Первобытность славян — история России

Славяне в доисторические времена

Первобытность славян - история России

  Русский народ ведёт своё начало с глубокой древности, с тех времён, когда о русском народе как особой этнографической группе на европейском материке не было ещё и речи.

Не было тогда речи и ни об одном из ближайших соседей русского народа: ни о литовцах и латышах — на западе, ни о финнах — на севере и северо-востоке, ни о турко-татарах — на востоке.

Это время восходит к ледниковому или послеледниковому периоду нашей территории, к которому относятся наиболее ранние следы пребывания здесь человека.

Следы эти представлены огромным материалом археологических раскопок на территории Восточно-Европейской равнины и свидетельствуют о наличии здесь с доисторических времён — с так называемого четвертичного периода — какого-то осёдлого, в основном, заселения в тех именно районах, которые в исторические времена занимает русский народ.

  Время, когда впервые выступает человек ледникового периода с его древнекаменной культурой эпохи так называемого верхнего палеолита, исчисляется десятками тысяч лет до нашей эры; оно характеризуется своеобразным комплексом примитивных каменных и костяных орудий в обстановке весьма своеобразного мира флоры и фауны, окружавшего тогда человека. Та же культура, начиная со среднего Приднепровья в прилегающих к нему с востока районов 3аднепровья вплоть до рек Донца и Дона, распространяется на западе в районы Прикарпатья, т.е. Подолии и Галиции, верхнее Повисленье с Краковом и ещё далее на запад — в Моравию. Генетически культура названного района не увязывается с палеолитической культурой так называемого неандертальского типа, открытой на Пиренейском полуострове, а также во Франции и затем в некоторых других места 3ападной Европы. Палеолитическая культура данного района по археологическим данным представляет собою своеобразный местный тип, увязываемый с культурою Эгейского моря.

  Таким образом часть европейской территории — нынешняя Моравия, Прикарпатье, Галиция, Волынь, среднее Поднепровье и Заднепровье вплоть до верховьев Донца и Дона — уже в древнейшее время была местом обитания первобытного человека, стоявшего на сравнительно высокой стадии общественного и культурного развития. В эту эпоху человек уже не только использовал в качестве орудий труда естественный материал, но и научился изготовлять орудия из кремня и костей животных, а от охоты на мелкую дичь уже перешёл к крупной охоте. Это естественно было связано с коллективной организацией труда и общественностью, в обстановке которых быстро совершенствовалась техника, развивались мышление и звуковая речь и шёл общий подъём культуры и общественной жизни. К периодам верхнего палеолита относится начало скотоводства и мотыжного земледелия.

  Судя по данным раскопок, жизнь насельника палеолитических стоянок в местах, населённых позднее русским народом, а также в примыкающих районах западного славянства, представляет довольно яркую картину начального периода так называемой средней ступени дикости, характеризуемого в области общественных отношений формированием кровнородственной семьи и возникновением материнского рода (матриархат).

  Одно из основных положений нашей науки говорит, что никакой народ не исчезает бесследно со своих мест поселения, но и после того как он сходит так или иначе со сцены, продолжает преемственно жить в культурном наследии последующих насельников той же территории.

Это положение подтверждается обширным материалом многочисленных раскопок и результатами палеолингвистических изучений. Поэтому есть все основания рассматривать нашего диллювиального человека и его культуру на территории, начиная на западе от Моравии и кончая на востоке средним Приднепровьем и далее — поречьем р. Десны и р.

Доном, как древнейшего предка позднейшего славянского населения той же территории, культурно смыкавшейся со Средиземноморьем и составлявшей северо-восточную часть средиземноморской культурной области.

Это заключение подтверждается материалами археологических раскопок, доказывающими непрерывность населения на данной территории, начиная с эпохи верхнего палеолита и вплоть до эпохи железа, когда на исторической сцене, по данным письменных источников, здесь впервые выступают славяне.

