Место России в мировой цивилизации — история России

Доклад Место России в современной мировой цивилизации

Россия сегодня выглядит поверженной и очень ослабевшей страной. Но если оценивать потенциал России в альтернативном, социально–культурном измерении, первостепенном в свете духовно–религиозного и исторического опыта, то оценки перспектив России станут выглядеть иначе.

С глубокой древности сложилось специфическое разделение труда, при котором Запад выступал поставщиком инновационных технологий (в том числе и социальных), а Восток – духовных инициатив над-эмпирического, не утилитарного характера. Не случайно, что все великие мировые религии зародились на Востоке.

Различие Запада и Востока, возможно, имеет для человечества то же значение, что и различие левого и правого полушарий человеческого мозга. Вестернизировать мир, сделать его однополярным – то же самое, что сделать наш мозг однополушарным, лишённым его правой, образно-интуитивной структуры.

Своё место в этом альтернативном универсуме грядущего, несомненно, принадлежит и России. Циклы российской истории – то же чередование западно-восточных фаз, только в отличие от цивилизаций Востока, это чередование является внутренней судьбой России, продуцируясь изнутри.

Россия – центральное место планеты не только в геополитическом смысле, но и в историко-философском. Здесь находятся стяжки не только мирового западно-восточного пространства, но и формационного времени.

В самом механизме человеческого целеполагания заложена неизбежность отрыва низших целей от высших. Как пишет А.Тойнби, «парадоксальным, но глубоко истинным и важнейшим принципом жизни является то, что для того, чтобы достигнуть какой-то определённой цели, следует стремиться не к самой этой цели, но к чему-то ещё более возвышенному, находящемуся за пределами данной цели».1

Теория либерализма, которая пришла к нам с Запада, тесно связана с этикой.

«Либерализм – это интеллектуальная и нравственная установка на такую организацию общественной жизни, которая построена на признании политических и экономических прав индивида в пределах, ограниченных действием, понимаемых как обобщение естественных потребностей нормальных цивилизованных людей».1 Нравственная философия либерализма раннего капитализма – это этика грубого эгоизма и прагматизма, выраженная Т. Гоббсом в принципе «война всех против всех».2

Драма современного либерализма состоит в том, то он сегодня выражает позицию победителей, а в сфере духа – это сомнительное преимущество. От Запада сегодня нельзя ждать реформационных инициатив, направленных на обуздание демона техники. Произошло фактическое самоотождествление Запада с техническим миром.

Но сомнительна и стратегия некоторых стран Востока, которую А. Тойнби назвал иродианством (по имени иудейского царя Ирода). Речь идёт о том, чтобы с помощью заимствованной у Запада техники защититься от его экспансии. Такую технику, поменявшую свой пространственно-культурный статус, А.

Тойнби назвал «куском европейской культуры», отколовшимся от неё.

Парадокс российского реформаторства состоял в том, что его инициаторы были бóльшими западниками, чем сам Запад.

Мимо них прошла начавшаяся цивилизационная самокритика Запада, отразившая роковые сомнения фаустовской культуры накануне глобального экономического кризиса.

Нажитый человечеством после краха коммунистического мира опыт показал, что в безальтернативном варианте и сам Запад, как цивилизация, и его либеральная идеология быстро вырождаются.

Ещё вчера США демонстративно уповали на силу либеральной идеи, мирным путём завоёвывающей мир и сокрушающей тоталитаризм, авторитаризм, национализм и фундаментализм. Сегодня США всё откровеннее заявляют о себе в качестве имперской республики, больше уповающей на военную силу и геополитические решения, нежели на либерально-республиканские принципы.1

После своей победы в холодной войне Запад пошёл в своём духовном развитии не вперёд, к культурному постиндустриализму и постэкономизму, а вернулся назад, к европо — и экономикоцентризму, к просвещенческим иллюзиям относительно миссии  человека в мире.

Это означает, что инициатива глобальной духовной реформации переходит к Востоку и в авангарде этого движения, по-видимому, будет стоять ныне поверженная Россия. Россия всегда представляла собою не обыкновенное национальное государство, а особый тип славяно-православной цивилизации, «третий Рим».

И возрождаться она сможет завтра, только вооружившись цивилизационной альтернативой человеку, промотавшему общечеловеческое планетарное наследие в ходе технико-индустриальной авантюры модерна.

Евразийскому пространству, бесспорно, нужны кропотливые организаторы и работники, предприниматели и эксперты, ибо наша повседневность захламлена и запущена. Но никак не меньше ему нужны пламенные носители веры и смысла, ибо только взятое в духовном измерении оно обретает единство.

Цивилизационный процесс имеет два взаимосвязанных аспекта: инструментально-практический, инфраструктурный, призванный обеспечить единое экономическое, информационное, правовое пространство, и духовно-ценностный, призванный сообщить этому пространству высший ценностный смысл. Великие альтернативы рождаются в лоне великой традиции. У России есть такая: это Православие.1

«Высшие народные идеалы, — писал Н.Я. Данилевский, — не сочиняются, не составляются искусственно, а коренятся в этнографической сущности народа.

Они зарождаются и вырабатываются в бессознательно творческий период их жизни, вместе с языком, народной поэзиею и прочими племенными особенностями.

Впоследствии, в исторический сознательный период их жизни, эти идеалы только развиваются и укрепляются, или же разрушаются, но не восстанавливаются и не изменяются иными органическими идеями».2

Русскому народу, полагал С.Н. Булгаков, суждено остаться главным, державным в Русском государстве, «но пусть это будет положение первого среди политически равноправных и свободных народностей, соединённых общей государственностью, общим домом».3

Элитой любого современного общества является интеллигенция.  А.С. Панарин пишет, что наша интеллигенция оказалась неподготовленной к той новой встрече с Западом, к открытому диалогу мировых культур, который начался со второй половины 80-х годов 20 века.

