Государственная непрочность и международное положение киевской руси — история России

Международные отношения Киевской Руси IX-XI вв. (статья)

Государственная непрочность и международное положение Киевской Руси - история России

Международные отношения на Руси как неотъемлемая часть и орудие внешней политики появились и развивались одновременно с зарождением и становлением русского государства, история которого ведется с образования Киевской Руси в IX веке. Приблизительно к половине IX в.

внешние и внутренние отношения в торгово-промышленном мире русских городов сложились в такую комбинацию, при которой охрана границ страны и внешняя торговля стала их общим интересом, подчинившим их князю киевскому и сделавшим Киевское варяжское княжество зерном Русского государства.

На просторах Восточной Европы начала складываться новая ведущая политическая сила — Древнерусское государство, или Русь, как его в ту пору именовали.

Киевская Русь — так называют историки государство древних славян с IX по XI вв. с центром в городе Киев. Но в понятие Киевская Русь входит не только город Киев с окрестными землями, но и все города и поселения восточных славян — предков украинцев, белорусов, и русских.

До XII в. границы Киевской Руси не были четко обозначены. И если на севере и юге они определялись по географическим рубежам Белого и Черного морей — то на западе и особенно на востоке они были весьма условными.

При этом часть границ на западе еще можно было считать более или менее определенными, поскольку они отделяли Киевскую Русь от ранее образовавшихся государств — Польши, Венгрии, Чехии. По всему остальному периметру не было никаких разграничений, т.к.

Русь окружали земли народов и племен, находившихся на более низкой ступени развития, которые не имели своей государственности, либо знали только ее начальные формы.

По свидетельству историков (С.Ф. Платонова, И.Я. Фроянова, В.О. Ключевского и др.

), объектами внешней политики и внешних связей Киевской Руси было в общей сложности около четырех десятков различных государств, княжеств, союзов и племен, из которых около трети составляли западноевропейские монархии и империи, почти полтора десятка — русские княжества и остальная часть — малые народности и племена. Подавляющее большинство соседних неславянских народов находилось в той или иной вассальной зависимости от Руси и платило ей дань. Другим, как, например, варягам и уграм, Киевская Русь платила дань сама. В соответствии с этим определялись и различные функции древнерусских международных отношений: одна в отношении соседних малых народов, не имевших своей государственности, другая — в отношении уже сформировавшихся государств.

Так, например, по особому складывались отношения с могущественной Византией. Заметной вехой в развитии международных отношений стало направление в 838 г. русского посольства в Константинополь. Впервые Русь была представлена при дворе византийского императора Феофила как государство.

Главной целью посольства руссов было установление прямых контактов с центральным правительством Византии. Известный историк Шахматов А.А., посвятивший почти полжизни изучению истории и летописания Киевской Руси, свидетельствует, что в Византии доброжелательно встретили недавних противников.

Посольству был оказан достойный прием, о чем свидетельствует внимание, проявленное к нему со стороны верховной власти, позаботившейся о его безопасности и снабжении продовольствием, а также продолжительность его пребывания в греческой столице, что в полной мере соответствовало и планам Империи (она рассчитывала превратить Русь в союзников в борьбе со своим давним врагом — Арабским халифатом).

Однако посольство не привело к решению принципиальных вопросов взаимоотношений между двумя государствами. Могущественная Византийская империя не признавала складывающееся древнерусское государство.

Важную роль в становлении русской государственности, развитии дипломатической системы Руси, расширении ее внешних связей и повышении престижа сыграли переговоры, состоявшиеся после успешного нападения руссов на Константинополь в 860 году, и первый в истории Древней Руси мирный договор о «мире и любви», заключенный с Византийской империей. Впервые русское войско осадило Константинополь, этот богатейший город, где находились огромные ценности. Русь, ранее довольствовавшаяся локальными нападениями на византийские владения и заключением частных соглашений с имперскими чиновниками, добилась переговоров с греками у стен Константинополя.

По словам историка Б.Д. Грекова, именно этот факт изменил характер отношений Византии и Киевской Руси. В ходе переговоров с Константинополем руссы шаг за шагом осваивали сложный дипломатический арсенал Империи, создавая при этом свои внешнеполитические стереотипы.

Они сумели добиться того, что Византия отнеслась к своему партнеру как суверенному образованию и признала Русь в качестве нового восточнославянского государства.

Согласно условиям договора между двумя государствами устанавливались мирные отношения, уплата Империей дани Киевской Руси, а также договоренность о крещении Руси. Христианская греческая миссия была допущена на Русь. Договор включал, кроме того, союзное обязательство Киевской Руси по отношению к Византии.

Тем самым было положено начало выхода Руси из полосы изоляции, в которой оказались восточнославянские племена после нападения аваров, а позднее в связи с зависимостью от хазар.

Как отмечают большинство известных историков, такие как А.А. Шахматов, В.Т. Пашуто, В.О. Ключевский, Б.Д. Греков и другие, внешнюю деятельность первых киевских князей направлял преимущественно экономический интерес. И эта деятельность была направлена к двум главным целям: 1) к приобретению заморских рынков, 2) к расчистке и охране торговых путей, которые вели к этим рынкам.

Главное, чего добивалась древнерусская дипломатия на подвассальных территориях, — сохранения там внутренней структуры власти и развития торговли, а позднее — распространения христианства.