  Начиная со средней ступени дикости (верхний палеолит), это население переживает затем период высшей ступени дикости (неолит), представляющий собою переходную стадию к низшей ступени варварства и характеризуемый в частности зачатками коллективного деревенского поселения.

  Более поздний период в истории населения нашего юго-запада представляет собой так называемая «Трипольская культура», приблизительно датируемая тремя тысячелетиями до нашей эры.

Эта культура замечательна не только своими памятниками, характеризующими сравнительно высокий уровень развития местного населения.

Она замечательна также тем, что общностью типа своих вещевых памятников и вскрываемого на их основе социального строя теснейшим образом связывает наш Дунайско-Днестро-Бугско-Днепровский район не только с территорией нынешней Румынии и Венгрии, но и далее — с Балканским полуостровом, с Фессалией и древнейшими культурными центрами Средиземноморья — с Микенами и Критом, а на востоке — с Малой Азией. Это даёт основание нашим археологам характеризовать «Трипольскую культуру» как Домикенскую.

  Киевский археолог В.В. Хвойка, которому принадлежит заслуга открытия в конце XIX в.

на Поднепровье памятников «Триполья», тогда же пришёл к заключению, что носителем этой культуры был осёдлый земледельческий народ и что именно в нём «можно видеть только наших предков праславян (или протославян), предшествовавших и переживших в нашей местности все известные доселе передвижения и нашествия других иноземных племён, потомки которых удержали в своём владении край предков до настоящего времени».

  В своих археологических работах В.В.

Хвойка вообще неизменно подчёркивал, что народ — носитель и строитель «Трипольской культуры», занимавший громадное пространство и оставивший на всём его протяжении бесчисленные памятники своего постоянного пребывания от неолитических времён до IV веке н.э. и далее, очевидно, не мог исчезнуть бесследно или быть заменён каким-либо другим и что, следовательно, в течение своей долгой исторической жизни он был постоянным насельником данной территории.

  «Трипольское общество» представляло собой родовое общество, которое развивалось по линии разложения материнского рода к патриархату. Семейно-родовая община у «трипольцев» вскрывается археологическими данными, характеризующими жилище «трипольца». Тип его посёлка, открытый, например, вблизи с. Халепье в 1934-67 гг., также вскрывает наличие у трипольцев родовой общины.

  По наблюдениям археологов во все периоды неолитической эпохи наблюдаются одинаковый образ жизни древних поселенцев среднего Приднепровья и постепенность их культурного роста, которую легко проследить по древним памятникам этой эпохи, отличающимся цельностью и неизменностью своего основного типа.

  Основываясь на телосложении и строении черепов (длинноголовые) насельников интересующего нас района в эпоху неолита, принимая также во внимание характер некоторых оставленных ими предметов и, главным образом, многочисленность роговых и костяных изделий, связывающих культуру неолита с предшествующей ей культурой палеолита, В.В. Хвойка признаёт неолитических обитателей среднего Приднепровья прямыми потомками их палеолитических предшественников, следы существования которых открыты как в Среднеприднепровской области, так и в Прикарпатье.

  Нет нужды, конечно, ещё раз подчёркивать, что в истории развития человека культурные типы сменяются не вдруг, а постепенно и разновременно в разных районах, даже и объединённых типовой общностью предшествовавшей стадии культурного развития. Эпохи истории общества, подобно эпохам истории земли, не отделяются одна от другой строгими разграничительными линиями.

  Эпоху неолита, характерную для высшей ступени дикости и последующей за нею низшей ступени варварства, сменяет на данной территории эпоха меди и бронзы — средняя ступень варварства, приурочиваемая на данной территории к третьему и вплоть до начала I-го тысячелетия до н.э. Социальный строй этой эпохи характеризуется развитием патриархально-родовых отношений.

