Русь и соседние народы — история России

Какие народы населяли Русь до прихода славян

Русь и соседние народы - история России

Славяне были не единственным народом, населявшим Древнюю Русь. В ее котле «варились» и другие, более древние племена: чудь, меря, мурома. Они ушли рано, но оставили глубокий след в русском этносе, языке и народном фольклоре.

Чудь

«Как лодку назови, так она и поплывет». Таинственный народ чудь вполне оправдывает свое название. Народная версия гласит, что славяне окрестили некие племена чудью, поскольку их язык казался им странным, непривычным. В древнерусских источниках и народном фольклоре сохранилось немало упоминаний о «чуди», которую «варяги из заморья обложили данью».

Они принимали участие в походе князя Олега на Смоленск, против них воевал Ярослав Мудрый: «и победил их, и поставил город Юрьев», о них слагали легенды, как о чуди белоглазой – древнем народе, сродни европейским «феям».

Они оставили огромный след в топонимике России, их имя носит Чудское озеро, Чудский берег, деревни: «Передние Чуди», «Средние Чуди», «Задние Чуди». С северо-запада нынешней России до гор Алтая по сей день прослеживается их загадочный «чудный» след.

Долгое время их было принято ассоциировать с финно-уграми, поскольку о них упоминали там, где проживали или до сих пор проживают представители финно-угорских народов.

Но в фольклоре последних также сохранились предания о загадочном древнем народе чудь, представители которого покинули свои земли и ушли куда-то, не пожелав принимать христианство.

Особенно много про них рассказывают в Республике Коми.

Так поговаривают, что древнее урочище Важгорт «Старая деревня» в районе Удора когда-то был поселением чуди. Оттуда их якобы вытеснили славянские пришельцы.

В Прикамье о чуди можно узнать немало: местные жители описывают их внешность (темноволосые и смуглые), язык, обычаи.

Рассказывают, что жили они посреди лесов в землянках, где и погребали себя, отказываясь подчиняться более удачливым захватчикам.

Есть даже легенда, что «чудь ушла под землю»: мол, вырыли большую яму с земляной кровлей на столбах, да и обрушили ее, предпочтя смерть плену. Но ни одно народное поверье, ни летописное упоминание не может ответить на вопросы: что это были за племена, куда они ушли и живы ли еще их потомки.

Некоторые этнографы относят их к народам манси, другие к представителям народа коми, которые предпочли остаться язычниками. Самая смелая версия, появившаяся после открытия Аркаима и «Страны городов» Синташты, утверждает, что чудь – это древние арии. Но пока что ясно одно, чудь – одни из аборигенов древней Руси, которых мы потеряли.

Меря

«Чудь начудила, да меря намеряла гатей, дорог да столбов верстовых…» — эти строки из стихотворения Александра Блока отражают замешательство ученых его времени по поводу двух племен, когда-то проживавших по соседству со славянами.

Но, в отличие от первого, у мери оказалась «более прозрачная история». Это древнее финно-угорское племя когда-то обитало на территориях современных Московской, Ярославской, Ивановской, Тверской, Владимирской и Костромской областях России.

То есть, в самом центре нашей страны.

О них осталось немало упоминаний, меря (merins) встречается у готского историка Иордана, который в VI веке называл их данниками готского царя Германариха.

Как и чудь, они были в войсках князя Олега, когда он ходил в походы на Смоленск, Киев и Любеч, о чем сохранились записи в «Повести временных лет».

Правда, по мнению некоторых ученых, в частности Валентина Седова, к тому времени этнически они уже были не поволжско-финским племенем, а «наполовину славянами». Окончательная ассимиляция, произошла, очевидно, к XVI веку.

С именем меря связано одно из самых крупных крестьянских восстаний Древней Руси 1024 года. Поводом стал великий голод, охвативший суздальскую землю. Причем, согласно летописям, ему предшествовали «безмерные дожди», засуха, преждевременные заморозки, суховеи. Для мери, большинство представителей которых выступало против христианизации, это очевидно выглядело «божественным наказанием».

Во главе бунта стали жрецы «старой веры» — волхвы, которые попытались использовать шанс, чтобы вернуться к дохристианским культам. Впрочем, неудачно.

Мятеж был разбит Ярославом Мудрым, зачинщики были казнены или отправлены в изгнание.

Несмотря на скудные данные, которые нам известны о народе меря, ученым удалось восстановить их древний язык, который в отечественной лингвистике получил название «мерянский».

Его реконструировали на основе диалекта ярославско-костромского поволжья и финно-угорских языков. Ряд слов удалось восстановить благодаря географическим названиям.

Так оказалось, что окончания «-гда» в центрально-русской топонимике: Вологда, Судогда, Шогда – наследие мерянского народа.

Несмотря на то, что упоминания о меря полностью исчезли в источниках еще в допетровскую эпоху, сегодня есть люди, которые относят себя к их потомкам. В основном, это жители Верхнего Поволжья.

Они утверждают, что меряне не растворились в веках, а составили субстрат (подоснову) северной великорусской народности, перешли на русский язык, и их потомки называют себя русскими. Впрочем, никаких доказательств этому нет.

Мурома

Как гласит Повесть временных лет: в 862 году жили в Новгороде словене, в Полоцке кривичи, в Ростове меря, в Муроме мурома. Последних летопись, как и мерян, относит к неславянским народам.

Их название переводится как «возвышенное место у воды», что соответствует положению города Мурома, который долгое время был их центром.

