Александр колчак: жизнь верховного правителя российского государства — история России

Герои эпохи «демократов». Александр Колчак

Александр Колчак: жизнь Верховного правителя Российского государства - история России

26 мая 2011 03:42
Михаил Кечинов

Какие времена, такие и герои. Фраза уже порядком заезжена, но актуальности не потеряла. Со сменой общественно-политического строя в России нашему обществу навязываются новые идеалы. Борясь с советским сознанием в умах граждан, власть пытается всяческим образом очернить ценности социалистического общества.

Один из инструментов – попытка выставить в качестве новых героев и образцов для подражания те исторические фигуры, которые вовсе не пользовались популярностью в обществе и были убеждёнными врагами советской власти.

Этим личностям, а также их «заслугам» перед отечеством и будет посвящён этот цикл статей. Начнём мы с фигуры адмирала  Александра Колчака – любимца нынешней власти. Настоящий патриот и герой своего отечества – таким выставили его в кинофильме «Адмиралъ». Так всё же, Адмирал Колчак герой или враг России? Попытаемся разобраться.

Чтобы ответить на поставленный выше вопрос, необ­ходимо поближе познакомиться с конкретными фактами из жиз­ни и деятельности этого «героя» «белого движения», «Верховного правителя России».

Колчак Александр Васильевич (1873-1920), один из глав­ных организаторов контрреволюционного движения в Граждан­ской войне в Сибири, на Урале и Дальнем Востоке. В 1916-1917 гг. командовал Черноморским флотом, адмирал.

В 1918-1920 гг. А. В. Колчак — «Верховный правитель россий­ского государства», которого активно поддерживала Антанта.Колчаковский режим был ликвидирован Красной Армией при поддержке партизан в 1920-м году. Постановлением Иркутского ВРК Колчак был расстрелян (Советский энциклопедический словарь, 1975).

Такие личности у буржуазной власти в почёте.

Руководство Иркутской области решило внести свою лепту в про­цесс «очеловечивания» одного из главных палачей России времён Гражданской войны, и в ноябре 2004 года мя­тежному адмиралу был установлен памятник.

А в настоящее время в одной из камер СИЗО г. Иркутска создаётся музей для увековечивания его памяти. Местные начальники даже организовали туристический маршрут по колчаковским местам.

По существу, решение иркутской власти является в высшей степени безнравственным. Почему? Прежде всего потому, что Колчак до настоящего времени официально не реабилитирован.

В феврале 1998 года военная прокуратора Забайкальского Во­енного Округа отказалась признать адмирала Колчака жертвой по­литических репрессий.

Основанием для отказа послужили имею­щиеся доказательства того, что с ведома Колчака подконтрольная ему военная контрразведка совершала массовые расстрелы граж­данского населения, красноармейцев и сочувствующих им.

Правительство Колчака поощряло денежными наградами военных за количество «голов», уничтоженных ими. Контрразведка расстреливала лю­дей даже за наличие у них мозолистых рук. Раз ты рабочий — зна­чит за красных, значит подлежишь расстрелу. Таким образом, Колчак как совершивший преступления против мира и человечества не подлежит реабилитации.

Нынешние защитники Колчака превозносят его как выдаю­щегося полярника и флотоводца. Принимал участие будущий адмирал и в Русско-японской войне. (Особых лавров, правда, он там не снискал, но в плену у японцев побывал). В 1916 году Колчак назнача­ется командующим Черноморским флотом в чине вице-адмирала.

Никто и не отнимает у него этих заслуг. Что было, то было. Но дело в том, что все свои прежние заслуги Колчак перечеркнул сам, став в 1918 году мари­онеткой Антанты.

Получив из рук западных толстосумов долж­ность «верховного правителя России», белый адмирал железной рукой стал наводить на вверенной ему территории порядок, да такой, что Сибирь умылась кровью.

Тысячи повешенных, рас­стрелянных, замученных в тюрьмах красноармейцев, запоротых деревенских баб, загубленных детей и сожженных деревень — вот визитная карточка омского палача якобы «всего себя отдавшего России».

За короткое время правления Колчака в Сибири в ходе карательных операций белогвардей­ских войск и их союзников было повешено, расстреляно и заживо сожжено свыше 40 тыс. человек мирного населения и брошено в тюрьмы около 100 тысяч.

В те времена именно зверства колчаковских опричников способствовали тому, что вполне зажиточные сибирские крестьяне встали на сторону Советской власти, оказав Колчаку яростное сопротивление, хотя сначала большевики в Сибири успехом не пользовались.

В книге А. Алдан-Семенова «Красные и белые» приводит­ся диалог министра внутренних дел с «верховным правителем». В. Н. Пепеляев докладывает Колчаку о результатах следствия по крестьянским волнениям в Каннском уезде:

«- Ваше превосходительство, на Ангаре каратели вешают людей совершенно без смысла, особенно безумствует атаман Красильников.

— Что же он такое делает?

— Вы объявили амнистию партизанам. Сто тридцать мужи­ков явились из тайги домой. Красильников тут же повесил их всех как большевиков.