  Таким образом на основании материалов, выявленных археологическими раскопками в юго-западной части территории бывшей Руси, мы можем заключить, что, начиная с эпохи палеолита и вплоть до наступления железного века, подводящего нас уже вплотную к новой эре, здесь жил один и тот же в основном ядре народ, прошедший на протяжении ряда веков длинный путь материального и культурного развития и в процессе своей жизни и своего этнографического становления вырабатывавший тот комплекс характерных соматических, материальных и социально-бытовых особенностей, который в целом даёт определённый этнографический тип. Мы не имеем никаких оснований не видеть в этом типе субстрат позднейшего славянского населения интересующего нас района, испокон веков занимавшего ту самую территорию, которую сейчас занимают в этом районе восточные славяне.

  С наступлением железного века кончается доисторический период в жизни наших предков. Начиная с этого момента, мы вступаем в историю и располагаем уже значительно большими данными для изучения древнейших исторических судеб и быта славянского народа.

Наряду с материалами археологических раскопок мы получаем в своё распоряжение показания историков и географов древности.

Читайте также:  Донбасская наступательная операция 1943 года (13 августа - 22 сентября) - история России

Эти документы начинают воспроизводить перед нами все более и более широкую картину международных связей, культурных влияний и быта того народа, из недр которого впоследствии возникает русский народ.

  По материалам раскопок нам известно, что в древнейшую эпоху так называемого верхнего или более позднего палеолита (Мадленское время), характеризуемого как эпоха средней ступени дикости, наши предки жили тотемическими матриархальными родовыми и хозяйственными общинами, каждая из которых считала себя про исходящей от того или иного животного или растения — тотема, т.е. божества — покровителя данной родовой группы, причём имя бога-тотема служило и названием рода.

  Этот же социальный строй в более полном развития продолжает в основном оставаться характерным и на последующей ступени культуры, на так называемой высшей ступени дикости, соответствующей эпохе неолита (приблизительно от 5 до 3,5 тысяч лет до н.э.).

Однако между начальным периодом неолита и его концом в области социальных отношений наблюдается весьма существенная разница: родовые общины (союз родов) перерастают в племена; матриархат доживает свои последние дни. Об этом ясно говорят памятники «Трипольской культуры», культуры нашего юго-запада (3500-2100 лет до н.э.

), показывающие начало разложения здесь материнского рода и предпосылки к образованию отцовского рода.

  С другой стороны, те же вещевые памятники эпохи неолита вскрывают наличие уже в это время разделение труда. Это обусловлено окружающей человека природой: в лесной и степной полосах сидят охотники и рыболовческие племена; на территории «Триполья» — землеро6ы-мотыжники с первобытным земледелием «огородного» типа.

  Эпоха меди и бронзы (2100-1000 лет до н.э.), средняя ступень варварства, представляет собою дальнейший и знаменательный этап в развития народного хозяйства, быта, мировоззрения и социальных отношений наших далёких предков — доисторических насельников.

Мотыжное «огородного» типа земледелие в это время в связи с изобретением металлических орудий постепенно уступает место технически более совершенным формам полевого хозяйства; значительно развивается скотоводство, что ведёт к выделению пастушеских племён из остальной массы варваров, с одной стороны, и к созданию, всех условий для обмена между членами различных племён, для его развития и упрочения как постоянного учреждения. Главный предмет, которым обменивались пастушеские племена со своими соседями был скот; скот сделался товаром, посредством которого оценивались все товары и который повсюду охотно принимался в обмен — одним словом, скот стал выполнять функцию денег и уже на этой ступени играл роль денег, что в частности прекрасно иллюстрируется латинскими словами pecus — скот и pecunia — деньги.

  На этом, однако, общественное разделение труда не остановилось. Изобретение металлических орудий труда вызвало развитие горного промысла и металлургии, что в свою очередь привело к появлению горнопромышленных районов или центров, т.е.

к выделению племён новой производственной спецификации.

