Капитализм — история России

Как развивался капитализм в России

Капитализм - история России

Однако никакой капитализм в России не был возможен до тех пор, пока в огромной и плохо развитой стране существовало закабаленное крестьянство. Освобождение деревенских жителей от рабского положения по отношению к помещикам и стало главным сигналом начала новых экономических отношений.

Российское крепостное право было отменено императором Александром II в 1861 году. Прежнее крестьянство являлось классом феодального общества.

Переход к капитализму в деревне мог произойти только после расслоения сельских жителей на буржуазию (кулачество) и пролетариат (батраков). Этот процесс был естественным, он происходил во всех странах.

Однако капитализм в России и все сопутствующие его появлению процессы имели множество своеобразных особенностей. В деревне они заключались в сохранении сельской общины.

Согласно манифесту Александра II, крестьяне объявлялись юридически свободными и получали права на владение имуществом, занятие промыслами и торговлей, заключение сделок и т. д. Тем не менее переход к новому обществу не мог состояться в одночасье.

Поэтому вслед за реформой 1861 года в деревнях стали появляться общины, основой функционирования которых была общинная земельная собственность.

Коллектив следил за равным разделом на индивидуальные участки и трехпольной системой пашни, при которой одна ее часть засевалась озимыми, вторая – яровыми, а третью оставляли под паром.

Община уравнивала крестьян и тормозила капитализм в России, хотя и не могла остановить его. Часть сельчан беднела. Такой прослойкой стали однолошадные крестьяне (для полноценного хозяйства требовались две лошади).

Эти деревенские пролетарии существовали за счет заработка на стороне. Община не отпускала таких крестьян в город и не давала им продавать наделы, которые им же формально и принадлежали.

Свободный де-юре статус не соответствовал статусу де-факто.

В 1860-е гг., когда Россия вступила на путь капиталистического развития, община задерживала эту эволюцию вследствие своей приверженности традиционному ведению хозяйства. Крестьянам внутри коллектива не требовалось проявлять инициативу и брать на себя риски за собственную предприимчивость и желание совершенствовать земледелие.

Соответствие норме было приемлемо и важно консервативным сельчанам. Этим тогдашние российские крестьяне сильно отличались от западных, уже давно ставших фермерами-предпринимателями с собственным товарным хозяйством и сбытом продукции.

Отечественные жители деревень в массе своей были коллективистами, из-за чего среди них так легко распространялись революционные идеи социализма.

После 1861 года на рыночные методы начали перестраиваться помещичьи хозяйства. Как и в случае с крестьянами, в этой среде стартовал процесс постепенного расслоения. Даже многим инертным и косным помещикам пришлось на собственном опыте понять, что такое капитализм.

Определение по истории этого термина обязательно включает в себя упоминание о вольнонаемном труде. Однако на практике подобная конфигурация была лишь заветной целью, а не изначальным положением дел.

На первых порах после реформы хозяйства помещиков держались на отработках крестьян, бравших в обмен на свой труд арендованную землю.

Капитализм в России приживался постепенно. Только что освобожденные крестьяне, шедшие на работу к бывшим хозяевам, трудились со своим инвентарем и скотом. Таким образом, помещики еще не были капиталистами в полноценном смысле этого слова, так как они не вкладывали в производство собственный капитал. Тогдашние отработки можно считать продолжением отмиравших феодальных отношений.

Сельскохозяйственное развитие капитализма в России заключалось в переходе от архаичного натурального к более эффективному товарному производству. Однако и в этом процессе можно отметить старые феодальные черты. Крестьяне новой закалки продавали лишь часть своей продукции, остатки потребляя самостоятельно. Капиталистическая товарность предполагала обратное.

Вся продукция должна была продаваться, тогда как собственное пропитание крестьянская семья в таком случае покупала на средства от собственной прибыли. Тем не менее уже в первое свое десятилетие развитие капитализма в России привело к повышению спроса на молочные товары и свежие овощи в городах.

Вокруг них стали формироваться новые комплексы частного огородничества и животноводства.

Важный результат, к которому привело зарождение капитализма в России, заключался в охватившем страну промышленном перевороте. Его подпитывало постепенное расслоение крестьянской общины. Развивалось ремесленное производство и кустарные производства.

Для феодализма характерной формой промышленности было ремесло. Став в новых экономических и социальных условиях массовым, оно превратилось в кустарный промысел.

Вместе с тем появлялись торговые посредники, которые связывали потребителей товара и производителей. Эти скупщики эксплуатировали кустарей и жили за счет торговой прибыли.

Именно они постепенно образовали прослойку промышленных предпринимателей.

В 1860-х гг., когда Россия вступила на путь капиталистического развития, началась первая стадия капиталистических отношений – кооперация.

Вместе с тем стартовал процесс трудного перехода к наемному труду в отраслях крупной промышленности, где до того на протяжении долгого времени применялся только дешевый и бесправный крепостной труд.

