Наполеон в москве — история России

Наполеон в Москве: крушение величия | Отдых в России 2018 | Описание: 1812, История Россия, Наполеон

Завоеванные страны беспрекословно подчинялись новому правителю. Подобной безропотности французский монарх ожидал от огромной и загадочной России. Он шел под бравурные звуки военного марша, а уходил впопыхах, озлобленный и угрюмый. Россия стала началом краха Наполеоновской империи, хотя начиналось все неплохо.

У Бонапарта был план, стратегия. В 1812 году он завоевывает западные территории, в 1813 году покоряет Москву, а в 1814 и столицу Петербург. График пошел с опережением.

После Бородинского сражения 7 сентября 1812 года обескровленные русские войска начинают отступать.

13 сентября на знаменитом совете в Филях военноначальники во главе с Кутузовым решают уходить за Москву и не давать генерального сражения у стен города. Армию необходимо укрепить, чтобы дальше противостоять солдатам Наполеона.

По поводу Москвы у французского императора был пунктик. После пересечения западной границы он спокойно мог пойти сразу на Петербург, дороги там шире и безопаснее. А чтобы попасть в первопрестольную нужно двигаться через непроходимые брянские леса, наполненные партизанами из крестьян.

Историки уверены, что пойди Бонапарт сразу в «город Петра», то история была бык нему благосклоннее. Свой поступок французский император объяснял так: «Если я займу Киев, я возьму Россию за ноги. Если овладею Петербургом, возьму ее за голову.

Но если я войду в Москву — поражу Россию в самое сердце».

14 сентября 1812 года Бонапарт уже на подступах к Москве. Он стоит в районе Поклонной горы и взирает на открывшийся ему город. Главнокомандующий и все солдаты поражены видами, пейзажи они сравнивают с картинками из «Тысячи и одной ночи».

Золотые купола православных церквей, разноцветные башенки напоминают им колорит Востока. Любование длится не долго, ему на смену приходит недоумение.

Наполеон ждал или битву, или русскую делегацию, которая вручила ему символические ключи от города, время идет, а никого нет.

Картина Василия Верещагина «Перед Москвой в ожидании депутации бояр»

Такое пренебрежение и безразличие амбициозного французского императора никак не устраивает. Дав предупредительный залп из пушки, он со своим войском движется в сторону Дорогомиловской заставы, территория, где сейчас примерно стоит Киевский вокзал.

Там его встречают свои солдаты и объявляют, что город пуст. Это был огромный удар по самолюбию Наполеона, его провал перед собственной армией и Европой. Французский император не верит, что люди могут бросить все нажитое и сбежать, дабы не покориться ему.

В Москве 1812-го проживало около 300 тысяч человек, а осталось порядка 10-20 тысяч, преимущественно это были иностранцы и личности как бы сейчас сказали без определенного места жительства.

По сути, город представлял из себя призрак, и вроде бы все есть, дома с мебелью, посудой, утварью, обустроенные улицы, церкви, а людей нет.

Первоначально Наполеон со своими европейскими ценностями не хотел разрушать Москву, он отлично понимал, что всю Россию ему не завоевать, ему нужен был мир, но на выгодных для него условиях.

«Мы посмотрим, что эти русские собираются делать; квартиры нам обеспечены, мы покажем миру удивительный спектакль мирно зимующей армии среди вражеских народов, окруживших ее со всех сторон. Французская армия в Москве – это корабль, находящийся среди льдов».

Первоначально он планировал отменить в России Крепостное право, найти множество соратников, перезимовать в Москве,потом идти на Петербург. Наполеон селится в Кремле, занимая просторные покои императора Александра I, отсюда из временной своей резиденции он желает управлять Европой, принимать министров и послов. И лишь далекий отсвет пожаров порождает в Наполеоне дурные предчувствия.

Москва загорелась на окраинах еще 15сентября. А в ночь с 15 на 16 сильный ветер раздул пламя и принес его в центр. У Кремля все полыхает и ранним утром 16 сентября Наполеон принимает решение покинуть центральную часть и временно переехать в Петровский дворец (сейчас это Ленинградский проспект, ближайшая станция метро «Динамо»). Но выехать из охваченной огнем центральной части уже сложно.

Картина Ивана Айвазовского «Пожар в Москве»

Наполеон вспоминает: «Я подвергался опасности, волосы и брови мои были обожжены, одежда горела на мне. Нескольких генералов огонь поднял с постелей. Я сам оставался в Кремле, пока пламя не окружило меня.

Тогда я уехал в загородный дворец [императора] Александра в расстоянии приблизительно четырёх вёрст от Москвы.

И вы, может быть, представите себе силу огня, если я скажу вам, что трудно было прикладывать руку к стенам или окнам со стороны Москвы, — так эта часть была накалена пожаром… Этот ужасный пожар всё разорил, — заключил Бонапарт. — Я был готов ко всему, кроме этого.

Кто бы мог подумать, что народ может сжечь свою столицу? Если бы не этот роковой пожар, у меня было бы всё необходимое для армии; на следующий год Александр заключил бы мир или я был бы в Петербурге».

Хотя ходят споры, кто поджег Москву, свои или французы? Версия, что свои выглядит более правдоподобной и убедительной.

Горящие головешки люди раскидывали по приказу московского графа, генерал-губернатора Ростопчина, действовавшего по русскому принципу неизвестному Наполеону — «Так не доставайся ты не кому» или «Гори ты синим пламенем».

В результате пожара, а длился он около 5 дней, сгорело больше половины всех домов, продуктовых лавок, церквей. Для города это был огромный урон, а для Наполеона – абсолютный крах, который сжег его амбиции.

18 сентября Бонапарт возвращается в Кремль. Он еще не оставляет надежду перезимовать в Москве. Всех найденных поджигателей вешают на площадях с табличками «поджигатель Москвы» или расстреливают.

Создаётся Московский муниципалитет, куда приглашается всё оставшееся в Москве купечество и дворянство. Главная обязанность ведомства обеспечить пропитанием и жильем французскую армию, наладить еёбыт в Москве.

Наполеон с инспекцией объезжает город, оценивает его состояние.

Французский император не оставляет попыток заключить мирный договор, пишет письма Александру Первому и Кутузову, но все остается без ответа.

В первый день, когда французы пришли в Москву они не занимались мародерством, но постепенно даже толерантная европейская душа, с гуманными устремлениями требовала наживы. Полки разделили город на районы, у каждого был свой участок для разграбления.

В храмах устраивали конюшни или ставили печи, чтобы переплавлять золото и серебро. Легендарная армия Наполеона начала свой путь морального разложения.

К 18 октября Наполеон стал понимать, что перспектива заключения выгодного мира, да вообще хоть какого-то мира с русскими невозможна. Проблемы у французского императора в Москве возникают одна за другой.