Иначе обстояло дело с ближними соседними государствами, с которыми «держава Рюриковичей» стремилась наладить выгодные связи. Олег (882 — 912) правил, «мир имея ко всем странам» (из «Повести временных лет»). Владимир Святославич (980 — 1015) имел добрые отношения с правителями Венгрии и Чехии.

Особенно тесные связи Киевская Русь поддерживала с Польшей. Оба государства, несмотря на разногласия из-за Пруссии, отказались участвовать во враждебных друг другу коалициях и сумели прийти к тесному союзу, скрепленному и подтвержденному серией договоров.

Устойчивые международные отношения сложились у Киевской Руси с государствами Поволжья — Булгарией и Хазарией, на Кавказе — с Дагестаном; на севере — со скандинавскими странами — Швецией и Данией.

Изредка прерываемые конфликтами, эти отношения неизменно возобновлялись и укреплялись династическими союзами с последующим ростом взаимных политических и торговых выгод. Менее регулярными и стабильными были международные связи с дальними странами — Германией, Францией, Англией и Италией.

Оживленными были и торговые связи Киевской Руси. Они простирались от Фландрии и до Югорской земли и от Скандинавии до Константинополя.

Ладьи с воском, медом, мехами и прочими предметами экспорта обычно снаряжались в заморские плавания в Киеве или ближайших к нему городах на Днепре. Русских купцов хорошо знали на Востоке, в Центральной и Северной  Европе.

  Их  сухопутные караваны возили свои товары в Багдад и Индию. По Черному морю русские военно-торговые экспедиции ходили в Болгарию и Византию.

Стремясь закрепить дипломатический успех руссов, киевский князь Олег вновь послал в 911 году в Царьград (Константинополь) «своих мужей», которые по прибытии в столицу были приняты правящими императорами Львом VI и его братом Александром.

На посольской конференции 911 года переговоры завершились подписанием развернутого общеполитического договора, в котором впервые в письменной форме были зафиксированы конкретные статьи взаимоотношений двух государств в юридической, экономической, политической и военной областях.

По договору Империя получила, в частности, право принимать на службу русских дружинников.

Связанная с Византией союзническими обязательствами Русь предприняла в 912 году поход в районы Южного и Юго-Западного Прикаспия. Сахаров А.Н.

в своем труде «Дипломатия Древней Руси» отмечает, что успешное наступление стало возможным в значительной степени благодаря дипломатическим усилиям руссов, сумевших обеспечить «транзит» дружины по территории Хазарии.

Позже русская дипломатия не раз использовала печенегов, аланов и другие народы Северного Кавказа в различных политических комбинациях на востоке.

https://www.youtube.com/watch?v=Mcm9oMGrrUk

В 944 году Киевская Русь, желая добиться полного равенства с Византией, предприняла новый военный поход на Константинополь и снова добилась успеха. Византийское правительство через своих дипломатов обещало великому князю Игорю выплатить дань по прежнему соглашению.

Более того, оно направило официальное посольство в Киев с целью выработки условий нового договора, где, согласно летописи, Игорь «глагола с ними о мире». Затем русское посольство отправилось в Константинополь, где были продолжены переговоры с греческими «боляре и сановники».

Так, впервые в русской практике международных отношений использовалась форма направления ответного посольства.

Организовав прощальную аудиенцию для греков, руссы восприняли дипломатический опыт не только Византии, но и международную практику. Договор о мире, дружбе и военном союзе не был обоюдовыгодным, хотя отдельные его статьи и пронизаны духом компромисса.

Русь подтвердила свой политический и торговый статус в Византии, но потеряла важное право беспошлинной торговли. Вместе с тем, она добилась официального признания своего влияния на северных берегах Черного моря, и в частности в устье Днепра.

Большим успехом руссов стало и то, что из договора исчез титул «светлость», который ставил киевского князя в один ряд с малозначительными владетелями.

Игорь был титулован как «великий князь русский», что указывало на возвышение его политического престижа в глазах Империи и среди восточноевропейских государств.

Высокое искусство укрепления международных отношений проявила после смерти своего мужа великого князя Игоря княгиня Ольга, соединившая в себе все качества умной и редкой государыни (890 — 969).

Стремясь еще больше повысить авторитет великокняжеской власти и поднять престиж Руси, она решила получить обряд крещения в Византии.

С этой целью Ольга отправилась в Константинополь во главе многочисленного и пышного посольства.

9 сентября 957 г. ей была назначена аудиенция у императора Константина Багрянородного. Изучив летописи тех времен, А.А. Шахматов пришел к выводу, что прием княгини полностью соответствовал церемониалу других иностранных правителей.

Обстановка во дворце была чрезвычайно торжественной и помпезной, во время приема присутствовал весь двор. После этого для княгини были сделаны некоторые отступления от правил.

Ольга без сопровождения приблизилась к трону и беседовала с императором стоя, а не пала перед ним ниц, как полагалось и как это сделала ее свита.

Вскоре великая княгиня была приглашена на встречу с императорской семьей, во время которой и состоялся разговор с императором, ради которого она и прибыла в Константинополь. В семейном кругу Ольга удостоилась чести сидеть в присутствии императора, что считалось высокой привилегией, которая предоставлялась лишь коронованным особам.