Модернизация производства осложнялась незаинтересованностью собственников. Промышленники платили рабочим малую зарплату. Плохие условия труда заметно радикализировали пролетариат.

Всего капитализм в России в 19 веке пережил несколько волн бурного подъема промышленности. Одна из них пришлась на 1890-е гг.

В то десятилетие постепенное совершенствование экономической организации и развитие техники производства привели к значительному росту рынка. Промышленный капитализм вступил в новую развитую фазу, олицетворением которой стали многочисленные акционерные общества.

Цифры экономического роста конца XIX столетия говорят сами за себя. В 1890-е гг. выпуск продукции промышленности увеличился в два раза.

Любой капитализм переживает кризис, когда он перерождается в монополистический капитализм с раздутыми корпорациями, владеющими определенной экономической сферой. В императорской России этого в полной мере не случилось, в том числе и благодаря разносторонним иностранным инвестициям.

Особенно много зарубежных денег текло в транспорт, металлургию, нефтяную и угольную промышленность. Именно в конце XIX века иностранцы перешли на прямые инвестиции, тогда как раньше предпочитали займы. Такие вклады объяснялись большей прибылью и желанием коммерсантов заработать.

Россия, так и не став передовой капиталистической страной, не успела до революции приступить к массовому вывозу собственного капитала. Отечественная экономика, наоборот, охотно принимала вливания из более развитых государств. Как раз в это время в Европе накопились «излишки капитала», которые искали собственное применение на перспективных зарубежных рынках.

Условий для вывоза российского капитала просто не было. Ему мешали многочисленные феодальные пережитки, огромные колониальные окраины, относительно неважное развитие производства. Если капитал и вывозили, то в основном в восточные страны.

Делалось это в производственной форме или в форме займов. Значительные средства осели в Маньчжурии и Китае (всего около 750 миллионов рублей). Популярной для них сферой был транспорт.

Около 600 миллионов рублей оказались вложенными в Китайско-Восточную железную дорогу.

В начале XX века российское промышленное производство было уже пятым по величине во всем мире. При этом отечественная экономика являлась первой по показателям роста.

Начало капитализма в России осталось позади, теперь страна спешно догоняла самых передовых конкурентов. Лидирующее положение империя занимала и по показателям концентрации производства.

Ее крупные предприятия являлись местами работы более половины всего пролетариата.

Ключевые особенности капитализма в России можно описать в нескольких абзацах. Монархия являлась страной молодого рынка. Индустриализация началась здесь позже, чем в других европейских странах.

Вследствие этого значительная часть предприятий промышленности была построена совсем недавно. Эти объекты оснастили самой современной техникой. В основном такие предприятия принадлежали крупным акционерным компаниям. На Западе ситуация оставалась ровно противоположной.

Европейские предприятия были мельче, а их оборудование – менее совершенным.

При значительных иностранных инвестициях начальный период капитализма в России отличался триумфом именно отечественной, а не зарубежной продукции. Иностранные товары ввозить было просто невыгодно, а вот вкладывание денег считалось прибыльным делом. Поэтому в 1890-е гг. подданным других государств в России принадлежала примерно треть акционерных капиталов.

Серьезный толчок к развитию частной промышленности дало строительство Великой сибирской магистрали от европейской России до Тихого океана. Проект этот был государственным, однако сырье для него закупалось у предпринимателей.

Транссиб на годы вперед обеспечил многих производителей заказами на уголь, металл и паровозы. На примере магистрали можно проследить, как формирование капитализма в России создавало рынок сбыта для самых разных отраслей экономики.

Вместе с ростом производства происходил и рост рынка. Главными статьями российского экспорта стали сахар и нефть (Россия давала около половины мировой нефтяной добычи). Массово импортировались машины. Снижалась доля ввозимого хлопка (отечественная экономика начала ориентироваться на свое среднеазиатское сырье).

Складывание внутреннего национального рынка происходило в условиях, когда важнейшим товаром стала рабочая сила. Новое распределение дохода оказалось в пользу индустрии и городов, однако ущемляло интересы деревни.

Поэтому последовало отставание сельскохозяйственных районов в общественно-экономическом развитии по сравнению с промышленными областями.

Подобная закономерность была характерной для многих молодых капиталистических стран.

Развитию внутреннего рынка способствовали все те же железные дороги. В 1861-1885 гг. было построено 24 тысячи километров путей, что составило около трети от длины путей накануне Первой мировой войны. Центральным транспортным узлом стала Москва.

Именно она связывала все регионы огромной страны. Конечно, такой статус не мог не ускорить экономическое развитие второго города Российской империи. Усовершенствование путей сообщения облегчало связь окраин и центра.

Читайте также:  Подготовка к егэ по истории на 100 баллов - история России

Возникали новые межобластные торговые связи.

Показательно, что на протяжении второй половины XIX века производство хлеба оставалось приблизительно на одном уровне, в то время как промышленность повсеместно развивалась и увеличивала объемы выпускаемой продукции.