Армия теряет боеспособность, кормить ее нечем, в Центральную Россию в этот год заморозки приходят намного раньше, чем обычно.

Все это вынуждает Бонапарта отказаться от его наполеоновских планов пережидать зиму в сердце нашей страны.

19 октября по приказу Наполеона армия из Москвы двинулась по Старой Калужской дороге. В Москве остается корпус маршала Мортье. Ему дан приказ, взорвать Кремль и всю центральную часть города и тоже уходить.

Для Бонапарта Москва была вроде игрушки, которую вначале он был готов холить, а после ее непокорности решил избавиться.

В спешке Мортье выполняет веление французского императора лишь частично, уничтожена Водовзводная башня, несколько Кремлевских башен, Грановитая палата частично обгорела.

Наполеон изначально планирует переждать зиму где-нибудь под Смоленском.

Но русские войска постоянно атакуют его уже не такую боеспособную армию, плюс ко всему добавляются крестьяне-партизаны, холод, голод.

Вроде бы и непобежденный, но уже не такой великий и неуязвимый Бонапарт бежит в Париж. Его союзники уже не видят в Наполеоне былой силы, в 1814 году французский император отрекается от престола.

Москва от пережитого приходит в себя 20 лет. За это время она значительно молодеет, появляются новые каменные дома, прокладываются улицы, например, зарождается прадедушка современного бульварного кольца. О Наполеоне уже ничего не напоминает, горожан мучает только один вопрос, куда делись сокровища, награбленные французским императором. Из Москвы он их вывез, а до Парижа не довез.

Загрузка…

Источник: http://xn--80aalf3aen7bxbk.xn--p1ai/napoleon-v-moskve-krushenie-velichiya.html

Сгоревшая Москва и клад Наполеона

02.10.2014 0 4478

В Бородинском сражении русская армия понесла огромные потери, после чего главнокомандующий Кутузов приказал отступать на Москву и Можайск, чтобы сохранить армию. 13 сентября 1812 года на военном совете в Филях было принято решение оставить древнюю столицу Российского государства.

Великая армия Наполеона увидела Москву 14 сентября 1812 года. Бонапарт приказал остановиться на Поклонной горе (около трех верст от тогдашней городской черты) и долго разглядывал старинную русскую столицу. Вместе с ним во все глаза смотрели многочисленные офицеры свиты.

Одному из гвардейцев привиделись «фантастические детские видения об арабах, вышедшие из «Тысячи и одной ночи»». «Мы были внезапно перенесены в Азию…

В отличие От устремленности к облакам колоколен наших городов Европы, здесь тысячи минаретов были закруглены, одни зеленые, другие ярких цветов, блестевшие под лучами солнца…

ослепленные блеском этой картины, наши сердца подскочили от гордости, радости и надежды», -вспоминал капитан Фантен дез Одар.

Около часа Наполеон с авангардом ждал донесений разведки. Вскоре он получил доклад, согласно которому русская армия продолжала отступление в сторону Волги. После этого ставка вместе с императором двинулась к городским воротам.

Разочарование Великой армии

Честь сопровождать Наполеона при входе в завоеванную Москву досталась дивизии Роге из Молодой гвардии и гвардейским жандармам. Около полудня торжественная кавалькада остановилась у Дорогомиловских ворот.

Наполеон ждал делегацию с ключами от города и доклад русского коменданта об оставлении позиций (согласно военному этикету).

Прогуливаясь вдоль Камер-Коллежского вала, Бонапарт обсуждал с окружением предложенное Александру I перемирие и предстоящую зимовку в Москве. Наизготовку застыл парадный оркестр.

Офицеры и солдаты невольно сравнивали увиденное с Парижем. Большинство сходились во мнении, что Москва как минимум не уступает в размерах и выглядит наряднее.

Многие высказывали сожаление, что их любимый император строго запретил грабежи и мародерство.

Вокруг города были расставлены посты, призванные не допустить проникновение в Москву армейских частей и отдельных военных, за исключением дивизии Роге. В самом городе порядок должны были охранять два полка армейских жандармов.

Примерно через полчаса ожидания к свите Бонапарта приблизился молодой человек в синей шинели и цилиндре. Его беспрепятственно пропустили. Он сказал пару слов императору наедине и беспрепятственно удалился. Наполеон процедил собравшимся: «В городе нет ни гарнизона, ни жителей». А потом добавил несколько корсиканских ругательств. Уже через час авангард Великой армии вступил в пустой город.

Город-призрак

Французов поразили не столько пустые улицы, хотя и они производили гнетущее впечатление, сколько покинутые населением дома. Большинство из них, даже самые богатые дворцы, были не заперты. Внутри все находилось на своих местах и в полном порядке. Особенно поражали часы, недавно заведенные и еще не исчерпавшие запас хода, и тлеющие угли в кухонных плитах.

Редкие жители, оставшиеся в Москве, встречали колонны французов на порогах своих домов и лавок. В основном это были люди торгового сословия, на постое у которых русская армия оставила перед отступлением раненых французских офицеров. Настроение у победителей резко упало.

Им предстояло ждать ответа русского императора в городе-призраке. Спустя несколько часов к французским властям стали обращаться первые погорельцы. Город был настолько огромен, что редкие струйки дыма не были заметны из Кремля, где расположился Наполеон. Но они уже поднимались к небу в совершенно разных концах Москвы.

Город такой величины, да еще и деревянный на две трети, оставленный почти совершенно без жителей, потенциально пожароопасен. Никакие посты по городским окраинам не могли удержать французских мародеров от соблазна.

Не стоит забывать и об отставших от армии русских солдатах, которые тоже вполне могли решиться на грабеж.

В довершение всего, перед отступлением армии Кутузова по приказу губернатора Москвы Федора Ростопчина из тюрем были выпущены все уголовники.

Наполеон и его штаб рассудили, что начавшиеся пожары носят случайный характер и являются делом рук мародеров. Император тут же отдал соответствующие приказы жандармерии и начал обустраиваться в Кремле.

Тем вечером он сказал своим генералам: «Мы посмотрим, что эти русские собираются делать… Квартиры нам обеспечены.

Мы покажем миру удивительный спектакль мирно зимующей армии среди вражеских народов, окруживших ее со всех сторон».

Читайте также:  Реформы государственного устройства 1700-1725 годах - история России

Когда вечером 15 сентября Наполеон удалился спать, из Кремля все еще не было видно, что пожары приобретают характер катастрофы.

Между тем ночью поднялся сильнейший ветер, и к утру весь город буквально пылал. Утром Бонапарту доложили, что огонь уже обступает Кремль.

«Какое ужасное зрелище! Это они сами! Сколько дворцов! Какое необыкновенное решение! Что за люди! Это скифы!», — вскричал император.