Постсоветская интеллигенция пронизана комплексом неполноценности и более всего опасается, как бы её возможная критическая позиция не была истолкована либо как русское почвенничество, либо как наследие коммунистической догматики.

Можно выделить следующие этапы новейшей духовно-политической эволюции нашего общества.

Первый этап идеологического кризиса тоталитарного режима начался в 60-х годах. Интеллигенция начала высмеивать этот режим, а народ всё более охотно воспринимал её сарказм. Этот этап завершился массовым демократическим воодушевлением августа 1991 года.

Политическую сцену августа создало соединение либерально-демократической идеи, вынашиваемой интеллектуалами, с народным антитоталитарным движением. Однако за сценой скрывались кулисы, где происходил торг: прежняя властная номенклатура соглашалась «сдать» свой режим лишь в обмен на статус монополистических буржуа.

И вот, по мере того, как номенклатурный капитализм выходил на сцену, на глазах захватывая все позиции и лишая общество реальной экономической самодеятельности, в массах происходит разочарование новым официозом либерально-демократической идеологии, тогда как интеллигенция продолжает её поддерживать и насаждать.

Народ требовал самодеятельности в сфере материального производства и измерял достижения в основном экономическими критериями, тогда как интеллигенция, по-видимому, готова была довольствоваться интеллектуальными свободами.1

Основная опасность для нашей страны, считает Панарин, это отсутствие настоящей национальной элиты, идентифицирующей себя с её традицией и судьбой.

Требуется элита нового типа, умеющая не только организовать население по законам массового производства и потребления, но и формировать народные массы как культурно-исторический субъект, способный мобилизовать своё духовное наследие ввиду предстоящей глобальной реформации.2

Признание современной социальной мыслью глобального характера основных проблем, стоящих перед человечеством, воспроизводит некоторые моменты соборной парадигмы русской философии.

Соединённые Штаты Америки сейчас хотят претендовать на мировое господство, которое может быть достижимо с помощью дробления больших, способных сопротивляться государств, на более мелкие части, которые подчинить «мировому гегемону» гораздо легче.

«Базовыми принципами геополитики являются не столько вариативные факторы, меняющиеся вместе с прогрессом, сколько некоторые «инварианты», связанные со статусом государства в географическом измерении», – пишет А.

Панарин, — «Огромность евразийской равнины в значительной мере предопределила огромность российского государства и известную однотипность административно-управленческих решений.

Спрятаться и изолироваться в евразийском пространстве негде; оно ставит народы, его населяющие, перед дилеммой: либо тесный союз и общность исторической судьбы, либо нескончаемая вражда. С этим в значительной степени связана условность этнических границ».[1]

Поэтому исторически так сложилось, что у нашей страны имеется огромный опыт по формированию модели жизнеустройства, основанного на суперэтнических универсалиях – в противовес географически раздробленной Европе, где стабильность основана на модели этнического сепаратизма.

Но с настоящими испытаниями Россия столкнулась при столкновении с мусульманским миром, где в полной мере проявились объединительные возможности нашей страны. В этой связи стала ясна возможность устойчивого сосуществования народов, принадлежащих к разным традициям, но обречённых историей и географией на совместное проживание.

Не меньшее значение, чем договорный характер славяно-тюркского общежития, имеет и расположение евразийского материка с точки зрения геометрической рациональности.

Однако сегодня активно действуют силы, готовые перечеркнуть этот опыт и взять на вооружение теорию «конфликта цивилизаций».

«Для нейтрализации потенциальных конкурентов и тех, кто имеет возможность хоть как-то противодействовать реализации их стратегических инициатив,в США активно используется концепция «конфликта цивилизаций».

Когда нам сейчас говорят о «конфликте цивилизаций», это означает, что пока цивилизации, отличные от той, что претендует сейчас на мировую гегемонию, не сдались, не нивелировались, не исчезли, война не может быть закончена».[2]

Так же сам термин «конфликт цивилизаций», конфликт «христианских» стран с «исламом» звучит на фоне создавшейся ситуации, в частности на фоне событий, произошедших 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне, не совсем корректно.

«США страна не христианская, а ислам настолько разнороден, что говорить о единой цивилизационной позиции исламских стран неверно, тем более, что исламский радикализм, которому инкриминируется ответственность за теракты, представляет собой маргинальную ересь реформаторского (салафитского) толка. Поэтому переносить ответственность (еще, кстати, точно не установленных) авторов теракта на мусульман как таковых совершенно неправомочно» — утверждает философ, геополитик, лидер движения «Евразия» А.Г. Дугин. Добавить можно и то, что, реализуя принцип «око за око», Америка проявляет себя отнюдь не со стороны поборника ветхозаветных заповедей.

Духовная же картина мира также демонстрирует тотальную запрограммированность на мировую войну. Концепция универсалий прогресса, универсалий просвещения, универсалий демократии, сформированная эпохой Просвещения, не оставляет права на существование разных цивилизаций, у которых может быть разное будущее, разное понимание мира и человека.

Созданная и взлелеянная Соединёнными Штатами иллюзия своего могущества выглядит настолько вызывающе на фоне политической картины мира, что существует предположение, что события, произошедшие 11 сентября 2001 года, были предопределены существующим положением вещей.

«Мировой терроризм порожден самим глобальным сверхобществом во главе с США. Он порожден социальным строем западных стран, их интеграцией в единое сверхобщество, их жизнедеятельностью по глобализации (по овладению планетой) и по западнизации незападных стран и народов.

Он возник как сопротивление этому процессу»[3], — считает философ и социолог Александр Зиновьев, — «Более того, западный мир во главе с США сам осуществляет глобализацию человечества методами террора, являясь образцом для подражания и оправдывания терроризма в глазах террористов.