Огромные производственные сдвиги в эпоху меди и бронзы, тесно связанные с изобретением металла, привели к полному разложению матриархальной родовой семьи и к развитию патриархально-семейных и патриархально-родовых отношений.

Источник: http://www.othist.ru/slavdo001.html

Где истоки Великой Русской Культуры? Часть 1. «История России с древнейших времён»

         17.12.2015

В целях изучения прошлого своего, русского народа, я начал знакомиться с известным историческим сочинением Сергея Михайловича Соловьёва «История России с древнейших времён». В этом сочинении за древнейшие времена для нашего государства и наших народов принимается период немногим более тысячи лет назад.   

Невозможно не заметить, что в первых же главах своего повествования о славянах, о природе мест их проживания, автор опирается на записи, замечания и выводы иностранных, в особенности, греческих путешественников и историков.

Конечно, изучать географию собственной страны по записям заезжих гостей невозможно, и это, скорее, дань авторитету известных лиц.

Но, когда речь заходит о непосредственно Скифах, Сарматах, Сербах, Венедах, Хорватах, Чехах, Финнах и им подобных, об их воззрениях, о нравах и обычаях, о жизненном укладе, о причинах и следствиях внутригосударственных изменений – здесь мнение «интуристов» почему-то берётся за первооснову.

Вместо того, что бы изучать прошлое своей страны и своего народа, используя в качестве основных все возможные отечественные «внутренние ресурсы» – свидетельства самого народа, археологические находки, язык,  культуру и т.д.

– как это происходит в любой другой стране – по каким-то странным соображениям на «пьедестал истины» ставится мнение людей, имеющих отрывочные о нас наблюдения и сведения, и далёких по менталитету от народов, описывать которые они берутся.

И даже больше. В случае, когда о культуре и вере славянских народов «с омерзением» отзывается какой-либо христианский миссионер, автор демонстрирует понимание и находит обоснование таким отзывам – ведь дело касается явления, называемого современными христианами — «язычество».

Но бывают исключения, которые выглядят противоречием общему отрицательному настрою – когда заморские путешественники отмечают положительные качества славян.

Пишут, что славяне своей нравственностью производят выгодное впечатление на иностранцев, удивляются привязанности славянских женщин к своим мужьям, единогласно превозносят гостеприимство славян, отмечают их воинственность и ловкость в бою, отмечают храбрость и способность сражаться без защиты и вообще оголёнными.

Замечают отсутствие рабства, хвалят обхождение славян с пленными, которые определённый срок трудятся наравне с членами Рода, а по прошествии оного вольны или вернуться к своим, или остаться между славянами в качестве вольных и друзей.

И взять бы автору исторического сочинения за основу портрета народа хотя бы отчасти положительные сведения, раз уж он так увлекается записями чужеземцев, и учесть бы ему, что указанные выше качества являются проявлением глубинного культурного фундамента народа. Но нет, автор, как правило, приводит слух, или мнение противоположного характера. А то и вовсе пишет, что «указанное сомнительно, невозможно, или не распространено, потому что …» .

А, действительно, почему?!

Всё потому, что, по его убеждению, первобытный, «младенчествующий» народ не способен на многие, приобретаемые с развитием, качества.

А таким «первобытно-младенческим» славянский народ и назван, исходя во многом из записей иностранных историков, их анализа событий и воззрений на социальные явления того времени.

А там, где для «правильной картины» не хватает нужной цитаты иностранного писателя, автор исторического сочинения о России смело доводит мысль до нужного ему вывода, используя особую, свойственную «радетелям отечественной истории», логику.

И вот, теперь уже и положительное, и отрицательное, основанное на мнении иностранных путешественников, а порой и на домыслах автора, валится в одну корзину. Формируется «единственное верное», зачастую абсурдное представление, само себе «подтверждающее» «первобытно-младенческий» статус славянских народов.