— Этого не может быть.

— Простите, Ваше превосходительство, но…

— Что ещё вытворяет Красильников?

— Он расстреливает священников, сельских старост, жандар­мов, честно служивших нам. «Этот поп ещё не изменил, но может изменить, посему попа — лучше повесить». Но и другие атаманы не лучше. Анненков, Калмыков, Семенов, барон Унгерн. Я могу показать вам документы о чудовищных пытках…

-Не надо…».

Колчакпредпочёл не замечать зверств своих опричников, никто из которых не был наказан. Даже выговора никто из них не получил. Естественно, что колчаковские атаманы, пользуясь попустительством своего главаря, творили такие безобразия в отношении мирного населения, от которых у обычного человека волосы вставали дыбом.

***

В 1919 году власть главаря опереточного «Сибирского правительства», названного «верховным правите­лем России», опиралась исключительно на войска западных со­юзников в лице пёстрой англо-французско-американско-японской коалиции. От них получал Колчак«гуманитарную» помощь, за которую щедро расплачивался российским золотом, украденным им у рабоче-крестьянского государства.

О том, что Колчак является марионеткой денежных мешков Запада, в народе было известно с самого начала. Неслучайно же о нем тогда говорили: «Мундир английский, погон французский, табак японский — правитель омский».

Жизнь Колчака круто изменилась в феврале 1917 года. Имен­но в этот период времени в полной мере проявилась его настоя­щая сущность и нищета духа. Впрочем, судите сами.

Убеждённый вроде бы монархист, принимавший присягу царю, этого царя и предал, как только увидел, что трон под ним закачался. Вместе с другими генералами и адмиралами подписал письмо с требованием отставки царя, а узнав о революции, вы­бросил золотой кортик в море, но тут же принял присягу Времен­ному правительству.

Но Временное правительство то ли не смогло, то ли не захо­тело предложить амбициозному адмиралу приличной должности. По требованию возмущённых матросов его пришлось отстранить от командования Черноморским флотом. Тогда Временное правительство по прось­бе США 28 июня 1917 года командировало его в Соединённые Штаты как специалиста по минному делу.

Прибыв в США, Колчак начал вести тайные переговоры с представителями правительств США и Англии о переходе его на службу в их вооружённые силы или на флот.

Финансовые акулы Англии решили, что он будет чрезвычайно полезен для них в России в качестве руководителя вооружённой борьбы против Советской власти. По официальному предложению английско­го правительства Колчак прибыл на Дальний Восток и весною-летом 1918 года стал продвигаться англичанами на пост руко­водителя антисоветского фронта.

Англичане, купившие и завер­бовавшие Колчака, полагали, что он будет наиболее «солидным претендентом на власть» и вполне имеет реальные шансы стать «верховным правителем России», с которым можно будет иметь дело в случае успеха всей антисоветской кампании.

В октябре 1918 года Колчак был направлен англичанами в Омск военным министром директории (демократического пра­вительства Сибири и Урала).  Расправившись с местной властью, Колчак объявил себя «Верховным правителем России» при поддержке Антанты.

ТВ и СМИ называли преступлением разгон большевиками в январе 1918 года Учредительного Собрания, от­казавшегося признать декреты Советской власти. Но ведь тогда большинство депутатов не подчинилось большевистскому правительству.

Депутаты-антисоветчики организовали Комитет участников Учредитель­ного Собрания (Комуч), захватили власть при поддержке Чехо­словацкого корпуса в Поволжье и на Урале, объявили о создании независимой республики и начали войну с Советской властью. Организаторов Комуча, т. е. депутатов Учредительного Собрания, по приказу Колчака расстреляли без суда и следствия.

Если Лени­на, отдавшего приказ о роспуске Учредительного Собрания, на­зывают узурпатором и преступником, то как прикажете называть А.Колчака, отдавшего приказ о расстреле этих депутатов?

Антанта дала Колчаку 1200 орудий, миллион винтовок, тысячи пулемётов, боеприпасы, самолёты, броневики, обмундирование на сотни тысяч человек. Колчак рассчитался третьей частью золотого запаса России, где остальное золото и ценности до сих порни кто точно не знает.

Колчак щедро отблагодарил интервентов. Американцам он отдал в концессию бассейн реки Лены, японцам — месторождения полезных ископаемых Забайкалья, англичанам — Северный морской путь и руды Алтая (и это не считая золотого запаса). Англичане грабили Россию со всех сторон. В Архангельске со складов забрали пушнину и даже вывезли собак — сибирских лаек.

Уж сколько был пролито слез нынешними либералами-западниками по поводу продажи в 20-е и 30-е годы XX века для голодающих Поволжья и нужд индустриализации СССР шедевров из Эрмитажа и других русских музеев! Но никто из них ни разу не вспомнил о золотом запасе России, пущенным Колчаком на борьбу с большевизмом. Более того, это считается «заслугой» Колчака, его вкладом в дело освобождения России от ига большевизма.