США фактически превратились в мирового и эпохального террориста с претензией на монополию в этом своем качестве»[4].

Существует несколько мнений по поводу «источника» акций террора 11сентября. Официальная версия СМИ отстаивает причастность исламской организации «Аль-Каида» во главе с бен Ладеном. Есть версия, что теракты – тщательно спланированная операция американских спецслужб как спасение «новой экономики» США от надвигающегося кризиса. Трудно в сложившейся ситуации утверждать что-либо однозначно.

Читайте также:  Стрелецкое восстание 1682 г. правление царевны софьи - история России

«Мне думается, что стихийное явление, и такие вещи еще будут происходить. Это, на мой взгляд, своего рода месть народов, покинутых и преданных своими элитами. Элиты ушли за Запад, оставив народы у разбитого корыта. Народы оставшиеся без элит, превратившиеся в молчаливое гетто, лишенное языка, способны на акты отчаяния…»[5] — размышляет А.С. Панарин.

«Взрывы в Америке показали, что погоня за новым — это бег в бесконечности, превращающий все сущее в нечто временное, неустойчивое… Американцам и всем нам придется признать, что общечеловеческой цивилизации не существует, что единого человечества нет. Запад грохочет событиями, Восток таится на глубине, придавай смысл каждому событию. Между ними мы.

С окаменевшими чувствами, навечно распятые между смыслами и событиями».[6]

Тем самым хочется подчеркнуть актуальность евразийских идей для нашей страны в начале 21 века.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В России, вследствие однообразности равнинного ландшафта как Европейской, так и Азиатской части произошло тесное слияние различных народов и культур, и возник новый, евразийский этнос, вобравший в себя черты как Запада, так и Востока.

Наша страна является как бы моделью всего мира, и в ней внутри происходят такие же процессы, которые происходят также в и в глобальном масштабе.

Основой российского  этноса является русский народ, который духовно, культурно и материально вобрал в себя черты многих народов населяющих и населявших Россию.

Духовным источником развития евразийского этноса выступает Православие, и главными его чертами являются стремление к абсолютному, борьба добра со злом, стремление к соборности, общинности.

Какие же перспективы раскрываются на данный момент перед нашей страной?

Ещё в 1920 году Н.С. Трубецкой писал: «Весь центр тяжести должен быть перенесен в область психологии интеллигенции европеизированных народов.

  Эта психология должна быть коренным образом преобразована.

  Интеллигенция европеизированных народов должна сорвать со своих глаз повязку, наложенную на них романогерманцами, освободиться от наваждения романогерманской психологии»[7]. 

В тяжелейших раздумьях начинала Россия XX век. В тяжелейших же и доживает его. Если мы хотим иметь будущее – мы должны научиться оценивать уроки прошлого и делать выводы из событий настоящего.

И тогда появится надежда, что Россия возродится и выполнит   вселенскую миссию, используя свой богатейший потенциал.                                    

Источник: http://bukvasha.ru/report/334454

Российская цивилизация: особенности становления и развития. Место России в мировой истории

Изучение нового материала

  1. Особенности становления и развития Российской цивилизации

Вступив в XXI в., человечество все более задумывается над перспективами развития общества, культуры и цивилизации. Цивилизация — это итог достижений народа или народов в создании определенного социально-культурного образования и состояния с присущим ему типом бытия и жизнедеятельности людей, с характерными ценностными установками и ориентациями, духовными принципами и нормами образа жизни.

История российской цивилизации и восточнославянских этносов таит много загадок и тайн. Времена, предшествовавшие принятию христианства, по словам историка Н.И. Костомарова, наполнены сказаниями, которые нельзя принять как истинные.

Вопросы «Что именно, Восток или Запад, преобладает в ней?» «В каком направлении идет развитие России?» имели и до сих пор имеют дискуссионный характер. Одни историки видели в России часть Европы, хотя отмечали, что она развивается более медленно. Другие решительно разъединяли ее с Европой, утверждая, что это самобытная цивилизация, у которой есть свой собственный исторический путь.

По географическому положению и по этническому составу Россия совмещает в себе Европу и Азию. Не случайно ее называли Евразией или Срединным миром, подчеркивая ее промежуточное положение между Западом и Востоком.

Особенность развития российской цивилизации состояла в том, что ее формирование и становление происходило в определенной духовно-ценностной религиозной форме, под мощным влиянием Православия и РПЦ.

Она проявила способность преображать общественное бытие на основах христианства и определять тем самым все сферы культуры народа и образ жизни людей. В то же время, например в XX в., российская цивилизация прогрессировала и в безрелигиозной, атеистической форме.

Ныне полноценное цивилизационное развитие России немыслимо без преодоления социокультурного и духовно-нравственного кризиса и выяснения роли Православия в формировании прошлого, настоящего и будущего российской цивилизации.

Вопрос: Какое значение для мировой истории имело формирование российской цивилизации?

  1. История России – часть всемирной истории

Историю России можно познать только исходя из задач изучения общей истории человечества. Общая история человечества носит название всеобщей истории. На научном языке слово “история” (от греч.

historia-рассказ о прошедшем) понимается двояко процесс развития природы и общества, движение во времени, и как наука, изучающая прошлое человечества, факты, события и процессы на базе исторических источников.

Содержанием истории как отрасли научного знания служит исторический процесс, т. е. жизнь человечества в ее развитии и его результатах.

Человеческая общность выражается в разнообразных союзах людей, родовых, племенных, государственных образованиях, нациях и народностях, которые возникают, растут, перемещаются, переходят из одного в другое, наконец, разрушаются возникновение, рост, развитие, упадок этих людских союзов со всеми условиями и последствиями их жизни и есть то, что мы называем историческим процессом.