Читайте также:  Стратегическая оборона 1941 г. битва за москву - история России

В беседе с Константином Багрянородным Ольга обсудила процедуру предстоявшего обряда крещения. Вскоре она крестилась в присутствии императоров Константина Багрянородного и Романа в главном Константинопольском храме и получила благословение патриарха Полиевкта.

Таким образом, годы княжения Ольги характеризовались расширением международных связей Киевской Руси: были укреплены отношения с Византией, произведен обмен посольствами с германским императором, значительно расширены торговые связи Киевской Руси.

Вопросы государственного престижа Руси, расширения ее международных связей продолжали постоянно оставаться в центре внимания киевских правителей. Укрепление и расширение международных отношений достигалось разными путями: ценою политических сделок и уступок либо с помощью военной силы.

Иногда о войне открыто оповещали противника, однако чаще войны готовились скрытно, а военная переписка велась тайно. Дипломатия той поры была отнюдь не примитивной, она носила печать своего времени. Средства, способы и формы, используемые ею, совершенствовались по мере становления государства (В.Т.

Пашуто).

Уже в те далекие времена, участвуя в походах против арабов и норманнов, угрожавших союзной Византии, Русь не забывала и о собственных интересах, укрепляла свое влияние не только на Кавказе, но и на Средиземном море, воздействуя на германо-имперскую борьбу за Италию.

Попытка греков столкнуть кочевников с Русью также закончилась провалом. Оттеснив Византию, руссы сумели удержать лесостепную границу и взять под контроль политику в отношении кочевников, превратив хазар, печенегов, торков и значительную часть половцев в своих союзников.

В ход шли клятвы, подкупы и раздача пограничных земель, организация пышных приемов для послов, подарки и т.д. Немало половецких девушек- «хатуней», приняв православие, стали русскими княгинями.

Широко используя дипломатию в международных отношениях с другими странами, руссы сохранили также свои позиции на главных торговых путях по Волге, Дону, Днепру, Днестру, Серети и Нижнему Дунаю.

И в заключение необходимо сказать, что в сложной системе международных отношений Киевской Руси важное место занимали брачные союзы.

Так, Ярослав Мудрый (1019 — 1054) был женат на дочери шведского короля Олафа Ингигерде, его старшая дочь Елизавета была замужем за норвежским королем Гаральдом, средняя — Анна — за французским королем Генрихом I, после смерти которого она стала регентшей Франции; младшая Анастасия — за венгерским королем Андреем.

Заметный след оставили русские княгини в политической жизни Польши, Литвы и других стран. В свою очередь, русские князья, стремясь укрепить отношения Руси с иностранными государствами, нередко брали в жены девушек из царских и королевских фамилий.

Таким образом, подытоживая свой доклад на тему «Международные отношения Киевской Руси IX-XI вв.» хочется отметить, что князья древнерусского государства всячески стремились к расширению границ своего государства, к укреплению политических и экономических связей, и главное к развитию торговых отношений с заморскими рынками.

Список литературы

  1. «Повесть временных лет» // Памятники  литературы  Древней Руси. Начало русской литературы. X — начало XII в. М.,1978
  2. Греков Б.  Д. Киевская Русь//изд. 3 перераб. и доп., М. Изд-во Академии наук СССР 1939
  3. Ключевский В.О. Курс русской истории: часть I, М.,1987
  4. Пашуто В.Т. Внешняя политика Древней Руси, М., 1968
  5. Платонов С.Ф. Курс лекций по русской истории, М.,1990
  6. Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси, М., 1980
  7. Фроянов И.Я. Древняя Русь, СПб., 1995

Источник: https://superinf.ru/view_helpstud.php?id=575

Учебные материалы по Истории России

Завоевание и подчинение славянских племен новому политическому центру стало отличительной чертой начального этапа Древнерусского государства. Олег (882 – 912) покорил древлян, северян, радимичей. Игорь (912 – 945) подчинил своей власти улачей и тиверцев, Святослав (965 – 972) и Владимир (980 – 1015) воевали против вятичей.

Так сложилась территория государства. Наряду с этим укрепились его границы. В 965 г. Святослав разгромил хазар и закончил соглашение с камскими болгарами. Военные действия позволили утвердить международное положение Киевской державы.

Походы Олега (907), Игоря (941 – 944) на Византию, заключение мирных и торговых договоров свидетельствовали о стремлении империи жить в добрососедстве с Русью. Однако в дальнейшем внешнеполитические успехи Киева привели к обострению двухсторонних отношений.

Несмотря на поражение Святослава (971) в войне с Византией, его сыну Владимиру удалось добиться в этой борьбе крупных успехов. В целом походы IX – X вв. укрепили Древнерусское государство, позволили наладить экономические и культурные связи с другими странами.

Важное значение имело принятие христианства (988) в качестве государственной религии. Страна приобщилась к христианской культуре, было идеологически закреплено территориальное единство. Княжением Владимира закончился период становления Киевской Руси.

Основой социально-экономического строя государства было феодальное землевладение. Собственники земли – князья, бояре, дружинники, а после принятия христианства церковь – эксплуатировали труд различных категорий зависимого населения: холопов (рабов), закупов, изгоев, рядовичей, смердов.

Наиболее многочисленной по составу была группа смердов – свободных и уже попавших в зависимость. К свободным смердам относились общинники, имеющие хозяйство и необходимые орудия труда. Разорившиеся свободные производители теряли самостоятельность и несли определенные повинности в пользу своего господина. Из их среды появились другие категории зависимого населения.