Читайте также:  Хивинский поход в. а. перовского 1839 г. - история России

Славянам уже отказывается в воинственности и приписывается непоседливость, «объясняемая» потребностью «быстро уходить» от чужих, угрожающих им народов. А нравственность и доброта, отсутствие рабства объясняется именно «незрелостью».

Оказывается, к явлению рабства народ «должен привыкнуть», и для этого он должен быть или образован – и приобретать рабов посредством купли, или воинственен – и приобретать рабов как добычу.

А вот этого у славян не бывало.

Также утверждается, что для славян естественно многожёнство, и при этом отсутствие определений, которые бы осуждали женщину на вечное унижение, тоже объясняется именно «незрелостью» народа.

Противоречивость сведений иностранцев, показывающих славян то честными, то вероломными, и тому подобные противоречия «источников», объясняется автором разрозненностью славян, различием во мнениях, неспособностью договориться о том, держать ли своё слово или обманом добиться своего, и т.п.. А при договоре между собой славянам приписывается стремление этот договор нарушить, приписывается и нежелание подчиняться, что в свою очередь объясняется «наличием родового строя».

Вообще это удивительно, когда существование нравственных устоев, понятий о совести и справедливости, находящихся в душах славян, в сознании народа, а не в своде законов, объясняется «молодостью народа» и «отсутствием письменности».

При этом сведения о решениях вопросов на сходах (вече), о родовом укладе славян и даже сложность русского языка объясняется именно «первобытностью».

Тогда как в действительности всё ровно наоборот, и это – невообразимо очевидно!

Факт родового уклада у славян в прошлом безспорен. В анализируемом историческом сочинении упоминается два мнения по этому поводу.

Одно мнение – родовой быт предполагает исключительное господство нежных, родственных отношений, другое – наоборот, предполагает суровость отношений между отцом и детьми, и, по аналогии с Европой того времени – чуть ли не осуждение отцом-деспотом детей на рабство и смерть.

https://www.youtube.com/watch?v=ykKyCCzhAAk

Уже понятно, что в первом варианте родового уклада славянам отказано, и что нельзя представлять себе родовой быт идеалистически, так как, видите ли, «нельзя забывать о первобытно-младенческом состоянии народа». А сам родовой быт показан как причина и показатель разобщённости, постоянных междоусобиц, привёдший славян в итоге к «призыву к варягам управлять собой». Видимо, вследствие нежелания никому подчиняться?!

Что касается верований славян, то и здесь, естественно, не обошлось без отрицательных толкований и противоречий. Иностранные писатели находят очень близкими религии славян и ариев. Заключаются эти религии в поклонении явлениям природы, предкам, домашним гениям. Отмечается иерархия – при поклонении многим различным природным явлениям присутствует поклонение одному верховному божеству.

При этом славянам, как «младенчествующему» народу, отказано в понимании духовного существования «за гробом», но почему-то упоминается о вере в переселение Души. Описание славянских праздников преподнесено как набор традиционных нелепых языческих суеверий, по большей части связанных с временами года.

Все славянские верования накрепко связываются этими «историками» с жертвоприношениями. Видимо, мы должны «благодарить» за это «святого» князя Владимира, так как автор ссылается только на «крестителя Руси» и иностранных историков, что ему достаточно для утверждения, например, такой глупости, что «средневековый обычай сжигать еретиков есть остаток языческих понятий».

Пока я знакомился с данным историческим сочинением о России, я не раз сталкивался с подобными уверенными отрицательными утверждениями, обоснованными заметками иностранных путешественников, и нередко – откровенными додумываниями автора данного труда, что видно по тексту совершенно отчётливо.

Каждый раз внутри меня поднималась волна удивления и возмущения, волна неприятия такого прошлого моего народа. И не потому, что оно мне не нравится, а потому, что оно не соответствует существующим историческим фактам, «не замечаемым» подобными историками.