В ходе исторического процесса сменялись народы и поколения, перемещались сцены исторической жизни, но нить исторического развития не прерывалась, народы и поколения подобно звеньям смыкались в непрерывную цепь, и то, что отложилось и уцелело, дошло до нас и стало частью нашего существования, а от нас перейдет к тем, кто придет нам на смену. Этот сложный процесс является главным содержанием всемирной истории, в хронологическом порядке и последовательной связи причин и следствий изображающей жизнь народов.

Таким образом, всемирная история есть комплексная наука, которая включает в себя: историю отдельных стран и народов; историю различных сфер общественной жизни (экономическую, военную историю, историю внешней политики и др.; историю наук философии, математики, историография и др.)щ; историю отдельных периодов жизни человечества: (первобытного общества, древнего мира, средних веков, нового и новейшего времени).

Существуют исторические науки, специализирующиеся на изучении исторических источников: источниковедение, археология, этнография (этнология).

Вопрос: Как история как наука о прошлом может быть связана с событиями современности?

Историю страны можно сравнить с биографией человека. Знакомясь с тем, с кем нам предстоит вместе жить или работать, мы обычно стараемся побольше узнать о его прошлом.

Нас интересует, где он родился и вырос, кто его родители, какое образование он получил… Все это, накладываясь на опыт повседневности, позволяет нам составить более или менее верное представление о человеке, его достоинствах и недостатках.

История любого народа – та же биография. Она помогает правильно понять его настоящее и до некоторой степени заглянуть в будущее.

Современная Россия представляет собой сложное и противоречивое общество, одной из особенностей которого является то, что принято называть кризисом идентичности. Общество не имеет ясного представления ни о своем прошлом, ни о своем настоящем.

Разные люди с разной степенью остроты воспринимают общественные проблемы и потрясения.

И ухитряются и в самые бурные времена спать спокойно, другие догадываются, что вокруг происходит что-то необычное, но предпочитают жить по принципу «моя хата с краю».

Однако человек, наделенный разумом и чувством ответственности, захочет понять общество, в котором он живет. И тогда история станет для него надежным посохом на долгом и тернистом пути познания.

История дает необходимые знания для того, чтобы быть свободным. Человек, знающий историю своей страны, сможет иметь собственную точку зрения, самостоятельную позицию в собственной жизни.

Вопрос: Какие источники по изучению истории используются в современном обществе и школе?

  1. Источники по истории России.

Исторические источники — весь комплекс документов и предметов материальной культуры, непосредственно отразивших исторический процесс и запечатлевших отдельные факты и свершившиеся события, на основании которых воссоздается представление о той или иной исторической эпохе, выдвигаются гипотезы о причинах или последствиях, повлекших за собой те или иные исторические события.

Древнюю историю Отечества мы знаем благодаря летописям — погодным изложениям основных событий с точным указанием их дат. Древние летописи дошли до нас в списках ХIV—ХVIII вв.

Так, самая известная начальная летопись Нестора представляет собой свод ХII в., дошедший до нас в составе Лаврентьевского списка 1377 г. и Ипатьевского списка ХIV—ХV вв.

По первым словам ее называют «Повестью временных лет»: «Се повести временных лет черноризца Федосьева Печорского монастыря откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первые княжити, и откуда Русская земля стала есть».

С ХVI в. рядом с летописями создавались хронографы — обзоры всемирной истории, к которым образованное общество проявляло повышенный интерес в ХVII в. Первый хронограф был составлен в 1512 г.

псковским старцем Филофеем, автором теории «Москва — Третий Рим».

Второй появился в 1616—1617 годах и описывал древние события на основе материалов хронографа Филофея, современные же излагал самостоятельно.

https://www.youtube.com/watch?v=J3OBRbbERXk

Другим важнейшим видом литературных исторических источников являются свидетельства, сказания, повести, житийные произведения.

В их ряду выделяют исторические свидетельства греческих (Геродот), римских (Тацит), византийских (Прокопий, Псевдо-Маврикий, Константин Багрянородный и др.

), готских (Иордан) и арабских (Ибн-Фадлан) писателей, а также свидетельства скандинавских и западноевропейских хроник о славянах начальных веков русской истории.

Мемуары как жанр исторического литературного повествования возникли в эпоху позднего феодализма (ХVII в.), а широкое развитие получили в ХIХ—ХХ вв. Это источник личного происхождения, по природе своей доверительный, интимный, содержит воспоминания и рассказы очевидцев и современников о событиях личной и общественной жизни.

В мемуарах ценен фактический материал, но их отличает крайняя субъективность в его подаче. Дневники в отличие от мемуаров считаются более достоверными источниками, ибо записи их обычно синхронны описываемым явлениям. Недостаток дневников — дробность, отрывочность изложения.

Дневники, которые ведутся регулярно, на протяжении многих лет, — редкое исключение из правила.

Периодическая печать возникла в России в начале XVIII в. из государственной потребности в международной информации. Если не считать рукописных газет московских царей XVII в., первенцем официозной журналистики были петровские «Ведомости».

История частной периодики началась с публикации «Ежемесячных сочинений к пользе и увеселению служащих», предпринятой Академией наук по инициативе М.В. Ломоносова. Наибольшую известность приобрели ежемесячники: А.П. Сумарокова — «Трудолюбивая пчела», Н.И.

Новикова — «Трутень», «Кошелек» и «Живописец», И.А. Крылова — «Почта духов».

Комплекс статистических источников по истории России прошел в своем развитии три этапа: ХVIII — начало XIX в., XIX — начало XX в. и советский период.

Записывает в тетрадь:

Цивилизация — это итог достижений народа

или народов в создании определенного

социально-культурного образования и

состояния с присущим ему типом

бытия и жизнедеятельности людей, с

характерными ценностными

установками и ориентациями,

духовными принципами и нормами

Читайте также:  Откуда пошла русская земля? - история России

образа жизни.