Главной формой эксплуатации в X – XII вв. являлась натуральная (продуктовая) рента.

Наряду с утверждением феодальных отношений на Руси происходил рост городов. Основное население в них составляли ремесленники и торговцы.

Процесс феодализации на Руси привел к образованию местных политических центров и началу их борьбы с Киевом. Распад государства начался со смертью Ярослава Мудрого и разделом Руси между его сыновьями.

Правление триумвирата Ярославичей не спасло страну от междоусобиц и феодальных войн. Преодолеть раздробленность не удалось.

Все попытки Владимира Мономаха (1113 – 1125) и его сына Мстислава (1125 – 1132) укрепить государство, опираясь на авторитет великокняжеской власти и поддержку городов, не увенчались успехом.

Усиление феодальной эксплуатации, ущемление прав сельских и городских производителей обострили классовые противоречия в Киевской Руси. Они проявлялись в вооруженных выступлениях зависимого населения. Наиболее крупными из них были восстания в Суздале (1024), Киеве (1068, 1113), Ростово-Суздальском княжестве (1071).

Внешние отношения X – начала XII в. характеризуются борьбой со степняками-кочевниками, на юге с половцами.

Культура Киевской Руси.

Особенность культуры Киевской Руси определяется тем, что она представляла собой синтез славянской языческой культуры с византийской христианской.

Взаимопроникновение этих несхожих культурных слоев определило своеобразие культуры Киевской Руси, входившей в рамки христианской цивилизации средневековой Европы.

Мощнейшим толчком к развитию культурных контактов со временем (между поколениями) и в пространстве (между странами) стало появление в Х в. письменности, разработанной для славян Кириллом и Мефодием (конец IX – начало Х в.).

К XI в. относятся первые дошедшие до нас русские рукописные книги – «Избраники» 1073 и 1076 г.

В XI в. возникает древнерусская литература. Гимн русской земле звучит в «Слове о законе и благодати» митрополита Иллариона. Древнейшая дошедшая до нас русская летопись «Повесть временных лет» была написана к 1113 г. монахом Киево-Печерского монастыря Нестором.

Об успехах древнерусского ремесла свидетельствует распространение за пределами Руси изделий русских мастеров – мечей.

Источник: http://istoria-russia.ru/full.php?article=366

Международное положение Древней Руси в IX — XII вв. Основные направление и этапы внешней политике

Древняя Русь занимала в системе международных связей IX—XIII вв. крайне важное положение. Это было обусловлено ее географией. Реки Восточной Европы были наиболее удобными транспортными путями, соединявшими побережье Балтики с бассейном Азовского, Черного и Каспийского морей.

В результате земли Древней Руси стали мостом из Северного района европейской торговли на юг — и Византию и страны Арабского Востока. Наибольшее значение для транзитной торговли Древней Руси имели два маршрута. Первый из них получил название «путь из варяг в греки». Он соединял побережье Балтийского моря (в том числе Скандинавские страны) с Византией.

Основой его служило передвижение по Днепру и северным рекам (прежде всего Западной Двине, Волхову и Неве). Второй маршрут проходил по Волге и далее на север к Балтийскому морю. Он служил для связей со странами ислама. Ярким свидетельством значения Древней Руси в международной торговле средневековой Европы могут служить находки на ее территории импортных изделий.

Прежде всего это относится к находкам монет: восточных государств VIII—X вв., западноевропейских XI в. и византийских IX—XII вв. Некоторые монетные клады этого времени весили несколько пудов и состояли из тысяч монет. Одновременно с транзитной торговлей Древняя Русь вела оживленную международную торговлю товарами отечественного происхождения.

Уже первые международные договоры русских князей Олега (912 г.) и Игоря (945 г.) с Византией содержат сообщения о русских купцах и их торговле. Предметом импорта служили продукты лесных промыслов: воск, мед, меха. Их дополняли продукция сельского хозяйства, ремесла и такой специфический товар, как рабы (точнее, рабыни).

Экономические и культурные последствия внешней торговли славян и других народов Восточной Европы были весьма значительными. С одной стороны, они способствовали контактам Северной Европы с более развитыми Византией и арабскими странами, а с другой — оказали положительное влияние на местное население Восточной Европы.

Восточные славяне и их соседи благодаря внешней торговле познакомились с достижениями византийской и арабской культур. Внешняя торговля ускорила развитие экономики и общественных отношений у восточных славян.

Широкие экономические, политические и культурные связи со многими странами Востока и Запада способствовали тому, что Русь стала занимать одно из ведущих мест на международной арене.

Русь поддерживала политические, торговые и культурные отношения с Чехией, Польшей, Венгрией и Болгарией, имела дипломатические связи с Византией, Германией, Норвегией и Швецией, налаживала также связи с Францией и Англией. О международном значении Руси свидетельствуют династические браки, заключавшиеся русскими князьями.