Другой неприятной тенденцией была анархия в тарифах в области железнодорожных перевозок. Их реформа состоялась в 1889 году. Регулировать тарифы взялось правительство.

Новый порядок значительно помог развитию капиталистической экономики и внутреннего рынка.

В 1880-е гг. в России начал складываться монополистический капитализм. Его первые ростки появились в железнодорожной промышленности. В 1882 году появился «Союз рельсовых фабрикантов», а в 1884 году – «Союз фабрикантов рельсовых скреплений» и «Союз мостостроительных заводов».

Формировалась промышленная буржуазия. В ее ряды входили крупные торговцы, бывшие откупщики, арендаторы имений. Многие из них получали материальные поощрения от правительства.

В капиталистическое предпринимательство активно включалось купечество. Сложилась еврейская буржуазия.

Из-за черты оседлости некоторые окраинные губернии южной и западной полосы европейской России были переполнены купеческими капиталами.

В 1860 году правительство основало Государственный банк. Он стал фундаментом молодой кредитной системы, без которой не представляется история капитализма в России. Она стимулировала накопление финансовых средств у предпринимателей.

Однако существовали и обстоятельства, которые серьезно мешали увеличению капиталов. В 1860-е гг. Россия пережила «хлопковый голод», экономические кризисы случались в 1873 и 1882 гг. Но даже эти колебания не могли остановить накопления.

Поощряя развитие капитализма и промышленности в стране, государство неизбежно вставало на путь меркантилизма и протекционизма. Энгельс сравнивал Россию конца XIX века с Францией эпохи Людовика XIV, где защита интересов отечественных производителей также создала все условия для роста мануфактур.

Любые признаки капитализма в России не имели бы никакого смысла, если бы в стране не сгенерировался полноценный рабочий класс. Толчком для его появления стала промышленная революция 1850-1880-х гг.

Пролетариат – класс зрелого капиталистического общества. Его возникновение стало важнейшим событием социальной жизни Российской империи.

Рождение рабочей массы изменило всю общественно-политическую повестку огромной страны.

Русский переход от феодализма к капитализму, а следовательно, и появление пролетариата были стремительными и радикальными процессами. В их специфике существовали и другие уникальные черты, возникшие из-за сохранения пережитков прежнего общества, сословного строя, помещичьего землевладения и охранительной политики царского правительства.

В период с 1865 по 1980 год прирост пролетариата в фабрично-заводской отрасли экономики составил 65 %, в горной – 107 %, в железнодорожной – невероятные 686 %. В конце XIX века в стране насчитывалось около 10 миллионов рабочих.

Без анализа процесса формирования нового класса невозможно понять, что такое капитализм. Определение по истории дает нам сухую формулировку, однако за лаконичными словами и цифрами стояли судьбы миллионов и миллионов людей, полностью изменивших уклад своей жизни.

Трудовая миграция огромных масс привела к значительному увеличению городского населения.

Рабочие существовали в России и до промышленной революции. Это были крепостные, работавшие на мануфактурах, самыми известными из которых являлись уральские предприятия. Тем не менее основным источником роста нового пролетариата стали освободившиеся крестьяне.

Процесс классового преобразования часто был мучительным. В рабочие подавались обедневшие и лишившиеся лошадей крестьяне. Самый обширный отход из деревни наблюдался в центральных губерниях: Ярославской, Московской, Владимирской, Тверской. Меньше всего этот процесс затронул южные степные районы.

Также малым отход был в Белоруссии и Литве, хотя именно там наблюдалось аграрное перенаселение. Еще один парадокс заключался в том, что в промышленные центры стремились люди из окраин, а не из ближайших губерний. Многие особенности формирования пролетариата в стране отмечал в своих работах Владимир Ленин.

«Развитие капитализма в России», посвященное этой теме, попало в печать в 1899 году.

Низкая заработная плата пролетариев была особенно характерна для мелкой промышленности. Именно там прослеживалась наиболее беспощадная эксплуатация работников. Пролетарии старались сменить эти тяжелые условия с помощью нелегкой переквалификации. Крестьяне, занятые в мелких промыслах, становились дальними отходниками. Среди них были распространены переходные экономические формы деятельности.

Отечественные стадии капитализма, связанные с царской эпохой, сегодня можно рассматривать только как что-то отдаленное и бесконечно оторванное от современной страны. Причиной тому послужила Октябрьская революция 1917 года. Пришедшие к власти большевики начали строить социализм и коммунизм. Капитализм с его частной собственностью и свободой предпринимательства остался в прошлом.

Возрождение рыночной экономики стало возможным только после распада Советского Союза. Переход от планового производства к капиталистическому был резким, а главным его олицетворением стали либеральные реформы 1990-х гг. Именно они построили экономические основы современной Российской Федерации.