Записывает в тетрадь:

Особенность развития российской цивилизации — формирование и становление происходило в определенной духовно-ценностной религиозной форме, под мощным влиянием Православия и РПЦ.

Ныне полноценное цивилизационное развитие России немыслимо без преодоления социокультурного и духовно-нравственного кризиса и выяснения роли Православия в формировании прошлого, настоящего и будущего российской цивилизации.

Записывает в тетрадь:

На научном языке слово “история” (от греч. historia-рассказ о прошедшем) понимается двояко процесс развития природы и общества, движение во времени, и как наука, изучающая прошлое человечества, факты, события и процессы на базе исторических источников.

Содержанием истории как отрасли научного знания служит исторический процесс, т. е. жизнь человечества в ее развитии и его результатах.

Человеческая общность выражается в разнообразных союзах людей, родовых, племенных, государственных образованиях, нациях и народностях, которые возникают, растут, перемещаются, переходят из одного в другое разрушаются возникновение, рост, развитие, упадок этих людских союзов со всеми условиями и последствиями их жизни и есть то, что мы называем историческим процессом.

Историю страны можно сравнить с биографией человека. История помогает правильно понять его настоящее и до некоторой степени заглянуть в будущее.

Современная Россия представляет собой сложное и противоречивое общество, одной из особенностей которого является то, что принято называть кризисом идентичности. Общество не имеет ясного представления ни о своем прошлом, ни о своем настоящем.

История дает необходимые знания для того, чтобы быть свободным. Человек, знающий историю своей страны, сможет иметь собственную точку зрения, самостоятельную позицию в собственной жизни.

Исторические источники — весь комплекс документов и предметов материальной культуры, непосредственно отразивших исторический процесс и запечатлевших отдельные факты и свершившиеся события, на основании которых воссоздается представление о той или иной исторической эпохе, выдвигаются гипотезы о причинах или последствиях, повлекших за собой те или иные исторические события.

хронографы — обзоры всемирной истории, к которым образованное общество проявляло повышенный интерес в ХVII в.

Мемуары — записки современников, повествующие о событиях, в которых автор мемуаров принимал участие или которые известны ему от очевидцев. Важная особенность мемуаров заключается в установке на «документальный» характер текста, претендующего на достоверность воссоздаваемого прошлого.

Дневник — совокупность фрагментарных записей, которые делаются для себя, ведутся регулярно и чаще всего сопровождаются указанием даты. Такие записи организуют индивидуальный опыт и как письменный жанр сопровождают становление индивидуальности в культуре, формирование «я».

Источник: https://multiurok.ru/files/rossiiskaia-tsivilizatsiia-osobiennosti-stanovlieniia-i-razvitiia-miesto-rossii-v-mirovoi-istorii.html

Место России в мировой цивилизации

⇐ ПредыдущаяСтр 10 из 53Следующая ⇒

Мы охарактеризовали основные типы цивилизации, сформировавшиеся в Древнем Мире, Античности и Средневековье. В эпоху Средневековья начинается вхождение в мировой исторический процесс сначала Руси, а затем и России.

Закономерно встает вопрос: к какому типу цивилизации ее можно отнести? Решение этого вопроса имеет большое значение для методологии исследования истории России. Но это не просто историко-научная, но социально-политическая и духовно-нравственная проблема.

То или иное решение этой проблемы связано с выбором пути развития нашей страны, определением главных ценностных ориентиров. Поэтому дискуссия по этому вопросу не прекращалась на протяжении всей российской истории. По нашему мнению, нет необходимости воспроизводить весь ход этой дискуссии.

При изложении соответствующих тем мы коснемся этого вопроса. Сейчас же необходимо зафиксировать основные принципиальные позиции.

Основной вопрос этой дискуссии — как соотносятся в истории России наследие восточной и западной цивилизаций? В какой мере самобытна цивилизация России? Историки, публицисты и общественные деятели дают ответ на эти вопросы с высоты своего времени, с учетом всего предшествующего исторического развития России, а также в соответствии со своими идейно-политическими установками. В историографии и публицистике XIX—XX вв. полярное решение этих вопросов нашло свое отражение в позиции западников и славянофилов.

Западники или «европеисты» (В. Г. Белинский, Т. Н. Грановский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский и др.) предложили рассматривать Россию как составную часть Европы и, следовательно, в качестве неотъемлемого составного элемента западной цивилизации. Они полагают, что Россия, хотя и с некоторым отставанием, развивалась в русле западной цивилизации.

В пользу такой точки зрения говорят многие характеристики российской истории.

Абсолютное большинство населения России исповедует христианство и, следовательно, привержено тем ценностям и социально-психологическим установкам, которые лежат в основе западной цивилизации.

Реформаторская деятельность многих государственных деятелей: князя Владимира, Петра I, Екатерины II, Александра II направлены на включение России в западную цивилизацию.

Существует иная крайняя позиция, приверженцы которой пытаются отнести Россию к странам с восточным типом цивилизации.

Сторонники этой позиции считают, что те немногочисленные попытки приобщения России к Западной цивилизации закончились неудачно и не оставили глубокого следа в самосознании российского народа и его истории. Россия всегда была разновидностью восточной деспотии.

Одним из важнейших аргументов в пользу такой позиции является цикличность истории России: за периодом реформ неизбежно следовал период контрреформ, за реформацией — контрреформация.

Сторонники данной позиции также указывают на коллективистский характер менталитета российского народа, отсутствие в российской истории демократических традиций, уважения к свободе, достоинству личности, вертикальный характер общественно-политических отношений, их преимущественно подданическую окраску и т. д.