Бок о бок с Колчаком свирепствовали в Сибири его друзья белочехи. В эшелонах вывозили огромное количество золотых серебряных вещей, драгоценности, картины, ковры, меха и даже чистокровных рысаков… [«Танкоград». №24. 2008].

Читайте также:  Донбасская наступательная операция 1943 года (13 августа - 22 сентября) - история России

Власть Колчака продержалась два года и оставила о себе страшную память в Сибири, на Урале и в Поволжье, Покамье, Вятке и в других местах.

И когда сегодня зомбированные телевидением обыватели начинают восхищаться Колчаком как талантливым исследователем-полярником, опытным флотоводцем, храбрым и высокообразованным человеком с умным и выразительным взглядом, они забывают о том, что творил тот же Колчак, став «верховным правителем России».

А. Колчак среди вождей белого движения вы­деляется тем, что он потерпел поражение не столько от Красной Армии, сколько от всеобщего возмущения населения Сибири! Это как же надо было Колчаку постараться, чтобы всего за два года его так возненавидели сибиряки!

А ненавидеть было за что. В книге В. Зазубрина «Два мира», опубликованной в 1921 году, представлены все ужасы колчаков­щины человеком, испытавшем их на собственной шкуре. На сло­вах Колчак обещал людям райскую жизнь: «Главной своей целью ставлю … установление законности и правопорядка, дабы народ мог … сам себе избрать образ правления и реализовать идеи сво­боды…».

А вот что он творил не на словах, а на деле.

«…Село Медвежье. На молебен на площадь собрали всех крестьян. На толпу нацелены пулемёты. Звонят колокола. Свя­щенник читает молитвы и многолетие Колчаку…

Затем этот же священник подаёт офицеру длинный список крестьян — «большевиков». У церковной ограды корчатся в му­ках 49 расстрелянных. Все остальные мужчины и женщины этого села поголовно выпороты шомполами и нагайками, все девки из­насилованы.

…Дикие оргии офицеров, куда волокут крестьянок; висели­цы, где вместе со взрослыми повешены и дети. Бесчинствуют и беснуются чехи, поляки, французы, румыны, японцы. Пир побе­дителей в самом разгаре.

Господа офицеры загоняют русское быдло, русский рабо­чий скот — обратно в хлев».

***

Огненным смерчем катилась армия Колчака по Сибири и Уралу в 1918 году. Огромная опасность нависла над молодой Со­ветской республикой.

Все ее силы были собраны в кулак и бро­шены на борьбу с Колчаком, хотя в то же самое время с юга к Мо­скве рвался Деникин, а с севера — Юденич. Если бы им удалось объединить свои силы и ударить по Москве совместно — Совет­ская власти пришлось бы очень туго.

Но этого не произошло по многим причинам, в том числе и потому, что каждый из вождей белого движения стремился присвоить себе всю славу победителя.

Большевистское правительство воспользовалось амбициоз­ностью белых вождей и перешло в наступление. Оно началось на Восточном фронте весной 1919 года ударом Южной группы войск М. В. Фрунзе. А перед этим по Южному Уралу, по тылам белых, был совершён знаменитый рейд партизанских отрядов под командова­нием братьев Кашириных, которые входили в группу войск члена Реввоенсовета В. К. Блюхера.

Летом 1919 года Южная группа войск под командованием М. В. Фрунзе с боями начала неудержимое продвижение на вос­ток и в июне подошла к Уфе. Особо отличилась в этих боях леген­дарная 25-я дивизия В. И. Чапаева.

После взятия Уфы и Перми открывалась дорога на Златоуст и Челябинск. Именно здесь тогда решалась судьба революции. В. И. Ленин направил на Восточный фронт телеграмму: «Если мы до зимы не завоюем Урал, то, я считаю, гибель революции неизбежна».

Армия Колчака покатилась на восток, практически не оказывая уже серьезного сопротивления Красной Армии. Деморализованные, панически бегущие вооружённые толпы белых неудержимо катились к Омску. С тыла и с фронтов их трепали сибирские партизаны.

14 ноября 1919 года красные взяли Омск, захватив 30 тысяч пленных и множество трофеев. Но подвалы банка, где хранился золотой запас России, были пусты. Его остатки — 21442 пуда зо­лота Колчак увёз с собой.

Будем надеяться, что эта историческая фигура не будет реабилитирована, а правда о преступлениях и предательстве Колчака не утонет во лжи буржуазной пропаганды. В противном случае, это можно будет расценивать как настоящий плевок в душу граждан России и их историю.

Другие материалы по теме:

Читайте также

18 марта празднуется годовщина знаменитой Парижской коммуны – первой  пролетарской революции и первого правительства рабочего класса, просуществовавшего в Париже 72 дня (18 марта — 28 мая 1871 года). Парижская коммуна  явилась результатом борьбы французского и международного рабочего класса против капиталистической эксплуатации и политического господства буржуазии

Источник: http://comstol.info/1410

Книга Александр Васильевич Колчак. Жизнь и деятельность. Страница 1

«Вышла вместо Учредительного собрания колчаковская диктатура, — самая бешеная, хуже всякой царской».