Не могло быть потому, что в России долгое время, в дружбе, живёт не то что один народ – а многие народы с разной культурой, и это невозможно ни отрицать, ни списать на «незрелость»! Не могло быть потому, что вся наша культура исключает приписываемые нам в прошлом воззрения и поступки. И не только культура, но и все значительные свершения наших народов за последние несколько сотен лет, а их немало, показывают нам – нет, не могло такого быть!

Не могло быть потому, и даже среднеобразованному это понятно, если убрать всю околонаучную терминологическую шелуху, что в попытке обосновать «первобытность» славян, этими историками прошлого и многими историками современности всё ставится с ног на голову.

И каждый раз все эти словесные обороты о «наличии сведений», о произведённом на иностранцев «впечатлении», эти домыслы на практически пустом месте напоминали мне современную риторику западных СМИ, многих западных  и некоторых российских политиков и «исследователей» с русофобскими взглядами, враждебную риторику в отношении России и нашего народа.

Можно понять иностранных историков, убеждённых в варварстве русского народа, в его жестокости и дремучести.

Они были убеждены в этом другими историками или политиками, и никогда в реальности не знали, либо очень поверхностно были знакомы с культурой славянских народов.

Необходимо учесть менталитет такого вот историка, то социальное окружение, в котором он рос, специфику системы образования, присутствующей в его государстве.

И вот тогда становится понятной ситуация, когда такой вот «образованный» и насквозь «убеждённый» учёный-путешественник приезжает в Россию, изучает местный народ, его нравы, и попадает, например, в баню.

После чего появляется страшилка, подобная приведённым выше, описывающая «русских дикарей в языческом ритуале», когда те в клубах горячего пара хлещут себя и друг друга высушенными ветками, а затем еще бросаются в снег да прорубь.

Вот и получается, что многие иностранцы пытались судить о славянах через призму собственных невежественных взглядов, включая наиважнейшие социальные, государственные вопросы. Всё это становится понятным, понятны действия и многих «отечественных» историков, понятны, но непростительны.

И уже давно пора нам самим, отложив учебники по русской истории, по русскому языку, сочинения о русской культуре под авторством немцев, англичан, евреев, французов и т.д.

, самостоятельно, прислушиваясь к собственному сердцу и разуму и голосам лучших представителей нашего народа, изучать нашу истинную культуру и прошлое.

А ещё, очень важно изучать наши собственные первоисточники о нашем прошлом.

Продолжение следует…

Назаров Александр

Источник: http://slavyanskievedy.ru/public/gde-istoki-velikoj-russkoj-kulturyi-chast-1.-istoriya-rossii-s-drevnejshix-vremyon

История древних славян

История древних славян необычайно интересна. Первые зафиксированные данные о древних славянах относятся лишь к шестому веку нашей эры. Тогда были упомянуты анты и склавины. На самом же деле, история славян начинается во втором-третьем тысячелетии до нашей эры.

Однако сегодня историки еще не дают окончательных и конкретных данных о точном месте и времени появления первых славян. Есть теория о том, что славяне – это ветвь индоевропейского племени, отделившаяся в пятом веке прошлой эры.

Из последнего вышли также кельты, германцы, балты и другие народы.

Историки и ученые считают, что праславяне изначально жили в лесной местности, богатой озерами и болотами, далеко от гор и моря. Были предположения, что это территория современной Польши.

Исторические данные о древних славянах мы узнаем из письменных источников, оставленных византийскими летописцами, а также киевскому Нестору. Кроме того, некоторые данные получены при раскопках.

Перемещение и расселение древних славян

Расселение славян также вызывает много споров у археологов, историков и этнографов. Одна из теорий гласит, что древнеславянские племена начали свое перемещение с берегов Дуная. По данным другой гипотезы, славяне проделали свой путь от Азии на север, минуя Черное море.