Одна дочь Ярослава Мудрого была замужем за французским королём Генрихом I, другая за норвежским королём Гарольдом Смелым, третья — за королём венгерским Андреем (Андрашем). Владимир Мономах по материнской линии был внуком византийского императора Константина X Мономаха. Сестра Владимира Мономаха Евпраксия-Адельгейда вышла замуж за германского императора Генриха IV, дочь Евфимия — за венгерского короля Коломана и т. д. Сам Мономах был женат на Гиде — дочери английского короля Гарольда. Договоры с Византией хранят ценные свидетельства об общественных отношениях в Киевской Руси и международном её значении. Договоры закрепляют права Руси в политических и торговых отношениях с Византией.

Читайте также:  Русско-иранская война 1826 - 1828 гг. - история России

Русь упоминается в сагах, слагавшихся в странах Скандинавского полуострова. О Руси писали арабские путешественники, византийские государственные деятели и историки.

Французский эпос — «Песнь о Роланде» свидетельствует о том, что Русь и её богатства были хорошо известны во Франции. Упоминаются русы, а также Киевская земля в немецкой поэзии — в «Песне о Нибелунгах».

Известны были русские купцы и их товары и в Англии.

Основными задачами, стоявшими перед внешней политикой Древнерусского государства, были борьба со степными кочевниками, защита торговых путей и обеспечение наиболее благоприятных торговых связей с Византийской империей. Русские торговые фактории появляются на территории могущественной Византийской империи. Но торговлей дело не ограничивалось — уже Олег совершил поход на далекий, манящий своими богатствами.

Русско-византийские отношения IX—XI вв.— это и мирные экономические, политические, культурные связи, и острые военные столкновения. С одной стороны, Византия была удобным источником военной добычи для славянских князей и их дружинников.

С другой стороны, византийская дипломатия стремилась помешать распространению русского влияния в Причерноморье, а затем попыталась превратить Русь в вассала Византии, особенно при помощи христианизации.

Вместе с тем существовали постоянные экономические и политические контакты.

Свидетельством таких контактов служит известное нам по договору Олега с Византией (911) существование постоянных колоний русских купцов в Константинополе. Торговый обмен с Византией находит отражение в большом количестве византийских вещей, найденных на территории нашей страны. После христианизации усилились культурные связи с Византией.

Русские дружины, переплывая на кораблях Черное море, совершали набеги на прибрежные византийские города, а Олегу удалось даже взять столицу Византии — Константинополь. Менее удачным был поход Игоря.

Во второй половине X в. наблюдается некоторое русско-византийское сближение. Поездка Ольги в Константинополь, где она была дружески принята императором, укрепила отношения между двумя странами. Византийские императоры иногда использовали русские дружины для войн со своими соседями.

Новый этап отношений Руси и с Византией, и с другими соседними народами приходится на время княжения Святослава, идеального героя русского рыцарства. Святослав проводил активную внешнюю политику.

Он вступил в столкновение с могущественным Хазарским каганатом, некогда взимавшим дань с территории Южной Руси. Уже при Игоре, в 913,941 и 944гг., русские дружинники совершали походы против Хазарии, добившись постепенного освобождения вятичей от уплаты дани хазарам.

Решающий удар каганату нанес Святослав (964—965), разгромив главные города каганата и захватив его столицу Саркел.

Разгром Хазарского каганата привел к образованию из русских поселений на Таманском полуострове Тмутараканского княжества и к освобождению из-под власти каганата волжско-камских болгар, которые сформировали после этого свое государство.

Падение Хазарского каганата и продвижение Руси в Причерноморье вызывали беспокойство у Византии. Стремясь взаимно ослабить Русь и Дунайскую Болгарию, против которой Византия вела агрессивную политику, византийский император Никифор II Фока предложил Святославу совершить поход на Балканы.

Святослав одержал в Болгарии победу и захватил город Переяславец на Дунае. Этот результат был неожиданным для Византии. Возникала угроза объединения в одно государство восточных и южных славян, с которым Византии справиться уже не удалось бы.

Сам Святослав говорил, что хотел бы перенести в Переяславец столицу своей земли.

Для ослабления русского влияния в Болгарии Византия использовала печенегов. Этот тюркский кочевой народ впервые упоминается в русской летописи под 915г. Первоначально печенеги кочевали между Волгой и Аральским морем, а затем под давлением хазар перешли Волгу и заняли Северное Причерноморье.

Главным источником богатства печенежской племенной знати были набеги на Русь, Византию и другие страны. То Руси, то Византии время от времени удавалось «нанимать» печенегов для нападений на другую сторону. Так, во время пребывания Святослава в Болгарии они, видимо по наущению Византии, совершили набег на Киев.

Святославу, но вскоре он снова отправился в Болгарию; там началась война с Византией. Русские дружины сражались ожесточенно и храбро, однако силы византийцев слишком превосходили их по численности. В 971г.

был заключен мирный договор: дружина Святослава получила возможность вернуться на Русь со всем своим вооружением, а Византия удовлетворялась лишь обещанием Руси не совершать нападений.

Однако по дороге, на днепровских порогах, видимо, получившие от Византии предупреждение о возвращении Святослава печенеги напали на него.

Святослав погиб в бою, а печенежский князь Куря, по летописному преданию, сделал из черепа Святослава чашу и пил из нее на пирах.

По представлениям той эпохи, в этом проявилось, как это ни выглядит парадоксально, уважение к памяти павшего противника: считалось, что воинская доблесть владельца черепа перейдет к тому, кто пьет из такой чаши.