Сегодня на основе археологических находок, обнаруженных в крупных могильниках племени (расположены меж притоками Оки левыми Ушной, Унжей и правым Тёшей), практически невозможным определить, к какой этнической группе они принадлежали.

По мнению отечественных археологов, они могли быть как еще одним финно-угорским племенем или частью мери, так и мордвой. Известно лишь одно, это были доброжелательные соседи с высокоразвитой культурой.

Их оружие по качеству изготовления было одним из лучших в близлежащих областях, а ювелирные украшения, которые в изобилии найдены в захоронениях, отличаются изобретательностью форм и тщательностью изготовления.

Для мурома были характерны дугообразные головные украшения, сплетенные из конского волоса и полосок кожи, которые были спирально оплетены бронзовой проволокой. Интересно, что аналогов у других финно-угорских племен не встречается.

Источники показывают, что славянская колонизация муромы была мирной и происходила, в основном, за счет прочных и экономических торговых связей.

Впрочем, итогом этого мирного сосуществования стало то, что мурома было одним из самых первых ассимилированных племен, исчезнувших со страниц истории. К XII веку о них уже не упоминается в летописях.

Источник: https://cyrillitsa.ru/history/45471-kakie-narody-naselyali-rus-do-prikhoda.html

Какие народы являются потомками жителей Киевской Руси

>На территории Киевской Руси поживало множество народов. Некоторые покинули эти земли, другие растворились среди соседних народов, третьи стали неотъемлемой частью сформировавшихся позднее этносов.

Этническая неопределенность

По мнению большинства современных историков изначально население Киевских земель представляло собой племенной славянский союз под началом полян. На протяжении VII-IX веков местное население вступало в тесные взаимоотношения с мощным государством-соседом на востоке — Хазарским каганатом. С этим фактом связана теория так называемого Русского каганата, выдвинутая Степаном Гедеоновым.

Согласно ей, на территориях предполагаемой Киевской Руси жили преимущественно русы, которые противопоставляются славянам. Сторонники этой теории ссылаются, в частности, на арабский источник IX века, где сказано: «У них есть царь, называемый хакан-рус. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булгар и там продают».

По одной из версий, Русский каганат обязан своим возникновением родственнику хазарского кагана, бежавшего из Хазарии в ходе разразившейся там политической смуты. По другой — Русский и Хазарский каганат — это одно и тоже. Так или иначе, теория каганата предполагает преимущественно неславянское население Киевских земель.

Впрочем, официальная историография такие предположения считает беспочвенными. [С-BLOCK] С установлением власти норманнской династией Рюриковичей владения нового государства с центром в Киеве распространились на огромные территории от «Дикого поля» на юге и востоке до Ладоги на Севере и Карпат на западе.

Значительно разнообразился и этнический состав державы Рюриковичей, куда помимо славян входили финно-угорские, балтийские и тюркские народности. В различных источниках по отношению к жителям Древнерусского государства фигурирует этноним «русы» или «росы». По одной из версий, так могли называть тех же славян. «Поляне, яже ныне зовомая русь», — читаем у древнего летописца.

Согласно другой точке зрения, русы — это норманны-завоеватели, установившие господство на всем Приднепровье. Историки, по крайней мере, большинство из них, единодушны в одном: на землях Киевской Руси вплоть до ее распада только происходило формирование этносов, которые мы сегодня знаем как русский, украинский и белорусский народы.

В начале XVII века автор «Русского летописца» мыслил ту эпоху категорией единого народа: «Вестно есть всем, яко сии все … Москва, Белая Русь, Волынь, Подоля, Украина, Подгоря … единокровны и единорастлны, се бо суть и ныне все общеединым именем Русь нарицаются».

Кратковременная история

Со второй половины XII века Киевская Русь постепенно распадается на ряд мелких княжеств. Все началось с Полоцка и Новгорода, которые отказались признавать власть Мстислава Великого, сына Владимира Мономаха. «Разодралась вся земля Русская», — фиксирует летописец под 1134 годом.

В течение XII—XIII столетий непрекращающиеся усобицы южнорусских княжеств, постоянные набеги кочевников, а затем и татаро-монгольское завоевание вынудили население Киевских земель мигрировать на север, в более спокойную Ростово-Суздальскую землю.

Часть из них ушла на земли Великого Новгорода, пополнив ряды славян первой, кривицко-новгородской миграционной волны X века. Еще одна часть переселенцев отправилась на запад, ассимилировавшись с местными славянскими народами.

В конце XIII века происходит бурный рост городов северной Руси — возвышаются Владимир, Москва, Юрьев-Польский, Переяславль-Залесский, Стародуб-на-Клязьме, Дмитров, Звенигород, Галич, Ярополч-Залесский. 6 декабря 1240 года Киев был разорен монголами, а через три года им управляют уже владимирские наместники.

К этому времени земли Приднепровья заметно пустеют. В 1299 году столица бывшей Киевской Руси лишается последнего атрибута власти — резиденции митрополита. Она была перенесена во Владимир.

Украинцы

Историки Незалежной в один голос настаивают на том, что Украина является единственным правопреемником государства Киевская Русь, а украинцы — естественными наследниками населявшего ее земли народа. Россиянам они по определению отказывают в каких-либо связях с Киевской державой, так как те, по их мнению, «потомки финно-угров, а не славян».

Термины «русь» и «русский» современная украинская историография считает узурпированными Московской властью, которая переписала всю история Древнерусского государства. В качестве доказательства правопреемства современными украинцами данных терминов они называют этноним «русин», который преобладает в знаменитой «Русской правде», княжеских грамотах и других источниках.