О переходе к рынку было объявлено в конце 1991 года. В декабре была проведена либерализация цен, повлекшая за собой гиперинфляцию. Тогда же началась ваучерная приватизация, необходимая для передачи государственной собственности в частные руки.

В январе 1992 года вышел Указ о свободе торговли, открывший новые возможности для предпринимательства. Вскоре был отменен советский рубль, а российская национальная валюта пережила дефолт, обвал курса и деноминацию. Пройдя через штормы 1990-х гг., страна построила новый капитализм.

Именно в его условиях живет современное российское общество.

Источник: https://homsk.com/trombon/kak-razvivalsya-kapitalizm-v-rossii

Особенности развития капитализма в России

Россия погружается в трясину государственного кризиса. Её институты не справляются с задачей реагирования и устранения угроз.

Погружение в кризис происходит медленно и потому люди успевают к нему приспособиться и привыкнуть. Кризис капиталистического общественно-политического строя.

1. Кризис государственности
2. Какой капитализм в России

Капитализм — есть работодатель (частный собственник), есть наемный рабочий (пролетарий). Наемный рабочий производит товар, за свою работу получает зарплату, а работодатель присваивает себе прибавочную стоимость. Есть эксплуатация человека человеком.

Государственный капитализм — есть работодатель (государство с партаппаратом), есть наемный рабочий (пролетарий). Наемный рабочий производит товар, за свою работу получает зарплату, а работодатель присваивает себе прибавочную стоимость. Есть эксплуатация человека государством.

Социализм — каждый рабочий (пролетарий) является одновременно и работодателем и работником предприятия. Работники предприятия производят товар и прибыл предприятия равномерно делиться между работниками как совладельцами предприятия. Нет эксплуатации человека, каждый работает на себя и на свое предприятие, так как от него самого уже зависит работоспособность предприятия.

В постоянном усилении нескольких главных тенденций, возникших на заре установления в России власти новой буржуазии. Преодолеть эти губительные тенденции не удаётся ни одному правителю после 1991 года и они лишь усиливаются, подобно метастазам, проникающим в разные органы общественного тела.

1. Кризис экономики России.

Даже в нулевые годы рост торговли, строительства и банковского сектора был основан на доходах от экспорта сырья и энергоносителей, колоссальном импорте и кредитной накачке населения, тогда как в обрабатывающей промышленности прогрессировал и продолжает прогрессировать развал и падение. Заводы закрываются массово, превращаясь в торговые центры или площадки для складирования контейнеров с импортом.

Даже прогресс в свиноводстве, птицеводстве и производстве зерна основан на импорте зарубежного оборудования ферм и техники, что не опровергает, а подтверждает главную тенденцию на архаизацию структуры промышленности.

В семенном деле и яйцах, например, Россия полностью находится под властью импорта — у нас нет селекционного производства, оно убито.

Исключением является ВПК, так как от его состояния зависит безопасность властвующей группировки.

2. Засекречивание реальной статистики и превращение её в инструмент пропаганды.

Пользующийся сфальсифицированными данными, есть признак того, что власть боится свидетельств своей неспособности поправить экономику, но хочет спрятать все доказательства этого.

3. Правящая прослойка связана корневыми интересами с Западом.

Выходит за пределы России в своих источниках финансирования и существования.

4. Проблема бедности в России.

Нарастание бедности и вопиющего социального расслоения продолжается. Неравенство создаёт вопиющую социальную несправедливость.

5. Проблема коррупции в современной России.

Неудержимая коррупция стала частью государственной машины, что позволяет атаковать государство извне, формально атакуя коррупцию.

6. Непотизм кланово-олигархического уклада власти.

Во власть попадают исключительно на основе личной преданности, получая на кормление целые куски территорий и отрасли, и потом вельможные чиновники отдают своим детям ведущие корпорации и банки.

7. Рост общественного недовольства в России.

Все эти процессы сопровождаются медленным, но неуклонным ростом общественного недовольства и деградацией морали и гражданской мотивации.

Таким образом, кризис нынешней российской государственности есть кризис её капиталистического общественно-политического строя. Её экономического базиса. Кризис капитализма создаёт в России кризис тотальный: экономический, идейно-духовный. политический. Суммируясь, все эти кризисы создают кризис имеющейся государственной системы, кризис государственности.

В России капитализм неизбежно принял черты колониального, ублюдочного и периферийного. Капитализма, где возродились черты даже феодального и рабовладельческого укладов.

Такая гремучая смесь не может не создавать того, что Ленин зазвал «теорией слабых звеньев» в мировой капиталистический системе: существование нескольких укладов порождает небывалое обострение противоречий и приближает революционную ситуацию, когда верхи не могут править по-старому, а низы не хотят по-старому жить.

В таких ситуациях общество поляризуется на сторонников развития капитализма и сторонников его ограничения, тех, кто в том или ином виде симпатизирует социалистическим преобразованиям, приходит к осознанию их неизбежности и необходимости.