С тех пор они начали называть себя скифами, или сарматами. Третье предположение заключается в том, что славяне расселялись по территории Прибалтики. Вполне возможно, что распространение древних славян шло в нескольких направлениях. В любом случае, согласно этим теориям, имело место миграция и переселение.

Читайте также:  Брусиловский прорыв или луцкая операция юго-западного фронта - история России

Причем во время расселения славяне «смешивались» с другими этническими группами.

Однако в последнее время все чаще высказываются мнения о том, что никуда славяне не переселялись. Якобы они так и проживали на территориях современных славянских государств.

Территория, которую населяли древние славяне, заключалась между Днепром, Прибалтикой, Карпатами. Затем происходило постепенное расселение их по территории современной России и Европы. Как и многие первые племена, древние славяне сначала имели первобытно-общинный строй, а затем – родоплеменной.

Западные славяне явились самыми первыми из этой группы. Их появление относится к первым векам нашей эры. Через пять-шесть веков образовалась южная ветвь славян. Самой многочисленной ветвью была восточная. Интересно, что жизнь и быт разных ветвей славян отличались. Это объясняется различием в климате, а также сложившихся традициях.

Жизнь древних славян

  • Для того, чтобы получать пищу, славяне занимались разведением скота (свиньи, коровы) и выращиванием злаковых культур (пшеница, ячмень, рожь), а позже и овощей (секла, морковь, репа). Кроме того, занимались они охотой и ловлей рыбы, а также пчеловодством.
  • Были у славян и свои, негласные законы. Как известно, и по сей день нормы морали остаются не на бумаге, а на совести каждого гражданина. Древние славяне осуждали убийства и кражи.
  • Славяне очень любили свободу, поэтому никакого рабства в их племенах не было. У них было много положительных качеств: трудолюбие, смелость, неприхотливость, гостеприимство.
  • Как выглядели наши предки? Мужчины имели высокий рост, крепкое тело и конечности. Кожа и волосы у славян были светлыми, а лицо – дружелюбным.
  • Как и многие древние народы, одежду славяне изготавливали из частей животных (шкуры). Обувались они в лапти (делались из бересты), а также из кожи. Славянки же одевались в длинные платья и сарафаны, а также использовали украшения из металла.
  • Развлекались славяне забавными играми и музыкой: гусли и дудки, борьба и забеги. Постепенно наши предки осваивали и науку, особенно арифметику. Ведь торговлю вести надо!
  • Жили славяне в общинах, или вервях. Вместе они строили дома и вели хозяйство.
  • Славяне часто воевали с другими племенами за территории. Оружие было сначала очень примитивным, но позже появились лук и стрелы.
  • Все важные дела наши предки решали сообща. Проводилось особое собрание Вече, на котором присутствовали старейшины – самые мудрые члены общины.
  • Религия славян была языческой, то есть существовало многобожие. Каждый бог обычно был так или иначе связан с природными явлениями. Им поклонялись и просили у них хорошего урожая, счастливой и крепкой семьи.
  • Погребение погибших осуществлялось с помощью кремации. Именно поэтому осталось мало находок для археологов.

Под грифом секретно.Завещание древних славян.Тайны мира

Поделитесь с друзьями

Источник: http://slavculture.ru/istoriya/1164-istoriya-drevnikh-slavyan.html

История россии до v века н.э. появление славянских племен

Наша страна изначально является славянским государством. И зарождение русской государственности связано именно с появлением славян на территории современной Белоруссии и Украины.

Появление прославян на территории Русской (Восточно-европейской) равнине связано с Великим переселением народов, начавшемся и продолжавшемся в первом тысячелетии нашей эры.

Предки славян происходят от индоевропейской группы и стали выделяться в отдельные племена в начале пятого века.

Прославяне пришли из Прикарпатья, верховий Днестра, а также правобережья среднего Поднепровья, они двигались на запад, юг и восток.