Читайте также:  Крымская конференция 1945 года - история России

«В летописях русин или рус — это всегда житель Приднепровья, а с конца XII века — и Западной Украины. Во времена Киевского средневекового государства Русь — это территория современной Центральной и Северной, а с конца XII века и Западной Украины», — заявляет украинская историография.

Среди наиболее веских аргументов в пользу Украины-Руси эксперты Самостийной называют одну из летописных записей под 1146 годом: «И Святослав, заплакав, послал к Юрию в Суздаль, сказал: „Брата мне Всеволода Бог взял, а Игоря Изяслав схватил. Пойди-ка в Русскую землю, в Киев“».

[С-BLOCK] По мнению многих российских историков, сложно рассуждать о каком-либо правопреемстве Украины, когда в 1240 году Киевская земля была буквально выжжена татаро-монголами, а уцелевший народ угнан в рабство. Русский историк Михаил Погодин, основываясь на археологических данных, утверждал, что Киев после сожжения не существовал пару столетий.

Так, в 1960-х годах группа советских археологов выяснила, что культурные слои древнего Киева почти полностью обрываются, когда доходят до уровня XIII-XV веков, а позднее опять возобновляются. Также отсутствуют какие-либо летописные источники, которые бы подтверждали политическую активность в Киевских землях этого периода.

Массовое исчезновение людей с территории Киевщины подтверждал итальянский путешественник Джованни да Плано Карпини, который в 1245 году отправился с дипломатической миссией в Каракорум.

«Когда мы ехали через их землю, мы находили бесчисленные головы и кости мертвых людей, лежавшие на поле; ибо этот город был весьма большой и очень многолюдный, а теперь он сведен почти ни на что: едва существует там двести домов, а людей тех держат они в самом тяжелом рабстве. Подвигаясь отсюда, они сражениями опустошили всю Руссию», — читаем мы у Карпини.

А кто же тогда вновь колонизировал эти опустошенные земли? Вот что пишет на основании археологических данных о населении нижнего Поднепровья в XII — начале XV столетия украинский историк Людмила Литвинова: «Анализ краниологических серий Мамай Сурка, Благовищенко, Каменка и Каир показал смешанный антропологический состав и наличие разных морфологических типов. Формирование оседлого населения Нижнего Поднепровья происходило на основе аланского, славянского, болгарского, сарматского и кочевого компонентов».

Русские

Самым главным доказательством связей современного русского народа с населением Киевской Руси является преемственность государственности. Согласно «Повести временных лет» с 864 года первым князем в Киеве был дружинник Рюрика Аскольд, который сменил там полулегендарного основателя города Кия.

Вплоть до распада Киевской Руси Рюриковичи свою власть из рук не выпускали, владели они Киевом и в период его запустения. Крупнейший советский антрополог Валерий Алексеев в книге «Человеческие расы» писал, что раскопки древних могильников полян показали сильное несходство их черепов с черепами современных жителей Киевщины.

«Черепа полян более тонкостенные, средних размеров, как у северных великороссов, а черепа современных центральных украинцев массивные, крупные, то есть такие же, как у жителей Карпат, Словакии, Чехии», — заключал ученый.

Алексеев тем самым подтвердил версию некоторых историков, в частности, Василия Ключевского, что часть киевских славян, спасаясь от монгольского нашествия, бежала к Карпатам и в Польшу, расселившись до самого Кракова, а другая — ушла на север вплоть до Архангельска.

Таким образом, последующее заселение Киевских земель, в первую очередь, Правобережной Украины, осуществлялось народами ранее там не проживавшими. В то время, как население Новороссии, Крыма и Слобожанщины пополнялось преимущественно за счет выходцев из России.

Белорусы

Вся южная часть Белой Руси долгое время подчинялась Киеву, какое-то время в зависимости от него было и Полоцкое княжество.

Из земель, непосредственно контролируемых Киевом в первой четверти XII века, было выделено Гродненское княжество, для лишившегося вотчины второстепенного князя Всеволода Давыдовича и затем осталось в распоряжении его сыновей. Кто же населял белорусские земли Киевской Руси? В первую очередь, это были кривичи.

Кроме них белорусский историк Вацлав Ластовский называет древлян, радимичей, вятичей и дреговичей, отмечая, что все они представляли собой «просто ветви единого кривского племени». Кривичи, по мнению Ластовского, стали ключевым звеном в образовании белорусского народа.

Все остальное воздействие — литовское, польское, русское, со слов историка, лишь «размывало чистоту древнего этноса». Согласно этой точке зрения белорусы наряду с украинцами и русскими вполне могут претендовать на то, чтобы назваться потомками жителей Киевской Руси.

Литовцы

К 1285 году Литва превратилась в сильное централизованное государство, неоднократно покушавшееся на суверенитет своих восточных соседей. Литовские набеги, в первую очередь, на разоренные Батыем Киевские земли, начались уже 30-х годах XIII столетия.

В 1321 году литовский князь Гедимин в битве на реке Ирпень разбил объединенную армию южнорусских князей, что привело к захвату Киева. Многие соседние города, ослабленные ордынским нашествием, вынуждены были признать верховную власть литовского князя.

В 1362 году Киев был окончательно присоединен к Литве. Гедимин поставил здесь своих наместников и военные гарнизоны, позднее в поисках новых вотчин сюда потянулись литовские феодалы. В массовом порядке пустующие земли стало обживать и менее родовитое население с окраин Литовского княжества.