Читайте также:  Начало борьбы новгорода с немецкими рыцарями - история России

Споры вызывает не сам факт признания необходимости социализма, а та или иная его модель.

Сторонники социализма в разных его видах образуют лагерь так называемых «государственников» и «патриотов», сторонники развития капитализма образуют лагерь «либералов».

Никакие призывы подняться над классовыми противоречиями в классовом обществе не могут иметь успех. Они лишь обнажают умственную неадекватность тех, кто этими призывами занимается. Сознание всё-таки определяется не призывами, а бытиём.

И если для всё более растущего числа людей это бытиё катастрофическое, сползающее к кризису, то никакие призывы не замечать обострившихся общественных противоречий не помогут предотвратить обострение политического противостояния богатеющих богатых и беднеющих бедных.

Реакция ещё никогда и нигде не побеждала в долгосрочной перспективе, хотя ей удавалось на время «подморозить», затормозить ход социальных преобразований. Но потом они совершались скачком, через путь хаоса и насилия — не эволюцией, а революцией.

Такова плата за уклонение от решения назревших проблем вовремя.

Либералы в России сейчас усиливают свой ресурсный потенциал. Они обладают более современными политтехнологиями, медийным, кадровым и финансовым ресурсом. Есть у них и административный ресурс. Они поддержаны Западом.

В России назревает не социалистический, а именно либеральный революционный переворот. Если он случится, Россия прекратить своё историческое существование как единое государство в Евразии.

Не видеть этого может только слепой.

Патриоты-государственники полностью парализованы тем, что в своё время они полностью встали на поддержку власти, закрыв глаза на её пороки. Свою позицию патриоты объясняли необходимостью постепенно трансформировать изъеденное пороками государство.

Таким образом патриоты встали на поддержку лично Путина как главы государства. И тем самым потеряли субъектность, став продолжением испытывающего тяжёлый кризис государства.

При этом патриоты в в полном смысле частью государства не стали, а превратились в нечто маргинальное, существующее между системами. Не оппозиция, не власть, а непонятно что.

Патриоты утратили организационные контуры, примкнули к государству, будучи не в силах его изменить. И тем самым они попали в либеральный капкан. Их стреножили и нейтрализовали именно либералы, сыграв на ценностях патриотов.

Теперь либералы набирают обороты в критике государства, а патриоты, связанные стратегическими соглашениями с властью, молчат.

Кризис либерального государства в первую очередь ударил не по либералам, а по их оппонентам — такой вот получился парадокс.

В народе говорят: «Никогда не садись с чёртом наперегонки суп хлебать — у него всегда ложка длиннее будет». Государственники забыли классовый подход к анализу политики, забыли науку политэкономию — и потому попали в эту ловушку.

Завели общие разговоры о прогрессе и развитии, забыв, что носителем прогресса бывает только определённый класс. Не бывает прогресса вообще. В России сейчас правящим классом является буржуазия, которая органически не способна к прогрессу.

Она способна лишь к измене национальным интересам и регрессу. Забыв эти азы, патриоты обрекли себя на поражение. Они согласились с правом компрадорской буржуазии на политическую власть. Они хотели только немного её подправить.

Сделать такой «капитализм с человеческим лицом». Сели с либеральным чёртом соревноваться и проиграли ему с треском.

Власть растеряна, хотя старается это тщательно скрывать. Денег у государства больше нет. Нет ни развития промышленности, ни социальных программ. Нет идей и стремительно тает авторитет. Дыры бюджета растут и затыкать их нечем.

Израсходован ресурс обещаний, которые были даны, но так и не выполнены. Фактор Крыма исчерпан, на поверхности вновь прежние язвы. Коррупция полыхает как пожар, несмотря на отдельные показательные отставки, за которыми не следует посадок.

Ничего, кроме противопоставления силы ОМОНа и Росгвардии нарастающему недовольству у власти не осталось.

Всякие прикормленные властью «Антимайданы», одиозные «Наши» и погрязшие в мелкотемье «Народные фронты» не оказывают на общественное мнение уже никакого влияния.

Телевидение стало помойкой сплетен и низкопробных скандальных шоу, от которых молодёжь уходит в интернет, где правит либеральная оппозиция.

Нет экономической модели развития, а есть либеральная буржуазная модель, которая исключает преодоление кризиса и одоление бедности.

Кризис капиталистической государственной модели России вовсе не есть кризис России как формы существования народов, её населяющих. Со всё большей очевидностью становится ясным: капитализм в России не может быть прогрессивным и суверенным, он может быть только периферийным и зависимым. Не тот климат, не та география. И, соответственно, не тот народ.

Такой капитализм ставит Россию на неминуемую грань уничтожения. Капитализм не дал и не может дать России ни процветания, ни развития, ни справедливости. Русские могут долго терпеть нужду, но привыкнуть к несправедливости, смириться с ней они не смогут никогда. Перспективы у буржуазной России в принципе нет.

