Создание колхозно-совхозной системы в ссср — история России

Сельские подсобные хозяйства колхозов, совхозов, предприятий, организаций и учреждений в советский и начальный период постсоветской России

Романченко Валерий Яковлевич, Ножкина Ирина Александровна СЕЛЬСКИЕ ПОДСОБНЫЕ ХОЗЯЙСТВА КОЛХОЗОВ, СОВХОЗОВ, ПРЕДПРИЯТИЙ, ОРГАНИЗАЦИЙ И УЧРЕЖДЕНИЙ В СОВЕТСКИЙ И НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ

В статье предпринята попытка дать в самом общем виде представление о такой малоизученной теме, как история создания и развития сельских подсобных хозяйств России в хронологических рамках советской и начального периода постсоветской истории, показать специфику их функционирования, роль и значение в решении социально-экономических проблем города и деревни. Особое внимание обращается на политическую обусловленность эволюции сельских подсобных хозяйств на различных этапах их организации, влияние государственной власти на масштабы и качественные характеристики данного процесса. Адрес статьи: www.gramota.net/materials/372016/11 -1729.html

Источник

Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2016. № 11(73): в 2-х ч. Ч. 1. C. 111-114. ISSN 1997-292X.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/3.html

Содержание данного номера журнала: www .gramota.net/mate rials/3/2016/11-1/

© Издательство «Грамота»

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: hist@gramota.net

УДК 94(47).084

Исторические науки и археология

В статье предпринята попытка дать в самом общем виде представление о такой малоизученной теме, как история создания и развития сельских подсобных хозяйств России в хронологических рамках советской и начального периода постсоветской истории, показать специфику их функционирования, роль и значение в решении социально-экономических проблем города и деревни. Особое внимание обращается на политическую обусловленность эволюции сельских подсобных хозяйств на различных этапах их организации, влияние государственной власти на масштабы и качественные характеристики данного процесса.

Ключевые слова и фразы: подсобные сельские хозяйства; колхозы; совхозы; промышленные предприятия; трудовые ресурсы; социальные проблемы; продовольственное обеспечение.

Романченко Валерий Яковлевич, д.и.н., доцент Ножкина Ирина Александровна, к. соц. н., доцент

Саратовский государственный аграрный университет имени Н. И. Вавилова romanchencko50@yandex.ru; nirina2007@mail.ru

СЕЛЬСКИЕ ПОДСОБНЫЕ ХОЗЯЙСТВА КОЛХОЗОВ, СОВХОЗОВ, ПРЕДПРИЯТИЙ, ОРГАНИЗАЦИЙ И УЧРЕЖДЕНИЙ В СОВЕТСКИЙ И НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ

Само понятие «сельские подсобные хозяйства», по сути, раскрывает содержание данного явления: это хозяйства, играющие вспомогательную роль в обеспечении населения сельскохозяйственными и иными товарами и услугами и расположенные в сельской местности.

В них используется либо дополнительный труд работников, занятых в основном сельскохозяйственном производстве и сфере обслуживания населения, либо труд лиц, по тем или иным причинам не включенных в него.

Среди различных форм организации подобных сельских хозяйств наиболее массовыми по численности и значимыми по своей экономической и социальной роли были и остаются личные подсобные хозяйства (ЛПХ). Не случайно их деятельность подробно описана в многочисленных публикациях по экономической и отечественной истории России.

Что касается подсобных хозяйств колхозов, совхозов, предприятий, организаций и учреждений, то история их развития отражена в историографии крайне скудно и фрагментарно. В известной мере это объясняется тем, что источниковая база, характеризующая функционирование данного типа подсобных хозяйств, также представлена значительно беднее.

Проведенный нами анализ показывает, что их формирование, как и формирование социалистической системы хозяйствования в целом, начинается уже в первые годы Советской власти. Непосредственной его причиной было обострение продовольственной проблемы в связи с началом Гражданской войны.

Дефицит продуктов питания достиг критической черты, когда населению, особенно крупных промышленных центров, стал грозить реальный голод. В тех условиях решение продовольственной проблемы становилось не только экономической, социальной, но и первостепенной политической задачей.

Сознавая это, советское правительство принимает ряд чрезвычайных мер, среди которых был декрет Совнаркома «Об организации советских хозяйств учреждениями и объединениями промышленного пролетариата» (февраль 1919) [1, с. 432-433].

По сути, данным декретом было положено начало созданию первых подсобных хозяйств. Они создавались преимущественно на неиспользованных землях наспех организованных совхозов, которые в отсутствии необходимой поддержки со стороны государства оказались нежизнеспособными.

Их земли, как правило, находились на сравнительно небольшом удалении от промышленных предприятий и учреждений, к которым они приписывались. Вместе со всем инвентарем и оборудованием обанкротившиеся сельские хозяйства передавались в распоряжение руководства предприятий и учреждений и подчинялись им.

Финансирование подсобных хозяйств осуществлялось предприятиями и учреждениями, к которым они приписывались. Они же обеспечивали их рабочей силой. Труд рабочих и служащих в таких хозяйствах осуществлялся по графику, установленному администрацией предприятия.

В соответствии с ним проводилось чередование бригад, выезжавших на сельхозработы. Уже в 1920 году таких подсобных хозяйств насчитывалось около двух тысяч. К концу Гражданской войны их имели большинство промышленных предприятий России [3, с. 17]. После смягчения остроты продовольственной проблемы тем же директивным методом в 1924 г.

большинство подсобных хозяйств было ликвидировано. Однако опыт оставшихся (около 250 хозяйств) свидетельствовал о жизнеспособности данной формы организации хозяйственных формирований.

Подсобные формы организации сельскохозяйственного производства использовались и в новых чрезвычайных условиях Великой Отечественной войны, и в послевоенный период. В соответствии с решениями февральского (1947 г.

) пленума ЦК ВКП(б) в целях быстрейшего восстановления социальной инфраструктуры села в сельской местности стали создаваться подсобные предприятия колхозов и совхозов, которые на собственной основе осуществляли производство и заготовку строительных материалов, строительство жилых домов и производственных сооружений [6, с. 105].

