Октябрьский переворот и культурное наследие — история России

Глава 13. Культурные преобразования в России после Октябрьской революции

Октябрьский переворот и культурное наследие - история России

Революция коренным образом изменила жизнь российского общества, став рубежом, эпохальной вехой, открывшей новый этап отечественной истории — советский. По масштабу и глубине произошедших перемен Октябрь 1917 г.

следует поставить в один ряд с принятием Русью христианства, образованием русского государства и реформами Петра. Глобальная трансформация культуры стала неотъемлемой частью изменений в политической и социальной сферах.

Резкий слом традиции всегда имеет как положительные, так и отрицательные последствия. В полной мере это проявилось в истории послереволюционной России. Одной из сфер, развитие которой отразило эту двойственность, явилась сфера образования и науки.

Сразу после революции партия большевиков и советское правительство берут под контроль развитие системы образования. В конце 1917-начале 1918 г. были приняты декреты об отделении церкви от государства и школы от церкви.

Руководство народным просвещением декретом ВЦИК и СНК РСФСР было возложено на Государственную комиссию по просвещению во главе с А. В. Луначарским.

Главным достижением молодого советского государства явилось создание системы по-настоящему всеобщего начального образования. В первые послереволюционные годы издаются декреты об обязательном обучении грамоте. Несмотря на тяжелое материальное, положение повсеместно создаются школы. В 1923 г.

было организовано добровольное общество «Долой неграмотность!». Развернулось всенародное движение за ликвидацию безграмотности. Результатом масштабной деятельности по обучению грамоте не только детей, но и взрослых явилось возрастание доли грамотных среди населения России. По переписи 1926 г.

число грамотного населения в РСФСР увеличилось в два раза и составило 51 процент.

Значительны были успехи в деле демократизации среднего и высшего профессионального образования. Массовыми формами подготовки квалифицированных рабочих и среднего технического персонала стали школы фабрично-заводского ученичества (ФЗУ), школы крестьянской молодежи (ШКМ) и техникумы.

Для облегчения поступления в высшие учебные заведения рабочих и крестьян при институтах и университетах с 1919 г. создаются рабочие факультеты («рабфаки»), «подтягивавшие» их знания до необходимого уровня. Быстро возрастает количество вузов.

Преимуществом при приеме пользуются представители «неэксплуататорских классов» — пролетариат и «трудовое» крестьянство.

Вместе с тем развитие системы образования сталкивалось с серьезными трудностями, обусловленными, прежде всего, катастрофическим недостатком преподавателей, многие из которых в годы революции были уничтожены или изгнаны из страны как «буржуазный элемент».

Решить проблему призван был Институт красной профессуры, созданный в 1921 г. Москве. Тем не менее качество преподавания упало.

Это было неизбежным побочным действием масштабной демократизации образования, которую невозможно было провести без некоторой потери качества.

Школа стала могучим идеологическим оружием в руках большевистского государства.

Кардинальному изменению подверглись учебные программы, из которых были исключены не только дисциплины, прямо противоречащие характеру установившегося политического режима (такие как Закон Божий), но и философия, история, на волне революционного максимализма также отнесенные к «пережиткам».

Вместо них были введены предметы, призванные сформировать марксистское (скорее даже большевистское) мировоззрение у широких масс учащейся молодежи: исторический материализм, экономическая политика диктатуры пролетариата и пр.

Важную роль в становлении новой советской культуры сыграли экстренные меры, предпринятые советским правительством по сохранению культурного наследия прошлого, которое, будучи связано в сознании «революционных масс» с бытом «господствующего класса», подчас подвергалось бессмысленному варварскому истреблению (например, крестьяне сожгли усадьбу А. А. Блока Шахматово вместе с прекрасной библиотекой). Были приняты декреты об охране библиотек, музеев, художественных галерей, дворцов и усадеб. Ценой огромных усилий в условиях гражданской войны и повсеместной разрухи удалось сохранить большое количество памятников истории и культуры, хотя очень многое было утрачено.

Важным мероприятием, способствовавшим расширению сферы распространения грамотности, была реформа правописания, проведенная в 1918 г. О необходимости проведения такой реформы много говорили еще до революции.

Более того, была проведена подготовительная работа, которая, однако, из-за противодействия сторонников традиционной орфографии не была завершена реальными преобразованиями.

После революции, когда пафос кардинальных перемен охватил все стороны жизни общества, реформа правописания пришлась как нельзя к стати.

Из алфавита были исключены буквы i,И,ѣ, ע, употребление которых регламентировалось сложными правилами, затруднявшими обучение чтению и письму. Было также отменено написание «Ъ» в конце слов, оканчивавшихся на согласные.

Советское и партийное руководство понимало необходимость сохранения и развития научного потенциала страны. Видным ученым, особенно представителям естественнонаучных дисциплин, лояльным к новой власти, предоставлялись условия для работы. Им прощалось поначалу некоторое политическое вольнодумство, правда, до известных пределов.