Красный петух

Многие французские офицеры вспоминали, что характер возгораний был очень странным. Пожары начались во всех концах города и сразу были очень сильными. Настолько, что рушились даже каменные конструкции.

«Два офицера расположились в одном из кремлевских зданий, откуда им открывался вид на северную и восточную части города. Около полуночи их разбудил необычайный свет, и они увидали, что пламя охватило дворцы: сначала оно осветило изящные и благородные очертания их архитектуры, а потом все это обрушилось», — вспоминает адъютант Наполеона Филипп Поль де Сегюр.

Очень часто постовые отмечали, что огонь вспыхивал в наглухо запертых и охраняемых зданиях, а во многих несгоревших особняках французы нашли свертки с фосфором, пропитанные селитрой, — идеальные зажигалки. Другие французы вспоминают, что происходило, когда они пытались занять уцелевшие кварталы: «..

.прежде чем войти в эти запертые и покинутые дома, останавливались, услышав там легкий треск взрыва, вслед за ним поднималась тоненькая струйка дыма, которая быстро становилась густой и черной, затем красноватой, наконец принимала огненную окраску, и вскоре все здание обрушивалось в вихре пламени».

Французы пытались противостоять огненной стихии. Но в пожарных частях не оказалось инвентаря — подводы с бочками и даже лошади были на месте, а ни одной помпы не сыскалось.

Вечером 16 сентября Наполеон перебрался из Кремля в Петровский дворец, где оставался три дня.

Позднее он возложил ответственность за пожары на Ростопчина: «Русский губернатор хотел уничтожить этот прекрасный город, когда узнал, что армия его покидает. Он вооружил три тысячи злодеев, которых выпустил из тюрем».

Если поначалу Бонапарт боролся с мародерством, то, осознав масштабы пожара, решил его упорядочить.

Грабежи начались еще 14 сентября, и на следующий день Молодая гвардия (солдаты которой успели посетить «захоронения царей» в Кремле) была заменена на части Старой гвардии. Это не помогло.

Наполеон приказал выделять наряды от частей, стоящих вне города, «для поиска съестных припасов, кожи, сукна, меха и т.д.».

Император не скрывал, что отдал Москву на разграбление в отместку за поджог и бегство населения. «Пожары разрешили грабеж, с помощью которого солдат оспаривает у пламени то, что осталось», — написал он Александру I.

Несмотря на то, что еще 16 сентября пошел сильный дождь, пламя не утихало до вечера 18-го. Погибли почти все деревянные постройки и значительная часть каменных. Замоскворечье и Солянка выгорели полностью. Всего было уничтожено три четверти города.

Французы же, отчаявшись бороться с пламенем, стали бороться с поджигателями. В письмах Наполеон упоминает о 400 расстрелянных, пойманных при поджогах.

Официально суду были преданы 26 человек разных сословий. 10 из них сознались, показали, что поджигали по приказу Ростопчина, и были расстреляны.

Вина еще 16 человек была не вполне доказана, и они оставались под стражей до отступления французов.

Кроме того, в огне пожаров погибли, по разным оценкам, от 2 до 10 тысяч русских раненых, которых не успели эвакуировать, и около 3 тысяч местных жителей. А вот французская армия покидала город 20 октября, недосчитавшись 30 тысяч солдат и офицеров, сгинувших в разоренной Москве.

Блеск потерянного золота

Великая армия начала свое последнее отступление, оставив в сожженном городе несколько тысяч раненых, но прихватив награбленное добро. По мнению современников, только золото, серебро и драгоценности «тянули» на десятки тонн, не говоря уж об антиквариате, картинах и мехах. Это только императорская добыча, а еще каждый солдат тащил на себе примерно по пуду ценностей.

Трудности похода и необходимость вернуться на разоренную Смоленскую дорогу вынудили Наполеона приказать избавиться от наименее ценной части груза. Солдаты тоже постепенно освобождались от лишнего. При этом французы старались ценности либо закопать, либо утопить. Впрочем, на протяжении всего пути к польской границе казаки и партизаны отбивали у французов целые подводы с награбленным.

Бросали пушки, раненых, даже провиант, но два императорских обоза охранялись едва ли не тщательнее, чем сам император. Всего, по современным оценкам, там оставалось около 80 тонн золота — серебро и прочее утопили еще где-то на Смоленщине. Плюс ценности, украденные из Кремля, которые не найдены до сих пор.

Именно последнее обстоятельство указывает на то, что основной «клад Наполеона» до сих пор покоится где-то в лесах или озерах Белоруссии, ведь Неман император пересек в одних санях под охраной едва ли эскадрона кавалерии.

https://www.youtube.com/watch?v=Z2h2R8UblpM

Уже по прошествии года после изгнания захватчиков появилась масса очевидцев, готовых указать, где «отряд французов закапывал в лесу сундуки и бочонки». Отряжали крестьян на поиски кладов и помещики, и отставные офицеры, и даже смоленский губернатор. Но кроме мелких находок по обочинам дороги, ничего не обнаружили.

Через несколько лет в места былых боев потянулись и французские ветераны. Не проходило года, чтобы в том или ином уезде за разрешением на поиски не появился очередной «мусье». К XX веку изрыли гектары земли от Смоленска до Вильно, но безрезультатно.

Так что тайна клада Наполеона до сих пор не разгадана. Как и тайна Великого московского пожара.

Борис ШАРОВ

Источник: http://oursociety.ru/publ/istorija_rossii/sgorevshaja_moskva_i_klad_napoleona/4-1-0-90

Наполеон, Москва, и ребусы истории

Почему Наполеон не пошел на столицу небольшой, на то время, России — Петербург?

Почему Наполеон пошел на Москву?

Почему Кутузов – князь Смоленский, а не Бородинский? Или Малоярославецкий? Или Березинский? Или Красный?

Куда же делась такая огромная армия Наполеона, если в Европу она не вернулась?

Нынче, граждане всё ясно и понятно, и это случай вполне прискорбный. Международное положение, граждане, яснее ясного. Задерживаться на этом, к сожалению, не приходится, и поэтому, помолясь, поинтересуемся чем то историческим.

Высокоразвитые интеллигенты в шляпах очень уважают фонтанировать цитатами из Наполеона Бонопарта! Пёс их знает почему….

Поэтому про Наполеона! Сейчас расскажем про этого деятеля. Всё отпоем.

В основном за войну 1812 года и пожар в Москве! Выведем на чистую воду, свои сомнения и гипотезы…

«Отечественная война 1812 года (фр. Сampagne de Russie pendant l’année 1812[П 9]) — война между Россией и наполеоновской Францией на территории России в 1812 году.