«Не распространяйте никаких вестей о Колчаке… поступили и так и так [расстреляли] под влиянием угрозы…»

(Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 127, из зашифрован-ной телеграммы. Архив).

«Молча склоняю голову и перед его могилою.

Настанет день, когда дети наши, мысленно созерцая позор и ужас наших дней, многое простят России за то, что всё же не один Каин владычествовал во мраке этих дней, что и Авель был среди сынов ее.

Настанет время, когда золотыми письменами на вечную славу и память будет начертано Его имя в летописи Русской земли»

(Бунин И. А. Памяти адмирала А. Б. Колчака // Общее дело. Париж. 1921. 7 февр.).

Труд уральского историка И. Ф. Плотникова «Александр Васильевич Колчак: Жизнь и деятельность» является монографическим исследованием, но выполненным в научно-популяр-ном плане о выдающемся флотоводце, полярном путешественнике, ученом и политическом деятеле нашего Отечества. По сравнению с аналогичным изданием его книги в виде альманаха (1996 г.), данное является дополненным.

Гражданская война выдвинула А. В. Колчака на вершину антибольшевистского белого движения. Он стал Верховным правителем России и Верховным Главнокомандующим сухопутных и Морских Сил, признанным всеми другими вождями белого движения.

В силу исторического обстоятельства попытка сбросить большевистскую диктатуру оказа-лась обреченной. Трагически оборвалась жизнь великого российского патриота: он без суда, по тайному распоряжению большевистских вождей, как и полутора годами раньше царская семья, был расстрелян.

Автор выясняет и уточняет множество ранее неизвестных или запутанных, а то и фальсифи-цированных страниц жизни и судьбы Колчака, объективно, документированно освещает их. Читатель получает возможность узнать правду о личности Александра Васильевича Колчака, его подлинной исторической роли в контексте событий, происходивших в России.

Верховный правитель России Колчак…

На протяжении десятилетий это словосочетание воспринималось, с одной стороны, потерпевшими поражение в гражданской войне участниками «белого дела» с глубоким уважением, во всяком случае — пониманием; с другой стороны, большевиками, красными, да многими советскими людьми, воспитывавшимися на марксистско-ленинских принципах классовой нетерпимости, — с ненавистью или с резкой неприязнью. Поскольку белое движение, которое представлял и длительное время возглавлял Колчак, было разгромлено красными, а он сам погиб, как бы логически разделив трагическую судьбу движения, возникла почва и для иронии, для пресловутой частушки: «Мундир английский, погон французский, табак японский, правитель омский…».

Эта полярность оценок господствовала в научно-исторической, в художественной литературе, в искусстве.

Обывателю титул, звание, должность «Верховный правитель» мало о чем говорили и говорят. А между тем этот, скажем так — высокий должностной титул — интересен и сам по себе. Он пришел из глубин российской истории, был вполне понятным когда-то, как наивысший и почитаемый. Не случайно глубокий знаток языка, фольклора и истории России В. И.

Даль, трактуя слово «верховный», непременно связывал его с понятием о власти. «Верховный», — читаем мы в его «Толковом словаре живого великорусского языка», — высший, высочайший, первенствующий по сану, власти, званию, значению, по праву, «верховность… состояние или свойство верховной власти».

В пояснении значения «верховный» Даль отмечал: «Верховный правитель, Государь».

И на самом деле, в истории российского государства выдвигались лица, являвшиеся официально или неофициально верховными правителями его: царевна Софья Алексеевна, светлейший князь А. Д. Меншиков и др. В условиях разгула гражданской войны, повсеместного многовластия усиливалась, вновь привлекательной становилась идея Верховного правителя.

Когда 18 ноября 1918 г. Омское правительство, претендовавшее на роль всероссийского, провозгласило А. В. Колчака Верховным правителем, оно руководствовалось и политическими целями, и российскими традициями.

Верховенство власти Колчака в дальнейшем было признано всеми белыми правительствами России. Следовательно, Колчак олицетворял высшую государст-венную власть в стране уже за пределами ее монархического этапа развития. В этом смысле его положение было уникальным в истории России.

И уже поэтому, даже отвлекаясь от других, бо-лее ранних этапов биографии Колчака, мы можем констатировать, что речь идет о выдающейся личности, занимавшей исключительное место в истории России.

Не случайно ныне к личности Колчака приковываются взоры все большего числа историков, краеведов, публицистов, писателей — всех тех, кто интересуется историей нашей великой и многострадальной страны.

Однако и до настоящего времени возможности узнать какие-то подробности о Колчаке очень ограничены. Расширяются они пока медленно.

В публикациях о Колчаке последних лет в отечес-твенной литературе сделан заметный шаг к пересмотру советских оценок его деятельности и роли.

Одни авторы делают это робко, едва выходя за рамки прежней характеристики, другие — более существенно, третьи — проявляют склонность писать о Колчаке только в позитивных тонах.