Развитие подсобных хозяйств в последующий период советской истории определялось тем, что такие хозяйства, с одной стороны, играли важную роль в рациональном использовании трудовых ресурсов, особенно в сельской местности с традиционным для нее сезонным характером труда [11, а 14], с другой — позволяли оперативно (в сравнении с основными формами производства и обслуживания) удовлетворять потребности в обеспечении их работников качественными продуктами питания, товарами и услугами повышенного спроса.

Следует отметить, что с началом хрущевских аграрных реформ, когда государство, наконец, обратило внимание на социальные проблемы села, и еще в большей степени в период аграрной модернизации в 1960-х — 1980-х гг.

основные производственные единицы в сельском хозяйстве — колхозы и совхозы — получают широкие возможности создания собственных подсобных предприятий как сельскохозяйственного, так и несельскохозяйственного назначения [5, а 63].

Как показывает опыт, деятельность таких предприятий имела, как правило, положительные результаты, способствующие решению экономических и социальных проблем тружеников российской деревни. Так, в результате ускорения темпов строительства в совхозах собственных предприятий общественного питания, начавшегося с середины 1960-х гг., а также передачи в 1967 г.

из системы потребительской кооперации в ведение совхозов значительного количества столовых их численность за 8-ю пятилетку выросла в совхозной системе в несколько раз, значительно превысив обеспеченность системой общественного питания в колхозах. Если в 13,7 тыс. колхозов РСФСР в 1970 г. действовало 2,5 тыс. столовых, то в 8,6 тыс. совхозов их численность достигала 7,5 тыс. [12, а 392].

В связи с расширением сети предприятий общественного питания в совхозах остро встал вопрос снабжения их необходимым ассортиментом качественной и дешевой сельскохозяйственной продукции. Эту проблему решила организация при них подсобного производства.

Такие предприятия в виде нетоварных животноводческих ферм, теплиц были организованы во многих совхозах Ставропольского края, Ростовской, Свердловской, Оренбургской, Калужской, Владимирской, Ленинградской и ряде других областей. В результате доля собственной продукции предприятий общепита выросла с 30% в середине 1960-х гг.

до 80% к началу 1980-х, что способствовало удешевлению питания в них на 30-40%, улучшению качества питания, расширению ассортимента блюд и полуфабрикатов [14].

В этот же период в практику деятельности крупных общественных хозяйств внедряется организация подсобного производства несельскохозяйственного назначения. Создание подсобных хозяйств данного профиля преследовало две основные задачи.

Во-первых, уменьшить довольно значительные масштабы текучести кадров, особенно среди молодежи, и, во-вторых, обеспечить определенное сглаживание сезонных колебаний в использовании труда работников сельского хозяйства [16, а 149].

Типичным явлением того времени была нехватка рабочей силы в «горячую пору» сельскохозяйственных работ и неполная занятость работников в зимнее время. В сельской местности Пензенской области, например, в 1982 г. в период межсезонья 7,5 тыс.

колхозников и постоянных работников совхозов не были заняты в общественном производстве. Функцию компенсации их сезонной незанятости выполняло 2021 подсобное промышленное предприятие с численностью работающих 11,6 тыс. человек [4, д. 8311, л. 6].

Положительный опыт успешного сочетания сельскохозяйственного производства с промышленным продемонстрировал, в частности, колхоз «Путь к коммунизму» Кузнецкого района. По инициативе правления колхоза здесь в 1981 г. создали цех от Московской трикотажной перчаточной фабрики «Красный восход». Строительство цеха осуществлял колхоз, а оборудование поставляла фабрика.

За 1982 год колхоз от реализации продукции цеха получил 12 тыс. рублей чистого дохода. На время напряженных сельскохозяйственных работ цех останавливали, а его работницы полностью переключались на сельскохозяйственное производство. С началом работы цеха значительно сократилась текучесть молодежи. За период 1981-1982 гг.

в колхоз прибыло 111 человек, а выбыл лишь 21 человек [Там же, л. 8].

Анализ нормативной базы функционирования подсобных предприятий свидетельствует о том, что процесс этот находился под постоянным контролем партийно-государственного руководства [13, а 122]. Определенный толчок его ускорению был дан совместным постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 14 апреля 1966 г.

«О развитии подсобных предприятий и промыслов в сельском хозяйстве», рассматривавшем проблемы данного развития в контексте общей программы модернизации сельского хозяйства. В результате только за период с 1965 по 1968 гг.

число подсобных предприятий в сельском хозяйстве выросло в 1,5 раза, а объем производимой ими продукции увеличился с 4,3 до 6,6 млрд рублей [Там же, а 129].

Оценивая результаты проделанной работы, ЦК КПСС в своем постановлении «О серьезных недостатках в развитии подсобных предприятий и промыслов в колхозах и совхозах» (март 1970 г.

) отмечал, что «там, где хорошо развиты подсобные предприятия и промыслы, колхозники и рабочие совхозов весь год загружены работой, имеют устойчивые заработки.

Дополнительные доходы, получаемые от подсобных предприятий, позволяют хозяйствам больше приобретать техники и удобрений, повышать урожайность сельскохозяйственных культур и продуктивность животноводства, тем самым укреплять свою экономику» [8, а 278-279].

Вместе с тем постановление указывало на серьезные недостатки в организации этой работы.

В их числе: создание колхозами и совхозами подсобных предприятий за пределами своих хозяйств, отсутствие должного контроля за расходованием средств на заработную плату работникам подсобных предприятий, занижение на них норм выработки и завышение расценок в сравнении с промышленными предприятиями аналогичного профиля, широкое использование на подсобных предприятиях труда лиц, не связанных с сельским хозяйством. Так, из 1478 человек, работавших в подсобных цехах колхозов и совхозов Калужской области, 1200, или более 80%, не являлись колхозниками и рабочими совхозов [Там же, а 279]. Намеченные постановлением меры по устранению недостатков,

Читайте также:  Внешняя политика ссср 1939-1941 гг. - история России

видимо, не получили удовлетворительной реализации в регионах, поскольку в мае 1973 г.