Причинами войны стали отказ России активно поддерживать континентальную блокаду, в которой Наполеон видел главное оружие против Великобритании, а также политика Наполеона в отношении европейских государств, проводимая без учёта интересов России.»

Ну, каково?

Поверьте, милые читатели, пословица- краткость сестра таланта- выдумана историками!

В смысле — тебе написана догма в учебнике и всё! А ведь вопрос истории до того тонкий и ехидный, что вокруг него вечно целая каша заваривается. В смысле бином Ньютона..

Каша заваривается, а мы неквалифицированные историки, не обременённые степенями — расхлебывай! В смысле непонятного много! Один Бином!

Наполеон говорил Меттерниху:

«Торжество будет уделом более терпеливого. Я открою кампанию переходом через Неман. Закончу я её в Смоленске и Минске. Там я остановлюсь».

Смоленск на то время был главнее Москвы? Которую на картах почти не рисовали до 1813 года. А если и рисовали то не в России, а в какой-то Московской Тартарии.

Правда, ученные историки нашли древний, якобы «Петровский» план Москвы потом, после пожара, в 1837 году.

Смотрите карты Британской энциклопедии 1771 года. Пожалуйста внимательно!

Значит, по словам БУОНОПАРТЭ, главной целью войны 1812 года был захват Смоленска и всей территории Московско-Смоленской возвышенности (фактически древнее великое княжество Смоленское)? Или чего-то не так?

Смоленск вообще то ещё место. Татары вместе с монголами ни разу на самый богатый и торговый Смоленск не посягали, а бомбили какой-то Козельск, с Рязанью.

Смоленск является одним из первых городов Руси.

В датированной части «Повести временных лет» впервые упоминается под 862 годом как центр племенного союза кривичей.

Смоленск находился на ключевом месте речных путей «из варяг в греки» в верховьях Днепра, на пересечении Днепровского, Западно-Двинского, Волховского и Волжского торговых путей.

Его уже некто Сигизмунд штурмовал в 1611 году, и через сто лет, пожалте бриться!…

И если внимательно изучать источники, летописи, два штурма смоленской крепости — в 1611 году войсками Сигизмунда Третьего и в 1812 году — войсками Наполеона — являются описаниями одного и того же события с разных сторон, разными летописными школами.

И ещё, Смоленск — это единственный город за всю войну 1812 года, оказавший серьёзное сопротивление, а первый памятник в честь войны появляется в нём только в 1835 году какому-то таинственному партизану Энгельгарду, или подполковнику, которого собственные крестьяне сдали французам, и партизан-подполковник был казнён оккупантами!

Значимость топонима сама по себе ни при чём, главное — достигнутый в этом месте военный успех. Суворов стал графом Рымникским, за Пугачёва , граф Румянцев стал Задунайским.

24 июня 1812г. – войска Наполеона переходят Неман. Война началась

Отвлечёмся.

Сначала про пожар в Москве! Цитаты очевидцев этого ужаса, и сочинения В.В.Верещагина, великого художника-баталиста.

Вот художник описывает ситуацию в Москве:

«Однако скоро беспокойство овладевает Наполеоном: не видно депутации бояр, нет ни ключей города… Наконец, он узнает, что Москва оставлена жителями, что не только чиновники, от мала до велика, но почти все обитатели выехали, так что город пуст.»

Запомнили! Про бояр? Древнерусских, что ли? И что город пуст?

Это официальная версия русских историков во главе с Карамзиным!

А теперь свидетели -солдаты французской армии! Солдаты фортуны, чёрт побери!!!

Из открытых источников! Слов нет, слёзы душат, показания свидетелей!

Солдат Bourgogne:

«Через час, примерно, после нашего прихода начались пожары; конечно, полагали мы, какие-нибудь грабители из наших же заронили по нечаянности огонь… Уж никак не могли и думать, чтобы народ этот был такой варвар — решился бы сжечь свою собственность и уничтожить один из лучших городов в свете».

«Как описать все, происходившее в городе, отданном на грабеж, — говорит очевидец, — солдаты, маркитанты, преступники из тюрем и публичные женщины бегали по улицам, врывались в покинутые дома и выхватывали оттуда все, что могло им приглянуться.

Толпы бросались к погребам, выбивали двери и, перепившись, шатаясь, уносили награбленное. Это безобразие не ограничивалось только покинутыми домами: солдаты врывались во все жилые квартиры и насиловали всех попадавшихся женщин.

Особенно свирепствовали немцы Рейнского союза и поляки: с женщин срывали платки и шали, самые платья, вытаскивали часы, табакерки, деньги, вырывали из ушей серьги…

Баварцы и виртембергцы первые стали вырывать и обыскивать мертвых на кладбищах».

Это какой-то фильм ужасов, как можно такое творить в покинутом, пустом городе.

«Мы встретили еврея, — рассказывает очевидец, — который рвал на себе бороду и пейсы при виде горевшей синагоги, в которой он был раввином. Так как он болтал немного по-немецки, то мы поняли, что вместе со многими другими своими одноверцами он снес в храм все, что имел наиболее ценного…» И чего рвать пейсы, золото не горит….

Википедия:

  • По смерти Петра I 20 апреля 1727 года Екатерина I издала указ о высылке всех евреев из пределов империи

«Земля была до такой степени нагрета, что нельзя было приложить в ней руку — жгло. Ноги прожигало через подошвы обуви. Растопленная медь и другие металлы, смешивались в одну струю, текли по улицам, как уверяют свидетели.»

Читайте также:  Подесенья в эпоху древней руси (xi – начало xiii в.) - история России

Прямо доменные печи, какие-то, эти улицы…. Интересно кто поддувал?

«… октября, в час с половиною ночи, — говорит Сегюр, — воздух потрясся страшным взрывом… Мортье выполнил данное ему приказание и… Кремль приказал долго жить: бочки с порохом были положены во всех покоях дворца и сто двадцать три тысячи килограммов (до 7000 пудов) под сводами его».

И как притащили через всю Россию такое количество пороха? Сколько понадобилось «колёс и волов»(Н.Гоголь), чтобы притащить 123 тысячи кг., специально для Москвы? И не отсырел на Немане ведь, гад….

Наполеон напечатал в очередном своем Бюллетене:

«Кремль, Арсенал, магазины, все уничтожено; эта древняя святыня ровесница начала монархии, этот древний дворец царей, подобно всей Москве, превращен в груду щебня, в грязную отвратительную клоаку, не имеющую ни политического, ни военного значения».

По оценкам «историков» всего погибло более 80.000 человек! В пустом городе! Сердце может не выдержать представив ужас, как если бы в Москве были все 30 тысяч населения.

Совсем не жалеют яйцеголовые людишек! Во время атомного взрыва в Хиросиме погибло 70.000 человек, в Нагасаки — 60.000.