Но наиболее крупным течением в исторической и общественной мысли России является идейно-теоретическое течение, отстаивающее идею самобытности России. Сторонниками этой идеи являются славянофилы, евразийцы и многие другие представители так называемой «патриотической» идеологии.

Славянофилы (А.С. Хомяков, К.С. Аксаков, Ф.Ф. Самарин, И.И. Киреевский и их последователи) идею самобытности российской истории связывали с исключительно своеобразным путем развития России, и, следовательно, с исключительным своеобразием русской культуры.

Исходный тезис учения славянофилов состоит в утверждении решающей роли православия для становления и развития русской цивилизации. По мнению А. С.

Хомякова, именно православие сформировало «то исконно русское качество, тот «русский дух», который создал русскую землю в ее бесконечном объеме».

Основополагающей идеей русского православия, а, следовательно, и всего строя русской жизни является идея соборности. Соборность проявляется во всех сферах жизнедеятельности русского человека: в церкви, в семье, в обществе, в отношениях между государствами.

По мнению славянофилов, соборность является тем важнейшим качеством, которое отделяет русское общество от всей западной цивилизации. Западные народы, отойдя от решений первых семи Вселенских соборов, извратили христианский символ веры и тем самым предали забвению соборное начало.

И это породило все изъяны европейской культуры и прежде всего ее меркантилизм и индивидуализм.

Русской цивилизации присущи высокая духовность, базирующаяся на аскетическом мировоззрении, и коллективистское, общинное устройство социальной жизни. С точки зрения славянофилов, именно православие породило специфическую, социальную организацию — сельскую общину, «мир», который имеет в себе хозяйственное и нравственное значение.

В описании сельскохозяйственной общины славянофилам явственно виден момент ее идеализации, приукрашивания.

Экономическая деятельность общины представляется как гармоническое сочетание личностных и общественных интересов, а все члены общины выступают по отношению друг к другу как «товарищи и пайщики».

Вместе с тем, они все же признавали, что в современном им устройстве общины имеются негативные моменты, порожденные наличием крепостного права. Славянофилы осуждали крепостное право и выступали за его отмену.

Однако главное достоинство сельской общины славянофилы видели в тех духовно-нравственных принципах, которые она воспитывает у своих членов: готовность постоять за общие интересы, честность, патриотизм и т. д. По их мнению, возникновение этих качеств у членов общины происходит не сознательно, а инстинктивно, путем следования древним религиозным обычаям и традициям.

Основываясь на принципиальной установке, что община является лучшей формой социальной организации жизни, славянофилы требовали сделать общинный принцип всеобъемлющим, т. е. перенести его в сферу городской жизни, в промышленность. Общинное устройство должно быть также положено в основу государственной жизни и способно, по их словам, заменить собой «мерзость административности в России».

Славянофилы верили, что по мере распространения «общинного принципа» в российском обществе будет все более укрепляться «дух соборности». Ведущим принципом социальных отношений станет самоотречение каждого в пользу всех».

Благодаря этому в единый поток сольются религиозные и социальные устремления людей.

В результате будет выполнена задача нашей внутренней истории, определяемая ими как «просветление народного общинного начала началом общинным, церковным».

Славянофильство базируется на идеологии панславянизма. В основе их представления об особой судьбе России лежит идея об исключительности, особости славянства. Другим важнейшим направлением, отстаивающим идею самобытности России, является евразийство (П.А. Карсавин, И.С. Трубецкой, Г.В. Флоровский и др.).

Евразийцы, в отличие от славянофилов, настаивали на исключительности России и русского этноса. Эта исключительность, по их мнению, определялась синтетическим характером русского этноса. Россия представляет собой особый тип цивилизации, который отличается как от Запада, так и Востока.

Этот особый тип цивилизации они называли евразийским.

В евразийской концепции цивилизационного процесса особое место отводилось географическому фактору (природной среде) — «месторазвитию» народа. Эта среда, по их мнению, определяет особенности различных стран и народов, их самосознание и судьбу.

Россия занимает срединное пространство Азии и Европы, приблизительно очерчиваемое тремя великими равнинами: Восточно-Европейской, Западно-Сибирской и Туркестанской.

Эти громадные равнинные пространства, лишенные естественных резких географических рубежей, наложили отпечаток на историю России, способствовали созданию своеобразного культурного мира.

Значительная роль в аргументации евразийцев отводилась особенностям этногенеза русской нации.

Русский этнос формировался не только на основе славянского этноса, но под сильным влиянием тюркских и угрофинских племен.

Особо подчеркивалось влияние на российскую историю и русское самосознание восточного «туранского», преимущественно тюркско-татарского элемента, связанного с татаро-монгольским игом.

Методологические установки евразийцев в значительной мере разделял и видный российский мыслитель Н.А. Бердяев.

Одной из важнейших характеристик русской народной индивидуальности, по мнению Бердяева, является ее глубокая поляризованность и противоречивость. «Противоречивость и сложность русской души, отмечает он, может быть связана с тем, что в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории: Восток и Запад.

Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира. И всегда в русской душе боролось два начала, восточное и западное» (Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX и начала XX века. В сб. «О России и русской философской культуре.

Философы русского послеоктябрьского зарубежья». — М., 1990. — С. 44).

Н.А. Бердяев считает, что существует соответствие между необъятностью, безграничностью русской земли и русской души. В душе русского народа есть такая же необъятность, безграничность, устремленность в бесконечность, как и в русской равнине. Русский народ, утверждает Бердяев, не был народом культуры, основанной на упорядоченных рациональных началах.

Он был народом откровений и вдохновений. Два противоположных начала легли в основание русской души: языческая дионистическая стихия и аскетически-монашеское православие.