Они продолжали исследования, начатые еще до революции, сотрудничали с государством, помогая ликвидировать последствия гражданской войны и оккупации. Один из основоположников русской научной школы физиологов растений, член-корреспондент РАН, естествоиспытатель-дарвинист К. А.

Тимирязев, автор фундаментальных трудов по фотосинтезу, агрономии, истории науки, был депутатом Моссовета. Большую роль в развитии сельского хозяйства сыграла деятельность академика ВАСХНИЛ И. В. Мичурина, селекционера, автора более чем 300 сортов плодово-ягодных культур. Продолжали работу отечественные авиаконструкторы. В 1918 г.

был основан Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ). Создателями его были Н. Е. Жуковский и С. А. Чаплыгин.

Значительных достижений удалось достичь в физике. Основоположником современной полупроводниковой физики стал академик А. Ф.

Иоффе, по инициативе которого были открыты Физико-технический институт, Институт полупроводников АН СССР и др. В 20-е гг. начинал свою исследовательскую деятельность П. Л.

Капица, впоследствии академик, основатель Института физических проблем АН СССР, лауреат Нобелевской премии (1978 г.).

Продолжают работу физиолог И. П. Павлов; теоретик ракетной техники К. Э. Циолковский; химик, изобретатель синтетического каучука С. В. Лебедев; изобретатель реактивного двигателя конструктор Ф. А. Цандер; биогеохимик, автор учения о ноосфере В. И. Вернадский.

Неоценимый вклад в развитие отечественной науки был сделан братьями Вавиловыми. Н. И.

Вавилов — биолог, основоположник современного учения о биологических основах селекции, академик, первый президент ВАСХНИЛ (Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. Ленина) и С.

И. Вавилов — физик, основатель научной школы физической оптики, академик, президент АН СССР.

Лидирующую роль в развитии отечественной науки по-прежнему играла Петербургская академия наук, переименованная сначала в Российскую, а затем в АН СССР (1925 г.) В ее составе организуются новые научно-исследовательские институты. По всей стране открываются филиалы, а с начала 30-х гг. начинают открываться академии наук в союзных республиках.

Сложно складывались отношения с властью большевиков ученых, работавших в области гуманитарных и общественных наук. В силу их неразрывной связи с идеологией и политикой, сотрудничество государства с учеными-немарксистами в этой области было затруднено.

Многие из них оказались за границей (историк, организатор партии кадетов П. Н. Милюков, экономист П. Б. Струве, социолог и философ, лидер правых эсеров П. А. Сорокин, философ Н. А. Бердяев и многие, многие другие).

Видную роль в отечественной гуманитарной науке стали играть те ученые, которые еще до революции придерживались марксистских взглядов. Среди них наиболее заметной является фигура М. И. Покровского, историка и политического деятеля. Покровский был участником Октябрьской революции, с 1918 г.

заместителем наркома просвещения, руководителем Коммунистической академии, Института красной профессуры и т. д. и т. п. Вместе с тем он был видным историком, одним из первых применившим теорию К. Маркса для исторического исследования, основателем целой исторической школы.

Подходы Покровского подчас грешили вульгарным социологизмом, и все же его вклад в становление советской исторической науки был весьма значительным.

В целом интеллигенция, сначала весьма отрицательно в массе своей отнесшаяся к большевистскому перевороту, со временем примирилась со сложившейся ситуацией и вынуждена была вступить во взаимодействие с новой властью. Поначалу сотрудничество было обусловлено страхом смерти или изгнания.

Затем ко многим представителям интеллигенции пришло понимание того, что, как бы то ни было неприятно, большевики прочно утвердились у кормила власти, а значит, помощь советскому государству — их патриотический долг, их обязанность по отношению к Родине и своему народу, пусть и представшим в образе Страны Советов.

Понимание этого появилось даже у тех, кто в период революционных катаклизмов оказался в эмиграции. В начале 20-х гг. ХХ в., когда в России набирает обороты НЭП, в эмигрантской среде возникает движение сменовехства, получившее название от литературно-политического сборника «Смена вех», издававшегося в Париже в 1921-1922 гг.

Идеологи сменовехства (Н. В. Устрялов и др.) призывали перейти от конфронтации с большевиками к сотрудничеству с ними.

Источник: https://examen.ru/add/manual/school-subjects/arts/russian-culture/istoriya-russkoj-kulturyi-s-drevnejshix-vremen-do-nashix-dnej/glava-13-kulturnyie-preobrazovaniya-v-rossii-posle-oktyabrskoj-revolyuczii

Октябрьский переворот – трагический рубеж в судьбе культурного наследия России

Великое прошлое России воплощено ее историческом наследии – движимом и недвижимом, материальном и духовном. Оно питает современную науку, образование и культуру и является единственным основанием ее постоянного уважения мировым сообществом. Такой же значимостью в глазах остального мира – это не менее фантастические природные богатства, природное наследие России.

В 20 веке были осмыслены три основных положения.

Первое – памятники культуры являются единственными осязаемыми свидетельствами исчезнувших цивилизаций, в непосредственном и ярком переживании передающими нам эмоциональный и духовный опыт ушедших поколений.