Несколько расширившийся за последнее время доступ к документам, к так называемым «спецфондам» библиотек, к эмигрантской и зарубежной литературе позволяет исследователям, публицистам, писателям обстоятельнее, а главное — разностороннее познакомиться с жизнен-ным путем Колчака.

Научно-объективному освещению его роли, разумеется, в огромной степени способствуют переоценка ценностей эпохи гражданской войны, публикация ранее совершенно неизвестных документов о деятельности В. И. Ленина, Я. М. Свердлова, Л. Д. Троцкого, Ф. Э.

Читайте также:  Начало борьбы новгорода с немецкими рыцарями - история России

Дзержинского и других руководителей партии большевиков, Советского правительства, Красной Армии, об их решениях и действиях, высвечивающих их кровавые, целенаправленно совершав-шиеся преступления перед народом.

И, конечно же, впервые за семидесятипятилетнюю советскую историю, в условиях гласности, появилась возможность говорить читателю правду.

Автор этих строк, как историк, занимаясь проблематикой гражданской войны, подпольной работы коммунистов, других политических сил, партизанским движением на Урале и в Сибири, в оценках деятельности А. В. Колчака отдал дань тогдашним непременным установкам, официальной — ленинской концепции. Об этом приходится сожалеть.

Александр Васильевич Колчак — яркая личность и чисто русское явление. Он — выдающийся сын России и, надо надеяться, что таким, наконец, предстанет в глазах своих соотечественников-потомков.

1

Источник: https://www.booklot.ru/genre/dokumentalnaya-literatura/biografii-i-memuaryi/book/aleksandr-vasilevich-kolchak-jizn-i-deyatelnost/read/1/

Верховный правитель России — Колчак (стр. 2 из 7)

В столкновениях между германофилами и сторонниками ориентации на Англию и Францию позиция Колчака была однозначной: все политологические расчеты показывали, что война с Германией неизбежна и начнется она прибли ительно к 1915 г. Подобная точка зрения не казалась еще в 1907—1908 гг. безусловной, и, из-за расхождений по этому вопросу с морским министром Воеводским, Колчак покинул штаб и вернулся к полярным изысканиям.

В 1908 г. он организовал постройку двух судов ледокольного типа и “Таймыр” и, снарядив экспедицию по изучению Северного морского пути, отправился на Дальний Восток.

По благополучном завершении исследований в 1910 г.

Колчак еще два года работал в штабе, а потом, тяготясь столь длительным пребыванием на берегу, получил по собственному ходатайству назначение на Балтийский флот, где командовал последовательно миноносцами и “Пограничник”.

В начале первой мировой мы застаем Колчака на крейсере в штабе адмирала “И вообще начало войны было одним из самых счастливых и лучших дней моей службы” — весьма характерное признание боевого офицера.

Благодаря инициативным действиям Колчака по подготовке обороны Финского залива минные заграждения были установлены до официального объявления войны и приказа из Петрограда. Весной 1915 г. он провел самостоятельную операцию — минирование входа в бухту. Осенью 1915 г.

его назначают, в звании капитана первого ранга, командиром минной дивизии. За десант под Ригой он награждается Георгиевским крестом, а в июле 1916 г. в вице-адмиралы с переводом на должность командующего Черноморским флотом, где, согласно личным инструкциям императора, готовит к весне 1917 г. удар на Константинополь.

К февралю 1917 г. адмиралу на Черноморском театре военных действий полностью удалось обезопасить снабжение кавказской армии от нападения подводных лодок и крейсеров противника.

Пожалуй, лучше всего облик А. В. Колчака как человека и офицера характеризует его поведение во время пожара в носовых погребах корабля Императрица ария”, о чем пишет в романе “Октябрь шестнадцатого” А. И.

После сильного взрыва там загорелась нефть. Адмирал моментально примчался на корабль (хоть это и не входило в его прямые обязанности) и, поминутно рискуя жизнью, сам руководил остальных погребов — “и удалось, больше взрывов не было.

Броненосец перевернулся и потонул, но не. пострадал ни рейд, ни

Выдуманная либеральными журналистами и поддержанная позднейшими поверхностными или тенденциозными исследователями версия об исключительных военных неудачах России в кампаниях 1914—1916 гг. не выдерживает серьезной критики.

Беспрецедентная кампания по дискредитации не слишком умелого правительства, развязанная в годы войны общественностью” (роковое для России слово) и с радостью поддержанная всеми антигосударственными силами, привела к крушению монархии и отречению Николая II.

Подозревая всех и вся в измене, прогерманском шпионаже и т. п руководители Прогрессивного блока и близкие к блоку деятели расшатали огромную страну, разрушили армию, деморализовали тыл В феврале 1917 г. оборвалось равнинное течение российской жизни.

Мы застаем в это время Александра Васильевича Колчака командующим Черноморским флотом, 43 лет, женатым на Софье Федоровне (венчались они в Иркутске накануне японской кампании, в 1904 г.), отцом шестилетнего сына.

