Первые денежные реформы русского государства — история России

Денежные реформы в дореволюционной России

Первые денежные реформы Русского государства - история России

Реформы — кардинальное изменение масштаба цен. Главным условием проведения реформы является подъем производства.

Денежная реформа — полное или частичное преобразование денежной системы, проводимое государством с целью упорядочения и укрепления денежного обращения.

Денежная реформа осуществляется различными методами (нулификация, реставрация, девальвация, деноминация) в зависимости от экономического положения страны, степени обесценения денег, политики государства.

Денежные реформы являются радикальной мерой оздоровления денежной системы, когда происходит ее полное или частичное преобразование с целью упорядочения и укрепления денежного обращения.

Первая централизованная денежная реформа в России была проведена в 1534 году Еленой Глинской — вдовствующей великой княгиней московской, женой Василия III и матерью малолетнего Ивана IV Васильевича «Грозного».

Основной причиной реформы было разнообразие монет, использовавшихся на Руси, из-за чего возникали большие сложности с денежным обращением и заключением торговых сделок. Процветали обрез и подмесь монет.

Целью реформы был запрет всех старых русских и иностранных монет (обрезанных и необрезанных) и замена их новой монетой — копейкой.

В течение 1535-1538 гг. был произведён переход на новые образцы монет, чеканившиеся в Новгороде, Пскове и Москве, а старые были запрещены к обращению.2

Общими предпосылками этой реформы являлись:

  • — экономическая потребность в унификации платёжных средств, возникшая в процессе воссоединения Руси.
  • — необходимость установления государственной монополии на чеканку монеты, вызванная участившимися случаями порчи серебра (т.е. примешивания к нему неблагородных металлов).

В течение 1533 г. были проведены показательные процессы над фальшивомонетчиками, закончившиеся их казнью, в рамках самой реформы был введён фактический запрет на чеканку монеты за пределами государственных монетных дворов.Были унифицированы внешний вид и надписи на монетах, была изменена стопа (т.е.

суммарный номинал денег, чеканящихся из определённого законом количества серебра), на основе которой происходила чеканка. Если до реформы из домоногольской серебрянной гривны (204,756 г.) чеканили 2.6 рубля, то после реформы стали чеканить 3 рубля.

Общее соотношение номиналов монет, получивших хождение в результате реформы выглядело как: рубль=2 полтины=10 гривен=100 новгородок=200 денег=400 полушек. Поскольку на новгородках было принято изображать всадника с копьём, впоследствии эта монета оказалась переименована в копейку.

Реформа Елены Глинской по своей сути положила начало российскому денежному обращению, до этого времени не носившему характер единой системы и находившемуся частично под контролем частных лиц. В 1648г.

, когда на Украине запылало возглавленное Богданом Хмельницким всенародное восстание, казачества и закрепощенного крестьянства против политического и религиозного гнета Польши, обстановка потребовала самой решительной ломки старых порядков в денежном хозяйстве.

Когда выступление России в поддержку единокровного и единоверного народа Украины стало неизбежным в самом ближайшем будущем, может быть, был учтен и опыт недавней финансовой катастрофы Шуйского, не располагавшего запасом монетного материала.

Особый характер предстоявшей кампании — поход армии на территорию дружественного, ждавшего защиты и помощи братского народа — особенно остро ставил проблему поведения и содержания там войск: они ни в чем не должны были испытывать нужды.

Русская копейка была знакома населению торговых городов Украины, а также и Белоруссии, которую предстоявшая война не обошла бы, но эта маленькая монетка терялась там среди различных номиналов развитого денежного обращения западноевропейского типа, опиравшегося на талер с его фракциями и на обильный билон, но знавшая и золото; безграничное расширение выделки копеек для содержания армии представлялось совсем непростым делом. Мысль обращалась к более крупным номиналам, вроде талера или, по крайней мере, к созданию какой-то под чиненной целям войны специальной «военной» системы.

В 1649г., как гром среди ясного неба, прозвучал для купечества указ архангельским таможенникам закупать талеры только «на государя», то есть в казну, не останавливаясь даже перед принуждением съехавшихся к торгу купцов покупать предлагаемые ефимки за свои деньги — со сдачей и расчетом в Москве, для чего требовалось все сделки регистрировать. О неподготовленности этого начинания говорят названные в указе «контрольные цифры» закупки — «тысяч до тридцати и до сорока и больше, или сколько можно купить» — поначалу очень скромные.3

Для следующих лет имеются сообщения шведского резидента в Москве И.Родеса; если сомнительно его сообщение о заготовке в годы вывоза хлеба через Архангельск до 600 тысяч рейхсталеров, то названная сумма обычной закупки в 150 тысяч подтверждается и известным сочинением Г.Котошихина, московского чиновника, бежавшего в 1663г. за границу. Сохраненное документом задание на 1654г.