Без них невозможно формирование национального и индивидуального самосознания, а также осознание народа и личности внутри ценностей мировой цивилизации.

Второе – понимание уникальности и неповторимости, невозобновляемости и незаменимости этих свидетельств.

Это обусловило третье – необходимость государственного обеспечения особого режима жизни памятников, который в основном сводиться к ограничению их использования в функциональных целях – для их максимальной сохранности.

Читайте также:  Последствия гражданской войны - история России

В середине XVIII века в России интенсивно составляются описания и планы церквей и монастырей, образуются архивы, систематически утверждаются строительные нормы и правила.

Очень интересен Указ 1771 года, предписывающий фиксировать в уездных планах и описаниях «экономических журналов» замечания о древних курганах, древних развалинах, пещерах, заводах, каналах «с изъяснением, … когда они начаты, и сколь давно в обветшание пришли и от чего». Увлечение отечественной историей привело к появлению многочисленных исторических исследований как светских, так и церковных авторов, породило первые общие истории России Татищева и Карамзина.

Патриотический подъем 1812 года содействовал росту авторитета национального прошлого и его включения в государственную доктрину в качестве официальной компоненты. В материалах для статистики Российской империи за 1839 т 1841 гг.

публикуются первые списки памятников, созданные в исполнении указа 1826 года. Синод требует сохранения внутреннего и внешнего вида древних церквей, запрещая их перестройку и замену древней живописи (два указа 1842г.) В 1853 г.

Издается указ Синода о порядке хранения церковного имущества в монастырях и церквях и о составлении описей.

В 1901 году насчитывается 2456 архитектурных и 1652 исторических памятника. В начале XX века возникает общество защиты и сохранения в России памятников искусства и старины. Создается много музеев и древлехранилищ, как светских, так и церковных.

Общее понимание ценности культурного наследия было настолько высоко, что о нем не забывали и в бурные дни 1917 года. Октябрьский переворот стал трагическим рубежом в судьбе культурного наследия России.

Одной из главных мифологем новой власти была ненависть к проклятому прошлому.

В XX — ом столетии не было страны, которая подобно советской России, сумела бы за несколько десятилетий уничтожить по собственному желанию едва ли не половину культурных ценностей, созданных многими поколениями передков на протяжении тысячелетий.

Бывало, что завоеватели стирали с лица земли целые народы и памятники их цивилизации, но так расправлялись с врагами, с чужими или противостоящими. Но, чтобы советский народ великой культурной страны воспылал стойкой ненавистью к своему прошлому, такого примера не обнаружить.

Советская Россия здесь печальным образом явилась первопроходцем, и сравниться с этим может разве что культурная революция в Китае, которая все равно не смогла отобрать у России горького первенства.

Первая волна декретов создавала фонд государственных ценностей: были национализированы имущество  религиозных организаций, казенных учреждений, императорской фамилии, усадьбы (в том числе музеи), дворцы и частные коллекции, отменено право наследования.

За этим последовали распоряжения о судьбе имущества эмигрантов, экспроприированных и бесхозных ценностей, об изъятии благородных металлов, денег и разных ценностей, запрещение вывоза предметов особого культурного значения за границу; реорганизовывались архивные и библиотечные службы.

5 октября 1918 года появился декрет Совета Народных Комиссаров об учете и охранении памятников искусства, «в чьем бы обладании они не находились».

Это — как бы видимая и светлая часть государственной деятельности. Параллельно с этим существовали иное развитее событий, иная идеология и потребности, которые засекречивались, хотя количественно преобладали именно они.

В 1922 году на госучете находилось 2350 отдельных памятников и 520 усадеб (во многих из них существовали музеи).

В 1920 году создается государственное хранилище ценностей РСФСР (Гохран), куда в обязательном порядке все учреждения и должностные лица обязаны сдать драгоценности и куда должны стекаться все экспроприированные и конфискованные сокровища.

Власть с большой неохотой соглашается с экспертизой и отбором Главмузея. Интересно замечание особоуполномоченного по учету и сосредоточению ценностей Л.Д.

Троцкого о сотрудниках Главмузея, возглавляемого его женой: «Среди археологов, работающих в Главмузее, по самой их профессий, имеется немало лиц, теснейшим образом связанных с церковными кругами, настроенных контрреволюционно и стремящихся сорвать работу по изъятию ценностей. Таким тенденциям надо давать суровый отпор».

Основным желанием советской власти была продажа ценностей – как можно больше и как можно быстрее (В.И. Ленин – «…решить продажу этих вещей как можно скорее за границей»).

Формировался специальный антикварный экспортный фонд (с 1925 г. – антиквариат Госторга РСФСР). Первая массовая экспроприация ценностей для срочной продажи оказалась связанной с церковным имуществом.

Страшный голод 1921 года стал поводом для расправы с духовенством, для закрытия и разграбления церквей. Знаменитые слова В.И. Ленина «чем больше расстреляем, тем лучше» связаны именно с этими событиями.

2 января 1922 г. Появляется декрет «О ликвидации церковного имущества». Головы вождей заполняли сумасшедшие представления. Ленин и Троцкий надеялись выручить сотни миллионов и даже миллиарды рублей.