7 октября Наполеон начал отход из Москвы

Тут изучим за личность Кутузова, который якобы сдал Москву, и главное за его титул князь Смоленский.

Письмо Наполеона Кутузову с представлением переговорщика, генерал-адъютанта:

«…Хочу, чтоб Ваша Светлость поверили тому, что он Вам скажет, особенно, когда он выразит Вам чувства уважения и особого внимания, которые Я с давних пор питаю к Вам. Не имея сказать ничего другого этим письмом, молю Всевышнего, чтобы он хранил Вас, князь Кутузов, под своим священным и благим покровом»….

Имеется портрет Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова-Смоленского, художник Иосиф Иванович Олешкевич, 1830-е годы, масло, холст, 142 x 115 см, Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Кутузов изображён сидящим на мантии, подбитой горностаем (багряница, порфира), которая предназначалась только для коронованных особ, и никогда, и никто, из некоронованных особ так не изображался…

Теперь за войну

Неожиданно оказалось сложным понять где находился и чем занимался Кутузов с момента заключения Бухарестского мира 4 мая 1812 и до 17 августа, когда он принял армию от Барклая-де-Толли в Царевом Займище под Смоленском, на этот период он как бы выпадает из поля зрения.

В сражении за ключ-город Смоленск 4-5 августа Кутузов будто бы не участвовал, но именно после Смоленска он выходит на первый план, получает титул светлейшего князя Смоленского, хотя по официальной версии в это время руководил комплектацией народного ополчения, помните Надежду Дурову?

Через три дня, 8 августа, он назначается главнокомандующим армией и еще через 9 дней, 17 августа, уже принял командование армией.

Курьеры с донесениями в Петербург в то время вроде бы за неделю добирались. Как-то очень быстро у Кутузова всё получается… Конёк-Горбунок какой-то…

26 августа 1812 г — Бородинское сражение, 30 августа 1812 г. — Кутузов произведён в генерал-фельдмаршалы будто бы потому что русская армия показала себя достойно при Бородино.

А ведь мнения о победе разные!

В.В Верещагин:

…»Как могло случиться, что в Москве осталось столько не вывезенного добра? Дело просто: Наполеон выиграл Бородинскую битву, и столица очутилась в его власти…»

Так что фельдмаршалом Кутузов мог стать только за взятие Смоленска, других подходящих ближайших к этому сражений не наблюдается. Гипотеза!?

Мемуар Наполеона!

1816 г.

«Русские имели под ружьём 170 тысяч человек; они имели за собой все преимущества: численное превосходство в пехоте, кавалерии, артиллерии, прекрасную позицию, но мы победили…».

1817 г.

«С 80 000 армией я устремился на русских, состоявших в 250 000, вооружённых до зубов и разбил их».

Все планы сражения при Бородино составлены с 1814 года по 1913 год….

Великий Л.Толстой, храбрейший боец, Бородинскую битву описал глазами подслеповатого гражданского Безухова….

В 1829 году Д. Давыдов написал стихотворение «Бородинское поле». А в мемуарах о Бородинском сражении кавалерист-партизан написал всего две строчки…

Официальные академики-историки утверждают что кроме обороны Смоленска войска Александра не защищали больше ни один город, русские войска по словам французских мемуаристов при отступлении оставляли за собой сожженные города, а в сражения вступали в чистом поле.

Бородино вообще не очень чистое поле, там овраг, холмы, Семёновский ручей, река Колочь, болото, лес…

А вот войска лягушатников Наполеона поступали совсем наоборот и при отступлении держали оборону чуть ли не в каждом городе, да так, что от крепости оставалась лишь одна башня как это было в Вязьме.

Так или иначе, но в результате войны все города Смоленско-Московского княжества были капитально разрушены… До основания! А вот затем!!!! Построены заново! Кому оно надо?????

И почему всё-таки Кутузов князь Смоленский , а не Бородинский?

«Непостижимо для меня, — записал в свой дневник в 1814 году Михайловский-Данилевский, — как 26 августа Государь не токмо не ездил в Бородино и не служил в Москве панихиды по убиенным… Государь был на бале у графини Орловой. Император не посетил ни одного классического места войны 1812 года: Бородина, Тарутина, Малоярославца…»

Загадочка, для пытливых…

Первоисточников, то есть военных карт 1812 года, не существует.

Все имеющиеся мемуары делались уже тридцать – сорок лет спустя. К 25-летнему юбилею сражения, в 1837 году появились патриотические стихи М. Лермонтова. Конкретной информации о сражении в стихотворении «Бородино» нет.

Бородинское поле сделал ореолом славы русского оружия следующий император, Николай Первый — в 1839 году в дни празднования 25-летия взятия Парижа и закладки Спасо-Бородинского монастыря на месте гибели генерала Тучкова.

В этом же году сюда были перевезены и останки Багратиона (теперь у него официально две могилы), а в Москве заложили храм Христа Спасителя.

И в этом же году появляются книги военных историков генералов Д. Бутурлина (на французском) и А. Данилевского с подробной информацией о военной стороне дела.

К двухсотлетию Бородинской битвы были проведены раскопки:

… «обнаружены скелеты 15-30 лошадей и 3-10 человек, в том числе один из захоронения второй мировой войны, пули, пуговицы и прочую мелочь, но никаких мундиров, сапог, ботинок и прочего обмундирования.»..

С сайта института археологии найдены около 200 пуль, русские и французские мундирные пуговицы и т.п.

Вернёмся к главному:

12 октября в сражении за Малоярославец Наполеон был остановлен Кутузовым и отступил по разорённой Смоленской дороге.

4, 5, 6-го ноября – сражение при Красном. Французская армия выступила из Смоленска по частям и растянулась на 4 перехода, голова ее подходила к Красному, когда главные силы только трогались от Смоленска.

Кутузов сблизился с растянувшимся противником и в трехдневном сражении при Красном, взяв его во фланг, совершенно разгромил захватив свыше 20 000 пленных и 228 орудий – три четверти остававшейся у французов артиллерии.

Титул князя Красного Кутузов не получил! И Измаильского тоже… А вот…

6 декабря — Кутузов получил титул князя Смоленского.

Конец!

Похожее

Источник: http://xn--e1adcaacuhnujm.xn--p1ai/1812-god-napoleon-moskva-i-prochie-rebusy.html

Пожар в Москве в 1812 году: история пожара и восстановления, картины и фотографии

В московском пожаре 1812 года погибло две трети зданий. Город восстанавливали больше 30 лет, одни дома и улицы приходилось отстраивать заново, другие — реконструировать. Какой была Москва до пожара, какие разрушения принес огонь и в чем заключалась работа Комиссии для строения.