называет уже «тысяч сто и больше, или сколько купить можно». Взяв в свои руки закупку серебра, правительство вынуждено было принять на себя и заботу о чеканке; открывалась новая неизведанная область управления финансами. помимо обычных нужд копейки требовались на погашение задолженности по купеческой принудительной закупке 1649г.

и на авансирование дальнейших закупок, но нужно было накапливать и резерв серебра.Можно предположить, что отбирая у купечества право закупки, а тем самым и право заказывать чеканку монеты, правительство могло посчитать себя вправе потребовать от всех владельцев серебра, еще не переделавших его в монету, сдачи его в казну.

Если же такого указа и не было, то оставались все основания ожидать его. До середины XVII в.

богатейшая топография русских монетных кладов совершенно не знает в тогдашних границах России не только кладов талеров, но и хотя бы единичных талеров среди захоронившихся массам и копеек; между тем несколько открывшихся в крупных городах — Москве и близ нее, в Новгороде и в Ярославле — кладов одних талеров с младшими монетами 1640-х годов указывает на тревогу, внезапно охватившую их «депонентов», которые явно рассчитывали на временность ограничений.Указ от 8 мая предписывал переделку в рублевики и полуполтины 893.620 талеров, а также и чеканку медных монет разных достоинств, но только выше копейки (ей предстояло появиться только в следующем году). Но из всех упоминаемых документами медных номиналов мы знаем только полтинники: относительно остальных известно, что и их пытались чеканить новыми машинами, но сразу же отказались, так как медь оказалась в деле гораздо капризнее серебра, да и приводить в действие машину, подтягивая на блоках груз со штемпелем ради изготовления гроша или даже гривны было слишком дорогим удовольствием.Старый монетный двор в Кремле партию за партией переделывал ефимки в копейки и отсылал мешки с ними «в полки» — на Украину и в Белоруссию — когда «Английский монетный двор» выдал первую свою продукцию — перечеканеные из кое-как забитых талеров серебряные рубли и полуполтины — угловатые обрубки разделенных начетверо талеров и главное диво новой чеканки — медные «ефимки» — полтинники размера талера. Сразу же несколько посылок с новыми монетами ушли «в полки», на Украину и в Белоруссию. Кремлевский монетный двор выполнял последний наряд на переделку в копейки последних 100 пудов талеров.Руководящую идею первоначального плана операции убедительнее всего приоткрывает сохранившийся архивный «отпуск», то есть черновик августовского указа 1654г., адресованного отнюдь не командованию армии, а всему населению России — о выпуске и обязательности приема новых монет. В нем имеется очень важная, хотя и вычеркнутая в последний момент фраза — обещание выкупить по окончании войны за серебряные копейки все новые монет — названные выше и еще несколько «несостоявшихся» медяков (они известны нам только по описаниям). Таким образом, полагаясь на покорность подданных, правительство намеревалось предложить своему народу явно неполноценные монеты: в рубле-талере серебра было только на 64 копейки, а медный полтинник и вообще был непостижимой ценности. Но как можно было при такой рискованной операции рассчитывать на готовность идти на убытки новых подданных на Украине, а тем более и вовсе еще не являвшихся подданными жителей белорусских городов? Хотя в окончательную редакцию указа оговорка о выкупе не вошла, но на временный характер новых денег прежде всего указывало сохранение во всех правах старой копейки, а в ряде случаев она признавалась даже единственным платежным средством (в любых расчетах с иностранцами, во взыскании недоимок и на ряд лет в денежном обращении Сибири ). Отсюда видно, что новые монеты были задуманны как временная «второсортная» придача к существующей системе обращения, а утаить их неполноценность было невозможно.Неудивительно, что и из Украины, и из Белорусии сразу же возвращалось в Москву посланное жалование в новой монете — с одним и тем же объяснением, что «горожане тех денег брать не хотят».И неудача с новыми деньгами в армии, и оказавшиеся совершенно непреодолимыми технические трудности — разваливающиеся машины, невозможность возобновлять варварски разбиваемые этой «техникой» штемпели (во всей Москве имелся единственный их резчик) и так дал ее — погасили веру в успех операции. Повышенный интерес царя к новому монетному двору угас, а работа над серией новых монет без прежних постоянных понуканий сама собой свернулась — вероятно, еще до 1 сентября 1654г., когда по московскому календарю год кончался. Нечего и думать, что почти миллионный запас талеров удалось сколько-нибудь существенно уменьшить. Дошедшие до нас в нескольких десятках рубли царя Алексея Михайловича 1654г. составляют по существу «первый эшелон» накоплявшегося с 1649г. запаса тале ров. В них открываются больше всего перечеканенные нидерландские, брауншвейгские да имперские талеры; один — города Торна — сохранил даже собственную дату — 1638г.