Троцкий писал, что лучше выручить в этом году 50 млн. рублей, чем надеяться на 75 млн.

на следующий год, ибо на следующий год может произойти мировая пролетарская  революция, буржуазия начнет вывозить и продавать ценности, рабочие станут их конфисковывать, и тогда денег уже не будет.

Доход от компании составил 4 млн. 650 тыс. руб., на покупку хлеба ушел 1 млн., остальные деньги ушли на проведение самой кампании.

Нужно учесть, что только от конфискации и продажи золота с 1917 года по 1922 год советское государство получило более 84 млн. руб.

Совершенно очевидно, что для советской власти основным результатом стал политический – разгром и подчинение русской православной церкви.

Следующие десять лет оказались эпохой беспощадной и интенсивной распродажи ценностей не только государственного, но и музейного хранения – последние гораздо выше котировались на антикварных рынках, и советская власть, перешагивая собственные законы, росчерком начальственного пера опустошала национальные хранилища.

Два постановления ВЦИК и СНК 1923 г. о перерегистрации памятников музейного фонда открывали путь варварскому произволу.

В Гохран среди прочего были переданы: из зимнего дворца – бриллианты (300 карат), более 8 кг платины, 56 кг золота, 4, 8 тонны серебра, из Троцкой Лавры и Соловецкого монастыря – 900 бриллиантов, 4 кг золота, более 3,5 тонны серебра.

В Гохран поступили фантастического качества драгоценности Оружейной палаты, в том числе драгоценности Российской короны, т.н. называемая бриллиантовая комната, позже – алмазный фонд ССР.

В 1923 году он насчитывал 773 предмета, к нашему времени в нем из этой коллекции осталось 114. О масштабах продаж других ценностей говорят фантастические цифры последующих реализаций – только на аукционе 1924 года в Париже было продано более 54 кг бриллиантов.

Летом в Гохране находилось 12 тысяч тюков золота и 1405 тюка серебра, вес серебра доходил до 500 тонн.

Лишь небольшая часть конфискованного из Гохрана попадала в музеи, например, Оружейной палате удалось получить 6.5 тонны ее серебряных изделий. Сокровища конфискованных из 30 императорских дворцов и аристократических дворцов Петербурга, а также из библиотек потоком уходили за рубеж.

В зимнем дворце скопилось около 150 тысяч книг императорских библиотек, и лишь небольшая их часть попала в российские библиотеки.

Личная библиотека Николая II оказалась в библиотеке Конгресса США, всего библиотека приобрела около 9 тысяч томов, ее отдел редких книг на 80 % сформирован из подобных покупок.

За рубежом оказались сотни тысяч книг, часто по бросовым ценам (от 2 до 20 долларов – исходя просто из размера). 2.2 тысячи книг из библиотеки великого князя Владимира Александровича переместились в Нью-Йоркскую публичную библиотеку, 8.5 тыс. – в Гарвард.

Без сожаления были проданы уникомы вроде одной из первых русских книг – «Апостола» 1564 года, или рукописного синайского кодекса (самого раннего из полных списков Нового Завета), при прибытии которого в Британский музей в огромной толпе собравшихся на площади, все мужчины сняли шляпы.

Пришел черед картин, скульптур, произведений декоративно-прикладного искусства. Начиная с 1926-1927 гг. стала резко меняться музейная политика. Музейный фонд был расформирован. Число музеев стало быстро сокращаться, прежде всего, за счет императорских и аристократических усадеб.

Были закрыты дворцы: Гатчинский, в Царском селе, Фермерский, и Нижний в Петергофе, Елагиноостровский, Строгановых, Шуваловых, Юсуповых, многие подмосковные. Из пригородных дворцов Петербурга только в 1926 году было изъято 150 тыс. экспонатов.

В октябре 1927 года было продано художественное убранство дворца княгини Палей в Царском селе (11606 предметов).

В 1928 -1932 гг. Антиквариат забрал из Павловска 300 картин, 299 предметов мебели, 1168 дворцовых сервизов, 150 рисунков императрицы Марии Федоровны и ее близких. Потоком уходили за рубеж иконы, точного списка мы не узнаем никогда, это были тысячи, если не десятки тысяч.

Помимо находящихся в Гохране и Комиссии госфондов, они пополнялись в приказном порядке данью от музейных коллекций. Директор Оружейной палаты Д. Иванов, не выдержав напора, ушел на должность зав. отделом, а затем – покончил с собой.

Вывозились иконные выставки, издавались каталоги предложений.

К лету 1929 года советская власть продала около 50 шедевров мирового уровня (а всего более 600), среди них – картины Яна Ван Эйка, Рафаэля, Тициана, Рубенса, Халса, уникальная коллекция Рембрандта (40 полотен).

Многочисленные протесты заведующих отделами, директоров, работников Главмузея, министров не имели воздействия. Решения о выдаче картин принимало Политбюро, и нередко за подписью и Сталина.