Стать частью глобального капитализма, сохранив субъектность, Россия не сможет.

Неизбежный дрейф ищущих выживания элит в сторону вынужденного признания разумности основ социализма повлечёт в ближайшее время их раскол и столкновение.

В поисках стратегии выживания социализм обретает черты стратегии, единственно возможной для России и её народа. Ясно, что нынешняя элита не будет признавать этот факт и продолжит существовать в рамках существующей парадигмы.

Но тем самым она ускорит своё падение и крах её капиталистической государственности.

Тесто социализма в России пока не перебродило окончательно, ещё требуется время для исторического реванша, для вызревания новых общественных сил и ухода с арены сил старых, но никакие заблуждения части элиты и ориентирующихся на них масс не остановят общей закономерности развития исторического процесса: капитализм как система для России невозможен и критически опасен. Иллюзии закончились, просто кто-то осознал это раньше, а кто-то позже.

Признание этого факта не означает, что будут заимствованы прошлые модели. Это невозможно и не нужно. Модели будут другими. Но принципы останутся прежними. Будет синтез, но с преобладанием социалистических основ. Россия может существовать только как страна системного антикапитализма. В этом её историческая особенность.

Источник: http://NewsPolitics.ru/osobennosti-razvitiya-kapitalizma-v-rossii.html

«Русский капитализм» — что же это такое?

Капитализм как фрагмент русской истории     В более чем тысячелетней своей истории Россия почти не знала капитализма. Лишь в последние несколько десятилетий XX века и в начале XXI века (т. е. не более полувека) Россия двигалась по капиталистическому пути. Хотя история так называемого «русского капитализма» крайне короткая, но очень поучительная.

     В течение последних 20 лет существования Российской Федерации и непрерывных «реформ» в стране идут непрерывные разговоры и дискуссии по поводу того, какой путь выбрать России. То есть «реформы» осуществляются, а цели социально-экономического движения страны не определены. Или, по крайней мере, эти цели не продекларированы.

     Современную, реально сложившуюся социально-экономическую модель России ученые, политики, экономисты, социологи, богословы и журналисты оценивают по-разному.

Выше мы называли основные социально-экономические признаки капиталистической модели общества:

  • а) отчуждение свободного работника от средств производства (земля, орудия производства, сырье);
  • б) превращение свободного работника в наемного работника;
  • в) эксплуатация наемного работника капиталистом-работодателем, присвоившим средства производства;
  • г) получение капиталистом в результате эксплуатации прибавочной стоимости;
  • д) превращение товарно-денежных отношений в доминирующую форму экономических отношений в обществе.

     В той или иной мере все эти признаки присутствуют в нашей сегодняшней жизни, поэтому никто особенно не оспаривает факт, что в России утвердился именно капитализм. Споры и дискуссии идут в основном вокруг вопроса: что это за капитализм? Существуют различные определения нашего капитализма: «государственный», «феодальный», «отсталый», «периферийный», «зависимый », «дикий», «варварский», «бандитский», «олигархический», «коррупционный» и т.п. На самом деле большинство из этих и подобных определений лишь дополняют друг друга, делая акцент на различных аспектах существующей социально-экономической модели общества, которую условно можно назвать «новый русский капитализм» (в отличие от «старого русского капитализма», который существовал до 1917 года). С большинством приведенных выше определений мы полностью согласны. При этом критики «нового русского капитализма » предлагают свои рецепты по преодолению отдельных «дефектов» этой модели.

     Например, критики «олигархического» капитализма считают, что самое главное, что мешает социально-экономическому развитию России, это — высокая степень монополизации российской экономики, и предлагают меры по последовательному демонтажу монополий, принадлежащих отечественным олигархам, и всяческому поощрению развития малого и среднего бизнеса. Такая альтернатива в нашей литературе называется «народным» или «демократическим» капитализмом.

    Критики «зависимого» (а также «периферийного») капитализма уверены, что происшедшая за два десятилетия глубокая «интеграция» российской экономики в мировую превратила Россию в «сырьевую колонию», которая нещадно эксплуатируется западными монополиями.

Последние установили жесткий контроль над российской экономикой через скупку российских активов, предоставление кабальных кредитов, привязку денежной системы к американскому доллару и т. п.

Такой «зависимый» капитализм ведет в конечном счете также к утрате суверенитета России и к ее полному исчезновению с политической карты мира.

Соответственно, предлагаются меры по приоритетному развитию внутреннего российского рынка, восстановлению промышленности и сельского хозяйства, постепенному отходу от «сырьевой» специализации, усилению протекционизма и т. п. Короче говоря, предлагается модель «зависимого», или «колониального», капитализма заменить на модель «национального» капитализма.

Социально-экономической базой последнего должны стать отечественные банки, промышленные компании и торговые фирмы, выстраивающие между собой прочные экономические связи и формирующие внутренний рынок. Иностранный капитал в такую экономику не допускается.