Почти год был потерян, пока выкристаллизовалось новое решение задачи — обеспечить вовсе без серебра внутреннее обращение страны, а армию снабдить крупной серебряной монетой, пригодной для платежей за старой государственной границей. В 1655г. (то есть после 1 сентября 1654г) был готов для осуществления плановой операции. Для сферы внутреннего обращения после отказа от неудавшейся механизации производства и фантастических номиналов припасли медь и готовили производство медных, проволочных копеек, в помощь и на смену серебряной копейке, равных ей по виду и по объявленной ценности. Главная роль в этом отводилась многолюдному «Английскому двору», но к делу был привлечен и старый, кремлевский; спешно восстанавливались давно закрытые и заброшенные Новгородский и Псковский денежные дворы, так как считалось, что там, близ границы, легче будет закупать деловую медь. В 1656г. еще один монетный двор открылся во взятой у шведов и вскоре же, в 1659г. возвращенной им крепости Кукунойс.Внутренний рынок безропотно принял медную копейку, первые два года не видя разницы между нею и серебром, пока инфляция не дала себя знать, вытеснив из обращения непополняемый более запас серебряных копеек. На Украине медные копейки оставили совсем слабый след в кладах Киева, наиболее связанного с русским рынком.Серебру в виде ефимков, вполне приемлемых внутри страны, если они случайно туда возвращались, отводилась роль «внешней» монеты специального назначения — для жалования войскам, находящимся за старой границей. Вопрос о выборе номинала — цены для клейменного ефимка — где-то между прибыльной закупочной ценой (50 копеек) и фантастической оценкой недолговечного рубля 1654г. — был решен на грани убытка для казны: остановились на весовом паритете с серебряной копейкой: талер уравновешивается 64 копейками; так быт ь ему равным при исчислении жалования 64 копейки!Надчеканка талеров производилась обыкновенным штемпелем московской копейки со всадником и вторым — с датой «1655». в надчеканку пошли неизрасходованные запасы 1649-1650-х годов, чуть-чуть затронутые неудавшейся операцией 1654г., и вся новейшая закупка 1655 г.: уже не только архангельская, но и впервые массовая закупка на Украине, куда сразу же после воссоединения вместе с русскими купцами потянулись и «заготовители» Большой казны. Талер ценился там не дороже, чем в Москве или в Архангельске, а вести закупку можно было круглый год.По старинной традиции Украины там процветала торговля «с колес»: по определенному календарю больших праздников и церковных постов многолюдные ярмарки один-два раза в году завладевали на неделю-другую по очереди торговыми городами. Обширные ярмарочные площади покрывались навесами, балаганами и шалашами торговцев и возами съезжавшихся из своих усадеб помещиков, крестьян и казаков. Скупалась местная сельскохозяйственная и ремесленная продукция и предлагались необходимые до следующего торжища припасы. Велась и торговля серебром: принадлежностью ярмарок были столики менял, извлекавших традиционную прибыль из размена крупной серебряной и золотой монеты и всегда готовых купить или продать серебро во всех видах — талерах, ломе, старой монете. Клиентами этих менял становились и московские заготовители талеров. Однако привычка украинского рынка к талерам имела и оборотную сторону: на размене своих ефимков русские стрельцы теряли около 20%: для местного рынка московское клеймо ничего не прибавляла к привычной ценности талера. Вместе с тем, это были реальные, настоящие деньги: имея их, можно было не опасаться стрелецкого своевольства.

История обращения русского ефимка как монеты заканчивается его отозванием из обращения, последовавшим в 1659г. и, конечно, реальным только в старых границах России. Выкупая «временные», «военные» монеты только за уже обесценившиеся медные копейки, рассчитывать на какой-либо успех на Украине или в Белоруссии не приходилось: там можно было покупать талеры, и в том числе «бывшие» ефимки, только по приемлемой цене, за настоящие серебряные копейки.4

Читайте также:  Социально-экономическое развитие северо-восточной руси - история России