Опустившийся «железный занавес» прервал широкую зарубежную распродажу.

И если движимые ценности чаще продавали, чем уничтожали, и благодаря этому они, рассеявшись по миру и обогатив культуру других народов, сохранились, то памятники истории и архитектуры уходили в небытие десятками тысяч, и о многих из них мы ничего уже не сможем узнать.

Так продолжалось до 1927-1928 года, пока власть не покончила с экономической либерализацией и не преступила к наступлению по всему фронту.

Ненависть к старому миру теперь потребовала его разрушения – этот словесный оборот по отношению к произведениям архитектуры реализовывался буквально.

Читайте также:  Первые денежные реформы русского государства - история России

Интернационально-классовая идеология делала ненужными ценности отечественного прошлого. Все, что было создано за сотни лет по заказу церкви и «класса эксплуататоров», было объявлено чуждым, даже враждебным. Сама яркость произведений искусства, их способность эмоционально воздействовать на зрителя, читателя или слушателя была причиной жестокой борьбы с ними – почти как с реальными врагами.

Разрушение церквей сделалось активным и целенаправленным. Чем прекраснее были церковные здания и чем более видное место занимали они в облике городов и сел, тем меньше у них было шансов уцелеть. В Москве, служившей ориентиром для всей страны,были разрушены сотни церквей – прежде всего в центре, на главных улицах.

Как правило, на их месте ничего не строилось – разбивались небольшие скверики, которые до сих пор служат свидетельствами разоренных пространств. Судьба Казанского Собора на Красной площади самый известный тому пример. Я горжусь тем, что вопреки властям в 1991 году принимал участие в бескорыстном восстановлении его под руководством Журина О.

И, выученика и архитектора – реставратора Петра Дмитриевича Барановского.

Большевики не любили не только церкви, исторические здания и ландшафты были для них «старьем» — тем, от чего они хотели бы избавиться. Идеал они искали в облике городов проклятого ими капитализма, особенно – страны «желтого дьявола».

Полчища автомашин, манящий простор асфальтовых проспектов и площадей, небоскребы – вот, что им мерещилось.

В центре Москвы снесли застройку Охотного ряда, манежной улицы, заменив их громадными зданиями гостиницы «Москва», нынешнего здания Госдумы и пустой огромной Манежной площадью (до последней реконструкции).

Пример столицы оказался заразительным для всей страны. Сотни монастырей и тысячи церквей были разрушены или обезглавлены и превращены в места заключения, фабрики и склады и т.п. Силуэты многих русских городов понесли невосполнимые потери, ибо городские соборы уничтожались в первую очередь. Во множестве древних городов сбрасывали колокола, разрушали иконостасы, взрывали здания.

Разрушение зданий лишь шло следом за уничтожением священников и запугиванием верующих. Антирелигиозное варварство коммунистов общеизвестно и судьба культурных ценностей, связанных с концессиями была самой трагичной.

Это были потери не только отдельных архитектурных шедевров, это было сознательное уродование лица России, ее исторических ландшафтов.

Обжитое пространство старой России было всегда наполнено свидетельствами разумной и духовно-содержательной жизни поколений.

Начало Великой Отечественной войны укрепило патриотическое начало и связанное с этим внимание к истории.

Трагизм ситуации заставил вспомнить имена князей и царей, появились исторические кинофильмы, состоялось даже немыслимое прежде ослабление гонений на церковь.

24 июля 1941 года последовал указ Гитлера по отбору произведений искусства на всех занятых территориях, которые предполагалось занять.

Уже 14 октября 1941 года была вывезена знаменитая янтарная комната. В марте 1942 года Министерство иностранных дел Германии не постеснялось опубликовать каталог вывезенного.

На территории СССР пострадало 427 музеев, в России – 173, из которых 100 были уничтожены полностью. В 1948 году за подписью И. Сталина выходит «положение об охране памятников культуры».

В 1966 году создано Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры, председателем, которого по должности становиться заместитель председателя Совета Министров республики.

Общее число памятников культуры, внесенных в государственные списки, превышает в настоящее время 90 тыс. объектов. Чувство гордости за труд наших предков смешивается со стыдом за наше равнодушие и беспомощность.

В Москве и в наше время не публикуются и публично не доступны списки памятников, охраняемые государством. Активный снос продолжается  и сегодня и не только в Москве, сплошной зачистке подвергаются кварталы Казани, Уфы, Нижнего Новгорода.

Похоже, нынешние власти не любят Москву так же, как не любили большевики.

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Источник: https://www.epochtimes.ru/content/view/6322/73/

Значение Октябрьской революции 1917 года

Октябрьская революция произошла на фоне социал-демократических движений в Европе, участники которых далеко не были уверены в целесообразности социалистического переворота в России в 1917 году.

В начале XX века социал-демократы полагали, что царский политический режим и крестьянская сельскохозяйственная экономика не имеют под собой капиталистической экономической базы, на основе которой может возникнуть социализм.

Ленин придерживался иной точки зрения. Он видел в России слабое звено империалистической капиталистической системы.