Москва начала XIX века

До пожара 1812 года Москва была одним из самых крупных и богатых городов России. Соперничать с ней мог только Петербург. Наполеон, впервые увидев Москву, написал в письме жене: «Город так же велик, как Париж». Это было преувеличение: в Париже в то время жили почти 720 тысяч человек, а в Москве — только 270 тысяч.

Москва впечатляла и площадью, и количеством жилых домов, общественных зданий, церквей.

До Отечественной войны 1812 года в городе было почти 10 тысяч домов, больше четверти из них — каменные, через реки было переброшено почти 40 мостов.

Москву украшали старинные памятники архитектуры: Большой Кремлевский дворец и Университет, Гостиный Двор и Воспитательный дом, Грановитая и Оружейная палаты и другие. В городе работали больницы, школы, типографии, театр.

Наполеон писал о Москве: «1600 колоколен и тысячи дворцов». На самом деле в городе было около 300 храмов и 24 монастыря, но впечатленного императора Франции можно понять: весь город сверкал золотыми куполами.

Пожар 1812 года

2 сентября 1812 года войска Кутузова вышли из Москвы. При отступлении были подожжены баржи с сеном и продовольственные склады. Пожарные части покинули город. Уже через сутки в Кремле был Наполеон. Депутации от населения он не дождался: город был пуст, в нем остались лишь дворовые крестьяне (около 3 % населения Москвы). В это время в городе уже бушевал пожар.

Пожар продолжался около недели. В пустой Москве орудовали мародеры, солдаты Наполеона подорвали Новый артиллерийский двор, подожгли Вдовий дом с тяжело раненными русскими солдатами в Кудрине.

При отходе из Москвы французы заминировали Грановитую палату, Арсенал, колокольню Ивана Великого и башни Кремля.

Несколько башен и стены Кремля, часть Арсенала и две пристройки к колокольне Ивана Великого были взорваны.

Полиция после возвращения в город составила Список сгоревших, взорванных и уцелевших строений. Сгорела почти вся Москва.

На Тверской уцелели только 12 домов, а в Китай-городе всего два, в пожаре погибли Университет с библиотекой и архивами.

Не уцелели памятники культуры и в частных собраниях — считается, что сгорел единственный экземпляр «Слова о полку Игореве» из коллекции Мусина-Пушкина. Общий ущерб оценили в 320 миллионов рублей.

«Пожар способствовал ей много к украшенью»: восстановление города

Вернувшиеся в разоренную Москву жители стали ее отстраивать. Чтобы вернуть городу архитектурный облик, Александр I учредил в 1813 году Комиссию для строения Москвы.

Архитектурный отдел Комиссии под руководством Осипа Бове разработал так называемые «образцовые проекты» — по ним строились московские особняки. В проектах было прописано всё: размеры домов, их этажность, окраска.

Любые изменения нужно было согласовать с комиссией. Однако новые особняки не выглядели одинаково. Они отличались и по композиции, и по планировке, и по декору. К 1816 году практически все жилые дома были восстановлены.

В 1817 году Александр I утвердил Генеральный план города — его также составил архитектурный отдел Бове. Строить деревянные дома в центре Москвы теперь запрещалось, улицы нужно было проектировать прямыми и широкими. Хозяева особняков у Земляного вала должны были разбить садики у своих участков: там начиналась будущая Садовая улица.

По предложению Бове на Красной площади снесли старые торговые постройки, а вместо них возвели Верхние торговые ряды в классицистическом стиле. В центре Красной площади установили первый скульптурный памятник в городе — Минину и Пожарскому, — у кремлевских стен разбили Александровский сад.

Согласно новому плану застройки вокруг Кремля должны были появиться новые площади.

Осип Бове разработал проект Театральной площади с архитектурным комплексом — зданием Большого театра, каменными домами и фонтаном. Скульптуры для фонтана изваял Иван Витали.

Осип Бове руководил отделочными работами в Манеже, построил Первую Градскую больницу, Триумфальную арку, ротонду церкви Всех Скорбящих на Большой Ордынке.

Доменико Жилярди перестроил Московский университет, восстановил здание Вдовьего дома, возвел Екатерининский институт, работал над восстановлением дворянских усадеб. Его постоянный помощник Афанасий Григорьев строил в основном жилые дома — особняк Лопухиных (сегодня там находится Музей Льва Толстого), дом прапорщика Хрущева (Музей Пушкина).

Комиссия для строения Москвы работала до 1843 года. Материалы производили пять кирпичных заводов, а здания возводили несколько солдатских батальонов.

Для первого этапа восстановления император выделил пять миллионов рублей, на благоустройство города деньги поступали отдельно. Восстановление Москвы было беспрецедентным по объему городским строительством в России.

Его иногда сравнивают лишь с возведением Петербурга в XVIII веке.

Источник: https://www.culture.ru/materials/146770/pozhar-1812-goda-moskva-do-i-posle

Наполеон в Москве. Часть 2. Несколько дней в столице

14 сентября 1812 года, Наполеон Бонапарт оседлал свою лошадь, присоединился к отряду разведки и двинулся в сторону Москвы. До столицы Российской Империи было не больше нескольких километров.

Читайте также:  Подготовка берлинской операции - история России

Отряд шёл медленно и осторожно. Разведчики то и дело останавливались, спешивались и уходили вглубь дороги пешком — все ждали засады.

Французские солдаты, как и их главнокомандующий, были практически уверены — будет решающий бой за Москву.

Подбираясь к городу, армия видела начатые, но покинутые траншеи. Пустые повозки и следы стоянок. Но с каждой минутой разведка приносила всё больше и больше однотипных сведений — вокруг ни души. Русской армии ни здесь, ни в радиусе многих километров нет.

К двум часам дня, Наполеон со свитой поднялись на Поклонную гору, а разведка ушла далеко вперёд. Высший свет французской армии впервые в жизни увидел столицу Российской империи. Золотые купола церквей с играющим на них солнечным светом виднелись дальше, внизу.

Наполеон на Поклонной горе — ожидание делегации бояр. В. В. Верещагин

Армия внезапно перестала быть дисциплинированным войском, а превратилось в сумасшедшую, от радости, толпу людей. Все: солдаты, офицеры, генералы прыгали от счастья и только и делали, что кричали «Москва! Москва!». Каждый ускорил шаг и по мере того, как всё больше и больше людей поднималось на Поклонную гору, шум становился сильнее.

Свидетели этого позже писали в своих мемуарах: «При виде этого золотого города, где сплелась Азия и Европа, мы остановились, охваченные горделивым раздумьем. Какой славный день выпал нам на долю! Мы чувствовали в этот момент, что взоры всего удивленного мира должны быть обращены на нас и каждое наше движение войдёт в историю!»