Медные копейки предназначались исключительно для внутреннего обращения; в Сибири и для внешнеторговых расчетов они не применялись. Поначалу их выпуск не вызвал у населения той неприязни, какую оно проявляло на первом этапе реформы к медным полтинам, алтынам и грошевикам. Люди привыкли к тому, что наряду с мелкой разменной монетой имели хождение различные денежные суррогаты. Поэтому видели в медных копейках неполноценные деньги, а те же суррогаты, только выпущенные правительством. Свою роль сыграло и идентичное оформление серебряных и медных копеек.Дабы восполнить недостаток серебряной монеты, которая всецело уходила на правительственные нужды, казна активно скупала ее у населения на медные копейки. Одновременно уплата налогов и пошлин производилась по царскому указу только серебром. Но этим фискальная политика правительства не ограничивалась. По предложению известного государственного деятеля А.Л. Ордина-Нащокина казна в принудительном порядке скупала у русских купцов на медные копейки экспортные товары (меха, лен, пеньку, юфть и др.),а затем перепродавала их на внешнем рынке за серебряные деньги. Для закупок иностранных товаров купцы пускали в оборот серебро. Но продавать их на внутреннем рынке были вынуждены на медные копейки и таким образом оказывались “беспромышленны”, то есть потраченное ими серебро к ним не возвращалось.Реальная стоимость медных копеек катастрофически падала. В сентябре 1658 г. за одну серебряную копейку давали три медных, в марте следующего года давали уже пять, а в 1663 г. медные деньги обесценились настолько, что один рубль серебром стоил двенадцать медных. Само собой, падение стоимости медных копеек сопровождалось ростом цен и наращиванием объемов чеканки медных копеек. По некоторым оценкам, за пять лет реформы медных копеек было выпущено на 20 млн. рублей.Чеканка медных копеек оказалась соблазнительным промыслом не только для государства, но и для фальшивомонетчиков. В обращении все чаше стали попадаться изготовленные последними “воровские” копейки. “Верные головы” и целовальники, которые были приставлены следить за денежным делом, подбирались из числа торговых людей, известных своей честностью и достатком. Но даже они не смогли устоять перед соблазном быстрого обогащения. Скупали медь “на стороне”, привозили ее на денежные дворы и там чеканили монету. Фальшивомонетчиков покрывали царский тесть Илья Данилович Милославский и думный дворянин Матюшкин. Делали это, само собой, не безвозмездно: для одного только И.Д. Милославского “воровских” денег было начеканено на 120 тысяч рублей.Полная неудача денежной реформы заставила правительство вернуться к тому, от чего оно так долго и безуспешно уходило – к полному восстановлению серебряного обращения. Это произошло сразу после неудавшегося “медного бунта” – в 1663 году. Медные деньги, отныне запрещенные к обращению, переливались в вещи или скупались казной по одной серебряной копейке за медный рубль.

Источник: http://h.120-bal.ru/doc/21562/index.html?page=2

Реформа Елены Глинской в XVI веке

Главная / Денежные системы / Денежная реформа

Преобразования денежного хозяйства, произведенные в период фактического правления в стране великой княгини Елены Глинской (1533-1538 гг.), матери малолетнего Ивана IV Васильевича, вылились в первую денежную реформу в истории России как объединенного государства и просуще ствовали без изменений до конца XVII в.

Денежная реформа 1535-1538 гг.

готовилась еще в правление великого князя Василия III Ивановича, и по мнению исследователей, «является образцом блестяще продуманной и последовательно осуществленной перестройки денежного хозяйства».

Идея заключалась в создании единой денежной системы на основе двух наиболее использовавшиеся в стране денежных единиц: денги новгородской и московской. Реформа узаконила 3 номанила копейка, денга, полушка.

Копейка, или «денга копейная», с 1535 г. чеканили из серебра весом 0,68 г, название «новгородка» и свое название получила благодаря изображению всадник с копьем. В нем предпологают изображён московский великий князь.

Есть мнение, что символ взят из Новгорода, где был популярен культ святого Георгия, к тому времени изображавшегося обычно на коне. На обороте помещалась надпись: «Осподарь Всея Руси», а с 1538 г.

«Князь великий Иван Всея Руси» (монеты чеканились от имени малолетнего Ивана IV).

Денга весом 0,34 г или «московка» равнялась половине копейки, металл серебро. На деньге изображен всадник с саблей геральдический символ, известный еще по монетам Ивана III и пришедший, скорее всего, из Великого княжества Литовского.

Объединитель страны великий князь Московский Иван III был внуком великого князя Литовского Ольгерда. На другой стороне монеты красовались надписи: «Осподарь (или Государь) Всея Руси» или «Князь великий Иван».

Читайте также:  Различные виды химического вооружения первой мировой войны - история России

Четверти копейки и половине денги была равна серебряная полушка весом 0,17 г, на которой изображалась летящая птица и помещалась надпись вязью: «Государь».