Пусть и не значительный, но все же аргумент, чтобы считать литовцев одними из наследников Киевской Руси.

Источник: https://news.rambler.ru/other/38691636-kakie-narody-yavlyayutsya-potomkami-zhiteley-kievskoy-rusi/

Соседи Древней Руси

С южной и юго-восточной стороны Русь постоянно сталкивалась с кочевыми народами, представленными тюркоязычными племенами — хазарами и булгарами, позднее с печенегами и половцами. На юге находилась и Византия, которая сыграла огромную роль в становлении и развитии Древнерусского государства.

Русско-византийские отношения IX — XI веков — это и мирные экономические, политические, культурные связи, и острые военные столкновения. С одной стороны, Византия была удобным источником военной добычи для славянских князей и их дружинников.

С другой, — византийская дипломатия стремилась помешать распространению русского влияния в Причерноморье, а затем попыталась превратить Русь в вассала Византии, особенно при помощи христианизации. Вместе с тем существовали постоянные экономические и политические контакты. Свидетельством этому служит существование постоянных колоний русских купцов в Константинополе.

Договор князя Олега с Византией предусматривал льготные условия торговли для русских купцов, решение правовых и военных вопросов. Торговый обмен с Византией находит отражение в большом количестве византийских вещей, найденных на территории нашей страны.

Первый договор Руси с Византией был заключен на выгодных условиях

Олег прибивает щит свой к вратам Царьграда. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839 год

После христианизации культурные связи с Византией усилились. Русские дружины, переплывая на кораблях Черное море, совершали набеги на прибрежные византийские города, а Олегу удалось даже взять столицу Византии — Константинополь (по-русски — Царьград). Менее удачным был поход Игоря.

Русские прошли черноморское побережье от Босфора до Пафлагонии. Флот князя был разгромлен флотом паракимомена патрикия Феофана. Второй поход на Византию произошел в 944 году.

Он завершился договором, подтвердившим многие положения предыдущих соглашений 907 и 911 годов, но отменявшим беспошлинную торговлю.

Во второй половине X века наблюдается некоторое русско-византийское сближение. Поездка княгини Ольги в Константинополь, где она была дружески принята императором, укрепила отношения между двумя государствами. Византийские императоры иногда использовали русские дружины для войн со своими соседями.

Новый этап отношений Руси и с Византией, и с другими соседними народами приходится на время княжения Святослава, который проводил активную внешнюю политику. Великий князь вступил в столкновение с могущественным Хазарским каганатом, некогда взимавшим дань с территории южной Руси.

Уже при Игоре, в 913, 941 и 944 годах, русские дружинники совершали походы против Хазарии, добившись постепенного освобождения вятичей от уплаты дани хазарам. Решающий удар каганату нанес Святослав, разгромив главные города государства и захватив его столицу Итиль.

Разгром Хазарии привел к образованию из русских поселений на Таманском полуострове Тмутараканского княжества и к освобождению из-под власти каганата волжско-камских болгар, которые сформировали после этого свое государство.

3 июля 964 года Древняя Русь выиграла в войне с Хазарским каганатом

Падение Хазарского каганата и продвижение Руси в Причерноморье вызывали беспокойство у Византии. Стремясь взаимно ослабить Русь и Дунайскую Болгарию, против которой Византия вела агрессивную политику, византийский император Никифор II Фока предложил Святославу совершить поход на Балканы.

Князь одержал в Болгарии победу и захватил город Переяславец на Дунае. Этот результат был неожиданным для Византии. Возникала угроза объединения в одно государство восточных и южных славян, с которым Византии справиться уже не удалось бы.

Сам Святослав говорил, что хотел бы перенести в Переяславец столицу своей земли.

Византийская конница X века. Миниатюра из хроники Иоанна Скилицы

Достаточно много известий сохранилось о внешнеполитических связях Булгарского эмирата с Русью и древнерусскими княжествами. Судя по летописям, мирное сотрудничество между ними нередко нарушалось военными столкновениями, которые возникали обычно из-за несовпадения интересов сторон в сфере внешней торговли.

В течение Х столетия Киевская Русь организовала четыре военных похода на Булгарский эмират — в 977, 985, 994 и 997 годах. Ответных действий булгары не предпринимали. Результатом похода 985 года стало заключение мирного договора между Русью и Булгарией, который был рассчитан на вечные времена.

Стороны решили, что «толи не буди мира межи нами, оли же камень начнеть плавати, а хмель грязнути». Тем не менее, небольшие походы в пределы Булгарии продолжались.

В 986 и 987 годах летописцы сообщают о визите булгарских послов-миссионеров в Киев и русских послов в Булгарию по вопросу выбора веры накануне принятия Владимиром Святославичем новой религии. Мусульманская вера, которую предлагали булгары, князю не понравилась, и он принял христианство.

Из XI века дошли всего три летописных сообщения о булгаро-русских взаимоотношениях. Два из них, относящиеся к 1006 и 1024 годам, говорят о заключении торгового договора между Русью и Волжской Булгарией и доставке пшеницы голодающим суздальцам. В 1088 году булгары взяли Муром, потому что в те времена были на Волге и Оке разбои и русские «многих болгар торгующих пограбили и побили».

В Х в. Киевская Русь организовала 4 военных похода на Булгарию

Целую серию военных походов отмечают летописи XII века. Так, в 1107 году пришли булгары «ратью на Суздаль и объступиша град и много зла сътвориша».