Наполеон полностью разделил общую радость. Улыбка никак не могла, да и не хотела, сходить с его лица. Маршалы, к этому времени не совсем доверявшие своему Бонапарту, приободрились. Сейчас они могли простить ему всё, что было и чего не было. Они забыли свои досады и поражения. Сияющая Москва манила к себе все сто тысяч человек.

Но шло время и никто не видел русской армии. Никто не видел даже простых гражданских — вокруг всё ещё не было ни души. Перестав праздновать, Наполеон отдаёт приказы и остаётся со свитой на Поклонной горе. Здесь он ожидает делегации, которая вручит ему ключ от города и подпишет мир. С самой высокой точки пригорода на тот момент, Бонапарт наблюдает за движением частей своей Великой армии.

Польский корпус под командованием Юзефа Понятовского, генерала и племянника последнего короля Польши Станислава Понятовского, обходит город с юга, а 4-й корпус французской армии под началом принца Евгения (Принца Эжена, фр. Eugène), вице-короля Италии, наступает на город с севера. Неаполитанский король Иоахим Мюрат, маршал кавалерии, вместе со своими конными разведчиками пробирался к предместьям города и был ближе всех к Москве.

Юзеф Понятовский


Иоахим Мюрат. В. В. Верещагин

Спустя полчаса в ставке на Поклонной горе началось оживление — прибыл конный офицер от Михаила Милорадовича, русского генерала от инфантерии. Он прибыл заявить, что генерал подожжёт город, если его арьегарду не дадут выйти из города и благополучно отступить. Наполеон, готовый сейчас на любые уступки, соглашается.

Устанавливается недлительное перемирие и отряды Мюрата смешиваются с отрядами Милорадовича в окрестностях города. Казаки, всё ещё остававшиеся в городе, узнали Иоахима. Они окружили его и стали осыпать комплиментами и восторженными возгласами. Кто-то из них даже выкрикнул: «Гетман! Гетман!».

Не выдержав напора лести, Мюрат отобрал у всех своих офицеров часы и раздал их казакам.

Около четырёх часов дня, в ставку на Поклонную гору начинают возвращаться первые разведчики с неутешительными новостями — Москва пуста. Небольшой отряд смог проникнуть за городские стены и не увидел там никого, кроме редких бродяг и пьянчуг. Проехав по улице, разведчики находили только пустые дома и оглушающе тихие улицы.

Поняв, что делегации бояр он уже не дождётся, Бонапарт решает свернуть ставку и двинуться в город. Спустившись вниз, к Дорогомиловской заставе (ориентир на наше время — площадь Киевского вокзала), он вновь останавливается, но уже возле городских ворот. Мюрат торопит его — войска и так ждут слишком долго, пора входить в город.

Теша себя иллюзиями, вида «Этот народ даже не знает порядок сдачи города победителю!», Наполеон отдаёт приказ — армии разрешено войти в Москву. Однако, всем офицерам строго передано: следить за своими людьми, чтобы не допустить грабежей и мародёрства.

Вступление французов в Москву

В течение нескольких часов к нему одного за другим приводят французов, живущих в столице Империи. Они несколько дней не выходили из дома, чтобы не попасть под народный гнев русского населения, но точно знают и могут сказать — город опустел. Все, за исключением нескольких тысяч человек, в основном иностранцев и раненых, покинули столицу и ушли вместе с армией.

Однако, по мемуарам и воспоминания современников великого французского командующего, можно сказать точно — Наполеон не верил, что такое возможно. Не верил, что все, абсолютно все бросили нажитое непосильным трудом и кропотливой коммерцией.

Один из офицеров генерала-интенданта Пьера Дарю, решивший выслужится перед Бонапартом, вошёл в город с небольшой группой солдат, и захватил в плен шестерых бродяг, снующих по столице в поиске еды.

Приведя их к Императору, он уже вообразил, как будет принимать личную благодарность от Наполеона. Однако, тот сразу же, с первых слов понял, кто перед ним стоит и замысел офицера не удался.

Через несколько минут был отдан приказ главе кавалерии — собрать конницу и проникнуть в город.

Иоахим Мюрат встал в первые ряды своей конницы и начал вторжение в город. 25000 солдат и офицеров на лошадях больше часа объезжали безлюдный город. Такая количество всадников вытянулось в одну длинную и сомкнутую колонну. Французы ехали молча и вокруг них был слышен лишь стук копыт и отдающийся звон подков, отбиваемый по стенам покинутых домов.

Первые лошади достигли ворот Кремля, в то время как последние ещё даже не проникли в сам город. Медленный шаг лошадей был внезапно прерван раздавшимися выстрелами.

Авангард колонны обстреляли с Кремлёвских стен, но ворота были закрыты, а на самих стенах кавалеристы увидели пьяных людей, которые что-то кричали им на русском, перемешивая слова со звериными криками.

Мюрат обратился к ним со словами мира, но ответом ему стали очередные выстрелы и броски камней.

Всё так же неожиданно на Мюрата и его людей напали — это были такие же пьяные, грязные и вооружённые люди. Сначала французы думали, что их будет достаточно разоружить, чтобы захватить в плен и утихомирить, но даже оставшись без оружия, нападавшие размахивали кулаками и пытались укусить любого, кто близко к ним подойдёт. Кавалерия была вынуждена расстрелять нападавших на месте.

Расстрел пленных французскими войсками

Настроения у оставшихся в городе русских были разные. Пока люди Мюрата отбивались от нападавших, за этим действом следило почти полтысячи новобранцев для русской армии, которую попросту забыли на главной площади страны. После первых же криков и выстрелов эта несуразная толпа разбежалась и больше себя никак не показывала.

Чуть дальше от Кремлёвской площади был найден обоз со съестными припасами и сопровождавший его эскадрон, который тот час же побросал оружие при виде французских войск. Пока конница всё глубже и глубже продвигалась в город, она натыкалась на сотни отставших и столько же дезертиров русской армии.

Они добровольно сдавались в руки авангарда, но тому не было до них ни дела, ни времени. Они оставляли их следующим за ними войскам, но ситуация повторялась вновь и вновь.

Так, брошенные всеми и ненужные абсолютно никому, они в итоге отправляются на запад, в надежде успеть присоединится к частям русской армии, обходящей столицу с севера на юг через восточное направление.

Останавливаться Мюрат не собирается — он лишь кидает быстрые взгляды на дома вокруг и продолжает мчать со своими людьми дальше, на северо-восток. Иоахим преследует отступающий арьергард неприятельской армии, уходящей по дороге на Владимир. Наконец достигнув их, он видит тысячу казаков и десятки пушек.

Сразу же следует приказ — открыть огонь и нарушить перемирие, которое было принято Бонапартом и Милорадовичем. Кавалерия колеблется. В их головах они уже достигли конечной точки этого длительного и ужасающего пути и наконец пришли туда, где и должны находиться — в Москве, столице Российской Империи. После колебаний, они, под нажимом Мюрата, открывают огонь по казакам.