Казалось бы, счастью и благополучию этой семьи могла угрожать разве что немецкая мина. Судьбе, однако, угодно было распорядиться иначе.

Февральская революция поставила А. В. Колчака, как и других русских военных, перед необходимостью политического выбора. Вообще жизни всегда приводит к ее к существеннейшим смещениям в распределении ролей, когда не только кухарка призывается к управлению государством, но и на всех уровнях пирожник обречен тачать сапоги, а сапожник вынужден печь пироги.

Политический опыт, накопленный Колчаком к 1917 г., был весьма незначителен. Лишь житейские и военные обстоятельства сталкивали его с проблемами социального характера, с борьбой различных партий и группировок.

В старших классах корпуса он, проходя практику на заводе, сблизился с рабочими, был в курсе их интересов, но рассматривал оные только в применении к своей грядущей специальности.

Поражение в русско-японской войне навело адмирала на мысль о недостатках в руководстве армией и флотом, однако он, как мы же отмечали, оставался при убеждении, что “вооруженная сила может быть создана при каком угодно строе, если методы работы и ношение служащих к своему делу будут порядочные обытия 1905—1907 гг.

воспринимались им как реакция народа на проигрыш в войне, как прорыв оскорбленного национального чувства, которому ротивопоставить можно только кропотливую созидательную работу.

У Колчака не было сомнений ни в правах династии, ни в жизнеспособности самого монархического принципа; и здесь он рассуждал не только как офицер, принявший присягу, но и как специалист, понимавший неплодотворность всякого постороннего вмешательства в чужую работу. Однако он приветствовал появление Думы и других форм общественного контроля, которые могли, по его убеждению, служить интересам дела, а соответственно, и интересам России.

Характерно “расследование” политических взглядов Колчака на его допросе в 1920 г.

Следователи Никак не могли взять в толк, что у адмирала вовсе не было принципиальных воззрений на социальную и политическую жизнь, не было вовсе не от нежелания размышлять, а из-за совершенно иного взгляда на вещи при котором во главу угла встают судьбы конкретных людей и конкретного государства, а абстрактные принципы и расплывчатые интересы “народа” или “человечества”. “Я не м сказать, что монархия это единственная форма, которую я признаю свидетельствует А. В. Колчак в 1920 г. И, возвращаясь к 1916 г., говорит: Я считал себя монархистом и не мог считать потому что такового не существовало в природе». Между тем вопрос о монархии отнюдь не был “мертвым” в 1920 г. н для следователей, ни для бывшего Верховного правителя России. Страна проделала к этому времени довольно сложный путь через республику к различным формам диктатуры, обстановка была отнюдь на простая. Попову и его коллегам очень важно было упрекнуть своего подследственного в наличии шкурных интересов. Следователи настойчиво намекают на контакты Колчака с особами царствующей пытаются уличить его в связях с Распутиным; адмирал же

видел императора всего несколько раз и приближенным ко р не был.

Альтернативу весны 1917 г. для русского генералитета можно сформулировать достаточно просто: либо оставить армию на произвол судьбы, на откуп безответственным демагогам, либо принять присягу новому правительству.

Отметим, что именно те представители командования, которые с наибольшим энтузиазмом поддерживали “общественность”, прямо или косвенно способствовали развалу армии вольномыслием, слухов и различными «демократическими прожектами” во время войны, больше всего пострадали от распропагандированной толпы (убийство адмирала и иные события на Балтийском флоте Колчак без колебаний присягнул но ому режиму, тем более, что юридическая его основа была безупречной (отречение Николая и Михаила). “Я, в конце концов, служ л не той или иной форме правительства, а Родине своей, которую ставлю выше всего… Я приветствовал революцию, как возможность рассчитывать на то, что она внесет энтузиазм — как это и было у меня в Черноморском флоте вначале — в народные массы, и даст возможность закончить победоносно эту войну, которую я считал самым главным и самым важным делом, стоящим выше всего, и образа правления, и политических соображений”, — объясняет свою позицию Колчак

Вряд ли можно упрекать сегодня, с высоты нашего горького исторического опыта, адмирала за то, что он не сумел в те роковые дни понять, что ьс революция может вовлечь страну в смертельный круговорот эгоистических социальных страстей, в вакханалию партийных программ и депутатских речей, угрожа щую не только боеспособности армии, но и самому существованию государства. Однако очень скоро ему пришлось убедиться в прямой зависимости характера войны и места в ней России от политических амбиций новых руководителей страны и их дерзких оппонентов.

Брожение в армии, нагнетание напряженности между солдатами и офицерами, приказы Петроградского и иных Советов, не имевших, разумеется, никаких юридических оснований для вмешательства в дела вооруженных сил, все это не обошло стороной и Черноморский флот. В первые недели после революции у А. В. Колчака были наилучшие отношения с Советами, с рабочими Севастопольского порта, погрузившимися с головой в эйфорию. Но вскоре начались самовольные отъезды нижних чинов в отпуск, их конфликты с офицерами. Повсеместно провоцировалась и поощрялась антинемецкая истерия. Матросы требовали удаления всех офицеров с немецкими фа илиями. И хотя на первых порах адмиралу Колчаку удалось убедить Советы в абсурдности и безосновательности подобных требований, сама постановка вопроса была весьма симптоматичной.