Совет Министров СССР был вынужден принять специальное постановление «О мерах по упорядочению деятельности подсобных предприятий и промыслов в сельском хозяйстве», в котором вновь обращалось внимание местных органов государственной власти, хозяйственных организаций на сохранение указанных ЦК КПСС недостатков и намечались на этот раз конкретные задачи, направленные на их недопущение впредь [Там же, с. 385-388]. Судя по отчетным материалам, поступившим в вышестоящие партийные организации, в Министерство сельского хозяйства, в дальнейшем все же удалось в значительной мере упорядочить работу данной разновидности подсобных предприятий, хотя отдельные недостатки этой работы сохранялись.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/selskie-podsobnye-hozyaystva-kolhozov-sovhozov-predpriyatiy-organizatsiy-i-uchrezhdeniy-v-sovetskiy-i-nachalnyy-period-postsovetskoy

Колхозы — «Энциклопедия»

КОЛХОЗЫ (коллективные хозяйства, сельскохозяйственные  артели), в СССР крупные полугосударственные сельскохозяйственные предприятия, в которых обобществлялись труд крестьян и все основные средства производства (инвентарь, хозяйственные постройки, товарно-продуктовый и рабочий скот и др.

); земля, занимаемая колхозом, являлась государственной собственностью, закреплялась за колхозом в бессрочное (вечное) пользование.

Созданы главным образом в 1929-37 годах в процессе коллективизации индивидуальных крестьянских хозяйств с целью установления государственного контроля за производством и распределением сельскохозяйственной  продукции, замены натурального и мелкотоварного укладов крупным обобществлённым товарным производством сельскохозяйственной  продукции.

Наряду с совхозами оставались основной формой аграрного производства в социалистической экономике. В 1917-29 термин «колхоз» нередко употреблялся применительно к любым формам коллективного хозяйства — коммунам сельскохозяйственным, товариществам по совместной обработке земли, сельскохозяйственным, рыболовецким, охотничьим и другим артелям.

Реклама

Основной формой колхозов постановлением ЦК ВКП(б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» (январь 1930) была признана сельскохозяйственная  артель с высокой степенью обобществления труда и средств производства, что фактически исключало возможность добровольного объединения товарных хозяйств (в отличие от кооперативов, основанных на добровольном объединении производства, сбыта или кредитных операций). С созданием колхозов в личной собственности крестьян оставались жилые и хозяйственные постройки на крестьянском дворе, мелкий инвентарь, скот в количестве, предусмотренном Примерным уставом сельскохозяйственной  артели (принят в марте 1930, в новой редакции — в феврале 1935), а в пользовании — небольшой приусадебный участок земли для ведения личного подсобного хозяйства. В колхозы принимались крестьяне с 16-летнего возраста, кроме тех, кто был причислен к кулакам, а также лиц, не имевших избирательных прав (исключение при определённых условиях могло быть сделано для их детей).

Обычный колхоз начала 1930-х годов представлял собой предприятие, организованное на базе инвентаря и тягловых лошадей крестьян, которое, как правило, охватывало одно село и имело среднюю пахотную площадь около 400 га.

Основной формой организации труда в колхозе являлась постоянная производственная бригада — коллектив колхозников, за которым на длительный срок закреплялись земельный участок и необходимые средства производства.

Механизированная обработка земли в колхозе осуществлялась с помощью государственных предприятий — машинно-тракторных станций (МТС; создавались с 1929). Формально высшим органом управления в колхозе было общее собрание колхозников, которое избирало председателя, правление и ревизионную комиссию.

Фактически все важные решения принимались под жёстким административным давлением и контролем партийных и государственных органов. На должность председателя колхоза избирались люди по рекомендации или по прямому указанию райкомов партии, часто — городские жители, мало понимавшие в аграрном производстве.

С введением паспортной системы в СССР (постановление ЦИК и СНК СССР от 27.12.1932) колхозники были исключены из числа лиц, получавших паспорта, что затрудняло их свободное перемещение и трудоустройство вне колхоза.

Взаимоотношения колхозов с государством первоначально строились на основе контрактационных договоров. Размеры хлебосдачи определялись государственным планом, который составлялся летом в соответствии с видами на урожай и часто менялся в сторону увеличения.

В январе 1933 были введены обязательные, имевшие силу налога, поставки колхозов государству (заготовки) зерновых, риса, подсолнечника, картофеля, мяса, молока, шерсти, а также погектарное (с 1936 — подоходное) обложение. Учитывался не амбарный урожай, а биологический (был на 20-30% выше фактических обмолотов).

Государственные заготовительные цены, как правило, не превышали затраты колхоза. Оставшуюся после обязательных поставок основную продукцию или некоторые второстепенные виды сельскохозяйственной  продукции (пух, перо, щетину и пр.) колхозы могли продать государству по твёрдым (более высоким, чем заготовительные) ценам.

Продажа сельскохозяйственной  продукции именно государству поощрялась предоставлением колхозу и колхозникам права покупать дефицитные промышленные товары по ценам закупочного фонда.

Ещё одним каналом перераспределения сельскохозяйственной  продукции в пользу государства являлась обязанность колхозов оплачивать работу МТС зерном, по мере роста численности МТС размеры оплаты росли (к 1937 — около 1/3 урожая).

Между членами колхоза продукция распределялась по трудодням на основе остаточного принципа: после расчёта с государством по заготовкам, возвращения семенных ссуд, оплаты МТС, обновления семенного и фуражного фондов и продажи части продукции государству или на колхозном рынке.

По такому же принципу распределялся и денежный доход колхоза.

Средняя оплата по колхозному трудодню составляла до середины 1950-х годов около 36% средней дневной оплаты промышленного рабочего, а годовой заработок был в 3 раза меньше, чем в совхозах, и в 4 раза меньше, чем в промышленности.