Новая стадия русско-византийских отношений приходится на время княжения Владимира и связана с принятием Русью христианства. Незадолго до этого события византийский император Василий II обратился к Владимиру с просьбой помочь вооруженными силами в подавлении восстания полководца Варды Фоки, который захватил Малую Азию, угрожал Константинополю и претендовал на императорский престол.

В обмен за помощь император обещал выдать за Владимира замуж свою сестру Анну. Шеститысячная дружина Владимира помогла подавить восстание, причем сам Варда Фока был убит, однако император не спешил с обещанным браком. Брак же этот имел важное политическое значение.

Византийские императоры занимали самое высокое место в феодальной иерархии тогдашней Европы, и женитьба на византийской принцессе резко поднимала международный престиж Русского государства. Чтобы добиться выполнения условий договора, Владимир осадил центр византийских владений в Крыму — Херсонес и взял его. Императору пришлось выполнить свое обещание.

Только после этого Владимир принял окончательное решение креститься, поскольку, победив Византию. Русь стала в один ряд с крупнейшими христианскими державами средневековой Европы.

С Германской империей Русь связывали оживленные торговые отношения.

Постоянную борьбу Древней Руси приходилось вести с кочевниками. Владимиру удалось наладить оборону против печенегов. Но тем не менее их набеги продолжались. В 1036г.

, воспользовавшись отсутствием в Киеве уехавшего в Новгород Ярослава, печенеги осадили Киев. Но Ярослав быстро вернулся и нанес жестокое поражение печенегам, от которого они так и не смогли оправиться.

Их вытеснили из причерноморских степей другие кочевники — половцы.

Вопрос 24

Источник: https://infopedia.su/1x2ade.html

Непрочность Киевской Руси

    В то самое время, когда расширялись границы Киевского государства, и киевские князья, бояре и купцы богатели за счет покоряемых народов, внутри этой огромной, наскоро сколоченной державы шел процесс, подготовлявший ее распад.

    Окрепшие и продолжающие крепнуть отдельные области успели настолько усилиться, что смогли противопоставить себя власти Киева, перестали делиться с ним своими доходами и обнаружили явную тенденцию к автономному существованию.

    Мы знаем, что Киевское государство не было монолитным ни в смысле этническом, ни в смысле стадиального культурного развития своих частей, ни в смысле организации власти, осуществляемой из Киева.

Это — государство лоскутное в подлинном смысле этого слова, сходное с огромным государством Карла Великого. Обязателен ли распад варварского государства теоретически? В истории европейских и неевропейских варварских государств распад явление обычное, но мы имеем случай, когда этот распад.

в сколько-нибудь заметной форме не произошел. История Англии не знала такого периода, который вполне соответствовал бы периоду феодальной раздробленности материковых государств. После завоевания Англии Вильгельмом Завоевателем там укрепилась сильная власть.

Она дала возможность развиться отдельным феодалам, но одновременно предохранила государство от политического распада на обособленные части.

    Этот случай, однако, единичен, обычно же варварские государства неминуемо распадались. Чем же объяснить это повторяющееся явление распада? Очевидно, тут есть какая-то закономерность.

Если мы продумаем процесс распада, то придем к выводу, что для некоторых стран он был, действительно, неизбежен. В частности,. Киевское государство не могло долго существовать в таком виде,.

в каком мы его до сих пор изучали.

    В данном случае нужно учесть два момента: во-первых, судьбу Киевщины — тех частей, которые непосредственно примыкали к городу Киеву, и, во-вторых, историю отдельных земель, которые входили в состав Киевского государства.

    Для Киевщины в узком смысле мы можем говорить не только-о распаде, но и об упадке, который находится, между прочим, в связи с крестовыми походами, продолжавшимися в Западной Европе более 200 лет. Они имели следствием ознакомление Западной Европы с целым рядом стран, проложение новых торговых путей, создание новых мощных торговых организаций.

Киев, крупный торговый центр на великом водном пути «из варяг в греки», от этого перемещения торговых путей сильно пострадал. Он потерял значение торгового центра и вследствие этого должен был обеднеть.

Обеднел он и вследствие того, что перестал быть центром большого государства, центром, куда сходились «дани» от всех народов, вошедших в состав этого государства.

    Но об упадке всего Киевского государства говорить нельзя, так как мы видим как раз весьма заметный рост отдельных частей государства. Киев, как город, легко справился бы с временным упадком, если бы не было распада государства, если бы одновременно не происходили и другие события, отразившиеся на судьбе всей «империи Рюриковичей».

    Отдельные части, включенные в его состав, в силу своих особых причин, экономических и политических, достигли такой ступени развития, что зависимость от Киева делалась для них не только не нужной, как раньше, но даже тягостной.

    Знать, которая до недавнего времени крепко держалась за власть, его вождя, киевского князя, по мере роста крупного землевла-дения и в связи с изменением системы хозяйства становится все более независимой и тем самым тоже способствует распаду государства.

    Вспомним такую крупную часть государства, как Новгород. У него появились свои собственные большие задачи. Он вел политику освоения севера и северо-востока.

  Ему нужно было защищать  свои границы  от  нападения  шведов,   позже — ливонского и тевтонского орденов. Киев ничем не мог помочь Новгороду, но требовал от него дани и людской силы, т. е.

именно того, что так: необходимо было самому Новгороду.

Читайте также:  Усиление реакции - история России

    То же самое в той или иной мере переживали и другие части, входившие в состав Киевского государства.