Читайте также:  Приказы в xvii веке в России - история России

Источник: http://MirZnanii.com/a/116728-2/verkhovnyy-pravitel-rossii-kolchak-2

Колчак Александр Васильевич

Колчак Александр Васильевич (4 (16) ноября 1874 г., Санкт-Петербургская губерния — 7 февраля 1920 г., Иркутск) — российский политический деятель, вице-адмирал Российского Императорского флота (1916 г.) и адмирал Сибирской Флотилии (1918 г.).

Полярный исследователь и учёный-океанограф, участник экспедиций 1900—1903 годов (награждён Императорским Русским географическим обществом Большой Константиновской медалью). Участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн. Вождь и руководитель Белого движения на Востоке России. Верховный Правитель России (1918—1920 гг.

), был признан на этом посту руководством всех белых регионов, «де юре» — Королевством сербов, хорватов и словенцев, «де факто» — государствами Антанты. Первым широко известным представителем рода Колчаков был османский военачальник Илиас Колчак-паша, командующий молдавским фронтом турецкой армии, а впоследствии комендант Хотинской крепости, взятый в плен фельдмаршалом Х. А.

Минихом. После окончания войны Колчак-паша поселился в Польше, а в 1794 году его потомки переселились в Россию и приняли православие. Прадед адмирала Лукьян Колчак был сотником Бугского казачьего войска. Он получил земельный надел в Ананьевском уезде Херсонской губернии, недалеко от Балты, Жеребкова и Кантакузинки. У сотника Лукьяна Колчака было два сына – Иван и Федор.

Первый из них унаследовал часть имения, но, продав ее, купил дом в Одессе и поступил на гражданскую службу. У Ивана Лукьяновича было много дочерей и три сына, из которых старший и стал отцом адмирала.

Александр Васильевич родился в семье Василия Ивановича Колчака (1837—1913 гг.) — штабс-капитана морской артиллерии, впоследствии генерал-майора по Адмиралтейству.

Василий Иванович Колчак
(1837-1913 гг.) – Отец Колчака А.В.

Комплектование офицерского состава армии Николая I проводилось тремя путями: во-первых, выпускниками военно-учебных заведений, во-вторых, производством добровольно поступивших на службу и, наконец, набором из нижних чинов. Офицеры первой категории составляли лишь третью часть от необходимого для армии числа офицеров.

Главный же контингент офицеров армейской пехоты и кавалерии пополнялся из числа дворян и вольноопределяющихся. Несложный экзамен для поступления юнкером в армию и дальнейшее производство в офицеры лишь за небольшую выслугу лет являлись делом весьма обычным. Видимо, такой экзамен пришлось выдержать и В.И.

Колчаку, который, согласно послужному списку, вступил в службу 30 сентября 1854 года кондуктором 3-го класса корпуса Морской артиллерии с прикомандированием 44-му флотскому экипажу. Сопровождая пороховой транспорт в 1000 пудов из Николаева в Севастополь, молодой Василий вступил в один из апрельских дней на севастопольскую землю.

Там получил назначение на Малахов курган, где после суточного знакомства со снаряжением разрывных снарядов и пригонкой к ним дистанционных трубок стал исполнять обязанности помощника батарейного командира гласисной батареи. Свой первый офицерский чин В. И.

Колчак выслужил тяжёлым ранением при обороне Севастополя во время Крымской войны 1853—1856 годов: он оказался одним из семерых выживших защитников Каменной башни на Малаховом Кургане, которых французы после штурма нашли среди трупов.

После войны он закончил Горный институт в Петербурге и вплоть до отставки служил приёмщиком Морского министерства на Обуховском заводе, имея репутацию человека прямого и крайне щепетильного. Мать – Ольга Ильинична Колчак, урождённая Посохова, происходила из одесской купеческой семьи. Сам Александр Васильевич родился 4 ноября 1874 г. в селе Александровское под Петербургом. Документ о рождении, «Метрическое свидетельство за № 16605», свидетельствует:

«По Указу Его Императорского Величества, от Санкт-Петербургской Духовной Консистории дано сие свидетельство о том, что в метрической 1874 года книге Троицкой церкви села Александровского, Санкт-Петербургского уезда, под № 50 показано: Морской Артиллерии у штабс-капитана Василия Ивановича Колчак и законной жены его Ольги Ильиной, обоих православных и первобрачных, сын Александр, родился четвертого ноября, а крещен пятнадцатого декабря тысяча восемьсот семьдесят четвертого года.

Восприемниками были: штабс-капитан Морской Александр Иванов Колчак и вдова коллежского секретаря Дарья Филиппова Иванова. Причитающийся гербовый сбор уплачен ноября 1 дня 1882 года». Начальное образование будущий адмирал получил дома, а затем обучался в 6-й Петербургской классической гимназии.