Многие письменные источники того времени называют прославян «венедами» и указывают в качестве места их проживания территорию между местами проживания германцев, сарматами и угро-финами, то есть это земли между восточными приграничными территориями Византийской Империи и современными территориями Норвегии и Финляндии.

Славянские племена, располагавшиеся на территории современной Польши, мигрировали, в связи с ростом численности населения и необходимостью в освоении новых земель.

В результате миграций и ассимиляции с другими племенами, согласно источникам Византийской Империи, к началу V века установились уже достаточно обособленные этнические группы: склавины, которые жили между р. Днестр и Средним Дунаем; анты, которые занимали территории между Днестром и Днепром; венеды, располагавшиеся в бассейне р.

Вислы. Всего согласно современным источникам существовала порядка 150 – 200 наименований различных славянских племен, которые были объединены схожим бытом и культурой.

Быт древних славян

В середине V века славяне закреплялись на вновь занятых территориях Русской равнины. Поселившись в конкретных географических местах, славянские народы стали называть себя от имени мест, где одни обосновались.

Славянские племена жили родоплеменной общиной, соответственно скот был общий и отсутствовало имущественное неравенство, но уже в то время существовала частная собственность, в частности племена жили в домах-землянках, которые были рассчитаны на одну семью.

Поселения были не укреплены, в селении было от 8 до 20 домов, селения располагались недалеко друг от друга. В домах присутствовал очаг, если говорить о поселениях славян на запад, или печь, у славян на востоке. Каждое племя, община имело своего князя.

Основным занятием племен было земледелие, славяне выращивали пшеницу и просо, так же славяне занимались скотоводством. У племен, поселившихся на севере, основным занятием была охота.

Среди закрепившихся на местах славянских племен можно выделить следующих: вятичи, которые жили в верхнем и среднем течении Оки; дреговичи — которые поселились между Припятью и Западной Двиной; кривичи – занимали территории верховья Волги, Днепра и Западной Двины, южную часть бассейна Чудского озера и часть бассейна Немана; полочане, занимали территорию современной Белоруссии, а так же словене, уличи, тиверцы.

Культура древних славян

Народы, жившие первобытной общинной, как правило, были язычниками, славянские народы были не исключением. Они обожествляли явления природы и поклонялись им. Сворог, Ярило, Перун, Велос, Мокошь, это все олицетворения неба, солнца, грозы и молний, плодородия, земли и так далее.

У славянских племен не было общественных богослужений, славяне не строили храмов, в племенах не было богослужителей – жрецов. Боги изображались в виде фигурок, сделанных из камня или дерева. Идолов ставили в капищах (общедоступные места) а жертвоприношения назывались – требы.

У славян были свои языческие праздники. Как и вся культура, каждый праздник был связан с природным явлением или сменой сезона. Особенно большим праздником были проводы зимы и встреча весны, этот праздник сохранился и до наших времен и носит название Масленица.

Весной у славян праздновались праздники связанные с птицами, славяне верили, что птицы принося счастье, весну, плодородие и урожай. Поэтому славянские племена пекли «жаворонков», отпускали всех птиц. Такие обряды символизировали освобождение природы после зимы.

Так же Славяне отмечали праздник Ивана Купалы, в который проводили гадания с огнем и водой.

По окончании работ на земле в конце октября и начале ноября, славянские народы праздновали праздник посвященный богине плодородия и хранительницы домашнего очага – Мокошь. В эти дни женщины собирались, хвастались перед подругами шитьем и вышивкой.

В славянской культуре женщина занимала второстепенное положение в семье, во многих племенах славян, особенно произошедших от антов, было многоженство. В случае смерти мужчины, с ним хоронили и одну из его жен. Как правило, покойников славяне сжигали на костре, потом совершалась тризна, т.е. пиршество.

Источник: http://ruelect.com/people/istoriya-rossii-do-v-veka-ne-poyavlenie-slavyanskix-plemen

Ссылка на основную публикацию