Империализм «есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрёл выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами»[1]. В результате неравномерного развития капитализма в России существовала слабая буржуазия и эксплуатируемые классы промышленных рабочих и безземельного крестьянства.

Влияние Первой мировой войны на логику мышления Ленина

В понимании Ленина Первая мировая война не только дестабилизировала капитализм экономически и политически, но и способствовала изменению политического сознания западноевропейского рабочего класса. Власть в России могла оказаться в руках социал-демократической партии, однако Ленин настаивал на том, что это послужит искрой для «…

начинающейся всемирной революции пролетариата… Мы за то, что войну должна кончить и кончит революция в ряде стран, т. е. завоевание государственной власти новым классом, именно: не капиталистами, не мелкими хозяйчиками… а пролетариями и полупролетариями»[2].

Русская революция должна была стать прелюдией к социалистической революции в европейском масштабе.

То, что этого не произошло, имело важные последствия для будущего СССР и всей мировой политики. Отсутствие такого решающего фактора, как революция в Европе, сбило с толку социалистическое движение, что ощущается до сих пор.

Послеоктябрьский большевистский режим унаследовал системные изъяны, обусловленные переходом общества от феодализма к капитализму и экономическим коллапсом в связи с войной 1914 года.

Кроме того, Советская Россия столкнулась с иностранной интервенцией и гражданской войной.

Ограничения на революцию

Культурное и политическое наследие царской России, уже проявившееся в ленинской теории партии, оказало большое влияние на политику большевиков. Имелись критически важные естественные условия, которые не позволяли лидерам проводить соответствующую политику, а именно огромная территория, суровый климат и ограниченные экономические ресурсы.

Социальную базу советской власти составляли немногочисленная интеллигенция и малообразованный в своей массе городской пролетариат. Низкая грамотность создавала проблемы коммуникации, усугубляемые плохой инфраструктурой, в частности отсутствием дорог и телефонных линий связи.

Без сопряжения с революцией в Европе Россия экономически, политически и культурно не была готова к социалистической революции.

Более того, вносили разлад ряд факторов, обусловленных самой революцией. Революции происходят там, где в условиях нестабильности постепенные изменения либо невозможны, либо нежелательны. Послереволюционные годы были похожи на годы после Французской революции, омрачённые внутренней войной и репрессиями.

Две крупные политические силы противостояли большевикам и оказали упорное сопротивление установлению социалистического режима. Во-первых, националистические группы оказывали вооружённое сопротивление на Украине, в Грузии и Центральной Азии, где было объявлено о создании суверенных государств.

Национализм стал политическим инструментом антикоммунизма.

Во-вторых, вооружённая интервенция Америки, Британской империи и Японии стала иллюстрацией того, как западные державы стремились обратить вспять завоевания Октября.

Западные государственные деятели предвидели советскую угрозу и мобилизовали войска и общественное мнение против большевистских порядков.

Участники Парижской мирной конференции, созванной в 1919 году державами-победителями (большевистское правительство России не было представлено), рассмотрели способы вмешательства западноевропейских государств в дела новой республики.

«Призрак бродит по Европе – призрак коммунизма», − отмечал ранее Энгельс. Призрак, однако, материализовался в государственную власть только в тех частях бывшей Российской империи, которые находились под большевистским правлением. Все другие значимые революционные восстания в Европе были успешно подавлены.

Большевистское руководство столкнулось с многочисленными проблемами: царское наследие империи против социалистического интернационализма; примирение социализма с национализмом; удержание большевистской власти перед лицом враждебно настроенных иностранных держав; надежда на то, что социалистический политический порядок может быть построен в обществе, выходящем из феодализма. В ходе решения этих проблем руководители страны заняли политически реалистичную позицию, адаптировав социалистические предпосылки к геополитической и экономической реальности. Большевистскому руководству следует отдать должное за исключительную смелость и умение удерживать политическую власть.

Наследие царских времён

После революции 1917 года советская политика развивалась с учётом наследия царской России. Столкнувшись с отсталостью, доставшейся от царского режима, а также продолжающейся конфронтацией с западными державами, коммунистическое руководство приступило к индустриализации и модернизации. В основу экономики был положен план, централизованный контроль и управление, а не рыночные механизмы.

Цель состояла в создании коммунистического общества под руководством Коммунистической партии. В Советской России традиционно превалировал коллективизм и стремление личности к интеграции в общество, а не индивидуализм, присущий саморегулируемому гражданскому обществу. Большевистский режим расширил государственную собственность и контроль по направлениям, проложенным царской администрацией.

Марксизм, возникший как критика буржуазного общества, превратился в марксизм-ленинизм − идеологию развития, которая обеспечила интеллектуальное обоснование экономических и политических действий, предпринятых впоследствии Сталиным. Государственный социализм, возникший между двумя мировыми войнами, стал последовательной альтернативой индустриализации, основанной на капиталистическом рынке и частной собственности.