Эта двойственость пронизывает все основные характеристики русского народа: деспотизм, гипертрофию государства и анархизм, вольность, жестокость, склонность к насилию и доброта, человечность, мягкость, обрядоверие и искание правды, индивидуализм, обостренное сознание личности и безличный коллективизм, национализм, самопохвальство и универсализм, всечеловечность, эсхатологически-мессионерскую религиозность и внешнее благочестие, искание Бога и воинствующее безбожие, смирение и наглость, рабство и бунт. Эти противоречивые черты русского национального характера и предопределили, по мнению Бердяева, всю сложность и катаклизмы российской истории.

Читайте также:  Россия в первой четверти xviii века - история России

Следует отметить, что каждая из концепций, определяющих место России в мировой цивилизации, базируется на определенных исторических фактах.

Вместе с тем, в этих концепциях ясно просвечивает односторонняя идеологическая направленность. Нам не хотелось бы занимать такую же одностороннюю идеологизированную позицию.

Попытаемся дать объективный анализ хода исторического развития истории в контексте развития мировой цивилизации.

⇐ Предыдущая567891011121314Следующая ⇒

Источник: http://mykonspekts.ru/1-4777.html

А. А. Радугина История России (Россия в мировой цивилизации) курс лекций

2. Место России в мировой цивилизации

Подобный материал:

  • Программа вступительного экзамена по дисциплине история России по направлению подготовки, 356.07kb.
  • История Дальнего Востока России: курс лекций, 67.29kb.
  • История история России Соловьев, 43.79kb.

  • Темы лекций: І. Модуль. Этика и Эстетика. Введение в дисциплину «История мировой цивилизации»., 24.83kb.
  • Рабочая программа дисциплины «история» направление (специальность), 817.87kb.
  • Рабочая программа дисциплины история современной россии гсэ. Б в направление подготовки, 354.65kb.

  • Россия в истории мировой цивилизации, 5952.72kb.
  • Рабочая программа дисциплины «история» Среднее профессиональное образование, 358.76kb.
  • Курс лекций по истории россии Часть IV история россии, 1231.5kb.
  • Лекция 12. Эволюция Российского государства и общества в первой половине XIX века проф., 93.

    6kb.

1   …   5   6   7   8     10   11   12   …   55Мы охарактеризовали основные типы цивилизации, сформировавшиеся в Древнем Мире, Античности и Средневековье. В эпоху Средневековья начинается вхождение в мировой исторический процесс сначала Руси, а затем и России.

Закономерно встает вопрос: к какому типу цивилизации ее можно отнести? Решение этого вопроса имеет большое значение для методологии исследования истории России. Но это не просто историко-научная, но социально-политическая и духовно-нравственная проблема.

То или иное решение этой проблемы связано с выбором пути развития нашей страны, определением главных ценностных ориентиров. Поэтому дискуссия по этому вопросу не прекращалась на протяжении всей российской истории. По нашему мнению, нет необходимости воспроизводить весь ход этой дискуссии. При изложении соответствующих тем мы коснемся этого вопроса.

Сейчас же необходимо зафиксировать основные принципиальные позиции.

Основной вопрос этой дискуссии — как соотносятся в истории России наследие восточной и западной цивилизаций? В какой мере самобытна цивилизация России? Историки, публицисты и общественные деятели дают ответ на эти вопросы с высоты своего времени, с учетом всего предшествующего исторического развития России, а также в соответствии со своими идейно-политическими установками. В историографии и публицистике XIX—XX вв. полярное решение этих вопросов нашло свое отражение в позиции западников и славянофилов.

Западники или «европеисты» (В. Г. Белинский, Т. Н. Грановский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский и др.) предложили рассматривать Россию как составную часть Европы и, следовательно, в качестве неотъемлемого составного элемента западной цивилизации. Они полагают, что Россия, хотя и с некоторым отставанием, развивалась в русле западной цивилизации.

В пользу такой точки зрения говорят многие характеристики российской истории. Абсолютное большинство населения России исповедует христианство и, следовательно, привержено тем ценностям и социально-психологическим установкам, которые лежат в основе западной цивилизации.

Реформаторская деятельность многих государственных деятелей: князя Владимира, Петра I, Екатерины II, Александра II направлены на включение России в западную цивилизацию. Существует иная крайняя позиция, приверженцы которой пытаются отнести Россию к странам с восточным типом цивилизации.

Сторонники этой позиции считают, что те немногочисленные попытки приобщения России к Западной цивилизации закончились неудачно и не оставили глубокого следа в самосознании российского народа и его истории. Россия всегда была разновидностью восточной деспотии.

Одним из важнейших аргументов в пользу такой позиции является цикличность истории России: за периодом реформ неизбежно следовал период контрреформ, за реформацией — контрреформация.

Сторонники данной позиции также указывают на коллективистский характер менталитета российского народа, отсутствие в российской истории демократических традиций, уважения к свободе, достоинству личности, вертикальный характер общественно-политических отношений, их преимущественно подданическую окраску и т. д.

Но наиболее крупным течением в исторической и общественной мысли России является идейно-теоретическое течение, отстаивающее идею самобытности России. Сторонниками этой идеи являются славянофилы, евразийцы и многие другие представители так называемой «патриотической» идеологии. Славянофилы (А.С. Хомяков, К.С. Аксаков, Ф.Ф. Самарин, И.И.

Киреевский и их последователи) идею самобытности российской истории связывали с исключительно своеобразным путем развития России, и, следовательно, с исключительным своеобразием русской культуры. Исходный тезис учения славянофилов состоит в утверждении решающей роли православия для становления и развития русской цивилизации. По мнению А. С. Хомякова, именно православие сформировало «то исконно русское качество, тот «русский дух», который создал русскую землю в ее бесконечном объеме».

Основополагающей идеей русского православия, а, следовательно, и всего строя русской жизни является идея соборности. Соборность проявляется во всех сферах жизнедеятельности русского человека: в церкви, в семье, в обществе, в отношениях между государствами.