Через 13 лет поход предпринял Юрий Долгорукий, который «ходи на болгары и взя полон мног и полк их победи». Летописное сообщение 1152 года связано с походом булгар, нападавших на Ярославль.

Четыре военных похода совершил в 60 — 80-х годах XII столетия Андрей Боголюбский, в том числе дважды на Биляр, на Булгар и другие города, на «села многы».
В начале XIII века продолжалось противостояние Волжской Булгарии и Владимиро-Суздальского княжества на торговых путях.

В 1205 году состоялся поход Всеволода Юрьевича на булгар, а в 1218 году булгары совершили ответный поход на Устюг. В 1220 году состоялся последний перед монгольским нашествием масштабный поход русских дружин на город Ошель, который был сожжен и разграблен.

В те же годы булгары предприняли ряд настойчивых попыток «с мольбою великою, и с дары многими и с челобитьем» заключить мирный договор с русскими, который был подписан в 1221 году, а в 1229 году был продлен еще на шесть лет. Это было очень важно ввиду нависшей над страной опасности вторжения монгольских войск с Востока.

Святослав вторгается в Болгарию с печенежскими союзниками. Из хроники Константина Манаса

Для ослабления русского влияния в Болгарии Византия использовала печенегов. Этот тюркский кочевой народ впервые упоминается в русской летописи 915 года. Первоначально печенеги кочевали между Волгой и Аральским морем, а затем под давлением хазар перешли Волгу и заняли Северное Причерноморье.

Читайте также:  Семен буденный – советский военачальник и известный стратег - история России

Главным источником богатства печенежской племенной знати были набеги на Русь, Византию и другие страны. То Руси, то Византии время от времени удавалось «нанимать» печенегов для нападений на другую сторону. Так, во время пребывания Святослава в Болгарии они, видимо по наущению Византии, совершили набег на Киев.

Святославу пришлось срочно возвращаться, чтобы разгромить печенегов, но вскоре он снова отправился в Болгарию, где началась война с Византией. Русские дружины сражались ожесточенно и храбро, однако силы византийцев слишком превосходили их по численности.

В 971 году был заключен мирный договор: дружина Святослава получила возможность вернуться на Русь со всем своим вооружением, а Византия удовлетворялась обещанием Руси не совершать нападений.

По дороге, на днепровских порогах, видимо, получившие от Византии предупреждение о возвращении Святослава печенеги напали на него. Святослав погиб в бою, а печенежский князь Куря, по летописному преданию, сделал из черепа киевского князя чашу и пил из нее на пирах.

Печенеги убивают Святослава Игоревича

Новая стадия русско-византийских отношений приходится на время княжения Владимира и связана с принятием Русью христианства. Незадолго до этого события византийский император Василий II обратился к Владимиру с просьбой помочь вооруженными силами в подавлении восстания полководца Варды Фоки, который захватил Малую Азию, угрожал Константинополю и претендовал на императорский престол.

В обмен за помощь император обещал выдать за Владимира замуж свою сестру Анну. Шеститысячная дружина киевского князя помогла подавить восстание, причем сам Варда Фока был убит. Однако император не спешил с обещанным браком, который имел важное политическое значение.

Византийские императоры занимали самое высокое место в феодальной иерархии тогдашней Европы, и женитьба на византийской принцессе резко поднимала международный престиж Русского государства. Чтобы добиться выполнения условий договора, Владимир осадил центр византийских владений в Крыму — Херсонес (Корсунь) и взял его. Императору пришлось выполнить свое обещание.

Только после этого Владимир принял окончательное решение креститься. Русь стала в один ряд с крупнейшими христианскими державами средневековой Европы.

К 1055 году относится первое появление половцев у русских границ

Как уже упоминалось, постоянную борьбу Древней Руси приходилось вести с кочевниками. Владимиру удалось наладить оборону против печенегов, тем не менее, их набеги продолжались.

В 1036 году, воспользовавшись отсутствием в Киеве Ярослава, печенеги осадили город. Ярослав быстро вернулся и нанес печенегам жестокое поражение, от которого они так и не смогли оправиться.

Их вытеснили из причерноморских степей другие кочевники — половцы.

Половцы, они же кыпчаки или куманы, — тоже тюркская народность, еще в X веке жившая на территории северо-западного Казахстана. В середине X века половцы двинулись в степи Северного Причерноморья и Кавказа.

После того как они вытеснили печенегов, под их властью оказалась огромная территория, которую называли Половецкой степью, или Дешт-и-Кыпчак. Она простиралась от Сырдарьи и Тянь-Шаня до Дуная.

Впервые половцы упоминаются в русских летописях в 1055 году, а в 1061 году произошло первое столкновение с ними: «Придоша половци первое на Русьскую землю воевать». Вторая половина XI — XII века — время борьбы Руси с половецкой опасностью.

«После побоища Игоря Святославича с половцами», В. М. Васнецов, 1880 год

Одновременно с Византией Русь завязывала политические отношения с Западной Европой. Это взаимодействие нашло отражение в династических связях русских князей. Так, Ярослав Мудрый был женат на дочери шведского короля Олафа Ингигерде.

Дочь Ярослава Анна была замужем за французским королем Генрихом I, другая дочь, Елизавета, стала супругой норвежского короля Харальда III. Венгерской королевой была третья дочь — Анастасия. Внучка Ярослава Мудрого Евпраксия (Адельгейда) была женой германского императора Генриха IV.