     Критики «государственного» капитализма (близки к этому направлению также критики «феодального» капитализма) акцентируют внимание на том, что государство в сегодняшней России превратилось в тормоз социально-экономического развития. Государство порождает коррупцию и искажает «рыночные стимулы».

Чаще всего критики «государственного» капитализма предлагают сократить масштабы присутствия государства в экономике и больше полагаться на «невидимую руку» рынка.

Фактически речь идет о модели так называемого «рыночного » капитализма, называемого еще «свободным» капитализмом.
В 2012 году началась новая волна приватизации государственных активов в российской экономике, это свидетельствует о том, что на данном отрезке нашей истории эта модель поддерживается и поощряется российскими властями.

     Критики «дикого» капитализма вспоминают приватизацию 1990-х годов, когда государственная собственность была за бесценок роздана «новым русским». Они справедливо называют такую приватизацию «грабежом» и предлагают провести пересмотр результатов приватизации.

А затем провести «правильную» приватизацию и развивать российскую экономику на путях «рыночного», «национального » или какого-либо иного капитализма. На языке критиков «дикого» капитализма эта альтернатива называется «цивилизованным» или «классическим» капитализмом.

     Некоторые критики «дикого» капитализма в противовес критикам «государственного» («феодального») капитализма считают, что необходимо усиление позиций государства в экономике. То есть предлагается модель именно «государственного» капитализма.

Среди сторонников модели «государственного» капитализма можно особо выделить поклонников модели так называемого «корпоративного» капитализма.

Такой капитализм впервые был апробирован в фашистской Италии во времена Муссолини, а затем был использован в нацистской Германии (данная модель предполагает жесткое государственное регулирование корпораций в разных отраслях экономики; последние формально сохраняют статус частных структур; в условиях «корпоративного» капитализма резко сокращается сфера товарно-денежных отношений).

     Можно до бесконечности продолжать обзор различных концепций современного социально-экономического развития России, которые находят свое отражение в статьях и книгах различных экономистов, социологов и политологов, программах политических партий, предвыборных выступлениях «независимых» политиков.

Все они содержат очень острую и справедливую критику различных сторон «нового русского капитализма». Однако, к сожалению, 90% этих концепций в качестве альтернативы нынешней модели предлагают различные альтернативные модели капитализма (хотя почти ни в одной из них термин «капитализм» не используется).

Все они

в той или иной мере предполагают наличие тех пяти важнейших социально-экономических признаков, которые присущи любой модификации капитализма. Каждый из этих признаков противоречит христианским принципам.Особо стоит остановиться на идее возрождения «старого русского капитализма».

 Один из примеров идеализации дореволюционной экономической модели — фундаментальная работа М. В. Назарова «Вождю Третьего Рима».Заключает обзор социально-экономического положения России накануне Первой мировой войны Назаров следующими словами: «…

в начале XX века у России были шансы стать для всего мира воочию вселенским Третьим Римом в современном варианте, сочетающем

экономическое развитие, социальную справедливость и истинную веру».

     Почему же в России на фоне описанного М. Назаровым «благополучия» произошли три «русские» революции, которые увенчались захватом власти большевиками?

 В 1910 году в нефтяной промышленности России 80% капитала находилось в собственности трех иностранных компаний — американской «Стандарт ойл», англо-голландской «Шелл» и шведской «Нобель».

В 1912 году у иностранцев было 70 % добычи угля в Донбассе.

Кроме того, иностранцам принадлежало 90% добычи платины, в их собственности находились 90% акций электрических и электротехнических компаний, все трамвайные предприятия и т. д.

     Примечательно, что банки распространили свои щупальца на всю российскую экономику, приобретая контрольные пакеты акций.

В 1910 году 88 % всех акций российской металлургии находились в руках банков, причем 2/3 этих акций принадлежали парижскому банковскому консорциуму из трех французских банков.

В судостроении банкам принадлежало 96% капитала, в том числе 77% — парижским. В паровозостроении 100% акций находились в руках двух банковских групп — парижской и немецкой.

     Россия обеспечивала быстрое экономическое развитие также с помощью иностранных (в первую очередь, ротшильдовских) займов. И накануне Первой мировой войны Россия, добившись ценой невероятных усилий четвертого (по другим данным — пятого) места в мире по объему промышленного производства, заняла прочно первое место по величине внешнего долга.

Назаров говорит о «золотом рубле», который был, по его мнению, самой прочной валютой в мире. Но российский рубль поддерживался за счет золотых кредитов все того же Ротшильда. А «золотой рубль» был навязан России в самом конце XIX века Западом (денежная реформа С. Ю.

Витте 1897 года) для того, чтобы обеспечить возможность вывоза из России дивидендов и процентов по займам в «самой прочной валюте в мире».Об этом убедительно писал царский генерал А.