По мнению славянофилов, соборность является тем важнейшим качеством, которое отделяет русское общество от всей западной цивилизации. Западные народы, отойдя от решений первых семи Вселенских соборов, извратили христианский символ веры и тем самым предали забвению соборное начало.

И это породило все изъяны европейской культуры и прежде всего ее меркантилизм и индивидуализм.

Русской цивилизации присущи высокая духовность, базирующаяся на аскетическом мировоззрении, и коллективистское, общинное устройство социальной жизни. С точки зрения славянофилов, именно православие породило специфическую, социальную организацию — сельскую общину, «мир», который имеет в себе хозяйственное и нравственное значение.

В описании сельскохозяйственной общины славянофилам явственно виден момент ее идеализации, приукрашивания. Экономическая деятельность общины представляется как гармоническое сочетание личностных и общественных интересов, а все члены общины выступают по отношению друг к другу как «товарищи и пайщики».

Вместе с тем, они все же признавали, что в современном им устройстве общины имеются негативные моменты, порожденные наличием крепостного права. Славянофилы осуждали крепостное право и выступали за его отмену.

Однако главное достоинство сельской общины славянофилы видели в тех духовно-нравственных принципах, которые она воспитывает у своих членов: готовность постоять за общие интересы, честность, патриотизм и т. д. По их мнению, возникновение этих качеств у членов общины происходит не сознательно, а инстинктивно, путем следования древним религиозным обычаям и традициям.

Основываясь на принципиальной установке, что община является лучшей формой социальной организации жизни, славянофилы требовали сделать общинный принцип всеобъемлющим, т. е. перенести его в сферу городской жизни, в промышленность. Общинное устройство должно быть также положено в основу государственной жизни и способно, по их словам, заменить собой «мерзость административности в России».

Славянофилы верили, что по мере распространения «общинного принципа» в российском обществе будет все более укрепляться «дух соборности». Ведущим принципом социальных отношений станет самоотречение каждого в пользу всех». Благодаря этому в единый поток сольются религиозные и социальные устремления людей.

В результате будет выполнена задача нашей внутренней истории, определяемая ими как «просветление народного общинного начала началом общинным, церковным».

Славянофильство базируется на идеологии панславянизма. В основе их представления об особой судьбе России лежит идея об исключительности, особости славянства.

Другим важнейшим направлением, отстаивающим идею самобытности России, является евразийство (П.А. Карсавин, И.С. Трубецкой, Г.В. Флоровский и др.). Евразийцы, в отличие от славянофилов, настаивали на исключительности России и русского этноса. Эта исключительность, по их мнению, определялась синтетическим характером русского этноса. Россия представляет собой особый тип цивилизации, который отличается как от Запада, так и Востока. Этот особый тип цивилизации они называли евразийским.

В евразийской концепции цивилизационного процесса особое место отводилось географическому фактору (природной среде) — «месторазвитию» народа. Эта среда, по их мнению, определяет особенности различных стран и народов, их самосознание и судьбу.

Россия занимает срединное пространство Азии и Европы, приблизительно очерчиваемое тремя великими равнинами: Восточно-Европейской, Западно-Сибирской и Туркестанской. Эти громадные равнинные пространства, лишенные естественных резких географических рубежей, наложили отпечаток на историю России, способствовали созданию своеобразного культурного мира.

Значительная роль в аргументации евразийцев отводилась особенностям этногенеза русской нации. Русский этнос формировался не только на основе славянского этноса, но под сильным влиянием тюркских и угрофинских племен.

Особо подчеркивалось влияние на российскую историю и русское самосознание восточного «туранского», преимущественно тюркско-татарского элемента, связанного с татаро-монгольским игом. Методологические установки евразийцев в значительной мере разделял и видный российский мыслитель Н.А. Бердяев.

Одной из важнейших характеристик русской народной индивидуальности, по мнению Бердяева, является ее глубокая поляризованность и противоречивость. «Противоречивость и сложность русской души, отмечает он, может быть связана с тем, что в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории: Восток и Запад.

Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира. И всегда в русской душе боролось два начала, восточное и западное» (Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX и начала XX века. В сб. «О России и русской философской культуре.

Философы русского послеоктябрьского зарубежья». — М., 1990. — С. 44). Н.А. Бердяев считает, что существует соответствие между необъятностью, безграничностью русской земли и русской души. В душе русского народа есть такая же необъятность, безграничность, устремленность в бесконечность, как и в русской равнине.

Русский народ, утверждает Бердяев, не был народом культуры, основанной на упорядоченных рациональных началах. Он был народом откровений и вдохновений. Два противоположных начала легли в основание русской души: языческая дионистическая стихия и аскетически-монашеское православие.

Эта двойственость пронизывает все основные характеристики русского народа: деспотизм, гипертрофию государства и анархизм, вольность, жестокость, склонность к насилию и доброта, человечность, мягкость, обрядоверие и искание правды, индивидуализм, обостренное сознание личности и безличный коллективизм, национализм, самопохвальство и универсализм, всечеловечность, эсхатологически-мессионерскую религиозность и внешнее благочестие, искание Бога и воинствующее безбожие, смирение и наглость, рабство и бунт. Эти противоречивые черты русского национального характера и предопределили, по мнению Бердяева, всю сложность и катаклизмы российской истории. Следует отметить, что каждая из концепций, определяющих место России в мировой цивилизации, базируется на определенных исторических фактах. Вместе с тем, в этих концепциях ясно просвечивает односторонняя идеологическая направленность. Нам не хотелось бы занимать такую же одностороннюю идеологизированную позицию. Попытаемся дать объективный анализ хода исторического развития истории в контексте развития мировой цивилизации.

Источник: http://geum.ru/next/art-20189.leaf-9.php

Ссылка на основную публикацию