Один из сыновей Ярослава Всеволод был женат на византийской принцессе, другой сын Изяслав — на польской. Среди невесток Ярослава были также дочери саксонского маркграфа и графа Штаденского.

Святослав Ярославич с семьей. Миниатюра из Изборника 1073 года

Особенно интенсивными связи с Западной Европой стали во второй половине XII — начале XIII века. Они выражались в том, что страны обменивались изделиями прикладного искусства, а в результате и определенными техническими навыками.

Взаимодействие культур осуществлялось через торговлю и через дары посольств, через иноземных мастеров-ремесленников, которых нередко приглашали на Русь из Западной Европы, чаще всего из Германии.

На Руси были распространены такие поделки западных мастеров, как бронзовое литье, чаши, ювелирные изделия, резьба по кости, в том числе ларцы. Предметы древнерусского художественного ремесла, в свою очередь, попадали на Запад.

https://www.youtube.com/watch?v=2yqFMnpDgWo

Русь не уступала в своем развитии большинству стран Западной Европы

С середины XI века на Русь стали проникать отдельные элементы романской архитектуры, господствовавшей в XI — XIII веках не только в Западной Европе, но и в целом культурном круге, который охватывал Кавказ, Балканы, а также Польшу, Чехию, Венгрию — близких соседей Древнерусского государства. Влияние романского стиля проявлялось во внешнем оформлении отдельных возводимых на Руси построек, использовались в архитектуре такие элементы, как аркатурные пояса, позднее группы полуколонн и пилястр, иногда с резными капителями и консолями, колончатые пояса на стенах, перспективные порталы, причудливая каменная резьба на внешней поверхности стен.

Культурное общение Древней Руси со странами Западной Европы шло и по линии литературных и фольклорных связей.

Через паломников и путешественников поддерживалось взаимодействие по линии церковных отношений, которые до раздела церквей в 1054 году были достаточно прочными.

Однако после попыток папства «обратить» Русь в католическую веру, отношения с Западом стали более ограниченными, чем с Византией, но все-таки оставили определенный след в русской культуре.

Источник: http://diletant.media/articles/25234373/

Правая история. От Руси к России

История

21 января 12:21

Игорь Фроянов
профессор Санкт-Петербургского государственного университета, доктор исторических наук

Государственные инстинкты стали проникать в кровь и плоть русского народа с того самого времени, когда Россия только-только зарождалась.

Ведь свойственные нашим людям любовь к Родине, готовность к самопожертвованию во имя её блага, потребность в служении Отечеству не могли возникнуть сразу, в одночасье.

Любое качество того или иного народа есть результат длительного воспитания историей и, конечно же, воздействия на этнос окружающей среды – природной и культурной.

Памятник «Тысячелетие России» в Великом Новгороде.

Игорь Фроянов.

Что касается Российского Государства, то оно возникало и развивалось в значительной мере под влиянием не столько внутренних нужд и потребностей, сколько мощного внешнего воздействия.

Мы находились в таком этническом окружении, которое оказывало постоянное давление на восточнославянский, а потом и русский этнос, порой ставя наших предков на грань национального выживания. Помимо прочего, объяснялось это и географическими условиями.

Если Западная Европа изрезана горами, служащими защитой, то у нас – открытая всем ветрам равнина, соседствующая со степью, этой торной, по выражению Василия Ключевского, дорогой, которой хаживали к нам страшные гости из Азии, бесчисленные, как морской песок и степной ковыль.

Давление азиатов во многом определило характер русской государственности.

Гунны, авары, хазары, печенеги, половцы, татары, сменяя друг друга, на протяжении веков беспокоили наши южные пределы –грабили, жгли, неволили тысячи русских людей.

Позже появились турки, ставшие лютыми врагами России, как, впрочем, на некоторое время – и народов Южной Европы. Вскоре, однако, Запад наладил отношения с османами, используя их в своих интригах против России.

Тяжко приходилось русским и на западных, северо-западных рубежах восточнославянского мира. Здесь издревле разбойничали норманны.

Новгородские словене вынуждены были долго платить им дань – как тогда говорили, «мира деля», т. е. откупаться от вторжений.

С запада Руси грозили Польша, Венгрия, немецкие рыцари, потом снова Польша и Литва, опять шведы и немцы, пока всё это не завершилось нашествием Бонапарта.

В условиях такого внешнего этнического давления, помноженного на суровые природные условия, возникало и формировалось русское государство. И важно сказать: оно изначально строилось как полиэтническое.

По соседству с восточными славянами обитали более слабые народы, которые в одиночку не смогли бы выжить – они нуждались в помощи и поддержке. И это толкало их в сторону сперва восточнославянского этноса, а потом – русского и великорусского.

Происходило своеобразное объединение на интернациональной, как бы сказали в наше время, основе.

«Призвание варягов». В. М. Васнецов.

Недавно мы отмечали 1150-летие российской государственности, формальным основанием чего служит призвание Рюрика на Новгородское княжение в 862 году. Факт скорее легендарный, чем реальный, но важно не это.

Оказывается, славяне (словене и кривичи) и финские (весь, чудь) племена сошлись на вече, где приняли совместное решение о «призвании варягов». Перед нами древний пример межэтнического политического содружества.

Здесь важен стиль отношений восточных славян с иноязычными соседями, который вряд ли подлежит сомнению. Можно сомневаться в самом факте призвания, но не в сотрудничестве племён.