Монеты русского централизованного государства. Конец XV — начало XVI в.
«Новгородка» Серебро, размер 17х13 мм «Московка» Серебро, размер 14х9 мм
Правление Великого князя Московского Ивана III Васильевича 1462-1505 гг.

Следует сказать, что к 1535 г. «новгородка» и «московка» имели больший вес — 0,79 и 0,38 г соответственно. Таким образом, из весового эталона серебра — малой гривенки весом 204,756 г — чеканилось 260 «новгородок», или 520 «московок», или 1040 полушек.

А в счетном рубле попрежнему считали 100 «новгородок», или 200 «московок», или 400 полушек. Однако в результате реформы их вес был уменьшен, а полученная прибыль пополнила кладовые казны.

Кроме того, казна пополнилась еще и тем, что старые, более тяжелые монеты подданные обязаны были обменивать на новые, более легкие.

Прежний порядок, разрешавший мастерам-ювелирам чеканить монету по откупам (своего рода специальным лицензиям, выдававшимся за уплату определенного налога в казну), был отменен.

На смену ему пришла централизованная чеканка монеты четырьмя оставшимися к тому времени денежными дворами в Москве, Новгороде, Пскове и Твери.

После проведения денежной реформы они окончательно получили статус государственных, что позволило правителям более четко контролировать прибыль от эксплуатации монетной регалии. Денежными дворами в XVI в. заведовал Казенный двор во главе с дьяком, назначаемым царем.

Доход от чеканки стал распределяться между казной и денежными мастерами и получил название денежного жалованья «от дела». Дворы были обязаны исполнять казенные заказы на чеканку монеты. При этом каждый денежный двор оставлял за собой право принимать и частные заказы на чеканку из серебра заказчика.

И конечно, реформа сопровождалась показательным зрелищем — публичными казнями фальшивомонетчиков, наглядно демонстрировавшими перед народом силу правителя и последствия этого незаконного промысла. Дошедшие до нас клады свидетельствуют о том, что объемы начеканенной новой монеты были весьма внушительными и не поддаются точной математической оценке.

Проведенная реформа в качестве денежной единицы надолго закрепила копейку — полновесную монету, чеканившуюся в XVI в. из серебра примерно 960-й пробы. Она имела две фракции: денгу и полушку.

Сто копеек составлял счетный рубль, также базировавшийся на серебре — эталоне денежных систем большинства европейский стран. Помимо рубля, счетными единицами были алтын (3 копейки) и зафиксированный в документах XVI-XVII вв.

грош, равный четырем денгам.

Денежная реформа 1535-1538 гг.

технологию чеканки монет оставила в прежнем виде. Как известно, с конца XIV в. монеты русских княжеств чеканились в проволочной технике: серебро-сырье сплющивали в проволоку, которую нарезали кусочками определенного веса.

Эти кусочки клеймились с двух сторон штемпелями, рисунок которых по площади, как правило, был больше заготовки и не помещался на ней целиком.

Подробнее об источнике: см. Денежное обращение России М., 2010

Источник: http://izhig.ru/numizmat/denezhnaya-reforma-yeleny-glinskoy-30-ye-gody-15-veka.php

Денежная реформа Елены Глинской | Тайны и Загадки истории

Более чем тысячелетняя история денежного обращения на Руси в своем развитии пережила несколько этапов и множество реформ. Началом монетного чекана принято считать конец X века.

Тогда Великий князь Вла­димир I (Святой) стал чека­нить собственные серебряные (сребряники) и золотые (златники) монеты. До этого денежное обращение Ру­си держалось на иностранных монетах.

Затем последовал длительный перерыв, и лишь в 1385 году Дмитрий Иванович Донской возобновил чеканку русских монет. Серебряные называ­лись денга, медные — пуло.

К началу XVI века развитие торговых отношений, снижение веса монет русскими князьями, а также большой наплыв фальшивых монет при­вели к необходимости денеж­ной реформы — первой в рус­ской истории. Началом ее можно считать январь 1527 года, когда митрополит Даниил венчал Василия III с Еленой Глинской, которая и стала ав­тором денежной реформы.

Первая в русском государстве денежная реформа была проведена в период правления Елены Глинской от имени её малолетнего сына Ивана Васильевича (будущего Ивана Грозного), формально являвшегося монархом. В течении 1535-1538 гг. был произведён переход на новые образцы монет, чеканившиеся в Новгороде, Пскове и Москве, а старые были запрещены к обращению.

Великая княгиня Елена Глинская довольно быстро стала единоличной правительницей России на правах регентши при малолетнем Иване. За пять лет своего регентства Елена Глинская успела сделать столько, сколько не каждый мужчина-правитель успевает совершить за десятилетие. Внутренняя политика Елены Глинской также отличалась большой активностью.