Большую часть потребляемых самими колхозниками продуктов питания, за исключением хлеба, давали личные приусадебные хозяйства (становились единственным источником поступления продуктов для крестьян в неурожайные годы, когда трудодни практически не оплачивались).

Часть произведённой в них животноводческой продукции поступала в государственный фонд через натуральные сельскохозяйственные  налоги и сборы или реализовывалась крестьянами на рынке.

Поэтому государство, с одной стороны, было заинтересовано в развитии приусадебных хозяйств, с другой стороны, опасалось этого развития, видя в приусадебных хозяйствах угрозу возрождения частной собственности и главную причину отвлечения крестьян от работы в колхозах.

Постановлениями ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О мерах охраны общественных земель колхозов от разбазаривания» и «О мероприятиях по развитию общественного животноводства в колхозах» (оба 1939) предписывалось отрезать от приусадебных участков «излишки» сверх установленных норм (в том же году было отрезано 2,5 миллиона га земли) и было активизировано изъятие у колхозников «лишнего» скота. Действенной формой ограничения размеров личных приусадебных хозяйств являлось налогообложение.

Великая Отечественная война нанесла тяжёлый удар по колхозам. Посевные площади в 1941-1945 годах уменьшились на 20%, а обеспеченность колхозов основными производственными фондами снизилась на четверть. Поголовье крупного рогатого скота составляло менее 80% от довоенного, свиней — около половины. Основной рабочей силой в колхозах стали женщины и подростки.

В помощь колхозникам для сбора урожая стали посылать бригады, сформированные из городских жителей.

Несмотря на уход большей части мужского населения колхозов на фронт, трудности военного времени, снижение валовых сборов хлеба и потерю хлебных районов, занятых германскими войсками, колхозы в 1941-44 заготовили около 70 миллионов тонн зерна (в 1-ю мировую войну было заготовлено и закуплено около 23 миллионов тонн).

Источник: http://knowledge.su/k/kolkhozy-

Сталинская эпоха

Книга Виктора Земскова рассказывает о малоизвестных явлениях сталинской эпохи, наиболее часто фальсифицируемых в современной историографии.

Автор подробно рассматривает вопросы коллективизации и борьбу с кулаками, различные аспекты репрессий, состояние советского общества накануне Великой Отечественной войны, трагедию немецкого плена и репатриацию советских граждан по окончании войны, разоблачает различные мифы и фальшивки. Книга рассчитана на самый широкий круг читателей.

Земсков В.Н. Сталинская эпоха. Экономика, репрессии, индустриализация 1924—1954. – (Сталиниана) — М., Вече, 2018. -304 с.: ил. ISBN 978-5-4444-6437-3

Фрагмент книги:

ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И СОЗДАНИЯ КОЛХОЗНО-СОВХОЗНОЙ

СИСТЕМЫ В СССР

Минуло уже более восьми десятилетий с тех пор, как в 1930 г. началась сплошная коллективизация крестьянских хозяйств – и как бы к этому сейчас не относиться, она коренным образом изменила пути развития и уклад жизни деревни, стала важной судьбоносной вехой в истории нашей страны.

Вопросов вокруг проблемы коллективизации и образования колхозно-совхозной системы существует много. Что это такое? То ли это историческая ошибка? Или, наоборот, это нечто закономерное, прогрессивное? Или, может быть, это причудливый синтез того и другого? И масса других вопросов.

Изучение этой проблемы необходимо также и в контексте перспектив развития современного сельского хозяйства. Хотя в обозримом будущем фермерские хозяйства и будут развиваться, но не думаем, что они будут доминировать. А доминировать будут, представляется, акционерные сельскохозяйственные предприятия, как правило, на базе бывших колхозов и совхозов.

Подчеркиваем: на базе бывших колхозов и совхозов. То, что было заложено в 1930 г. и о чем повествуется в «Поднятой целине» М.А. Шолохова, оказалось таким наследием, от которого сегодня невозможно избавиться, если даже кому-то это очень захотелось бы. Реально это наследие можно как-то трансформировать, придавать ему иное качественное содержание.

Все это обусловливает повышенную актуальность проблемы коллективизации и ее последствий в судьбах нашего народа.

Проблема коллективизации довольно интенсивно разрабатывалась в советский период, особенно в 1960–1970-е годы. Надо сказать, что эта тема относилась к числу наиболее политизированных и идеологизированных.

Существовал целый набор идеологических штампов, клише, шаблонов, стереотипов, которым авторы должны были следовать неукоснительно. Малейшее отклонение от них было чревато обвинениями в оппортунизме, ревизионизме, отходе от линии партии и т.п., а это по тем временам были страшные обвинения.

Это касалось всего комплекса вопросов, связанных с коллективизацией и образованием колхозно-совхозной системы.

Допустить смысловую корректировку в идеологических и политических постулатах было для авторов чрезвычайно рискованно и чревато неприятными последствиями.

Читайте также:  Семен буденный – советский военачальник и известный стратег - история России

Например, если речь шла о перегибах, то надо было писать: борьба партии против перегибов и искривлений в колхозном строительстве – и ни в коем случае нельзя было написать: перегибы и искривления, допущенные партией. Это могло означать конец научной карьеры – такого не простили бы.

Поэтому авторам надо было тщательно следить за формулировками, чтобы не допустить какой-либо идеологической погрешности. Таковы были издержки профессии историка в те времена.

При оценке советской литературы все это, конечно, надо иметь в виду, но, абстрагируясь от чрезмерной политизированности и идеологизированности, следует признать ее весомый вклад в разработку проблем коллективизации, развития колхозного строя и т.д.

Сказывалась в советское время и ограниченность источниковой базы. В архивах выдавались далеко не все документы, а только те, которые не имели грифа «секретно» или «совершенно секретно».

Выпадал целый пласт исторических источников партийных и государственных органов и целиком были недоступны документы органов ОГПУ–НКВД.