Как видим, полиэтничность завязалась у нас поначалу на северо-западе, где славянские племена вошли в тесное культурное взаимопроникновение с финнами и балтами. На юге сложилась несколько иная обстановка. Там восточным славянам противостоял во многом чуждый им мир кочевников.

Но и здесь со временем степняки включились в процесс государственного строительства. Я имею в виду остатки печенегов, торков, ковуев и др., получивших в летописях название «чёрные клобуки», которые жили на южных рубежах, в Поросье, обороняя Киевскую землю от других кочевников.

Известия летописцев, относящиеся к XII веку, говорят о большой политической активности этих, по тогдашнему выражению, «своих поганых», т. е. иноверцев.

Они участвуют в вечевых собраниях, вместе с «киянами» призывают и изгоняют князей – выступают полноценными и полноправными участниками политической жизни.

Из сказанного следуют три вывода. Во-первых, государственность у восточных славян возникла одновременно в двух регионах – на Северо-Западе и в Среднем Поднепровье, в Ладоге-Новгороде и в Киеве. Во-вторых, в государственном строительстве издревле присутствовал иноязычный элемент. В-третьих, русский народ обладает древнейшим и богатейшим опытом создания многонационального государства.

Впоследствии Киев постепенно угасал и утратил былую мощь, подчинившись Литве и Польше, а на северо-востоке возник новый центр государственности, уже великоросский, во главе с Москвой.

Когда напали татары, население Северо-Восточной Руси было сосредоточено в междуречье Оки и Волги. Там стояли крупнейшие городские центры.

Читайте также:  Первая мировая война. минимум для егэ - история России

Под ударами татар население пришло в движение и стало отходить на запад и северо-запад. Москва до прихода татар была малоизвестным городком. Но из-за массового переселения захолустье стало быстро заполняться.

Сгустившееся там население способствовало выдвижению Москвы на передний план политической сцены.

Начальная Московия была бедна плодородными землями, лесными угодьями и рыбными реками. Недостаток природных ресурсов толкал её жителей к территориальному расширению. Тем же были озабочены московские князья. Так что в данном отношении интересы населения совпадали с властными.

Как видим, толчок развитию Москвы дали демографические процессы и политика князей, умевших собирать ресурсы и ладить с татарами. Однако почти весь XIV век прошёл под знаком соперничества с Тверью, и трудно было сказать, кто возглавит объединение русских земель.

Это противостояние выражалось в борьбе за Владимирское княжение, которое ставило обладателя ханского ярлыка на него впереди остальных и давало ряд существенных, в том числе материальных, преимуществ. Дмитрий Донской передаёт великое княжение Владимирское по наследству, что говорит о возросшем политическом и военном влиянии Москвы.

Её сила окрепла в битве на Куликовом поле, после которой стало ясно, что именно Москве, а не какому-то другому городу суждено быть центром новой Руси.

Киево-Печерская лавра.

В результате к концу XV века на северо-востоке образовалось крупнейшее по тем временам государство под властью великого князя Московского. Это было триумфом русского народа, но и началом его бед, связанных с политикой Запада. Ибо его уже тогда не устраивала сильная Россия.     

До поры Русь мало интересовала Западную Европу. Там плохо знали, что делалось у нас.

Но когда возникло огромное государство, когда оно объявило себя третьим Римом после поверженной в 1453 году турками (не без содействия Запада) Ромейской державы, европейские политики, светские и церковные, пришли в замешательство, а затем – в неистовство.

Начинался новый период обороны Руси – уже не столько от татар, сколько от западных государств (Польши, Литвы, Швеции и др.), а также изощрённого в политических интригах Ватикана. Русская государственность к этой «смене вех», была, можно сказать, подготовлена предшествующей эпохой.

В условиях татаро-монгольского господства стал меняться характер нашего государства. В домонгольский период власть была общинно-вечевой, если использовать современный термин – демократической. Но то было государство непосредственной демократии, т. е.

подлинной, не искажённой, не сфальсифицированной – в отличие от представительной буржуазной демократии, являющейся ширмой всевластия так называемой элиты. За ликвидацию татаро-монгольского ига русскому народу пришлось заплатить высокую цену – отказаться от общинно-вечевого строя в пользу монархического.

Правда, на исходе XIV столетия Русь оказалась на политической «развилке» боярского (типа панского в Литве и Польше) правления и монархического. Народные массы поддержали вторую форму.

Возникшая монархия за сравнительно короткий срок, исчисляемый не более чем сотней лет, эволюционировала в русское, как тогда выражались, «самодержавство». В январе 1547-го его юридически оформило венчание на царство Ивана Грозного.

Самодержавство нельзя смешивать с сословно-представительными монархиями Запада. Существо русской власти заключалось в том, что она стояла на страже интересов не отдельных сословий или классов, а общества в целом, причём государь понимал своё предназначение как служение Богу и людям.

Поэтому церковь и государство представляли собою единый, органический механизм.

И когда сейчас некоторые говорят о возрождении монархии в России, то не понимают важнейшей вещи: у нас было самодержавие, которое можно возродить лишь соединением государства с Русской православной церковью…

Самодержавный период в нашей истории длился примерно с конца XV века до петровской эпохи.

Пётр своей политикой исказил самодержавство, ликвидировав патриаршество, и церковь превратилась в придаток, в государственную «шестерёнку», тогда как до того она являлась в некотором роде составной частью верховной власти.

Реформы Петра получили развитие в значительной мере и потому, что он широко распахнул двери в высшие эшелоны власти иноземцам, презрительно относившимся ко всему традиционно русскому.