Подобно княгине Ольге, основавшей в Х в. немало новых поселений, Елена Васильевна отдала приказ о построении городов на литовских границах, о восстановлении Устюга и Ярославля, а в Москве в 1535 г. строителем Петром Малым Фрязиным был заложен Китай-город.

В годы правления Глинской была сделана попытка изменить и систему местного управления, что предвосхитило будущие реформы Ивана IV. В богатую Московию потянулись эмигранты из других стран; только из Литвы выехало 300 семей. Однако наиболее крупным мероприятием внутренней политики Елены Васильевны была монетная реформа 1535 г.

, приведшая к унификации денежного обращения в стране и преодолению последствий раздробленности. По всей России стали печатать деньги с изображением всадника с копьем, отчего и монеты назвали «копейками». Создание общерусской денежной системы завершилось в 1535-1538 гг. Реформа определила организацию русского денежного хозяйства на 200 лет вперед.
2.

 Существенным условием проведения реформы было наличие значительного опыта русского монетного обращения, cуществовавшего к тому времени уже около 150 лет. Первые русские монеты чеканились еще в первой половине ХI в., но очень недолго. Начало стабильного выпуска русских монет относится к 1380-м гг. в Москве, Рязани и Нижнем Новгороде. С 1420 г.

монету чеканит Новгород Великий. В ХV в. выпуск русских монет становится едва ли не повсеместным. Монеты чеканились самыми разными центрами. Часто это было не проявлением экономической самостоятельности и силы данного центра, а геральдическим утверждением политической самоценности, в большинстве случаев достаточно эфемерной.

Монеты местных центров отличались необычайным разнообразием весовых номиналов, а также обозначений в виде изображений и надписей, что, естественно, затрудняло их использование в общей системе денежного обращения.

Наиболее устойчивым на протяжении ХV в. был выпуск монеты в Новгороде Великом и Москве. Русская средневековая денежно-весовая система развивала домонгольскую традицию, основу которой составляла гривна серебра весом около 200 граммов. На протяжении ХV в. московская монета несколько раз понижалась в весе.

Новгородская монета почти не меняла веса на протяжении ХV в. и сохраняла номинал 0,8 грамма. При Иване III после присоединения Новгорода к Москве московская серебряная монета была приравнена к половине новгородской и стала весить 0,4 грамма. После объединения вокруг Москвы в начале ХVI в.

основных русских регионов сложились условия для окончательной унификации номиналов и обозначений монет местных центров.

Общими предпосылками этой реформы являлись:

— экономическая потребность в унификации платёжных средств, возникшая в процессе воссоединения Руси.

— необходимость установления государственной монополии на чеканку монеты, вызванная участившимися случаями порчи серебра (т.е. примешивания к нему неблагородных металлов).

Помимо общих предпосылок денежной реформы в Русском государстве необходимо указать непосредственные причины, обусловившие ее проведение именно в 1530-е годы. Одной из них была необходимость ликвидировать дефицит государственного бюджета, образовавшийся в результате активной внешней политики Василия III.

Значительных средств потребовало также укрепление южнорусских границ.

В результате проведения реформы русской денежной системы предстояло регламентировать эксплуатацию денежной регалии, осознанно осуществить государственное понижение достоинства денежных единиц с использованием разницы между себестоимостью денежного знака или его прежней стоимостью и его номиналом.

Поводом проведения в 1530-е гг. первой русской реформы денежного обращения стало также распространение порчи монеты через понижение количества серебра. Это в значительной степени было вызвано отсутствием абсолютной государственной монополии на выпуск монеты. В 1533 г.

в преддверии проведения первой русской реформы денежной системы прошла широкоизвестная волна процессов над фальшивомонетчиками, завершившихся казнями виновных. Проведение реформы начиналось с принятия мер по защите новой русской монеты.

Это же стремление защитить деньги от порчи привело к окончательному установлению государственной монополии на выпуск монеты и консолидации мастеров на монетных дворах в Москве, Новгороде и Пскове.

Важной предпосылкой проведения первой русской реформы денежной системы стала активизация в первой трети ХVI в. дипломатических отношений с Германией. Русское государство не имело своих серебряных рудников, и сырьем для чеканки монеты было серебро, поступавшее в результате международной торговли, прежде всего из Германии.

История русской монеты XVI – XVII вв. представляется наиболее последовательно разработанной. Это стало возможно благодаря нескольким обстоятельствам. Во-первых, существует поистине неисчерпаемая база источников в виде многотысячных кладов монет XVI – XVII вв., хранящихся практически в каждом российском музее и постоянно пополняемых за счет новых находок.