    В отдельных его частях растут большие города, объединяющие вокруг себя целые области. Перед этими областями возникают самостоятельные политические задачи.

    Киев помог созреть этим новым организмам, но, созрев в недрах Киевского государства, эти организмы разваливают его, как скорлупу, в которой им становится тесно.

    Это справедливо и относительно других варварских стран. Почему Италия, Франция, Германия и др.

разделились, перестали жить общей жизнью, какой они жили при Карле Великом? Потому что у каждой из них появились новые задачи, которые они стали выполнять независимо друг от друга.

Непрочная спайка, существовавшая при Карле Великом, сделалась в известный момент ненужной и даже мешала дальнейшему росту этих частей.

   Уже в конце княжения Владимира появилась угроза целостному существованию Киевского государства. Конечно, о целостности этого государства даже и в более раннюю пору можно говорить только относительно, лишь по сравнению с состоянием феодальной раздробленности, но не замечать или отрицать ее нельзя.

    В год смерти Владимира совершенно четко проявились признаки, угрожающие государству распадом. Речь идет о поведении Новгорода, где в качестве посадника, подручника киевского князя, сидел в это время сын Владимира Ярослав. Долго живя здесь, он ясно видел большие задачи, стоявшие перед Новгородом.

Не удивительно, что у Ярослава, хотя и подручного отцу, возникли политические планы, навеянные общей обстановкой новгородской жизни. Ярослав идет не с отцом, а с новгородскими боярами. В этом отношении он не представлял собой исключения.

Его братья—-Глеб Муромский, Святослав Древлянский и Мстислав-Тмутороканский — каждый в своей области были, невидимому, солидарны с ним.

    В 1015 г., незадолго до смерти Владимира, новгородцы вместе с князем Ярославом прекратили платеж дани Киеву. Киевское правительство оценило поведение новгородцев как первый шаг к отделению от Киева.

    Владимир,  твердо держась   старых  позиций,   решил  собрать войско и военной рукой заставить Новгород подчиниться своим требованиям. Новгородцы также стали готовиться к войне.

Для усиления обороноспособности они не только мобилизовали свои внутренние силы, но и обратились за помощью к варягам.

Варяжская наемная дружина прибыла в Новгород, но новгородцы-де, вос-пользовавшись отсутствием Ярослава, бывшего в то время в своем подгородном   имении   (село   Ракома), восстали против варягов и перебили их.

    Новгородский летописец объясняет это событие тем, что «начаша варязи насилие деяти на мужатых женах», а новгородцы-де заявили: «сего мы насилья не можем смотрити».

Вернувшись в город, Ярослав отомстил новгородцам и перебил тех, кто участвовал в истре-блении варягов.

В разгаре этих кровавых событий Ярослав получил тайное известие от сестры из Киева, что отец умер и похода на Новгород не будет.

    В Киеве в это время положение было очень серьезно. Вместо отца на Киевский стол сел брат Ярослава Святополк, начавший угрожать своим братьям.

Это тот самый Святополк, который вместе со своей женой, дочерью польского короля Болеслава, и ее духовником, епископом Райнберном, участвовал в заговоре против своего отца Владимира. Как мы уже знаем, он был лишен свободы, но затем освобожден.

Перед смертью отца он находился на свободе, но и без дела, так как отец, повидимому, не рисковал давать ему поручения.

По получении известий из Киева Ярослав тотчас же экстренно послал предупредить Глеба Муромского об опасности.

    Чем объяснить это беспокойство и солидарность братьев Свято-полка? Святополк, очевидно, стал проводить политическую линию своего отца, и поэтому его братья, не разделявшие этой программы и уже обнаружившие свое отношение к ней, естественно, стали опасаться за себя.

    Святополк, прозванный «Окаянным», успел убить Бориса, Глеба Муромского, Святослава Древлянского и, очевидно, готовился то же сделать и с Ярославом. Летопись так о Святополке и говорит, объясняя его намерения: «…избью братию мою и приму власть русскую един».

    Ярослав созвал в Новгороде вече и изложил новгородцам положение дела. Ярослав просил у веча прощенья за избиение новгородцев, участвовавших в резне варягов, и предлагал совместно подумать над создавшимся положением.

Он заставил их серьезно задуматься над вопросом, что делать дальше: итти ли за Свято-полком и, следовательно, сохранить старые отношения с Киевом, т. е.

платить ему дань, или же поддержать его, Ярослава, с именем которого у них связывались надежды на политическую автономию?

    «Любимая моя и честная дружина, — передает вечевую речь Ярослава летописец,  юже иссекох вчера в безумии моем; не теперво ми их златом окупити… Братье! Отец мой Володимир умерл есть, а Святополк княжит в Киеве; хочу на него пойти, яотягнете по мне».

    Новгородцы выразили свое согласие. После этого Ярослав отправился на юг с 4-тысячной дружиной (цифра по Новгородской лето-лиси) вместе с привлеченными им печенегами.

Святополк был разбит у Любеча и бежал в Польшу к своему тестю — польскому князю Болеславу.

Последний всегда охотно вмешивался в киевские дела, желая поживиться за счет соседней Руси, и, в частности, вернуть завоеванные Владимиром земли.