Читайте также:  Святополк окаянный - братоубийца на престоле - история России

Споры в отношении характера социалистических государств в послереволюционный период

Характер и значение того, что последовало за укреплением большевистской власти в Советском Союзе, а затем и в социалистических государствах, вызывает споры не только на Западе, но и в бывших социалистических странах. Октябрьская революция воспринимается с трёх разных и противоречивых точек зрения, которые не исключают друг друга.

Во-первых, существуют эксперты, подчёркивающие экономические, социальные и культурные успехи. Некоторые настаивают на том, что СССР находился на начальной стадии социализма, в то время как другие называют созданное общество индустриальным с элементами социализма.

Во-вторых, есть критики, отвергающие большевистский режим в силу диктаторского и репрессивного характера правления. Эта группа подчёркивает отсутствие представительной демократии и контроля над государственной властью.

Они ссылаются на репрессии, начавшиеся с подавления Кронштадтского восстания, убийство Николая II, уничтожение крестьянства во время коллективизации и сталинский террор.

Эти ранние семена антикоммунизма позже проросли в продвигаемую США идеологию тоталитаризма.

Третий подход определяется геополитикой. Со стороны СССР, это представление о капиталистическом окружении и военной агрессии, первым проявлением которых была военная интервенция в годы Гражданской войны.

На Западе также не приемлют идеологию международного коммунизма.

Существовавшие опасения подпитывались высказываниями Ленина в работе «Пролетарская революция и ренегат Каутский», полагавшего, что большевистская октябрьская революция станет образцом для других стран и ускорит победу пролетариата в капиталистических странах.

Критических взглядов придерживались не только верхи, осуждавшие и клеймившие социалистические государства как тоталитарные, но и западные социалисты, которые считали, что коммунистическое руководство построило государственный капитализм с сопутствующими ему формами эксплуатации.

Критерии для оценки Октябрьской революции

Каким образом мы можем оценить последствия Октябрьской революции? Основной вопрос, на который следует найти ответ, состоит в следующем: смогли бы социалистические республики, а затем и Советский Союз, перейти на экономическую и политическую ступень развития, которая бы качественно превосходила капитализм, или, по крайней мере, была совершеннее его в определённых областях. Я бы предложил шесть основных направлений для оценки Октябрьской революции.

Во-первых, утверждается, что иерархическая политико-экономическая координация является эффективной альтернативой индивидуалистической рыночной конкуренции. Эта цель была подтверждена опытом советского блока.

Современные общества могут успешно функционировать на основе рационального планирования без частной собственности и прибыли. Однако система планирования теряла эффективность по мере развития и усложнения экономики. Несмотря на это, Советский Союз сократил отставание от западных государств.

Кроме того, важным недостатком является то, что на Западе удовлетворённость потребителя была значительно выше, нежели в социалистических странах.

Во-вторых, есть мнение, что отмена классов является необходимым условием для плановой социалистической экономики. Общества советского типа были действительно бесклассовыми, и, в марксистском смысле, экономическая эксплуатация была упразднена.

Однако такая бесклассовость не была достаточным условием для отмены неравенства в осуществлении экономической и политической власти. Унаследованные с царских времён патриархальные отношения и бюрократический контроль остались без изменений.

В-третьих, утверждается, что Октябрьская революция укрепила демократию. Здесь были достигнуты значительные успехи в расширении участия граждан в жизни общества, а политическое руководство добилось успехов в обеспечении равенства в доходах и социальных условиях.

Однако в политическом отношении бюрократический контроль принимал форму административной власти, принадлежащей не экономическим классам, а элите, которая контролировала экономические и политические ресурсы.

В рамках системы не удалось реализовать потенциал политической культуры, которая предусматривала более широкое участие масс.

В-четвёртых, Октябрь способствовал установлению социального равенства. В этом отношении все страны государственного социализма способствовали обеспечению реального равенства условий в отличие от стремления к равенству возможностей в условиях западной социал-демократии.

Значительно уменьшилась разница в уровнях доходов. Тенденции выравнивания видны в перераспределении долей в национальном доходе. Как показано ниже[3], 1 процент самых богатых людей обладал 18 процентами национального дохода в 1905 году, а с 1927 года эта доля упала до 4−6 процентов.

За это время аналогичный показатель в США составлял в среднем около 22 процентов.

Цифры иллюстрируют распределение национального дохода до вычета налогов

Вместе с тем неравенство сохранялось в отношении доступа к дефицитным товарам и услугам, и по-прежнему существовали важные структурные различия между различными социальными слоями.

Цифры иллюстрируют тенденцию к сближению условий жизни различных профессиональных групп.

Одним из последствий сопоставления более высоких доходов западных руководителей, владельцев компаний, управляющих и профессионалов было то, что граждане социалистических стран начинали ощущать себя обездоленными.

В-пятых, в результате революции была отвергнута религия. Секуляризм укрепил связь между обещаниями и реальностью; награды в другом мире не будет. Таким образом, было создано светское общество, при этом не пострадали ни мораль, ни социальная ответственность.

Социалистические ритуалы и церемонии, посвящённые майским и октябрьским праздникам, были достаточно эффективны.

Однако по мере экономического развития социалистических государств идеология потребительства одержала победу над социалистической этикой и стремлению к «братскому миру».