Нечволодов в своей книге «От разорения к достатку» (1906): «Привлечение иностранных капиталов в государство сводится к эксплуатации этими капиталами отечественных богатств и рабочих рук страны, а затем и вывозу за границу золота, приобретенного в стране за продажу продуктов производства».

     И еще о «быстром экономическом развитии» России в начале XX века. Результаты растущего производства в нашей стране доставались преимущественно не русскому народу, поскольку параллельно с ростом производства шло увеличение экспорта продукции за пределы России.

 В основном экспорта сырья и полуфабрикатов. Обрабатывающая промышленность явно отставала от добывающей, а ассортимент готовой промышленной продукции был крайне узок. Поэтому параллельно нарастал импорт готовой промышленной продукции, особенно машин и оборудования, другой высокотехнологичной продукции.

Россия все больше превращалась в сырьевой придаток Запада, нарастало ее техническое отставание.Хотя темпы экономического развития России после отмены крепостного права были выше, чем у многих европейских стран и США, разрыв в уровнях душевого потребления между Россией и капиталистическим Западом не уменьшался, а, наоборот, рос. Согласно совместному исследованию,

проведенному Хьюстонским университетом США и НИЭИ при Госплане СССР в конце 1980-х годов, в 1861 году душевой национальный доход России составлял примерно 40 % по сравнению с Германией и 16 % — по сравнению с США. В 1913 году соответствующие цифры

были равны 32 и 11,5 процента. Таковы плоды того, что Россия вступила на путь зависимого капиталистического развития.

Из книги: Катасонов В. Ю. — Религия денег. Духовно-религиозные основы капитализма. — 2013 г.

Источник: https://yury-st.livejournal.com/118806.html

Как появился капитализм. История капитализма

Альтернатива феодализму как форме хозяйствования появилась не сразу. И даже возникнув на почве разлагающегося феодализма, капиталистическая организация производства долгое время использовалась ограничено и приносила мало дохода. А тем более неравномерность проявлялась территориально — страны постепенно входили в новую стадию экономического развития.

 

В каждой стране были свои стимулы, способствовавшие изменениям. Буревестники капитализма (Англия и Голландия) отличались от других стран географией, определявшей широкое развитие торговли в этих странах. События эпохи перехода от феодализма к капитализму диктовали новые условия экономического развития.

Великие географические открытия и связанное с ними появление мирового рынка, «революция цен», так же связанная с колониями, внедрение совершенно новых технологий в производство – всё это не могло не послужить предпосылками широкого внедрения нового способа производства. Таким способом стал капиталистический.

Исходная точка капитализма

Исходной точкой капитализма, многие исследователи считают первоначальное накопление капитала –, а именно процесс отъёма средств производства у мелких производителей, накопление крупных денежных сумм в руках купцов, ростовщиков, фермеров, цеховых мастеров.

Затем в ведущих странах Европы (Англии, Голландии), возникла простая капиталистическая кооперация – будущий прообраз мануфактурного производства. То в свою очередь, дав экономике большой толчок, пройдя множество трансформаций, превратилась в капиталистическую фабрику.

Вся эта экономическая эволюция сопровождалась резко возросшей ролью Англии, которая и по сей день играет важную роль в её экономике. Но тогда – в 14-16 веках, в период становления капитализма, английская шерсть обеспечивала мировое сукноделие. Все изменения в Англии происходили интенсивнее, в том числе и первоначальное накопление капитала.

Голландскому экономическому развитию сильный стимул придали главным образом географические условия страны. Экономика малоплодородных голландских земель зиждилась на морской торговле, а так же личной свободе крестьян – что было специфично для Европы.

Лишь в 18 веке, отсутствие фабричного производства – как новой и прогрессивной формы капиталистического производства, вкупе с бесконечными войнами, ведшимися Голландией, отодвинули эту экономическую морскую державу назад.

Полноправным мировым лидером стала Англия, в которой мощным толчком для капитализма стала буржуазная революция 1642-1660 годов.

Активное развитие внешней торговли, распространение банков – всё это послужило ускоренному развитию в Англии капитализма. Положение крестьян, подходящие условия для свободного развития торговли – вот главные причины первенства Англии по сравнению с Францией, где крестьяне были расслоены (что замедлило и усложнило их обезземеливание, подобно крестьянству Англии), а буржуазия пассивна.

Германия же, на тот момент бывшая в виде множества княжеств, несла экономические потери из-за Тринадцатилетней войны и усиленной эксплуатации крестьян феодалами.

Таким образом, можно придти к выводу, что генезис капитализма был бы невозможен без процесса разложения феодализма. Процесс этот, как мы видим, не одномоментный, различается в разных странах. Развитие капитализма в каждой отдельной стране происходило под влиянием экономических, социальных и географических условий, и каждый раз с какими-либо специфическими чертами.

novosti-online.info

Источник: http://novosti-online.info/102-kak-poyavilsya-kapitalizm-istoriya-kapitalizma.html

Ссылка на основную публикацию