Верховные же наши правители, обыкновенно женившиеся на немках, стали превращаться в «иностранцев» не только по духу, но и по крови. Об этом у нас говорят мало. Но ведь никто не отрицает генотип того или иного народа. У германца и у русского разные психологии. Необходимо, наконец, дать оценку тому, что на протяжении XVIII–XIX вв.

правящая верхушка в России онемечилась, и высшая власть в значительной мере утратила национальный характер, чем, помимо прочего, объясняются беды, обрушившиеся на Россию в первой четверти XX века.

«Денационализация» государственной власти достигла своего апогея, как известно, в 20-е годы прошлого века, когда властные институты превратились в советской России в проходной двор для всякого рода интернационалистов.

Но вернёмся к Петру I. Ему, конечно же, надо было заимствовать всё передовое, что было в Европе, оставаясь при этом русским, а не становясь «голландцем».

Он же способствовал превращению подражательства всему западному в повальное увлечение дворянства. Николай Карамзин имел основание сказать: «Мы перестали быть русскими, а стали гражданами мира».

Он говорил, конечно, не о народе, а о верхушке, утратившей связь с национальными корнями.

А ведь русский мужик сложил такое государство, собрал и сохранил такие территории, объединил столько народов, что никакому другому государству и не снилось… Чтобы создать это геополитическое пространство, обеспечивающее безопасность всего его населения, нужно обладать колоссальной внутренней мощью, коллективной волей и готовностью принести себя в жертву ради мирского блага. Получи возможность подобной перспективы люди западной «конструкции», они вряд пошли бы по нашему пути, потому что у них выпячивание личности, отдельности, «эго» восходит ещё к римским временам. Мы же смогли сложить такую территорию только благодаря способности действовать соборно.

Попытки растащить Россию предпринимались всегда. Начиная с конца XV века, страна постоянно ощущала внешнюю угрозу, была в осаде, защищалась.

В этих условиях народ выработал особое отношение к государству. Если на Западе оно сторож, охраняющий собственность – «святую и неприкосновенную», то у нас – творческая, преобразующая общество сила, строитель всей жизни и попечитель над народами.

Отсюда и вера в высших представителей власти. Несмотря на безобразия, которые порой творили правители, народ всё равно верил в них. И это тоже наша национальная особенность.

В определённых исторических условиях она становится очень важным преимуществом: мы очень быстро объединяемся вокруг вождя.

Московский Кремль.

А что касается эволюции государства с петровских времён и до Февральской революции, следует сказать, что его характер менялся, становясь более классовым – «шляхетским», дворянским. До Петра оно было служилым. Служили все: и крестьяне, и горожане, и дворяне. Но с Петровского времени последних начали всё больше наделять всякого рода привилегиями и льготами.

Дворянство превращалось в паразитический класс, который неизбежно должен был разложиться, что и произошло к концу XIX – началу XX века. Оно, естественно, перестало быть опорой режима. Представители высшего чиновничества и определённые дворянские круги вели свою игру, направленную против самодержавного строя.

У царя оставался единственный выход – опора на крестьянство и сформированную из него армию. Однако надо было сперва вернуть крестьянам землю, для чего имелись все исторические основания: в своё время государство дало её помещикам, как и право пользоваться трудом крестьян. В изменившихся исторических условиях должно было поступить иначе.

Надо только удивляться народному терпению: глубокий разлад в российском обществе пошёл с Петровского времени, но аукнулось только через два века…

Императорский двор разложился. Наступило безвластие. Временное правительство осуществляло план уничтожения Российской империи, разработанный на Западе. Позднее Керенский признавал уже открыто, что «февралисты» дали свободу Прибалтике, Украине, Закавказью и намеревались предоставить самостоятельность среднеазиатским территориям.

А затем пришли приверженцы идеи мировой революции. Они полагали, что Россия станет «вязанкой хвороста», которая запалит «вселенский пожар». Но чтобы страна выступила локомотивом мировой революции, она должна быть мощной и обширной в территориальном отношении державой. Этим объясняется стремление большевиков собрать уже начавшую распадаться империю. И это было сделано в короткий срок.

Но революции в странах Западной Европы – в Германии, Венгрии, – вспыхнув было, там и погасли вместе с мечтой о мировом пожаре. И тогда Ленин выдвинул задачу отсидеться, сохранить власть, ожидая возвращения революционных событий. Большевики приступили к строительству в России новой жизни, «земного рая».

В деле создания социалистического государства Сталин выступил, как известно, за учреждение Российской федеративной республики, в которой национальные окраины должны были существовать на правах автономий. Ленин выдвинул план строительства СССР.

С июня по декабрь 1922 года на специальной подготовительной комиссии шли жаркие споры. Сталин был против ленинской идеи Союза, но ему пришлось подчиниться. Был образован СССР, т. е.

заложена мина замедленного действия, которая, будучи взорвана Горбачёвым и его командой, разнесла в клочья историческую Россию, собранную великим трудом, потом и кровью многих поколений.

Советский Союз был естественным образованием, тогда как идея самоопределения наций «вплоть до отделения» в нашей ситуации – конъюнктурная, нежизненная конструкция. История доказала её искусственность.

Сегодня национальные элиты не только нашей страны, но и многих соседних государств, как и подавляющее большинство населения, понимают, что их будущее – только с Россией.

Источник: http://file-rf.ru/analitics/1056

Ссылка на основную публикацию