При такой ограниченности источниковой базы трудно было вести разговор о достаточно полной и разносторонней научной разработке этой проблемы и ее различных аспектов.

Апологетическому характеру исследований по коллективизации и колхозно-совхозному строительству способствовал и характер доступных источников.

Ведь засекречены были документы, в которых все это выглядело в неприглядном виде, а в доступных, наоборот, как правило, в радужных тонах.

Вольно или невольно это накладывало соответствующий отпечаток на содержание и тональность исследований по этой теме.

Коллективизация и колхозное строительство и даже раскулачивание с выселением людей выглядели в каком-то приглаженном виде.

Получалось, что крестьянство не пережило никакой трагедии, а, наоборот, без особых издержек вступило в новую, счастливую жизнь, которая олицетворялась с колхозами.

По нашему мнению, из всего комплекса выходившей в советской время научной, популярной, мемуарной, художественной литературы именно в романе M.А. Шолохова «Поднятая целина» нарисована наиболее объективная картина коллективизации.

Тем не менее большой позитивный вклад советской научной литературы в изучение проблемы бесспорен. Была проведена значительная работа по сбору, систематизации, анализу доступного материала. Литературы в количественном отношении было довольно много (включая статьи в журналах, ученых записках и т.д.), так что уже в советское время стали выходить соответствующие библиографические указатели.

Выделить в качестве ведущих научных исследований советского времени надо, прежде всего, работы В.П. Данилова по истории доколхозной деревни и коллективизации, вышедшие в 1950-е – 70-е годы. В таком направлении, как история раскулачивания, выделяется вышедшая в 1972 г. монография Н.А. Ивницкого.

Отдельным направлением было изучение истории совхозов и совхозного строительства, и здесь ведущей фигурой был И.Е. Зеленин, выпустивший ряд монографий по этой тематике.

Выходили     в свет также фундаментальные коллективные труды по истории коллективизации и, еще шире, по истории советской деревни периода 1920-х – 30-х гг.

Однако уже в 1980-е годы стала все острее ощущаться ограниченность источниковой базы.

Для дальнейшего плодотворного развития данного направления исторической науки (как в фактологическом, так и в концептуальном плане) требовалось радикальное расширение источниковой базы, что и произошло в конце 1980-х – 90-х годах за счет получения доступа исследователям к ранее засекреченным пластам исторических источников в виде документации с грифом «секретно» или «совершенно секретно» ОГПУ, НКВД, а также ЦК ВКП(б) и других партийных органов, СНК СССР и других государственных органов.

Важное значение имела публикация в 1989 г. документального сборника «Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации. 1927-1932 гг.», в котором ярко проявились отход от прежних стереотипов и стремление к коренному переосмыслению проблем коллективизации и раскулачивания.

И хотя в сборнике преобладают материалы, отражающие официальные оценки происходивших в деревне событий, составителям удалось включить рассекреченные документы из партийных и государственных архивов, объективно освещающие положение в деревне (материалы  ЦК ВКП(б), ЦИК и СНК СССР, ВЦИК, Наркомзема, Колхозцентра и др.).

В конце 1980-х и 90-х гг. произошел крутой поворот в разработке этой проблемы, который шел по двум линиям: 1) концептуальной; 2) и по линии массового ввода в научный оборот ранее засекреченных документов.

Вышел ряд документальных публикаций, среди которых надо выделить многотомное фундаментальное издание «Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. 1927–1939».

Помимо Института российской истории РАН, в его подготовке участвовали Федеральная архивная служба России и ее архивы, Центральный архив ФСБ, Московская высшая школа социальных и экономических наук совместно со специалистами из США, Канады, Австралии, Великобритании и Республики Корея.

Одновременно выходили в свет тома другого фундаментального документального издания «Советская деревня глазами ВЧК–ОГПУ–НКВД. 1918–1939».

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава первая. ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И СОЗДАНИЯ КОЛХОЗНО-СОВХОЗНОЙ СИСТЕМЫ В СССР

Глава вторая. «КУЛАЦКАЯ ССЫЛКА»: СТАНОВЛЕНИЕ, ЭВОЛЮЦИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ В 1930-Е ГОДЫ

Глава третья. СОДРУЖЕСТВО ГОРОДА И ДЕРЕВНИ В ПРЕДВОЕННЫЕ ГОДЫ. 1938-1941 ГГ.

Глава четвертая. ОСОБЕННОСТИ МОРАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО И ИДЕЙНОГО СОСТОЯНИЯ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА НАКАНУНЕ И В НАЧАЛЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Глава пятая. КОЛХОЗНОЕ КРЕСТЬЯНСТВО В 1941-1945 ГГ.: ФЕНОМЕН ПАТРИОТИЧЕСКОЙ ПОВЕДЕНЧЕСКОЙ ПОЗИЦИИ И ТРУДОВОГО ПОДВИГА

Глава шестая. СОЮЗ РАБОЧЕГО КЛАССА И КРЕСТЬЯНСТВА В 1941-1945 ГГ.: ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ ШТАМП ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Глава седьмая. ФАЛЬШИВЫЙ ДОКУМЕНТ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОВОКАЦИЯ (О ТАК НАЗЫВАЕМОМ СОВМЕСТНОМ ПРИКАЗЕ Л.П.БЕРИИ И Г.К.ЖУКОВА ОТ 22 ИЮНЯ 1944 Г. О ВЫСЕЛЕНИИ ЖИВШЕГО В ОККУПАЦИИ  УКРАИНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ)

Глава восьмая. «СТАТИСТИЧЕСКИЙ ЛАБИРИНТ»: К ВОПРОСУ ОБ ОБЩЕЙ ЧИСЛЕННОСТИ СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ И МАСШТАБАХ ИХ СМЕРТНОСТИ

Глава девятая. ВОЗВРАЩЕНИЕ СОВЕТСКИХ ПЕРЕМЕЩЕННЫХ ЛИЦ В СССР. 1944-1952 ГГ.