    Ярослав заключил союз с германским императором Генрихом II и вместе ним пошел на Польшу. Болеслав успел, однако, заключить с Генрихом мир и пошел вместе со Святополком на Киев лротив Ярослава (1018 г.).

В его войске участвовали наемные немцы и венгры, кроме того, Святополк привлек к себе печенегов. Ярослав вышел навстречу врагам и встретился с ними у Западного Буга. Ярослав потерпел поражение и бежал с четырьмя дружинниками в Новгород. Однако и польское войско недолго оставалось в Киеве.

Поляки вызвали среди населения Киевщины возмущение; русский народ стал избивать поляков «отай», т. е. тайно от властей, которые, по вполне понятным причинам, при создавшемся положении не могли стать на сторону восставших.

Болеслав вынужден был поспешно возвратиться к себе домой, захватив, однако, Червенские города, недавно отвоеванные у Польши Владимиром Святославичем.

    Согласно новгородскому преданию Ярослав хотел ехать за море собирать снова варяжскую дружину, как это делал его отец и еще так недавно он сам, но новгородцы порубили его ладьи, не пустили его за море, обещали сами ему помочь и действительно помогли. Интересный факт активного участия новгородских городских масс в крупных политических событиях. Хотя новгородское известие и не согласуется с данными Титмара, однако оно вполне вероятно.

    Торжество Святополка длилось недолго. Ярослав с новгородцами разбил его и занял Киев. Святополк бежал к печенегам и вместе с ними снова пошел на Ярослава. На р. Альте Ярослав нанес ему решительное поражение.

Святополк бежал неизвестно куда. После этих крупных событий Ярослав стал владеть Киевом. Теперь Ярослав стал опасен для тех, кто стремился к отпадению от Киева, и в том числе для недавних своих единомышленников.

    Против Ярослава выступил полоцкий князь Брячислав, племянник Ярослава. В 1021 г. он напал на Новгород и с добычей возвращался к себе.

Ярослав догнал его, отобрал добычу, но скоро помирился с Брячиславом и даже отдал ему У свят и Витебск.

Хотя с полоцким князем и установились с этого времени мирные отношения, но Полоцкое княжество стало жить автономной жизнью, ведя длительную борьбу с Киевом.

    Против Ярослава поднялся еще один его брат — Тмуторокан-екий князь Мстислав, который оказался противником очень грозным и серьезным.

Летописец посвящает ему несколько ярких строк для того, чтобы показать его героем,, похожим на деда его — Святослава. Он такой же воинственный, мужественный и сильный человек. Победителем в борьбе между киевским и тмутороканским.

князем оказался последний. Это произошло в 1023 г. (битва при Лиетвице около Чернигова).

    В этом столкновении нам важно подчеркнуть следующее: Мстислав одолел Ярослава и моя бы завладеть Киевом, и всем киевским.

государством, но этого не случилось, во-первых, потому, что Мстислава «не прияша кияне», а, во-вторых, потому, что Мстислав был равнодушен к Киеву и не хотел бороться с «киянами», несмотря на явное превосходство своих сил.

Мстислав ограничился лишь, расширением своих владений до Днепра и стал независимым от Киева владетелем.

    Отсюда мы имеем право сделать выводы. 1. Горожане (кияне) начинают говорить более громко, политическое значение горожан растет; с этой силой уже приходится считаться и князьям. 2. Мстислав, отрываясь от Киева, ведет себя как представитель нового политического порядка (феодальная раздробленность), 3. Начался распад Киевского государства.

    Ярослав в благодарность за помощь действительно выполнил свои обещания новгородцам. Тут дело, конечно, не в его личной честности. Он держался, как мы указывали, мнения, что Новгороду нужно предоставить самостоятельность для выполнения стоявших перед ним задач.

    Нам известно, что Ярослав дал новгородцам особые грамоты, которые, к сожалению, до нас.не дошли. Ими новгородцы дорожили в течение всей своей самостоятельной истории. При заключении договоров с князьями новгородцы-республиканцы требовали присяги от князей «на всех грамотах Ярославлих». Новгородцы считали их основой своей конституции.

    После смерти Мстислава Тмутороканского (1036 г.) Ярославу удалось завладеть его землей, и Киевское государство сделалось опять необъятным по размерам и «единым».

    Благодаря хорошим личным отношениям с Новгородом, Ярослав-постоянно поддерживал с ним тесную связь, посадив туда князем сына своего Владимира, и сам часто ездил в Новгород. Ярослав построил храм Софии в Киеве, Владимир Ярвславич—в Новгороде. В новом Софийском храме в Новгороде была погребена жена Ярослава и сын его Владимир с женой.

    Связь между Киевом и Новгородом не была окончательно порвана.

Ярослав принимал энергичные меры к поддержанию столькими усилиями достигнутого «единства» государства. Пятого своего брата Судислава, может быть, ничего и не замышлявшего против него, Ярослав стал подозревать во враждебных намерениях и по какому-то доносу в 1036 г.. посадил в тюрьму, где Судислав просидел больше 20 лет.

    Разделавшись с врагами, Ярослав стал «самовластцем». Дорого обошлось ему это «самовластие», а для его сыновей оно стало и совсем недоступным.

Источник: http://xn--b1adccaencl0bewna2a.xn--p1ai/index.php/history/52-articles/8316-2012-05-14-08-54-28

Ссылка на основную публикацию