Александр Васильевич Колчак получил хорошее религиозное образование и воспитание. Большую роль в этом сыграла его мать – Ольга Ильинична (урожденная Посохова). Казачка по происхождению, она была очень набожной и соблюдала все религиозные обряды и посты.

В доме ее отца усердно молились и постились, а по праздникам сытно трапезничали, и этот уклад жизни Ольга Ильинична сохранила и в своей семье, выйдя замуж в 1871 году за В.И. Колчака. Маленький Саша во всем старался подражать ей и очень ее любил. «На всю жизнь, – пишет Ростислав, сын адмирала А.В.

Колчака, – отец сохранил память о долгих вечернях, на которые он ходил мальчиком со своей матерью в церковь, где-то недалеко от мрачного Обуховского завода, вблизи которого они жили по службе отца». В 1894 г.

Александр Васильевич Колчак закончил Морской кадетский корпус вторым по старшинству и успеваемости с премией адмирала Рикорда , а 6 августа 1894 года был назначен на крейсер 1-го ранга «Рюрик» в качестве помощника вахтенного начальника и 15 ноября 1894 года был произведен в чин мичмана. На этом крейсере он отбыл на Дальний Восток.

В конце 1896 года Колчак был назначен на крейсер 2-го ранга «Крейсер» на должность вахтенного начальника. На этом корабле он на протяжении нескольких лет ходил в походы по Тихому океану, в 1899 году вернулся в Кронштадт. 6 декабря 1898 года он был произведен в лейтенанты. В походах Колчак не только выполнял свои служебные обязанности, но и активно занимался самообразованием.

Также он увлёкся океанографией и гидрологией. В 1899 году он опубликовал статью «Наблюдения над поверхностными температурами и удельными весами морской воды, произведённые на крейсерах «Рюрик» и «Крейсер» с мая 1897 года по март 1898 года».

Толль (или Толь) Эдуард Васильевич(1858-1902), барон.Полярный путешественник.

В 1893-1896 гг. путешествовал по Якутии, составил её географическое описание. В 1899 г. плавал с адмиралом С.О. Макаровым на ледоколе «Ермак».

Организатор и руководитель арктической экспедиции на поиски «Земли Сальникова» (1900-1902); Колчак был его ближайшим помощником. Именем Толля назван залив в Карском море и другие географические объекты. Погиб пытаясь пробиться к северному полюсу.

Год спустя Колчак нашел место его гибели.

По прибытии в Кронштадт Колчак отправился к вице-адмиралу С. О. Макарову, готовившемуся к плаванью на ледоколе «Ермак» по Северному Ледовитому океану. Александр Васильевич обратился с просьбой принять его в состав экспедиции, однако получил отказ «по служебным обстоятельствам».

После этого, некоторое время входя в личный состав судна «Князь Пожарский», Колчак в сентябре 1899 года перешёл на эскадренный броненосец «Петропавловск» и на нём отправился на Дальний Восток. Однако во время стоянки в греческом порту Пирей он получил приглашение из Академии наук от барона Э. В.

Толля принять участие в экспедиции на шхуне «Заря». Проблема открытия Северного морского пути, который в случае войны России с другими государствами стал бы по существу «дорогой жизни», стояла перед нашим Отечеством довольно остро. Из Греции через Одессу в январе 1900 года Колчак прибыл в Петербург.

Начальник экспедиции предложил Александру Васильевичу руководить гидрологическими работами, а кроме того быть вторым магнитологом. Всю зиму и весну 1900 года Колчак готовился к экспедиции.

21 июля 1900 года экспедиция на шхуне «Заря» двинулась по Балтийскому, Северному и Норвежскому морям к берегам Таймырского полуострова, где предстояла первая зимовка. В октябре 1900 года Колчак участвовал в поездке Толля к фьорду Гафнера, а в апреле-мае 1901 года они вдвоем путешествовали по Таймыру.

На протяжении всей экспедиции Колчак вёл активную научную работу. В 1901 году Э. В. Толль увековечил имя А. В. Колчака, назвав его именем открытый экспедицией остров в Карском море и мыс.

Маленькое отступление…

Колчака остров (с 1937г. по 2005г. — остров Расторгуева) — необитаемый остров в Таймырском заливе Карского моря возле побережья Таймырского полуострова к северу от полуострова Летчиков и залива Зееберга. Отделен от материка проливом Расторгуева. Длина острова около 20 км, ширина до 6 км. Наивысшая точка — 50 м.

Открыт в 1901 году русской полярной экспедицией Академии наук под руководством Э. В. Толля. По решению Толля был назван в честь гидрографа экспедиции лейтенанта А. В. Колчака, впоследствии адмирала и вождя Белого движения. Координаты : 76°07′ с. ш. 97°01′ в. д.

Постановление Правительства Российской Федерации от 15 июля 2005 г. N 433 О переименовании географического объекта в Карском море

Источник: https://historical-persons.ru/kolchak-aleksandr-vasilevich

Ссылка на основную публикацию