Глава десятая. О МАСШТАБАХ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ В СССР (СКВОЗЬ ДЕБРИ СПЕКУЛЯЦИЙ, ИЗВРАЩЕНИЙ И МИСТИФИКАЦИЙ)

Источник: http://terrabooks.ru/?p=321

Книга Создание фундамента социалистической экономики в СССР (1926—1932 гг.). Содержание — Глава десятая СОЗДАНИЕ КОЛХОЗНОГО СТРОЯ. СТРОИТЕЛЬСТВО СОВХОЗОВ

Благодаря огромной подготовительной работе 1927—1929 гг. в национальных республиках и областях как и в целом по стране, ознаменовались подъемом колхозного движения. Причем именно в экономически отсталых районах в эти годы отмечен наибольший рост количества колхозов и числа объединенных в них крестьянских хозяйств. С июня 1927 г.

по июнь 1929 г. число колхозов увеличилось по Союзу в 3,8 раза, численность объединенных в них крестьянских хозяйств — в 5,2 раза, а в ЗСФСР — 16,1 и 15,4, Туркмении — 15,4 и 26, Казахстане — 12,6 и 24,2, Дагестане — 11,1 и 21 раз.

Темпы роста колхозного движения в ранее отсталых национальных республиках были в несколько раз выше, чем в среднем по Союзу1010.

Такой рост колхозного движения в национальных республиках (Казахстане, Киргизии, Бурятии) отражал некоторые негативные моменты: попытки форсировать коллективизацию1011. Однако влияние этих факторов на ход колхозного строительства в то время было невелико, колхозы в своей массе создавались в соответствии с ленинскими принципами добровольности и материальной заинтересованности.

Бурный рост колхозного движения в экономически отсталых республиках привел к тому, что уровни коллективизации по районам страны сблизились. Однако различия все же оставались значительными, ибо районы страны были неодинаково подготовлены к проведению сплошной коллективизации. Национальные республики и области уступали в этом отношении более развитым районам.

Не был преодолен разрыв в уровнях технического оснащения сельского хозяйства, в ряде мест еще сохранились пережитки феодально-патриархальных отношений, меньшим был удельный вес совхозов в сельском хозяйстве этих районов, созданные колхозы и совхозы были слабее в организационно-хозяйственном отношении и т. п.

Сказывалось отставание в степени классового расслоения деревни, в уровне культуры сельского населения.

Вместе с тем выявились существенные различия в подготовленности к коллективизации самих национальных республик и областей и даже их отдельных районов.

Более подготовленными к коллективизации были республики, завершившие аграрные преобразования.

Степень подготовленности для массового колхозного строительства была выше в республиках с товарным характером сельскохозяйственного производства (Узбекистан).

Резкая грань по степени подготовленности для коллективизации проходила между зерновыми и хлопковыми районами, с одной стороны, районами кочевого и полукочевого животноводства, а также горными — с другой.

В зерновых и хлопковых районах сосредоточивалась основная масса сельскохозяйственных машин и орудий, действовали первые тракторные отряды и колонны, машинно-тракторные станции. Крестьянство этих районов было в большей мере охвачено сельскохозяйственной кооперацией. В Узбекистане в 1929 г.

сельскохозяйственная кооперация объединяла 80% крестьянских хозяйств, а в Казахстане (к началу 1929 г.) — 27,7%.

Казахское крестьянство, занятое преимущественно кочевым и полукочевым скотоводством, на долю которого приходилось свыше 60% всех хозяйств республики, было кооперировано лишь на 13,1% (1927 г.)1012. В зерновых и хлопковых районах находилось большинство колхозов и совхозов.

По степени подготовленности для сплошной коллективизации сельского хозяйства на уровне кочевых и полукочевых районов находились горные районы. В них также была слабее развита сельскохозяйственная кооперация. Так, в Северной Осетии (где 13% населения проживало в горах) в конце 1929 г.

сельхозкооперацией было охвачено 68% всего числа хозяйств, а в Дагестане (60% крестьянских хозяйств проживало в горных районах) — 18,7% (в 1928 г.)1013. Горные районы отставали от равнинных районов по темпам колхозного строительства.

В Дагестане уровень коллективизации в горных районах был в 3 раза ниже, чем в целом по республике.

Разная степень подготовленности национальных районов к сплошной коллективизации сельского хозяйства сказалась на сроках развертывания этого процесса, его темпах и формах.

Глава десятая

СОЗДАНИЕ КОЛХОЗНОГО СТРОЯ. СТРОИТЕЛЬСТВО СОВХОЗОВ

1. Проведение сплошной коллективизации сельского хозяйства

Первая пятилетка в сельском хозяйстве ознаменовалась величайшим революционным переворотом в способе производства. «Коллективизация была одной из важнейших составных частей социалистической революции»1014, — отмечал Л. И. Брежнев.

Миллионы индивидуальных мелких крестьянских хозяйств, базировавшихся на частной собственности на средства производства, объединялись в крупные коллективные хозяйства, основанные на общественной, социалистической собственности на средства производства.

В начале первой пятилетки в советской деревне были созданы материальные, политические и организационные условия для развертывания массовой коллективизации сельского хозяйства.

В деревне произошли решающие социально-экономические сдвиги, сложилось новое соотношение классовых сил. Укрепился союз рабочего класса с трудящимся крестьянством, усилилось вытеснение капиталистических элементов из всех сфер хозяйственной жизни.

Читайте также:  Попытки осуществления политической и экономических реформ (1953-1964) - история России

Основная масса крестьянства становилась на социалистический путь развития.

Коренной поворот основных масс крестьянства на путь колхозов был подготовлен всем предшествующим периодом экономического и политического развития страны — первыми успехами индустриализации, широким внедрением в деревне кооперации, положительным опытом колхозов и совхозов, машинно-тракторных колонн и прокатных пунктов.

В результате огромной подготовительной работы, проделанной партией и государством в деревне, в 1929 г. наметился коренной перелом в отношении крестьянских масс к колхозам. Начиная со второй половины 1929 г. движение крестьянских масс за колхозы приняло широкий размах.