Завязывается ничего не значимая стычка и спустя полчаса конница уходит обратно, вглубь города.

Вечером 14 сентября 1812 года главные силы французской армии вошли в Москву через Фили, Дорогомилово и Лужники. Сам Наполеон остался на ночь в одном из домов Дорогомиловского предместья. Губернатором захваченной столицы он назначил маршала Эдуара Мортье.

«Главное следите, чтобы не было грабежей и мародёрства! Вы отвечаете мне за это своей головой! Защищайте Москву против всего и всех!» — таковы были слова напутствия Бонапарта новому главе города.

Эдуар Мортье

Отдохнуть Императору Франции в эту ночь не удалось. Один за одним приходили французы, живущие в городе, русские солдаты и просто оставшиеся горожане. Пришёл даже русский полицейский офицер с донесением — начался пожар. Верить им Наполеон отказывался.

До тех пор, пока в два часа ночи разведчики Мюрата не донесли — огонь показался в Гостином Дворе, в самом богатом квартале города. Тут же был отдан приказ: тушить всеми средствами.

Сделать это было сложно, так как по приказу Ростопчина большая часть противопожарных средств была вывезена из города.

Утром 15 сентября Наполеон под звуки Марсельезы, со своей личной гвардией, вступил в Кремль. Вдохновлённый внезапным счастьем, возникшем у него при виде этого древнего дворца, он пишет письмо Александру I с предложением мира.

В ближайшем госпитале его солдаты нашли десятки брошенных раненых русских солдат, про которых или забыли, или специально не брали с собой при отступлении. Среди них был штаб-офицер, способный держаться на ногах.

Ему выдали лошадь, немного провианта и поручили доставить письмо Императора русскому царю.

Наполеон, поднявшись на Боровицкий холм, наблюдал за бушующим пожаром, охватившим весь район Китай-города. Всё утро и весь день 15 сентября солдаты боролись с возникающим то тут, то там, пожаром. Победить его полностью никак не удавалось.

Оставив несколько бригад для тушения, всем остальным Солдатам был отдан приказ — искать себе убежище и отдыхать. Обрадованные, но падающие с ног от усталости, они бежали к домам, быстро там осваивались и тут же валились в сон. Кто-то заходил в дома бедняков, кто-то попадал в дома дворян.

В тот день на это не обращали внимания, всем хотелось просто отдохнуть и выжить.

Два гренадерских офицера расположились в одном из зданий Кремля, прямо на крыше. Около полуночи их разбудил необыкновенный свет — то был свет пламени, окружавший дворцы.

Огонь сначала освещал красивую русскую архитектуру, но почти сразу же и уничтожал её. Северный ветер гнал пламя прямо на Кремль и здания, где расположились войска, мирно спавшие в этот момент.

Но судьба ещё благоволила французским войскам — направление ветра резко изменилось и люди спокойно продолжили спать.

Московский пожар

Ночью случилась ещё одна важная вещь для армии и для Наполеона лично — часовые, расставленные в плохом порядке и, к тому же, уснувшие, пропустили мимо себя целый артиллерийский парк русской армии.

Он был оставлен прямо под стенами Кремля и всю ночь судьба этой компании зависела от мельчайших искр, летавших вокруг. Но Бонапарту везло — он, как и его люди, дожили до рассвета.

Пороховые бочки не сдетонировали.

«Мортье и его люди, изнемогая от усталости и борьбы с огнём на протяжении 36 часов, прибыли в Кремль. Большинство было убеждено, что первоначальной причиной бедствия явилось пьянство и неповиновение наших солдат.

Мы глядели друг на друга с отвращением и с ужасом думали о том крике всеобщего возмущения, который поднимется в Европе.

Мы были теперь армией преступников, весь цивилизованный мир должен был осудить нас!» — писали мемуаристы.

Но собирая сведения разведки, в головах у высшего командного состава французской армии начала складываться понятная картина.

Все передавали примерно похожие донесения: в ночь с 14 сентября на 15 сентября, первым домом был взорван дворец князя Трубецкого — это был первый сигнал для поджигателей. Тотчас же после этого загорелась биржа.

Были замечены русские полицейские, разводившие огонь в домах с помощью пик, вымазанных в смоле. Во многих домах, в печках, были заложены гранаты, взрывавшиеся после растопления печи.

Солдаты передавали: даже в тех кварталах, где никого не было видно, в пустых домах творилось что-то странное. При подходе к ним внутри дома что-то негромко щёлкало и из щелей начинал идти белый дым. Этот дым быстро становился чёрным, а через несколько минут пожар охватывал всё здание.

По улицам толпами ходили грязные и пьяные люди с факелами в руках. Это были каторжники, выпущенные на свободу московским градоначальником. Они пытались поджечь как можно больше зданий перед тем, как их заметят. Французская армия взялась за оружие.

Гвардия Наполеона встала на защиту Кремля и расстреливала каждого, кто пытался проникнуть к стенам с огнём в руках. Конные разведчики рубили поджигателям руки после быстрого и однотипного суда.

Но было уже слишком поздно — пожар всё сильнее и сильнее захватывал город.

Поджигатели города

Тут же пронёсся слух: Кремль минирован. Это подтверждали и пленные русские и листовки, разбросанные вокруг, появившиеся, казалось, из ниоткуда. Несколько слуг в панике начали бегать по комнатам и уговаривать всех спасаться.

Однако, солдаты спокойно ждали приказа своего Императора — без слова Наполеона никто бы не сдвинулся и с места.

Бонапарт же в злости ходил по одной из комнат Кремля и раздумывал — что ему и его Великой армии делать? Решения, которое тут же выправит их положения, не было.

Принц Евгений и Мюрат смогли проникнуть в комнату к Императору и на коленях умоляли его покинуть Кремль и отойти от города. Огонь был уже в нескольких десятках метрах от окон его комнаты.

Здание, где он так недолго прожил, несколько раз загоралось, но было успешно потушено. Башня Арсенала так же несколько раз начинала гореть, но была потушена.

Поняв, что что-то здесь не так, солдаты проникли в неё и нашли там русского полицейского.

Он то и раскрыл всю схему работы по поджогам. Полицейский сообщил, что просто исполнял приказ графа Ростопчина и то, что таких людей по городу больше 500 человек. Они целенаправленно поджигают здания и уходят после этого на восток и присоединяются к армии Кутузова. Несчастного поволокли в ближайший двор, где взбешённые гренадёры закололи его штыками.

Двадцать минут спустя Наполеон покинул Кремль вместе со своей охраной. Великая французская армия начала покидать Москву, падшую под ударами огненного смерча.

Источник: http://diletant.media/blogs/70398/36740120/

Ссылка на основную публикацию