Читайте также:  Начало эпохи екатерины ii - история России

Обширная база источников стала одной из важнейших предпосылок возможности строго-научного исследования денежного обращения XVI – XVIIвв. Во-вторых, и это самое важное, для изучения так называемых «царских монет» оказалось возможным использовать метод поштемпельного анализа, который именно в этом случае оказался исключительно плодотворным.

Масса серебряных проволочных копеек, не имеющих дат и зачастую знаков денежного двора, была систематизирована и по хронологии, и по местам чеканки, благодаря чему были выявлены основные закономерности развития денежного хозяйства в XVI – XVIIвв.

Конечно, в истории русского денежного хозяйства указанного периода осталось ещё достаточно много белых пятен, но в целом она является значительно более изученной, чем смежные периоды существования российской монеты.

В течение 1533 г. были проведены показательные процессы над фальшивомонетчиками, закончившиеся их казнью, в рамках самой реформы был введён фактический запрет на чеканку монеты за пределами государственных монетных дворов.

Были унифицированы внешний вид и надписи на монетах, была изменена стопа (т.е. суммарный номинал денег, чеканящихся из определённого законом количества серебра), на основе которой происходила чеканка. Если до реформы из домоногольской серебрянной гривны (204,756 г.) чеканили 2.

6 рубля, то после реформы стали чеканить 3 рубля.
Важнейшим условием и одновременно причиной создания единой общерусской денежной системы было объединение русских земель вокруг Москвы. В 1478 г. был присоединен Новгород, в 1485 г. Тверь. Процесс продолжился в начале ХVI в., когда были присоединены Псков (1510 г.

), Смоленск (1514 г.), Рязань (1521 г.)

Объединение русских земель вокруг Москвы значительно ускорило их экономическое развитие, прежде всего за счет более интенсивного товарообмена, что в свою очередь привело к активизации денежного обращения и его распространению в тех областях, в которых до рубежа ХV и ХVI вв. преобладало натуральное хозяйство. В начале ХVI в. во многих регионах и хозяйственных комплексах оброк продуктами заменяется денежным оброком.

Русские летописи сохранили множество сообщений о проведении реформы, с различными подробностями. В соответствии с ними общий порядок ее проведения выглядит следующим образом. В феврале 1535 г. от имени Ивана Васильевича (пятилетнего будущего Грозного) был принят указ о замене старых денег новыми. 20 июня 1535 г.

в Новгороде начали чеканить новые монеты определенного достоинства, получившие наименование новгородки. По-видимому, чуть позже началось изготовление новых монет в других центрах Москве (московки по весу были вполовину легче новгородок) и Пскове. В 1535 г. летописи зафиксировали запрет на обращение старых новгородок, аналогичное сообщение 1536 г. касается старых московок.

К 1538 г. относится окончательное запрещение старых денег.

3. Суть реформы заключалась в изъятии из денежного обращения неполноценных денег, в данном случае поддельных и резаных, упорядочении весового содержания рубля и введении десятичной системы денежного счета. В начале 30-х годов XVI в. внезапно разразился денежный кризис, вызванный стихийно возникшим и быстро перекинувшимся во многие концы страны и даже за ее пределы обрезыванием монеты.

Возможно, что оно началось с «подгонки» нестандартной старой монеты к осн овным единицам обращения, но затем безудержно распространилась на все виды, особенно на новгородские и псковские, с которых срезали до половины метала. Энергичные розыски виновных и казни не помогли. Выходом из наступившего расстройства денежного обращени и послужила денежная реформа, осуществленная в 1534г.

почти одновременно со вступлением Ивана IV на престол. Любая старая монета, обрезанная и целая, была запрещена. Реформа 1534г. составляет особенно важный этап в развитии русского денежного счета. В 1534г. возникла единая монетная система Русского государства, ознаменовавшая собой завершение длительного процесса объединения прежде разрозненных княжеств вокруг Москвы .

С этого года началась чеканка новой общегосударственной монеты, вдвое большей чем деньга — серебряной новгородки или копейки. Новая монетная система была построена на основе предшествовавшего слияния двух наиболее мощных монетных систем конца периода феодальной раздробленности — московской и новгородской.

Московская деньга, получившая название «московка», вошла в нее из прежней монетной системы Московского княжества, самая малая единица была известна в Москве как полуденьга, в Новгороде — как четвертица, но в качестве основной и наиболее крупной единицы была поставлена копейка (новгородка).

При этом новая монета чеканилась на Московском, Новгородском и Псковском монетных дворах, но в отличае от предшествующих лет, полностью централизованно, относительной самостоятельности Новгородского и Псковского дворов в области денежного дела пришел конец. Тверской монетный двор и вовсе был закрыт. Весовое отношение новгородки к московке — деньге определило то, что с 1534г.