В деревне совершался глубочайший революционный переворот, происходила коренная ломка векового уклада деревенской жизни, советское крестьянство твердо становилось на социалистический путь развития.

«Сила этого могучего движения состояла в том, что в недрах самого крестьянства произошел великий исторический перелом, который к этому времени вполне созрел и вылился в широкое и неодолимое движение за колхозы миллионных крестьянских масс — бедняков и середняков»1015.

К середине 1929 г. в стране насчитывалось 57 тыс. колхозов, в которых состояло свыше 1 млн. крестьянских хозяйств. За четыре месяца, с июня по сентябрь 1929 г., число колхозов возросло до 67,4 тыс., или на 10,4 тыс., а число объединенных в них хозяйств — почти вдвое, достигнув почти двух млн.

Уровень коллективизации поднялся с 3,9 до 7,6%1016. Массовая коллективизация сельского хозяйства в первую очередь развернулась в важнейших зерновых районах страны: на Северном Кавказе, Нижней и Средней Волге, а затем охватила все другие области и районы.

В основных зерновых районах в колхозы вступали крестьяне целыми селами, земельными обществами, районами, округами.

Коммунистическая партия и Советское государство активно поддержали начавшееся снизу, в гуще самих крестьянских масс, движение за сплошную коллективизацию сельского хозяйства. Ноябрьский (1929 г.

) Пленум ЦК партии, подводя итоги колхозного строительства за период после XV съезда, указывал, что наметился «решительный перелом» в отношении основных масс крестьянства к колхозам. В социалистическое переустройство деревни включались широкие середняцкие слои.

Производственное кооперирование перерастало в массовое колхозное движение, а «колхозное движение уже начало на практике перерастать в сплошную коллективизацию целых районов».

Эти глубокие качественные изменения в колхозном строительстве означали наступление нового, решающего этапа в осуществлении ленинского кооперативного плана1017.

Источник: https://www.booklot.ru/genre/nauchnoobrazovatelnaya/istoriya/book/sozdanie-fundamenta-sotsialisticheskoy-ekonomiki-v-sssr-19261932-gg/content/3582766-glava-desyataya-sozdanie-kolhoznogo-stroya-stroitelstvo-sovhozov/

Коллективизация в СССР

Колхоз — это слово в определенный момент нашей истории стало символом отсталости, «простецкого» сельского уклада жизни, низкого вкуса. Но всегда ли колхозы были неэффективны? Принес ли колхоз, как вид организации сельскохозяйственного производства пользу нашей стране и народу?

До революции 1917 г.

Россия была аграрной империей с крестьянским населением в 100 млн. человек. Для крестьянского мира постоянно стоял вопрос выживания. Эпидемии, войны и голод — прежде всего касались крестьян. В среде русского крестьянства веками складывалась оптимальная для выживания форма хозяйствования — крестьянская община.

Прямая народная демократия при принятии решений, а не парламентское представительство, непризнание личной собственности на землю, не признание права ее продажи и частного наследования — вот священные идеи русской общинности. Именно в них крылись коллективистские начала русского крестьянского мира (об этом подробнее можно прочитать в статье ).

После Октябрьской социалистической революции землю поделили справедливо, и до начала 30-х годов крестьянство вело частнохозяйственную деятельность, особо ни в какие колхозы не вступая. Только 5% крестьянских хозяйств было охвачено производственной кооперацией.

Но неумолимые законы рыночного производства в ходе НЭПа разорили почти половину крестьянских хозяйств, и к началу 30-х годов на селе уже числилось 8 млн. безработных. Опыт мелкотоварного частного хозяйствования на своей земле не удался.

Всё сильнее развивался так называемый «системный разрыв» — разрыв между темпами роста безработицы на селе и потребностью в рабочей силе на производстве. Предполагая механизацию сельского хозяйства (что уже произошло в Америке и в Европе) — можно было ожидать только ухудшение ситуации.

Народ следовало занять работой и накормить, иначе Россия повторила бы печальную участь капиталистических стран, переживавших в то время глубокий кризис. Перед государством в который раз встала задача увеличения рабочих мест и интенсификации сельского хозяйства.

В условиях социализма эта задача была решена успешно путем перехода к обобществленному производству в рамках той социальной модели, которая тогда была принята. С отменой сословий и введением колхозного строя крестьяне стали сельскими жителями, а община трансформировалась в колхоз.

Колхозы долгое время кормили советский народ, и если с начала 60-х годов в нашу страну и стали завозить зерно, то этот импорт не превышал 8% от производства внутри страны.

И весь этот импорт в основном был направлен в прибалтийские советские республики, где развивали животноводство (ввозить зерно в порты было дешевле, чем собирать и вести через всю страну).

Сельскохозяйственное производство в колхозах дотировалось со стороны государства — но где фермеры не получают дотаций и преференций от государства?

За советское время сельское население России значительно сократилось. Люди переехали жить в города. Процесс урбанизации совпал с периодом коллективизации на селе. Население СССР ежегодно множилось миллионами, и колхозы помогли прокормить советский народ.

Так что такое колхоз? Колхоз — это коллективное хозяйство, объединяющее сельскохозяйственных тружеников на принципах артели.

В коллективном хозяйстве — артели обобществлялись землепользование, труд и основные средства производства — рабочий и продуктивный скот, техника и оборудование, хозяйственные постройки (зернохранилища, коровники и т. д.).

В личной собственности крестьян оставались жилой дом и подсобное хозяйство (в том числе продуктивный скот). Полученные доходы распределялись в натуре по количеству и качеству труда.

Были и другие типы коллективных хозяйств — это коммуны и товарищества по обработке земли (ТОЗы).

Коммуны предполагали более полное обобществление средств производства и имущества (более подходили для бедных семей).

Товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы) объединяли тружеников на основе паевых взносов. При этом обобществлялись землепользование и труд. Скот, машины, инвентарь, постройки оставались в частной собственности крестьян.