Наконец, в результате Октябрьской революции была предпринята попытка создания центра для распространения социализма как мирового движения. В этой связи революции удалось обеспечить альтернативную социалистическую модель политического контроля и экономического планирования.

Формы государственного планирования и государства всеобщего благосостояния были введены после Второй мировой войны во многих западноевропейских странах.

Октябрьская революция дала огромный стимул социализму как мировому движению всех трудящихся, особенно в странах, выступавших против колониализма, таких как Индия и Китай.

Однако советские методы координации как в политике, так и в экономике стали всё чаще подвергаться критике за чрезмерную централизацию и отсутствие реального демократического участия. Как следствие, экономическая и политическая модель, внедрённая в Советской России и СССР, имела наибольший успех в развивающихся странах.

Радикальная реформа и переход к капитализму

Начатое Горбачёвым движение в поддержку реформ стремилось устранить некоторые из этих недостатков. В процессе реформирования Горбачёв и Ельцин ликвидировали государственный социализм. Они аннулировали многие социальные достижения Октябрьской революции. Реформаторы не только отреклись от претензий СССР на расширение своей роли в геополитик&#x4

Источник: http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/znachenie-oktyabrskoy-revolyutsii-1917-goda/

Событиям Октябрьской революции 1917 года посвящен форум в Лондоне

ЛОНДОН, 26 сентября. /Корр. ТАСС Илья Дмитрячев, Максим Рыжков/. Форум ученых-гуманитариев под названием «Социокультурная и эстетическая рефлексия Октябрьской революции 1917 года» начался в понедельник в представительстве Россотрудничества в Лондоне.

Он приурочен к отмечаемому в нынешнем году 100-летию одной из главных социально-политических метаморфоз в российской и мировой истории.

В двухдневных дискуссиях принимают участие исследователи из России, Великобритании, Белоруссии, Бельгии, Венгрии, Германии, Казахстана, Латвии, Сербии, Словакии и других стран.

Форум проводится в рамках перекрестного Года науки и образования России и Великобритании. Его организатором выступил Московский педагогический государственный университет (МПГУ) при поддержке Россотрудничества и при участии Института мировой литературы имени А.М. Горького Российской академии наук.

«В год столетия революции ее отголоски находят все новые и новые формы актуализации в обществе и культуре, несмотря на глобальные исторические изменения, происшедшие за это время.

Память о революции важна и как предостережение, и как урок, и как опыт невиданных социально-культурных практик», — сказала корреспонденту ТАСС руководитель проекта, директор института филологии МПГУ Елена Чернышева.

В подтверждение своих слов она напомнила, что революция привела к созданию выдающихся произведений искусства, раскрепощению женщин, проведению образовательных реформ.

«Важно помнить и энтузиазм масс, и трагедии «осевого» времени», — добавила Чернышева, упомянув период в истории человечества, во время которого на смену мифологическому пришло рациональное мировоззрение, сформировавшее сегодняшний тип человека.

Ректор МПГУ Алексей Лубков отметил, что взгляд из Лондона и взгляд из Москвы на события прошлого, при всем их несовпадении, могут иметь общий вектор, предполагающий межкультурный диалог. По его словам, взвешенная научная оценка Английской революции XVII века и Октябрьской революции 1917 года важна для понимания связи времен.

«Исторический и культурный опыт России и Англии по преодолению внешних и внутренних «вызовов» неоценим.

Наследие революционного времени бесценно сегодня, когда в России осуществляется попытка создать консолидированное гражданское общество, когда становится очевидной значимость человека и его роль в истории, его нравственный выбор, личная и гражданская ответственность», — отметил Лубков.

Переформирование ландшафта

Основные вопросы, обсуждаемые на форуме, касаются опыта освоения революции выдающимися мастерами литературы, музыки, изобразительного и монументального искусства, такими как Андрей Платонов, Сергей Прокофьев, Дмитрий Шостакович, Казимир Малевич, Густав Клуцис, Вера Мухина и другие, а также массовой культурой, в том числе британской поп-музыкой. В выступлениях участников форума революция была представлена как ключевое событие ХХ века, переформировавшее ландшафт и российской, и мировой культуры в самых разных видах искусства, а также в социальной и политической жизни, системе образования.

Выставки, посвященные Октябрю

Нынешний форум — не первое из организованных в Лондоне мероприятий, посвященных Октябрьской революции. Так, в Королевской академии художеств была проведена масштабная выставка «Революция: русское искусство 1917-1932 гг.

«, на которой были представлены две сотни произведений из Третьяковской галереи, Русского музея, а также региональных российских музеев и картинных галерей.

А Британская библиотека стала местом проведения специальной выставки «Русская революция: надежда, трагедия, мифы», экспонаты для которой (среди них были книги, плакаты, письма, фотографии, оружие, банкноты и другие исторические предметы) были подобраны как из запасников самой библиотеки, так и предоставлены музеями нескольких стран, частными коллекционерами.

Источник: http://tass.ru/obschestvo/4591861

Ссылка на основную публикацию