, пошли истоки никонианской унификации православия и вообще новая «романовская» идеология Российской империи. Важной частью этой идеологии и стал «Синопсис».

О содержании учебника говорит уже его полное официальное наименование, очень длинное в духе того времени — «Синопсис или краткое описание от различных летописцев о начале славянского народа, о первых киевских князьях, и о житии святого благоверного и великого князя Владимира всея России первейшего самодержца и о его наследниках, даже до благочистивейшего государя царя и великого князя Федора Алексеевича Самодержца Всероссийского в пользу любителей истории».

Основные этапы истории Руси-России, которые мы увидим даже в новой единой концепции учебника истории XXI века, были заложены уже тогда, в написанном для Москвы киевском «Синопсисе»: древнеславянские племена, крещение Руси, раздробленность княжеств, татаро-монгольское нашествие, собирание русских земель Москвой. Например, именно «Синопсис» дал нам ставшее позднее классическим описание Куликовской битвы и понимание ее значения в отечественной истории.

Вся история в «Синопсисе» трактовалась как подводка к закономерному итогу — собиранию Москвой православных славянских народов. Обосновывалась логическая преемственность от великих князей Киева к династии Романовых.

Примечательно, что написанный в церковной академии учебник был абсолютно светским, даже само принятие православия «равноапостольным» князем Владимиром описывалось не с обязательных ранее провиденциалистких, божественных позиций, а как сугубо практическое решение по рациональным политическим мотивам.

Автором «Синопсиса» официально считается архимандрит Киево-Печерской лавры Иннокентий Гизель — кальвинист из Пруссии, принявший в Киеве православие и активно боровшийся с униатством и иезуитами, активно поддерживая Богдана Хмельницкого в войне с Польшей и воссоединении с Россией. Современные исследователи считают, что «Синопсис» является коллективным трудом, а Гизель был лишь главным редактором и издателем.

Более столетия, до конца XVIII века, «Синопсис» служил основным учебным пособием по русской истории. Его первое издание 1674 года напечатано церковно-славянским шрифтом, тем же шрифтом напечатаны второе и третье издания книги, также вышедшие в Киеве соответственно в 1678 и 1680 годах.

По этому «Синопсису» думный дьяк Никита Зотов учил русской истории будущего императора Петра I. Впервые русским «гражданским» шрифтом учебник был издан в 1714 году уже в Петербурге.

С 1674 по 1836 год насчитывается около 30 переизданий «Синопсиса» — здесь первый учебник истории, фактически, уступил лишь «Библии».

Учебник истории гимназиста Ульянова и семинариста Джугашвили

В российских образовательных учреждениях отечественная история как обособленный и специальный учебный предмет появляется только в конце XVIII века. В Уставе народных училищ от 1786 года впервые была выделена отдельной строкой «Российская история» из существовавшей прежде смеси религиозной и всеобщей истории.

Источник: http://rusplt.ru/society/society_5879.html

Ссылка на основную публикацию