Доходы распределялись не только по количеству труда, но и в зависимости от размеров паевых взносов и ценности средств производства, предоставленных товариществу каждым его членом.

До 1930 года ТОЗы были наиболее распространенной формой кооперации на селе.

В ходе коллективизации форма коллективного хозяйствования для большинства сельских тружеников была унифицирована. Все колхозы формировались по уставу артели.

Идеология колхозника-коллективиста была следующей:

  1. Я хочу быть уверен, что получу за свой труд свою долю справедливо (как и все остальные), а не как распорядится хозяин.
  2. Мне больше нравится работать вместе с односельчанами, а не в одиночку.
  3. Я не желаю терпеть людей, которые преуспевают, работая только на себя.

Идеология кулака-частника была такой:

  1. Кто сильный, тот и прав.
  2. Не лезьте. Я работаю на своей земле и привык сам распоряжаться результатами своего труда.
  3. Лодырей и бездельников я кормить не намерен, пускай подыхают.

Очевидно, что не первая, а вторая идеология порождает социальную напряженность. Она открыто взывает к соперничеству, к нанесению обиды. Не желание уживаться с людьми, а желание быть лучше других, быть самим по себе. Для конкретного человека — это понятно.

А вот для крестьянского мира наличие большого количества индивидуалистов — это огромный вред. Так ни моста не построить, ни плотины. А чтобы построить, колхозников-коллективистов нужно всего лишь организовать на строительство, а кулаков-частников можно только заставить. И так люди живут, и так.

Только в одном случае есть один общий для всех мост, а в другом случае у каждого свой мосток и переправа за деньги. Советский строй — как строй коллективистский — дробление русского общества ни как не предполагал.

А предполагал он объединение и синергию общих народных усилий, что и привело нашу страну к статусу великой мировой державы. И дело тут не только в традиции русской крестьянской общинности.

Для понимания истории развития сельского хозяйства в России важно понимать основополагающие «аграрные законы русской деревни»:

Закон Л. В.

Милова звучит так: «Вследствие очень короткого лета напряженность полевых работ в сельском хозяйстве России очень велика, вследствие чего тягостность сельскохозяйственного труда летом в России чрезмерна».

Для преодоления этой проблемы требуется механизация сельскохозяйственного труда. Но и она не будет столь эффективна, поскольку большую часть года сельхозмашины будут простаивать, теряя свою годность.

Закон А. В. Чаянова характеризуется следующей формулой: «Всякое трудовое хозяйство имеет естественный предел своей продукции, который определяется соразмерностью напряжения годового труда семьи со степенью удовлетворения ее потребностей. Пределом крестьянских усилий является обеспечение семейного пропитания».

Если то же самое выразить понятным народу языком, то Чаянов говорит о следующем: «Тягостность труда мешает крестьянину повышать производительность труда, и он даже при повышении цен на свою продукцию предпочитает свертывать производство». Для преодоления этого противоречия тем более требуется механизация сельскохозяйственного труда.

Итак, с аграрной точки зрения механизация русского сельского хозяйства была объективно необходима. Но крестьянство противилось этому.

Позднее Сталин так вспоминал об этом: «…для того, чтобы избавиться от периодических голодовок, России было абсолютно необходимо пахать землю тракторами. Мы должны были механизировать свое сельское хозяйство.

Когда мы раздали трактора крестьянам, они пришли в негодность через несколько месяцев. Только колхозы, имевшие мастерские, могли обращаться с тракторами. Мы всеми силами старались объяснить это крестьянам. Но с ними было бесполезно спорить.

После того, как вы все объясните крестьянину, он говорит, что должен пойти домой и посоветоваться с женой, посоветоваться со своим подпаском. Обсудив с ними этот вопрос, он всегда отвечает, что не хочет колхоза и лучше обойдется без тракторов».

Коллективизация была необходима еще и по следующим причинам:

  • Во-первых, следовало взять под контроль производство продуктов питания для дальнейшей централизации системы управления в условиях плановой экономики основанной на перераспределении национальных богатств государством, а не собственниками земли, средств производства и капитала.
  • Во-вторых, следовало интенсифицировать сельскохозяйственное производство, а в условиях массы мелких производителей это далось бы слишком большой ценой, что в ходе интенсивной индустриализации (куда и направлялись основные средства советского государства) было не допустимо.
  • В-третьих, с политической точки зрения оставлять мелких собственников в виде неорганизованной массы крестьян было опасно как возможностью крайне правого уклона масс (в сторону фашизма — как это и произошло в таких странах Европы, как Венгрия, Германия, Греция, Италия, Испания), так и возможностью возврата к капитализму.

К 1929 году доля бедняков в сельском населении СССР составляла 35%, середняцких хозяйств — 60%, а кулаков — 5%. В то же время именно кулацкие хозяйства располагали значительной частью (15–20%) средств производства, в том числе им принадлежало около трети сельскохозяйственных машин.

Новый курс на сплошную коллективизацию крестьянских хозяйств предполагал и «поворот к политике ликвидации кулачества, как класса». 30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло Постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации».

Процесс раскулачивания затронул и явных кулаков и часть середняков. Около 1,8 млн. крестьян было подвергнуто раскулачиванию путем ссылки и принудительной конфискации имущества («Новейшая история России.

ХХ — начало XXI в. 1917—2007 гг.» под редакцией члена-корреспондента Российской академии наук А. Н. Сахарова, Изд. «Проспект». Москва. 2008. Стр. 474).

Более 90% сельских жителей СССР раскулачивание не затронуло.

Несмотря на значительные трудности и сопротивление отдельных слоев крестьянства, коллективизация была проведена.

Почему так просто получилось? Видимо потому, что никакого насилия над народом в целом не было. Были применены репрессии к наименьшей его части, которая жила не по совести, за пределами народной морали. Колхозники, как и крестьяне-общинники, получили общий предмет труда — землю

Источник: http://www.utug.tv/2011/01/kollektivizaciya-v-sssr/

Ссылка на основную публикацию