в московском счетном рубле стало ровно 100 реальных монетных единиц — копеек. Создание копейки-новгородки определило десятичный строй московской счетно-денежной системы, заложив основу для построения в будущем русской десятичной монетной системы.

В результате проведенной реформы 1 рубль стал приравниваться к 10 гривнам, 1 гривна — к 10 новгородцам (копейкам). Итогом реформы явилось преодоление кризисных явлений в денежной сфере и приостановка порчи монет. В таком виде денежная система просуществовала вплоть до середины XVII в.

Проведение денежной реформы Еленой Глинской можно разделить на три этапа: 1535 г., 1536 г. и 1538. Первый этап связывают с мартовским указом 1535 о повелении Новгородскому и Псковскому монетным дворам приступить к чеканке новгородок по новой стопе. Вес новой монеты стал равняться 86,6% веса старой.

Указ Елены Глинской предписывал новые деньги «начаша делати» месяца июня 20 день, и «накрепко беречь» от «безумных человеци, чтоб они деньги ни мало не исказили и старые злые обычаи оставили, и пришли на покаяние». При этом монеты в перечеканку принима­лись по курсу выше прежнего номинала. Впрочем, Елена не перестала казнить фаль­шивомонетчиков. На основе указа 1535 г.

новгородка получила название копейка, так как на монете был изображен всадник с копьем.

Второй этап реформы оформлен указом от 24 февраля 1536 г., согласно которому велено «новыми торговати с копьем», что стало возможным после выпуска достаточно­го для обращения количества денег. С марта по август 1536 г. в Новгороде и Пскове введены новыеденьги.

Из обращения изымались резанные и низкопробные монеты, за­тем «старые новгородки», последними были запрещены «старые московки». Завершающей датой реформы стал 1538 г. — изменения были распространены на Москву. В апреле-августе 1538 г.

было запрещено обращение старых «московок» и объявлено о чеканке в Москве новых денег по три рубля из гривенки (в то время как раньше, до Елены Глинской, из гривенки — серебряного слитка в 204 г. чеканились монеты общей стоимостью 2,6 рубля).

Таким образом, указ для Москвы был таким же как и для Новгорода и для Пскова. Во всей стране денежная система стала единой.

4. Реформа началась с массовых казней фальшивомонетчиков. Карательные меры были дополнены выпуском новых монет — монет с изображением ездеца ( всадника с копьем ) весом 0,79 или 0,38 г., а также всадника, вооруженного саблей, весом 0,19 — 0,20 г.

Вес монет, следовательно, соответствовал весу трех основных номиналов русской денежной системы — новгородки (0,79 г.),московки (0,38 г.) и полушки (0,19 — 0,20 г.).

Этот первый выпуск был осуществлен уже после смерти Василия III — на всех новых монетах стоит имя Ивана, великого князя или государя всея Руси.

Однако одновременное обращение новой полноценной монеты и массы монет, оставшихся от периода феодальной чеканки и в значительной степени разбавленных обрезанными или низкопробными фальшивыми образцами, заранее обрекало полноценную монету на исчезновение из денежного обращения.

«Заповедание», то есть запрещение старой монеты стало следующим этапом денежной реформы. Необходимо было обязательно изъять старые, в том числе неплноценные монеты, чтобы новые новгородки и московки смогли укрепиться и распространиться на территории всей станы.

Летописные известия позволяют предположить, что запрещение прежней монеты осуществлялось поэтапно — вначале изымались старые новгородки, затем — московки. Однако новые полноценные монеты, по всей видимости, не смогли вытеснить и заменить собой старые.

Правительство Елены Глинской приняло решение чеканить облегченные монеты, чтобы население не слишком теряло при обмене старых денег на новые. В 1535 г. начался выпуск новгородок весом 0,68 г, московок — 0,34 г и полушек — 0,17 г.

Из малой гривенки — весового эталона серебра (204, 756 г) — стали чеканить не 260 новгородок или 520 московок, или 1040 полушек, а, соответственно, 300 новгородок, 600 московок, 1200 полушек. В рубле же по-прежнему считалось 100 новгородок или 200 московок, или 400 полушек.

Монеты «трехрублевой стопы» — так окрестили нумизматы новые выпуски — обменивались на старые монеты. Процессобновления русского денежного хозяйства шел очень быстро и эффективно. Уже к 50-м гг. XVI в. денежное обращение почти полностью обслуживалось новыми монетами.

Источник: http://tayni.info/7561/

Ссылка на основную публикацию